Приглашаем Вас пройти Православный интернет-курс — проект дистанционного введения в веру и жизнь Церкви.

святитель Димитрий Ростовский

События в девятом столетии второго тысячелетия

Как при предыдущей, так и при этой таблице летосчисления не нашлось никакой истории. Отсюда можно понять, что в сии лета ничего не делалось, кроме грехов человеческих. Посему и здесь, дабы место не оставалось пустым, мы будет говорить о греховном зле сколь велика происходит от него пагуба.

Грех светлого ангела в темного сатану претворил и низринул с небес. Грех Адама из рая изгнал и навел на весь род человеческий проклятие и смерть. Грехи, умножившиеся среди людей первого мира бесчисленные тьмы народов покрыли водами потопными и погубили́ Грехи прескверные Содом и Гоморру, а также и окрестные их города огнем сожгли, умучили многими ранами Египет, наконец, Фараона со всею воинскою силою погрузили в море. По причине грехов израильтяне, изведенные Богом из Египта, не вошли в обетованную землю, но умерли в пустыне. Грехи толщу земную под Дафаном и Авироном даже до ада разверзли, превращали людей в скотов (как Навуходоносора) и в бесчувственные столпы (как жену Лотову) и никого никогда не пощадили, но принесли всякому согрешающему суд и наказание от Бога. Грехи человеческие даже и Самого Сына Божия, неповинного, праведного и преподобного, «иже греха не сотвори, и лесть не обретеся во устех Его» (1Пет. 2, 22), ко кресту пригвоздили. И разве они пощадили какого-либо грешника? Грехи великие низложили с престолов сильных, превратили царства, разорили города, рассеяли воинственные полки, опустошили страны и по сие время делают то же. О сколь велика лютость грехов! Хорошо увещевает Писание: «Якоже от лица змиина бежи от греха: аще бо приступиши, угрызнет тя» (Сир. 21, 2).

Нет большего зла в поднебесной, как грех. Болезнь ли, или напасть, или нищета, или гонение, или какая-либо беда и злострадание – все это не столь велико зло, как какой-нибудь смертный грех. Святой Златоуст говорит следующее: 'Такой-то нищ и нищета есть зло. Что же недуг? Что же слепота? Все это ничто, о человек! Ибо одно есть только зло – прегрешение» (На Послание к Ефесянам, гл. 5).

Почему же всякие беды и злострадания в мире сем ничто по сравнению с грехом, а грех – самое большое зло? Потому, что все бедствия временны, грех же мучит вечно; если он и прощен будет, однако у самого согрешившего навсегда останется в памяти. Как полученная на теле язва если и исцелится, все же оставляет знак язвы, так и в душе согрешившей и прощение от милосердия Божия получившей, если она в Царстве Небесном водворится, все же в ней останется памятование о грехе, как навсегда пребывающий пред очами знак бывшей язвы. И человек, взирая на явленное ему неизреченное Божие милосердие, одновременно с этим будет видеть и то, в чем милосерд был к нему Бог, простивший ему великий грех, и не один, а столь многие грехи. С созерцанием милосердия Божия будут созерцаться человеком и те дела, которыми он в жизни временной прогневал столь доброго и столь преблагого Бога. Итак, содеянный грех, хотя бы он был прощен и предан забвению у милосердого и непамятозлобивого Бога, пребудет в памяти его содеявшего.

Ты скажешь, что в пророчестве Иезекиилевом пишется: «Беззаконник аще обратится от всех беззаконий своих, вся согрешения его, елика сотворил, не помянутся ему» (Иез. 18, 21–22). Отвечаю. Не потянутся с тем, чтобы они явились причиною гнева Бога, обличения и наказания, ибо один раз прощенные грехи прощены вовеки. Однако памятование о них не прекратится, так как Бог помнит все прошедшее будет помнить вовеки. Память человека не забудет никогда все свое прежде содеянное и в простившем ему Божием милосердии будет видеть бывшие прогневания. Каким же образом он будет знать величие Божьего милосердия, если не припомнит многочисленности своих грехов, и о том станет славить в бесконечные веки и благодарить незлобивого Бога, что Он ему простил такие и столь многочисленные грехи и беззакония? Грех есть бесконечное зло, ибо не только будет вечно мучителен в аду для непокаявшихся грешников, но и для покаявшихся, прощения сподобившихся и с праведными вчиненных в Царствии Божием он будет вечно памятен, и памятен не для обличения или постыжения, но для прославления Божия милосердия.

