святитель Димитрий Ростовский

35. Поучение на страсти Господа нашего Иисуса Христа («Все проходящие путем, взгляните и посмотрите, есть ли болезнь, как моя болезнь» (Плач. 1:12))

Да остановится здесь всякий человек, проходящий путь болезненного сего жития, да посмотрит и видит, есть ли болезнь, подобная болезни Господа нашего Иисуса Христа, носящего наши болезни, о Котором пророк говорит: «Он грехи наши Сам вознес Телом Своим на древо» (1Пет. 2:24).

Каждый купец, которому случалось проходить опасными дорогами, видеть много зла и попадаться разбойникам, остановись и посмотри, есть ли столь лютый варвар, столь немилосердный разбойник, как здесь, где раб Владыку, тварь Создателя, человек Бога так связывает, обесчещивает, обнажает, мучает и бесчеловечно умерщвляет: «Умертвили, повесив на древе» (Деян. 5:30). Каждый, кто многими скорбями, тесным и прискорбным путем старается войти в небо, остановись здесь, посмотри и увидь, есть ли такая скорбь, как скорбь Того, Который говорит: «Душа Моя скорбит смертельно» (Мф. 26:38; Мк. 14:34).

О вы, проходящие по пути! Обернитесь и посмотрите на Того, у Кого «нет ни вида, ни величия» (Ис. 53:2), примите во внимание, «как предали Его первосвященники и начальники наши для осуждения на смерть и распяли Его» (Лк. 24:20)! Обернитесь и посмотрите!

Скажу словами Августа новыми: «Сын Божий ко Кресту ведется, тернием венчается пришедший уничтожить терния грешных, вяжется разрешающий на древе связанных, повешивается возводящий низверженных, уксусом напояется Источник жизни, Тот, Который определил некогда за совершенный в раю грех матери в болезнях рождать чад, Сам теперь, как мать, страдает, порождая нас кровью и водой: «Дети мои, для которых я снова в муках рождения, доколе не изобразится в вас Христос!» (Гал. 4:19). В печали, в болезнях и муках рождает нас: «Когда у беременной женщины приближаются роды, она от боли кричит» (Ис. 26:17), и от нестерпимой и тяжкой той болезни вопиет: «О вы, проходящие по пути, обратитесь и видите!» Как бы с многострадальных Иовом говорит: «Помилуйте Меня, помилуйте Меня, о други!» (Иов. 19:21), – то есть соболезнуйте, состраждите Мне, сжальтесь надо Мной, все взирающие на Меня!

Но увы! «Ждал сочуствующего Мне – и не было, и утешающих – и не нашел» (Пс. 68:21). «Гнушаются Мною наперсники Мои, и те, которых Я любил, обратились против Меня» (Иов. 19:19). «И услышали трое друзей Иова о всех этих несчастьях, постигших его, и пошли каждый из своей страны, чтобы посетовать с ним и утешить его. И увидев его издали, они не узнали его; и воскликнули и зарыдали; и разодрали верхние одежды свои, и посыпали землей головы свои. И сидели с ним семь дней и семь ночей; и никто не говорил ему ни слова, ибо видели его язвы жестокие и великие» (Иов. 2:11–13).

Видим мы «язвы жестокие и великие» от ног до головы и в мысленном нашем Иове – Христе Спасителе.

Вы! Кто верный друг, пусть поспешит прийти к Тому, Кто называет нас истинными друзьями: «Вы друзья Мои», чтобы не сказал Он: «Друзья Мои и ближние Мои вдали от Меня встали» (Пс. 37:12–13)!

Кто Его друг, пусть сядет рядом с Ним набожным размышлением о Его страстях, не медля семь дней и семь ночей, как друзья Иовлевы, но в сей же самый настоящий час, чтобы не сказал Он и нам, как Петру: «Не могли вы один час бодрствовать со Мною» (Мф. 26:40)!

Кто истинно любит Его, раздери не ризы, но сердце твое для Того, Кто дал сердце Свое ради тебя на раны. Пролей слезные капли ради Того, Кто пролил ради тебя Кровь Свою! Теперь, в этой Его великой беде и болезни, покажи себя Его другом, чтобы и Он в твоей беде оказался Благодетелем!

Итак, начиная повествовать о страстях Христовых к пользе душевной, с Его помощью буду говорить от Гефсиманского сада, в котором Он взят, и до самой Его смерти. Любовь же вашу прошу внимательно послушать и приклонить ухо ваше к словам уст моих, о которых вместе со святым Иовом скажу: «Слова мои жестоки» (Иов. 6:3). К этому слушанию Сам Господь в Плаче пророка Иеремии нас призывает: «Послушайте, все народы, и взгляните на болезнь Мою; болезнь Моя сильнее всех болезней, и сердце Мое скорбит» (Плач. 1:18, 22).

Итак, приклоните ухо, приступите с набожной мыслью, сокрушите жестокое сердце, возведите мысленные очи. Воззрите, скажу с блаженным Августином, на раны Висящего, на Кровь Умирающего, на цену Искупающего, сострадайте и соболезнуйте Ему сердечной болезнью.

Христос Спаситель! Ведаю я, что не столько словом, сколько делом, не столько деяниями, сколько самой речью, не столько речью, сколько обильными слезами должно показать пречистую Твою страсть и повествовать о ней. Знаю я, что никто страсти Твоей достойно восхвалить не может, если прежде всего, возненавидев и отвергнув то, за что Ты страдал, не возьмет крест свой. Но естество наше – страстное, и сила наша – немощная, так, по крайней мере, подай мне силу представить страсть Твою мысленным очам моих слушателей. Ты, Который не дал Пилату и Ироду о Себе ответа, позволь мне возвестить о Тебе и о болезнях Твоих, как некогда глухому и немому отверз слух и язык, так и теперь слух и язык даруй нам: слушателям – слух для слышания страстей Твоих, мне же – язык для говорения. В этом, Христе, Твоей помощи, а у любви вашей терпеливого слушания прошу.

Часть первая («Все проходящие путем, взгляните и посмотрите, есть ли болезнь, как Моя болезнь» (Плач. 1:12))

Болезновал некогда Создатель сердцем, взирая на злобу человеческую, слушатели благочестивые! «И увидел Бог, как умножилась злоба людская на земле, и у всех помышления сердца были злыми во всякое время; и раскаялся Господь, что создал человека на земле» (Быт. 6:5–6). Восскорбел Бог болезнью внутри Своего сердца.

Если только видя наши злодеяния восскорбел Бог болезнью в Своем сердце, то какую же, скажите мне, болезнь ощущает Он в Себе теперь, когда не только взирает на наши злодеяния, но и взял их на Себя – все грехи, все беззакония, все преступления целого света принял на Себя: Он «берет на Себя грех мира» (Ин. 1:29)? Не только внутри, но и снаружи невыносимую и нестерпимую сносит и терпит болезнь. Он жалуется у Псалмопевца: «Истощилась в болезни жизнь Моя» (Пс. 30:11).

Он болезнует всеми членами Своего Тела, потому что мы все наши члены обратили ко греху. Болезнует головой, потому что «беззакония наши превысили голову нашу» (Пс. 37:5). Болезнует очами, потому что очи наши мы «устремили, чтобы приклонить на землю» (Пс. 16:11). Болезнует устами и языком, потому что «уста наши размножают злословие, и язык наш сплетает льщения» (Пс. 49:19). Болезнует руками, потому что руки наши осмелились сорвать запретный плод. Болезнует сердцем, потому что из сердца нашего «исходят злые помыслы» (Мф. 15:19). Болезнует утробой, потому что «проклятие вошло, как вода, в утробу» (Пс. 108:18). Болезнует ногами, потому что ноги наши от пути правого заблудились. Болезнует весь, ибо всякий из нас одержим бесчисленными страстями и возлежит на ложе зла. Ложе зол наших возложило Его на болезненное ложе крестное (Дамаскин). Это мы все ложе Его обратили в Его болезнь, это мы «зачали болезнь, родили беззаконие» (Пс. 7:15). Наши гноящиеся греховные раны соделали Христу, Спасителю нашему, болезненные раны.

Страждешь, Господи, – говорит святой Амвросий, – и мучаешься не Твоими, но моими ранами, болезнуешь не Твоей смертью, но моей немощью. В лице каждого грешника Давид жаловался: «Болезни смертные объяли меня, сети смерти встретили меня» (Пс. 114:3, 17:6). Избавляя нас от сей адовой болезни и сетей смертных, Христос Спаситель Сам подъял на Себя болезни и сети.

Вот иудейское собрание, как ад, раскрыло против Него свои челюсти: «Раскрыли на Меня пасть свою, – говорит Господь, – как лев, похищающий добычу и рыкающий» (Пс. 21:14). Вот Иуда еще во время трапезы, на Вечере, расставил против Него смертные сети, замыслив Его предать. «Сетью была трапеза для него», и: «в сети своей увяз грешник» Иуда (Пс. 68:23, 9:16). «Горе тому человеку, которым Сын Человеческий предается» (Мф. 26:24)!

С ночи начинает болезнь Свою Господь, как бы говоря вместе с Иовом: «Ночи на болезни даны Мне были» (Иов. 7:3). Еще на Вечере возмутился Иисус духом, сказав: «Один из вас предаст Меня», а после Вечери изрек: «Встаньте, пойдем: вот, приблизился предающий Меня» (Мф. 26:21, 46).

