Приглашаем Вас пройти Православный интернет-курс — проект дистанционного введения в веру и жизнь Церкви.

протоиерей Александр Сорокин

XI. Пастырские послания апостола Павла

§ 53. Общее введение

Пастырскими принято называть три послания ап. Павла, персонально обращенные к тем, в ком апостол видел своих преемников в деле пастырского руководства основанными им христианскими общинами: два послания к Тимофею и одно к Титу. Хотя название «пастырские» закрепилось за ними довольно поздно (с начала XVIII века1025), оно довольно точно выражает их главную и общую тематическую особенность. Здесь уже не идет речи о благовествовании и апостольской проповеди как о миссионерстве – апостола заботит сохранение общин в верности проповеданному Евангелию, прежде всего в связи с широким географическим распространением Церкви и невозможностью личного апостольского присутствия. Немаловажную роль играет и осознание неизбежной близкой кончины апостола, как на это, например, указывает 2Тим. 4, 6–8:

6 Ибо я уже становлюсь жертвою, и время моего отшествия настало. 7 Подвигом добрым я подвизался, течение совершил, веру сохранил; 8 а теперь готовится мне венец правды, который даст мне Господь, праведный Судия, в день оный; и не только мне, но и всем, возлюбившим явление Его.

Залог пребывания в верности проповеданному Слову видится ап. Павлом в персональной ответственности им же поставленных лидеров общины – епископов, пресвитеров, иначе говоря, тех, кого сейчас мы называем общим термином «пастыри». Так на смену «ловцам человеков», которыми были рыбаки-апостолы, приходят пастыри стада уловленных, блюстители (по-греч. «епископы») Церкви:

«Если новозаветным символом миссионерства является рыбак, то символом заботы о тех, кто уловлен миссионерами, является пастырь (пастух)»1026.

Такими пастырями апостол поставил своих ближайших помощников – Тита и Тимофея.

Заботой о сохранении проповеданного Слова и основанных общин объясняется и такая общая характерная содержательная особенность Пастырских посланий, как обращение к чему-то уже сказанному, уже учрежденному и опробованному. Возникает ощущение нового этапа в жизни Христианской Церкви1027: нужно бережно хранить, блюсти и назидать в том, что уже начинает восприниматься как сокровищница первоначального Предания. Показательно, как очевидно изменяется роль Тита и Тимофея: если в первые годы они были неотлучными спутниками ап. Павла, периодически выполняя его разовые поручения к той или иной общине (например, к фессалоникийцам, см. 1Фес. 3, 2. 6, или к коринфянам, см. 1Кор. 4, 17), то в Пастырских посланиях они выглядят как постоянные блюстители («епископы») проповеданного Предания и установленного порядка в конкретных христианских общинах (на Крите и в Ефесе).

Такие выражения, как «здравое учение», «доброе учение», просто «учение», «слова веры», «слово истины», складываются в цельный контекст, несколько отличный от других новозаветных писаний и рисующий картину христианства, обретающего все более и более четкие, организованные, фиксированные формы. Группе трех Пастырских посланий свойственно единство стиля и, так сказать, атмосферы, в которой они были написаны, вследствие чего они составляют до некоторой степени самостоятельную и довольно цельную группу внутри всего обширного корпуса Павловых посланий.

Трудно с уверенностью говорить о хронологическом порядке, в котором были написаны три послания. Их порядок в Новом Завете имеет простое объяснение: как и другие Павловы послания, они расположены в соответствии с уменьшением объема. В действительности же все могло быть иначе. Если 2 Тим., совершенно очевидно, написано как предсмертное послание (см. вышеприведенную цитату), то оно должно быть последним. Если же Тит. и 1 Тим. написаны кем-то из последователей ап. Павла после его смерти, причем за образец для подражания было взято наше 2 Тим., то порядок будет совершенно иным. Возможны и другие варианты.

Например, логичным представляется рассмотрение трех посланий в порядке Тит. – 1 Тим. – 2 Тим., где Тит. свидетельствует о более ранней стадии церковной организации, чем 1 Тим., а 2 Тим. опять-таки звучит как апостольское предсмертное завещание. Именно в таком порядке мы и будем разбирать указанные послания.

Наконец, только что мы вскользь упомянули о возможности того, что Пастырские послания (все или какие-то из них) могли быть написаны не самим ап. Павлом, а кем-то из его верных учеников. Такая гипотеза в современной библеистике рассматривается как заслуживающая весьма высокого доверия и основывается на слишком больших различиях в стилистике, лексике и тематике между бесспорно аутентичными Павловыми посланиями, с одной стороны, и пастырскими, с другой1028. От этого канонический авторитет последних нисколько не может быть поставлен под сомнение. Скорее напротив – это лишь еще раз говорит о новозаветных (и вообще библейских) книгах как о писаниях по своему авторству прежде всего церковных, и, в конце концов, о величии того же Павла как апостола.

Что касается Тита и Тимофея, то кроме Пастырских посланий их имена встречаются во многих других новозаветных книгах, так или иначе связанных с ап. Павлом. Это и Деян., в которой неоднократно говорится о Тимофее в связи с миссионерскими путешествиями ап. Павла (правда, ничего не говорится о Тите), а также и более ранние послания Павла.

§ 54. Послание к Титу

62. Личность Тита и место написания Тит.

