Азбука веры Православная библиотека Андрей Александрович Титов Белогостицкий монастырь Ярославской епархии


Андрей Александрович Титов

Белогостицкий монастырь Ярославской епархии

(Посвящается памяти А. И. Кельсиева)

Местоположение монастыря. – Легендарные сказания. – Кий – Белый гость. – Монастырские летописи. – Архимандрит Иона Сысоевич. – Монастырские здания в XVII веке. – Ростовский князь Темкин. – Его духовная. – Ростовский князь Приимков. – Село Семибраты – место подвигов Семи Симеонов, родных братьев. – Благовещенская церковь. – Усыпальница князей Темкиных. – Церковь архистратига Михаила. – Чудотворная икона Казанской Божией Матери. – Крестный ход. – Икона Грузинской Божией Матери. – Упраздненная Акакиева пустынь. – Церковь Ефрема Сирина и муч. Неониллы. – Портик XVII века при входе в церковь Казанской Божией Матери. – Колокольня. – Монастырские драгоценности. – Имущество и доходы. – Настоятели монастыря.

В семи верстах от Ростова, в небольшом отдалении от Московско-Ярославского шоссе и железной дороги, у самого берега реки Вексы (с несомненно финским названием)1, находится Белогостицкий монастырь; он расположен среди соснового леса и близ ростовского озера Неро или Каово, в одной из самых живописных местностей Ростова, а находящиеся на противоположном берегу озера, близлежащие друг от друга селения, с белеющими каменными колокольнями и сияющими на куполах церквей позолоченными крестами, довершают прелесть картинного местоположения. У самого монастыря находится Белогостицкая (прежде называвшаяся Георгиевскою) слобода, состоящая ныне из 28 дворов и 78 душ, которая входит в состав Шулецкой волости Ростовского уезда.

По легендарным рукописям местность, где ныне находится монастырь, свое характеристическое название получила будто бы от того, что здесь в древние времена охотился князь Кий (едва ли не основатель Киева), проживавший во время охоты в белом шатре, вследствие чего и был прозван Белым Гостем. Затем князь Ярослав Владимирович соорудил здесь церковь во имя св. Георгия; потом в XII веке здесь жил князь Ярослав Юрьевич, а впоследствии ростовский князь Константин Всеволодович (1213) поставил здесь Благовещенскую церковь, соорудив ее из девятого камня, везомаго по реке Вексе в Ростов для постройки Успенского собора. Монастырские записи, как о происхождении названия монастыря, так и об его древней истории, говорят несколько иначе. Название «Белогостицкий», по словам этих летописей, монастырь получил от давно высохшей речки Белогостицы, которая, в свою очередь, получила название будто бы от «белых гостиниц», существовавших когда-то на ее берегу для приезжающих в Ростов Великий. Не отвергая времени основания монастыря в отдаленной древности, летописи говорят только, что монастырь назывался прежде Георгиевским или Юрьевским и упоминался уже в начале XV века2, что видно из описи монастыря, составленной в 1708 году по указу митрополита ростовского св. Димитрия. Из этого документа, между прочим, видно: «В монастырской кладовой хранится подголовок деревянный, обитый местами жестью, а в ней всякие монастырские крепости и в том числе список с грамоты в лето 6919 (1414)». Затем, эти же летописи свидетельствуют, что монастырь в половине XVI века владел уже селами и деревнями. Так из жалованной грамоты царя Грозного, данной ростовскому архиепископу Никандру в 1555 году, видно, что Белогостицкий монастырь, находясь с давних времен приписанным к ростовскому архиерейскому дому, имел собственные вотчины: село Благовещенское на горе, село гора Лесконтова, с. Юцкое с деревнями, пустошами и со всеми угодьями. В межевых книгах 1665 года монастырь этот называется «Георгиевским домовым монастырем, что́ на Белогостицах», а в выписке из межевых книг 1685 года написан в Сотемском стану и назван Белогостицким на вотчинной земле митрополита Ионы3.