Куда же Ты спешишь ночью, Господи? Еще недавно Ты поучал учеников Своих, чтобы ходили днем, а не ночью: «Кто ходит днем, тот не спотыкается, потому что видит свет мира сего; а кто ходит ночью, спотыкается, потому что нет света с ним» (Ин. 11:9–10). Опасаюсь я, как бы не случилось с Тобой какого-нибудь преткновения, как бы Ты не упал: «Да не когда споткнешься о камень ногой Твоей» (Пс. 90:12). «Ты простираешь тьму, и наступает ночь» (Пс. 103:20). С ужасом помышляю, как бы Ты, Агнец Божий, не попал на свирепых зверей, ибо "в ней (в ночи) ходят все звери лесные, молодые львы рыкающие о добыче» (Пс. 103:21). Боюсь я, как бы Ты не впал в какую-либо немощь, в какую-либо болезнь и потом не сказал: «Скорбь и болезнь приобрел» (Пс. 114:3). Ночью ходят злодеи, разбойники, и я так ужасаюсь, Господи, чтобы и Тебя не сочли за злодея и не сказали: «Если бы Он не был злодей, мы не предали бы Его тебе» (Ин. 18:30), чтобы и Тебя не приняли за разбойника и посреди двух разбойников не поставили.

Но «благословен грядущий во имя Господне!» (Мф. 21:7) И провожаю Тебя в дорогу с тем приветствием, которым некогда напутствовал Гедеона Ангел: «Господь с тобой, муж сильный! Иди c этой силой твоей и спаси Израиля» (Суд. 6:12, 14).

«Иисус вышел с учениками Своими за поток Кедрон» (Ин. 18:1).

«И было слово Господне ко Илии: иди отсюда на восток и скройся у потока Хорафа, что против Иордана; из этого потока ты будешь пить» (3Цар. 17:2–5). После хлеба на Вечери спешит Христос Спаситель наш к воде, к потоку: «От потока на пути будет пить» (Пс. 109:7). Учителя церковные, объясняя слова Давидовы: «Поток перешла душа наша» (Пс. 123:4), – называют потоком гонения, скорби и беды. Вот через какой поток идет наш Господь – через гонения, через скорби: «Начал скорбеть и тосковать» (Мф. 26:37), – через беды. Вот от какого «потока на пути будет пить, потому вознесет главу» (Пс. 109:7), когда будет вознесен на Крест. Идет через поток скорбей, чтобы и нам оставить в нем Свои следы. «Стези в глубоких водах» (Пс. 76:20) – во многих скорбях, чтобы и мы путем многих скорбей шли за Ним к небесному царствию, чтобы поток бед прошла душа наша, то есть «воду стремительную» (Пс. 123:5) гонений, преследований, нападений от мира, плоти и дьявола.

Бежит Давид от сына Авессалома «через поток» (2Цар. 15:23) с плачем, со скорбью: преследует и здесь злобный Авессалом, а грешник Отца своего, Который породил его водой и Духом. Идет и Господь через тот же поток со скорбью, говоря: «Объяли меня болезни смертные, и потоки беззакония смутили меня» (Пс. 17:5), – ибо из-за потоков наших беззаконий Он переходит поток страстей.

Соломон, призвав Семея, сказал ему: «Построй себе дом в Иерусалиме и живи там, и не выходи оттуда никуда; и знай, что в тот день, в который ты выйдешь и перейдешь поток Кедрон, непременно умрешь» (3Цар. 2:36–37). Случилось, что Семей, забыв царский завет, уходил за бежавшими от него слугами, и он был умерщвлен за то, что перешел за поток Кедронский. Удалился грешник от своего Владыки: «Пошел в дальнюю сторону» (Лк. 15:13), и вот, когда Ты, Господи, ищешь его, когда по милости Своей идешь за ним за поток Кедронский, я опасаюсь, чтобы Тебя не умертвили.

Ибо нечестивые мучители уже приготовляют для Тебя, Господи, свои орудия, смерть уже точит на Тебя, Христе, свою косу, и иудейская злоба хочет показать над Тобой свою свирепость. Собираются старейшины, стекается народ, восстает создание на своего Создателя. «Князи собрались вместе против Господа и против Помазанника Его» (Пс. 2:2). «Иисус вышел за поток». Вышел «человек на дело свое и на делание свое до вечера» (Пс. 103:23), – не на праздность, не на леность, не на лежанье, не на спанье, не на отдых, но на труды, на работу, на дело, на установленное делание.

Каждый человек, как говорит Иов, рождается на свет для трудов (см. Иов. 5:7). Ничего не делающему святой Павел запрещает есть хлеб: «Кто не хочет трудиться, тот и не ешь» (2Фес. 3:10). И тот, кто не трудится, ничего не имеет: "Ленивый, – говорит Соломон, – всегда в убожестве» (Притч. 11:16). Поэтому каждый человек выходит на свое дело с самого утра, «от стражи утренней до ночи» (Пс. 129:7), и «на делание свое до вечера» (Пс. 103:23). Но бывает ли у какого-нибудь человека столь тяжкое делание, столь скорбная работа, столь трудное дело, как у Того, Кто сделался Человеком ради человеколюбия, Кто «на земли явися и с человеки поживе» (Догматик, 8 глас), Кого Пилат показывает народу со словами: «Се, Человек» (Ин. 19:5), – делание Господа нашего Иисуса Христа, «нас ради, человек, и нашего ради спасения сшедшаго с небес и воплотившагося от Духа Свята и Марии Девы, и вочеловечшася; распятаго за ны при Понтийстем Пилате и страдавша, и погребена», Который говорит: «Отец Мой доныне делает, и Я делаю» (Ин. 5:17)? Что же это? «Спасение содея посреде земли, Христе Боже, на Кресте пречистыя Свои руце простер!»

О, сколь трудное дело, сколь великое делание, сколь тяжкая работа, в которой и слезами, и кровавым потом, и самой Кровью обливается Делатель!

Гефсиманский сад

Входит Иисус в Гефсиманский сад на делание, чтобы вырвать, искоренить, вычистить в нем греховное терние, которое насадил и посеял первый человек в первом райском саду. Некогда царь Еквир, соскучившись на пиршестве, вышел в сад, чтобы там рассеять свою скуку смотря на прекрасные аллеи, богатые виноградники и ароматные сады. Встал и Христос Спаситель с вечери, на которой только что преподал Тело и Кровь Свою драгоценнейшую Своим ученикам, встал уже с душевной скорбью: «Иисус возмутился духом» (Ин. 13:21), – и вошел в сад.

Но Он и в нем не находит отрады; вместо утешения испытывает еще большую скорбь: «Начал скорбеть и тосковать» (Мф. 26:37). Сирах предостерегает: «Утешь сердце твое и печаль отгони от себя подальше: многих печаль убила, нет в ней пользы» (Сир. 30:24–25). Он же говорит: «Душа Моя скорбит смертельно» (Мф. 26:38). Источник всякого утешения скорбен до смерти, но не без пользы, ибо Он терпит скорби, уготовляя нам вечную радость.

Везде зеленеющие сады служат местом утешения и веселия, этот же, не знаю, какой-то дивный сад, ибо в нем представляются вместо роз – терние, вместо побегов – розги, вместо винограда – уксус, вместо деревьев – Крест Христу Спасителю. Вместо водных источников текут кровавые потоки, вместо тихого дуновения ветра слышатся тяжкие воздыхания из груди Христовой.

Он говорит: «Душа Моя скорбит», – ибо ожидает страдания и поношения.

Зовет невеста Жениха своего: «Да придет брат мой в сад свой и ест плоды» (Песн. 5:1). Но каким же плодом питается Возлюбленный? Тем, который вкусил Адам в раю и за которым последовали обнажение, изгнание и смерть. Ибо и здесь мысленный наш Адам претерпел обнажение: «Сняли с Него багряницу» (Мф. 27:31), и изгнание: «Вывели вон из виноградника» (Мф. 21:39), – и смерть уже наступает. Вкусил Адам яблоко в раю, и теперь он испытывает кислость и горечь того яблока, не сладкие, но горькие плоды вкушает, говоря: «Насытил меня горестями Вышний» (Иов. 9:18). Горестью исполняется в том вертограде Спаситель наш, взирая на содомские яблоки, на гоморрские гроздья: «От виноградов содомских виноград их, и лоза их от Гоморры; гроздья их – гроздья желчи, гроздья горести» (Втор. 32:32).

Много в том саду трудолюбивый Делатель трудится, ибо, все тернии греховные, все тяжести беззаконий наших в одно место собрав, возлагает их на плечи Свои, чтобы вынести их вон, и отягченный ими сетует: «Беззакония (людские) превысили голову Мою, как бремя тяжкое отяготели на Мне» (Пс. 37:5), – и так отяготили, что Я должен уже упасть на землю от этой тяжести.

Пал на землю

«Пал на землю» (Мк. 14:35). Пал на колени, пал налицо Свое.

