архиепископ Димитрий (Муретов)

Слова, говоренные в разные времена

Содержание

Слово в Неделю св. Пасхи Слово в Неделю св. жен мироносиц Слово в день перенесения мощей Святителя Христова Николая Чудотворца Слово в день Вознесения Господня Слово в Неделю 7-ю по Пасхе Слово в день Пятидесятницы Слово в день празднества Пречистой Владычицы Нашей Богородицы в честь иконы Ее Боголюбская Беседа в Неделю II-ю по пятидесятнице Слово в день рождения благочестивейшего государя императора Николая Павловича Слово в день рождения благочестивейшего государя императора Николая Павловича, самодержца всероссийского Слово в день Успения Пресвятой Богородицы Слово в день священного помазания и венчания на царство благочестивейшего государя императора Николая Павловича Беседа в Неделю 21-ю по Пятидесятнице Беседа в Неделю 22-ю по Пятидесятнице Беседа в Неделю 25-ю по Пятидесятнице Слово в день восшествия на всероссийский престол благочестивейшего государя императора Николая Павловича, самодержца всероссийского Слово в день Введения во Храм Пресвятой Богородицы Слово в Неделю пред Рождеством Христовым

 

Слово в Неделю св. Пасхи

Христос Воскресе!

Как ни часто повторяется ныне сия благая весть Христианской радости – и в храме Божием и вне его, но мы не сомневаемся и еще повторить ее пред вами, Братья мои, как слово утешения и назидания. Один и тот же свет видим мы во все дни жизни нашей, но не насытится око (Еккл. 1:8) видением его. Одно и тоже солнце и восходит и заходит каждый день: но прекрасно оно и в восходе своем, как жених, выходит из брачного чертога своего (Пс. 18:6), прекрасно и в закате своем, как отблеск света невечернего. Так и Божественный свет Воскресения Христова, которым озаряется вся вечность, всегда светел и радостен, всегда животворен и спасителен. И многоочии Херувимы не насыщаются видением его; и гласы Ангельски не довлеют к восхвалению его. Тем паче для нас земнородных, для которых страдал и умер, погребен и воскрес Господь наш Иисус Христос, весть о воскресении Его всегда нова и утешительна, всегда блаженнотворна и радостна. В одном слове – Христос Воскресе! – заключена вся сущность нашей святой веры, вся крепость нашей надежды, весь неиссякаемый источник вечной радости и блаженства.

Христос воскресе! Итак, жертва, принесенная за нас Сыном Божиим на кресте, принята Отцом небесным в воню благоухания; иначе как воскрес бы Он со славой от гроба? – Клятва греха прародительского, лежавшая на всех нас, снята той же правдой Отца небесного, которая возложила ее на преступного Праотца; иначе как освободился бы от нее понесший ее на Себе Агнец Божий? Средостение ограды, разлучавшее нас с Богом, разрушено, двери милосердия отверсты пред нами навсегда; иначе как вошел бы Предтеча (Евр. 6:20) наш Иисус в нерукотворенную Святая Святых – в самое небо, да явится лицу Божию о нас? (Евр. 9:24) Господь Иисус Христос умер за грехи наши, и восстал за оправдание наше (Рим. 4:25). Ни едино убо ныне осуждение сущим о Христе Иисусе умер, паче же и воскресый; иже и есть одесную Бога, иже и ходатайствует о нас! (Рим. 8:34)

Христос воскресе! И так жало смерти притуплено, грозная держава ее сокрушена. Теперь никто не может уже сказать: никто же познан есть возвративыйся от ада (Прем. 2:1). Ибо есть ныне возвратившийся из ада и воссиявший из гроба! Есть гроб, который не издает мертвеца своего; и есть гробы, которые упразднились уже и издали мертвецов своих по гласу всемогущего Искупителя нашего. Един умер Он за нас, но не один воскрес; с Ним многие телеса усопших Святых восстали, и исшедше из гроба, по воскресении Его, внидоша во Святый град и явишася многим (Мф. 27:52). – Не очевидное ли это свидетельство того, что и наши гробы опустеют некогда по гласу трубы Архангела; что и наши телеса, сеемые в тление, восстанут в нетлении, сеемые не в честь, восстанут в славе? (1Кор. 15:42) Ныне Христос восстал от мертвых, начаток умершим бысть; яко же бо о Адаме все умирают, тако же о Христе все оживут. (1Кор. 15:20, 22)

Христос воскресе! – Итак, царство дьявола разрушено, владычество его ниспровергнуто. Ныне князь мира сего изгнан вон (Ин. 12:31); ныне крепкий сей связан Креплейшим его, и дом его – страшная темница духов – расхищен. Отныне он не восхитит души нашей; ибо есть всемогущий Пастырь, которому дадеся всякая власть на небеси и на земли (Мф. 28:18), и из руки коего никтоже восхитит овец Его (Ин. 10:28); – не заключит уже в страшную темницу духов, ибо есть имяй ключи ада и смерти (Апок. 1:18); приявший от Бога честь и славу, который отверзет, и никтоже заключит; – не возрадуется он и о самых грехопадениях наших, в кои силится вовлечь души наши, ибо кровь Иисуса Христа Сына Божия очищает нас от всякого греха (1Ин. 1:7); и аще исповедаем грехи наши, верен есть и праведен, да оставит нам грехи наши и очистит нас от всякой неправды (1Ин. 1:9).

Христос воскресе! Итак, двери Царствия Божия отверсты теперь для всех; никакой Херувим не преградит пути к древу жизни – пред Вождем и Начальником нашего спасения; никакое оружие пламенное не постоит против оружия креста Его. Да не смущается сердце ваше, говорит нам Сам Господь рая, – веруйте в Бога и в Мя веруйте. В доме Отца моего обителей много; аже ли же ни, – рекл бых вам: иду уготовать место вам, и аще уготовлю место вам, паки прийду и поиму вы к себе, да идеже есмь Аз и вы будете (Ин. 14:1–3). Посе такого обещания нет места сомнениям: Он пошел, – и уготовит; обещал, – и исполнит! И так туда – в обители Отца Небесного стремись, душа верующая; во след Ему – Началовождю и Предтече своему гряди с верой несомненной! Нужно для тебя новое небо? – Он речет: се нова вся творю (Апок. 21:5), и по Его всемогущему гласу явится новое небо и новая земля.

