святитель Димитрий Ростовский (Туптало)

Радость

В мире этом отвратилась от утешения душа моя, ибо всякая радость мира – печаль. Нет здесь радости, что не растворяется печалью, нет утехи, что не сопрягается со скорбью, нет веселья, за которым не следует сетование, нет смеха, после которого не грядет плач с воздыханием. Где же взыщу истинной, неизменной и неотъемлемой радости? Говорят, что в раю нет ни болезни, ни печали, ни воздыхания: «всегда глас радости и спасения в селениях праведных» (Пс. 117:15). Но я нечист и скверен, как туда вселюсь, куда «не войдет ничто нечистое» (Откр. 21:27)? Оттуда подобные мне грешники изгоняются со стыдом. «Вне – псы и чародеи, и любодеи, и убийцы, и идолослужители, и все любящие и делающие неправду» (Откр. 22:15). Куда же пойду, грешный, дабы утешение обрести скорбной душе моей? Пойду к Пресвятой Богородице: Она – рай словесный, всякой утехой и радостью изобилующий, к нему не только святым, но и грешным свободный вход не возбранен. В этом раю, говорю, в Марии, обрету утешение, лишь с верою воскликну к Ней с поющими: «Подаждь утешение рабом Своим, Всенепорочная, утоляющи лютая на ны востания, от всякия скорби нас изменяющи»44. Рай утешает только тех, кто из печали в радостную жизнь перешел. Мария же и в юдоли плачевной находящихся и плачущих над бедой своей утешает. «О, Раю краснейший, утешения Твоя да возвеселят душу мою»45 (3).

«Радость моя! избавь меня от окруживших меня», – говорит пророк (Пс. 31:7). Когда Ангел говорил Товии: «Радуйся, Товия, радость тебе всегда да будет», – Товия отвечал Ангелу: «Какая радость мне может быть, когда я сижу во тьме, света небесного не вижу?» Что за радость может быть душе в юдоли этой плачевной, во тьме и сени смертной, пока она пребывает в бессловесных наследиях, ничего иного не ожидая, только смерти, только разлучения с этим миром, только безвестной кончины? Ибо какая радость может быть пребывающему в скорби и горести? Какое веселье сидящему во тьме? Какая прохлада находящемуся в узах? Какое утешение ожидающему горестной смерти? Никакого. Что же ты, человек, имеешь в этом веке, достойного радости и веселья? Чем хочешь утешиться? Славой ли мира сего, легко исчезающей? Имением ли, или богатством, вскоре погибающим? Сладостями ли и похотями плотскими, в смрад и гной обращающимися? Благолепием ли, или красотой плоти, быстро истлевающей, в прах и пепел прелагаемой? Не имеешь, человек, чем утешиться в этом плачевном веке, но более плакать и рыдать следует тебе. Ибо не в отечестве сидишь, но в изгнании; не в мире и покое, но в борьбе и великих ратях; не в радости и веселье, но в юдоли сей плачевной. Кто веселится, будучи в долгах? Кто утешается, сидя в темнице? Кто радуется, ожидая смерти? Никто. Ибо мир сей исполнен плача, а не веселья; скорби и печали, а не радости; тяжести и горести, а не утешения. Ничего в нем нет постоянного и непреложного. Радость его смешана со скорбью, веселье с печалью, слава его изменчива, богатство исчезаемо, красота в прах и пепел прелагаема, наслаждение плотское во смрад и гной претворяемо. В последний же час все это внезапной смертью пресекается и оканчивается. Ничего нет в веке сем достойного радости и веселья, ничего нет достойного утешения и благомыслия, но все исполнено плача и рыдания: суета сует век человеческий. Куда ни обратишься, всюду рать увидишь. Отсюда ратует объедение, оттуда же пьянство; отсюда леность, оттуда же нечувствие; отсюда похоть, оттуда же скверные помышления. Отовсюду страсть, отовсюду грех и преступление, отовсюду страх. Нет ничего, о чем подобало бы радоваться в многострадальном веке сем. Придет же смерть, придет разлучение с миром сим, придет внезапное изменение всех вещей. Душа же пойдет в иной век и примет, что здесь сделала, а плоть останется червям на съедение, в смрад и гной обратится. Ничего в мире сем нет радостного.