О сколь велика тяжесть греха, если Тот, Который подпирает небо и держит землю, под грехом нашим падает! Одного греха гордости в Деннице не могла сдержать твердь небесная и самая толща земная, и он (дьявол) только на самом дне ада остановился. А если несчетное множество наших грехов собралось вместе, «умножились и стали больше числа песка морского, больше, чем волос на голове» (Пс. 68:5), то как же не упасть Сыну Божию под такой тяжестью? Падает Тот, пред Которым падают «двадцать четыре старца» (Откр. 4:10).

Земля, земля! Слушай слово: Слово Господне падает. Доброе семя падает на землю, добрый дождь падает, чтобы «земля наша дала плод свой» (Пс. 66:7). Проклял некогда землю: «Проклята земля за дела твои» (Быт. 3:17), а теперь благословляет, возлагая на нее простертые Свои руки, падая под Крестом.

Не сподобился Моисей лицом к лицу посмотреть на Бога, теперь земля сподобилась иметь на себе лицо Божие. Пал на лицо Свое, чтобы обновить застарелое лицо земли, как говорит Псалмопевец: «Обновишь лицо земли» (Пс. 103:30). Уходя от мира, как бы сказал земле: «Мир Мой даю тебе, мир Мой оставляю тебе, и на земле мир» (Ин. 14:27; Лк. 2:14). Падает на землю, от лица всех грешников говоря: «Не достоин воззреть на высоту небесную» (2Пар. 36). Стыдится грехов наших: «Весь день посрамление Мое предо Мною» (Пс. 43:16). Возвещает пророк Захария: «Иисус облечен в ризы гнусные» (Зах. 3:3). Что же это за гнусные ризы? Не что-либо иное, как только наши гнусности, наши греховные мерзости, гнусность самохвалов, блудников, пьяниц, разбойников. Так, гнусная одежда покрыла лицо Его: «Стыд лица Моего покрыл Меня» (Пс. 43:16). Сего устыдившись, падает на землю. И как устыдившийся чего-либо обыкновенно краснеет лицом, так и Христос не только лицом, но и всем телом червленеет, когда обливается кровавым потом.

Кровавый пот

«Был пот Его, как капли крови, падающие на землю» (Лк. 22:44). Теперь посмотри, невеста, на возлюбленного Жениха своего! Вот "брат" твой бел и "красен" (Песн. 1:15). Бел, ибо побледнел от страха и боязни. Красен, ибо кровавым потом обагрился. Кто же, о Господи, без раны так поразил и уязвил Тебя, что Ты весь обливаешься Кровью? Это любовь, которая силой превосходит смерть: «Крепка как смерть любовь» (Песн. 8:6).

О пламенеющая любовь, которую не только многая вода, но и сама кровь угасить не может!

Две силы, сражаясь во Христе Спасителе, вызвали у Него кровавый пот, – это боязнь и любовь. Боязнь поражает Его сердце тревогой, стеснением и принуждает просить Отца об отдалении чаши, которую показывает Ему явившийся Ангел: «Отче Мой! Да минует Меня чаша сия» (Мф. 26:39). Любовь производит в сердце желание, повелевает немедленно принять рукой сию чашу, исполнить волю Отеческую: «Если не может чаша сия миновать Меня, чтобы Мне не пить ее, да будет воля Твоя» (Мф. 26:42). Так эти две страсти, воюя в Нем, обагрили Его Кровью, и Он истекал кровавым потом. Это – второй Адам, «в поте лица» Своего ядущий "хлеб" (Быт. 3:19): «Были слезы Мои Мне хлеб день и ночь» (Пс. 41:4).

Рассказывает Плиний, что в Африке существует змея, которая, когда укусит человека, высасывает и выливает кровь из всего его тела.

Христос Спаситель! Ядовитый грех наш так поразил Тебя, что всю Кровь Твою выпил и вылил, пролил Кровь Твою, «как воду окрест Иерусалима» (Пс. 78:3).

Сказал Иов: «Видел пашущих, и сеющих злобу, и пожинающих печаль» (Иов. 4:8). Почему же Ты, Господи, кроткий, незлобивый, пожинаешь печали, если не сеял злобу? И почему истинны слова: «Один сеет, а другой жнет» (Ин. 4:37)? Мы посеяли грех, а Ты пожинаешь болезни! В Египте, когда были превращены воды в кровь, наступила смерть первородных. И когда Ты, Господи, истекаешь Кровью, то это уже Твою, Первенец Бога и Отца, и Пречистой Богородицы, смерть предозначает!

Падает кровавый пот на землю... О чудная кровь неповинного Авеля! Сколь отличен Твой голос от голоса крови Авелевой (см. Быт. 4:10)! Та – об отмщении, а Ты о прощении вопиешь к Богу. Так же и нам, виновникам пролития Твоей Крови, отпущение грехов наших ходатайствуешь!

Омывалась некогда в своем уединенном саду Сусанна, исполненная страха Божия и похвальных добродетелей. И вот на нее разбойнически нападают два разбойника, два старца израильских. Учиняют неистовый крик, берут неповинную, ведут на смерть, полные беззаконного помышления о Сусанне, чтобы умертвить ее. Омывается Тот, у Кого «невинны руки и чистое сердце» (Пс. 23:4) Жених в саду Своими слезами, своей Кровью. И вот Иуда и синагога иудейская, в злобе затвердевшая, с множеством вооруженного народа внезапно на Него нападают, как волки на агнца, учиняют неистовый крик, учеников отгоняют прочь: «Оставив Его, бежали» (Мф. 26:56); а Неубегающего схватывают с льстивым лобзанием, святотатственной рукой, как некую добычу, связывают, на смерть приводят, полные беззаконного намерения умертвить Его.

Связание

«Взяли Иисуса и связали Его» (Ин. 18:12).

Увы! Ковчег Господень в плену и в неволе! И кто же не скажет с женой Финеесовой: «Отошла слава от Израиля со взятием Ковчега Божия» (1Цар. 4:21)? Отошла слава Израилева, ибо отнят Ковчег Божий.

Почему же, Боже Отче, Ты не наказываешь разными болезнями этих разбойников, как некогда иноплеменников, которые только отвезли к себе с честью Ковчег Господень? Почему не караешь их сокрушением как бога Дагона, пред которым только стоял Ковчег Господень (см. 1Цар. 5 гл.); мором как вефсамитян, которые только заглянули в Ковчег Господень (см. 1Цар. 6:13); внезапной смертью как Озу, который только прикоснулся к Ковчегу Господню (см. 2Цар. 6:6)?

Они же так дерзновенно к сему мысленному Кивоту прикасаются, что Он даже жаловаться начинает: «Попрал Меня человек, попрали Меня враги Мои» (Пс. 55:2–3). Спрашивал Он некогда: «Прикоснулся ко Мне некто, ибо Я чувствовал силу, исшедшую из Меня» (Лк. 8:46). Здесь же кровопийцы так прикасаются к Нему, что уже совсем ослабевает Его сила, ибо Он говорит: «Оставила Меня сила Моя» (Пс. 37:11). Одни за волосы терзают, другие кулаками бьют, иные оружием и палками ударяют. Не только лишают силы телесной, но и к скорой смерти уготовляют Ему дорогу. Сетует Он у Иова: «Ночью ноют кости Мои, жилы же Мои не имеют покоя; нападаешь на Меня без милости, рукою крепкою враждуешь против Меня» (Иов. 30:17, 21).

Связала некогда Сампсона Далида и громко закричала ему: «Иноплеменники идут на тебя, Сампсон!» (Суд. 16:19–20), – и распались узы на нем, как будто бы пережег их огонь. Хитрая Далида, злоба иудейская, связала Тебя, Всемогущий Сампсон, Христос Спаситель!

Почему же не расторгнешь Ты узы и не свергнешь их иго? Где же Твоя сила, крепкий во бранях Господи? А Ты говоришь им: «Или думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего, и Он представит Мне более, нежели двенадцать легионов Ангелов?» (Мф. 26:53).

Вяжут связующего воду облачную, вяжут Того, Кто связанным дает свободу, Кто извел из смертной темницы Лазаря и повелел развязать его. «Тот, у Кого руки невинны», Сам теперь дозволяет связать Себя.

Остановитесь, плотоядны! «Слово Божие не вяжется»! Стойте, варвары! Это те руки, которых боится пламя и теряет свою силу. Это те руки, которых устрашается смерть: «Взяв за руку, говорит: «Тебе говорю, встань» (Мк. 5:41). Это те руки, которые сухоруких исцеляют, слепых делают зрячими. Вяжут руки, чтобы Он не освобождал и не насыщал их, вяжут, чтобы Он не благословлял их. Вяжут вольность, чтобы самим сделаться вечными невольниками дьявола. Вяжут, чтобы Он сказал им в свое время: «Связав ему руки и ноги, возьмите его и бросьте во тьму внешнюю» (Мф. 22:13).

Подобно как некогда Иеремия, будучи схвачен, сказал народу: «Вот – я в ваших руках; делайте со мною, что в глазах ваших покажется хорошим и справедливым; только твердо знайте, что если вы умертвите меня, то невинную кровь возложите на себя и на город сей и на жителей его; ибо истинно Господь послал меня к вам сказать все те слова вам» (Иер. 26:14–15), – так точно и Христос схваченный мог бы то же сказать. Что же они отвечают на это? «Кровь Его на нас и на детях наших» (Мф. 27:25).

