Борис Ильич Гладков

Глава 37. Беседа Иисуса с Апостолами о разрушении Иерусалима и о кончине мира. Притча о десяти девах и талантах. Рассказ о Страшном Суде.

Иисус вышел из храма и пошел по направлению к горе Елеонской; с Ним шли и Апостолы. Все происшедшее в течение этого дня произвело сильное впечатление на них. Они не могли отрешиться от еврейских мечтаний о блистательном Царстве Мессии и о своем видном положении в этом Царстве. Они ждали, что это Царство вот-вот откроется. Но все происшедшее в этот день привело их в такое душевное состояние, какое близко к разочарованию. Обличительная речь Иисуса против фарисеев и начальников народных была последней попыткой довести их до раскаяния, но цели своей не достигла, а еще более ожесточила их злобные сердца; народ, два дня назад встречавший Иисуса, как Мессию, желанного Царя Израилева, охладел к Нему, когда узнал, что Он будет распят на кресте; им самим, сподвижникам Иисуса, предсказаны бедствия: все они будут гонимы, а некоторые даже убиты и распяты; самый храм Иерусалимский, эта гордость всех истинных евреев, будет разрушен; а Учителя их, Иисуса, не увидят более до кончины мира. Когда же откроется ожидаемое Царство Мессии? Должно же оно открыться, если о нем было столько пророчеств? Не начнется ли оно с кончины этого мира и Второго Пришествия Иисуса?

Разговор Иисуса с апостолами о храме его сокровищах

Апостолы не в силах были разрешить все эти недоумения, но и оставаться под гнетом их не могли; им надо было наедине поговорить со своим Учителем. И вот, один из Апостолов обращает внимание Иисуса на величественность храма: «Посмотри, какие камни и какие здания! Неужели все это будет разрушено?» Другие же Апостолы начали говорить об украшении храма драгоценными камнями и другими дорогими вкладами. Им жаль было этого храма, им хотелось услышать что-нибудь успокоительное, утешительное о судьбе его. Но Иисус остановился, посмотрел на величественные здания храма и, указывая на них Апостолам, сказал: придут дни, в которые из того, что вы здесь видите, не останется камня на камне; все будет разрушено!

Предсказание о разрушении его

Ответ этот рассеял всякие сомнения относительно судьбы храма. Значит, и все остальное свершится так же, как говорил Иисус. Конец надеждам на славное Царство Мессии, конец мечтаниям о разделении с Ним славы этого царствования! – Под влиянием этих грустных дум молча шли теперь Апостолы за Иисусом. Некоторые из них даже отстали от Него; только Петр, Иаков, Иоанн и Андрей шли вместе с Ним, и когда Он, взойдя на гору Елеонскую, остановился и сел так, что весь Иерусалим, освещенный луной, был у ног Его, то спросили: скажи нам, когда это будет, и какой признак, когда все сие должно совершиться? (Мк. 13, 4) и какой признак Твоего пришествия и кончины (Мф. 24, 3) мира?

Помирившись с мыслью о неизбежности разрушения храма, Апостолы теперь думали, что ожидаемое всеми Царство Мессии начнется после этого разрушения, что Иисус Христос вторично придет, и тут одновременно с кончиной мира начнется Его славное Царство; они думали, что все это случится скоро, пока они живы. Вот от этих-то ожиданий и надлежало предостеречь их. А потому Иисус, прежде, чем прямо ответить на их вопрос, сказал: «Берегитесь, чтобы кто не прельстил вас (Мф. 24, 4) лживыми уверениями о Моем пришествии и наступающей кончине мира. Многие придут под именем Моим и будут говорить: «Я – Христос»; многих они введут в заблуждение, многих прельстят; и это время близко (Лк. 21, 8). Но вы не верьте им! Начнутся народные смуты, междоусобия и кровопролитные войны; восстанет народ на народ, царство на царство; голод, моровая язва и землетрясение довершат все беды, появятся знамения на небе; и многие, видя все это, начнут уверять всех, что наступает кончина мира. Не верьте им! Это еще не конец; это будет только началом наказания народа израильского, началом его болезней. Кончина же мира последует тогда только, когда Мое учение будет возвещено во всей вселенной, когда эта проповедь станет обличительным свидетелем против тех, которые, слыша ее, не уверовали в Меня»76.

Беседа на горе Елеонской о предстоящем разрушении Иерусалима

Предупредив Апостолов, что кончина мира и Его Второе Пришествие последуют не так скоро, как они думали, Иисус остановился на событиях, какие должны предшествовать разрушению храма и Иерусалима. «Прежде всего вы сами подвергнетесь преследованиям как от рассеянных по всей земле евреев, так и от язычников; вас будут гнать, предавая в синагоги и в темницы, и поведут к царям и правителям; и будете вы перед ними свидетельствовать обо Мне и о Моем учении. Вас будут мучить и убивать, и возненавидят вас за Меня. Но не ужасайтесь! И когда вас будут допрашивать, то не обдумывайте заранее ответов, не заботьтесь о том, как вам отвечать: отвечать за вас будет Дух Святой; Я дам вам такую мудрость, которой не в силах будут ни противоречить, ни противостоять все противящиеся вам. Во время таких гонений на вас и на Моих последователей, которых вы привлечете своею проповедью, многие от страха мучений и смерти отрекутся от Меня; другие же из-за Меня возненавидят друг друга и будут друг на друга доносить: в одной семье будут последователи Мои и язычники, и брат будет доносить на брата, отец на детей, и дети на родителей, и своими доносами доведут их до казни; появятся и лжепророки, которые совратят многих; вражда, ненависть и беззакония среди людей настолько умножатся, что в сердцах их не останется и места для любви. Но вы безропотно терпите все, что вам будет ниспослано; терпением спасайтесь от всяких искушений; знайте, что спасется только тот, кто до конца своей жизни будет терпеливо нести крест свой, кто до дна изопьет ниспосланную ему от Бога чашу страданий! Когда же увидите Иерусалим, окруженный войсками, тогда знайте, что приблизилось время запустения его (Лк. 21, 20). Об этом возвещено было пророку Даниилу через Гавриила, сказавшего, что город и святилище будут разрушены народом вождя, который придет, и конец его будет, как от наводнения, и до конца войны будут опустошения, а на крыле святилища будет мерзость запустения (Дан. 9, 26–27). Итак, когда увидите город, окруженный войсками, а в храме мерзость запустения, то спасайтесь в горы; кто будет застигнут в городе, беги скорее из него, а кто в окрестностях – не входи в него. Не откладывайте ни на минуту своего бегства, не останавливайтесь даже за тем, чтобы взять с собой самое необходимое; если кто будет на кровле дома, беги, не заходя даже в дом, чтобы взять что-нибудь; и кто будет работать в поле, сняв свою верхнюю одежду, беги, не останавливаясь даже за тем, чтобы захватить ее с собою. Помни, что это – дни Суда Божия над неверным народом, предсказанные пророками. Горе тогда будет беременным и кормящим грудью, которые не в силах будут бежать, ибо и их постигнет великое бедствие, призываемое на народ сей. Многие падут тогда от меча, остальные будут взяты в плен и расселены по всем странам, а покоренный Иерусалим останется во власти язычников до тех пор, пока не окончатся времена язычников. Молитесь, чтобы это не случилось зимой или в субботу, и тем не воспрепятствовало бы вашему поспешному бегству. Скорбь будет тогда такая, какой не было от начала мира, и никогда уже не будет. Эти скорбные дни сократятся ради избранных, ради уверовавших в Меня, которые не успеют спастись бегством; иначе никто не остался бы в живых. Эта скорбь усилит среди евреев ожидание Мессии, и многие станут злоупотреблять таким ожиданием; появятся лжехристы и лжепророки и станут совершать ложные знамения и чудеса, которые, однако, будут так походить на истинные, что даже и верующие в Меня могут обмануться. Но вы не верьте им! Берегитесь! Вот, Я наперед сказал вам все. Не забывайте указанных Мной вам признаков предстоящего разрушения Иерусалима; возьмите в пример смоковницу: когда ветви ее становятся мягки и листья начинают распускаться, то вы по этим знакомым вам приметам узнаете, что близко лето; так и в деле, о котором Я вам говорю: когда увидите, что начинаются предвозвещенные Мной события, то знайте, что близок, уже при дверях, и суд над народом израильским. Истинно говорю вам, что это случится скоро, что многие живущие ныне будут очевидцами всех бедствий и на себе испытают их; все сбудется так, как Я говорю, ибо скорее небо и земля могут уничтожиться, нежели Мои слова не исполняться. Еще раз предупреждаю вас: не верьте лжехристам, которые придут; не верьте и людям, которые будут уверять вас, что сами видели Христа скрывающимся в пустыне или в потаенных комнатах, и не идите к Нему. Не так придет Сын Человеческий. Как молния сверкает неожиданно и озаряет разом все небо, так мгновенно и повсеместно будет пришествие Его; и как на труп слетаются орлы, так и Сын Человеческий соберет к Себе всех людей77".