Ростовский митрополит Иона Сысоевич много сделал для процветания этой обители, и ему обязан монастырь прекрасными каменными постройками, служащими, несмотря на разные бессистемные переделки, лучшим его украшением. Кроме того, что Белогостицкий монастырь составлял, как мы уже видели, вотчину ростовского митрополичьего дома, сам Иона был в нем некоторое время архимандритом, что видно из описанных книг 1659 года, в которых, между прочим, записано: «Да как был в Белогостицком монастыре архимандрит Иона, иже был митрополит, дала вкладу Анна Иванова дочь Чистых (она же Карпова) колокол в 30 пуд», а так как Иона хиротонисан в сан митрополита ростовского 15 августа 1652 года4 из архимандритов Богоявленского монастыря, которым управлял с февраля 1646 года, то можно заключить, что Белогостицким монастырем он заведовал с конца тридцатых годов XVII столетия.

В 1665 году, судя по уцелевшей описи, в монастыре находились следующие здания:

1) Соборная церковь каменная на подклетах во имя Пресвятой Богородицы, честного и славного ее Благовещения, построенная 1657 года, апреля в 8 день, и освященная того же года 7 июля; глава на церкви обита белым железом, крест железный, опаянный оловом, церковная крыша и паперть покрыты тесом, церковь была холодная. 2) Каменная же церковь во имя архистратига Божия Михаила, начата строением 13 июня 1657 года и окончена 28 июня 1658 года; она имела трапезу и печи для отопления; глава на церкви обита железом немецким, крест на главе железный, опаян оловом; крыша и трапеза крыты тесом «в зубцу»; под церковью находятся хлебная и братская столовая, и три палатки запасных. 3) Колокольня каменная, глухие переходы на нее вели из трапезы предыдущей церкви; на ней находились семь колоколов, из них один был строения и покупки архимандрита Ионы, что ныне Божию милостью митрополит. 4) Деревянная холодная церковь на святых воротах во имя Воскресения Христова; верх шатровый на стропилах, глава бита чешуею; крест опаян белым железом; под церковью святые ворота деревянные. 5) Деревянная же церковь на задних водяных воротах (к реке Вексе) во имя Николая Чудотворца; над церковью восемь бочек, крытых чешуею; шея и глава обиты чешуею же, а крест опаян белым железом. Обе деревянные церкви сооружены прежде каменных и, судя по тому, что в них не было ни напрестольных крестов, ни Евангелий, ни приличных сосудов, можно полагать, что служба в них не совершалась. Кроме сих, уже существовавших церквей, в это время (1665 г.) начата постройкою каменная церковь с трапезою во имя св. великомученика Георгия Победоносца. 6) Кроме церковных зданий в монастыре в то время находились: «три кельи деревянные для митрополичья приезду, келья столовая и отдатошная, келья двойна, а в

ней живет архимандрит Гавриил, келья каменная, а в ней живет казначей старец Капидон, да пять келий братских, келья больнишная, а в ней живут пятнадцать старцев. На монастыре же пять житниц, да около монастыря ограда деревянная, рублена клецки, в ограде две башни, да часовня, а в ней часы; за монастырем пять житниц, да двор конюшенной, да двор скотной». Все каменные здания построены тщанием и трудами преосвященного Ионы Сысоевича и вспоможением князя Михаила Михайловича Темкина-Ростовского.