Так, взяв Его, как злодея, с торжеством на место приводят, пред архиереями, книжниками и старцами людскими поставляют, вопрошают об учении и об учениках, ищут ложных свидетелей. «Искали лжесвидетельства против Иисуса, и не находили» (Мф. 26:59–60). На эти лжесвидетельства Иисус не отвечал.

Удары по щеке

И вот, когда Он от страха не отверзал уст Своих, «один из служителей, ударил Иисуса по щеке, сказав: «Так отвечаешь Ты первосвященнику?» (Ин. 18:22). Взывает Иов: «Простер руку свою беззаконник на Бога Вседержителя!» (Иов. 15:25). «Ужаснися, бояйся, небо, и да подвижатся основания земли!» (Ирмос 6-го гласа).

В древние времена был обычай: когда раба освобождали на волю, то ударяли его в щеку. Господь терпит заушение, чтобы сделать нас свободными от рабства греховного (ибо «делающий грех – раб греха»Ин. 8:34), чтобы освободить от уз адских. Потому-то Дамаскин в Октоихе говорит: «Рукою в ланиту ударену Ти бывшу, свободу улучихом» (2 глас в пяток на утрени, песнь 4).

«Простер царь Иеровоам руку свою от алтаря» на пророка, «и сказал: «Возьмите его». И усохла рука его, которую он простер на него» (3Цар. 13:4). Отчего же не высохла рука того беззаконника, простертая не на пророка, а на Того, о Ком предвозвещали пророки? «Заушается бренною рукою рукою Создавый человека» (стихира в Страстную Пятницу). Он говорит: «Я предал хребет Мой бьющим и ланиты Мои поражающим» (Ис. 50:6), – те ланиты, которые на Фаворе светились подобно солнцу; те ланиты, о которых говорит невеста: «Ланиты Его как цветник ароматный, рождающий благовоние» (Песн. 5:13); те ланиты, то лицо, которое ищет Давид: «Тебя искало лицо мое – лица Твоего, Господи, взыщу» (Пс. 26:8). Заушается так немилосердно железной рукой.

Как махина мира снесла бесчестие Своего Создателя?! Сколько тысяч людей поглотила земля за Моисеево обесчещение?! Сколько десятков мужей попалил огонь Илииным словом, а от Елисеева гнева какое воинство ослепло?!

Теперь же, когда Владыка терпит столь жестокое бесчестие, все стихии умолкли! Взывает Ангел к Аврааму: «Не поднимай руки на отрока твоего Исаака» (Быт. 22:12). Почему же он поднимает свою руку на неповинного Исаака, Сына Божия? Горе тебе! «Бог отмщений Господь» (Пс. 93:1). К кому ты прикасаешься? К скинии Святая святых. Разве ты не видишь безмолвной невинности?

Отречение Петра

Но не так эти раны и заушения оскорбляют Владыку, как слова Петровы: «Не знаю Сего Человека» (Мф. 26:72).

Петр святой! Как это ты забыл своего Благодетеля, взирая на Которого ты утешался, лицо Которого видел на Фаворе светлее солнца? Как ты говоришь: «Не знаю Человека», – о Том, Кого еще недавно исповедал как Бога (Мф. 16:16)? Это Тот Человек, Который исцелил тещу твою, сжигаемую горячкой (Мф. 8:14). Это Тот Человек, о Котором святой Иоанн свидетельствовал: «Я недостоин, наклонившись, развязать ремень обуви Его» (Мк. 1:7). Это Тот Человек, падая пред ногами Которого, ты взывал: «Выйди от меня, Господи, потому что я человек грешный» (Лк. 5:8). Это Тот Бог и Человек, у Которого ты просил, чтобы Он позволил тебе ходить по водам и Который спас тебя утопающего (Мф. 14:29–31).

Пока Владыка смотрел на тебя, ты говорил: «Не поколеблюсь вовек» (Пс. 29:7), – а как только Он отвратил очи, ты уже отрекаешься: «Отвратил лицо Свое, и я смущен был» (Пс. 29:8). Говорит Иисус Сирах: «Бывает друг на время, и бывает другом участник в трапезе, и не пребудет с тобою во время скорби» (Сир. 6:8, 10). Пока был святой Петр за столом радостной мысли общником трапезы, до тех пор оказывал дружелюбие. Теперь же, когда для Христа Спасителя наступила скорбь, он уже от Него отрекается: «Не пребудет во время скорби». У огня стоишь, Петр, но не в огне Господь, не согреет тебя тот огонь, когда ты погасил пламя любви, ревности и мужества, которые имел к своему Владыке. Был на дворе шум и споры, но не в этом Господь. Вот «глас хлада тонкого» (См. 3Цар. 19:11–12), взгляда Господня на тебя: здесь Господь!

Юлий, Римский кесарь, когда был заколот мечами в сенате, падая, увидел Брута, своего верного сенатора и друга, и сказал ему: «И ты, Брут, восстаешь против меня!» Так же и Господь, когда восстало на Него все множество, посмотрел на Петра: "Взглянул Иисус на Петра" (Лк. 22:61) и, если не устами, то сердцем и самим печальным взором сказал ему: «И ты, Петр, восстал на Меня! «Если бы враг поносил Меня, Я претерпел бы; и если бы ненавидящий Меня клеветал на Меня, Я укрылся бы от него» (Пс. 54:13)». Петр! Это Тот Человек, Которому ты говорил: «Если и все соблазнятся, я никогда не соблазнюсь» (Мф. 26:33).

Воззрел Господь на Петра, и «Петр вспомнил слово Господа, и, выйдя вон, горько заплакал» (Лк. 22:61–62).

Плачь горько вместе с Петром и ты, грешный человек, ежедневными своими грехами отвергающий Господа, вместе с отвергшим Христа учеником говоря: «Не знаю Человека», живущий не по-человечески, а по-скотски, «сравнялся со скотами неразумным и уподобился им» (Пс. 48:13).

Плачь горько и с твоим страдающим сердцем сравнивай болезни Господа твоего, «ибо есть ли болезнь, как болезнь» Его (Плач. 1:12). Смотри твоими мысленными очами за тем, что с Ним далее совершается.

Оплевание

«Тогда плевали Ему в лицо» (Мф. 26:67). О «прекраснейший всех сынов человеческих» (Пс. 44:3)! Омрачилась красота лица Твоего! Ты говоришь: «Лица Моего не отвратил от стыда при оплевании» (Ис. 50:6). Учтивый человек и для того, чтобы плюнуть, выбирает место, угол какой-нибудь, чтобы не сделать гнусности в очах людских и для себя не совершить мерзости. Неужели же не было более подлейшего места, чем Твое прекраснейшее лицо, Господи, если эти неучтивые и мерзкие своевольники плюют на него?

О Солнце наисветлейшее! Как мрачные облака закрыли Тебя, заплевания затмили Твое сияние! Здесь исполняются Твои слова, которые Ты изрек: «Исходящее из уст – из сердца исходит – сие оскверняет человека» (Мф. 25:18). И вот, исходящие из сих адских челюстей мерзости оскверняют Тебя, Праведный Богочеловече! Возглашает Исайя: «Видел Его, и нет в Нем ни вида, ни величия; но вид Его бесчестен, умален пред людьми» (Ис. 53:2–3).

Но зачем мы их только обличаем? Обратимся к себе. Сколько раз мы плюем на лицо Его святое, на которое «не смеют чины ангельския взирати» (Ирмос, песнь 9), сколько раз к соблазну других произносим слова мерзкие, бесстыдные, бесовские! Из наших уст летят скверные заплевания на лицо Христово, когда исходят из них злословия, проклятия, клеветы и ругательства. Жалуется Господь: «Стыд лица Моего покрыл Меня от голоса обидчика и клеветника» (Пс. 43:16–17), – ибо мы на лицо Христово плюем, когда поносим нашего ближнего, насмехаемся над ним, по ненависти и злости дьявольской и по злому нашему обыкновению бесчестим его перед другими и тем приносим ему много вреда. «Иисус, сделав брение, помазал глаза слепому» (Ин. 9:8–11), и за это Ему в очи плюет неблагодарный еврейский род. Он же говорит: «Воздали Мне злом за добро и ненавистью за любовь Мою» (Пс. 108:5).

Закрытие лица

И так заплевали и осквернили прекраснейшее лицо Господа, что даже сами бесстыдные плотоядцы, не будучи в силах вынести совершенной гнусности заплевания, взяли какое-то рубище и возложили на очи и на лицо Его: «Закрывали Ему лицо» (Мк. 14:65; Лк. 22:64).

Молился Давид: «Яви лицо Твое, и спасены будем» (Пс. 79:4, 8, 20).

Покажи нам, Господи, лицо Твое, и мы будем иметь надежду на спасение! Сии же разбойники не ожидают избавления и потому не хотят видеть лицо Божие, в чем единственное утешение, единственная радость святых Божиих. Но как же сыны погибели стараются о спасении? Они закрывают Его, как бы считая недостойным очей человеческих. «Создавший око не видит ли» (Пс. 93:9)?