На этом оканчиваются предсказания о разрушении Иерусалима; сказанное после относится уже к кончине мира и Второму Пришествию Христа. Слова Иисуса о смоковнице, о том, что все сказанное Им сбудется, пока еще живо современное Ему поколение, и что сбудется непременно, – помещены Евангелистами Матфеем, Марком и Лукой в том месте их повествований, в котором говорится о кончине мира, а так как слова эти не могут иметь никакого отношения к кончине мира и несомненно сказаны по поводу предстоявшего разрушения Иерусалима, то, для последовательности повествования, они и помещены здесь вслед за двадцать третьим стихом Евангелия Марка.

Посмотрим теперь, что говорят историки об исполнении пророчества Иисуса.

Обзор исторических сведений о состоявшемся разрушении Иерусалима и храма

Евреи, признававшие себя подданными одного только Бога, всегда относились к римлянам со страшным озлоблением и готовы были воспользоваться всяким удобным случаем, чтобы возмутиться против них и свергнуть ненавистное иго. Сами правители (прокураторы) римские своей жестокостью и сребролюбием усиливали это озлобление. Особенно тяжко было евреям в правление Флора. Они просили римского императора удалить Флора и, когда получили отказ, взбунтовались, перебили всех римских воинов, охранявших порядок в Иерусалиме, и захватили в свои руки власть. Скоро восстали и другие города, и мятеж охватил всю Палестину. Для усмирения взбунтовавшихся евреев посланы были войска, которые под предводительством Веспасиана вступили в Галилею. Так началась иудейская война, подробно описанная участником ее, еврейским историком, евреем Иосифом Флавием.

Но раньше этого исполнилось сказанное Апостолам о судьбе, какая постигнет их самих. Прежде же всего того возложат на вас руки и будут гнать вас, предавая в синагоги и в темницы, и поведут пред царей и правителей за имя Мое (Лк. 21, 12). Из повествований Евангелиста Луки, содержащихся в другой книге его, Деяния Апостолов, а также из сочинений языческих историков того времени, видно, что Апостолов, отправившихся проповедовать во все страны известного тогда мира, всюду с особой ненавистью встречали евреи; эти единоплеменники Апостолов клеветали на них, привлекали их в свои синагоги, чтобы судить их своим судом, доносили на них местным властям, сами били их и язычникам помогали. По доносам евреев, на Апостолов воздвигли гонения и язычники; их гнали, били, побивали камнями, предавали суду царей и правителей, заключали в темницы, распинали, убивали; когда же их вели на допрос, они, следуя завету Христа, не обдумывали ответов; они знали, что за них будет говорить Дух Святый (Мк. 13, 11), и своими мудрыми ответами поражали судей и истязателей. Гонениям подверглись не только Апостолы, но все вообще христиане; особенно жестокими гонения стали в царствование Нерона, когда христиан сжигали живьем для освещения царских садов и отдавали на растерзание львам для потехи праздной толпы язычников. Однако, несмотря на свирепость этих гонений, проповедь Апостолов проникала всюду, и в самом Риме было множество семейств, некоторые члены которых были тайными христианами. Когда же христианская религия была объявлена вредною, а христиане подлежащими истреблению, то в таких смешанных в религиозном отношении семействах началась страшная вражда. Правительство требовало, чтобы на христиан доносили, чтобы выдавали их властям для казни, и тогда брат доносил на брата, отец на детей, дети на родителей; ненависть и предательство господствовали, а любовь была забыта, изгнана; и даже самое слово христианин стало ненавистным для язычников. Так исполнилось пророчество Иисуса Христа, сказавшего: тогда соблазнятся многие, и друг друга будут предавать, и возненавидят друг друга (Мф. 24, 10); предаст же брат брата на смерть, и отец – детей; и восстанут дети на родителей и умертвят их (Мк. 13, 12); и, по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь (Мф. 24, 12); и вы будете ненавидимы всеми народами за имя Мое (Мк. 13, 13). И среди всех этих бедствий Апостолы, а с ними и многие из христиан, были непоколебимо стойки: храня завет Христа терпеть до конца, они безбоязненно шли на мучения и смерть; они смело говорили правду в глаза сильным мира сего; они пронесли учение Христа по всему известному тогда миру, почти все умерли мученической смертью, но зато стали достойными сынами Отца Небесного. Помня слова Иисуса: берегитесь, чтобы кто не прельстил вас, ибо многие придут под именем Моим (Мф. 24, 4), Апостолы не соблазнились ни лжепророками, ни лжехристами, которых было немало. По словам Иосифа Флавия, Палестина того времени была наполнена обольстителями и чародеями, которые водили народ в пустыню, чтобы показать чудеса, будто бы творимые ими божественной силой. Из числа таких обольстителей известны: Досифей самарянин, называвший себя Христом, Симон волхв, тоже самарянин, называвший себя сыном Божиим, Февда, Менандр, какой-то египтянин и другие. Евреи того времени, отвергнув Христа, так страстно ждали мессию-завоевателя, что охотно шли навстречу всякому самозванцу.

Все это предшествовало разрушению Иерусалима; это должно было случиться прежде всего; так оно исвершилось. Но уже к концу этого времени, когда Апостол Петр был в Риме распят, а Апостол Павел там же обезглавлен, начала сбываться и вторая часть предсказаний Иисуса Христа: восстал еврейский народ на народ римский, царство иудейское на царство римское, прошли слухи о войне, и началась война.

Веспасиан шел со своими войсками из Антиохии, и первый натиск их должна была выдержать Галилея. Там было собрано сто тысяч молодых евреев под предводительством Иосифа Флавия. Но наскоро собранное, необученное военному делу еврейское войско не в силах было устоять против испытанных в боях римских легионов; и все города Галилеи, а затем Самарии, и многие города Иудеи, один за другим, были покорены и подверглись страшному опустошению, а военачальник Иосиф Флавий был взят в плен. Первым пала Гадара, причем находившиеся в городе и окрестностях мужчины, женщины и дети были убиты все поголовно. При осаде Иотапаты пало 40000 евреев, и 1200 взяты были в плен. В Аскалоне убито 10000 человек, в Иафии 27000 убиты, а все женщины и дети проданы в рабство. В Самарии, на горе Гаризим убито 11000. В Иопии 8400 убито, а 4200 утонуло. В Тарихее 2200 убито и 6000 взято в плен. В Гамале 4000 убито, а 5000 человек бросились с крутизны горы и погибли. Из взятых в плен продано в рабство 30400 человек. Покорив Галилею, Самарию и почти всю Иудею, Веспасиан хотел двинуться к Иерусалиму, но весть о смерти императора Нерона вынудила его приостановить на некоторое время военные действия; когда же он сам был провозглашен войсками императором, то уехал в Рим, а продолжение войны поручил сыну своему Титу. Тит подступил к Иерусалиму перед самым праздником еврейской пасхи в 70 году по Р. X.

Христиане, помня завет Христа, бежали из Иерусалима еще до осады его и спаслись за Иорданом, в безопасных по пустынности местах.

Иосиф Флавий свидетельствует, что еще до осады Иерусалима были знамения, предвещавшие будущее разорение: в продолжение целого года над городом стояла звезда, подобная мечу; перед началом войны, в праздник опресноков, ночью, вокруг жертвенника и святилища стало так светло как днем; тогда же медные врата храма, которые двадцать человек с трудом запирали и в которых имелись запоры, глубоко входящие в порог, ночью сами собой отворились, а в праздник Пятидесятницы священники, войдя в храм для служения, слышали сначала шум и движение, а потом голоса: Переселимся отсюда!

