митрополит Евгений (Болховитинов)

Слова

Содержание

Слово 10. В неделю о разслабленном Слово 13. В неделю о слепом Слово 21. В неделю 5 по Пятдесятнице

 

Слово 10. В неделю о разслабленном

Собрание поучительных слов, в разныя времена и в разных епархиях проповеданных, Святейшаго Правительствующаго Синода и Коммисии духовных училищ Членом, «Евгением, Митрополитом Киевским и Галицким», Киево-Печерския Лавры Священно-Архимандритом, разных орденов Кавалером. Часть I. – Киев: В Типографии Киевопечерския Лавры, 1834.

Из темы: «Бе человек некий тридесять и осмь лет имый в недузе своем. Сего видев Иисус лежаща и разумев, яко многа лета уже имяше в недузе, глагола ему: хощеши ли цел быти? Отвеща ему недужный: ей Господи! человека не имам, да егда возмутится вода, ввержет мя в купель» (Иоан. 5, 6–7).

О том, что нещастные редко находят сострадательных и помоществующих себе людей.

«Видев Иисус разслабленнаго лежаща и разумев, яко многа лета уже имяше в недузе, глагола ему: хощеши ли цел быти? Отвеща Ему недужный: ей Господи, человека не имам, да егда возмутится вода, ввержет мя в купель; егда же прихожду аз, ин прежде мене слазит». (Слова в нынешнем Евангелии чтенныя, Иоан. гл. 5, ст. 6 и 7.)

Каждое слово Спасителя нашего, каждое Его действие, каждый случай Его жизни, Евангелистами описанный, заключает в себе трогательное для нас поучение. Такова точно и повесть о разслабленном, в нынешнем Евангелии упоминаемая. В Иерусалиме при храме Господни была купель целебная. В каждое лето единожды Ангел Господень снизходил в купель сию и возмущал воду, и тот, кто прежде всех по возмущении воды входил в купель, получал изцеление, какою бы болезнию одержим ни был. На сию-то купель во время праздника Пасхи пришел Иисус Христос. Он нашел там множество болящих, слепых, хромых, сухих, ожидающих движения воды. Спаситель приступает к одному немощному, бывшему в болезни уже тридесят осмь лет. «Хощеши ли цел быти», говорит Он ему? «Ей, хощу, Господи», отвещает разслабленный: но «человека не имам», который бы ввергнул меня в купель, как скоро возмутится вода. А когда я сам дойду только до купели, то успеет уже другой прежде мене сойти во оную. Глагола ему Иисус: «востани, возми одр твой и ходи» (Иоан. 5, 8).

Сколько в сей простой повести важных, поучительных, трогательных для нас наставлений? Но мы паче всего возмем в разсуждение теперь слова самаго разслабленнаго Спасителю реченныя. Они ближе к самому нашему сердцу.

«Человека не имам», взывал Спасителю недужный. – Вопль сей, слушатели, и нам весьма знаком. Ничего чаще слов сих мы не слышим в жизни нашей. Он поражает слух наш и во Храмах святых и на судилищах и на торжищах, и на распутиях и часто даже в домах наших. Не тридесят осмь лет, сколько страдал вышеупомянутый Евангельский недужный, но несколько веков, и может быть от самаго сотворения света твердится на земли вопль сей, и доныне не умолкает. Было искони множество человеков и целых народов; исполнены и ныне людей грады, села, домы: но при всем том были всегда и ныче есть некоторые из подобных нам человеков и даже из наших ближних, для коих нет человека. Они сретаются с нами ежедневно и почти ежечасно. Они нам самим твердят во уши: «человека не имам». и кто же они? все нещастные, все немощные, все томящиеся гладом и жаждою, все обиженные, все утесняемые, все гонимые, все невинно страждущие. Разве тот только не видит и не знает их, кто нечувствителен, или кто сам не бывал в таких нещастных обстоятельствах. И чтож сии бедные находят в ближних своих? Нещастный просит утешения, но на него едва обращают и внимание. Потому что люди ласковы и приветливы только к счастливым. Не имущий просит пособия и снабдения; но каждый отзывается недостатками. Потому что люди охотнее принимают, нежели подают помощь. Алчущий и жаждущий простирает руку к милостыне, но ему отвечают: Бог даст. Потому что все склоннее пользоваться чужим, нежели жертвовать своим для других. Обиженный воззывает о защите: но ему указывают только судилища. Потому что всякой вступаться за обиды чужия почитает не своим делом. Утесняемый и гонимый ищет убежища, но все его чуждаются из опасения гонителей его. Невинно погибающий умоляет о избавлении, но ему оказывают только бесплодное сожаление, извиняясь невозможностию. Чтож каждый из таковых сказать должен, как не слова разслабленнаго: «человека не имам?»