Когда неповинную Сусанну хотели побить камнями, закрыли лицо ее. Закрывают и лицо Христово, побивая Его более тяжелым, нежели камни, словами язвительными «Взяли каменья, чтобы бросить на Него» (Ин. 8:59): бесчестные ругательства, жестокие заушения, удары и лжесвидетельства. Он же вместе с Сусанной взывает: «Боже Вечный, ведающий сокровенное! Ты знаешь, что они ложно свидетельствовали против Меня, и вот Я умираю, не сделав ничего» (Дан. 13:42–43).

Повелено было в Ветхом Завете закрывать Ковчег, чтобы нечестивые не могли его видеть. И здесь также лицо Христово закрывают, чтобы нечестивые никогда не увидели Его и на небе. Нечестивые не узрят славы Твоей, Христе Боже! Закрывают лицо свое Серафимы, не могущие смотреть на славу лица Господня. Здесь же лицо Господа закрыто скверным покрывалом, как солнце темным облаком, чтобы до Него не дошла их молитва, как говорит Иеремия: «Ты закрыл Себя облаком, чтобы не доходила к Тебе молитва наша» (Плач. 3:44). Закрывают Бога, чтобы жить безбожно: «Не увидит Господь, не узнает Бог Иакова!» (Пс. 93:7). Они не знают, что «очи Господни в десять тысяч крат светлее солнца и взирают на все пути человеческие, и проникают в места сокровенные» (Сир. 23:27–28). Моисей положил покрывало на лицо свое. Ты же, Господи, не закрывай предо мной ласкового лица Твоего: «Не отврати лица Твоего от отрока Твоего» (Пс. 68:18)), чтобы я мог смотреть на него, сбросив с моего сердца покрывало духовной слепоты, о котором говорит Павел: «Доныне покрывало лежит на сердце их» (2Кор. 3:15).

Проводят эту ночь безбожные люди, дожидаясь дня, и как хотят, надругаются над незлобивым Агнцем, Который «как овца на заклание ведется» (Ис. 53:7).

Приступи ближе, слушатель благочестивый, мыслью к оплеванному, осмеянному и тяжко измученному Христу Спасителю. Взирай скорбными очами. Посмотри на синяки Тела Его от ударов и многих побоев, почти сокрушенным сердцем болезни сердца Его, слушая церковные песни о Его страстях. Я же на некоторое время оставлю свое слово и, несколько отдохнув, приготовлюсь к дальнейшему повествованию о Его страстях и к окончанию моей проповеди.

Часть вторая («Все проходящие путем, взгляните и посмотрите, есть ли болезнь, как моя болезнь» (Плач. 1:12))

Ради великой любви к нам Христос Спаситель терпит великую болезнь во всех членах Тела, слушатели возлюбленные! И это для того, чтобы привлечь нас к Своей любви, чтобы вместить во всех наших членах великую любовь к Себе. Терпит болезнь в сердце, чтобы человек любил Его всем сердцем; болезнь в голове, чтобы человек любил Его всей мыслью своей; болезнь в костях, утверждающих и укрепляющих все тело, чтобы человек любил Его всей крепостью своей; болезнь в руках, чтобы человек всегда обращал свои руки к возлюбленной стране небесной: «Как возлюблены селения Твои, Господи Сил!» (Пс. 83:2); болезнь в ногах, чтобы человек, воспламененный любовью, так стремился к Нему, «как стремимся лань на источники вод» (Пс. 41:2); болезнь во всем Теле, чтобы мы «прославляли Бога и в телах наших и в душах наших, которые суть Божии» (1Кор. 6:20). Об этих и еще больших болезнях Его и будет настоящая моя беседа.

Обесчещенного, осмеянного, оплеванного, измученного, едва живого Господа нашего, как только наступает день, ведут с великим шумом народа, влекут со двора во двор, с улицы на улицу, через рынки, через гостиницы, влекут на большое позорище, посмеяние и поругание, забыв увещания Сираха: «Не ругай человека, когда на его душе горе» (Сир. 7:11), «око, ругающее отца, выклюют вороны дольные и да съедят их птенцы орлиные» (Притч. 30:17). Он же жалуется вместе с пророком: «Стал посмешищем всем людям, повседневная песнь их напоила Меня горестями» (Плач. 3:14–15). «Восстали на Меня воры; ныне Я для них гусли, и Меня поносят» (Иов. 30:5, 9). «Всякий день поносили Меня враги Мои; стал поношением для соседей, посмешищем и поруганием у окружающих нас» (Пс. 101:9, 78:4). Но придет час, когда «Живущий на небесах посмеется над ними, и Господь унизит их» (Пс. 2:4).

Обнажение

Затем, измученного, по повелению Пилата и по просьбе иудеев препровождают в преторию, чтобы и там учинить над Ним свои мучительские свирепости: обнажают Тело Того, Кто «одевает небо облаками».

Нет ничего тяжелее для разумного и почтенного человека, чем стыд, так что даже на самой сокровенной таинственной исповеди мы оправдываем поступки наши словами и как бы некоторыми пеленами их окутываем. Потому-то и само естество человеческое так стыда боится, что, стараясь закрыться от какого-либо пристыжающего слова людей, берет из сердца кровь и ею, как завесой, покрывает лицо, как бы говоря: пусть сердце тает и умирает без крови, лишь бы человек не был пристыжен.

Наибольший стыд испытывается от обнажения и телесной наготы. Когда увидел Адам в раю, что грех снял с него одежду невинности, он так устыдился единственной личности, и то – жены своей, что стал убегать, укрываться от нее и искать смоковных листьев для своего прикрытия. И с тех пор происходит так, что всякий скромный и богобоязненный человек, даже когда бывает наедине, сам с собой в особом месте, помня о всевидящих очах Божиих и о присутствии своего Ангела-хранителя, во время снимания одежд своих соблюдает всяческую скромность. Отец, увидев блудного сына, к нему возвратившегося, говорит слугам: «Принесите лучшую одежду и оденьте его» (Лк. 15:22), покройте наготу его, пусть он не стоит предо мной обнаженным.

Пророк Исайя, предвозвещая духом о страстях Сына Божия, когда начал говорить об обнажении Христовом, то изумленный воскликнул: «Кто уверовал слышанному от нас и мышца Твоя кому открылась» (Ис. 53:1)? Кто верил тому, что мы слышали от Тебя, Боже мой, и что Ты повелеваешь нам проповедовать? И кто же поверит, если мышцы, т.е. плечи Божии, обнаженными увидит? Но посмотри здесь, пророк, своим оком, и ты увидишь, что не только плечами, но и всем телом обнаженный стоит в претории иерусалимской Сын Божий.

Вот обнажается Тот, Кто всем дает одеяния, Кто даже полевым цветам дает такую красоту, что «и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякий из них» (Лк. 12:27). Обнажается Тот, Кто дает нетлеющие в течение сорока лет одежды народу израильскому. Что же вы медлите, Серафимы, и не закрываете крыльями своего Господа? Почему же Ты, Боже Отче, не пожалевший одежды для блудного сына, не покрываешь Своего Сына, чистого сердцем? Почему не покрываешь «покрывающего водами высоты Свои» (Пс. 103:3)? Для Святая Святых повелел Ты сделать завесу из багряницы, червленицы и виссона с вытканными на ней изображениями Херувимов. Почему же для Святейшего из святых у Тебя нет завесы, и Он покрывается как бы завесой, истканною несносным стыдом в очах смеющихся над Ним? Обнажается, как второй Иосиф, чтобы мы не грешили; лишается одежд, чтобы мы не облачались плотоугодием. Ради нас обнажается Христос, чтобы мы, «совлекшись ветхого человека, облеклись в нового» (Кол. 3:9–10). Вот Он, как Ной, пред очами бесстыдных хамов стоит обнаженным.

О Сын Божий! Ты унижен теперь больше отроков вавилонских. Их одежд не прикоснулся, не повредил огонь, и это для того, как говорит святой Златоуст, чтобы жадное и бесстыдное око не увидело наготы их чистых тел. Твое же пречистое Владычное Тело, обнаженное пред очами всех людей, только невинностью Своей закрывается. Представь набожным размышлениям твоим, человек, какую муку терпел Пречистый, зачатый и рожденный от пречистой крови Пречистой Богородицы, когда стоял так в бесчестии пред очами преступного народа, и уразумей, что как в саду кровавым потом, так и здесь от стыда обливал и одел Себя самой Кровью.

Бичевание

Так обнаженного привязывают к столпу, привязывают Того, Кто в столпе облачном (см. Исх. 19 гл.) говорил к людям, стоит у столпа столпом огненным и облачным путеводивший Израиля (см. Исх. 40 гл.; Пс.77:14)! Вот как платят Тебе, Христе Спасителю, за Твои благодеяния у столпа каменного, и это за то, что медом из камня их насытил (см. Втор. 32:13)! Возглашали раньше: «Гряди, Царь Израилев!» Теперь же дают Царю своему вместо дани раны неисцельные, так что жалуется Он у Псалмопевца: «На хребте Моем работали грешники, увеличивали беззаконие свое» (Пс. 128:3), в то время как бесчеловечные мучители по очереди жезлами ударяют Его.

Сказано было некогда Аврааму: «Воззри на небо и изочти звезды, если можешь исчесть их» (Быт. 15:5). Воззри и ты, слушатель, умом твоим на небо, откуда проливается кровавый дождь на Тело Христово, проливается на Того, Кто «исчисляет множество звезд и всем им имена нарекает» (Пс. 146:4). Сочти, если можешь сосчитать, звезды, то есть раны Его, которые покрыли все Тело Его от головы до ног, и как бы сплошную составляют рану. «Нет исцеления в плоти Моей» (Пс. 37:4): кожа содрана, тело опало, остались почти одни кости!

