Евфи́мий Зигавинос (Зигабе́н)

Толкование Евангелия от Иоанна

Глава IV

Ин.4:1–3.  Когда же узнал Иисус о дошедшем до фарисеев слухе, что Он более приобретает учеников и крестит, нежели Иоанн, – хотя Сам Иисус не крестил, а ученики Его, – то оставил Иудею и пошел опять в Галилею.

Егда убо разуме Иисус, яко услышаша фарисее, яко Иисус множайшыя ученики творит и крещает, неже Иоанн, – Иисус же Сам не крещаше, но ученицы Его, – остави Иудею и иде паки в Галилею.

Оставил Иудею, чтобы ослабить зависть их.

Ин.4:4.  Надлежало же Ему проходить через Самарию.

Подобаше же Ему проити сквозе Самарию.

Этим евангелист показывает, что Иисус Христос не нарочито приходил для беседы с Самарянкой, а делает это мимоходом вследствие ненависти иудеев к самарянам. Самария – это была страна, имевшая много разных городов и селений. В древности в ней жили израильтяне; но потом царь ассирийский после многих войн опустошил эту страну и пленных жителей перевел в Вавилон, а в ней поселил смешанный народ из вавилонян, мидян и халдеев. Господь Бог, желая показать, что израильтяне преданы вследствие нечестия, а не вследствие бессилия, послал на поселившихся иноплеменников львов. Узнав об этом, царь направил туда священника израильского, который научил бы их Закону Божию, чтобы они спаслись от львов. Оставив наполовину тогда свое нечестие, потом они совершенно отвергли идолов. Однако существовало еще у них некоторое отличие от иудеев: принимая одни только книги Моисея, самаряне не придавали большого значения остальным. (Следует сказать и о том, откуда самаряне получили такое название. Была гора Сомор, как и Исаия (Ис.7:9) говорит: «глава же Ефремовы Соморон» («и глава Ефрема – Самария»), но населяющие ее сначала назывались не самарянами, а израильтянами. С течением времени, когда они прогневали Бога, в царствование Факея пришел Феглафелласарь, взял много городов, напал на Илу, убил его и отдал царство Осии. На него потом пришел Салманассар и, взяв остальные города, обложил данью; но он прибег к помощи эфиоплян. Узнав об этом, царь ассирийский отправился войной, убил его и уже не позволил этому народу оставаться там, а перевел его в Вавилон, в Самарии же поселил народ, выведенный из разных мест, чтобы этим укрепить свое владычество в стране, населенной своими же народами. Но Бог, желая показать Свою силу и то, что Он предал иудеев не вследствие бессилия, а вследствие грехов их, наслал на иноплеменников львов. В последствии времени они оставили свое нечестие и идолов.)

Ин.4:5.  Итак приходит Он в город Самарийский, называемый Сихарь, близ участка земли, данного Иаковом сыну своему Иосифу.

Прииде убо во град Самарийский, глаголемый Сихарь, близ веси, юже даде Иаков Иосифу сыну своему.

Это был участок, данный Иосифу, преимущественно перед братьями, и называвшийся Сихем.

Ин.4:6.  Там был колодезь Иаковлев.

Бе же ту источник Иаковль.

Источником называет колодезь, так как вода в нем вытекала из-под земли. Колодезь называется Иаковлевым, потому что он был выкопан им.

Ин.4:6.  Иисус, утрудившись от пути, сел у колодезя. Было около шестого часа.

Иисус же утруждся от пути, седяше тако на источнице; бе [же] яко час шестый.

Устал, как и свойственно природе человека. Он шел пешком, совершил продолжительное путешествие, так что и устал. Что значит: «седяше тако»? Просто, как пришлось, на земле; слова эти показывают, что Он был чужд роскоши! Сел, чтобы отдохнуть и освежиться около колодезя, потому что это был как раз полдень, когда солнце особенно сильно ударяет на тело, а также, чтобы вместе с тем подождать учеников, отлучившихся в город купить пищи. Обрати внимание на точность евангелиста; он не сказал: час шестой, но: «яко час шестый», научая этим нас не относиться безразлично к самым маловажным обстоятельствам, но наблюдать правдивость во всем, что ни случается. Чтобы, говоря решительно, не ошибиться, он сдержался и сказал предположительно.

Ин.4:7.  Приходит женщина из Самарии почерпнуть воды.

Прииде жена от Самарии почерпати воду,

так как жители вышеуказанного города черпали отсюда воду, потому что в окрестности было мало колодцев.

Ин.4:7.  Иисус говорит ей: дай Мне пить.:

Глагола ей Иисус: даждь Ми пити.

