Евфи́мий Зигавинос (Зигабе́н)

Толковая псалтирь

Псалом 130

Песнь степеней.

Пс.130:1. Господи! не вознесеся сердце мое, ниже вознесостеся очи мои

этот псалом Давид написал о самом себе; он рассказывает в нем, какое смирение он имел, по освобождении от искушений. Вместе с сим он учит в нем и народ еврейский, возвратившийся из рабства вавилонского – смиряться подобно ему (Давиду) и не надеяться на свои подвиги и добродетели, но только на Господа: Господи! говорит, сердце мое не возносилось от самомнения и гордости и не возвышались и не смотрели вверх глаза мои от недуга высокомерия. (1) Что же пророк сими словами хвалит себя? Так, по словам Златоуста, он хвалится: потому что когда требует того время и необходимость, должно и хвалиться подвигами своими, и тогда сия похвала будет не для тщеславия и хвастовства, но для пользы слушателей и для привлечения их к подражанию подобной добродетели. (2) А сказывая сначала, что не возносилось сердце мое, а потом, что не возвышались глаза мои, Давид сим показал, что во первых возносится и гордится сердце, а потом поднимаются вверх и глаза, т. е. смотрят высоко и поднявшись. (3)

(1) Слова Великого Василия: Одинаковые с гордым худые свойства имеет высокоумный и превозносящийся, различается же от него только по видимому: ибо один употребляет против других наглость и кичливость, а другой будучи и наедине превозносит себя и возвышается и гордится суетою ума своего. И чтобы ты не представлял основательного мечтательным, то вспомни о себе во время суетности в молодые лета свои, если ты будучи наедине размышлял о жизни и образах жизни, как ты легко в мечтательности ума получал начальство за начальством, власть за властно, везде обогащался, строил домы, золото и сребро собирал и прочее. Такой ум есть возносящийся и кичливый, он ни на чем не утвержден. Посему превозношение есть грех. И послушай, что говорит Господь: не превозноситесь (Лук. 12:22). И блаженный Давид удаление от мечтательности и возношения (высокоумия) поставляет в числе добродетелей.

(2) Златословесного: Не везде запрещено хвалиться, но бывает случай, когда и необходимо. Ибо кто не хвалится крестом, тот глупее всех; кто не хвалится верою, тот несчастнее всех. Посему и Павел говорит: хвалящийся хвались Господом. Когда же похвала самого себя есть зло? Когда мы это делаем, как фарисей оный.

(3) Того же: Не вознеслось сердце мое, и не коснулось меня то душевное лукавство, которое есть причина других зол и корень крайнего беззакония. И не возвысились глаза мои: я не поднимал, говорит, бровей и не возносил шею вверх; ибо сей недуг, преизливаясь из источника внутренней страсти, дает и телу вид по подобию внутреннего воспаления.

Ниже ходих в великих, ниже в дивных паче мене

Я, говорит, Господи, не обращался с теми людьми, которые больше и удивительнее меня; и не жил с теми, которые выше моего состояния, как изъясняет Златоуст, почитая себя недостойным обращения с ними, кроме того случая, когда другие принуждали меня входить в сообщество с ними и против воли моей. Или великими и удивительными называет тех, которые сами себя почитают такими (великими и удивительными), т. е. надменных и высокоумных, и говорит как бы так: я не только убегал страсти высокомерия, но даже и не обращался с зараженными сею страстью. (1)

(1) Посему Златоуст сказал: Не малый подвиг этот – убегать высокомерия, ненавидеть гордецов, отвращаться от них, гнушаться ими. Напротив того величайшая безопасность для добродетели есть хранение величайшего смиренномудрия. А божественный Каллист Тиликудский в неизданных в печать Главах своих дает оборот словам псалма сего такой: Господи! если бы не возвысилось сердце мое, и не вознеслись глаза мои и я не ходил среди великих и дивных, превышающих меня, т. е. высоких и неизреченных таин Духа и не удостоился духовного созерцания Бога, то я не был бы смиренномудр, т. е. как и Исаия, когда удостоился высокого видения Бога, тогда истинно смирился и сказал: как я несчастен; а равно и Авраам уже при собеседовании с Богом сказал: но я земля и пыль; подобным образом и Иов. Ибо доколе не взойдет кто к духовному созерцанию беспредельности Божией, дотоле не может иметь истинного смирения.