Поэтому не радуйся ни о чем временном в плачевном веке сем, ибо все в нем непостоянно и превратно, все в нем ложно и переменно. Но если хочешь радоваться, о Господе едином радуйся. Если хочешь утешаться, о Господе едином утешайся, ибо плотская радость вскоре погибает, радость же о Господе пребывает вовеки. Земное утешение внезапно исчезает и обращается в горесть, утешение же Пресвятого Духа о Господе всегда утешает и во веки вечные утешать будет утешением неизреченным. Поэтому ни о чем ином, только о Господе радуйся. «Радуйтесь о Господе все правые сердцем», – говорит пророк (Пс. 31:11). И апостол говорит: «Всегда о Господе радуйтесь, непрестанно молитесь, за все благодарите» (1Фес. 5:16–18), ибо в этих трех действиях совершается наше спасение. Ни о чем ином, только о Господе радуйся, ибо всякая радость, которая не о Господе, – это ложь и прельщение, а всякое утешение, которое не о Боге, – это тяжесть и смущение души. Итак, не о пище, не о богатстве и славе мира сего радуйся, и не о каких-либо красотах и неразумных похотях, но о Господе радуйся, о Боге едином весельем веселись, ибо в том временном нет истинной радости, но только ложная, временная, бессловесная. Ибо во тьме нет света, в смерти не найдешь жизни, во лжи правда не явится. Радость мира сего ложная, утешение его переменно, веселье легко претворяемо в горесть. На малое время радость, и тотчас внезапная скорбь. На малое время утешение, и тотчас внезапно горесть. На малое время веселье, и тотчас внезапно плачь и рыдание. Еще утешение не прошло, как уже скорбь и печаль постигли. Потому о Господе едином радостью радуйся и весельем веселись. Радуйся о Господе Боге, что Он твой Бог, Бог великий, вечный, бессмертный, всемогущий, Вседержитель, Бог щедрый, милостивый, праведный, человеколюбивый и премилосердный: «Отец милосердия и Бог всякого утешения» (2Кор. 1:3). Его небо и земля, горы, холмы, деревья, дубравы. Его звери, скоты, гады, птицы пернатые. Его всякое дыхание и вся тварь, видимая и невидимая, что на небе и что на земле. Его солнце и месяц, звезды и все стихии небесные. Его воды, реки, моря, озера, источники, грады, снега, дожди, ветры, громы, молнии. Его все люди, все роды земнородные. Его Ангелы, Архангелы, Престолы, Господства, Херувимы и Серафимы, и все Небесные Силы. Там правда, там суд нелицемерный, там благость и человеколюбие, там премудрость и источник разума, там тишина, покой, безбоязненность и беспечалие, там слава, богатство, сокровище и вечное наслаждение, там радость, веселье, свет, озарение, красота, благолепие, сладость и всякое утешение, там свобода, простор, обилие и век непременный. Что только есть у человека любимого, – там все есть, только ко Господу Богу твоему всей твоей душой прилепись и о Нем едином радостью радуйся и весельем веселись. Радуйся о Господе и благодарение Ему приноси, что сотворил тебя по образу и по подобию Своему, из небытия в бытие тебя привел, «славою и честью увенчал» тебя (Евр. 2:7); не сотворил тебя ни зверем, ни скотом, ни иным каким животным, но человеком, разумной тварью, бессмертием и свободой душу твою почтил. Если временно и разлучаемся с плотью, то в лучшее селение переходим, душой же пребываем во веки: не на тысячу или две, или три тысячи лет, но во веки вечные, конца не имеющие. Радуйся о Господе и благодарение Ему приноси, что ради тебя не по заслугам твоим сотворил. Ради тебя сотворены звери, скоты, птицы пернатые и всякое животное. Ради тебя сотворены моря, реки, источники, озера, рыбы различные, киты превеликие. Ради тебя сотворены леса, дубравы, различные пустыни, плодоносные деревья, зелья, коренья, семена и различные овощи. Ради тебя видимое и невидимое сотворено. Радуйся о Господе и благодарение Ему приноси, что все в тебе праведно и милосердно устроил и непрестанно печется о душе твоей: защищает тебя, сохраняет тебя, покрывает тебя, защищает душу твою, дарует тебе крепость, здоровье, живит тебя, вразумляет тебя, просвещает тебя на всякие благие дела, все праведное и премилосердное для тебя делает. Радуйся о Господе и благодарение Ему приноси, что Он, Бог всесильный, пребогатый, ради тебя обнищал, ради тебя Человеком был, дабы тебя соединить с Собой воедино; не возгнушался на Себя взять наше, дабы нам всего Себя отдать. Ради тебя был положен в яслях, ради тебя пеленами был повит Он, одевающий небо облаками. Ради тебя в восьмой день был обрезан. Ради тебя пречистую главу Предтече преклонил, чтобы тебя вознести на высоту; не нуждаясь в Kрещении, крестился, чтобы тебе Kрещением очищение подать. Радуйся о Господе и благодарение Ему приноси, что ради тебя Он был бит, обесчещен и оплеван, заушен, связан, терновым венцом уязвлен. Ради тебя руки Свои на Кресте пригвоздил, уксуса и желчи вкусил, копьем в пречистое ребро пронзен был. Ради тебя пречистую Свою Кровь пролил, Кровью Своею пречистой тебя искупил. Ради тебя во гробе положен был, ради тебя на третий день из гроба воскрес, чтобы всем нам из гроба воскресение даровать. Радуйся о Господе и благодарение Ему приноси, что, если ты и тьмами тем пред Ним согрешаешь, милостиво принимает тебя кающегося. Сколько раз пред ним согрешаешь, – Он же, однако, не отметает тебя. Сколько раз ты преступаешь, – Он же не отвращается. Сколько раз падаешь, – Он же восставляет тебя, долготерпит тебе, не тотчас смерти тебя предает, но ожидает твоего обращения, даже до кончины, когда ты обратишься. Дал тебе закон, ведение воли Своей, не лишил тебя Крещения, не оставил тебя погруженным в иноверии или пагубной ереси.