Как от смоковницы, которая засохла (Мф.21:18–19; Мк.11:12–20), Иисус Христос требовал смокв не потому, что алкал, а по планам Домостроительства, чтобы благовременно перейти к совершению чуда, так и теперь от источника Он требует воды не потому, что жаждет, а с премудрой целью, чтобы иметь удобный случай побеседовать с женщиной. Он знал заранее, что она уверует и будет причиной того, что уверуют многие; поэтому, начав беседу, он совсем оставил воду.

Ин.4:8.  Ибо ученики Его отлучились в город купить пищи.

Ученицы бо Его отшли бяху во град, да брашно купят.

Они не носили с собой запасов, так как были научены пренебрегать чревом и не ставить выше всего заботу о нем, но обращаться к ней (к пище) только тогда, когда к этому побуждает сама природа. Но почему и тогда Иисус Христос не совершил чуда с пищей учеников? Потому что если бы Он все творил чудесно, как Бог, то не поверили бы, что Он – человек; точно также и наоборот; если бы он все делал, как человек, то никаким образом не поверили бы, что Он Бог. Поэтому-то иногда Он поступает, как человек, доказывая, что Он – человек, а иногда творит чудеса, как Бог, уверяя, что Он – Бог. Один только сидел около колодезя, показывая и этим, что Ему чужда всякая роскошь.

Ин.4:9.  Женщина Самарянская говорит Ему: как ты, будучи Иудей, просишь пить у меня, Самарянки? ибо Иудеи с Самарянами не сообщаются.

Глагола Ему жена Самряныня: како ты Жидовин сый от Мене пити просиши, жены Самаряныни сущия? не прикасаютбося Жидове Самаряном.

«Не прикасаютбося», т.е. не имеют общения, гнушаясь их, как полуиудеев. Как она узнала, что Он иудей? По одежде или и по выговору. Но Иисус Христос, как не простой иудей, а вместе и Бог, пренебрег таким обычаем, полагая этим начало снисканию не только самарян, но и всех народов по всей земле. Самарянка же, думая, что Он грешит, говорит Ему откровенно и напоминает об обычае.

Ин.4:10.  Иисус сказал ей в ответ: если бы ты знала дар Божий и Кто говорит тебе: дай Мне пить, то ты сама просила бы у Него, и Он дал бы тебе воду живую.

Отвеща Иисус и рече ей: аще бы ведала еси дар Божий, и Кто есть глаголяй ти: даждь Ми пити, ты бы просила у Него, и дал бы ти воду живу.

Отсюда ясно видно, что Иисус Христос тогда только представился жаждущим, чтобы приблизить к Себе заблуждающуюся и уловить ее в сеть Своей беседы. Он жаждал, но жаждал обращения заблудших, как и дальше это обращение Он назвал пищей, говоря: «Мое брашно есть, да сотворю волю Пославшаго Мя» (Ин.4:34). Здесь же Иисус Христос только говорит: «аще бы ведала еси дар Божий», т.е. если бы ты знала, что дарует Бог, и говорил это о Себе Самом, мало-помалу открывая ей Себя, как достойной такого учения вследствие способности ее к обращению. Живой водой назвал здесь источники Своего учения, – «водой», так как оно, подобно воде, очищает нечистоту грехов, угашает огонь страстей и врачует засуху и бесплодие неверия, – а «живой», как вечное и всегда продолжающееся, так как жизнь воды состоит в течении и движении. Златоуст говорит, что под водой живой Иисус Христос разумеет благодать Божественного Духа, Который различно называется вследствие различных Своих действий; здесь называется водой, а в другом месте – огнем. Водой называется потому, что подобно тому, как вода, падающая с неба, все оживляет и поддерживает, и, будучи одного вида, действует различно: согревая, сожигая, освещая и очищая, так точно и Божественный Дух.

Ин.4:11.  Женщина говорит Ему: господин! тебе и почерпнуть нечем, а колодезь глубок; откуда же у тебя вода живая?

Глагола Ему жена: господи, ни почерпала имаши, и студенец есть глубок: откуду убо имаши воду живу,

Не будучи в состоянии понять слов Иисуса Христа, Самарянка предполагала, что живой водой Он называет воду из этого же колодезя, как текущую и бьющую ключом, и думала, что Иисус Христос хочет сказать, что Он скорее может почерпнуть вследствие большей силы и ловкости. Тем не менее она назвала Его Господом, считая Его за великого человека. Она услышала слова Его: «аще бы ведала еси дар Божий, и Кто есть глаголяй ти», тотчас же почтила Его этим именем и продолжает уже беседу с полной покорностью. Почерпалом называет сосуд.

Ин.4:12.  Неужели ты больше отца нашего Иакова, который дал нам этот колодезь и сам из него пил, и дети его, и скот его?:

еда ты болий еси отца нашего Иакова, иже даде нам студенец сей, и той из него пит, и сынове его, и скоти его?