Пс.130:2. Аще не смиренномудрствовах, но вознесох душу мою (и не был) яко отдоенное на матерь свою (дитя); тако воздаси на душу мою.

Если, говорит, я не смиренно мыслил, как смиренно поступает при матери своей дитя, которое теперь отлучено от сосцов ее, а возносился и гордился, то, как я превозносился, так воздай, Господи, и мне, полагая мне приличное наказание за гордость мою. Или много воздай душе моей и накажи ее, и тогда ως, должно принимать за выражение высшей степени воздаяния. (1)

(1) Златоуста: Это сказано с переложением слов. Если я не смиренномудрствовал, как отлученное от сосцов пред матерью своею дитя, но вознес сердце мое, то да будет воздано душе моей. А смысл сих слов таков: не только я чист был от сего зла, т. е. от гордости, и не только удалялся от зараженных ею, но и весьма любил противную ей добродетель – смиренномудрие, скромность. И я такое, говорит, имел смирение, какое имеет находящееся при сосцах матери дитя, которое смиренно и чуждо всякой гордости. Сие поставил в закон и Господь ученикам своим, когда говорил: если не обратитесь, и не будете, как дети, не войдете в царствие небесное. Далее не просто упомянул об отлученном от матернего млека, но с тем, чтобы показать скорбь. Ибо как дитя недавно отлученное от сосцов, не отстает еще от матери, но хотя и скорбит и плачет, производя вопли, но постоянно находится при матери своей, так и я, говорит, находясь и в скорби и в нужде и многих несчастьях, неотступно был с Богом. А если я не был таков, то да будет воздано, говорит, душе моей, т. е. да понесу величайшее наказание. Преподобного Никиты Стифатийского рассуждение естественное и приятное об отнятом от груди младенце: Я таков был в отношении к Тебе, Господи, умилостивляя Тебя смирением своим, каковы недавно отнятые от матерней груди младенцы, у которых непрестанно в памяти сладость молока, и которые всеми способами просят матерей и преклоняют их на милость к себе, чтобы были допущены к груди и напитались обыкновенною пищею, Феодорита: Так да будет воздано душе моей, если я, говорит, подобно младенцу, теперь отнятому от груди и боящемуся матери, не боялся Тебя и не подчинялся Тебе.

Пс.130:3. Да уповает Израиль на Господа от ныне и до века

Пусть, заключает, уповает израильский народ на Господа отныне и на будущее время, подражая мне, надеющемуся на Господа и в бедствии и в спокойствии и во всякое время. При сем должно сказать, что этот псалом приличен новому Израилю, т. е. христианскому народу. Впрочем Давид, быть может, написал его и предыдущий псалом от лица благочестивейших из евреев, возвратившихся из рабства, в котором псалме народ сей излагает, какие молитвы он приносил, когда находился в искушениях, и какое имел смирение по освобождении своем от искушений, чтобы примером своим научить и нас христиан, как молиться во время искушений, и как смиряться нам, освободившимся от мысленного рабства страстям и бесам. (1)

(1) Ориген: В предыдущей песни сказано: от стражи утренней до ночи да уповает Израиль на Господа; а здесь – и то: доколе. Ибо отныне, говорит, и до века. Ибо после того уже можно получить те блага, которых надеемся, Феодорит: Сими словами пророк показал, для чего он изъяснил свои подвиги. Ибо не для того изображают свои добродетели, чтобы похвалить себя, но для того, чтобы других возбудить к подобной ревности. Потому то умоляет всех Израильтян всегда иметь сию надежду и непрерывно питаться ею и собирать происходящие из нее плоды.


Комментарии для сайта Cackle