Христос воскресе! Итак, путь креста, который заповедал Господь своим последователям, есть истинный и единственный путь к вечной славе и блаженству. Все временное временно и преходит вместе с временем; все вечное вечно и не прейдет никогда; все земное остается по сю сторону гроба; все духовное и невидимое последует за нами и по ту сторону гроба и будет сопровождать нас во всю вечность. Преходят и минуют все временные радости и скорби, но не прейдут никогда радости вечные. Не минуются никогда вечные печали ада. Останутся здесь все сокровища мира: но вечно пребудут с нами сокровища небесные; никогда не оставят нас те блага, ихже око не виде и ухо не слыша и на сердце человеку не взыдоша, яже уготова Бог любящим Его (1Кор. 2:9). Как бы ни величался грешник на земле, погибнет память его с шумом, погребена будет на веки в глубинах адовых. Как бы ни был уничижен и поруган праведник на земле; он воссияет, яко солнце в Царствии Отца Небесного. Каким ни подвергался бы лишениям и скорбям последователь Христов, он сторицей примет и живот вечный наследует (Мф. 19:29). Была ли когда так уничтожена и поругана невинность на земле, как уничижена в лице Иисуса Христа? Но и есть ли какая слава выше Его славы? Терпел ли когда-либо человек более страданий, нежели сколько потерпел их сей Человек? Но и венчался ли кто такой честью, какой увенчался Он? Ободрись же и восклони главу свою, страждущий последователь Христов: Аще бо с Ним и для Него страждешь, с Ним и прославишься! (Рим. 8:17) Возлагаемый Спасителем крест лежит на нас только до гроба, а свет Воскресения Его являет нам, что ожидает нас за гробом!

Поистине, братие, сей день, егоже сотвори Господь: – Он – всемогущий мог сотворить преизбыток благодати там, где преизбыточествовал грех, – обратить в средство спасения самую казнь осуждения; – извести источник бессмертия из среды смерти и тления, – отверзть заключенное грехом небо и заключить и запечатлеть разверзстую бездну ада!

Сей день, его же сотвори Господь, возрадуемся и возвеселимся в оный (Пс. 117:24). Аминь.

Слово в Неделю св. жен мироносиц

«В сей день, Неделю третью по Пасхе, Святых жен Мироносиц праздник празднуем», – говорится в церковном чтении на нынешний день. «Подобает бо первее падшему племени и клятву наследовавшему, тому первее и воскресение видеть и радости вкусить». Сих-то свидетельниц Воскресения Христова достойно и благовременно ублажает ныне Св. Церковь. Ибо не у креста ли и гроба Христова Св. Жены Мироносицы явили все усердие свое к Божественному Учителю? Не по воскресении ли и Сам Господь явил Им всю любовь и благоволение Свое, удостоив их первых радостнейшего явления Своего? Когда же, посему, благовременнее ублажить их похвалами, если не в одну из первых седьмиц светлой Четыредесятницы, посвященной Церковью прославлению Воскресения Христова?

Велико, поистине, усердие Св. Жен Мироносиц, пламенна и постоянна любовь их к Господу. Свободное от всякого земного пристрастия сердце их жило и дышало только Господом; в нем сосредоточивались все мысли, желания и надежды их, в Нем заключались все блага, все сокровище их. Ради возлюбленного Учителя своего охотно оставляют они свои дома, своих присных и знаемых, забывают слабость своего пола, не страшатся жестокости многочисленных врагов Господа; всюду неуклонно следуют за Ним, терпеливо проходят с Ним грады и веси, и служат Ему от имений своих. И неудивительно еще, что Св. Жены сопровождают Господа, когда и сквозь завесу уничижения Его ярко просияла Божественная Его слава, когда Он спасительным учением своим, благотворными знамениями и чудесами привлекал к себе всех: но можно ли без благоговейного удивления взирать на слабых Жен, не оставляющих возлюбленного Учителя своего и во время страданий и смерти Его, когда и избранные ученики Его, оставили Его, бежав, когда и самый столп Веры – Петр поколебался от одной угрозы рабыни? Влекомые любовью, они сопровождают Господа на Голгофу, взирают Распинаемого, измеряя состадательным чувством безмерные страдания Его: быв же тут, говорит Св. Евангелист, и жены многие зрящя, яже идоша по Иисусе от Галилеи, служащя ему (Мф. 27:55). Презрев все опасности со стороны неистовых врагов Христовых, они приближаются, наконец, к самому кресту Его, и своим участием облегчают неутолимую скорбь и болезнь Пречистой Матери Его: стояху же при кресте Иисусове, говорит паки Св. Евангелие, Мати Его и сестра матери Его, Мария Клеопова и Мария Магдалина (Ин. 19:25). Но вот удаляется и Матерь и ближайший ученик Иисусов; вот и последний глагол: совершишася (Ин. 19:30) изречен со креста, и Божественный Страдалец, преклонив главу, предал дух; вот и бездыханное тело Его снимается со креста и предается гробу, но Св. Жены Мироносицы не оставляют своего Господа: Мария же Магдалина и Мария Иосиева смотрели, где Его полагали (Мк. 15:47). Служив усердно Господу от имений своих при жизни Его, они не престают служить Ему и по смерти. По внушению пламенной любви своей к Божественному Учителю они усердствуют оказать Ему последнюю погребальную почесть: По прошествии субботы Мария Магдалина и Мария Иаковлева и Саломия купили ароматы, чтобы идти помазать Его. И весьма рано, в первый день Недели, приходят ко гробу (Мк. 16:1–2).

Такая пламенная, постоянная любовь, такое вседушевное, ничем неугасаемое усердие достойно вознаграждены Самим Господом. Св. Жены Мироносицы, предварившие всех у гроба Господня, предварили всех и в радости о Воскресшем. Небесный вестник им первым возвестил святую радость: не ужасайтесь, говорил им Ангел Господень (Мк. 16:6), Иисуса ищете Назарянина, распятого: Он воскрес, Его нет здесь. Вот место, где Он был положен, но идите и расскажите ученикам Его и Петру, яко предваряет вы в Галилее; там Его увидите, как говорил вам. Но к довершению святой радости их, когда шли возвестить ученикам, се Сам Господь Иисус Христос встретился им, говоря: радуйтесь, не бойтесь; идите, возвестите братии моей, да идут в Галилею и там меня увидят (Мф. 28:9–10).

После сего, братья, кто не ублажит Св. Жен, сподобившихся такой блаженной участи? Кто не поревнут сподобиться той же близости к Господу? – Но путь к сему один – подражать любви их к Господу, чтоб удостоиться любви от Господа. Как, спросите, подражать им? Где и как, по примеру их, можем следовать за Господом, пребывать с Ним, служить Ему от имений своих, стоять у Креста Его, сострадать Ему? Все это, братья мои, в некотором отношении, возможно и для нас – теперь, как некогда для Св. Жен Мироносиц.

Желаете ль неотступно пребывать с Господом, слышать Его Божественное учение, видеть знамения и чудеса Его? Посещайте, сколько можно чаще, Св. Храм Божий. Здесь невидимо и таинственно присутствует Он Сам, окруженный Херувимами и Серафимами; здесь возвещаются те же глаголы, которые Он Сам своими пречистыми устами проповедовал в Иудее; здесь повествуются благотворные и живоносные знамения и чудеса Его, которые совершил Он своими пречистыми руками, совершаются даже новые, еще большие чудеса – в святых таинствах; пребывайте с Ним постоянно и вне храма Божия – непрестанным памятованием и размышлением о Нем, молитвенным и богомысленным собеседованием с Ним. А Он – вездесущий везде и всегда с нами есть во вся дни до скончания века (Мф. 28:20).