Самаряне, считая своим отечеством Самарию, называли Иакова своим отцом, как древнего владетеля и отца этого их отечества, и потому приписывали себе благородное иудейское происхождение. Некоторые же говорят, что эта женщина и многие другие из живущих в Самарии происходили от Иакова. Предки их некогда были взяты в плен и обращены в рабство вавилонянами; затем они смешались и жили с самарянами, и, спустя много времени, вследствие различных обстоятельств усвоили их обычаи. Или: называли Иакова отцом потому, что и он происходил из халдеев. Итак, Самарянка говорит здесь: если Ты говоришь не об этой воде, то «еда ты болий еси отца нашего Иакова, иже даде нам студенец» этот, столь славный, что можешь дать лучшей воды? Слова: «и той из него пит, и сынове его, и скоти его» – сказаны для похвалы колодезя: если бы Иаков имел другой колодезь, лучший, то не пил бы из этого сам со всем своим домом. Значит – если бы Ты мог дать лучшей воды, то Ты был бы больше Иакова. Самарянка эта спокойно беседует с Иисусом Христом об Иакове, и стоит возле Него, желая узнать то, чего искала; а иудеи хотели даже побить Его камнями, когда Он вспомнил об Аврааме. Каким же образом можно было отвергнуть эту женщину, столь усердную, любознательную и желающую извлечь для себя пользу.

Ин.4:13.  Иисус сказал ей в ответ: всякий, пьющий воду сию, возжаждет опять,

Отвеща Иисус и рече ей: всяк пияй от воды сея вжаждется паки:

– жаждой воды.

Ин.4:14.  а кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек;...

а иже пиет от воды, юже Аз дам ему, не вжаждется во веки;...

– не будет никогда жаждать жаждой неверия.

Ин.4:14.  ...но вода, которую Я дам ему, сделается в нем источником воды,...

...но вода, юже [Аз] дам ему, будет в нем источник воды...

Источником обозначил постоянство и неиссякаемость такой воды.

Ин.4:14.  ...текущей в жизнь вечную.

...текущия в живот вечный,

так как она доставляет вечную жизнь. Смотри, как Иисус Христос на слова женщины: еда ты болий еси отца нашего Иакова, не сказал прямо: «Да, Я больше»,– так как ей могло бы показаться, что Он хвастается, но вывел это из ее же слов. Различие вод указывает на различие дающих эти воды: природное свойство той воды – истощаться, а этой – всегда пребывать.

Ин.4:15.  Женщина говорит Ему: господин! дай мне этой воды, чтобы мне не иметь жажды и не приходить сюда черпать.

Глагола к Нему жена: господи, даждь ми сию воду, да ни жажду, ни прихожду семо почерпати.

Мало-помалу она возводится на высоту учения. Вследствие превосходства воды, которую Иисус Христос дает, она поверила, что Он больше Иакова и думала, что Он дает воду другого, высшего свойства, хотя не знала еще вполне, Кто такой дающий эту воду, и не понимала, что это за вода; она предполагала только, что вода, которую Он дает, уничтожает эту чувственную жажду. Итак, женщина эта не была легкомысленна, так как она не просто поверила словам, а только после долгого рассуждения, но не была недоверчива и спорлива, так как найдя, что Иисус Христос больше Иакова, она не осталась при своем предубеждении. А когда Иисус Христос сказал иудеям: «грядый ко Мне не имать взалкатися, и веруяй в Мя не имать вжаждатися никогдаже» (Ин.6:35), то они не только не поверили, но и соблазнились.

Ин.4:16.  Иисус говорит ей: пойди, позови мужа твоего и приди сюда.

Глагола ей Иисус: иди, пригласи мужа твоего и прииди семо.

Когда Самарянка настойчиво просила и желала получить живой воды, то Иисус Христос сказал ей: «иди, пригласи мужа твоего и прииди семо», показывая, что и ему нужно сообщить этот дар. Как всеведущий, Он знал, что она не имеет законного мужа, а желал, чтобы она сама сказала, что не имеет, чтобы, воспользовавшись этим случаем, открыть обстоятельства ее жизни и подействовать на ее исправление. Повод к пророчествам и чудесам Иисус Христос благоволил всегда заимствовать от самих же приходящих, чтобы и избежать подозрения в тщеславии, и еще более приблизить их к Себе. Сказать раньше: ты имела много мужей и теперь имеешь незаконного мужа – показалось бы излишним и неблаговременным, но сказать это, когда она сама подала повод, было весьма последовательно и благовременно.

Ин.4:17.  Женщина сказала в ответ: у меня нет мужа.

Отвеща жена и рече [Ему]: не има мужа.