Князья ростовские, Темкины, были с давних пор вкладчиками монастыря, а князь Михаил Михайлович Темкин5 был искренним другом митрополита Ионы и, как человек бездетный, много жертвовал на постройку и украшение храмов, воздвигавшихся с неутомимою деятельностью митрополитом. В своей духовной 1661 г., 28 мая, подлинник которой хранится в семейном архиве гр. С. Д. Шереметева6, кн. Темкин завещал тело его погребсти в Ростове, в Белогостицком монастыре: «Се азъ, раб Божий, боярин князь Михайло Михайлович Темкин-Ростовской, пишу сию духовную в целе уме своем и разуме. Приказываю: душу свою строить и тело свое погребсти боярину князю Якову Куденетовичу Черкасскому, да племяннику своему, столнику, князю Алексею Ивановичу Буйносову-Родовскому, да отцу моему духовному, архангельскому протопопу Кондрату. А как Бог по душу мою, князь Михайлову, сошлет, и боярину князю Якову Куденетовичу, да племяннику моему, князю Алексею Ивановичу, да отцу моему духовному, протопопу Кондрату, тело мое погребсти в Ростове, в Белогостицком монастыре; а по моей душе дать в монастырь в церковь Пречистыя Богородицы Благовещенья благословеной крест, чеканной, золочен, обнизан жемчугом, да что останется моления моего образов окладных, и те образы поставить в том же Белогостицком монастыре, да в Ростове в соборную церковь Пречистыя Богородицы Успения поставить по мне, князь Михайле, Божия милосердия икон моления моего: образ Пречистыя Богородицы Казанской, обложен серебром чеканным, венец с коруною золочен с каменем и с жемчугом, в киоте бархатном черном, да образ Спаса Нерукотворенного большая пядница, венец и цата и поля оклад чеканной,

серебрян, золочен, с каменем, в киотах. А на отпеванье и погребенье тела моего, князь Михайлова, звать митрополита и архиепископов и архимандритов. Да в тот же Белогостицкий монастырь дать по моей душе вкладу и на поминовение денег пятьсот рублев, да рукомойник серебряный с лоханью, белые; да в Симонов монастырь дать вкладу и на помяновение родителей моих и по моей душе денег триста рублев; да на Рязани в Духов монастырь сто рублев денег; да на Москве в большой собор Успения Пречистыя Богородицы и в собор Михайла Архангела дать в сорокоустие по пяти рублев; да в вечной поминок по мне, князь Михайле, и написать родителей моих в сенодики, дать по тем собором по десяти рублев, да на прочие соборы дать в сорокоустие на собор по три рубли, да на милостиню раздать нищим и в тюрьмы, и в богадельны во всю четыредесятницу на день по десяти рублев; да отцу моему духовному, протопопу Кондрату, дать на помин души моей денег пятьдесят рублев; да боярина князя Якова Куденетовича благословил я, князь Михайло, Божия милосердия образом, да два креста золоты с мощами и с яхонты и с изумруды, обнизаны жемчугом, да сабля с бирюзами; да племяннику моему, князю Алексею Ивановичу, благословением образ, да стопа серебряна, да стопка серебряна ж; да племяннику ж моему, Василью Дмитриеву, сыну Сабурову, дать денег пятьдесят рублев, да сабля оправная, да пара пистолей, да чуга бархатная черная. Да после живота моего, князь Михайлова, оставается денег на лицо: серебряных тысяча триста рублев, да медных денег двести пятьдесят рублев, да серебряных же денег шесть тысяч рублев, что взял я, князь Михайло, те деньги, шесть тысяч рублев, у боярина у князя Якова Куденетовича за вотчину свою Звенигородского уезду, за село Михайловское с деревнями и со крестьяны и с пустошьми и со всеми угодьи. Да что останется животов моих домашних, платья и низанья жемчугу и каменья и серег и перстней и сосудов серебряных и конских нарядов и служилые рухледи и двор мой московской, и тому всему роспись под сею духовною, и то все продать и теми деньгами боярину Якову Куденетовичу и племяннику моему, князю Алексею Ивановичу, и отцу моему духовному, протопопу Кондрату, душу мою строить и по монастырям вклады давать и поминать и в поминанье и на милостину роздать. А в деревнях что останется хлеба и лошадей и животины, и то все продать и те деньги роздать по мне же в помяновенье. А людей моих отпустить на волю и дать им отпускные и наделок им дать против жалованья моего вдвое, а человеку моему Егупу наделку дать пятьдесят рублев. А что великого государя жалованья за мною поместья, и о тех поместьях что великий государь укажет».