В Иерусалиме же с самого начала войны происходили раздоры между партиями, желавшими захватить власть в свои руки. Город был наполнен шайками разбойников, которые, под именем ревнителей еврейской независимости, или зилотов, скоро стали во главе всего населения и бесстыдно распоряжались жизнью и имуществом граждан. Сюда же стали стекаться и беглецы из осажденных римскими войсками городов; а один из таких беглецов, Иоанн Гисхальский, быстро составил преданную ему партию, стал во главе ее и начал междоусобную войну с зилотами и мирными жителями Иерусалима; последними предводительствовал первое время первосвященник Анан. Между враждующими партиями происходили кровопролитные стычки на улицах города и во дворах храма; храм был обагрен кровью и завален трупами убитых, так что на святом месте стала мерзость запустения (Мф. 24, 15). Враждующие партии призвали на помощь идумеян, и междоусобие еще более усилилось. Грабежи, разбои, насилия, убийства производились днем на улицах; нападали преимущественно на богатых и обирали до нитки. В таком положении полного безначалия находился Иерусалим, когда войска Тита подошли к нему. Тит окружил город окопами с целью воспрепятствовать подвозу хлеба и голодом принудить осажденных к сдаче. Начался страшный голод; многие хотели спастись бегством от голодной смерти, но беглецов ловили римские воины и распинали на крестах; беглых было так много, что у осаждающих не доставало ни крестам мест, ни распинаемым крестов. В самом же городе происходили раздоры, побоища, грабежи, насилия и убийства; голод усилился настолько, что множество людей умирало в страшных мучениях, а одна обезумевшая от голода мать изжарила и съела своего ребенка. Сначала мертвых погребали в пещерах и опустевших домах, но когда уже негде было погребать, то стали выносить трупы за городские ворота или сваливать с городских стен. Один из перебежчиков говорил Титу, что только через те ворота, к которым он был приставлен, было вынесено 150880 трупов; по исчислениям же других перебежчиков, до 600000 трупов было вынесено и выброшено из города. Когда Тит обходил город вокруг стен и увидел, что все рвы наполнены гниющими трупами, то в ужасе поднял руки к небу, призывая Бога свидетелем, что не он виной такого бедствия. И он был отчасти прав, потому что предлагал осажденным сдаться, но те не захотели. Посылал Тит к стенам Иерусалима самого Иосифа Флавия уговаривать осажденных, и он в длинной речи напомнил своим согражданам всю историю еврейского народа, и доказал, что евреи всегда побеждали, когда Бог вступался за них, и никогда не имели успеха, если надеялись только на свои силы, на свое оружие, и что теперь, когда они святой храм сделали вместилищем всех непотребств, могут ли они надеяться на помощь Божию? И, взявшись за оружие, не ведут ли они, таким образом, войну с Самим Богом? Но и эти увещания не имели успеха.

Гибель Иерусалима была бы несравненно ужаснее, если бы, по предсказанию Иисуса Христа, Господь не сократил тех дней... ради избранных (Мк. 13, 20), которые не успели спастись бегством. Дела призывали Тита в Рим, и поэтому он решил взять город приступом.

Отчаяние осажденных достигло высшей степени, когда римские войска проломили городскую стену, ворвались в город и взяли башню Антония; тогда все собрались в храмовые дворы и притворы, заперли ворота и решили защищаться тут до последней возможности. Но осаждающие ворвались и в храм и обагрили его потоками крови. Тит хотел спасти самый храм, но не мог удержать своих воинов, дошедших до неистовства; они подожгли храм и затем стали убивать всех находившихся там евреев; вокруг святилища лежало ужасное множество трупов, а по ступеням жертвенника обильно текла кровь; вся земля была сплошь покрыта трупами; ступая по ним, римляне гнались за убегающими евреями. Оставшиеся в живых евреи пробились к воротам храма, ушли в город и там укрепились, но не устояли и тут против римских войск. Когда войска ворвались в город, то убивали всех попадавшихся им по пути, заградили улицы трупами и весь город потопили в крови. Сгорел храм, сгорел и весь Иерусалим. Воины утомились убивать, между тем оставалось еще много живых; и вот приказано убивать не всех поголовно, а только вооруженных и сопротивляющихся, а остальных брать в плен. Всего взято в плен до 97000, а погибло во время осады 1100000 человек. Сокровища храма и города были разграблены, весь город и храм разрушены до основания.

Так сбылись слова Иисуса Христа о судьбе жестоковыйного народа, беспощадно убивавшего своих пророков и, наконец, распявшего своего Мессию. Так взыскана с них кровь праведников, невинно пролитая ими, до крови Самого Христа, которую они дерзновенно призывали на свою голову, крича Пилату: кровь Его на нас и на детях наших!

Попытка Юлиана Отступника восстановить храм

Проследим за дальнейшей судьбой храма и Иерусалима. Иисус сказал, что храм будет разрушен так, что и камня на камне не останется, а Иерусалим будет попираем язычниками, доколе не окончатся времена язычников. И действительно, храм разрушен так, что и следов его не осталось; попытки же восстановить его окончились полной неудачей. Один из римских цезарей, Юлиан, прозванный Отступником, поклялся, что восстановит Иерусалимский храм и тем посрамит Иисуса, предсказавшего его окончательную гибель. Он созвал для этого евреев со всех стран света, которые с особенным усердием и благоговением начали расчищать место, где был храм; но каждый раз, как только они принимались за работу, множество огненных шаров вырывалось из земли; много раз переделывали работу, но при возобновлении ее огненные шары опять разгоняли работавших; наконец, строители поняли, что продолжать работу бесцельно, и разошлись, оставив навсегда попытки восстановления храма, разрушенного по воле Божией.

Беседа о кончине мира и втором пришествии Иисуса Христа

Продолжая беседу, Иисус перешел к ответу на вопрос о кончине мира и Втором Пришествии Своем. Апостолы, конечно, желали знать, когда именно последуют эти знаменательные события, но Иисус сказал им, что о дне... том и часе никто не знает, ни даже Ангелы небесные, а только Отец Его один (Мф. 24, 36); но чтобы они не думали, что это может совершиться скоро, Он сказал, что это будет не только не ранее разрушения Иерусалима (после скорби дней тех), но даже не ранее того времени, когда учение Его станет известным всем народам, населяющим землю.

О дне и часе второго пришествия

Положим, что люди не должны знать с точностью дня Второго Пришествия Иисуса Христа, так как должны быть готовы во всякое время встретить Его; ангелы могут не знать этого, но как же Иисус говорит, что знает это толькоОтец Его? Как может не знать этого Он Сам, если Он в Отце и Отец в Нем? Если Евангелист Матфей и умалчивает о неведении Сына Человеческого, зато Евангелист Марк передает слова Иисуса так, что недоразумений быть не может, о дне же том, или часе, никто не знает, ни Ангелы небесные, ни Сын, но только Отец (Мк. 13, 32). Как же может не знать об этом Тот, Кто придет судить род человеческий? Иоанн Златоуст отвечает на этот вопрос так. «Словами – ни Ангелы – Христос удерживает учеников Своих, чтобы они не старались узнать того, чего не знают и сами Ангелы; словами же – ни Сын – возбраняет им не только знать, но и спрашивать об этом. А что слова эти сказаны Им с этим именно намерением, узнай из того, как Он, по Воскресении, с большей силой воспретил им любопытство» (Свт. Иоанн Златоуст. Толкование на Евангелие от Матфея. 77). В книге Деяний Апостолов говорится, что когда Христос перед Вознесением Своим явился Апостолам, то они спросили Его: «Не в сие ли время, Господи, восстановляешь Ты царство Израилю?» А Он ответил им: не ваше дело знать времена или сроки, которые Отец положил в Своей власти (Деян. 1, 7). По мнению Василия Великого, смысл сказанного Иисусом (по Евангелию Марка) таков: «О дне же том или часе никто не знает, ни Ангелы небесные; не знал бы и Сын, если бы не знал Отец; по тому что от Отца дано Ему ведение» (Свт. Василий Великий. Творения. Ч. 7. С. 159). А Григорий Богослов по этому поводу говорит: «Как Сыну, Который подробно знает, что будет пред последним часом и как бы во время конца, не знать самого конца? Для всякого ясно, что Сын знает, как Бог, приписывает же Себе незнание, как Человек» (Свт. Григорий Богослов. Творения. Ч. 3. Второе слово о Боге Сыне. С. 76). Соглашаясь с этим мнением, блаженный Феофилакт говорит: «Он (то есть Христос), как Бог, знает, а как Человек не знает времени Своего пришествия» (Блж. Феофилакт. Толкование на Евангелие от Матфея. Гл. 24).