Да будет здесь в свидетельство приведен святой Дорофей, о памятовании грехов беседующий следующим образом: «Души, как говорят святые отцы, все помнят, что было здесь содеяно: и слова, и дела, и помышления, и ничего из сего не могут тогда забыть. Если же говорится в псалме: «В той день погибнут вся помышления их» (Пс. 145, 4), то сие говорится о помышлениях века сего, то есть о попечениях, созиданиях, стяжаниях, родителях, чадах и всяких даяниях и приниманиях. Все сие погибает, когда душа разлучается с телом, и она ни о чем из сего не заботится и не вспоминает. Но что она сделала по добродетельности или по греховной страсти, то она помнит, и ничто из сего не погибает. Но если и пользовал кто кого, или тот пользу получил от кого, то всегда помнит и пользовавшегося, и пользовавшего. Точно так же если и пакость принял кто от кого, или тот содеял пакость кому, то всегда помнит и пакость содеявшего, и принявшего пакость. И ничего, как я сказал, душа не забывает из того, что содеяла в мире сем, но все помнит после разлучения с телом, и помнит еще яснее, еще очевиднее после изменения сего земного тела» (Слово о страхе будущего мучения). Говоря сие, святой Дорофей приводит и иного свидетеля: «Однажды об этом я говорил с неким великим старцем; и говорил сам старец, Что помнит душа после своего исхода из тела те страсти, которые Действовали, и грехи, и лица, с которыми она действовала. Я же, желая знать, вступил в спор о многом, и не повиновался старец, говоря, что и самый тот вид греха душа помнит, и то самое место, и то самое лицо, с которым согрешила».

Отсюда становится ясным, что по кончине не забвенны, но вечно памятны бывают грехи его. Разве только в том будет разница, что осужденный грешник в муках будет помнить грехи свои на большее мучение своей совести, а тот, который получит милость Господню будет помнить на большее прославление великого милосердия Божия́ простившего ему грехи. Как царева милость, кротость и незлобие постольку бывают более прославляемы, поскольку щадит царь согрешивших против него и прощает их, милосердствуя о них, и как искусство врача тем более превозносится, чем большие и неисцельные он врачует язвы, точно так и милосердие Божие тем более и более будет прославляемо вовеки, чем более будет видно в Небесном Царствии грешников пощаженных, прощенных, от греховных язв уврачеванных, очищенных и к праведникам причтенных.

Грех есть столь великое зло, что человек сам собою без содействия Божия милосердия никогда не может за него дать полное удовлетворение, хотя бы он и тысячу лет жил и все это время проводил в покаянии, трудах, в посте, в молитвах и слезах. «Если бы, – как говорит святой Иоанн Лествичник, – и всю вселенную грешник побудил за себя плакать, если бы он и реку Иордан всю в свои слезы претворил и каплями из своих очес извел, если бы и тысячами смертей за Христа пострадал, то и тогда подобающего долга за свои грехи не мог бы воздать. Ибо не может кровь его сравняться с кровью Сына Божия, пострадавшего за нас».

Один грех Адамов, содеянный в раю, был столь тяжек, что премногие слезы всех святых праотцев и пролитая кровь пророков не могли его возместить, но необходимо было, чтобы Сам Сын Божий, сойдя с небес, воплотился и пострадал, и Своею кровию за грех человеческий воздал долг Божию правосудию. Что же мы сотворим? Не за один, а за бесчисленные тяжкие грехи наши какое мы содеем удовлетворение? Чем возмерим и воздадим за долги наши, если не поищем Божия милосердия? Но и поискав не обрящем сего, если прежде не отстанем от грехов, ибо невозможно умилостивить Бога, продолжая согрешать.