Думая, что говорит с простым человеком, женьщина пыталась обмануть Его и скрыть постыдное дело.

Ин.4:17–18.  Иисус говорит ей: правду ты сказала, что у тебя нет мужа, ибо у тебя было пять мужей, и тот, которого ныне имеешь, не муж тебе; это справедливо ты сказала.

Глагола ей Иисус: добре рекла еси, яко мужа не имам, пять бо мужей имела еси, и ныне, егоже имаши, несть ти муж; се воистинну рекла еси.

Дождавшись удобного случая, как сказано, Иисус Христос открывает и изобличает ее, весьма подробно пересчитывая явных и законных ее мужей и открывая теперешнего, тайного и незаконного. Она преемственно имела пять явных мужей, так как это не запрещалось, – а когда умер пятый, то никто уже не хотел явно взять ее себе в жены; и она, не победив страсти, имела такого, который жил с ней тайно. Итак, она имела пять мужей, потому что это были явные мужья, а живший в то время с ней не был ей муж, потому что был тайный (Толкование святого Максима). Самарянка обозначала собой человеческую природу, получившую пять законов, как бы мужей; именно – закон, данный Адаму в раю, и опять данный ему же вне рая, закон, данный Ною во время потопа, данный Аврааму относительно обрезания и опять данный ему же о принесении в жертву Исаака; но все они прошли и как бы умерли: тогда она имела закон Моисеев. Этот закон не был для нее мужем, или потому что она не всецело любила и соблюдала его, или потому, что он дан был человеческой природе иудеев не навсегда, но только до пришествия Спасителя; а с этих пор он не был для нее мужем, так как с нею соединился другой, именно – закон евангелский. Колодезь Иакова – это Священное Писание, вода – познание его, глубина его – глубина мыслей, черпало – изучение Божественного слова через письмена; черпала этого не имел Господь, так как Он Сам есть Слово и Мудрость и так как Он сообщал знание Своим ученикам не через письмена, но как дар духовный.

Ин.4:19.  Женщина говорит Ему: Господи! вижу, что Ты пророк.

Глагола Ему жена: Господи, вижу, яко пророк еси Ты.

Будучи явно изобличена, женщина не вознегодовала и не сочла этого изобличения за обиду, но пораженная точным Его знанием, она поняла, что Он действительно пророк: «вижу», говорит, т.е. понимаю. Затем не спрашивая Его о житейских делах, а тотчас же об учении, она говорит:

Ин.4:20.  Отцы наши поклонялись на этой горе, а вы говорите, что место, где должно поклоняться, находится в Иерусалиме.

Отцы наши в горе сей поклонишася, и вы глаголете, яко во Иерусалимех есть место, идеже кланятися подобает.

Отцами назвала Авраама и Исаака, потому что древнее предание говорит, что на этой горе Авраам приносил во всесожжение Богу Исаака; или – отцами назвала Иакова и его сыновей, так как Иаков поставил там жертвенник и поклонился Богу… Женщина предложила этот вопрос, думая, что учение самарян лучше сравнительно с иудейским и что место этой горы более заслуживает почитания, чем гора, на которой построен Иерусалим. Иисус Христос сначала отнимает первенство у того и другого места, так как в скором времени прекратится богослужение на том и другом, затем отдает предпочтение иудеям, а потом открывает учение об истинном Богопочтении.

Ин.4:21.  Иисус говорит ей: поверь Мне, что наступает время, когда и не на горе сей, и не в Иерусалиме будете поклоняться Отцу.

Глагола ей Иисус: жено, веру Ми ими, яко грядет час, егда ни в горе сей, ни во Иерусалимех поклонитеся Отцу.

У Софонии сказано: «и поклонятся Ему кийждо от места своего» (Соф.2:11). Этим Иисус Христос предсказывает прекращение вместе самарянского и иудейского богослужения, что было сделано римлянами после крестной смерти Иисуса Христа. Под часом разумей время.

Ин.4:22.  Вы не знаете, чему кланяетесь, а мы знаем, чему кланяемся,...

Вы кланяетеся, егоже не весте, мы кланяемся, егоже вемы,...

Хоть самаряне и иудеи почитали одного и того же Бога, но самаряне не знали, что Он есть Господь всех народов, и предполагали, что Он владычествует только над самарянами и иудеями; а иудеи знали, что Он есть всемогущий Господь всех народов. Поэтому Иисус Христос сказал ей: «вы кланяетеся, егоже не весте», т.е. власти Которого вы не знаете. И Самого Себя причислил к иудеям, говоря: «мы кланяемся, егоже вемы», потому что Он и произошел от иудеев, и Самарянке казался иудеем. Затем присоединяет и нечто большее:

Ин.4:22.  ...ибо спасение от Иудеев.:

...яко спасение от Иудей есть.