Хотите ли последовать за Ним? Последуйте невозбранно, как приглашает Он Сам: аще кто мне служит, мне да последует, и идеже есмь Аз, ту и слуга мой будет (Ин. 12:26). Грядет Господь исполнить всякую правду (Мф. 3:15), совершить волю Отца Небесного; гряди за Ним и ты – тщательным соблюдением всех заповедей Господних, охотным исполнением всей воли Отца Небесного, да сбудутся и в твоей жизни и делах все написанное в законе Моисеевом и Пророках и Псалмах, как сбылось все в жизни Спасителя. Поспешает Господь на помощь страждущим; поспешай за Ним и Ты, и Он скажет тебе некогда на суде своем: понеже сотворите единому сих братий моих меньших, Мне сотворили (Мф. 25:40). Грядет Господь на Голгофу со крестом; не уклонись последовать Ему и Ты – благодушным перенесением посылаемых от Бога скорбей и бедствий в духе веры и преданности Его Промыслу, претерпением до конца всех обид и оскорблений; наносимых от неразумия или злобы человеков: претерпевший до конца, тот спасется! (Мф. 10:22)

Хотите ли послужить Господу, подобно Мироносицам и от имений своих? Послужите Ему доброхотным даянием на сооружение и украшение Храмов Божьих; – и Тот, кто похвалил усердие вдовицы, ввергшей две лепты в Церковную корвану, – примет и ваше даяние в жертву благоухания и воздаст вам сторицей. Послужите Ему в лице тех, которых избирает и посылает Он Сам в дело служения к созиданию тела Христова (Еф. 4:12), которые представляют образ Его Самого на земле – возрождают нас в новую жизнь, питают телом и кровью Христовой, напояют млеком учения Христова; Сам Господь говорит: принимающий Пророка, мзду пророчу приемлет, и принимающий Праведника во имя Праведника, мзду праведника приемлет; ибо принимающий вас Меня принимает, а принимающий Меня, принимает пославшего Меня Отца (Мф.10:40–41). Послужите Ему в лице меньшей братии Его, – и Он скажет вам на суде своем: придите благословенные Отца Моего, наследуйте уготованное вам царствие от сложения мира. Взалкал Я, и дали Мне есть; возжаждал, и напоили Меня; странен был, и ввели Меня; наг, и одели Меня; болен был, и посетили Меня; в темнице был, и пришли ко Мне. Понеже сотворили единому сих братий Моих меньших, Мне сотворили (Мф. 25:34–40). Аминь.

Слово в день перенесения мощей Святителя Христова Николая Чудотворца

Поминайте наставников ваших, которые проповедовали вам слово Божие. Евр. 13:7

Так завещал Церкви Св. Апостол Павел. По сему богодухновенному завещанию Апостольскому Св. Церковь собрала нас ныне под кров свой для прославления имени одного из величайших Иерархов и Учителей своих – словом и делом, учением и жизнью глаголавшего древле и не перестающего доныне глаголать Слово Божие – своими сильными и благодатными глаголами чудодейственных дел. Для чего так заповедано и так творит Св. Церковь? Ихже взирающее на скончание жительства, подражайте вере их, говорит Апостол (Евр. 13:7): т.е. для того заповедано воспоминать Святых, чтобы взгляд на увенчанную добродетель возбуждал нас к добродетели, чтобы мысль о вечной славе Святых утешала и ободряла нас на тернистом пути к Царствию Божию. – Для того собрала нас Св. Церковь и в настоящий день, чтобы память празднуемого Святителя служила для нас живым поучением, в котором мы могли бы обрести приличное наставление для жизни.

И трудно ли, братья мои, обрести такое наставление в настоящем торжестве нашем? Чему нельзя научиться, взирая на образ празднуемого ныне Святителя Христова? Святая душа Пастыря Мирликийского есть целый рай добродетелей, в котором каждый цвет прекрасен и благоуханен, каждый привлекает зрение, каждый обещает чистое и святое наслаждение.

Прекрасна и достославна святая ревность по вере и благочестию, которыми пламенел Мирликийский Пастырь, как новый Илья, с которой восставал он против предерзких развратников Божественного учения, по которой благоговейный и целомудренный слух его не мог даже снести растленных слов богохульного еретика, прикрывавшегося видом ревнителя о древнем благочестии. О, как много подвигов встретила бы эта святая ревность и в наши времена, когда, с одной стороны, дух века дышет не только слабодушным маловерием, но и убийственной холодностью к вере; с другой – самозваные учители, поныряющие в домы, как описывает их Апостол (2Тим. 3:6), прикрываясь мнимой ревностью о благочестии древности, уловляют лестью простые души, влекут их в сеть дьявола и творят еще в жизни чадами геенны, сугубейшими себя. Потому не должно ли и нам желать и молиться, чтобы огонь святой ревности Пастыря Мирликийского выну согревал и оживлял и наши скороохлаждающиеся сердца; чтобы сей священный огонь попалил все терния маловерия и суемудрия, воспламенил в нас любовь к славе имени Божия и своему спасению, да не стыдимся везде и всегда исповедовать Святое и покланяемое имя Господа нашего Иисуса Христа, являть себя истинными последователями Его, чадами Православной Церкви Его, поставлять Святую волю Его выше всех обычаев века! Иже бо исповедует Меня пред человеками, говорит Господь наш Иисус Христос, исповедую его и Аз пред Отцем Моим, иже на небесах, а иже отвергается Меня пред человеками, отвергусь его и Аз пред Отцем Моим, иже на небесах (Мф. 10:32–33).

Прехвальна и достолюбезна кротость и незлобие Святителя Николая, которыми побеждал Он всякую злобу и лукавство, в которой преуспел Он до той высокой степени незлобивого младенчества во Христе, которое похваляет негде Святой Апостол (1Кор. 14:20). Это, братья, такая добродетель, за которую Сам Господь обетовал в наследие новую землю: блаженны кроткие, яко те наследуют землю (Мф. 5:5). Как хорошо было бы, братья мои, если бы и на нашей ветхой земле было более подражателей святой кротости Пастыря Мирликийского, если бы и в наших сердцах, по естеству склонных к гневу и любомщению, воцарилось и обитало Его незлобие! Тогда мы не видели бы вокруг себя столько неправды и озлоблений; тогда не лились бы слезы и не слышались бы вопли несчастных жертв человеческой мстительности и коварства; тогда судилища наши не имели бы прискорбной и тяжкой работы – со всем напряжением ума следить за извитиями лжи и неправды, чтобы освободить истину из хитросплетенных сетей злобы и лукавствия; тогда общества человеческие уподоблялись бы мирному, светлому и блаженному царству Ангелов Божиих, и наша обветшавшая земля являла бы в себе некий образ рая Божия!