Хотя Тит ни разу не упоминается в Деян. – книге, большая часть которой посвящена миссионерской деятельности ап. Павла, – его имя (Ti/toj) встречается в Павловых посланиях, особенно часто во 2 Кор. Из неоднократных упоминаний Тита во 2 Кор. следует, что он принимал самое непосредственное участие в восстановлении добрых отношений между Павлом и коринфскими христианами. Скорее всего, именно он и доставил в Коринф знаменитое Павлово послание «со многими слезами», а обратно принес ответные добрые вести (см. 2Кор. 2, 13; 7, 6. 13слл.; 8, 6. 16. 23; 12, 18; см. § 32. 2).

Личность Тита в каком-то смысле стала символом и в памятной полемике Павла с иудействующими. Будучи обращенным Павлом из язычников (эллинов), он не был обрезан, как этого требовали иудействующие проповедники – оппоненты апостола языков (см. Гал. 2, 1–3). Тем самым Тит явил собой живой пример христианина, превзошедшего букву иудейского Закона.

Послание к Титу заставляет предполагать, что ап. Павел доверил Титу церковь на острове Крит, где сам апостол побывал только во время своего путешествия под конвоем в Рим в начале 60-х годов (см. Деян. 27, 7–14):

Для того я оставил тебя в Крите, чтобы ты довершил недоконченное и поставил по всем городам пресвитеров, как я тебе приказывал (Тит. 1:5).

Возможно, Павел побывал на Крите после своих римских уз, но это лишь предположения, так как в Деян. ничего не говорится об исходе судебного разбирательства в Риме. Среди наиболее вероятных мест написания Тит. фигурируют чаще всего Ефес (Малая Азия) или Греция (Македония или Ахаия).

63. План и содержание Тит.

Сразу можно отметить удивительную схожесть если не плана, то содержания Тит. и 1 Тим. Основную часть Тит. можно разделить на три раздела, которым имеются близкие соответствия в 1 Тим.:

1) Церковная организация: служение пресвитеров и епископов (Тит. 1:5–9)

2) Лжеучения, которые угрожают Церкви (Тит. 1:10–16)

3) Поведение христиан внутри Церкви: старцев, стариц, юношей и вообще всех членов Церкви (Тит. 2, 1 – 3, 11).

Церковная организация: служение пресвитеров и епископов

Это главная тема Пастырских посланий вообще или, во всяком случае, Тит. и в еще большей степени 1 Тим. Судя по всему, побывав на Крите, Павел не успел оставить сколько-нибудь внятной церковной структуры, которая гарантировала бы преемство в сохранении возвещенного им Предания и в церковной организации. Все свои надежды апостол возлагал на Тита. Опять вспомним недавно цитированный стих Тит. 1, 5. По сравнению с 1 Тим., о епископах и пресвитерах говорится не как об уже установленных служениях, а скорее как о тех, что только еще должны быть учреждены. Вот какими видит ап. Павел пресвитеров и епископов:

6 если кто непорочен, муж одной жены, детей имеет верных, не укоряемых в распутстве или непокорности. 7 Ибо епископ должен быть непорочен, как Божий домостроитель, не дерзок, не гневлив, не пьяница, не бийца, не корыстолюбец, 8 но страннолюбив, любящий добро, целомудрен, справедлив, благочестив, воздержан, 9 держащийся истинного слова, согласного с учением, чтобы он был силен и наставлять в здравом учении и противящихся обличать (Тит. 1:6–9).

В следующем параграфе имеет смысл более подробно рассмотреть столь важную тематику, как служение епископов и пресвитеров в Церкви по Пастырским посланиям, познакомившись с 1 Тим.

Лжеучения

Пожалуй, нигде в Новом Завете так резко, едко и иронично не говорится о лжеучениях, противостоящих христианству, как в Пастырских посланиях вообще и, в частности, в Тит. В этом отношении Тит. отличается еще и тем, что Павел привлекает «побочный» материал, цитируя широко известный тогда стих древнегреческого поэта Эпименида Кносского (VI век до Р.Х.). Он повторяет крайне уничижительную характеристику критян вообще:

Из них же самих один стихотворец [ЕК: их собственный пророк] сказал: Критяне всегда лжецы, злые звери, утробы [ЕК: обжоры] ленивые (Тит. 1:12)1029.

«Замечательно, что, цитируя Эпименида, апостол называет его «пророком» (profh/thj): он, несомненно, думает о дохристианском откровении, которое было доступно и язычникам. Мы знаем, что эта мысль была ему дорога (см. Деян. 14, 17; 17, 22–28; Рим. 1, 20–211030.

Поведение христиан

Этой теме посвящено две трети Послания (Тит. 2, 1 – 3, 11). В своих посланиях Павел и раньше часто увещевал читателей в связи с их конкретными общественными и бытовыми призваниями. Он писал, как будучи христианами, должны вести себя мужья и жены, дети и родители, слуги и господа, как относиться к властям, как вообще строить отношения с окружающей действительностью (см., например, Кол. 3, 18 – 4, 1; Еф. 5, 21 – 6, 9).

Но здесь, в Тит., апостол наставляет преемника в том, чему и как он должен учить своих пасомых. В этом и состоит своеобразие самой интонации Послания. Учитель учит, как учить.