Спасение самарян от иудеев, так как от них самаряне научились знать Бога и отвергать идолов. Или иначе: спасение всего мира от иудеев, так как от них вочеловечился Иисус Христос.

Ин.4:23.  Но настанет время и настало уже, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине,...

Но грядет час, и ныне есть, егда истиннии поклонницы поклонятся Отцу духом и истиною,...

Отдав иудеям предпочтение перед самарянами, теперь уже иудеям предпочитает христиан, чтобы такое предпочтение не возбуждало подозрения и чтобы не показалось, что Он благоволит к иудеям, как иудей. Сказав «грядет час», чтобы женщина не подумала, что он еще не скоро придет, прибавил: «и ныне есть», т.е. уже наступил. Истинными поклонниками Иисус Христос называет верующих в Него, принадлежащих к Церкви, как почитающих истинно, а не служащих Ему в сени2, как иудеи и самаряне, все служение которых было сенью и прообразом истины. Эти истинные поклонники будут служить Отцу не в теле, но в духе, т.е. не телесными жертвами, но духовными, и не в сени и прообразах, но в истине, не ограничивая служение местом, как иудеи и самаряне, но благословляя Господа на всяком месте владычества Его. Об одном только Отце упомянул Иисус Христос ради немощи женщины, так как не следовало предлагать ей всего учения.

Ин.4:23.  ...ибо таких поклонников Отец ищет Себе.

...ибо Отец таковых ищет поклоняющихся Ему,

т.е. не сеновных, но истинных, приносящих Ему не телесные, но духовные жертвы. Говоря «ищет», Иисус Христос показывает, что Отцу не угодно законное служение, и Он некогда установил его и терпел до сего времени только по снисхождению, ради грубости и немощи евреев.

Ин.4:24.  Бог есть дух и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине.

Дух [есть] Бог, и иже кланяется Ему, духом и истиною достоит кланятися.

Дух, т.е. бестелесен; поэтому и служащие Ему должны служить духовно, не в сени, но в истине, так как такое служение вполне соответственно и богоприлично. Духовное же служение есть смиренномудрие: «жертва Богу дух сокрушен» (Пс.50:19), и молитва: «пожри Богови жертву хвалы» (Пс.49:14), одним словом, всякая духовная добродетель: «тогда благоволиши жертву правды» (Пс.50:21), где под «правдой» разумеется вообще всякая добродетель, через которую человек делается праведным.

Ин.4:25.  Женщина говорит Ему: знаю, что придет Мессия, то есть Христос; когда Он придет, то возвестит нам все.

Глагола Ему жена: вем, яко Мессиа приидет, глаголемый Христос; егда Той приидет, возвестит нам вся.

Она удивлялась высоте сказанного, но все-таки оставалась в недоумении относительно того, что слышала. Но откуда у самарян ожидание пришествия Христова? Из писаний Моисеевых. Моисей писал: «Пророка от братии твоея, якоже мене, возставит тебе Господь Бог твой, Того послушайте» (Втор.18:15).

Ин.4:26.  Иисус говорит ей: это Я, Который говорю с тобою.

Глагола ей Иисус: Аз есмь, глаголяй с тобою.

Когда иудеи настаивали и говорили: «доколе душы нашя вземлеши? аще Ты еси Христос, рцы нам не обинуяся» (Ин.10:24), Он прямо не ответил им на это, а ей тотчас открыл Себя, так как она была благоразумнее их. Иудеи желали узнать не для того, чтобы уверовать, а чтобы издеваться над Ним, а она, узнав, тотчас уверовала.

Ин.4:27.  В это время пришли ученики Его,...

И тогда приидоша ученицы Его...,

т.е. когда это было сказано.

Ин.4:27.  ...и удивились, что Он разговаривал с женщиной;

...и чудяхуся, яко с женой глаголаше...,

что такой человек разговаривает с простой женщиной.

Ин.4:27.  ...однако ж ни один не сказал: чего Ты требуешь? или: о чем говоришь с нею?

...обаче никтоже рече: чесо ищеши? или: что глаголеши с нею?

Ученики ничего не сказали из уважения к Нему. Они уже научились не исследовать подробно всех действий своего Учителя, а также знали, что Он прикладывает лекарство к душевным ее ранам.

Ин.4:28–29.  Тогда женщина оставила водонос свой и пошла в город, и говорит людям: пойдите, посмотрите Человека, Который сказал мне все, что я сделала: не Он ли Христос?:

Остави же водонос свой жена, и иде во град, и глагола человеком: приидите [и] видите Человека, Иже рече ми вся, елика сотворих: еда Той есть Христос?