Благотворили обители и другие ростовские князья. Из них князь Алексей Приимков7 со своими родственниками пожертвовал в 1621 году мельницу на р. Устье при д. Исадах с 4 д. земли, что подтвердил в 1635 году и наследник князей Приимковых, князь Юрий Ситцкий, а в 1659 году вдова его, княгиня Фотиния Ситцкая, пожертвовала монастырю деревню Левково, принадлежавшую прежде тем же князьям Приимковым–Ростовским.

Резиденция князей Темкиных и Приимковых находилась вблизи монастыря. Село Приимково существует и ныне, а другое, тоже близлежащее село Семибраты, имеет свою легенду. Семибраты упоминаются в летописях XV века; при этом селе, на рубеже, между князьями Гвоздевыми8 и Приимковыми, жили семь братьев-сбродичей, сыновья князя Василия Косого Третьяка-Андреева, прославившегося в ту эпоху княжеских междоусобий своими разбойническими подвигами. Их похождения послужили основанием для сказки о Семи Симеонах, родных братьях; при Семибратах же князь Василий Васильевич Темный в 1434 году был разбит дядею своим кн. галицким Юрием Дмитриевичем 9.

В настоящее время монастырь обнесен на протяжении 240 сажень каменною, довольно высокою, оградою с четырьмя башнями; с восточной стороны большую часть ограды заменяет Архангельский храм. В ограду ведут трое ворот: одни под колокольнею и называются Святыми, другие подле них для проезда и третьи на восточной стороне монастыря.

Благовещенская одноглавая холодная церковь, построенная кн. Темкиным и митрополитом Ионою, несмотря на многие позднейшие искажения, представляет все-таки прекрасный памятник XVII в. Она с трех сторон окружена папертью; входная дверь в храм с каменными наличными, совершенно сохранившимися, очень оригинальна; все кирпичные колонки и украшения при входе выделаны довольно тщательно, а под слоем позднейшей окраски заметны следы фресковой живописи. Под церковью находится подвал с пятью гробницами князей ростовских Темкиных, благотворителей этой обители; на приложенном здесь рисунке изображена могила последнего в роде князя Михаила Михайловича, к сожалению, надпись на белой каменной гробовой доске почти вся изрублена и камень сильно поврежден; часть внутренних стен этого склепа была обложена кафелями, которые в большинстве сохранялись до 60-х годов настоящего столетия, но одним из настоятелей были выломаны для каких-то поделок. Впрочем, эта усыпальница благотворителей обители и место их вечного покоя, щедро оплаченного, с давних времен служит складом домашних продуктов монастырского хозяйства, а изрубленная гробовая доска показывает, что тут многократно кололи дрова; кроме этого, для удобства складов, в этом склепе сделано немало переделок и других хозяйственных приспособлений, совершенно изменивших первоначальное устройство княжеской усыпальницы. В Благовещенской церкви был древний иконостас с превосходными резными царскими вратами; к сожалению, этот памятник русского искусства XVII в. «любителями строиться», игуменами Вениамином и Сергием, в 1839 году заменен, как значится в описи «новым с резьбою и позлащенным на полименте червонным золотом».

Из икон, по древности письма и украшениям, замечательны местные: Спасителя, Благовещения, Николая Чудотворца и Казанской Божией Матери. Все эти иконы сохранились от XVII века.