1 Ты же говори то, что сообразно с здравым учением: 2 чтобы старцы были бдительны, степенны, целомудренны, здравы в вере, в любви, в терпении; 3 чтобы старицы также одевались прилично святым, не были клеветницы, не порабощались пьянству, учили добру; 4чтобы вразумляли молодых любить мужей, любить детей, 5 быть целомудренными, чистыми, попечительными о доме, добрыми, покорными своим мужьям, да не порицается слово Божие. 6 Юношей также увещевай быть целомудренными. 7 Во всем показывай в себе образец добрых дел, в учительстве чистоту, степенность, неповрежденность, 8 слово здравое, неукоризненное, чтобы противник был посрамлен, не имея ничего сказать о нас худого. 9 Рабов увещевай повиноваться своим господам, угождать им во всем, не прекословить,10 не красть, но оказывать всю добрую верность, дабы они во всем были украшением учению Спасителя нашего, Бога (Тит. 2:1–10).

В контекст столь практических увещаний помещены и содержательные вероучительные высказывания, вошедшие в богословский словооборот:

... Явилась благодать Божия, спасительная для всех человеков (Тит. 2:11).

А Тит. 3, 4 является одним из немногих новозаветных текстов, в которых Иисус называется Богом:

Когда же явилась благодать и человеколюбие Спасителя нашего, Бога... (ср. также Тит. 2, 131031)

Этой фразой начинается краткое торжественное утверждение, по своей стилистике очень напоминающее богослужебный гимн или катехизическое вероисповедание:

4 Когда же явилась благодать и человеколюбие Спасителя нашего, Бога, 5 Он спас нас не по делам праведности, которые бы мы сотворили, а по Своей милости, банею возрождения [paliggenesi/a – по-слав. пакибытiz1, т.е. букв. нового, еще одного бытия] и обновления Святым Духом, 6 Которого излил на нас обильно через Иисуса Христа, Спасителя нашего, 7 чтобы, оправдавшись Его благодатью, мы по упованию соделались наследниками вечной жизни (Тит. 3:4–7).

Здесь типично Павловы идеи и выражения («не по делам праведности»; «оправдавшись Его благодатью») сочетаются с фразеологией, несколько отличной от его более ранних посланий («банею возрождения»).

Пастырские послания составляют столь близкое единство, что имеет смысл кратко познакомиться с 1 Тим. и 2 Тим., чтобы высказать ряд общих итоговых замечаний.

§ 55. Первое Послание к Тимофею

1 Тим. имеет много общего с Тит. Это вполне понятно, так как Тимофею предстояло такое же поприще управления Церковью, что и Титу, – только в другом месте, скорее всего, в Ефесе (см. 1Тим. 1, 3). Более того, между 1 Тим. и Тит. больше общего, чем между двумя посланиями, обращенными к Тимофею (1 и 2 Тим.).

64. Личность Тимофея

О личности Тимофея мы знаем несколько больше, чем о личности Тита, – возможно потому, что о нем говорится в Деян.:

1 Дошел он [Павел – А.С.] до Дервии и Листры. И вот, там был некоторый ученик, именем Тимофей, которого мать была Иудеянка уверовавшая, а отец Еллин, 2 и о котором свидетельствовали братия, находившиеся в Листре и Иконии. 3 Его пожелал Павел взять с собою; и, взяв, обрезал его ради Иудеев, находившихся в тех местах; ибо все знали об отце его, что он был Еллин (Деян. 16:1–3).

Обращение Тимофея произошло около 46-го года. Как видим, в отличие от бывшего полностью язычником Тита, происхождение Тимофея было наполовину иудейским (по матери1032), наполовину языческим (по отцу). Чтобы не раздражать иудействующих, Павел повелел новообращенному Тимофею принять обрезание. Это произошло во время 1-го миссионерского путешествия апостола. В последующих путешествиях Тимофей был его неизменным верным спутником и помощником. Так, во время 2-го путешествия Тимофей осуществлял связь апостола Павла с недавно образованной фессалоникийской церковью, поэтому его имя и фигурирует среди отправителей 1 и 2 Фес. (1, 1), как и, кстати говоря, во 2Кор. 1, 1 (ср. 1Кор. 4, 17); Флп. 1, 1; Флм. 1; Кол. 1, 1. Таким образом, Тимофея можно считать своего рода соавтором целого ряда посланий ап. Павла1033.

Вот, например, что писал ап. Павел о Тимофее в одном из своих Посланий:

20 Ибо я не имею никого равно усердного, кто бы столь искренно заботился о вас, 21 потому что все ищут своего, а не того, что угодно Иисусу Христу. 22 А его верность вам известна, потому что он, как сын отцу, служил мне в благовествовании (Флп. 2, 20–22; см. также 1Кор. 4, 17; 16, 10–11).

Тон и содержание обоих посланий к Тимофею точно соответствуют таким его характеристикам в других посланиях. Пожалуй, столь нежное отеческое отношение Павла к адресату является одним из немногих отличий 1 и 2 Тим. от Послания к Титу. Тимофей, к которому обращается апостол – все еще молодой человек. Павел беспокоится о его авторитете:

Никто да не пренебрегает юностью твоею; но будь образцом для верных в слове, в житии, в любви, в духе, в вере, в чистоте (1Тим. 4:12).