Грех такое зло, что он не только совершающего его губит, но и других неповинных, находящихся при согрешающем, вводит в беды. Ради греха Ионы, плывшего в корабле, и другие с ним бывшие бедствовали в волнении и отчаивались в жизни своей, ибо была великая буря в море, и корабль подвергался опасности сокрушиться. Также и тот корабль, о котором пишется в Евангелии, покрывался волнами не столько по причине случившегося бурного ветра и великого волнения в море, сколько по причине греха, бывшего в Иуде. Так по этому вопросу думает святой Амвросий Медиоланский, который говорит: «Хотя и много добрых дел учеников Христовых плыло в корабле, однако корабль неверием предательным подвергался опасности от волн», то есть ради самого неверного Иуды возмутилось море, не перенося, чтобы он плыл по нему; хотя он тогда еще и не помышлял предать Христа, однако, видя Христовы чудеса, был одержим неверием, а ради его греха и святые апостолы были в трепете от волнения и бури. И во время потопа с грешными людьми погибли и звери, и скоты, и птицы, ни в чем не согрешившие пред Богом. Ныне же в мире, как в волнующемся море, о сколь много бед находят по причине грехов! Вместе с виновными страдают и неповинные, ибо чужие грехи бывают причиною бедствования и несогрешивших, как в древности случилось и в Израиле: один согрешил Давид, а все царство по причине его греха весьма бедствовало (2Цар. 24, 15–17).

Грех наш есть столь великое зло, что он и Самому Богу доставляет некий труд! Святой пророк Исайя говорил, обращаясь к царю израильскому Ахаву и всему его синклиту: «Слыши, доме Давидов, еда мало вам есть труд даяти человеком, то како Господеви даете труд?» (Ис. 7,13), то есть не достаточно ли вам утруждать людей убогих тяжкими работами, немилосердно на них налагаемыми, и творимыми вами им обидами, озлоблением, притеснением, как еще и Бога не ужасаетесь утруждать вашими грехами? Ибо вы доставляете труд Господу, совершая неправды и беззакония. Но и Сам Бог в пророчестве Исаиином говорит к согрешившему Израилю: «Во гресех твоих и в неправдах твоих утрудил еси Мя» (Ис. 43, 24).

Удивительно и ужасно сие Божие слово, в котором говорит, что Он утруждается, когда человек согрешает: 'Утрудил Мя еси, – говорит, – во гресех твоих». Разве Бог трудится или помогает человеку, когда тот согрешает? Воистину трудится, как изъясняет Иеронимов перевод: «Работати Мя сотвористе во гресех ваших». Внемлем, каким образом Бог трудится и работает, когда мы согрешаем?

Бог содержит жизнь всякого человека, верного и неверного, праведного и грешного: «Вси бо о Нем, – как говорит Апостол, – живем и движемся, и есмы» (Деян. 17, 28). Содержа нас, создавший нас Вседержитель содействует нашему естеству во всех деяниях, добрых ли, или злых: в добрых помогая, а в злых не лишая нас жизни, дыхания и Движения нашего, содержимого рукою Его и хранимого Его милосердием. И нет в жизни нашей такого деяния, которое совершилось без Божьего содержания нас и без Его содействия нашему естеству, ибо без Него мы не можем даже однажды вздохнуть и двинуть хотя бы одним перстом. Если бы Бог человеческой жизни и движения не содержал или если бы на одну черту времени, на одно мгновение ока отнял Свое содержание, то тотчас человек стал бы мертв.