Достолюбезно и прехвально глубокое смирение великого Иерарха Христова, под которым сокрывал Он высоту добродетелей и величие чудес своих, и которым стяжал Он высокое, как воспевает о нем Св. Церковь; ибо за глубокое смирение Господь превознес Его на высоту славы и блаженства. Сия Ангелоподобная добродетель, братья мои, более всего привлекает к нам милостивый и благоволительный взор Отца Небесного: на кого воззрю, глаголет Господь, токмо на кроткого и молчаливого и трепещущего словес моих (Ис. 66:2)? Она низводит на нас Божественную благодать, как уверяет нас Слово Божие: Господь гордым противится, смиренным же дает благодать (Притч. 3:34). Она составляет твердое основание и наилучшее украшение всякой добродетели и всякого совершенства, – без смирения все они отзываются гордостью, которой отвращается чистое око Божие. Она возносит нас над всеми искушениями самолюбия и своекорыстия, делает нас любезными перед очами человеков и привлекает к нам сердца собратий наших, а потому самому составляет непоколебимое основание мира и тишины в жизни общественной.

Достоблаженно и любезно великое воздержание Святителя Христова, которым от самой юности Он попрал в себе все страсти и вожделения плотские, стяжал Ангельскую чистоту духа и плоти, и уготовал себя в чистый и боголепный храм Пресвятой Троицы. Кто же и из нас, братья, почел бы для себя излишней и ненужной сию святую добродетель? Кто может сказать, что он и без поста и воздержания может покорить плоть свою духу, распять ветхого человека со страстьми и похотьми, как требует от нас Слово Божие. А без сего как взойти на небо, куда не входит и не может войти ничтоже скверно? Как стяжать Царствие Божие, которое несть пища и питье, но мир и радость о Духе Святе (Рим. 14:17)? Как сделаться причастником жизни вечной, когда внутрь нас посеяны семена тления и смерти?

Прехвальна и достославна высокая нестяжательность Святителя Николая, который, по примеру Апостольскому, вменил все в уметы, да Христа приобрящет, и сею совершенной пищей, Христа ради, стяжал богатое, как воспевает о нем Св. Церковь, так что ни один богач в мире не обогатил столько людей, не отер столько слез, не отвратил столько бед, как Святитель Мирликийский. Не для всех доступна сия высота совершенного нестяжания, не все могут идти сим трудным путем произвольной нищеты, по примеру великого Праведника. Но есть, братья мои, другая нищета – духовная, которая равно прилична и необходима всем – и богатым и бедным, за которую Сам Господь обещает обогатить нас целым Царствием: блаженны нищие духом, говорит Он, яко тех есть Царствие Божие (Мф. 5:3), – которую можно иметь и при великом богатстве, а можно не иметь и в самой крайней бедности. Эта чудная нищета состоит в беспристрастии ко всему земному и временному, во всегдашней готовности – без скорби и сожаления, даже с радостью и великодушием – лишиться всего, когда потребует того воля Божия. Без сего дух наш, прикованный к тленному и земному, как птица, опутанная сетью, неспособен воспарить в небесные обители света и радости, и при всяком лишении, при малейшем огорчении, готов будет впасть в страшную бездну отчаяния. По сей-то духовной нищете праведный Иов и на гноище, среди страшного бедствия, благословлял Господа: Господь дал, Господь отъял, буде имя Господне благословенно во веки! – говорил сей чудный муж (Иов. 1:21), лишенный детей и имущества, пораженный лютой язвой, изгнанный от жилищ человеческих. По недостатку сей-то нищеты духовной, злосчастный Иуда сначала оставил все и пошел за Христом, а потом предал Христа за тридцать сребреников.

Достолюбезна и преблаженна, любезная Ангелам и драгоценная в очах Божиих, чистота и целомудрие великого Святителя Христова, которое приобщило его к лику тех избраннейших из самых небожителей, о которых пишет в откровении своем девственный зритель неизреченных тайн Божиих: и видех, и се, Агнец стояше на горе Сионской, и с Ним сто и четыредесять и четыре тысячи, имеющие имя Отца Его написано на челах своих – поющих яко песнь нову пред престолом; и никтоже можаше навыкнуть песне, только сии искупленные от земли. Сии суть иже с женами не осквернились, зане девственницы суть; сии последуют Агнцу, аможе аще пойдет; сии суть купленные от людей, первенцы Богу и Агнцу (Апок. 14:1–4).

Впрочем, мы никогда не кончили бы, если бы захотели исчислить все добродетели, украшавшие душу великого Пастыря Мирликийского. Все они светлы и боголепны, все святы и достолюбезны: но любезнее всех Его человеколюбие, милосердие и сострадательность к несчастным, о которых мысль сама собой соединяется с именем Николая – отца сирых, помощника беспомощных, утешителя страждущих, защитника гонимых. Любовь есть венец всех добродетелей, союз совершенства, как говорит Апостол (Кол. 3:14): ибо в ней одной – в сей любви к человечеству, исполняется закон, и ее одной не заменят никакие достоинства и подвиги. Это не наше мнение, а непреложное учение слова Божия. Аще языками человеческими говорю и Ангельскими, говорит Апостол Христов, любви же не имею, бых яко медь звенящая, или кимвал звяцаяй. И аще имею пророчество и ведаю тайны все и весь разум, и аще имею всю веру, яко и горы преставлять, любви же не имею, ничтоже есть. И аще раздам все имение мое, и аще предам тело мое во еже сжечь его, любви же не имею, никакой пользы мне нет (1Кор. 13:1–3). Ибо таково чудное свойство любви и милосердия, что оно и очищает грехи по писанному: милостынями искупи грехи твои (Дан. 4:24), и заслуживает вечную мзду на небе: аминь бо глаголю вам, утверждает Сам Господь: иже аще напоит единого от малых сих чашей студеной воды, не лишится мзды своей (Мф. 10:42). Но сей-то особенной важности добродетели милосердия и необходимости ее для нашего спасения, Господь Бог сделал исполнение ее легким и удобным для всех и всегда. Чтобы творить дела милосердия, не требуется ни великого ума, ни многих познаний, ни особенного искусства, ни больших трудов ни даже какого-либо богатства; – ибо Господь приемлет и лепту вдовицы паче многих сокровищ, награждает и за чашу холодной воды, поданную во имя Его. Нужно одно доброе расположение сердца, которое всегда и везде в воле каждого. Мало сего: милосердый Господь, предвидя нашу косность к добру, соединил с делами милосердия отрадное чувство внутреннего удовольствия, сладости и блаженства, так что одно, можно сказать, милосердие, из всех добродетелей, служит само себе наградой даже и в настоящей жизни. Как же после сего не достоин страшного гнева и суда Божия человек жестокосердый и немилостивый? Поистине – суд без милости не сотворившему милости! (Иак. 2:13).