Вторая церковь в честь собора Архистратига Михаила, каменная, также холодная, пятиглавая. Внутри нее три столпа поддерживают свод церковный: два посредине церкви и один в трапезе. Отцы настоятели, особенно в 30-х годах нынешнего столетия, и тут сильно порадели к благоукрашению этого древнего храма: внутри него все ново и крайне неприглядно, но св. иконы замечательны: между ними Спаситель, сидящий на престоле, и собор Архангела Михаила имеют почтенную древность. Самую главную святыню этого храма составляет чудотворная икона Казанской Божией Матери, находившаяся прежде в Ростовском Успенском соборе над царскими вратами; она помещается за левым клиросом в особом киоте; длина иконы 6 вершков, ширина 5½ вершков, она обложена дорогой жемчужной ризой. В честь этой иконы из обители каждогодно бывает учрежденный с древних лет крестный ход; он совершается около 20-го мая в воскресный день. Усердствующие ростовцы сретают святыню градским крестным ходом за чертою города и провожают икону в собор, где она и находится до 8-го июля. В этот день икона возвращается в монастырь к поздней литургии в храм, ей посвященный. В этом же храме находится и другая замечательная икона Грузинской Божией Матери, перенесенная в Белогостицкий монастырь в 1764 году из упраздненной Акакиевой пустыни. Эта пустынь была мужским монастырем, основанным в 1647 году неким «богомольцем Акакием»; до уничтожения штатов монастырь владел 255 д. крестьян, и в 1764 году был приписан к близлежащему Белогостицкому монастырю; теперь на месте пустыни осталась одна приходская каменная одноглавая церковь во имя Богоматери и Николая Чудотворца.

Между алтарем и трапезою храма Архистратига Михаила, с северной стороны, находится теплая церковь в честь Ефрема Сирина и мученицы Неониллы. Она построена в 1879 году на месте бывшей каменной палатки в три окна строителем о. Димитрием. В связи с Михайло-Архангельскою церковью находятся братские каменные келии, также кухня и трапеза. Здания эти длиною в 33 сажени и шириною 12 саж., постройки XVII века, современные самому храму; над одним из входов возвышается круглая башня, бывшая в XVII веке колокольнею; особенно замечателен портик над входом в церковь и частью в настоятельские келии, что видно из нашего рисунка; портик был изукрашен кафелями, но, к сожалению, кафели почти все выбиты, а оставшиеся замазаны известью; особенно пострадало это здание при покойном архиепископе Ниле, когда Белогостицкий монастырь избран был его летнею резиденциею. Проживая долгое время и думая остаться тут впоследствии на покое, преосвященный, конечно, приспосабливал для себя более удобное жилье, чем оно было при не особенно взыскательных настоятелях XVII века.

Четвертая теплая церковь, бывшая прежде Георгиевскою и в 1760 году переименованная в честь Казанской Божией Матери, одноглавая; иконостас тоже новый и вообще храм этот, благодаря позднейшим благоукрашениям, кроме двух древних икон св. Николая Чудотворца с миниатюрными образками из жизни святителя, причем, по обеим сторонам вверху иконы находятся образки более древние, украшенные дорогими камнями, и иконы Владимирской Божией Матери, с богородичными праздниками по сторонам, находящейся за левым клиросом, замечательного ничего не представляет, возбуждая лишь сожаление о современных зиждителях, не сохранивших художественного вкуса своих предков, оставивших им богатые памятники древне-русского художественного творчества. Любопытна запись современных переделок этой церкви, совершенных в течение только 1871 года: «В трапезе сделана каменная стена; вновь пробиты две двери – одна в коридор, другая – на улицу; из прежней кухни сделан подвал; окна, бывшие на юг, заложены, а пробиты вновь в монастырь и т.д.». Оказывается, что почти каждый настоятель мог, несмотря уже на существовавшие и тогда указы, без разрешения св. синода и даже без спроса местного архиерея, закладывать и пробивать вековые здания по своему усмотрению. Мы знаем такие храмы, которые благодаря удовлетворению вкуса отцов настоятелей в 30–40-х годах нынешнего столетия, вследствие пробивок окон в вековых стенах для большего света без всякой бережи и технических приспособлений, пришли в такое положение, что угрожают в непродолжительном времени совершенным падением, а эти храмы были выстроены Иваном Грозным и его отцом великим князем Василием10.