Но пусть бы так, что нещастные не имели бы только человека, помоществующаго себе. Нет, сего недовольно. Они встречают часто таких, кои даже предвосхищают то, что во облегчение им бы достаться долженствовало. Вспомним слова разслабленнаго, в ныне чтенном Евангелии упоминаемаго: «Егда прихожду» к купели "аз", говорит он Спасителю, то «ин прежде мене слазит». Точно тоже случается со всеми бедными. Им-то более всех не дают воспользоваться благоприятным случаем; их-то чаще всего оттесняют от получения желаемаго; их-то не допускают даже до средств к тому; им-то заграждают пути всякаго приобретения; у них-то чаще отнимают самые плоды трудов их; им-то не дают даже обличать пред правосудием утеснителей и гонителей своих. В таком случае могут они сказать не только «человека не имам»; но имамы даже весьма многих, однакож безчеловечных к нам. Легче было бы им по крайней мере находить в ближних нечувствительность к их нещастиям, нежели жестокосердие в умножении оных; отраднее было бы не получать помощи, нежели терять и то, что они уже имели; легче было бы им совсем не видать никого вокруг себя. Комуж остается помочь им? Одному Богу", "так как и разслабленному помог один только Спаситель. В самом деле мы нередко в Мире и видим сию помощь Божию. Часто тот, о коего здравии и жизни люди отчаявались и оставили его, к удивлению всех возвращает крепость и силы. Часто нещастный переходит вскоре в благоденственное состояние. Часто обижаемый и гонимый вдруг зрит утесненным от других своего обидчика и гонителя. Часто презренный нищий богатеет невидимым благословением Божиим. Часто пренебрегаемый и недопускаемый до заслуг и отличий, пробивается сквозь препятствия и к изумлению недоброжелателей является великим человеком. Все сие есть дело Божие, а не человеческое.

Правда, надлежит признаться, что в Мире были и есть возставляемые Богом благодетели человечества; есть Авраамы, приемлющие странных; есть Иосифы, питающие гладных; есть Иовы, «око слепым, ноги хромым, отцы немощным» (Иов. 29, 15); есть Товии  «хлебы дающие алчущим, одеяние нагим и погребающие непогребенных» (Тов. 1, 17); есть подобные Самарянину, обязующие язвы и струпы изувеченных (Лук. 10, 34). Но, судя по весьма многим еще везде встречающимся нещастным, заключить можно, сколь мало таковых избранников Божиих. Их не достает для удовлетворения всех нужд страждущаго человечества, и мы со всех сторон слышим вопль, нещастных: «человека не имам».

Но да не мыслим, что сей вопль нещастных останется без всяких опасных для нас последствий. Нет. За них вступается сам Спаситель наш, и как благодеяние им оказанное, так и отказ в помощи Себе приписует. Он не преминет рещи нам на страшном Своем суде в Евангелии упоминаемыя слова: «взалкахся и не дасте Ми ясти, возжадахся и не напоиста Мене; странен бех и не введосте Мене; наг и не одеясте Мене; болен и в темнице и не посетисте Мене» (Матф. 25, 42–43). Мы вопросим Его по Евангельскому же словеси: «Господи! когда Тя видехом алчуща, или жаждуща, или странна, или нага, или больна, или в темнице и не посетихом Тебе» (Матф. 25, 44)? Тогда отвещает Он нам глаголя: «Аминь глаголю вам; понеже не сотвористе единому сих меньших, ни Мне сотвористе. Идите от Мене проклятии во огнь вечный уготованный диаволу и ангелом его» (Матф. 25, 45. 41)!