Кстати, вторую часть этого наставления часто пишут на тыльной стороне иерейского креста, который носят священники Русской Православной Церкви. По-славянски:

O$бразъ бyди вёрнымъ: сло1вомъ, житiе1мъ, любо1вiю, дх7омъ, вёрою, чистото1ю.

Или такой чисто практический, но проникнутый самой трогательной заботой совет:

Впредь пей не одну воду, но употребляй немного вина, ради желудка твоего и частых твоих недугов (1Тим. 5:23).

Находясь во временной отлучке в Македонии, Павел писал Тимофею в Ефес, надеясь на свое скорое туда возвращение (см. 1Тим. 1, 3; 3, 14–15; 4, 13). Такое могло быть в случае освобождения апостола из римских уз в 63-м году. «Сохранилось предание о Тимофее, как епископе Ефесском»1034.

В вопросе об аутентичности 1 и 2 Тим. мнения современных исследователей расходятся. Различия в стилистике между Пастырскими посланиями и более ранними посланиями ап. Павла еще не дают безоговорочных оснований для утверждения, что 1 и 2 Тим., так же как и Тит., были написаны после Павловой кончины его последователями, хотя именно такое мнение разделяет большинство новозаветных ученых. Возможно и то, что пережитые испытания, огромный пройденный миссионерский путь, понимание невозможности лично опекать многочисленные новорожденные христианские общины, желание препоручить дело сохранения Благовестия в надежные руки, а также осознание близкой кончины – все это заставило апостола Павла писать о том, о чем он ранее не считал нужным писать. Соответственно, по сравнению с экспрессивными ранними посланиями меняется и манера, и тематика его посланий. Неизменным остается проникновенное личностное отношение Павла к целым общинам и к отдельным людям, особенно к своим помощникам. Это-то как раз невозможно искусственно имитировать, да и не имело смысла.

65. План и содержание 1 Тим.

Как уже было неоднократно отмечено, содержание 1 Тим. и Тит. во многом совпадает. Конечно, это не повторение одного и того же, но очень близкие соответствия. Разбираются те же проблемы и для их решений предлагаются схожие советы. Различия проявляются лишь в том, что 1 Тим. – более развернуто по объему (поэтому в новозаветном каноне оно идет первым среди Пастырских посланий, а за ним «автоматически» – 2 Тим.), и план его не такой простой, как в Тит. Можно определить те же самые три основных пункта плана, что и в Тит., но к каждому из пунктов апостол возвращается не один, но несколько раз:

1) Церковная организация (1Тим. 3, 1–13; 5, 3–22)

2) Лжеучения (1Тим. 1, 3–20; 3, 14 – 4, 10; 6, 3–5)

3) Поведение христиан внутри Церкви (1Тим. 2, 1–15; 4, 11 – 5, 2; 5, 22 – 6, 2; 6, 6–19).

Церковная организация

Как и в Тит., здесь говорится о различных церковных иерархических служениях, хотя, впрочем, в отличие от Тит. – более развернуто и, кажется, в связи с уже более развитой, чем на Крите (где трудился Тит), церковной структурой. Этому вопросу посвящены два пассажа – 1Тим. 3, 1–13 и 5, 3–22. Из них в первом говорится о епископах и диаконах, а во втором – о вдовах и пресвитерах.

Главное, что заботит Павла, когда он пишет обо всех этих церковных служениях, – порядок (благочиние) в Церкви как в организованном собрании. Церкви предстоит существовать в этом мире, в обществе, в истории, наконец. Ей нужна твердая база, чтобы стоять в верности изначальному Слову, воспринимаемому отныне как незыблемое «здравое учение», требующее бережного сохранения и передачи в преемстве. Воплощением такой твердой базы становится церковная иерархия во главе с епископом. Очень скоро, уже в век апостольских мужей, из этого логически будет выведен тезис, кратко формулируемый как «где епископ – там Церковь» (или в более ясной отрицательной формуле: «Церкви нет без епископа»).

Апостол Павел пишет здесь не простоо некоторых из многих церковных служений, что иллюстрировало бы многообразие служений в Церкви вообще, – как, например, в ранних посланиях (1 Кор.). Речь идет о служениях безусловно первенствующих и имеющих определяющее церковное значение. Именно поэтому апостол пишет о них так много и подробно.

Трудно отрицать, что указанные служения – епископ, пресвитер, диакон – хотя, конечно, и осмысливаются как служения по призванию Святого Духа (подобно всем служениям в Церкви), в то же время воспринимаются как служения-должности. Скажем, такое выражение, как «харизматические служения», по сути своей означающее ни что иное, как служение по вдохновению от Духа Святого, часто применяют в отношении, например, таких даров, о которых Павел писал в 1Кор. 12:

4 Дары различны, но Дух один и тот же; 5 и служения различны, а Господь один и тот же… 28 И иных Бог поставил в Церкви, во-первых, Апостолами, во– вторых, пророками, в-третьих, учителями; далее, иным дал силы чудодейственные, также дары исцелений, вспоможения, управления, разные языки (1Кор. 12, 4–5. 28).

В этом тексте Павел не упоминает ни епископов, ни пресвитеров, ни диаконов. Выражение «харизматические служения» и сейчас вряд ли можно услышать в отношении иерархических церковных степеней. Дело в том, что в церковно-иерархических служениях присутствует и фактор человеческого выбора, причем в гораздо большей степени, чем, например, в чисто харизматических служениях, перечисляемых в 1 Кор. Этот человеческий фактор и занимает главное внимание апостола. Он подробно пишет о том, кого и по каким критериям Тимофей и Тит могут возводить в ту или иную степень священства.