Монастырская колокольня складена в 1845 году и находится над святыми вратами на месте, как передавали нам старожилы, прекрасной деревянной шатровой церкви XVII столетия, бывшей одним из немногих уцелевших деревянных памятников XVII века; строителями колокольни были те же «любители строиться», отцы настоятели Вениамин и Сергий. Вообще, они во время своего настоятельства, с 1829 по 1845 годы, много поработали над уничтожением древностей и искажением драгоценных памятников допетровской Руси.

В монастыре имеется еще довольно драгоценных вещей и икон; так, например, Евангелие в дорогом окладе, печатано в 1703 году; серебряные священные сосуды с надписями, пожертвованные в 1658 году князем Темкиным; серебряный напрестольный крест, по краям унизанный жемчугом с надписью, что в нем находится камень от гроба Божией Матери и мощи святых, и что он в 168 (1660) году пожертвован князем М. М. Темкиным; крест с надписью, что он пожертвован в 1707 году в церковь св. великомученика Георгия, в Белогостицкий монастырь. Кроме этого, есть старинные серебряные кадила, разные облачения и довольно хороший монастырский архив – библиотека с небольшим количеством грамот и рукописей, уцелевшие остатки которых были приведены в порядок покойным настоятелем о. Димитрием, весьма заботившимся о порядке и благочинии в монастыре, но, к сожалению, умершим в молодых летах, в 1881 году.

До учреждения духовных штатов, монастырь был приписным к ростовскому архиерейскому дому, поэтому все, что принадлежало ему, находилось в полном распоряжении ростовских владык. Из переписных книг 186 (1678) года, видно, что за монастырем числилось 75 крестьянских дворов, которые платили в пользу монастыря «за всякие столовые запасы по две гривны с двора за год». По учреждении в 1764 году штатов, Белогостицкий монастырь был отчислен от архиерейского дома и оставлен в качестве заштатного на собственном содержании. Средства монастыря до 1857 года были так удовлетворительны, что он получал более 1,500 рублей дохода с земель и милостивой дачи от казны 300 рублей, кроме % с капитала в 30,000 рублей. В числе главных вкладчиков этого капитала была графиня Анна Алексеевна Орлова–Чесменская, пожертвовавшая на вечное время 5,000 рублей.

В августе 1857 года, вследствие просьбы архиепископа Нила, монастырь был приписан к ярославскому архиерейскому дому, а с 1878 года опять остался самостоятельным и получил своего строителя.

На основании прекрасного историко-археологического исследования о Белогостицком монастыре А. В. Гаврилова, сделанного им в 1880 году, приводим здесь перечень настоятелей монастыря, значительно пополняющий известный список Строева:

Архимандриты: Евфимий I, 1606; Никандр I, 1621–1635; Иона Сысоевич, 1635–1646; Никандр II, 1646–1649; Иов, 1658; Антоний, 1659–1666; Евфимий II, 1672; Гавриил, 1682–1690; Герасим, 1691; Игнатий, 1694–1696; Филарет, 1707–1708; Корнилий, 1711–1712; Иоанникий, 1714–1716; Доримедонт, 1718–1719 и вторично 1722–1723. Игумены: Никон, 1720; Ферапонт, 1724–1726; Питирим, 1727–1732; Филарет I, 1732–1737; Иосиф, 1737–1739; Филарет II, 1743. Строители: Иринарх, 1739; Сергий, 1740; Гедеон, 1744; Феофан, 1748–1755; Иов, 1755–1757; Патрикий, 1757–1760; Мартиниан, 1760–1763; Дионисий, 1763–176611; Клеопа, 1766–1768; Самуил I, 1768–1769; Симеон, 1769–1770; Феофилакт, 1770–1772; Иона, 1772–1776; Варлаам, 1776–1779; Герасим, 1779–1788; Филарет III, 1788–1795; Исаакий, 1795–1808; Дорофей, 1808–1810; Дионисий, 1810–1812; Самуил II, 1812–1814; Исаак, 1815–1817; Ираклий, 1817–1822; Нектарий, 1823–1827; Иринарх II, 1827–1829; Сергий II, 1829–1835, вторично 1843–1845; игумен Вениамин, 1835–1842; Макарий, 1842; Нафанаил, 1848–1850; Захария, 1850–1857; с 1865 по 1878 год монастырем управлял иеромонах Серафим, возведенный в сан игумена в 1869 году; с 1878 по 1881 год строитель Димитрий и с 1882 года – Геронтий, правящий монастырем до сего времени.