О позорище, нигде невиданное, неслыханное, нигде достаточно не оплаканное!

Отец «кого любит, того наказывает» (Евр. 12:6). Боже Отче! Ты так наказываешь Сына Твоего, что от головы до ног нет у Него неповрежденного места. В том ли, в том ли, милосердный Боже, показываешь Свое милосердие к единородному и возлюбленному Сыну Твоему, что между лютыми псами и свирепыми львами поставил Его! В том ли, Отец, Твое благоволение, чтобы над Твоим Сыном человек надругался! Неужели такова воля Твоя, чтобы Слово Твое Предвечное у столпа было привязано!

Теперь у Тебя, связанное Слово, нет иного прибежища, кроме столпа. О, Сыне Божий, привязанный, избитый, израненный! Слово Божие разбито, заплевано, измучено! Семя Небесное ногами потоптано, руками немилосердных варваров разрушено! Назвал Себя Христос «Хлебом жизни» (Ин. 6:35), и вот сей Хлеб достался голодным псам. Говорит: «Окружило Меня множество псов, скопище злых обступило Меня» (Пс. 21:17). Рвут сей Хлеб зубами свирепости своей, режут, ударяя руками, бичами, жезлами, ломают, ударяя ногами и руками: «Плевали Ему в лицо и заушали Его» (Мф. 26:67).

Ручьями течет Кровь из Источника жизни, отпадает Тело кусками от святых Его костей. Летят по всей претории брызги святой Его Крови, и Он падает на землю у столпа, от ран не имея сил стоять. Они же и тут сверху наносят жестокие удары, причиняют рану за раной, топчут ногами, за волосы терзают, стараются как можно больше показать свою свирепость, сменяя одни другого.

Где же Твои легионы Ангелов, Ангелов Творче (см. Мф. 26:53)? Где Твои огненные Серафимы, Боже наш, «огнь поядающий» (Евр. 12:29)? Где Твоя сила, Сампсон Небесный? Все Тобой возгнушались: апостолы оставили, Ангелы отступили, Бог Отец отдал на смерть. Не имеешь ни от кого помощи, ни от кого защиты. Не имеешь никого, кто бы умилосердился над Тобой, кто бы заступился за Тебя на суде и доказал Твою невинность.

Где вы все, мертвые, хромые, слепые, прокаженные, недужные, которые получили жизнь и исцеление от Жизнодавца Христа? Почему вы не защищаете своего Благодетеля? Почему не заступаетесь за своего Исцелителя? Почему не испытаете Его силы и крепости? Или вы позабыли, сколько благодеяний Он вам сделал?

Все эти страдания, слушатели, Христос добровольно ради нас претерпеть изволил. В Ветхом завете было установлено по сорок ран каждому человеку, который в чем-либо провинился. Здесь же, в отношении к Тебе, Законодавче Христе, этот закон не хранят, хотя Ты ни в чем не погрешил и не сотворил греха: не сорок, а бесчисленное множество ран причиняют. Ты говоришь: «Собрались на Меня наносящие раны, и подвергался Я истязанием весь день» (Пс. 34:15, 72:14); «И болезненность ран Моих увеличивали» (Пс. 68:27). Где же исполнение слов твоих, Псалмопевче: «Не приступит к Тебе зло, и рана не приблизися к Телу Твоему» (Пс. 90:10)? Нет! Здесь – многочисленнейшие Безгрешному.

Удивлялся ты, Аввакум, видя Бога между животными (см. Авв. 3:2); посмотри Его здесь между столь многими львами и ужаснись. Спрашивал ты, Иов святой: «Кто Отец дождю?» (Иов. 38:28). Я же спрашиваю: доколе будет течь сей кровавый дождь и реки неповинной Крови Спасителя нашего? Уже ослабевает Он, уже молча проливает слезы, уже хочет преклонить голову, но не имеет места Тот, Кто по всемогуществу Своему «везде сый и все исполняяй».

«Раб, который знал волю господина своего, и не был готов, и не делал по воле его, бит будет много; а который не знал, и сделал достойное наказания, бит будет меньше» (Лк. 12:47–48). Ты Сам, Христос Спаситель, сказал это, творил волю Его во всем, был Ему во всем послушен: «Смирил Себя, быв послушным даже до смерти» (Флп. 2:8); не сотворил ничего, достойного ран, однако терпишь нестерпимые и неисчислимые раны. Почему же это? Ты терпишь раны, чтобы исцелились наши греховные раны, сносишь все это за наши грехи: «Пострадал за грехи наши» (1Пет. 3:18).

Это мы, Христос, достойны тех бесчисленных ран, которые Ты теперь терпеливо сносишь! Мы грешили, а Ты за эти грехи терпишь наказание! О, сколь велика любовь Твоя, Человеколюбче!

Терновый венец

Не удовольствовались бесчеловечные мучители пролитием Крови Его, не удовольствовались такими тяжкими Его муками, но еще далее простирают свою злобу, причиняя Ему еще более жестокое мучительство. После лютого избиения измышляют другое мучение: острый терновый венец вкалывают в главу Его. «И, сплетши венец из терна, возложили Ему на голову» (Мф. 27:29). Вот, Христе Спасителю, проклятая земля уродила терние на главу Твою: «Терния и волчцы произрастит она тебе» (Быт. 3:18). Теперь семя небесное упало в терние, «и выросло терние и заглушило его» (Мф. 13:7).

Вот царь наш, увенчанный тернием! Выходите же, дщери иерусалимские, души благочестивые, жители небесного Иерусалима, и смотрите на Царя вашего в терновом венце, которым увенчал Его неблагодарный народ еврейский!

Вот лилии в тернии, червленая роза, обагренная кровью, в венце терновом! Того, Кого венчают двадцать четыре старца, венцы свои возлагая и говоря: «Достоин Агнец принять честь и славу» (Откр. 5:12), – тернием венчают евреи, крепчайшим образом утверждая его на главе Его, чтобы непоколебимым показать Его царство.

Терние означает грешников, как говорит Писание: «А нечестивые будут, как выброшенное терние, которого не берут рукою» (2Цар. 23:6). Терние принимает на главу Свою Господь, то есть грехи наши поднял на Тело Свое, чтобы человек принес плоды, достойные покаяния. Теперь каждый пусть знает, что прискорбен путь, ведущий в жизнь и царство, ибо он тернистый. Христос Спаситель, Который говорит: «Я есть путь и истина» (Ин. 14:6), пришел к нам, чтобы препроводить нас в Свое царствие тернистой дорогой.

Потом выводит Его Пилат к Народу: «Вышел Иисус в терновом венце и в багрянице» (Ин. 19:5). Хотя Он ничего не говорит Своими избитыми, израненными и запекшимися Кровью устами, но ранами Своими, зияющими по всему Телу, как бы отверстыми устами, к сердцам всех нас возглашает: «Оглянитесь и посмотрите, есть ли еще болезнь, как Моя болезнь» (Плач. 1:12). Есть ли кто-нибудь, кто так страдал бы для Меня, как Я для него. Есть ли кто-нибудь, кто так любил бы Меня, умирал для мира ради Меня, как Я ради него, кто бы положил душу свою для спасения Моего, как я отдал душу Свою на смерть для Него? «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15:13).

О друзья! В последний час утешьте его в этой болезни сердечной благочестивым соболезнованием, воздыханием, пролитием слез, смиренным биением в перси, умиленным внутренним состраданием, искренним сокрушением в грехах и посильным убеждением к святому покаянию.

Так измученного, истекшего кровью, уязвленного до самых костей глубокими ранами, не имеющего от бесчеловечного мучительства «ни вида, ни красоты» (Ис. 53:2), Пилат показывает народу, как чудо некое, невиданное, со словами: «Се, Человек!» (Ин. 19:5).

У римлян был праздник, в который они выставляли портреты своих предков и, приводя к ним своих детей, показывали их, говоря: вот этот предок твой, который до сих пор находится в памяти людей, как славный по своим добродетелям; это – прадед твой, мудрый, благоразумный в словах, изящный в поступках; это – друг твой, достойный памяти и похвалы от своих учеников. То же самое делает в Иерусалиме римлянин Пилат, когда показывает народу с высокого места, как бы портрет некоторый, нарисованный кровью, – израненного Христа Спасителя, говоря: «Се, Человек!» Вот Царь ваш! Не завидуйте Ему в царстве, ибо Ему уготованы вместо царских чертогов – гроб, вместо царских отличий – погребальные знаки. Вот Предок твой, слушатель, столь знаменитый! Поревнуй Ему и последуй добрым делам Его. «Он оставил нам пример, дабы мы шли по следам Его» (1Пет. 2:21).

Когда показывали на римской площади одежду римского кесаря Галлия, окровавленную и пронзенную мечами, во всем Риме был великий плач, вопли и рыдания. Вот Человек, имеющий Тело, как сеть изрешеченное ранами и плавающее в крови! Почему же окаменело сердце твое, человек? Почему не сожалеешь ты и не плачешь, взирая на столь жалостное зрелище? «Се, Человек!»