Епископы

2 Но епископ должен быть непорочен, одной жены муж, трезв, целомудрен, благочинен, честен, страннолюбив, учителен, 3 не пьяница, не бийца, не сварлив, не корыстолюбив, но тих, миролюбив, не сребролюбив, 4 хорошо управляющий домом своим, детей содержащий в послушании со всякою честностью; 5 ибо, кто не умеет управлять собственным домом, тот будет ли пещись о Церкви Божией? 6 Не должен быть из новообращенных, чтобы не возгордился и не подпал осуждению с диаволом. 7 Надлежит ему также иметь доброе свидетельство от внешних, чтобы не впасть в нарекание и сеть диавольскую (1Тим. 3:1–7).

Диаконы

8 Диаконы также должны быть честны, не двоязычны, не пристрастны к вину, не корыстолюбивы, 9 хранящие таинство веры в чистой совести. 10 И таких надобно прежде испытывать, потом, если беспорочны, допускать до служения (1Тим. 3:8–10).

Вдовы

9 Вдовица должна быть избираема [ЕК: да вносится в список вдова] не менее, как шестидесятилетняя, бывшая женою одного мужа, 10 известная по добрым делам, если она воспитала детей, принимала странников, умывала ноги святым, помогала бедствующим и была усердна ко всякому доброму делу (1Тим. 5:9–10).

Пресвитеры

В связи с пресвитерами апостол высказывает такое общее правило:

Рук ни на кого не возлагай поспешно, и не делайся участником в чужих грехах (1Тим. 5:22).

Несколько замечаний по поводу приведенных цитат.

Прежде всего, еще раз уточним, что стоит за самими терминами.

«Епископ» (e)pi/skopoj – от e)pi-skope/w, где приставка e)pi– означает «над», а глагол skope/w – «смотреть») – буквально значит «надсмотрщик», «надзиратель», или избегая отрицательных ассоциаций, которые эти слова имеют в русском языке, «блюститель».

«Пресвитер» (presbu/teroj, – прилагательное pre/sbuj?, «старый», в сравнительной степени) – «старейший», «старейшина».

«Диакон» (dia/konoj) – буквально «служитель».

Несомненно, четкое различение между этими степенями произошло не сразу – особенно это касается епископов и пресвитеров1035.

«Термин «пресвитер», который ап. Павел употребляет в Тит. 1, 5, заменяется в ст. 7 термином «епископ». Отсюда и вытекает, что Павел употреблял эти два термина как синонимы»1036.

Более того, из Пастырских посланий, не говоря уже о других новозаветных книгах, нельзя почерпнуть однозначные сведения об обязанностях и специфике перечисленных выше служений. Можно лишь говорить, что в Пастырских посланиях, возможно, более-менее четко осознается превосходство епископского служения над пресвитерским. Позднее, но очень скоро епископ станет единоличным (по образу единства Христа) предстоятелем церкви как конкретной христианской общины. Намек на столь высокое, но ответственное служение, скрыт в примечательном утверждении:

Если кто епископства желает, доброго дела желает (1Тим. 3:1).

Этому утверждению неизбежно суждено было приобрести и грустно-иронический оттенок, какого наверняка не имел в виду апостол. Ведь история церковного епископата есть история высшей церковной власти, что неизбежно включает в себя и многочисленные негативные примеры искушения властью, когда эта самая власть проявлялась в авторитарных, репрессивных методах начальствования и в удовлетворении тщеславных, карьерных или попросту меркантильных человеческих интересов.

Так, например, возникновение монашества было вызвано в том числе стремлением убежать от неизбежного обмирщения церковной жизни в IV веке, когда Церковь была легализована и перед нею во весь рост встала перспектива включения в общественно-государственный строй. Это проявилось в первую очередь в уподоблении церковного управления общественно-государственным формам власти. Монахи бежали, например, от епископства как от одного из величайших человеческих искушений властью, понятой совсем не в христианском смысле. Парадокс состоял в том, что именно нравственная высота монашества, обретенная в пустыне, была затем востребована опять-таки на епископских степенях как высших и наиболее ответственных степенях церковного управления. Поэтому, например, нас не должно удивлять такое требование, как единобрачие, т.е. один-единственный брак:

... епископ должен быть … одной жены муж (1Тим. 3:2).

Это требование еще некоторое время будет фигурировать в древних канонах Церкви1037, пока на смену ему не придет обычай поставлять епископов только из монашествующих, как это происходит и в наши дни.

О диаконах же в Деян. 6 говорится как об одном из самых ранних служений, причем не богослужебного, а социально-бытового характера – «печься о столах» (Деян. 6:2). Пастырские послания отражают более позднюю эпоху первоначальной церковной истории, когда служение диаконов, очевидно, становилось тоже чем-то традиционным и вполне определенным. Трудно сказать, до какой степени диаконские обязанности имели отношение к богослужению.