Но если предположить, что Иисус знал день Своего Второго Пришествия, а сказал Апостолам, что не знает, то это будет равносильно признанию, что Он сказал неправду. Между тем вера наша в Него и во все, чему Он учил и о чем говорил, основана на убеждении, что Он, безгрешный и правдивый, не мог говорить неправду и что всякое слово Его истинно. Поэтому слова Иисуса Христа о дне и часе Его Второго Пришествия надо понимать в ином значении. Если предположить, что день и час кончины нашего земного мира, а следовательно и начала Страшного Суда, еще не назначены и что назначение их зависит от воли Отца Небесного, то тогда станет понятным, что о дне... том, или часе, никто не знает, ни Ангелы Небесные, ни Сын, но только Отец, от воли Которого зависит назначение их. День и час еще не назначены Отцом, а потому не знает их никто, даже Сын.

Несколько лет назад появилась книга Бейнингена «Бодрствуйте! Се, гряду скоро». В ней говорится, что Второе Пришествие Христа на землю последует в 1932 или 1933 году, но что Он придет не для Страшного Суда, а для открытия тысячелетнего царствования 144000 избранных. Свои выводы автор основывает на своеобразном толковании того места книги Даниила, в котором сказано: Со времени прекращения ежедневной жертвы и поставления мерзости запустения пройдет тысяча двести девяносто дней. Блажен, кто ожидает и достигнет тысяча трехсот тридцати пяти дней (Дан. 12, 11–12). Считая день пророчества за лунный год и переводя 1335 лунных лет в солнечные, он получает 1295 с четвертью солнечных лет, которые должны (по его мнению) пройти до Второго Пришествия Христа со времени прекращения ежедневной жертвы и поставления мерзости запустения на святом месте; принимая затем совершенно произвольно таким начальным годом 638-й год, когда последовала закладка мечети Омара на месте разрушенного храма Иерусалимского, и считая таковую закладку поставлением мерзости запустения, он складывает 1295 с четвертью лет с 638-ю годами и получает 1933-й год, то есть время Второго Пришествия Христа. Считая излишним доказывать очевидную ошибочность выводов автора, трудящегося над разрешением одного уравнения со многими неизвестными, сделаю лишь два замечания:

По словам Господа, поставлением мерзости запустения на месте святом надо считать разрушение храма и Иерусалима в 70 году по Р. X.; следовательно, если к 70-ти годам прибавить вычисленные г-ном Бейнингеном 1295 с четвертью лет, то окажется, что Второе Пришествие Христа уже было в 1366 году.

Если Господь сказал, что о дне и часе том не знает даже Сын, то как же может знать г-н Бейнинген? Не слишком ли много он берет на себя? И не кощунственно ли утверждение, что Господь говорил только о дне и часе, а о годе умолчал?

И вдруг, после скорби дней тех, солнце померкнет, и луна не даст света своего, и звезды спадут с неба, и силы небесные поколеблются.

Слова эти надо понимать так: после скорби дней тех, то есть после разрушения храма и Иерусалима, но когда именно – неизвестно, последует кончина мира; видимыми признаками ее будут необычайные явления в природе: солнце померкнет и луна, отражающая свет его, перестанет светить, а земля будет так потрясена, что звезды покажутся падающими с неба, а самое небо, силы небесные – поколебленным.

Из слов Спасителя не видно, будет ли то кончина всего мира, всей Вселенной, или только мира земного; поэтому можно строить различные предположения. Однако Сам Спаситель говорил, что с кончиной мира последует Страшный Суд над родом человеческим, населявшим землю; а если кончина мира коснется только обитателей земли, то надо полагать, что это будет не конец Вселенной, а только конец жизни на земле, конец существования самой земли вообще или же существования Земли как населенной планеты. Впрочем, это известно одному только Богу. Но так как, судя по словам Господа, вероятнее кончина жизни земной, то я и решаюсь объяснить себе, с точки зрения обитателя Земли, те явления, которые будут предшествовать этому. Поэтому я и говорю, что от потрясений, какие постигнут Землю, обитателям ее покажется, что звезды падают с неба. Упасть с неба на землю звезды не могут, так как Земля, в сравнении не только со всеми ими, но даже с каждой из них в отдельности, составляет ничтожную величину. К тому же Господь говорит, что когда все это свершится, то поднимите головы ваши (Лк. 21, 28) и увидите Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных с силою и славою великою (Мф. 24, 30); а из этих слов можно заключить, что и небо, то есть вся вселенная, кроме земли, и облака небесные, останутся для продолжения своей жизни, то есть исполнения воли Творца-Вседержителя.

Что именно произойдет тогда с земным шаром, на котором мы живем? Будет чем-либо нарушена правильность его вращения вокруг нашего Солнца, и он будет притянут Солнцем и как бы поглощен им? Или само Солнце охладеет настолько, что перестанет быть источником света и тепла? Или произойдут какие-либо другие перемены в нашей планетной системе – все эти вопросы остаются открытыми; да и разрешение их было совершенно излишне при объяснении Апостолам признаков кончины мира. Для них достаточно было знать, что за этими явлениями последует открытие Царства Небесного, новой блаженной Вечной Жизни.

Все эти необычайные явления, к которым присоединится небывалое волнение моря, приведут людей в недоумение и как бы в оцепенение; затем, когда они, наконец, поймут, что на них надвигаются страшные бедствия, то в унынии станут рыдать, падать духом, изнывать и с отчаяния даже умирать. Но верующие во Христа и исполняющие волю Отца Его не должны ни бояться, ни унывать; напротив, когда начнет все это сбываться, они должны радоваться, что приближается избавление их от этой земной жизни и начало блаженства в Жизни Вечной. Тогда пусть смело поднимут взоры свои к небу и увидят в нем знамение Сына Человеческого, а затем и Его Самого, грядущего на облаках небесных с силой и славой великой.

Какое именно знамение явится – Иисус не сказал, да и Апостолы не спрашивали Его. Очевидно, что это будет такое знамение, которое не оставит в людях ни малейшего сомнения в том, что оно знаменует шествие Христа. По мнению Иоанна Златоуста, таким знаменем будет крест. И когда явится это знамя Христово, все поймут, что настал Страшный Суд; и тогда восплачут все племена земные, все люди, которые сознают себя неподготовленными к встрече Христа-Судьи, – которым нечем оправдаться пред Ним; и увидят Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных с силою и славою великою; и пошлет Ангелов Своих с трубою громогласною, и соберут избранных Его от четырех ветров, от края небес до края их.

Говоря о Своем Втором Пришествии, Иисус употреблял выражения и образы, удобопонятные для Апостолов, взятые из жизни евреев. Моисей, ведя евреев в землю обетованную, созывал их в собрания и для отправления в дальнейший путь приказывал трубить в серебряные трубы (см. Числ. 10, 1–10); этот способ созыва обратился в обычай и соблюдался евреями и в последующие времена. Выражение от четырех ветров употреблялось в разговорном языке евреев для обозначения четырех стран света, востока, запада, севера и юга; выражение же от края небес до края их употреблялось и в ветхозаветных книгах для обозначения всей земли, всего пространства земного шара, населенного людьми (см. Втор. 4, 32).

Поэтому слова Иисуса, что Он пошлет ангелов Своих с трубой громогласной, надо понимать не буквально. Как явление Иисуса Христа будет мгновенное, сразу видимое всем, так и посланные Им ангелы сразу же соберут со всех концов земли людей; и это одновременное и мгновенное воскрешение всех, как бы разом услышавших призыв Христа, возвещенный ангелами, уподобляется обычному у евреев созыву в собрание трубой громогласной, которую слышат одновременно все созываемые. Евангелист Матфей передает здесь слова Иисуса о созыве только избранных, то есть тех, которые удостоятся Царства Небесного; но так как в дальнейшем повествовании тот же Евангелист говорит о том, что соберутся все народы (Мф. 25, 32), то надо полагать, что избранные и неизбранные, то есть достойные Царства Небесного и недостойные его, все будут призваны.

Когда это совершится, в какой день и час, об этом никто не знает, ни ангелы небесные, а только Отец Мой один. Люди будут жить так же беспечно, как живут теперь, как жили и в дни Ноя; будут есть, пить, жениться и выходить замуж, не подозревая, что близок конец; и как во дни Ноя не думали о предстоявшей всем гибели, пока Ной не вошел в ковчег и потоп не истребил всех, так будет и в Пришествие Сына Человеческого: многие будут жить, нисколько не думая, что настает час дать ответ перед Богом за прожитую жизнь. Смотрите же за собою, чтобы сердца ваши не отягчались объядением и пьянством и заботами житейскими, и чтобы день тот не постиг вас внезапно, ибо он, как сеть, найдет на всех живущих по всему лицу земному (Лк. 21, 34–35).