Вот Он, веселие Ангелов, изумление Херувимов, страшное видение Серафимов, сделавшийся орудием страшного позорища! «Се, Человек!»

Боже Отче! «Обличениями за беззакония Ты научал человека, и сокрушил как паутину душу Его» (Пс. 38:12). «Се, Человек!»

«Доколе вы будете налегать на человека, все вы убиваете его, подобно наклоненной стене и упавшей загороди?» (Пс.61:4). «Се Человек! Человек родился в Нем, и Сам Вышний основал его» (Пс. 86:5). «Се Человек», Который, исправляя человеческий образ, погубил Свой. «Се Человек!»

Молился ты, человек: «Не имею человека, который опустил бы меня в купальню, когда возмутится вода» (Ин. 5:7). Вот ты имеешь Бога и Человека, Исцеляющего нас в купели Крови Своей. «Се Человек! Вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира» (Ин. 1:29).

«Се Человек», и Человек добрый, как говорит апостол, «Он ходил, благотворя и исцеляя всех, обладаемых диаволом» (Деян. 10:38). И Сам Он возвещал: «Блаженны очи, видящие то, что вы видите!» (Лк. 10:23); Авраам рад бы был, если бы видел день Мой. А проклятое сборище вопиет: мы не можем видеть Его: «Возьми, возьми, распни Его!» (Ин. 19:15). «Се Человек!»

«Червь, а не человек; поношение у людей и уничижение в народе» (Пс. 21:7). Он молит с Иовом: «Помилуйте Меня, помилуйте Меня, о друзья! Рука Господня коснулась Меня, если те, кого люблю восстали на Меня» (Иов. 19:21, 19).

Да, иудеи! Он плоть от плоти и кость от костей ваших, и, однако, вы кричите: «Кровь Его на нас и на детях наших» (Мф. 27:25)! Не помогло показывание Пилатово: вместо того, чтобы умилосердиться, сжалиться над Ним, видя Его столь избитым, столь израненным и измученным, они, увидев Кровь, как псы, не знающие сытости, еще сильнее завыли: «Распни, распни Его» (Лк. 23:21).

Пилат умывает руки

Видя невинность Христову, Пилат "умыл руки" (Мф. 27:24), как бы последуя ветхозаветному обыкновению, данному Богом, по которому, если найдено будет в городе или на поле тело убитого человека, а убийцы не найдутся, старейшие в городе должны были умывать руки в крови телицы, у которой перерезаны жилы в бедре, и заявить: «Руки наши не проливали крови сей, и очи наши не видели ее» (Втор. 21:7). Не в воде, а в истинной Крови незлобивого Агнца умывает руки беззаконный Пилат. Следовало бы безбожнику сему услышать то. что Бог говорит через пророка Иеремию: «Отмой от лукавства сердце твое, и спасен будешь» (Иер. 4:14). Руки умывает, а сердцем, полным нечистоты, лукавства и злоумышления, Невинного на смерть осуждает!

Почему же не восклицаешь, о Христос, истинная невинность, вместе с Псалмопевцем: «Суди Меня, Боже, и рассуди тяжбу Мою; от народа недоброго и от человека неправедного избави Меня!» (Пс. 42:1).

Хотя и говорит Пилат: «Не нахожу никакой вины в этом Человеке» (Лк. 23:4), – однако предает Его на смерть. Синагога иудейская стоит на том, чтобы Он был распят, взывая: «Распни, распни Его» (Лк. 23:21). «Ибо поистине собрались в городе сем на Святого Сына Твоего Иисуса, помазанного Тобою, Ирод и Понтий Пилат с язычниками и народом Израильским» (Деян. 4:27).

О осужденный Судья мой! Не осуди меня во тьму кромешную!

Несение креста

Осужденного, обреченного на смерть Господа, возложив Крест, выводят за город: «Неся Крест Свой, Он вышел» (Ин. 19:17).

О сколь жалостная и печальная процессия! «Шло за Ним великое множество народа и женщин, которые плакали и рыдали о Нем» (Лк. 23:27). Кровавая процессия! Ибо ту Кровь, которую не излил Он у столпа, которая осталась в Нем после тех зверских орудий муки, проливает теперь на дороге, придавленный гнетом Креста; остаток же ее источил на Кресте до последней капли. Изливает Кровь на пути, «дабы омочится нога Его в крови» (Пс. 67:24).

Красна дорога к небу, Кровью Христовой обагренная! «Сеющие слезами пожнут с радостью» (Пс. 125:5). Христос Спаситель сеет Кровь Свою, чтобы мы пожали на небе вечную радость. Прежде посылал Он слуг «по дорогам и изгородям», чтобы убедили нищих и бедных войти в Его дом (Лк. 14:21, 23), теперь же Сам выходит на площади и распутья, чтобы нас, бедных и нищих, призвать на пиршество небесное. Прежде обливал землю потопом, теперь обливает Кровью, чтобы потопить и омыть наши мерзости греховные.

О мрачная процессия или, лучше сказать, изгнание, в котором Сын Давидов терпит поругание от множества новых Семеев: "Уходи, – говорят, – кровопийца и беззаконник» (2Цар. 16:7)!

О как это было тяжко для Того, Кто говорит: «Путь без беззакония протекал» (Пс. 58:5). Взывают книжники и фарисеи: уходи, уходи, муж беззаконный, «который любит есть и пить, друг мытарей и грешников», сын веельзевулов, разоритель закона нашего (Мф. 11:19; см. Мф. 12:27)! Еще недавно восклицали младенцы въезжающему в город: «Благословен Грядущий во имя Господне!» (Мф. 21:9). Теперь же родители тех младенцев, выводя за город, проклинают Его: «Проклят, висящий на дереве» (Гал. 3:13)!

Кто не умилится, взирая на Странника, так бедно в Свой дом возвращающегося! Был Он у нас в гостях, мы дали Ему первый ночлег в стойле между животными, потом мы выпроводили Его в Египет к народу идолопоклонническому. У нас Он не имел «где приклонить голову. Пришел к своим, и свои Его не приняли» (Ин. 1:11). Теперь же отправили Его в дорогу с тяжелым крестом: возложили на плечи Его тяжкое бремя наших грехов. «Неся крест Свой, Он вышел, держа все словом силы Своей» (Мф. 8:20; Ин. 19:17; Евр. 1:3).

Несет Крест истинный Исаак – древо, на котором будет принесен в жертву. Тяжкий Крест! Под тяжестью Креста падает на дороге «крепкий в бронях, явивший силу мышцы Своей» (ср. Лк. 1:51). Многие плакали, но Христос говорит: «Не плачьте обо Мне» (Лк. 23:28): сей Крест на плече – это власть, это тот ключ, которым Я отопру и изведу из заключенных адских дверей Адама, «не плачьте. Иссахар доброе возжелал, лежа посреди границ; и увидел он, что покой хорош, и что земля приятна: и преклонил плечи свои для ношения бремени и стал работать как земледелец» (Быт. 49:14–15). «И выйдет человек на дело свое» (Пс. 103:23).

Несет престол Свой Архиерей, чтобы благословить с него простертыми руками все части света.

Выходит на поле Исав, взяв лук и стрелы, чтобы «наловить добычи» отцу своему (Быт. 27:5).

Выходит Христос Спаситель, взяв Крест вместо лука, чтобы «наловить добычи», чтобы привлечь всех нас к Себе. «Когда Я вознесен буду, всех привлеку к Себе» (Ин. 12:32).

Выходит мысленный Моисей, берет жезл, Крест Свой, простирает руки, разделяет Чермное море страстей, переводит нас от смерти к жизни, а дьявола, как фараона, потопляет в бездне адской.

Выводят Господа за город или, лучше сказать, изгоняют из города как злодея, осуждают вместе с злодеями: «К злодеям причтен» (Мк. 15:28).

Вот Лазарь, страждущий у дверей богатого мира, вопиет: «Пострадал и смирился до конца» (Пс. 37:7). На гору Голгофу восходит, чтобы весь мир взирал на Его позорную и жестокую смерть. На горе Синайской дал закон, а на сей горе закон тот подписывает Своей Кровью. Там слышался голос труб и громы, здесь слышен голос посмеяния, поношения и поругания. Вместо громов слышится прибивание ко Кресту, когда, распростерши на Кресте, вонзают в Его святейшие руки и ноги острые гвозди.

Распятие

«Распяли Его» (Лк. 24:20). Как нас естество нагими в мир производит, так и Он нагим восходит на Крест, взывая вместе с Иовом: «Наг вышел из чрева матери моей, наг и отхожу» (Иов. 1:21). Простер руки Свои на восток, «да от восток солнца до запад будет хвально имя Господне» (Пс. 112:3). Простер правую и левую руку, «праведныя любяй и грешныя милуя». Левую и правую руку простирает, чтобы раздать нам все то, что в них содержит: «Долгота лет в правой руке Его, в левой же руке Его богатство и слава» (Притч. 3:16). Простирает руки, готовые обнять и приласкать грешника и обращающегося к Нему блудного сына. Хотя мы постоянно распинаем Его своими грехами, однако, умирая, Он не отвращает лица Своего от нас, но, преклонив голову, прощает нас и призывает к Себе.

