святитель Димитрий Ростовский (Туптало)

Слава

Поучая смирению, Господь наш, сидящий на ослице, ясно порицает славу и гордыню мира сего и показывает непостоянство гордого мирского превозношения, как бы говоря: «О люди! Как трость ветром колеблема, так и вы колеблетесь непостоянством. Ныне вы с пальмовыми ветвями оказываете Мне почести, а через несколько дней, о, как вы обесчестите Меня! Ныне вы режете ветви с деревьев, а через несколько дней эти самые деревья вы будете рубить и тесать для Креста Мне. Ныне вы Мне подстилаете ветки под ноги, а через несколько дней вы возложите на Мой хребет палки, розги и бичи, бия, уязвляя и причиняя Мне многие раны. Ныне вы взываете: «Осанна», а через несколько дней вы будете кричать: «Распни, распни!» Ныне вы со славой встречаете Меня, а через немного дней вы с ругательствами будете вести Меня на распятие. О непостоянство человеческое! О непрочность и скорая отмена чести и славы мира сего!» Мы же да научимся здесь от Господа нашего как смирению и кротости, так и тому, чтобы не желать и не искать временных почестей, санов и славы. Если же кому и без искания Бог дает это, то чтобы не превозноситься ими, не надеяться на них, но скорее ждать скорой перемены и после счастья бояться несчастья. «Всякая гора и холм да понизятся», – говорит Предтеча Христов (Лк. 3:5), то есть всякая гордая высота должна будет упасть (1).

Когда возлюбленная в раю в Песни Песней начала заниматься созиданием неких духовных столпов, то ей припевал Дух Святой: «Ноздри твои, как столп, шея твоя, как столп» (Песн. 7:5). Затем и сама она говорит о себе: «Сосцы мои, как столп». Не хотел ли здесь Дух Святой от лица возлюбленной сказать это тем людям, которые в нашем мире стараются созидать не иные столпы, как ноздри, шею и грудь? Ибо те, которые хотят наслаждаться тщетной людской славой, как бы неким запахом, которые усиленно стараются об этом и к этому прилагают все свои силы, – не творят ли, говорю, они не что иное, как созидают ноздри свои, как столп, и столп дымный, о котором вспоминается в книгах Судейских: «Явился огонь, исходящий от города, и столп дымный» (Суд. 20:40). Ибо, как известно, дым бывает там, где огонь обжигает какую-либо вещь. Подобным образом происходит и тщетная слава от людской хвалы, и, как дым разливается в воздухе и исчезает, так и пустая похвала исчезает, как дым. Те, которые много о себе думают, от гордости высоко вытягивают свою шею, стараются возвыситься, не творят ли они не что иное, как созидают шею свою, как столп, и столп из тростника? Ибо как тростник возрастает высоко вверх, а внутри пуст, так и считающий себя чем-то – ничто. А те, которые всю мысль свою утопили в богатстве, не творят ли они не что иное, как созидают сосцы свои, как столп, говоря душе своей: «Много добра лежит у тебя на многие годы». Они как сосцы: «Ешь, пей, веселись» (Лк. 12:19). Так мог бы сказать Дух Святой, приравнивая сосцы Своей возлюбленной к некоторым людям. Однако известно, что Дух Святой имел здесь в виду особые богословские добродетели Своей возлюбленной: веру, надежду и любовь. Когда Он говорит: «Ноздри твои, как столпы», – Он показывает ей веру, которая невидима, по словам апостола: «Вера же есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом» (Евр. 11:1). И как благовонная вещь, хотя бы она хранилась где-либо невидимо для очей, узнается по запаху, так и вера, хотя она невидима, однако через нее, как бы по какому-то запаху, познается в нас Бог. Когда Дух Святый говорит: «Шея твоя, как столп», – то показывает ее надежду на Бога. Ибо как столп, так и надежда возносится горе́, утверждается Богом; и как столп бывает неподвижным, так и «надеющийся на Господа, как гора Сион, не подвигнется вовеки» (Пс. 124:1). Когда же говорит: «Сосцы твои, как столп», – то этим являет любовь ее, исходящую из сердца, никуда не разливающуюся, но прямо направляющуюся к Богу (2).

Не желай, человек, быть почитаемым и прославляемым людьми, – да не лишишься Божественной славы; не очень утешайся славой мира сего, – да не будешь внезапно огорчен бесчестием. Ибо за славой и человеческим почитанием часто тотчас следует бесчестие, за благополучием земным – тщета, за весельем и утешением плотским – скорбь и печаль, ибо переменчив век сей, и все вещи в нем преходящи. За благополучием всегда перемена и неблагополучие сзади вслед шествуют (3).

Не прилагай сердца своего к почитанию и славе человеческой, ибо она обманчива и кратковременна. Нет ничего верного в мире, только один Бог и его предвечная слава, ибо все в мире этом изменяется, и всякое почитание и слава с ним проходит. Поэтому не утверждай стопы ноги твоей на них, да не останешься прельщенным, как на весеннем обтаявшем льду; – будет ли тебе какое-нибудь благополучие тогда? (3)

Почитание и слава человеческая за благополучием, как тень за солнцем, шествует. Когда солнце сияет, тогда и тень обретается, а когда солнце зайдет, тогда и тень исчезает. Так и тогда, когда кто-либо обретается в благополучии, все люди славят его и почитают, когда же наступает лишение, все презирают и не радеют о нем. Слава человеческая подобна желтому полевому цвету, который с восхождением солнца на востоке развивается, с захождением же его на западе сгибается и никогда в одной мере не стоит: так и мир сей со своими нравами и почитаниями (3).

Много раз почитают и славят люди в глаза сладостно, отойдя же потом, клевещут и оговаривают горестно. Сегодня доброе говорят, а завтра злое; в глаза говорят так, за глаза же иначе. Непостоянно и переменно почитание человеческое, весьма обманчиво и превратно. Одни почитают, другие же бесчестят; одни хвалят, другие же хулят; одни доброе вещают, другие же злое. Не может пребывать неподвижно в равной мере человеческая слава и почитание, но всегда в перемене (3).

Мир сей с почитаниями своими так устроен, что всегда вращается, как колесо мельничное: всегда сверху вниз и снизу вверх оно непрестанно обращается, когда же вода перестанет течь, тогда и оно становится праздным. Мир сей всегда лицемерит, ибо большие перемены от ветров и бури приходится претерпевать стоящим на высоте почитания, нежели шествующим во юдоли смирения и презрения. Сколь велико почитание, столь велика боязнь. Сколько кто возвеличится почитанием и славой, столько потом смирится бесчестием или здесь от людей, или там от бесов. "Сколько, – сказано, – славилась она и роскошествовала, столько воздайте ей мучений и горестей» (Откр. 18:7) (3).

Не напрасно дан тебе сан и временное почитание мира сего, но чтобы ты твоему почитанию и славе показал равные по смирению поступки и добродетели. Помни о кончине твоего старейшинства и внезапном изменении твоей славы, и никогда не прельстишься, и в почитании и славе человеческой упования своего полагать не будешь, ибо все это менее верно и непреложно, чем сон, более обманчиво, чем лед весенний. Недаром древние философы, избрав старейшину и венцом царским венчая его, разжигали лен и, бросая его вверх, приговаривали: слава человеческая так же скоро угасает, как лен, брошенный вверх и блеснувший и тотчас затем вниз упавший и внезапно угасший (3).


Источник: Симфония по творениям святителя Димитрия Ростовского / [ред.-сост. Т.Н. Терещенко]. - Москва : ДАРЪ, 2008. - 601, [1] с.

Комментарии для сайта Cackle