Говоря о внезапности Своего Пришествия, Иисус сказал, что тогда из двух застигнутых в поле один будет взят, а другой оставлен, и из двух женщин, мелющих муку на ручном жернове, одна будет взята, другая же оставлена. Для того, чтобы понять эти слова, надо иметь в виду, что при Втором Пришествии Своем Христос повелит ангелам Своим собрать избранных Его от четырех ветров (Мф. 24, 31), и хотя ангелы соберут на Суд всех без исключения, но первоначально соберут избранных, то есть достойных Царства Небесного; и соберут так быстро, мгновенно, что если, например, двое будут работать в поле и один из них, как избранный, будет взят, то другой, оставленный пока, так будет поражен внезапностью явления, что не в состоянии будет дать себе отчет в происшедшем, не в силах будет опомниться; так же будет изумлена и оставленная за жерновом женщина при взятии от нее подруги.

Наставление о бодрствовании в ожидании Второго Пришествия

Вообще в этой беседе Иисус Христос обращает особенное внимание всех Своих последователей на внезапность Своего Второго Пришествия; говорит об этом несколько раз и каждый раз предостерегает от беспечности, от преданности житейским благам и заботам; и уговаривает их бодрствовать духом и быть во всякое время готовыми с чистым сердцем встретить Его. Для большей убедительности Своих слов Он привел им несколько примеров из обыденной жизни.

Если бы хозяину дома было известно, в какой час ночи придет к нему вор, то он бодрствовал бы только в этот час и не дал бы ему подкопаться под дом; но так как этот час ему неизвестен, то он вынужден караулить дом всю ночь. Так и вы будьте готовы во всякое время, ибо в который час не думаете, приидет Сын Человеческий.

Быть готовыми встретить Пришествие Спасителя – значит не только думать об этом пришествии и ожидать его, но и постоянно, всю жизнь свою готовиться к этой встрече; а готовиться к встрече Спасителя, готовиться дать ответ Ему на Страшном Суде Его – значит исполнять все Его заповеди, жить не так, как хочется, а как Бог велит, вспоминать все свое прошлое, все грехи свои, осуждать себя за совершение их, каяться, слезами покаяния омывать их, дать себе слово больше не грешить и всеми силами своими бороться с искушениями; падая же нравственно, скорее опять подниматься, вновь осуждать себя, вновь каяться и молить милосердного Господа о поддержке и о прощении всех прегрешений, о невменении их в вину.

Притча о рабе благоразумном

Чтобы нагляднее представить Апостолам необходимость бодрствовать и быть готовыми встретить Его во всякое время и чтобы разъяснить им, в чем именно должна заключаться такая готовность, Господь сказал им притчу: «Один господин, уходя на некоторое время, поручил рабу своему раздавать его слугам пищу своевременно; уходя же, не сказал, когда возвратится. Конечно, в отсутствие господина, раб тот должен свято исполнять возложенные на него обязанности; и блажен будет, если будет поступать так, потому что господин, возвратясь, наградит его, окажет ему еще большее доверие: над всем имением своим поставит его. Да, так будет поступать верный и благоразумный раб (Мф. 24, 45). Но если раб тот окажется злым и будет думать: «Не скоро придет господин мой», и, думая так, начнет обижать слуг, бить их, а сам есть и пить с пьяницами, то горе ему! Придет господин его, непременно придет, и придет неожиданно, и подвергнет злого раба печальной участи; будет раб плакать с досады и скрежетать зубами, но поздно: прошлого не вернешь и участи своей не изменишь».

Другую притчу сказал Господь Апостолам. Второе Пришествие Сына Человеческого подобно будет тому, как бы кто, отходя в путь и оставляя дом свой, дал слугам своим власть, и каждому свое дело, и приказал привратнику бодрствовать; итак бодрствуйте, ибо не знаете, когда придет хозяин дома: вечером, или в полночь, или в пение петухов, или поутру; чтобы, придя внезапно, не нашел вас спящими (Мк. 13, 35–36).

Оканчивая эти притчи, Христос сказал: А что вам говорю, говорю всем: бодрствуйте.

Не будем же беспечны, не будем говорить, что до кончины мира и Страшного Суда еще далеко, что еще будет время подумать об этом; ведь мы не знаем ни дня, ни часа, когда будем отозваны из этой жизни, то есть умрем; а после смерти нет места покаянию. Будем же наблюдать за собой ежеминутно, не дадим житейским заботам и благам мира сего порабощать нас; пусть дух наш постоянно бодрствует и охраняет нас от всяких соблазнов и уклонений с прямого пути, чтобы нам можно было во всякое время безбоязненно предстать на Суд Сына Человеческого.

Говоря о слугах, которым господин поручил управление домом своим, Иисус, несомненно, называл Господином – Себя, домом – землю, а слугами – людей, населяющих землю; поэтому, если слуги, получившие в управление дом своего господина, должны всегда добросовестно исполнять свои обязанности, чтобы во всякое время безбоязненно дать господину отчет по управлению домом, то и мы, пользуясь благами жизни, должны всегда помнить, что блага эти принадлежат не нам, а Богу, и что все, чем мы владеем, дано нам лишь в управление, сопряженное с несением известных обязанностей; мы не должны забывать, что от нас потребуется отчет в исполнении возложенных на нас обязанностей, и потому мы должны поступать так, чтобы быть готовыми во всякое время дать этот отчет. Дадим мы его при Втором Пришествии Иисуса Христа, но заканчиваем его с окончанием нашей земной жизни; и если мы жили беспечно, не думая о своем Господине, если мы пользовались благами земными не как чужим достоянием, данным в управление, а как присвоенным или похищенным, и расточали его на удовлетворение своих прихотей, то, умирая и, так сказать, подписывая свой жизненный отчет, мы в ужасе вспоминаем, что все данное нам в управление расхищено нами и растрачено, что оправдать расход нам нечем, что нет у нас оправдательных документов; и уподобимся мы тем слугам, которых возвратившийся господин застал спящими.

В приведенных притчах говорится, что господин не только оставил своим слугам в управление дом свой, но еще дал каждому свое дело (Мк. 13, 34). Поэтому, каждый из нас должен не только управлять домом Божиим, то есть ниспосылаемыми нам житейскими благами, согласно с волей Божией, но и делать свое дело так, чтобы во всякое время быть готовым дать отчет грядущему Судье. У каждого из нас есть свое дело, своя служба, своя работа, свой промысел, ремесло; каждый занят своим делом, порученным ему Богом, и должен дать отчет в нем: так ли вел свое дело, как Богу угодно?

Перед явлением Господа нашего Иисуса Христа, когда толпы народа шли к Иоанну в пустыню каяться во грехах и креститься, и когда крестившиеся спрашивали: «Что нам делать?» – Иоанн советовал каждому добросовестно делать свое дело. Кажется, требование невелико и удобоисполнимо. Того же требует от нас и Христос: каждому делать свое дело так, как повелел Господь; и если мы будем поступать так, то всегда будем готовы встретить своего Господина, и встреча эта будет радостна для вас. Но если мы забудем повеления Господина нашего и будем делать свое дело как нам хочется, то горе нам!

Говорится в этих притчах еще и о рабе, которому поручено раздавать слугам пищу в свое время, и о привратнике. Под именем раздавателя пищи надо разуметь священника, которому Христос поручил раздавать овцам стада Его духовную пищу, то есть проповедовать слово Божие и совершать таинства, через которые даруется верующим благодать Божия; под именем же привратника – всех власть имеющих, всех, призванных охранять безопасность обитателей дома Божия.

И им говорит Господь: бодрствуйте (Мк. 13, 37). Бодрствуйте, исполняя возложенные на вас Богом особые обязанности, и никогда не забывайте, что и вы должны будете дать отчет: добросовестно ли делали свое дело. И чем больше власти вам дано, чем больше от добросовестного несения этой власти зависит спокойствие и благосостояние вверенного вам стада Христова, тем строже и Суд будет над вами, ибо «кому много дано, с того много и взыщется». Если Христос приходил на землю не для того... чтобы Ему служили, а для того, чтобы послужить и жизнь Свою отдать для искупления многих (Мк. 10, 45); если Он говорил: кто из вас хочет быть первым, будь каждому слугою (Мк. 9, 35), то и вы должны помнить, что властью своей, Богом вам данной, вы должны служить тем, охранять которых призваны. Помните же это и бодрствуйте!

