святитель Димитрий Ростовский (Туптало)

Воздержание

Воздержание считается основанием всех добродетелей, как об этом читается во второй молитве к Пресвятому Духу: «Облецы мя во утробу щедрот, и во основание всех добродетелей воздержание» (1).

На пиру Жениха Небесного, Христа Спасителя нашего, возле целомудренной чистоты сидит святое воздержание и поддерживает чистоту, ибо чистота ослабевает без воздержания, утверждаясь же на воздержании, она сильна. Итак, возле чистоты на пиру Христовом сидит воздержание, а сидя, соблюдает пост. Оно если ест и если пьет, то во славу Божию ест и пьет, а не для угождения чреву. Хотя оно и ест, однако же встает от трапезы несколько голодным, и хотя пьет, однако же оставляет в себе немного жажды. Ест оно не до пресыщения, пьет не до опьянения и только немногим не сравнивается с постящимся. Что же касается того, чтобы нарушить церковный пост, то это оно считает тяжким смертным грехом, которого не попусти Боже! Оно знает нрав Жениха, Который постился в пустыне сорок дней и сорок ночей. Хотя о Нем завистливые и говорили иное: «вот человек, который любит есть и пить вино» (Мф. 11:19), однако же Он Сам воздерживался от всего и учеников Своих учил: «Смотрите же за собою, чтобы сердца ваши не отягчались объядением, и пьянством, и заботами житейскими» (Лк. 21:34). Бахус, бог чревоугодия, с учеником своим Мартином Лютером говорит так: необходимо в полках не смотреть на пост и есть в посте мясо, чтобы солдаты были сильными на войне, крепкими в бою и не ослабели бы в сражении от поста и воздержания. Отвечая на это не сразу, я напомню историю с Гедеоном. Израильтяне в древности были весьма притеснены мадианитянами, и по причине многих бедствий они возопили к Богу. Смилостивился над ними Бог и дал им вождя – мужа сильного, именем Гедеон, который, собрав силу израильскую, пошел на Мадиама. Господь Бог велит ему не вести с собой большую силу для сражения, но избрать только лучших и храбрейших воинов. Приблизившись ночью с тремястами избранных мужей к бесчисленной силе мадиамской, Гедеон по повелению Божию сам с одним только отроком ползком проник в мадиамский стан и, ходя в нем тихо, прислушивался. И вот слышит, как один воин, пробудившись от сна, рассказывает свой сон своему другу: «Будто тесто хлеба ячменного катилось от полка Гедеонова и прикатилось в наш мадиамский стан к мадиамской палатке, побило ее, опрокинуло, и упала палатка». На это друг его ответил: «Это не тесто, но копье Гедеоново: предаст Господь в его руки Мадиама и весь полк наш». Услышав это, Гедеон поклонился Господу, возвратился к своим, приготовился к битве и, напав на мадиамский полк, побил его и разогнал вконец. Здесь я спрошу: почему к мадиамской палатке прикатилось, чтобы опрокинуть ее, не мясо, которое едят в полках, но хлебное тесто, и притом хлеба не пшеничного, но ячменного? То ячменное тесто, по объяснению толкователей, было знаменованием поста Гедеона, который, готовясь к битве, прилежно постился и молился, а в посте укреплял свое тело не мясом, не сладкими кушаньями, но ячменным хлебом, и Бог помог ему. Стыдись же, Бахус с Лютером, говорящий, что воины в полках ослабеют из-за воздержания от мяса. Император Феодосий Великий, ведя борьбу с Евгением, римским мучителем, много постился с молитвой, приготовляя себя к борьбе, – а ослабел ли он в борьбе, не съедав мяса? Так же поступал и Ираклий, ведя борьбу с персами. Итак, лжешь ты, обжора и пьяница Бахус, и чужд ты пира Христова. Ты же, святое воздержание, хорошо сядь здесь на браке Жениха своего (1).

И для отцов великая слава, когда дети преподобны, и для владык немалая честь, когда рабы исполнены страха, а бесславие и безначалие каждому весьма противны, потому что естественный путь людей – образ Божий, обретение прекрасной жизни и получение благ, а привнесенный извне путь – путь злой, бывший причиной смерти. Вследствие этого через наши богопротивные вожделения и нерассмотрение умом своим Божиих дел и демонских козней против нас мы предаемся суете и соблазнам, падаем и смертью умираем. Ибо когда мы затемняем свое душевное око темнотой греховной тяжести, тогда впадаем в крайнее уныние. Потому, пока тьма страстей еще совсем не покрыла сердечных очей, пока душевная сила в совести побуждает к покаянию, пусть каждый – господин ли, или отец, или благоразумный человек, или восстающий из глубины греховной, из непотребных суетств и от подчинения злу или властью, или добрым советом, или законным предложением, – каждый из нас, люди Божии, пусть старается и стремится очищать всякую нечистую мглу молитвой, постом и воздержанием, как учит апостол: «подвижники воздерживаются от всего» (1Кор. 9:25) (2).

Пост и воздержание пусть будут у тебя предпочтены, если хочешь иметь правый разум и легко победить все страсти. Плотским сладострастием не порабощайся, чтобы не получить себе в том воздаяние и чтобы не изнурить свою жизнь во тьме бессловесия и мятежа (3).

Неумеренности и скудости во всем берегись, а меру правую и разумную во всем храни. Воздержание всегда имей во всем, если хочешь легко обрести душевный покой, на ином же пути никогда мира и покоя не обретешь. Если бы и пребезмерно сладка была бы пища, но исполнена яда смертоносного, то и сам знаешь, что не ел бы ты ее. Если бы ты смерти не желал вкусить, то не хотел бы и прикоснуться к таковым яствам (3).


Источник: Симфония по творениям святителя Димитрия Ростовского / [ред.-сост. Т.Н. Терещенко]. - Москва : ДАРЪ, 2008. - 601, [1] с.

Комментарии для сайта Cackle