Что касается вдовиц (греч. ед. ч. xh/ra), то здесь имеется в виду возможность находится на содержании общины согласно определенному списку1038, а также церковное служение, не дожившее в Православной Церкви до наших дней, хотя само слово изначально означает «вдову» в обычном смысле слова. Кстати, вот как мотивирует апостол довольно высокий возрастной ценз, ниже которого он не рекомендует избирать вдовиц на общественно-церковное служение:

11 Молодых же вдовиц не принимай, ибо они, впадая в роскошь в противность Христу, желают вступать в брак. 12 Они подлежат осуждению, потому что отвергли прежнюю веру; 13 притом же они, будучи праздны, приучаются ходить по домам и бывают не только праздны, но и болтливы, любопытны, и говорят, чего не должно. 14 Итак я желаю, чтобы молодые вдовы вступали в брак, рождали детей, управляли домом и не подавали противнику никакого повода к злоречию; 15 ибо некоторые уже совратились вслед сатаны (1Тим. 5:11–15).

Вообще о женщинах и их участии в церковной жизни в Пастырских посланиях говорится довольно сурово. Руководство Церковью и учительство доверяются только мужчинам (в сане епископов и пресвитеров):

11 Жена да учится в безмолвии, со всякою покорностью; 12 а учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем, но быть в безмолвии (1Тим. 2:11–12).

Итак я желаю, чтобы молодые вдовы вступали в брак, рождали детей, управляли домом и не подавали противнику никакого повода к злоречию (1Тим. 5:14).

По словам одного современного протестантского библеиста, «без Пастырских посланий Новый Завет был бы гораздо более дружелюбным по отношению к женщинам»1039. Иначе говоря, в этом смысле Пастырские послания представляют собой «самые неудобные» для феминистских учений новозаветные тексты.

Возвращаясь к теме церковных служений, следует сказать, что в отличие от более ранних Павловых посланий и остальных новозаветных книг различия между перечисленными служениями осознаются более-менее четко. Безусловно имеются в виду, как нечто само собой разумеющееся, их исключительные первенствующие позиции в управлении всей церковной жизнью – от организационных до вероучительных аспектов (сохранение первоначального Предания).

Все это дает право говорить, что Пастырские послания отражают следующий, по сравнению с первоначальным более зрелый этап исторического развития Церкви – этап, которому свойственны уже более четкие формы церковной организации и стремление к как можно более строгому и чинному порядку. В библеистике закрепился термин «ранняя кафоличность», имеющий в виду появление в раннем христианстве тенденции к усилению «вертикали власти» в лице церковной иерархии (отраженной, как мы видим, уже в Новом Завете).

Тит и Тимофей «ответственны за то, чтобы держать веру в чистоте (1Тим. 1, 3–4; 4,6–8. 11–16 и т.д.), руководить жизнью и взаимоотношениями в общине (1Тим. 5, 1–16 – Тимофей имеет право самовластно вносить в список вдов и отказывать в этом; 6, 2,17; Тит. 2, 1–10. 15 – «со всякой властью»), отправлять правосудие и налагать наказание, в том числе и на пресвитеров (1Тим. 5, 19–21 – Тимофей выше пресвитеров, к нему апеллируют), возлагать руки (1Тим. 5, 22 – функция, уже отведенная Тимофею?) и ставить пресвитеров (Тит. 1:5). Появляется понятие «апостольского преемства» – от Павла к Тимофею, потом к «верным людям», потом к «другим», хотя неясно, насколько важной здесь была формальная сторона (2Тим. 2:21040.

Лжеучения и «здравое учение»

Та же тенденция проявляется в Пастырских посланиях и тогда, когда идет речь о противостоянии лжеучениям.

Подлинность первоначального Предания, которое есть ни что иное, как проповеданное лично апостолами Евангелие, в Пастырских посланиях обозначается часто повторяемым выражением «здравое учение» (h(didaskali/a t$= u(giainou/s$ или h(t$= u(giainou/s$ didaskali/a; Тит. 1, 9; 2, 8; 1Тим. 1, 10; 2Тим. 1, 13; 4, 3). Теперь оно переходит из состояния только что прозвучавшего из апостольских уст слова в зафиксированное («кристаллизованное»), «вверенное» (2Тим. 3:14), бережно хранимое и передаваемое учение. Ему противополагается все, что идет с ним вразрез – конечно, не по букве, а по духу. Любым извращениям «здравого учения» даются самые резкие и уничижительные характеристики:

.. не внимая Иудейским басням и постановлениям людей, отвращающихся от истины (Тит. 1:14).

3 ... чтобы они не учили иному 4 и не занимались баснями и родословиями бесконечными, которые производят больше споры, нежели Божие назидание в вере (1Тим. 1:3–4).

Негодных же и бабьих [в ЕК: старушечьих] басен отвращайся, а упражняй себя в благочестии (1Тим. 4:7).

3 Ибо будет время, когда здравого учения принимать не будут, но по своим прихотям будут избирать себе учителей, которые льстили бы слуху; 4 и от истины отвратят слух и обратятся к басням (2Тим. 4:3–4).

Правда, при этом нельзя сделать однозначных выводов по поводу самого содержания обличаемых лжеучений. Скорее всего, имеются в виду гностические идеи, которые получали все большее и большее распространение. Так, термин «родословия» подразумевает, вероятно, гностическое учение об эманации1041 – посредничестве между Богом и тварным миром, своеобразном «родословии», в котором «свое» место, как одному из звеньев, отводилось и Иисусу Христу.