Радуйся о Господе и благодарение Ему приноси, что за малое некое благоугождение обещал тебе даровать вечную жизнь, Царство Небесное, не на некое малое время, не на некое краткое время, не на сто лет или тысячу, или тысячу тысяч, но во веки вечные, конца не имеющие (3).

До тех пор труд предстоит слепому, пока не прозрит. До тех пор болезнь страждущему, пока не выздоровеет. До тех пор нужда учащемуся, пока не научится, когда же вполне научится, то никакого труда не имеет. Ибо что же за труд для хорошо видящего – видеть свет? Что за труд для познавшего себя, познавшего Бога, – знать все сущее? Что за труд и подвиг для любящего, – любить любимого? Никакого труда и подвига, но все радостно и желательно. Бывший слепым и прозревший впредь гнушается слепоты и не имеет труда, чтобы видеть, но радостно наслаждается светом. Познавший и просветившийся в своем разуме гнушается потом всякого безумия, стяжавший богатство не хочет впредь быть убогим. Перемени бессловесие на познание и просвещение разума, ярость и гнев преложи на кротость, сладость и похоть плотскую бессловесную – на Божественное желание и любовь, – в мире и покое всегда будешь, в радости и тишине всегда будешь обретаться. Тогда, увидев трехчастный состав своей души погруженным во глубине бесстрастия и просвещения разума, как в тимпане46, в умерщвленном теле воспоешь духом, радуясь, Господу победное воспевание. До тех пор не можешь быть без скорби, до тех пор не можешь быть без печали, до тех пор не можешь быть без страха и боязни, пока себя совершенно не познаешь, пока совершенно не вскиснет трехчастный состав души в познании и просвещении разума и очищении страстей, пока не будешь примирен с Богом, пока с Ним в единый дух не соединишься. Когда же соединишься и когда Его всем сердцем возлюбишь, тогда без болезни и печали всегда будешь; о Боге едином будешь духом всегда радоваться и веселиться во веки вечные (3).

Не на скорбь и печаль призывает тебя к Себе Господь, но на радость и веселье: «Веселитесь, – сказано, – о Господе, и радуйтесь все правые сердцем» (Пс. 28:9), как и Сам Господь по восстании Своем из мертвых первое слово благовествовал женам: «Радуйтесь» (Мф. 28:9)! Радоваться повелел Он мироносицам, а не скорбеть, ибо Он, как Бог, плач праматери Евы упразднил воскресением Своим. Поэтому и ты радуйся о Нем, а не скорби, веселись о Господе, а не будь смущен. Не скорби сам и других не оскорбляй в неразумии своем, но со всеми будь кроток и долготерпелив. «Будьте друг ко другу добры, сострадательны. Каждый из нас должен угождать ближнему, во благо», – как говорит апостол (Еф. 4:32; Рим. 15:2) (3).

Господь наш Иисус Христос, уходя от мира сего, завещал любящим Его, как бы в виде некоего особого дара, гонения в мире, слезы, рыдание и скорби, ибо Он говорит: «Изгонят вас из синагог», и еще: «Вы восплачете и возрыдаете, а мир возрадуется; вы печальны будете» (Ин. 16:2, 20). Однако Он оставил все это любящим Его не для того, чтобы подвергнуть их злу, стереть и славу их повергнуть в прах, но чтобы тем больше их потом утешить, возвеличить и прославить. «Как и Самому Христу подобало пострадать и войти в славу Свою» (Лк. 24:26), так будет и с нами: «Скорбь ваша, – говорит Он, – в радость будет» (Ин. 16:20). И еще: «Так и вы теперь имеете печаль; но Я увижу вас опять, и возрадуется сердце ваше, и радости вашей никто не отнимет у вас» (Ин. 16:22). Господь оставил любящим Его скорби для того, чтобы ими, как бы путем, устланным терниями, тесным и прискорбным, они достигли неотъемлемой радости. Ибо как радующиеся и веселящиеся ныне каждый день наследуют плач, согласно написанному: «Горе вам, смеющиеся ныне, ибо восплачете и возрыдаете» (Лк. 6:25), и еще: «Кончина радости в плач приходит» (Притч. 14:13), – так и плачущие ныне наследуют радость и веселье: «Блаженны плачущие, – сказал Господь, – ибо они утешатся» (Мф. 5:4). И Товия говорит: «По волне Господь тишину сотворит, даст радость и веселие вместо плача и рыданий» (Тов. 7:17) (3).

* * *

44

Богородичен на малом освящении воды, глас 1-й.

45

Служба в неделю сыропустную.

46

Тимпан – музыкальный инструмент, похожий на бубен.


Источник: Симфония по творениям святителя Димитрия Ростовского / [ред.-сост. Т.Н. Терещенко]. - Москва : ДАРЪ, 2008. - 601, [1] с.

Комментарии для сайта Cackle