Таков, братья мои боголепный лик добродетелей, украшающих святую душу Пастыря Мирликийского! Наслаждаясь созерцанием их, возведем паки ум и сердце наше к Святителю Христову, да вселит Он в нас, молитвами своими, дух ревности по вере и благочестию, дух кротости и смирения, дух воздержания и нищеты духовной, дух любви и милосердия к ближним нашим, – да будете сынове Вышняго, – чадами любви и благоволения Отца Небесного. Аминь.

Слово в день Вознесения Господня

Когда Господь наш Иисус Христос, приближаясь к кресту и смерти, говорил ученикам своим: се, оставляю мир и иду ко Отцу (Ин. 16:28), то безотрадной скорбью исполнились (ст. 6) сердца их. Но когда они узрели Его возносящегося на небо, то возвращались с горы Елеонской с радостью велией (Лк. 24:52). Почему скорбели они пред разлукой? Потому, что не ведали еще спасительной цели вознесения Господня на небо. От чего радовались по разлуке с Господом? От того, что уведали ясно, почему, по воскресении, небесам подобает приять Его до лет устроения всяческих (Деян. 3:21). Сподобившись, по чину Церковных празднеств, узреть преславное Вознесение Господа на небо, мы отныне, братья, подобно Апостолам, возвращаемся с Елеона, ждем обетования Отца, еже слышали от Него. Чтоб и наше сердце оживилось хотя несколько той святой радостью, которой горело тогда сердце первых учеников Христовых, полезно и нам помыслить в настоящие дни о той тайне смотрения Божия, почему небесам подобает приять Господа до лет устроения всяческих; – т.е. почему нужно было, чтобы Господь, по принесении крестной жертвы за грехи мира, и по воскресении из мертвых, не пребывал видимо на земле, а вознесся с плотью на небо? Но кто поведает нам сию тайну? Никтоже взыде на небо, токмо сшедый с небес Сын Человеческий (Ин. 3:13); никто не может и поведать нам о небесном, кроме Его. И так приблизимся в духе веры и любви к Самому вознесшемуся Господу, дерзнем молитвенно вопросить Его о небесной тайне Его Преславного вознесения.

Веруем, Господи, что, по обетованию Своему, Ты невидимо, как Бог, пребываешь с нами во вся дни до скончания века (Мф. 28:20); но прости дерзновению рабов Твоих, дерзающих вопросить Тебя, восшедшего к Отцу: не лучше ли было бы, если бы Ты всегда пребывал с нами видимо, как пребывал со Св. Апостолами? Уне есть вам, да Аз иду (Ин. 16:7). Аз умолю Отца о вас (Ин. 16:26). Аще бы любили Мя, возрадовались бы убо, яко рек: иду ко Отцу: яко Отец мой более Меня есть (Ин. 14:28). И так, по слову Господню, нам должно не скорбеть, а радоваться тому, что Господь вознесся с плотью на небо, сидит одесную Бога Отца не только Божеством своим, но и человечеством. Поистине, братья, радоваться должно нам, что наше бренное естество, в лице Господа Иисуса, превознесено и прославлено превыше естества Херувимов и Серафимов, и сидит одесную Бога Отца на престоле Божественном. Поистине радоваться должно нам, что Господь Иисус Христос, как вечный Архиерей, прошел небеса ныне, да явится лицу Божию о нас (Евр. 9:24), да ходатайствует о нас выну пред Правосудием Божиим. Умоляемый Им Отец небесный еще милует и ущедряет нас своими богатыми дарами, продолжает сиять солнце Своя на злые и благие и дождить на праведные и неправедные, – медлит поражать грешников судом своим, долготерпеливо ожидая их обращения и покаяния. Без сего всемощного ходатайства, каждый грешник, немедленно по грехопадении, был бы поражаем смертью вечной, по оному определению правды Божией: в оньже аще день снесте от него, смертью умрете (Быт. 2:17). Без сего ходатайства, быть может, давно уже не существовал бы и самый мир. Уне есть вам, да Аз иду: Аз умолю Отца о вас.

Но, Господи, дерзнем вопросить Тебя еще: почто оставил Ты землю, когда еще есть на ней много не ведущих Тебя и Отца Твоего, которых нужно просветить; много неверных, которых нужно уверить; много заблудших, которых нужно исправить; много грешников, которых должно обратить к покаянию? – Кто сделает все это, когда Ты, единый свет и живот наш, вземлешься от земли на небо? – Аще Аз вознесен буду от земли, всех привлеку к себе, – ответствует Господь (Ин. 12:32). Для того-то Он и восшел на высоту, чтобы оттуда привлечь к себе всех, даже и непокоряющихся Ему. И – мы видим, как верно сбывается слово Господне, с какой силой Вознесшийся влечет к себе всех. От чего Иудеи, не веровавшие в Господа, когда Он был между ними на земле, даже испросившие Его на смерть, при обличении Петровом, и с сокрушением говорят: что сотворим, мужи братья? (Деян. 2:37) От чего гонители Распятого делаются проповедниками Слова Крестного? От чего язычники сокрушают идолов, перед которыми преклоняли колена и падали в прах, – и идут поклоняться Распятому? От чего гордые мудрецы повергают мудрость свою к стопам Галилейских рыбаков, и от них изучаются буйству Креста? От чего сонмы мучеников спокойно преклоняют голову свою под меч и радуются в страданиях? От чего лики подвижников оставляют города и веси, оставляют все драгоценное сердцу, разрывают самые нужные узы родства, и идут в пустыни проводить жизнь в неимоверных подвигах и трудах, – в посте, бдении и молитве? От чего и мы – слабые Христиане, среди всех сует и попечений житейских, приходим, по временам, к подножию Алтаря, чтобы пред служителем Церкви раскрыть совесть свою, исповедать свои дела и помышления, открыть тайны сердечные, которых не решились бы поведать никому? – Все это производит, своей силой, вознесшийся Господь; – это Он влечет к Себе всех: Аще Аз вознесен буду от земли, всех привлеку к Себе.