Также апостол пишет о

запрещающих вступать в брак и употреблять в пищу то, что Бог сотворил, дабы верные и познавшие истину вкушали с благодарением (1Тим. 4:3).

Здесь вновь подразумевается гностическая проповедь крайнего аскетизма, отрицавшего брак и требовавшего сурового пищевого воздержания. Павел вразумляет:

4 Ибо всякое творение Божие хорошо, и ничто не предосудительно, если принимается с благодарением, 5 потому что освящается словом Божиим и молитвою (1Тим. 4:4–5).

Роль церковной иерархии, пример которой должны являть собой Тимофей и Тит, согласно Пастырским посланиям, состоит в том, чтобы «сохранять, блюсти и охранять Предание»1042:

13 ... завещеваю тебе 14 соблюсти заповедь чисто и неукоризненно, даже до явления Господа нашего Иисуса Христа (1Тим. 6:14).

О, Тимофей! храни преданное тебе, отвращаясь негодного пустословия и прекословий лжеименного знания (1Тим. 6:20). 13 Держись образца здравого учения, которое ты слышал от меня, с верою и любовью во Христе Иисусе. 14 Храни добрый залог Духом Святым, живущим в нас (2Тим. 1, 13–14; см. также Тит. 1, 9).

У границ Нового Завета

Пастырские послания занимают в Новом Завете свое уникальное место. Аналогично 2 Петр., они знаменуют эпоху, когда апостольский век, неповторимый в своем непосредственном свидетельстве учеников-очевидцев служения Иисуса Христа, безвозвратно уходит в прошлое. Здесь Новый Завет, понимаемый как собрание связанных исключительно с апостольским первосвидетельством книг, подходит к своим границам. За ними начинается послеапостольская, а за нею и другие эпохи, когда Церковь растет и развивается на раз и навсегда положенном основании.

Примечательно, что осознание новых факторов, появляющихся в историческом бытии христианства, имеется внутри самого Нового Завета именно в виде Пастырских посланий. В них четко обозначены или намечены тенденции, получившие развитие впоследствии, уже за хронологическими пределами Нового Завета как свода Писаний (развитие церковной организации, в частности, иерархии; развитие преемства в сохранении учения и т.п.). Речи о скором Втором Пришествии Христовом, которое бы положило конец земной истории, уже здесь приобретают все более и более неопределенные и спокойные интонации (см. 1Тим. 4, 8; 5, 24; 6, 7; 2Тим. 2, 10–12; 4, 18).

§ 56. Второе Послание к Тимофею

Второе Послание к Тимофею ничем прямо не выдает знакомства с 1 Тим. Его тон, а главное некоторые прямые высказывания недвусмысленно указывают на то, что это последнее или одно из последних посланий ап. Павла:

6 Ибо я уже становлюсь жертвою, и время моего отшествия настало. 7 Подвигом добрым я подвизался, течение совершил, веру сохранил; 8 а теперь готовится мне венец правды, который даст мне Господь, праведный Судия, в день оный; и не только мне, но и всем, возлюбившим явление Его (2Тим. 4:6–8).

Можно предполагать, что освободившись из римских уз, апостол возобновил свои миссионерские путешествия и пока около 66–67-го годов не был казнен после вторичного суда, написал Пастырские послания. Из них 2 Тим. написано уже во время второго римского заключения ввиду неизбежной скорой кончины. Правда, об освобождении после первого суда, а также об апостольских путешествиях и повторном заключении ничего не говорится в Деян. – нашем главном источнике, касающемся жизнеописания Павла. Поэтому возможен и другой вариант: 2 Тим. написано на исходе первых и единственных римских уз, закончившихся смертным приговором апостолу. При этом нельзя исключать и того, что 2 Тим., как и 1 Тим. и Тит. могли быть написаны после смерти ап. Павла верными его памяти учениками, хорошо усвоившими богословие и проповедь учителя, но все же писавшими несколько другим слогом и в другой, более поздней церковной ситуации. Как бы там ни было, из всех Пастырских посланий 2 Тим. по своему содержанию выглядит как наиболее Павлово.

66. Содержание 2 Тим.

2 Тим. проникнуто какой-то необыкновенной и трогательной личной печалью апостола, которая сочетается с трезвым беспокойством руководителя. Превосходя свою печаль, он отдает распоряжения своему верному преемнику. Так, с одной стороны, апостол жалуется:

Ты знаешь, что все Асийские оставили меня; в числе их Фигелл и Ермоген (2Тим. 1:15).

И с любовью вспоминает:

16 Да даст Господь милость дому Онисифора за то, что он многократно покоил меня и не стыдился уз моих, 17 но, быв в Риме, с великим тщанием искал меня и нашел. 18 Да даст ему Господь обрести милость у Господа в оный день; а сколько он служил мне в Ефесе, ты лучше знаешь (2Тим. 1:16–18).

А с другой стороны, каким необыкновенным доверием проникнуты слова, обращенные к Тимофею:

10 А ты последовал мне в учении, житии, расположении, вере, великодушии, любви, терпении, 11 в гонениях, страданиях, постигших меня в Антиохии, Иконии, Листрах; каковые гонения я перенес, и от всех избавил меня Господь (2Тим. 3:10–11).

Проповедуй слово, настой во время и не во время, обличай, запрещай, увещевай со всяким долготерпением и назиданием (2Тим. 4:2).