Спрашивала в Ветхом завете невеста: «Где Ты отдыхаешь в полдень» (Песн. 1:6)? Вот Он, пригвожденный в шестом часу, на Кресте обитает! На Фаворе говорил об исходе, а теперь на Голгофе оканчивает сей исход. Как радуга небесная, распростерт на Кресте. Взирай на радугу и благослови Сотворившего ее. Разные цвета на той радуге: и синие – от ударов, и красные – от пролития Крови.

Поистине, своими грехами заслужил мир еще больший потоп, нежели первые потомки Адамовы, но вот знак примирения – радуга, распростертая на облаке крестном. Напряжен как лук, из которого изощренные стрелы сильного стреляются в сердца (см. Пс. 63:4–5). Уязвлен стрелой сотник, уязвлен стрелой разбойник, да и Сам Он, как бы цель, поставленная для стреляния разными стрелами: «Поставь Меня как мишень для стреляния» (Плач. 3:12). Столь же много стрел в Него вонзилось, сколько насмешек произнесено. «Э! Разрушающий храм» (Мк. 15:29). И Сам Он говорит: «Все, видящие Меня, насмехались надо Мною, говорили устами, кивали головою» (Пс. 21:8). «И уничижили Его как землю желанную, не поверили Его словам» (Пс. 105:24). «Кивают головой все проходящие по пути» (Плач. 2:15).

Жажда

Измученный в кровавой пытке, Христос Господь изрекает: "Жажду" (Ин. 19:28). Некогда Сампсон, победив неприятелей, и будучи воспламенен великой жаждой, обратился к Богу: «Ты соделал рукою раба Твоего великое спасение сие, а ныне умираю от жажды» (Суд. 15:18). Жаждешь и Ты, Иисусе, Ты, Источник живой воды: «Кто жаждет, иди ко Мне» (Ин. 7:37). Говорил Ты самарянке: «Если бы ты знала дар Божий и Кто говорит тебе: «Дай Мне пить», – то ты сама просила бы у Него, и Он дал бы тебе воду живую» (Ин. 4:10). Прежде Ты молился, дабы миновала Тебя чаша сия (Мф. 26:39), теперь же более жаждешь Креста и поруганий, жаждешь спасения нашего, чтобы мы жаждали Тебя, Источника жизни.

«Отверз Бог ямку на челюсти, и излилась из нее вода, и пили» (Суд. 15:19). Мысленного же Сампсона, который насытил в пустыне медом из камня – увы – уксусом и желчью напояют: «В жажде Моей напоили Меня уксусом» (Пс. 68:22). Этим горьким напитком питает Он и прелюбезнейшую Мать Свою, стоящую у Креста. Ибо когда исполняет Ее горести от горькой чаши Своих страстей, Она говорит вместе с несчастной невестой Ноеминью: «Не зовите меня Ноеминью, – то есть прекрасной, – но горькой, так как Вседержитель послал мне горесть великую» (Руф. 1:20).

Мария, Матерь Божия

«При Кресте Иисуса стояла Матерь Его» (Ин. 19:25). Говорит Соломон: «Жену добродетельную кто найдет?» (Притч. 31:10). А вот Пресвятая Дева стоит мужественно у Креста и столь невыносимо страдает, что Ей приходят на память слова Симеоновы: «И Тебе Самой оружие пройдет душу» (Лк. 2:35). В то время, когда заходит наше Солнце – Христос, – Пречистая Дева стоит у Креста, избранная как солнце, прекрасная как луна, возвышенная как утренняя заря. В то время, как открылась тьма всего мира, Она, как горящая свеча, пылает любовью.

О Пресвятая Дева! Кому уподоблю Тебя, с чем сравню теперешнюю болезнь Твою, когда печали Твои столь велики, как море! Христос, распростертый на Кресте, как струна на арфе, о сколь приятное издает сладкопение! Вот Он молится за убивающих Его: «Отче! Прости им, ибо не знают, что делают» (Лк. 23:34). Вот разбойника делает спасенным: «Истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю» (Лк. 23:43). Вот Матерь Свою поручает Иоанну и вопиет к Богу Отцу: «Возопил громким голосом» (Мф. 27:50). И от этого сладкопения затрепетала земля: «Земля потряслась» (Мф. 27:51); посыпались камни, холмы, горы, встали из гробов мертвые: «Многие тела усопших святых воскресли» (Мф. 27:52); отверзлись врата адовы. Но уже конец игранию, когда обрываются струны, когда разлучается душа с телом. Конец кровавой работе, когда наступает ночь. Конец болезням, когда наступает исцеление смертью. Конец страданиям, когда Он говорит: «Совершилось!» (Ин. 19:30), как бы обращаясь к Богу Отцу: «Совершил дело, которое Ты поручил Мне исполнить» (Ин. 17:4). Никто уже теперь не скажет: «Этот человек начал строить и не мог окончить» (Лк. 14:30). «Совершилось!»

Преклоняет главу

Уже преклоняет главу Тот, Кто преклонил главу Свою Предтече, и этим наклонением как бы благодарит Бога Отца за чашу страстей. Преклоняет главу, указывая на сердце, что и оно будет измучено после Его смерти, и как бы говоря иудеям: уже нет Того, над кем бы вы могли надругаться и посмеяться, ибо в руки Отца Моего Я предал дух Мой. И вот Я завещаю вам для тиранства, для забавы сердце Мое, которое умирает не сразу, как и первое получает жизнь. Покажите еще и над ним и закончите свое лютое тиранство: пронзите его копьем, чтобы изошла из него Кровь и вода в истинное свидетельство того, что Я – Сын Божий.

Предает дух

«И, преклонив главу, предал дух» (Ин. 19:30). Бог Отец дал все в руки Сына, теперь же Сын предает дух Свой в руки Отца: «Жертва Богу – дух сокрушен» (Пс. 50:19). Это за нас отдает Он в жертву дух Свой: «В руки Твои предаю дух Мой» (Лк. 23:46). После многих страданий закрывает Господь наш Свои очи, умирает на ложе крестном, желает нам покоя, как бы говоря: «Доброй ночи!» И поистине как бы наступила ночь: «Тьма была по всей земле» (Мф. 27:45). Вместе с Ним и небо смыкает свои светлые очи: «Солнце превратится во тьму, и луна – в кровь» (Деян. 2:20).

Когда заходит Солнце правды, меркнет день, весь мир хочет разрушиться, видя неправду, учиненную своему Создателю. Весь мир сетует, когда умирает Владыка всего мира.

Плачет невеста Христова – церковь, разодрав одежды свои: «Завеса в храме раздралась надвое» (Мф. 27:51).

Раздери же и ты, слушатель благочестивый, не ризы, а сердце твое! Разбей окаменелую твердыню сердца твоего для милосердия к убогим! Выведи греховного мертвеца из гроба твоей совести святой исповедью! Закрой блистающие очи роскоши и плотоугодия, потряси землю тела твоего духовными делами и так сострадай Христу Спасителю, за нас пострадавшему: «Так, как Христос пострадал за нас плотию, то и вы вооружитесь тою же мыслью» (1Пет. 4:1).

Замолкло на крестной кафедре Слово Божие...

Закончу и я свою беседу, а любовь вашу прошу еще вечером (если захочет Бог и живы будем) для слушания, с Божиею помощью, моей скудоумной беседы о неисцельных ранах Христовых. Теперь же, благочестиво проводя день сей в посте, молитвах и слезах, созерцайте своими мысленными очами распятого за нас Господа; вспоминайте о мучениях, которые Он претерпел от грешников. «Ибо я рассудил быть у вас незнающим ничего, кроме Иисуса Христа, и притом распятого» (1Кор. 2:2), Который да пребудет в уме и в сердце вашем всегда, ныне и вовеки. Аминь.



Источник: Сочинения святого Димитрия, митрополита Ростовского. - 7-е изд. Ч. 3. - Москва : Синод. тип., 1849. – 639 с.

Вам может быть интересно:

1. Симфония по творениям святителя Димитрия Ростовского – Надежда святитель Димитрий Ростовский

2. Духовные рассуждения и нравственные уроки схиархимандрита Иоанна (Маслова) – Жестокость схиархимандрит Иоанн (Маслов)

3. Слова на праздники Господни – Часть 1 cвятитель Иннокентий, архиепископ Херсонский и Таврический

4. Алфавитный указатель предметов, содержащихся в Словах святаго Исаака Сирина – Серафим преподобный Исаак Сирин Ниневийский

5. Всеобъемлющее собрание (Пандекты) Богодухновенных Святых Писаний – Слово 38. О преслушании преподобный Антиох Палестинский

6. Отечник Проповедника – Строгость игумен Марк (Лозинский)

7. Проповеди – 83. Слово в Неделю Всех святых священномученик Фаддей (Успенский), архиепископ Тверской

8. Братское дело в Православной России профессор Николай Александрович Заозерский

9. Рим - Константинополь - Москва – «Строители мостов» в раннем средневековье протоиерей Иоанн Мейендорф

10. Слова и речи святителя Иннокентия, епископа Пензенского и Саратовского – СЛОВО В ДЕНЬ СВЯТОГО БЛАГОВЕРНОГО КНЯЗЯ АЛЕКСАНДРА НЕВСКОГО святитель Иннокентий (Смирнов) Пензенский

Комментарии для сайта Cackle