Ведая сие, возлюбленнии! да убоимся страшнаго суда Божия. Прострем руку помощи немощным, отверзем уста на утешение прискорбных, уделим насущный хлеб алчущим, приимем под кров странных. Тогда не услышим нигде обличительнаго нам гласа нещастных: «человека не имам». Тогда избавимся и от грознаго онаго гласа Спасителева: «отыдите от Мене проклятии во огнь вечный». Аминь. 

Источник: Собрание поучительных слов, в разныя времена и в разных епархиях проповеданных, Святейшаго Правительствующаго Синода и Коммисии духовных училищ Членом, «Евгением, Митрополитом Киевским и Галицким», Киево-Печерския Лавры Священно-Архимандритом, разных орденов Кавалером. Часть I. – Киев: В Типографии Киевопечерския Лавры, 1834. – С. 76–83. 

Слово 13. В неделю о слепом.

Из темы: «И вопросиша ученицы Его глаголюще: Равви! кто согреши? сей ли, или родителя его, да слеп родися?» (Иоан. 9, 2).

О нравственных причинах наших нещастий.

«И вопросиша ученицы Его глаголюще: Равви! кто согреши? сей ли, или родителя его, да слеп родися?» (Слова ныне чтеннаго Евангелия. Иоан. гл. 9, ст. 2).

Непостижим есть Бог во всех своих творениях выдимых, кольми паче в невидимых своих советах и намерениях! Но Он по непостижимому же совету вселил человеку неограниченное любопытство изследывать и непостижимыя дела Его; а потому простительно для смертных и недоумение о Его судьбах. Правда, вера покорных сердец достаточна для успокоения их в вещах невидимых. Но человека больше трогают вещи видимыя, к нему ближайшия. В них-то встречающияся ему таинства чаще смущают его неведением многаго. Ибо сколь ни обширны уже познания человеческия, но сколько еще причин явлений в природе остается под завесою неизвестности? «Многа сокровенна суть вящшая сих, малая бо видим дел Божиих» (Сир. 43, 36), сказал мудрый Сирах.

А из всех таинств видимаго творения Божия человек сам для себя есть непостижимейшим таинством. Оставлен будучи собственному только разуму, он не ведает ни причины существования своего, ни конца, ни даже насщоящей судьбы своей. Особливо таким недоумением омрачается разум человеческий при разсуждении о причинах своих нещастий, когда сам он не признает себя виною их. Ибо есть подлинно таковыя нещастия в человечестве, и они-то соблазняют наипаче непросвещенных откровением Божиим. Пример сему представляет нам ныне чтенное Евангелие о слепце, родившемся без зрения, которое даровал ему Спаситель. Мудрецы века сего не могли бы найти причины сему нещастию, разве только в каких-нибудь недостатках сил природы, или в слепом каком-нибудь случае, нимало не утешительном для человеческаго сердца. Но ученики Христовы, озаренные верою, искали причин нравственных в правосудии Божии. «Кто согреши? сей ли или родителя его, да слеп родися?» вопрошали они своего Учителя. Вот две существенныя причины большей части нещастий человеческих! а Спаситель в ответе своем ученикам присовокупляет еще третию, гораздо важнейшую, яко «да явятся дела Божия» (Иоан. 9, 3) в избавлении людей от сих нещастий. Разсмотрим убо все сии причины хотя кратко.