Притча о десяти девах

Продолжая Свою беседу и заповедуя всем бодрствовать, Иисус сравнил ожидание Второго Пришествия Его и открытия Царства Небесного с обычным у евреев ожиданием жениха, приходящего за невестой в дом ее родителей. Жениха, приходившего в сопровождении друзей и сынов брачных (ср.: Ин. 3, 29; Мф. 9, 15), встречали торжественно, выходили к нему навстречу со светильниками в руках; а так как жених мог и опоздать приходом, то встречавшие должны были иметь в отдельных сосудах запасное масло на случай, если налитое в светильник сгорит до прихода его. Ссылаясь на этот обычай почти всех восточных народов, Иисус сказал: «Ожидание Второго Пришествия Сына Человеческого можно сравнить с ожиданием жениха. Было десять дев, которые должны были встретить жениха, но из них только пять были заботливы; они действительно хотели встретить его, как и подобало, с горящими светильниками, и для этого на всякий случай взяли с собой запас масла; а другие пять дев понадеялись, что налитого ими в светильники масла будет достаточно, и потому запасного не взяли. Все десять дев долго ждали жениха с зажженными светильниками и наконец заснули, а светильники, поставленные тут же наготове, продолжали гореть. Вдруг в полночь раздался крик: жених идет, выходите навстречу ему (Мф. 25, 6). Проснулись девы и бросились к своим светильникам, начали оправлять их и заметили, что налитое в них масло уже сгорело; заботливые или, как назвал их Иисус, мудрые девы стали поспешно наливать в светильники свое запасное масло, а беспечные или глупые, видя, что их светильники гаснут, стали просить масла у мудрых, но получили отказ. Если мы дадим вам масла, сказали мудрые, то может случиться, что его недостанет и нам и вам; так идите лучше к тем, у кого можно купить его. Глупые девы пошли купить масла и, пока ходили, пришел жених; мудрые девы встретили его и вошли за ним на брачный пир, двери которого тотчас же затворились. И, когда пир начался, возвратились неразумные девы и стали стучаться в дверь, прося жениха, чтобы впустил их; но он дверей им не отворил и сказал: Уходите! не знаю вас".

Оканчивая эту притчу, Иисус опять сказал Апостолам: Итак, бодрствуйте, потому что не знаете ни дня, ни часа, в который приидет Сын Человеческий.

Из этой притчи видно, что недостаточно выражать на словах готовность исполнять заповеди Христовы, называться христианином и ожидать Пришествия Его: надо еще позаботиться о том, чтобы было с чем встретить Его. Недостаточно верить во Христа; надо еще исполнять заповеди Его, так как не всякий, говорящий Ему: «Господи! Господи!», войдет в Царство Небесное, но только исполняющий волю Отца Его Небесного (Мф. 7, 21), а воля Отца Небесного, чтобы мы любили ближних, всех безразлично, друзей и врагов, и самоотверженно трудились на благо им. Вот эти-то добрые дела и составляют тот запас, без которого нельзя идти навстречу Христу; недостаточно одного светильника веры: без добрых дел он угаснет и некуда будет тогда пойти для совершения добрых дел; тогда поздно будет думать об этом, да и бесполезно, так как двери Царства Небесного закроются и стоящие перед ними с угасшими светильниками услышат голос Христа: истинно говорю вам: не знаю вас (Мф. 25, 12).

Итак, надо бодрствовать, надо постоянно заботиться об исполнении воли Божией и накоплять запас добрых дел, с которым можно было бы спокойно умереть и затем, при Втором Пришествии Иисуса Христа, безбоязненно встретить Его. Не надо упускать ни малейшего благоприятного случая для накопления этого запаса, и накоплять его по мере сил и способностей. Справедливый Бог не требует от человека ничего чрезмерного или непосильного; Он дал людям различные способности и имущественные средства для исполнения воли Его, и от того, кому дал мало, не потребует многого. Но, надеясь на милость Божию, нельзя оправдывать свое ничегонеделание своею бедностью и отсутствием особых дарований, которыми блещут другие. Тебе мало дано, с тебя мало и взыщется, но все-таки взыщется, если предстанешь на Суд вовсе без добрых дел, хотя бы и малых. Бедная вдова, имея всего две лепты, не отговаривалась своею бедностью, а положила в церковную кружку все, что имела и, по замечанию Иисуса, положила даже больше всех богачей; и если она во всем так же поступала, то накопила себе запас хотя и малых дел, но такой, однако, который откроет ей двери Царства Небесного.

Притча о талантах

Мысли эти наглядно выражены в притче о талантах. Собственно талантом в древности называлась высшая денежная единица. В притче же под талантом разумеются данные Богом человеку духовные дарования и вещественные блага, то есть все, что человеку дано и чем он должен пользоваться не только лично для себя, но и для ближних своих.

Один богатый человек, отправляясь в чужую страну, поручил управление своим имением рабам своим; и так как он знал способности и силы каждого из них, то одному дал пять талантов, другому два и третьему один, а сам тотчас же отправился в путь. Получившие пять и два талантов пустили их в оборот и, к возвращению господина своего, удвоили хозяйское достояние. Получивший же один талант нашел, что ему против других дано слишком мало, что не стоит трудиться над умножением такого ничтожного капитала и что все равно ничего на него не наживешь; однако он боялся господина своего, зная его строгость, и потому не совершил по отношению к его капиталу никакого преступления, и думал, что достаточно будет, если он только сохранит его; поэтому он зарыл данный ему талант в землю. По прошествии долгого времени, возвратился господин тот и потребовал от рабов своих отчет. Пришел получивший пять талантов и сказал: «Ты мне дал пять талантов, но я удвоил их; вот они, десять талантов, возьми их». Похвалил господин раба того, назвал его добрым и верным, обещал большую награду, а главное приблизил к себе настолько, что предложил ему разделить с ним радость его. Получивший два таланта представил господину четыре, и удостоился одинаковой с первым похвалы и награды. Наконец, подходит получивший один талант и, не зная, чем оправдать свое нерадение, начинает обвинять самого господина: «Вот тебе твой талант! Он цел; я не растратил его; я верен был тебе, а если я не увеличил его, подобно другим, так в этом ты сам виноват: ты хочешь жать, где не сеял, и собирать там, где ничего не оставлял; ты жестокий господин! Почему ты дал другим больше, чем мне? Почему ты дал мне так мало? Стоило ли употреблять в дело и умножать такое ничтожное дарование? Будь доволен и тем, что я, боясь тебя, сохранил твое, остался верен тебе!» – «Ленивый и лукавый раб, – сказал ему господин, – если ты называешь меня жестоким и говоришь, что боишься меня, то тем более ты должен был бы позаботиться об увеличении данного тебе моего достояния, как бы оно мало ни было; не зарывать его в землю надлежало, а употребить в дело, чтобы другим пользу принести, да и самому чтобы было с чем предстать предо мною. Все это от лености твоей и нерадения, а не от того, что тебе дан был только один талант. Возьмите же у него этот талант и отдайте имеющему десять, так как имеющий дарование и охотно применяющий его к делу тем самым развивает и усиливает его, и ему как бы вновь дается; а ленивый, не желающий приносить пользу данными ему от Бога дарованиями, не употребляющий их в дело, доходит до того, что эти дарования сглаживаются, стушевываются и как бы отнимаются у него. А негодного раба этого выбросьте отсюда; не место ему здесь! Пусть остается вне, во тьме; пусть мучается и с досады скрежещет зубами».

Итак, в притче о десяти девах и в притче о талантах изображается встреча Иисуса Христа при Его Втором Пришествии и притом встреча верующими в Него. Пять глупых дев верили в предстоящее пришествие жениха, искренно желали встретить Его; светильники веры их горели, но скоро потухли; и так как им не с чем было встретить его, так как по нерадению они не запаслись добрыми делами, то и были не допущены к брачному пиру, а пять мудрых дев, встретившие жениха не только с ярко пылавшими светильниками .веры, но и с запасом добрых дел, были введены им в чертоги брачные. Также и в притче о талантах: даже ленивый раб, представлявший лукавые оправдания, и тот оказывается верующим в необходимость дать Господину своему отчет; и тот сохраняет веру в Него до конца, но является к Нему с одной этой верой, и сознается, что ничего доброго в своей жизни не сделал. И такого веровавшего во Христа раба, зарывшего талант свой в землю, равно как и тех дев, которые не сумели поддержать добрыми делами пламень своей веры, – словом, таких христиан не допустят в Царство Небесное,Христос скажет им: «Уйдите! Не знаю вас».