Много места посвящено отеческому предостережению от ненужных словопрений и всего того, что отвращает от «здравого учения».

14 Сие напоминай, заклиная пред Господом не вступать в словопрения, что нимало не служит к пользе, а к расстройству слушающих. 15 Старайся представить себя Богу достойным, делателем неукоризненным, верно преподающим слово истины. 16 А непотребного пустословия удаляйся; ибо они еще более будут преуспевать в нечестии, 17 и слово их, как рак, будет распространяться. Таковы Именей и Филит, 18 которые отступили от истины, говоря, что воскресение уже было, и разрушают в некоторых веру (2Тим. 2:14–18).

В этом контексте рождается памятное высказывание о значении Священного Писания, под которым Павел в данном случае подразумевает, конечно, те Писания, которые мы сейчас называем Ветхим Заветом и к которым уже впоследствии присоединились в качестве Нового Завета Евангелия и другие апостольские писания:

15 Притом же ты из детства знаешь священные писания, которые могут умудрить тебя во спасение верою во Христа Иисуса. 16 Все Писание богодухновенно и полезно для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведности, 17 да будет совершен Божий человек, ко всякому доброму делу приготовлен (2Тим. 3:15–17).

Вместе со 2Петр. 1, 20–21 этот отрывок сыграл большое значение в понимании богодухновенного характера Священного Писания. Само слово «богодухновенный» или «боговдохновенный» (qeo/pneustoj), т.е. «вдохновенный Богом», нигде больше в Библии не встречается. Редкие случаи его употребления имеются в языческой литературе дохристианской поры, а также в Сивиллиных книгах. В то же время схожую идею – «откровение от Бога через Его Святой Дух» – можно встретить в Кумранских текстах, а также у Иосифа Флавия, Филона и в иудейских писаниях новозаветных времен1043.

В чем-то 2 Тим. напоминает 2 Петр. – то же предчувствие неизбежно наступающих послеапостольских времен, та же обеспокоенность по поводу угрозы лжеучений, которые могут исказить первоначальное Благовестие. За каждым из двух посланий стоит громадный авторитет великих апостолов, которых Церковь наименовала первоверховными. Показательно, что и тот, и другой (оба обладали колоссальным, но разным и неповторимым личным апостольским опытом, породив разные традиции внутри первоначального христианства) испытывали похожие переживания, которые выразили (сами или через последователей) в своих последних, если не предсмертных посланиях. Не говорит ли это о том, что «в разных частях Церкви к концу новозаветного периода вырабатывались близкие подходы к схожим проблемам»1044?

Беспокойство апостолов очень понятно и оправданно. Однако это не означает, что абсолютно все новое, чем богатеет христианское Предание на протяжении многовековой истории Церкви, автоматически подпадает под категорию «басен», которые лишь «льстят слуху» (2Тим. 4:3–4).

Важно держаться «здравого учения», каким является первоначальное апостольское Благовестие, не превращая его в мертвую букву, но актуализируя всегда новое звучание его духа.

* * *

1025

См. Brown R. P. 638. Точнее, сначала, еще в средние века пастырскими называли Послания к Тимофею, а в XVIII веке к ним стали присоединять и Тит. – см. Кассиан, еп. С. 248.

1026

Brown R. P. 638.

1027

См. Кассиан, еп. С. 248.

1028

Подробный экскурс на тему авторства Тит. и 1 Тим. см.: Brown R. P. 662–8.

1029

Между прочим, на этом изречении построена одна из задачек – классических парадоксов логики: если «критяне – всегда лжецы», и это сказал «один из них», то значит, это ложь; значит, не все критяне – лжецы, что в свою очередь приводит к выводу, что и сказавший такое, возможно, не лжец, после чего мы опять далаем вывод о лживости всех критян и т.д. и т.д.

1030

Кассиан, еп. С. 250.

1031

См. Кассиан, еп. С. 251.

1032

В 2Тим. 1, 5 указываются имена матери и бабки Тимофея – соответственно Евника и Лоида.

1033

См. Wild R.A., S.J. The Pastoral Letters. // NJBC. P. 891.

1034

Кассиан, еп. С. 252.

1035

Например, в Флп. 1, 1 говорится о «епископах и диаконах», но не говорится о пресвитерах, причем о епископах в связи с небольшой филиппийской общиной говорится во множественном числе.

1036

Кассиан, еп. С. 249; см. также С. 256.

1037

См., например, 5-е правило Святых Апостолов.

1038

То, что переведено в СП как «избираема» (5, 9: katalege/sqw, от kata/logoj – «список»), ЕК предпочел перевести как «да вносится в список» – см. Кассиан, еп. С. 254.

1039

Theissen G. P. 137.

1040

Данн Д.Д. С. 369.

1041

См. Кассиан, еп. С. 252.

1042

Данн Д.Д. С. 377.

1043

См. Brown R. P. 679.

1044

Brown R. P. 771.


Источник: Христос и церковь в Новом Завете : введение в Священное Писание Нового Завета : (курс лекций) / протоиер. Александр Сорокин. - Москва : Изд-во Крутицкого подворья [и др.], 2006 (М. : Типография Наука). - 646 с. (Библейские и патрологические исследования; Кн. 2).

Комментарии для сайта Cackle