Что человек вообще никогда не страждет без какой-нибудь вины, сие признавали все истинные Мудрецы, допускавшие в Боге правосудие и милосердие. «Огнь и град и глад и смерть, вся сия создана быша на месть» (Сир. 39, 35), говорит Сирах. «Недолжнаго же мучитися, осудити Бог чуждо мнит своея силы» (Прем. 12, 15), говорит Соломон. Опыт жизни также подтверждает, что за ошибками последует безуспешие, за злом зло, за пороками казнь, и редко сие правило подвержено бывает изключению. Но бывают и невольныя беды и незаслуженныя по видимому наказания, так как и награды. Гдеже причина и вина оных? Здесь-то говорю, недоумевает разум человеческий! Например, он видит нечестивых благоденствующих и благочестивых страждущих. «Еда лучшая творят, иже обитают в Вавилоне, и того ради владеют Сионом?» вопрошал некогда Ездра. «Видех нечестия в Вавилоне, и имже несть числа и многих согрешающих. Виде душа моя и ужасеся сердце мое. Понеже видех, како терпиши согрешающим Господи, и пощадел еси нечествующих и погубил еси люди твоя, сохранил же еси враги твоя и не возвестил еси никомуже? Воистинну не вем, како сие уразумети имам, еда суть дела лучшая Вавилонская, нежели Сионская» (3Ездр. 3, 28 и след.)? Благочестивый Давид также жалуется на свои нещастия. «Егда всуе оправдах сердце мое и умых в неповинных руце мои» (Псал. 72, 13)? говорит он. Чем согрешил и ныне упоминаемый слепец, родившийся таковым прежде, нежели мог еще согрешить? Вот вопрос неразрешимый естественным разумом человеческим! Но вера обясняет нам такие случаи другими причинами. Не упоминая о премудром попущении Божии страдать добродетельным и благоденствовать нечестивым, заметим наипаче при настоящем случае, что есть грехи, или пороки, преливающиеся с кровию от родителей в чад, и есть правда и святость наследуемыя последними от первых. Есть наказание, прастирающееся до позднейших потомков; и есть такожде благословение, продолжающееся до последних родов. Есть вина родителей осуждающая чад и есть грехи чад наказующия родителей. Таким образом, как говорит нам слово Божие, «единым человеком грех в Мир вниде и грехом смерть, и тако смерть во вся человеки вниде, в нем же вси согрешиша, и царствова смерть от Адама даже до Моисея и над несогрешившими по подобию преступления Адамля» (Рим. 5, 12. 14). Напротив того благословение Аврааму данное простиралось и на все его семя. Потомство Хамово понесло с собою навсегда проклятие и рабство в пустыню; а потомство Симово почтено родоначалием Мессии. Давида согрешившаго грех отмщен был смертию сына, рожденнаго от жены Уриины; а от поблажки развращение детей его на нем самом в терпении от них гонения. Таковы судьбы Божии! Но не такое ж ли правосудие сретаем мы и в законах природы и в законах общежития? Отец, разстроивший свое здравие житием распутным, не сообщает ли слабостей и болезней своих чадам? Отец, безращетною роскошию потерявший свое имение, не делает ли нищими и детей своих? Отец получивший чести от предков, но потерявший оныя злодеяниями, не оставляет ли и потомство в поругании? А дети виновные не сокрушают ли сердца и родителей, неумевших предохранить их? Как бы ни старались извиняться и оправдываться в сих взаимных нещастиях те и другие: но самая польза, проистекающая от сих последствий в общежитии, опровергает их нравоучением отцам и чадам. «Чада грешников бывают мерзка», говорит Сирах; «их погибнет наследие и с семенем их выну поношение. Отца нечестива укорят чада, яко его ради поношение приимут» (Сир. 41, 8–10). Что сильнее сего может родителей заставить пещися не о своих только выгодах и удовольствиях, но и о пользе чад своих? Что убедительнее может и чадам внушить, чтобы они не подобилися худым житием родителям, или не сокрушали бы добрых своими поступками? Действительно, сколько родителей исправилось разсмотрением таковых следствий? и сколько чад возвратили и возстановили честь предков своих?

Применим сие и к первородному греху, обвинившему пред Богом все человечество. Естьли бы сей грех неизгладим был ничем во веки, то правосудие таковое конечно трудно было бы оправдать: но сколь легкое средство к избежанию сей повинности предложено нам милосердием Божиим в удовлетворении Сына Его? «Мы оправдившеся верою, мир уже имамы к Богу Господем нашим Иисус-Христом; и аще прегрешением единаго мнози умроша, множае паче Благодать Божия и дар Благодатию единаго человека Иисуса Христа во многих преизлишествова» (Рим. 5, 1. 15). И так одни только те останутся осужденными во грехе сем, которые не восхотят прияти Его оправдания.