У самых монастырских ворот находится гостиница, впрочем, в настоящее время мало посещаемая. Летом, как в этой гостинице, так и в слободе, живут дачники, привлекаемые прекрасным местоположением и близостью к городу. Действительно, местоположение монастыря, несмотря на несколько сыроватую почву, превосходно, а в лунные летние ночи очаровательно.

* * *

1

В Финляндии, в Выборгской губернии, известная своим водопадом река называется Вуокса.

2

По некоторым сказаниям монастырь основан сыном Димитрия Донского, а название Юрьевского получил едва ли не от Юрия Долгорукого. См. «От Ярославля до Москвы», поездка на съезд археологов В. И. Лествицына, Ярославль, 1869, стр. 20.

3

«Истор. Вести», октябрь, 1885, стр. 88–94.

4

«Истор. Вести», 1885, октябрь, стр. 90.

5

Кн. Михаил Михайлович Темкин – боярин и дворецкий с 1646 г., † 1661 г., был последним представителем этого рода; его сестра, княжна Домна, была в замужестве за князем Мстиславским.

6

А. В. Гаврилов: «Описание Белогостицкого монастыря», стр. 36.

7

Кн. Алексей Васильевич Приимков-Чечуля, 1616–1629, стольник. Род князей Приимковых угас в XVIII в., последним в роде был князь Аврам Никитич, сестры коего были: кн. Евфросинья – за Измайловым и кн. Елена – за Лодыженским.

8

Село Гвоздево тоже в 5–6 верстах от Белогостицкого монастыря.

9

«От Ярославля до Москвы» В. И. Лествицына, Ярославль, 1869, стр. 90.

10

Богоявленский-Авраамиев и Борисоглебский монастыри в Ростовском уезде.

11

При Дионисии находилось в монастыре только четверо монашествующих: 1 иеромонах, 1 иеродиакон, 1 монах и 1 служка.

Вам может быть интересно:

1. Белогородские архиереи в XVIII веке Андрей Александрович Титов

2. Хозяйственная деятельность митрополита Платона протоиерей Андрей Беляев

3. Некрополь Казанского кафедрального собора епископ Анастасий (Александров)

4. В Бозе почивший митрополит Санкт-Петербургский Антоний (Вадковский) и его славянофильские воззрения профессор Алексей Афанасьевич Дмитриевский

5. Историко-статистическое описание Белевской Жабынской Введенской мужской общежительной пустыни архимандрит Леонид (Кавелин)

6. «Да воскреснет Русь Православная!». Пасхальное послание 1940 года митрополит Анастасий (Грибановский)

7. Собрание слов и речей. Том 2. Книга 1 архиепископ Арсений (Брянцев)

8. Дмитрий Владимирович Веневитинов епископ Александр (Светлаков)

9. Описание Киево-Софийского собора по обновлении его в 1843-1853 годах протоиерей Иоанн Скворцов

10. Блаженнопочивший сербский митрополит Михаил профессор Иван Саввич Пальмов

Комментарии для сайта Cackle