Библиотеке требуются волонтёры

архиепископ Арсений (Брянцев)

II. Речь в день открытия Таврической духовной семинарии8

О сочувствии Архипастыря и епархиального духовенства к задачам семинарии, как залоге успеха в учебно-воспитательном деле

Ваше Преосвященство, Всечестные отцы духовные и Милостивые Государи!

Когда мы – я и мои сослуживцы – находились вдали отселе, слышали об энергической деятельности Вашего Преосвященства, принимаемой в устройстве Таврической Семинарии: слышали об усердии духовенства, сочувственно отнёсшегося на призыв своего Архипастыря к сему великому делу и употребившего все возможные меры и средства к осуществлению предприятия; я слышал также о сочувствии здешнего общества, которое оказало весьма важную услугу Таврическому духовенству, уступив для открываемой Семинарии просторное и удобное место, на котором она теперь красуется; слышали наконец, что благодаря этим трём деятелям – великой, твёрдой и решительной нравственной силе Преосвященного Гурия, Епископа Таврического, всем заправляющей, содействию духовенства и сочувствию общества, – в основания устроенной Семинарии легла мысль устроить её на новых началах, по новому уставу, устроить не что-нибудь и не как-нибудь. Вот что мы слышали издали в Киеве и Петербурге. Приехали сюда, увидели всё это на деле. Нам приятно было видеть приведения в прекрасное исполнения предприятия Вашего. Но особенно нам приятно, что Вы, Преосвященнейшим Владыко, и здешнее духовенство приняли нас – чужестранцев, как давно ожидаемых гостей, обласкали нас и приютили. Но при этом не раз уже приходилось слышать и читать на лицах: мы вас давно ждали; вот мы своё дело приводим к концу; скоро отдадим на руки вам все это заведения; посмотрим, как вы поведёте дело воспитания в этой Семинарии, устроенной нами, на наши по преимуществу церковные бедные средства; оправдаете ли наши надежды? Вот что, если не каждый из вас, духовные отцы, скажет нам, то всякий подумает, или вправе подумать. И естественно. Кто мы таковы – я пришелец, если не деятельный, то номинальный уже хозяин этого училища; мои сослуживцы называют эту Семинарию уже своей, а вы приводите своих детей и вручаете нам? Таким образом не только построенное вами заведения, но и своих детей вы отдаёте нам – людям неизвестным для вас. Короче, все сдаёте в чужие руки. Великие надежды! Мы прекрасно сознаем всё это, и при мысли о сем нелегко чувствуется у нас на сердце. Не знаю, оправдаем ли мы ваши надежды: мы почти все люди молодые, неопытные и не служившие на духовно – учебной службе. Кажется труда у нас хватит и старания достанет, но найдётся ли такт, будет ли уменье, особенно на первых порах, когда это по преимуществу нужно? Это нас смущает. По этому самому мы просим вас не критически относиться к нам; не издали смотреть на наши промахи, и толковать о них втихомолку незаметно для нас, но принимать и дальние деятельное участия в ведении дела в устроенном вами сем учебном заведении; говорите нам прямо в глаза о наших ошибках не с целю укора, а братского совета, или желания помочь самому делу, не делая вреда нам. Преосвященный Владыко и всечестные духовные отцы! Много вы потрудились и много сделали, устроив такую прекрасную семинарию; но ещё много не окончено; несомненно также и то, что начало и продолжение жизни в этом заведении покажет, чего в нём недостаёт, что более или менее неудобно. Во всем этом потребуется ваше содействие и ваша помощь. Учебное заведение – это машина, которую, чтобы она хорошо работала, следует хорошо установить на месте, тщательно смотреть за ней, не допускать ни малейшего повреждения, дабы не остановилась эта машина, или не стала работать дурно. Всякое учебное заведение, и особенно закрытое, или полузакрытое – каково наше – имеет в себе две стороны: учебно-нравственно-воспитательную и физически-воспитательную, или духовную и материальную. Духовная сторона сего заведения по преимуществу будет находиться в наших руках; особенно если только мы (я и мои сослуживцы) в своих воспитанниках найдём добрую почву для доброго семени; считаем впрочем своим священным долгом удобрять и худую почву. Но материальная сторона сего заведения, внешняя, физическое воспитание здешних воспитанников находится не вполне в наших руках, а в том источнике, откуда будут получаться деньги на содержание сего заведения. С одной стороны я страшусь здешней дороговизны, с другой – желаю иметь в лице распорядителей сего заведения дельных хозяев. Все же это, отцы духовные, находится по преимуществу в ваших руках, от вас зависит увеличить или уменьшить это содержание; вы назначаете своих представителей в Правление Семинарии; значит без вашего глаза ничего в оном заведении не будет делаться. Но возвращусь опять к сказанному: вы много уже сделали; единодушие ваше, усердие к Семинарии, выразившееся в её постройках, дают нам надежду иметь в лице вас деятельных и усердных участников и помощников в деле семинарского управления. Видя ваше усердие к Семинарии, мне хочется сказать нам приятно будет жить и служить с вами, легко будет нести нелёгкий труд обучения и воспитания. Позвольте же, Преосвященный Владыко, всечестные духовные отцы, и все высокопочтенное собрание, пожелать вам доброго здоровья и многолетней жизни.

* * *

8

19 августа 1873 года, за обедом.


Источник: Собрание слов и речей высокопреосвященного Арсения (Брянцева), Архиепископа Харьковского и Ахтырского. Том 1. (1873 - 1887 гг.). - 1908

Комментарии для сайта Cackle