Отсюда можно понять, каким образом Бог работает и трудится, когда человек согрешает: когда человек совершает какой-либо грех, содействует его естеству, содержа человека, не отнимая от него Своей вседержительной силы, сохраняющей жизнь и движение грешника, и не допуская, чтобы он в самом том греховном деле внезапно умер, был похищен невидимым врагом и низведен в ад. Так Он содействует грешнику, не хотя сего, ибо как не желает смерти грешнику так не хочет отнять и свободную волю и власть у человека, которую даровал ему по образу Своему. Не желая трудиться, Он работает препобеждая Самого Себя. Ибо правосудие Его требует для того мести, чтобы Он тотчас казнил его и погубил грешащего в самом деле греховном, но Его человеколюбивое благоутробие и милость удерживает мстительную руку правосудия, милосердствует, не погубляет, долготерпит и ждет обращения грешника. Правосудие Его воспламеняется праведным гневом на творящего беззакония, а милосердие утоляет гнев, заступает, умилостивляет. Божие правосудие изощряет меч, чтобы казнить грешника, милосердие же Его приготовляет врачевство целебное, чтобы исцелить греховные язвы грешника. Божие правосудие отверзает геенну огненную для грешника, а милосердие открывает пред лицем Отца Небесного язвы Христа в руках и ногах, прободенного в сердце и ребра, язвы, принятые им ради грешника.

И так Бог трудится, препобеждая гнев Свой милосердием Своим, и работает Своим содержительством согрешающему в его грехах. Однако Он Сам не является сообщником во грехах грешника и не виновен в злом деле его, ибо Бог не в злом изволении греховном содействует и помогает грешнику, но только в его жизненных естественных силах, Им, нашим Богом Вседержителем, движимых. И как у человека, который при ходьбе хромает, душа его с ним не хромает, хотя он хромает будучи не бездушным, так и в грехе согрешающего грешника Бог, содержа жизнь его и содействуя естественному его движению, не является причастным его греху и ни виновным, но виновна данная ему Богом и неотъемлемая самовластная воля человеческая. Она именно вопреки воле Господней совершает грех, когда Бог сему не соизволяет, хотя и сохраняет жизнь грешника, несмотря на то, что Ему, Владыке, мерзостен грех согрешающего. И воистину дивно долготерпение Божие, как Он грешащего человека терпит, не погубляет его в беззаконии в самый час совершения скверного греха! Слава столь многотерпеливому милосердию Его!

Хотя Бог и терпит не без труда злодеяния грешника, не погубляя его, когда он совершает грех, но однако гневается сильно на некающегося и готовит ему месть за грехи. И настанет столь грозное время, когда долготерпение Его претворится в неукротимую ярость и человеколюбие сменится враждою: 'Тогда умыет руце Свои в крови грешника» (Пс. 57, 11). И что может быть ужаснее сего зла, виновником которого бывает грех наш? О сколь велико и неизреченно зло грех, поелику всесильного Бога, жизнь нашу содержащего, утруждает и побуждает на бесконечный гнев премилосердного Отца!

Многие угодники Божий, боясь сего зла, более желали впасть в беды муки и смерть, чем совершить какой-либо великий грех и прогневать Создателя своего. Иосиф Прекрасный в Египте предпочел страдать в темнице и узах, нежели грехом столкнуться с Богом, ибо говорил прелестнице: «Како сотворю дело злое сие и согрешу пред Богом?» (Быт. 39, 9). Целомудренная Сусанна в Вавилоне предпочла лучше умереть, чем согласиться на грех, ибо говорила бесстыдным и неправедным судьям: «Изволеннее есть ми не сотворши греха впасти в руце ваю, неже согрешите пред Богом» (Дан. 13, 23).

А святой старец Елеазар, принуждаемый к преступлению закона, что отвечал? «Лучше ми есть, – говорил, – абие воврещися во ад, неже прогневати Бога моего преступлением святаго Его закона» (2Мак. 6, 23–28). Кому ад не страшен? А угодник Божий лучше предпочитает быть в аду, чем согрешить и прогневать Бога. Ибо гнев Божий ужаснее всех мук и смертей, хотя бы и адских. Не вопиют ли грешники в Откровении Богослова к горам и камню: «Падите на ны и покрыйте ны от лица Сидящаго на престоле и от гнева Агнча: яко прийде день великий гнева Его, и кто может стати?» (Апок. 6,16–17). Также и Иов святой не молится ли о том, чтобы он был сокрыт во аде, пока не прекратится гнев Господень (Иов. 14,13)? Столь страшен гнев Божий, которого мы, окаянные, ныне не боимся и, дерзая в бесстрашии нашем согрешать, собираем себе гнев на день гнева и суда Божия! (Рим. 2, 5).

Комментарии для сайта Cackle