Что касается до временных нещастий, неминуемо проистекающих из растления нашего естества даже и в состоянии оправдания нашего, то заметим вопервых, что великодушное претерпение оных составляет для нас достоинство и честь в царстве Благодати. И потому-то Святые мужи всегда радовались в скорбех века сего и желали даже носить оныя. Они почитали их признаком отеческаго попечения о себе Божия, очищающаго их от временных грехов, коим и они бывают иногда подвержены. «Его же бо любит Господь, наказует», говорит Св. Апостол Павел. «Аще наказание терпите, яко сыновом обретается вам Бог. Аще же без наказания есте, ему же причастницы быша вси, убо прелюбодейчищи есте, а не сынове» (Евр. 12, 6–8).

Но есть еще нещастия, которых причина сокрывается не в первородном растлении естества, и не в действительных преступлениях, а в особенном некоем предопределении Божии, как открывает нам в ныне чтенном Евангелии Спаситель о слепце, родившемся таковым не за грехи родительские и не за свои собственные, но «яко да явятся дела Божия на нем». И сие-то таинство Божиих судеб открывается нам уже в последствиях. Ибо в путях провидения Божия всегда много находится такого, что для некоторых случаев только и сотворено и как говорит Сирах, не можно наперед постигнуть, «что сие? на что сие? вся, бо сия во время свое взыскана будут» (Сир. 39, 26). Так Бог попустил ожесточиться Фараону и рек ему: «на сие истое воздвигох тя, яко да покажу тобою силу Мою, и да возвестится имя Мое по всей земли» (Рим. 9, 17). Так праведнаго Иова предал Он в руки диавола, да прославится святость Праведника сего. Так и в нынешнем Евангелии упоминаемому слепцу не дал Он при рождении зрения, дабы даровать ему оное чудесне к большему прославлению могущества Божия и к вящшему обрадованию его самаго. Но такия лишения отнюд не должно почитать нещастиями, а паче путем к получению благодеяний Божиих, которых мы не лишились, но вновь сподобились. А хотя бы никогда мы оных и не сподобились, то да признаваем и в сем всеблагий промысл, предостерегающий нас лишениями сими или от злоупотребления сих благ, или от поводов к каким-нибудь горшим нещастиям. Благ бо и милосерд есть Господь как в том, что подает нам, так и в том, в чем отказывает.

Покоримся убо провидению, всегда ведущему нас ко благому концу; а с своей стороны да остерегаемся сами быть виновными в лишении его щедрот. Горе нам, естьли по небрежению нашему о приобретении себе оправдания Христова, будем нещастны за то, что родители наши, или мы согрешили. Но блаженны будем, когда и в нас оправдится слово Христово, что ни мы согрешили, ни родители наши, но да явятся дела Божия на нас. Аминь. 

Слово 21. В неделю 5 по Пятдесятнице

Из темы: «Благоволение моего сердца, и молитва, яже к Богу, по Израили есть во спасение» (Рим. 10, 1).

О том, что почитать и прославлять память Божиих посланников за их попечение о спасении нашем, есть наша обязанность.

«Благоволение моего сердца, и молитва, яже к Богу, по Израили есть во спасение» (Рим. гл. 10, ст. 1).

Так-то посланники Божии не о своем токмо спасении пекутся, но паче о спасении тех, коим проповедуют оное. И в сем-то наипаче они различествуют от мирских самолюбцов, готовых жертвовать чужим благополучием своему. За то какова же доджна быть и наша к ним благодарность? Каково должно быть наше к ним благоговение? Довольно бы для чести их пред нами было и то, что сам Бог называет их другами Своими, и уважение, оказываемое им, относит к самому Себе. «Слушаяй вас», говорит Он им, «Мене слушает» (Лук. 10, 16«и приемляй вас Мене приемлет» (Матф. 10, 40). На когда они сами тщатся попечением своим о нас доказать себя искренними друзьями и доброжелателями нашими, то мы ли отречемся со своей стороны сколько возможно тщиться прославлять на земли святую память их?

Так подлинно; мы обязаны почитать и прославлять память их за их попечение о нас. Но дабы живее возчувствовать все к тому побуждения, то разсмотрим подробнее причины, обязующия нас к сему.