Она пришла к чувственному источнику, но, найдя разумный, так возгорелась огнем духовных ключей, что оставила сосуд и нужду, за которой пришла, побежала в город и привлекла к Иисусу Христу весь народ, уча этим и нас – презирать все житейское, когда достигнем духовного. И обрати внимание на мудрость этой женщины. Она, хотя и уверовала, что это Христос, не сказала: «Пойдите, посмотрите Христа», – чтобы не показалось, что она сама судит о таком деле, между тем как узнать всеми ожидаемого Мессию было весьма важным делом, – но зовет других судей и, чтобы еще скорее привлечь их, предлагает им как бы некоторого рода приманку – открытие своих грехов. Она знала, что если только они вкусят речей Его, тотчас же будут уловлены. «Еда той есть Христос», вместо – «может быть Христос?», показывает вид, что сомневается, чтобы они дали свое мнение.

Ин.4:30–31.  Они вышли из города и пошли к Нему. Между тем ученики просили Его, говоря: Равви! ешь.

Изыдоша же из града, и грядяху к Нему. Между же сим моляху Его ученицы [Его], глаголюще: Равви, яждь.

Видя, что Иисус Христос устал от пути и продолжительного солнечного зноя, ученики молили Его, т.е. приглашали есть; это было делом скорее нежной любви, чем дерзости.

Ин.4:32–33.  Но Он сказал им: у Меня есть пища, которой вы не знаете. Посему ученики говорили между собою: разве кто принес Ему есть?:

Он же рече им: Аз брашно имам ясти, егоже вы не весте. глаголаху убо ученицы к себе: еда кто принесе Ему ясти?

Он пищей называл спасение людей, а ученики, понимая это как о пище чувственной, недоумевали между собой, но не решались спросить Его. Тогда Он сам объясняет это слово.

Ин.4:34.  Иисус говорит им: Моя пища есть творить волю Пославшего Меня и совершить дело Его.

Глагола им Иисус: Мое брашно есть, да сотворю волю Пославшаго Мя и совершу дело Его.

Воля пославшего Его Отца и порученное Ему дело это – спасение людей. Называет его пищей, чтобы самим названием показать, что Он сильно желает спасти людей: как вкушающий пишу сильно желает ее, так и Он – спасения людей. Говорит, что Он послан Отцом, или как Человек, или как Слово, происшедшее из родившего Его ума, или же воздавая честь Отцу.

Ин.4:35.  Не говорите ли вы, что еще четыре месяца, и наступит жатва? А Я говорю вам: возведите очи ваши и посмотрите на нивы, как они побелели и поспели к жатве.

Не вы ли глаголете, яко еще четыри месяцы суть, и жатва приидет? Се, глаголю вам: возведите очи ваши и видите нивы, яко плавы суть к жатве уже.

Ученики говорили, конечно, о чувственной жатве, а Иисус Христос говорит теперь о духовной и указывает на ее наступление, называя нивами толпы идущих уже к Нему самарян, и притом – белыми, так как они готовы уже были к вере. И вера есть жатва, пожинаемая от неверия и приносимая ко Христу. Как белые посевы готовы к жатве, так и они к вере.

Ин.4:36.  Жнущий получает награду...

И жняй мзду приемлет,...

И кто жнет такого рода нивы, получает от Бога награду. В более общем смысле Иисус Христос говорит здесь о всех имеющих уверовать самарянах и иудеях.

Ин.4:36.  ...и собирает плод в жизнь вечную,...

...и собирает плод в живот вечный,...

Кто пожинает чувственные нивы, собирает плод для временной жизни, а этот – для жизни вечной.

Ин.4:36.  ...так что и сеющий и жнущий вместе радоваться будут,...

...да и сеяй вкупе радуется, и жняй,...

чтобы, собрав так такой плод, радовались и посеявший и пожавший вместе, видя, что этот плод собран там, и получая вместе за него награду, один за то, что сеял, а другой за то, что жал. Сеющие – это Моисей и другие последующие пророки, которые пожинали людей от неверия и переносили их в житницы вечных обителей.

Ин.4:37.  ибо в этом случае справедливо изречение: один сеет, а другой жнет.

о сем бо слово есть истинное, яко ин есть сеяй, и ин есть жняй.

Справедливо изречение этой притчи.

Ин.4:38.  Я послал вас жать то, над чем вы не трудились:...

Аз послах вы жати, идеже вы не трудистеся:...,

то, над чем вы не трудились.

Ин.4:38.  ...другие трудились, а вы вошли в труд их.

...инии трудишася, и вы в труд их внидосте.