Как же заблуждаются после этого пашковцы и другие сектанты, утверждающие, что всякому верующему открыты врата Царства Небесного!

Объяснив Апостолам признаки Своего Второго Пришествия и заповедав им и всем вообще Своим последователям бодрствовать и готовиться к встрече Его с надлежащими оправданиями своей жизни, Иисус рассказал, как Он будет судить всех людей.

Речь Иисуса о страшном суде

Явление Христа во всей Славе Своей, со всеми ангелами, уподобляется торжественному выходу величественного земного царя, который садится обыкновенно перед собравшимися подданными своими на парадном троне или престоле, но это только уподобление, из которого вовсе не следует, что будто бы Иисус Христос сядет на Престоле Своем; из этого видно только, что явление Его как Царя Небесного будет сопровождаться такой величественной обстановкой, о какой люди и понятия не имеют, а могут лишь догадываться, судя по торжественным выходам могущественнейших царей земных. Сопровождать Его будут все ангелы, а встречать все люди, как застигнутые Его Пришествием, так и когда-либо жившие и теперь воскрешенные. В каком виде предстанут воскрешенные из мертвых, об этом Иисус сказал, отвечая на вопрос саддукеев о воскресении (см. выше, с. 707); что же касается тех людей, которые будут застигнуты живыми при Втором Пришествии Христа, то, по слову Апостола Павла, они будут телесно преобразованы, так как с чувственным телом нельзя вступить в Жизнь Вечную.

Когда придет Христос во всей славе Своей как Царь Небесный, и соберутся пред Ним на Суд все народы земли, то отделит праведников и поставит их по правую сторону, а остальных – по левую. Каким образом можно из всех людей, вместе собранных, выделить праведников, это, вероятно, показалось Апостолам непонятным, потому что Иисус сейчас же сказал им, что как пастух без всякого затруднения отделяет в своем стаде овец от козлов, так и Он отделит Своих овец, сынов Отца Небесного.

После того Он обратится к праведникам и скажет им: «Идите, достойные сыны Отца Моего, в приготовленное вам Царство! Ибо вы накормили Меня, когда Я был голоден; напоили, когда Я жаждал; приютили Меня, когда Я странником приходил к вам; одели Меня, когда Я был наг; навестили Меня, когда Я был болен, и посетили Меня в темнице».

Истинные праведники, творящие добро так, чтобы левая рука не знала, что делает правая, отличаются особенной скромностью: они не только сами не хвалятся своими добрыми делами, но даже не любят, чтобы кто-либо обращал внимание на эти дела; они сознают ничтожность совершенного ими в сравнении с тем, что должны были бы совершить и к чему пламенно стремились; называя себя рабами, ничего не стоящими (Лк. 17, 10), сделавшими лишь то, что должны были сделать, они бывают даже удивлены, когда говорят об их добрых делах как о чем-то выдающемся. С такой же скромностью и неподдельным изумлением они на Страшном Суде ответят Христу: «Господи! Да когда же мы видели Тебя голодным, и накормили? Жаждущим, и напоили? Когда же Ты приходил к нам странником, и мы приняли Тебя? Когда одели Тебя нагого? Когда мы видели Тебя больным или в темнице, и навестили Тебя?»

И Царь скажет им (Мф. 25, 40): «Да, лично Мне вы ничего этого не делали; но не Я ли говорил вам, что кто примет одного из малых сих, тот Меня принимает? И вот, вы не отказывали в помощи никому, кто именем Моим просил вас о ней; голодных вы кормили, жаждущих поили, нагих одевали, странников принимали, больных и заключенных утешали; и все, что вы сделали доброго для бедных, несчастных и страдальцев, нуждавшихся в вашей помощи, все это вы сделали как бы Мне Самому. Идите же и наследуйте Царство Небесное!»

«А вы? – скажет Царь стоящим слева, – вы отказывали Мне в куске хлеба, когда Я, голодный, протягивал к вам руку, вы не дали Мне даже воды, когда Я изнемогал от жажды; вы прогоняли Меня, когда Я в виде странника стучался в ваши двери, прося приюта и ночлега; вы равнодушно смотрели на Мои рубища и не подумали даже, что Я нуждаюсь в одежде для защиты от холода продрогшего тела; вы не только не навестили Меня, когда Я был болен, но даже боялись прикоснуться ко Мне; вы с презрением относились ко Мне, когда Я был заключаем в темницы! Идите же прочь от Меня и теперь! Ступайте туда, где приготовлены вечные мучения диаволу и ангелам – сотрудникам его!»

«Господи! – скажут тогда в ужасе и отчаянии стоящие слева, – когда же мы видели Тебя алчущим, или жаждущим, или странником, или нагим, или больным, или в темнице, и не послужили Тебе? Этого никогда не было; никогда мы не видали Тебя, тем более в таком бедственном положении».

«Да, – ответит им Христос, – Меня в таком положении вы не видели; но вы отворачивались от всех несчастных, именем Моим моливших вас о помощи; вы гнали их от себя, чтобы они видом своим не нарушали беспечного веселья вашей праздной жизни. А между тем, вы должны были знать, что, отказывая им, вы отказываете Мне».

И пойдут сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную (Мф. 25, 46).

О вечных мучениях

Мысль об осуждении грешников на вечные мучения смущает многих. За грехи кратковременной земной жизни страдать вечно! Справедливо ли это? Соразмерно ли наказание вине? И согласуется ли такое осуждение на вечные мучения с понятиями о милосердном и любящем Боге?

Мы знаем из слов Иисуса Христа, что милосердный Бог прощает нам даже самые тяжкие грехи, если мы здесь, во время нашей земной жизни, искренно каемся и доказываем искренность своего покаяния воздержанием от грехов и добрыми делами в дальнейшей жизни нашей. Мы знаем, что Бог прощает даже таких грешников (как, например, блудный сын притчи), которые, по нашим человеческим понятиям (выраженным в негодовании старшего брата блудного сына), не заслуживают никакой пощады. Мы знаем, что особенно одаренный от Бога, но беспутно расточивший эти дарования, немилосердный должник притчи был прощен, когда пал перед своим господином и дал слово исправиться и потрудиться, чтобы вернуть потерянное. Мы знаем, что Христос простил разбойника, покаявшегося тогда лишь, когда был уже распят на кресте. Зная же такое, по-видимому, беспредельное и нам даже непонятное милосердие Божие, вправе ли мы задаваться вопросами о справедливости или несправедливости осуждения нераскаянных грешников на вечные мучения? В Своей безграничной любви, Бог указал человеку на Свое беспредельное милосердие как на средство избегнуть осуждения. Человеку указан верный путь, чтобы оправдаться и получить прощение. Придите ко Мне все труждаюшиеся и обремененные, – сказал Христос, – и Я успокою вас (Мф. 11, 28). А если, несмотря на все это, люди не хотят знать ни Бога, ни Его милосердия; если они упорно отказываются идти по Его зову к блаженству вечной жизни, – то можно ли удивляться, что на Страшном Суде Христос, напомнив им, как Он звал их к Себе, с грустью и глубоким сожалением скажет: «И вы не захотели! (Мф. 23, 37), уйдите же от Меня! Вы сами своей жизнью произнесли приговор над собой; вы сознательно, по собственному желанию, шли туда, где должен был бы быть один диавол со своими падшими ангелами; идите же туда, и оставайтесь там вечно!»

