святитель Андрей Кесарийский

Глава 10

Статья двадцать восьмая

Об облеченном в облако и радугу Ангеле, предвозвещающем о кончине

Откр.10:1. И видел я другого Ангела сильного, сходящего с неба, облеченного облаком; над головою его была радуга, и лице его как солнце, и ноги его как столпы огненные,

Здесь разумеется святой Ангел; на это указывают облако, радуга и его свет, подобный солнечному, потому что ими указывается на небесное достоинство ангельского существа, разнообразие его добродетелей, его светлость и ведение. «Столпы огненные» указывают на страх и наказания, наводимые Ангелом на нечестивых, разбойничающих на суше и на море. Для обозначения всеобщности этого наказания Ангел и поставил правую ногу на море, а левую на землю.

Откр.10:2. в руке у него была книжка раскрытая. И поставил он правую ногу свою на море, а левую на землю,

Откр.10:3. и воскликнул громким голосом, как рыкает лев; и когда он воскликнул, тогда семь громов проговорили голосами своими.

"Книжка", как небольшая и написанная очень мелко, я думаю, заключает в себе имена и дела тех самых лукавых, которые разбойничают или иным образом бесчинствуют на земле и убивают на море, в наказание которых Ангел поставил свои ноги и там, и здесь.

Голос Ангела, подобный рыканью льва, указывает на страшные и нестерпимые наказания его, о чем свидетельствует Даниил, который не мог безболезненно видеть Ангела не только неугрожающего, но кроткого и тихого (Дан. 10:8–10).

«Семь громов», как мы думаем, указывают или на семь гласов одного грозного Ангела, или на семь других Ангелов, предвозвещающих будущее, так как эти Ангелы считаются повторяющими слова первого. Они получают от него, по благопорядку ангельскому, указанному блаженным Дионисием, не только повеление, но и время для пророчествования.

Откр.10:4. И когда семь громов проговорили голосами своими, я хотел было писать; но услышал голос с неба, говорящий мне: скрой, что говорили семь громов, и не пиши сего.

Запечатление (содержание в памяти. – Ред.) того, что говорили семь громов, указывает на то, что теперь неизвестно, но потом будет открыто на опыте течением вещей. Божественный голос научил апостола запечатлеть эти голоса только в уме своем, а окончательное познание их и раскрытие отнес к последним временам. Так некогда был предупрежден и Даниил, что запечатлены и скрыты подобные же слова.

Откр.10:5. И Ангел, которого я видел стоящим на море и на земле, поднял руку свою к небу

Откр.10:6. и клялся Живущим во веки веков, Который сотворил небо и все, что на нем, землю и все, что на ней, и море и все, что в нем, что времени уже не будет;

«Ангел... клятся Живущим». Бог, поелику не может никем высшим клясться, клянется Самим Собою (Евр. 6:13), но Ангелы, как сотворенные, уверяют наше неверие сказанному ими клятвою именем Создателя. Ангел клянется, что времени, уже не будет в будущем веке, когда и в самом деле не будет того времени, которое исчисляется по солнцу, но будет жизнь вечная, недоступная временному исчислению, или же это указывает, что после шести гласов Ангела пройдет не много времени до исполнения. Поэтому и говорит дальше:

Откр.10:7. но в те дни, когда возгласит седьмой Ангел, когда он вострубит, совершится тайна Божия, как Он благовествовал рабам Своим пророкам.

Это, я думаю, означает, что все предсказанное святыми пророками исполнится после шести веков в седьмой, означаемый седьмою трубою. Исполнение этого называется благовестием по причине уготованного за ним покоя для святых.

Статья двадцать девятая

О том, как евангелист получил от Ангела книжку

Откр.10:8. И голос, который я слышал с неба, опять стал говорить со мною, и сказал: пойди, возьми раскрытую книжку из руки Ангела, стоящего на море и на земле.

Иной высший Ангел повелевает здесь евангелисту под видом книжки принять разумение открытого в видении.

Откр.10:9. И я пошел к Ангелу, и сказал ему: дай мне книжку. Он сказал мне: возьми и съешь ее; она будет горька во чреве твоем, но в устах твоих будет сладка, как мед.

"Сладко" для тебя, говорит Ангел, познание будущего, но вместе и горько для чрева, то есть сердца, где вмещается словесная пища, из-за сострадания к тем, которым должно претерпеть наказания, ниспосланные по Божественному определению. Это же можно понимать и иначе: так как евангелист не знал худых дел книги, заключающей в себе деяния нечестивых, ему и показывается, что грех при начале услаждает, а по совершении приносит за собою горечь отмщения и воздаяния.

Откр.10:10. И взял я книжку из руки Ангела, и съел ее; и она в устах моих была сладка, как мед; когда же съел ее, то горько стало во чреве моем.

«И егда снедох ю, горька бяше во чреве моем». Книга сладка вначале по причине радостного содержания, но горька в конце от язв, как и грех при вкушении сладок, а по совершении горек воздаянием за него. Святые же по своей сострадательности, по слову апостола, радуются с радующимися и плачут с плачущими (Рим. 12:15).

Откр.10:11. И сказал он мне: тебе надлежит опять пророчествовать о народах и племенах, и языках и царях многих.

Этим указывается, что все предсказанное исполнится не сразу после видения Божественного Откровения, но через Евангелие, и блаженному надлежит предсказывать читающим это откровение о будущем до кончины мира; или же это обозначает, что он не вкусит смерти, а при кончине явится снова препятствовать обольщению антихристом.


Комментарии для сайта Cackle

Открыта запись на православный интернет-курс