Говорит это, показывая, что порученное им дело легко и почти готово, и внушая им смелость, так как более трудное уже сделано. Сеяние сопряжено с трудом и совершается медленно, а жатва соединяется с отдыхом и совершается скоро; притом же она есть плод посева. Иисус Христос во многих местах своего Евангелия пользовался образными и метафорическими выражениями, чтобы сделать свое учение более понятным и укрепить в памяти свои слова при помощи знакомых образов и сравнений, так как в таком случае все выслушивается с большей приятностью и глубже напечатлевается в сердце. Выражения были чувственные, но мысли в них духовные.

Ин.4:39.  И многие Самаряне из города того уверовали в Него по слову женщины, свидетельствовавшей, что Он сказал ей все, что она сделала.

От града же того мнози вероваша в Онь от Самарян, за слово жены свидетелствующия, яко рече ми вся, елика сотворих.

«Вся» – понимай относительно мужей и того, который не был ей муж. Или, может быть, Иисус Христос сказал ей и много других тайн.

Ин.4:40–41.  И потому, когда пришли к Нему Самаряне, то просили Его побыть у них; и Он пробыл там два дня. И еще большее число уверовали по Его слову.

Егда убо приидоша к Нему Самаряне, моляху,

т.е. просили, приглашали,

Его, да бы пребыл у них; и пребысть ту два дни. И много паче вероваша за слово,

т.е. учения,

Его.

Ин.4:42.  А женщине той говорили: уже не по твоим речам веруем, ибо сами слышали и узнали, что Он истинно Спаситель мира, Христос.

Жене же глаголаху, яко не ктому за твою беседу веруем: сами бо слышахом, и вемы, яко Сей есть воистину Спас миру, Христос.

Выслушав Его учение, самаряне узнали, что Он истинно Спаситель мира, Христос, что Он пришел спасти погибшую вселенную. Самаряне были гораздо благоразумнее иудеев. Они вышли к Иисусу Христу, просили Его побыть у них и, не видя никакого знамения, уверовали в Него; а иудеи преследовали, когда Он часто приходил к ним, негодовали, когда Он желал оставаться у них и, видя много знамений, не уверовали. Как же можно было обойти самарян? Какая же справедливость была бы спешить к тем, которые ненавидят, и убегать от тех, которые любят? В другое время самаряне не приняли Иисуса Христа, как друга враждебных им иудеев: об этом написал Лука в девятой главе (Лк.9:53). Но это были другие самаряне; они жили в какой-то веси самаринской, а эти – в городе.

Ин.4:43–44.  По прошествии же двух дней Он вышел оттуда и пошел в Галилею, ибо Сам Иисус свидетельствовал, что пророк не имеет чести в своем отечестве.

По двою же дню изыде оттуду, и иде в Галилею, Сам бо Иисус свидетельствова, яко пророк в своем отечествии чести не имать.

Евангелист указывает причину, почему Иисус Христос не пошел тогда прямо в Капернаум, считавшийся Его отечеством, именно – потому что жители этого города не обращали на Него внимания и не уважали Его, как и вообще хорошо знакомых. Близкое знакомство легко порождает неуважение. Где это Иисус Христос свидетельствовал, что пророк не имеет чести в отечестве своем, об этом найдешь в конце тринадцатой главы Евангелия от Матфея (Мф.13:57). Назарет был отечеством Иисуса Христа, так как был отечеством Матери Его и считавшегося Его отцом, и так как в нем Он был воспитан; а Капернаум считался Его отечеством, потому что в нем Он поселился. Матфей говорит, что Иисус Христос, оставив Назарет, пришел и поселился в Капернауме (Мф.4:13).

Ин.4:45.  Когда пришел Он в Галилею, то Галилеяне приняли Его, видев все, что Он сделал в Иерусалиме в праздник, –...

Егда же прииде в Галилею, прияша Его Галилеане, вся видевше, яже сотвори во Иерусалимех в праздник:...

Под Галилеей разумей другие города и селения Галилейские, кроме указанного только отечества Его, а под праздником – праздник Пасхи, о котором сказано во второй главе.

Ин.4:45.  ...ибо и они ходили на праздник.

...и тии бо приидоша в праздник,

потому что, собравшись со всех сторон, евреи все вместе праздновали Пасху в Иерусалиме.

Ин.4:46.  Итак Иисус опять пришел в Кану Галилейскую, где претворил воду в вино.

Прииде же паки Иисус в Кану Галилейскую, идеже претвори воду в вино.

Пришел в Галилею по причине зависти живущих в Иудее и не пошел в так называемый отечественный Свой город, чтобы он не подпал еще большему осуждению за свое невнимание к Нему. Прежде Иисус Христос приходил в Кану на брак по приглашению, а теперь пришел для того, чтобы Своим присутствием укрепить веру, возникшую от предыдущего чуда, и чтобы еще более привлечь к Себе жителей, так как Он пришел Сам, без особой просьбы и предпочел их соотечественникам.