Но, Господи, ныне начахом говорить к Тебе, мы же есть земля и пепел (Быт. 18:27). Если нужно было вознестись Тебе от земли, чтобы привлечь неверующих: то не более ли нужно пребывать Тебе на земле для верующих? Почто оставляешь рабов Твоих? – Здесь – на земле им угрожают бедствия и скорби; – без Тебя кто утешит их? – Их окружают соблазны мира; – без Тебя кто предостережет их? – Аз истину вам говорю, ответствует паки Господь: уне есть вам, да Аз иду: аще бо не иду Аз, Утешитель не прийдет к вам (Ин. 16:7). Доселе вы видели Меня и во Мне Отца Моего: но кроме Меня и Отца есть третья Ипостась Божества – Утешитель – Дух истины, податель всех благ, источник дарований духовных; Он также любит всех вас, как люблю Я; Он столько благ и так богат дарами, что просящий у Него не отходит тощ; Тот научит вас всему и воспомянет вам все, яко рек вам, Тот наставит вас на всякую истину (Ин. 14:26): – Я иду, чтобы послать его к вам! – Пошел – и послал! И сколько благодетельных чудес произошло в роде человеческом с пришествием в мир сего Небесного Утешителя! Кто так чудесно обновляет растленное грехом естество человеческое, и из ветхого греховного человека создает человека нового – богоподобного? Какой чудодейственной силой на бесплодном сердце человеческом, произращающем, по естеству, одни помышления злые, – убийства, любодеяния, татьбы, лжесвидетельства, хулы (Мф. 15:19), – прозябают райские плоды добродетелей – любовь, радость, мир, долготерпение, благость, вера, кротость, воздержание, милосердие (Гал. 5:22)? Кто человека жестокого делает милостивым, гневливого – кротким, невоздержного – целомудренным, сластолюбивого – воздержным? Кто слабого смертного облекает силой чудотворений, покоряет ему законы естества и саму бездыханную плоть избранных Божиих, среди окружающего их тления, хранит нетленной? Кто умягчает ожесточенные сердца грешников слезами умиления и покаяния, и исчезающих в беззакониях оживляет несомненной надеждой спасения? Все сие действует един и тот же Дух, разделяя властью коемуждо, якоже хочет (1Кор. 12:11). Вот, каких даров лишились бы мы, если бы Господь не взошел ко Отцу и не послал нам Всеблагого Утешителя! Уне есть вам, да Аз иду: аще бо не иду Аз, Утешитель не прийдет к вам; аще ли же иду, пошлю Его к вам.

Что, Господи, аще возглаголем еще? Для нас утешительно пребывание с нами всесвятого Твоего Духа: но еще было бы утешительнее, если бы и Ты пребывал с нами, подобно как пребывал Ты с Св. Апостолами до славного вознесения Твоего, – разлелял нашу радость о Духе Святе, исправлял наши недостатки, научал нас пользоваться дарами посланного Тобой Утешителя. Почто, еще дерзаем вопросить, оставил нас сирых? – Отец Твой пребывал с Тобой и на земле, как Ты пребываешь с ним на небе; Св. Ангелы Твои готовы сами низойти на землю, как скоро узрят Тебя здесь. – Да не смущается сердце ваше, – говорит нам еще Милосердый Господь наш, – веруйте в Бога и в Меня веруйте (Ин. 14:1). Не оставлю вас сирыми, прийду к вам (ст. 18). В доме Отца Моего обителей много: аще ли же не так, рек бы вам: иду уготовать место вам (ст. 2). От самой вечности много обителей на небе уготовано было для вас: но грехи ваши испразднили эти обители, и Правда Божия заключила их так, что никто, кроме Меня, не мог и не дерзнул бы отверзать их пред вами. И так, ваше вечное счастье и блаженство требуют того, чтобы я оставил вас на время, восшел на небо и уготовил место для вас: иду уготовать место вам. – Но как же, Господи, войдем мы в небесное Царство Твое без Тебя? Кто возведет нас на небо? – Не оставлю вас сирыми, прийду к вам. Аще уготовлю место вам, паки прийду и возьму вас к Себе, да где есть Аз, и вы будете (Ин. 14:3).

Но, Господи, прах и пепел дерзает вопросить Тебя и еще едино: скоро ли придешь изъять нас из сей юдоли плача, из сего моря, воздвизаемого напастей бурею? Ты медлишь; а порок и нечестие торжествуют на земле, а добродетель в тесноте и гонении, – а любящие Тебя страдают, умирая на всяк день. Почто медлишь прийти? – Время близ есть, – глаголет еще Господь, – обидяй да обидит еще, и скверный да сквернится еще: и праведный правду да творит еще и святой да святится еще. Се, гряду скоро, и мзда моя со мной, воздать кому что по делам его. (Апок. 22:10–12). Для нечестивых уготован вечный огонь; – правда требует ожидать исполнения меры грехов, чтобы нечестие соделалось достойным вечной казни: обидяй да обидит еще, и скверный да сквернится еще: – Тем хуже для них! Мнимое торжество их обратится в истинное и вечное бедствие, и временные радости – в вечные слезы. Награды небесные бесконечны, почести пред престолом Божиим многоразличны: чем более подвигов, тем больше награды; чем величественнее победа, тем блистательнее венец: праведный правду да творит еще; – тем лучше для него! В Царствие Божие не входит ничто же скверно; чтобы войти туда, нужно, чтобы и малые пятна грехов слабости и неведения, от которых не свободен и праведник, были омыты покаянием: святый да святится еще; – тем беспрепятственнее будет для него вход в Царство Небесное, в общество чистых духов! Так, не Господь медлит прийти к нам и взять нас с собой; а мы медлим очистить себя и приготовить к сретению Его. На небе все готово – и возлюбленный Жених не укоснит прийти: се, гряду скоро и мзда моя со мной, воздать кому что по делам его!

И так, что ни делает Господь наш, все делает для нас. Нисходит на землю – для нас; возносится на небо – для нас; прийдет еще – для нас – за нами; медлит прийти для нашего же блага. Что же мы, братья мои, делаем не для Него уже, а для самих себя.

Господь наш вознесся на небо для того, чтобы привлечь нас к Себе; и действительно Он влечет силой беспредельной любви Своей, всеми мерами бесконечной премудрости Своей: се, стою при дверях и стучу, говорит Он: аще кто услышит глас Мой, и отверзет двери, вниду к нему и вечеряю с ним и тот со мной (Апок. 3:20). Повинуемся ли мы сему благодатному влечению? Слушаемся ли гласа, призывающего на таинственную вечерю со Христом; или небрегшее отходим ов убо на село свое, ов же на купли своя? (Мф. 22:3)

Ниспосланный от Отца Утешитель предлагает нам туне благодатные дары свои. Обильная река благодати струится в чистых потоках Церковных таинств. Святилище покаяния отверзсто для всех; всякий может свергать с себя иго грехов, – у Господа готово прощение и помилование. Пресвятое Тело Христово преломляется по вся дни в насыщение душ наших. Кровь завета Христова изливается обильно в утоление духовной жажды. Выну слышится глас Премудрости Божией: аще кто жаждет, да придет и да пьет (Ин. 7:37). Безответен тот, кто не пользуется сими дарами; еще безответнее – кто употребляет их во зло!

Господь уже уготовал для нас место в обителях Отца небесного: готовы ли мы вступить в сии обители? Есть ли у нас та брачная одежда, сотканная из добродетелей Христианских – любви и милосердия, воздержания и целомудрия, кротости и незлобия, терпения и великодушия, веры и упования, без которой нельзя войти в благоукрашенный чертог небесного Жениха? Заботимся ли, по крайней мере, о том, чтобы запятнанную грехами ризу свою убелить в очистительной крови Агнца, закланного прежде сложения мира?