Каковы будут мучения грешников, в чем именно они будут заключаться – этого мы не знаем. Многие толкователи Евангелия, основываясь на словах Спасителя о вечном огне, склонны считать этот огонь таким же вещественным и жгучим, какой известен нам; другие же, отвергая мнения о мучениях от огня, отказываются объяснить свойства его. Так, блаженный Августин говорит: «Какого рода этот огонь – никто из людей не знает». По мнению же Дамаскина, «грешники будут преданы огню вечному, не такому вещественному, как у нас, но такому, какой ведом одному Богу». Мне же кажется, что если Иисус Христос и говорил об огне неугасаемом, о геенне огненной, о тьме и скрежете зубов, то лишь для того, чтобы сравнением с такими, понятными Его слушателям, страданиями дать им некоторое представление о предстоящих грешникам мучениях после осуждения их на Страшном Суде. Из ответа Иисуса Христа саддукеям на вопрос о воскресении мы знаем, что в будущей жизни воскрешенные люди будут подобны духам, ангелам, следовательно, не будут облечены в такие чувственные тела, которые можно было бы мучить обыкновенным огнем; поэтому с большой вероятностью можно предположить, что осужденные грешники подвергнутся душевным мукам, а не телесным. Каковы будут эти душевные мучения – мы не знаем, но некоторое подобие их может представить себе тот, кто когда-либо испытывал невыразимую тоску, доводящую до отчаяния, такую тоску, когда места себе не находишь, не знаешь, куда уйти, бежишь от людей, ищешь успокоения в одиночестве... и нигде его не находишь! Не такой ли тоской, быть может во сто крат большей, будут мучиться грешники, не пожелавшие во время своей земной жизни искать успокоения во Христе?..78

Открыв Апостолам тайну предстоящего разрушения Иерусалима, кончины мира, Своего Второго Пришествия и Страшного Суда, Иисус отвлек внимание их от отдаленного будущего к тому, что должно совершиться через два дня. Вы знаете, сказал Он, что через два дня будет Пасха, и Сын Человеческий предан будет на распятие (Мф. 26, 2). Какое впечатление произвели на Апостолов эти слова – Евангелист не поясняет; не говорит он также и о том, куда пошел Иисус после этой знаменательной беседы. Судя по всему, что произошло в этот день в храме, а также и по продолжительности беседы на горе Елеонской, можно полагать, что наступила уже ночь, когда Иисус окончил все слова сии (Мф. 26, 1). С наступлением же ночи Он мог отправиться в Вифанию, куда уходил в предшествовавшие дни, или же остаться до утра на горе и провести ночь в молитвенном единении с Отцом Небесным. Последнее предположение вероятнее, судя по тому, в каком настроении духа Он должен был находиться после окончательного разрыва с правящей партией еврейского народа. Апостолы тоже остались на горе и, вероятно, скоро заснули, что дало Иуде Искариоту возможность незаметно отлучиться в Иерусалим.

Совещание в доме Каиафы

В это самое время в Иерусалиме, в доме первосвященника Каиафы, собрались на совет первосвященники, фарисеи, книжники и старейшины народа. Обсуждению подлежал вопрос о том, как и когда убить Иисуса. Они давно уже решили убить Его и отдали приказание, в силу которого каждый, узнавший местопребывание Его, обязан был донести об этом синедриону. Следовательно, теперь рассуждали только о времени и порядке исполнения этого приговора. Все происшедшее в тот день в храме, в особенности же всенародное обличение их Иисусом, побудило их собраться в чрезвычайное заседание синедриона и тонко обсудить все щекотливые стороны вопроса. Они прекрасно понимали, что если народ и не признавал в Иисусе Мессию, все же считал Его выдающимся Пророком и небывалым Чудотворцем, а потому схватить Его и убить теперь, когда Иерусалим переполнен пришедшими на праздник пасхи, будет крайне неосторожно и опасно: народ может вступиться за Него; при малейшем подстрекательстве со стороны Его учеников это заступничество перейдет в бунт, для усмирения которого придут римские войска, и начнутся все ужасы, которых так страшились члены синедриона. Так рассуждали теперь главари еврейского народа; и решили взять Иисуса хитростью и убить, но только все это сделать по окончании праздника пасхи, когда прибывший со всех стран народ разойдется.

Предательство Иуды

Пока они так рассуждали, тайно пробирался к ним один из Апостолов, Иуда Искариот, которого сатана соблазнил возможностью заработать некоторую сумму денег, оказав синедриону крайне необходимую для него услугу. Это был тот самый хранитель денежного ящика, казначей малого стада Христова, которого Евангелист Иоанн называет вором. Назвавшись одним из двенадцати Апостолов, Иуда предложил свои услуги указать синедриону, когда и где можно взять Иисуса, и обещал он устроить это так секретно, что народ ничего не будет знать, следовательно, не будет и никаких поводов к народным волнениям. Но что же вы дадите мне за такую услугу? – спросил Иуда. Они обрадовались и предложили ему тридцать сребренников (Мф. 26, 15).

Да и как было не обрадоваться добровольному появлению такого союзника! Помимо того, что Иуда знает все тайные места, куда Иисус удаляется в ночное время, уже одно то, что против Иисуса восстал один из двенадцати учеников Его, могло поколебать в народе веру в Него даже как в Пророка.

Иуда не стал торговаться, надеясь, вероятно, получить добавочную плату, когда исполнит обещанное. Да и синедрион готов бы был заплатить за такую услугу гораздо дороже, но назначил только тридцать сиклей потому, что этой ценой хотел унизить Иисуса, так как по закону Моисея такая сумма назначена была в вознаграждение за раба, случайно убитого.

Окончив переговоры, Иуда удалился, и теперь все заботы его состояли в том, чтобы ловко обработать выгодное и важное дело: и с того времени он искал удобного случая предать Его. Все это происходило во вторник перед пасхой.

* * *

76

Нельзя строго наказывать людей за неисполнение ими воли Божией, если она была неизвестна им. Положим, воля Божия, то есть любовь к Богу и ближним, вписана, так сказать, в сердцах людей при самом создании их; и потому, строго говоря, никто не смеет отговариваться незнанием воли Божией. Но так как люди ожесточили свои сердца и разучились читать в них, стали глухи к божественному голосу совести, то надлежало напомнить и волю Божию. Господь наш Иисус Христос пришел, между прочим, для того, чтобы напомнить и разъяснить ее не одним только евреям, но всем вообще людям, живущим на земле. Поэтому и окончательный суд над родом человеческим, по необходимости, отсрочивается до того времени, когда проповедано будет сие Евангелие Царствия по всей вселенной, во свидетельство всем народам (Мф. 24, 14). Только тогда и возможен будет суд. Но и тогда, безусловно, справедливый Господь будет судить людей по степени вины их: Раб... который знал волю господина своего, и не был готов (встретить Его), и не делал по воле его, бит будет много (то есть будет строго наказан); а который не знал, и сделал достоиное наказания, бит будет меньше. И от всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут (Лк. 12, 47–48).

77

Точнее будет, если сказать так: и как на труп слетаются орлы, так и к Сыну Человеческому соберутся все люди живущие и когда-либо жившие.

78

Мое мнение о том, каковы будут вечные мучения осужденных грешников, основано на учении святого Иринея, отца и учителя Церкви. Вечные мучения грешников будут, по мнению святого Иринея, заключаться в лишении их того, чем будут наслаждаться праведники. А так как блаженство праведников – в постоянной близости к Богу, в общении с Ним, то вечные мучения грешников будут заключаться в лишении их этого общения. «Тех, которые по своей же воле (говорит святой Ириней) отступили от Бога, Бог подвергнет отлучению от Себя, которое они сами же избрали. Отчуждение от Бога есть лишение тех благ, какие имеются у Него». В этом-то лишении благ, в этом-то отчуждении от Бога, на каковое сами грешники обрекли себя, и будут (по мнению св. Иринея) заключаться вечные мучения. Само собой понятно после этого, что мучения эти будут не грубо-чувственные, не физические страдания, а душевные.


Вам может быть интересно:

1. Сборник статей по истолковательному и назидательному чтению Четвероевангелия. Том I Матвей Васильевич Барсов

2. Толкование на Евангелие от Луки – Глава 13 протоиерей Иоанн Бухарев

3. Толкование на Евангелие от Иоанна – Глава 1 епископ Михаил (Лузин)

4. Толкование на Евангелие от Иоанна – Глава 16 профессор Александр Павлович Лопухин

5. Толкование на Евангелие от Матфея праведный Иоанн Кронштадтский

6. Толкование Евангелия от Матфея Евфи́мий Зигавинос (Зигабе́н)

7. Толкование на Деяния святых Апостолов – Глава первая Феофилакт Болгарский, архиепископ Охридский

8. Толкование на Евангелие по Матфею преподобный Иероним Блаженный, Стридонский

9. Толкование Воскресных Евангелий с нравоучительными беседами. Часть 2 архиепископ Никифор (Феотокис)

10. Толкование на Евангелие от Иоанна святитель Кирилл Александрийский

Комментарии для сайта Cackle