Чтобы почитать благоговейно память Святых мужей, к сему первым побуждением служит то, что Дух Святый по преимуществу именует их «чадами Божиими» (1Иоан. 3, 1), «наследниками Божиими, снаследниками же и братиями Христу» (Рим. 8, 17. 29; Ефес. 11, 21), «жителями небес» (Флп. 3, 20), «во Христе новою тварию» (2Кор. 5, 17), «помазанниками Божиими» (1Иоан. 2, 20), «Царским священием, людьми обновления»(1Петр. 2, 9), «избранными другами Божиими» (Иак. 2, 23), и многими иными знаменитыми титлами. Сие достоинство их есть пред Богом, а в отношении к нам важнейшее титло их составляет то, что они суть благодетели человеческаго рода; и в сем-то смысле Св. Апостол Павел нарицает их «сосудами милости Божией» (Рим. 9, 23).

В самом деле, что была жизнь их, как не деятельнейшее служение ближним, приятие странных, насыщение алчущих, одевание нагих, защита гонимых, утешение нещастных? Что было самое существование их, как не залог охранения и спасения человеческаго рода? Ибо часто Бог не хотел карать даже и преступников и восторгать от земли сии нечестивые плевелы для того токмо, дабы с ними вместе не восторгнуть и святой пшеницы. Часто довлело единаго праведника, дабы спасти целый дом и даже целый град от гнева Божия. "Обыдите", глаголал некогда Бог во гневе Своем на нечестивых Иерусалимлян, «обыдите и воззрите и познайте и поищите на стогнах Иерусалима, аще обрящете мужа, творящаго суд и ищуща веры, и милосерд буду Иерусалиму» (Иер. 5, 1). Естьли бы и в развращеннейшем Содоме было хотя десять праведников, то бы они избавили весь град от погибели. «Аще обрящутся тамо десять, не погублю Содома десятих ради» (Быт. 18, 32), глаголал Бог ко Аврааму. Самое конечное раззорение Иерусалима, предреченное Спасителем отвратили оставшиеся еще в нем несколько праведников. Иначе, глаголет Спаситель наш, «не бы убо спаслася всяка плоть; избранных же ради прекратятся дние оны» (Матф 24, 22). Для Павла единаго спасены также от смерти все плывшие с ним в корабли спутники. Ибо именно обявил ему Ангел Господень: «се тебе дарова Бог вся плавающия с тобою» (Деян. 27, 24). И действительно, «Господь окрест людей Своих отныне и до века», по слову Давидову, «и не оставит Господь жезла грешных на жребии праведных» (Псал. 124, 2–3).

Сего еще недовольно. Едино присутствие праведника в дому грешника призывает на дом сей даже благословение Божие. Лаван не веровал Богу Иаковлю: однакож почувствовал, что ради Иакова благословил его Бог."Усмотрих", говорил он сам, «яко благослови мя Бог пришествием твоим; мало бо бе елико моего у тебе, и возрасте во множество» (Быт. 30, 27). Едва также Иосиф вступил в дом Пентефрия Египтянина, то сам Господин его усмотрел,«яко Господь бе с ним, и елика творит, Господь благоустрояет в руку его»«и бысть благословение Господне Иосифа ради на всем имении его, в дому и в селех его» (Быт. 39, 3. 5). Толико-то дивен Бог во Святых своих!

И сие не без причины. Праведники не столько о себе ходатайствуют у Бога, как о ближних и о всех имеющих нужду, о всех даже отчужденных милости Божией, когда только им возможно умолить Творца. Св. Апостол Павел в ныне чтенном Послании говорит, что он молился и о тех Израильтянах, которые «ревность Божию имут, но не по разуму» (Рим. 10, 2). Содомитяне заслужили строжайшую казнь правосудия Божия: однакож Авраам и о них ходатайствовал. Господи! говорил он, «не пощадиши ли всего места пятидесяти ради праведных, аще будут в нем» (Быт. 18, 24). А еще удивительнее, горячесть той молитвы, с какою Моисей вступался пред Богом за народ свой, впадший в злочестие. Господи! взывал он, я сам не хощу спасен быти, естьли Ты не помилуеши прегрешившаго пред Тобою народа: «и ныне, аще убо оставиши им грех их, остави: аще же ни, изглади мя из книги Твоея, в нюже вписал еси» (Исх. 32, 31–32). Подобно сему Св. Апостол Павел говорит: «молилбыхся сам аз отлучен быти от Христа по братии моей, сродницех по плоти» (Рим. 9, 3). А Первомученик Стефан со искренностию молился за самых врагов своих: "Господи!" вопиял он, испуская дух свой под руками убийц своих, «не постави им греха сего» (Деян. 7, 60)! Такова-то любовь Святых мужей ко всем ближним!