Господь не навсегда оставил нас; прийдет еще. И так, утешьтесь, святая братия, в терпении и скорбях ждущи блаженного упоевания и явления славы великого Бога и Спаса нашего Иисуса Христа (Тит. 2:13): понеже приобщаетеся Христовым страстям, радуйтеся, да и в явление славы Его возрадуются веселящиеся (1Пет. 4:13). – Прийдет скоро: – да возбудятся же беспечные и слабые, которые, подобно девам юродивым, дремлют, не заботясь о том, что светильник веры их угасает от недостатка елея любви и добрых дел! Оттрясите греховный сон от вежд ваших и уготовьтесь в сретение Господу! – Прийдет внезапно: – да убоятся пришествия Его те, которые, подобно рабу лукавому, говорят в сердце своем: медлит господин мой прийти, и начинают бить клевреты своя, есть же и пить с пьяницами (Мф. 24:48–49). Нет, возлюбленный собрат, не медлит Господь обетования, якоже некие медление мнят, но долготерпит на нас, никто не погибнет, но да все в покаяние прийдут (2Пет. 3:9). – Се, грядет со облаками, и узрит Его всякое око (Апок. 1:7); и блажен, кто в совести своей бестрепетно может сказать: ей, гряди Господи Иисусе! (Апок. 22:20) Аминь.

Слово в Неделю 7-ю по Пасхе

Се аз с вами есмь во вся дни до скончания века! (Мф. 28:20)

Такое утешительное обетование оставил Господь наш Иисус Христос Божественным ученикам своим, возносясь от них на небо: И возвратишася Апостолы с горы Елеонской во Иерусалим с радостью великой (Лк. 24:32). И эта великая радость была неотъемлемой участью всей их жизни, несмотря на то, что их окружали тысячи врагов и гонителей, им угрожали тысячи опасностей и смертей. Ибо всегда и везде пребывал с ними Сам Господь. Петра и Иоанна бьют на сборище Иудейском; а они идяху, радуются, от лица собора, так за имя Господа Иисуса сподобились бесчестие принять (Деян. 5:41). Павла заключают в темницу и узы; а он говорит: радуюсь во страданиях моих (Кол. 2:24). От чего? От того, что с ним и в нем Сам Господь: живу не ктому аз, но живет во мне Христос (Гал. 2:20). Но это божественное обетование, данное Св. Апостолам, составлявшее утешение и радость всей их жизни, принадлежит, братья, и нам, последним ученикам Христовым; ибо, по слову Самого Господа, простирается на все дни до скончания века. Как пребывал Он с Св. Апостолами, так пребывает и с нами; как являлся Апостолам своей Божественной помощью, своим всемогущим содействием, своим благодатным утешением: так является, дает ощущать свое присутствие и как бы осязать себя и нам.

Где и как является? Яко Господь и Владыка живота нашего, Он является нам в самом продолжении нашей жизни: о Нем бо живем, движемся и существуем (Деян.17:28), его всемогущей силой поддерживаются и укрепляются наши силы, и Его животворящее дыхание подает нам дыхание жизни. Как Господь и Владыка твари, которому дана всякая власть на небе и на земле (Мф.28:18). Он является нам в бесчисленных благодеяниях, ниспосылаемых нам свыше: не переставал свидетельствовать о себе, нам благотворя, с небес дождь подавая и времена плодоносные, исполняя пищей и веселием сердца наши (Деян. 14:17). Ибо ради Его всесильного ходатайства Отец небесный сияет еще солнце свое на злые и благие, и дождит на праведные и неправедные. Является в самых бедствиях и кознях, которыми возбуждает нас от сна греховного, влечет к покаянию и исправлению. Является в бесчисленных вразумлениях среди суеты и рассеянности нашей, ударяя в сердце наше то гласом совести, то многоразличными событиями жизни. Умей же, возлюбленный сретать всегда благоговейной мыслью и благодарным сердцем всегда приближающегося и везде сретающего тебя Господа. Лобызай щедроподательную руку Его, когда она подает тебе дары свои и осыпает тебя цветами счастья; лобызай ее и тогда, когда она держит над головой твоей жезл гнева своего и наносит тебе удары бедствий: кого же любит Господь наказывает, бьет же всякого сына, которого приемлет (Евр.12:6)

Но особенно видимо и, так сказать, осязательно присутствует с нами и является нам Господь наш Иисус Христос в Церкви Своей, которая есть тело Его, исполнение исполняющего всяческая (Еф.1:23). От самого рождения нашего на нас наречено Святое и поклоняемое имя Его; едва узрели свет сей, как возрождены в новую благодатную жизнь в таинстве Св. Крещения, сделались членами таинственного тела Христова, стелесными Ему, от плоти Его и от костей Его; прияли благодатное помазание от Святого, а с ним и пренебесные дары Духа Божия, – вся Божественные силы, яже к животу и благочестию (2Пет.1:3). Это духовное рождение сделало нас наследниками всех сокровищ благодатного царства Христова, положенным в святилище храмов Божиих у Престола Господня. Здесь мы слышим то самое Божественное слово, которое проповедовал в Иудее Сам Господь своими пречистыми устами. То касается нашего слуха кроткий глас Его, призывающего к Себе: придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Аз упокою вы (Мф. 10:28): то гремит во уши наши страшный глас прещения и угрозы: аще не покаетесь, все погибнете (Лк.13:5). То видим Господа славы, призывающего избранных Своих к вечной радости и блаженству: придите благословенные Отца Моего, наследуйте уготованное вам царствие от сложения мира (Мф. 25:34). То слышим грозного Судью и отмстителя, изрекающего страшный и праведный суд свой на строптивых и непокорных: идите от Меня проклятые в огонь вечный, уготованный дьяволу и ангелам его (ст. 41). Здесь священнодействуется великое таинство искупления нашего, совершившееся на Голгофе, в крестной смерти Христовой. Мы видим Его шествующего в Иерусалим на вольные страдания и смерть; видим пречистое тело Его, за ны ломимое во оставление грехов; видим животворящую кровь Его, за ны изливаемую во оставление грехов (Мф.26:26–28). Здесь, у подножия престола Господня, обретаем духовное врачевство от всех болезней совести, подаваемое Самим Господом, через служителей своих; ибо Сам Господь говорит им: примите Дух Святой; имже отпустите грехи, отпустятся им, имже держите, держатся (Ин. 20:22, 23). Поучайтесь, братья, словесам Христовым во Св. Евангелии, с тем тщанием и усердием, с каким притекал к Нему и послушал Его народ многий, забывая о пище и питье; ибо словеса Господни дух суть и живот суть (Ин. 6:63). В них научаемся познавать Отца нашего небесного и посланного Им, для спасения нашего, Иисуса Христа: се же есть живот вечный, да знают Тебя истинного Бога, и Егоже послал Иисуса Христа (Ин. 17:3); в них указуется нам прямой и истинный путь к вечной жизни и спасению и творяй их не поколеблется во век (Пс.14:5). Всяк убо, иже слышит слова Мои сия и творит их, говорит Господь, уподоблю его мужу мудру, иже создал храмину свою на камне: и сниде дождь и пришли реки, и возвеял ветер, и напали на храмину ту, и не упала, основанная на камне (Мф.7:24, 25).