Ин.4:46.  В Капернауме был некоторый царедворец, у которого сын был болен.

И бе некий царев муж, егоже сын боляше в Капернауме.

Царедворцем назывался этот человек или потому, что происходил их царского рода, или потому, что получил какую-нибудь должность, от которой так назывался, или потому, что был царским слугой. Некоторые говорят, что это есть тот сотник, о котором упоминают Матфей (Мф.8:5) и Лука (Лк.7:2), но это неверно. Если опустить даже другие различия между ними, то все-таки тот был сотник, а этот царедворец, у того был болен раб, а у этого – сын, и болезнь там – расслабление, а здесь – горячка.

Ин.4:47.  Он, услышав, что Иисус пришел из Иудеи в Галилею, пришел к Нему и просил Его придти и исцелить сына его, который был при смерти.

Сей слышав, яко Иисус прииде от Иудеи в Галилею, иде к Нему и моляше,

т.е. просил, приглашал, Его, да снидет и исцелит сына его: имеяше бо умрети.

Ин.4:48.  Иисус сказал ему: вы не уверуете, если не увидите знамений и чудес.

Рече убо Иисус к нему: аще знамений и чудес не видите, не имате веровати.

Это нужно читать не вопросительно, а утвердительно. Иисус Христос сказал это вообще, унижая иудеев перед самарянами, которые уверовали без знамений и чудес, в частности же – порицая царедворца. Хотя делом веры было прийти, умолять и даже понуждать Иисуса Христа, хотя евангелист говорит, что после слов Иисуса Христа: «иди, сын твой жив есть» (Ин.4:50) – царедворец поверил словам Его, но он поверил неискренне. Это видно из его вопроса слугам: «Когда оставила больного горячка?». Он хотел знать, случилось ли это само собою, или по слову Иисуса Христа.

Ин.4:49–50.  Царедворец говорит Ему: Господи! приди, пока не умер сын мой. Иисус говорит ему: пойди, сын твой здоров. Он поверил слову, которое сказал ему Иисус и пошел.

Глагола к Нему царев муж: Господи, сниди, прежде даже не умрет отроча мое. Глагола ему Иисус: иди, сын твой жив есть. И верова человек словеси, еже рече ему Иисус, и идяше.

Царедворец думал, что Иисус Христос не мог бы воскресить умершего сына.

Ин.4:51–52.  На дороге встретили его слуги его и сказали: сын твой здоров. Он спросил у них: в котором часу стало ему легче?

Абие же входящу ему, [се,] раби его сретоша его и возвестиша [ему], глаголюще, яко сын твой жив есть. Вопрошаше убо от них о часе, в который легчае

(κομψότερον) ему бысть,...

– слабее, свободнее, легче.

Ин.4:52.  Ему сказали: вчера в седьмом часу горячка оставила его.

...и реша ему, яко вчера в час седмый остави его огнь.

Капернаум был далеко от Каны; поэтому слуги не могли известить его в тот же день о выздоровлении сына.

Ин.4:53.  Из этого отец узнал, что это был тот час, в который Иисус сказал ему: сын твой здоров,...

Разуме же отец, яко той бе час, в оньже рече ему Иисус, яко сын твой жив есть,...

именно – что в тот же час оставила его горячка.

Ин.4:53.  ...и уверовал сам и весь дом его.

...и верова сам и весь дом его.

Теперь, когда выздоровел сын, он уверовал искренно. Справедливо поэтому упрекал его знавший его сердце Иисус Христос, говоря: «аще знамений и чудес не видите, не имате веровати» (Ин.4:48). Знамения суть события естественные, как например, выздоравливание больных, а чудеса – сверхъестественные, как например, воскрешение мертвых и прозрение слепых; хотя в несобственном смысле они называются и наоборот.

Ин.4:54.  Это второе чудо сотворил Иисус, возвратившись из Иудеи в Галилею.

Сие паки второе знамение сотвори Иисус, пришед от Иудеи в Галилею.

И прежде сказав: «прииде же паки Иисус в Кану Галилейскую, идеже претвори воду в вино» (Ин.4:46), евангелист не напрасно упомянул о чуде, но хотел показать, что после его совершения иудеи оказались по вере хуже самарян, и теперь, говоря: «сие паки второе знамение сотвори Иисус», – евангелист равным же образом порицает их за то, что они, видя второе чудо, не могли возвыситься до той степени веры, какую имели самаряне, не видевшие ни одного чуда. Вторым это знамение назвал евангелист не потому, что после первого Иисус Христос не сотворил никакого во всей Палестине, а потому, что это было второе, совершенное в Кане.

* * *

2

Сень – тень, мрак, навес


Комментарии для сайта Cackle

Открыта запись на православный интернет-курс