Правда, нередко по недостоинству нашему молитва их о нас "в недро" их самих «обращается» (Псал. 34, 13), как говорит Богодухновенный Давид: но не чащели случалось, по слову тогоже Давида, что «едва воззваша праведнии, и Господь услыша их» (Псал. 33, 18). Не победил ли Моисей своею молитвою Амалика (Исх. гл. 17)? Не отвратил ли ею от народа своего гнев Божий (Исх. гл. 32)? Не свел ли оною Илия дождь с небесе на жаждущую землю (3 Цар. гл. 18)? Не воскресил ли Елиссей от смерти сына вдовицы (4 Цар. гл. 4)? О! не оспорима истина слова Божия, «что много может молитва праведнаго поспешествуема» (Иак. 5, 16).

Естьли же Святые мужи вспомоществовали нам ходатайством и молитвами своими в жизни своей, то престанут ли они тем же благодетельствовать нам на небеси, выну зря лице всеблагаго Бога? Страннолюбивая и сострадательная душа Авраамова оставит ли ныне желать, что бы странники в Мире находили себе пристанище и грешники помилование Божие? Горевший в жизни ревностию предстательства о спасении ближних Моисей, неужели не имеет ныне пред лицем всеблагаго Бога такойже чувствительности и братолюбия? Незлобивый дух Стефана неужели прекратит молитву свою за врагов своих? И естьли, по свидетельству Слова Божия, Ангели возносят пред престол Вышняго молитвы верных (Апок. 8, 4); естьли и они радуются и о едином грешнике кающемся на земли (Лук. 15, 10), как говорит Спаситель; то соестественные нам люди, други наши, благодетели, с любовию, состраданием и живейшим участвованием оставившие нас зде долу, охладят ли к нам свои чувствования в святейших селениях? и не совокупят ли с молитвами нашими свои молитвы о спасении нашем? а Бог, внимавший от земли о нас молитвы их, отвратит ли ухо Свое от них на небеси? О нет! Всегда «очи Господни на праведныя и уши Его в молитву их» (Псал. 33, 16), по слову Давидову. И на сем-то основании Св. Апостол Петр уверяет учеников своих, что он потщится и «всегда на исходе своем из тела имети их в своей памяти» (2Петр. 1, 15).

И так вот причины, по которым должны мы вопервых из благодарности, а притом и из надежды с благоговейным почтением и молитвенным славословием почитать память Святых мужей, отшедших от нас пред лице Божие. И естьли мы сохраним таковыя чувствования к ним; то конечно не престанут и они молитвами благодетельствовать нам на небеси, так же как благодетельствовали здесь на земли. Почтить же их в жизни сей ничем лучше не можем, как подражанием их вере и добродетелям. Тако бо завещавает нам и Св. Апостол Павел: «поминайте наставники ваша, иже глаголаша вам слово Божие»«их же взирающе на скончание жительства, подражайте вере их» (Евр. 13, 7). Аминь.

Вам может быть интересно:

1. Слова, говоренные в разные времена архиепископ Димитрий (Муретов)

2. Против думской отрыжки протопресвитер Евгений Аквилонов

3. Благо высшее Александр Александрович Бронзов

4. Поучение святитель Кирилл II, митрополит Ростовский

5. Заметка о слове "канонизация" профессор Евгений Евсигнеевич Голубинский

6. О мерах и весах святитель Епифаний Кипрский

7. Введение Первородного во вселенную протоиерей Евгений Воронцов

8. Слова и речи. Том II митрополит Никанор (Клементьевский)

9. Апологетик Арефа, архиепископ Кесарийский

10. Царь бичей священномученик Аркадий (Остальский)

Комментарии для сайта Cackle