Приобщайтесь страстям Христовым – внимательным, и благоговейным и умиленным предстоянием в храме Божием, преимущественно тогда, когда священнодействуется здесь страшная жертва, вознесенная о грехах наших во всесожжении крестном, в великом священнодействии Голгофском. Эта священнейшая жертва – тело и кровь Господа нашего, есть наша жизнь и бессмертие: Аминь, аминь глаголю вам, ядый мою плоть и пияй мою кровь имеет жизнь вечную; аще же не снесте плоти Сына человеческого, не пьете крови Его, жизни не имеете в себе (Ин. 6:53–54). Не оставляйте же надолго душу вашу в алчбе и жажде – без общения сего хлеба животного. Пользуйтесь чаще Богодарованным врачевством покаяния к очищению всех язв совеcти, к измытию всех скверн греховных. Теперь, когда двери милосердия отверсты еще пред нами, – легко и удобно получить нам прощение грехов наших: глаголи ты беззакония твои, говорит Пророк (Ис.43:26), и оправдишься: аще бо исповедаем грехи наши, верен есть и праведен, да оставит нам грехи наши (1Ин. 1:9). Но настанет час, когда двери милосердия Божия затворятся перед нами на веки; и если бы мы воззвали тогда, подобно девам юродивым: Господи, Господи, отверзи нам! Господь скажет и нам: аминь глаголю вам, не вем вас (Мф. 25:12).

Наконец, пребывая с нами невидимо, Господь не оставил нас и без видимого руководства. Пребывая Сам вечным Архиереем и Ходатаем нашим пред Богом Отцом, Он дал есть в Церкви своей овы убо Апостолы, овы же Пастыри и Учители в совершении святых, в дело служения, в созидание тела Христова (Еф.4:11–12) Им преподал Он Евангелие Царствия для проповедания его в мире: шедше в мир весь, проповедуйте Евангелие всей твари (Мк.16:15). Им заповедал Он священнодействие тела и крови Своей, говоря: это творите в мое воспоминание. Им предал Он Божественную власть отпускать грехи человекам, говоря: елика аще свяжете или разрешите на земле, будут связаны или разрешены и на небесах (Мф.18:18). Их поставил Он духовными вождями и руководителями ко спасению, говоря: пасите, еже в вас стадо Божие, посещающее не нуждой, но волей (1Пет.5:2). Повинуйтесь убо сим Богопоставленным наставникам вашим и покоряйтесь, те бо бдят о душах ваших, яко слово воздать хотящее (Евр. 13:17); ибо Сам Господь говорил Апостолам своим: слушающий вас, Меня слушает, и отвергающий вас, Меня отвергается (Лк.10:16). Паче же всего, отвращайте слух ваш от тех сожженных своей совестью лжеучителей, которые, внимая бабьим басням и учениям бесовским (1Тим.1:4, 4:1), отторгают верующих от общения Св. Церкви; ибо вне единой Соборной и Апостольской Церкви нет спасения.

Будучи Сам Царем царствующих и Господом господствующих, Господь устрояет и царства земные по образу своего небесного Царствия. Содержа Сам в деснице своей власть земли, Он воздвизает мужей благопотребных (Сир.10:4) во время свое, и вручает им власть сию. Владеет Вышний царством человеческим, и емуже захочет даст é (Дан. 4:14). Сих-то избранных Он превозносит над всеми действием всепромыслительного смотрения своего; почему и заповедует воздавать им небесную честь: Бога бойтесь, Царя чтите (1Пет.2:17). Их помазует Он елеем святым своим, – и с сим помазанием ниспосылает им Духа своего – Духа премудрости и разума, Духа совета и крепости, Духа ведения и благочестия; почему и заповедует всем: не прикасайтесь помазанным моим (Пс.104:15). Их облекает он силой, посылая им свыше свою Божественную помощь, и творит их отмстителями в гневе зло творящим (Рим.13:4). Вручая им власть над народами, Он содержит сердце их в руке своей, и аможе восхощет, тамо уклонит е (Притч.21:1); почему и заповедует оказывать им полное и совершеннейшее повиновение: повинуйтесь всякому человечу начальству Господа ради: аще ли Царю, яко преобладающему; аще ли Князьям, как от него посланным (1Пет.2:13–14) противящийся власти Божию повелению противляется (Рим.13:2). Главная цель, для которой воздвигаются на высоте власти эти мужи Богоизбранные, есть благоденствие. Божий слуга есть тебе во благо, говорит Св. Апостол (Рим.13:4). И так чем беспрепятственнее действует власть Помазанника Господня, чем более находит содействия в нашем усердии и послушании; тем скорее достигается, тверже упрочивается и на долее остается наше собственное благо. Повинуйтесь убо всякому человечу начальству Господа ради (1Пет. 2:13).

Так повсюду и везде с нами и в нас Господь наш Иисус Христос – в уединении и в жизни общественной, в доме и в храме. Будем осторожны в мыслях и чувствованиях, словах и делах наших, да не оскорбится нами и не удалится от нас Господь, да не скажет Он и нам, как сказал некогда непокоривым Иудеям: се, оставляется вам дом ваш пуст (Мф.23:38). Аминь.

Слово в день Пятидесятницы

Аз умолю Отца, и иного Утешителя даст вам, да будет с вами во век Дух истины (Ин. 14:16).

Так утешал Господь Иисус Христос Богоизбранных учеников Своих, которых оставлял в мире, яко агнцев посреди волков, которым Сам предсказывал: в мире скорбны будете (Ин.16:33). И сбылось Божественное обетование: Дух истины осенил Св. Апостолов своим наитием, опочил в их святых душах и сердцах, и пребыл навсегда их Наставником и Руководителем, Утешителем и Хранителем. Нося в сердце своем сей пренебесный дар своего Божественного Учителя и Господа, они столько благонадежны были в уповании на высшую помощь Божию, на любовь и благоволение к ним Отца Небесного, что никакие бедствия не могли поколебать их мужества, лишить благодушия и духовной радости, привести в уныние, заставить сожалеть о какой бы то ни было земной потере, отвратить, хотя на мгновение, ум и сердце их от того неувядаемого венца славы, который обетовал им Господь в Царствии Своем. Предав сердца свои благодатным действиям Духа Божия, они столько утверждены и укоренены были в любви к Господу, что ни смерть, ни жизнь, ни настоящее, ни грядущее (Рим. 8:38), ничто в мире не могло отлучить их от любви Божией. Нести труды и болезни, подвергаться опасностям и бедствиям, страдать и умирать за имя Господне было для них вожделеннейшей участью, которой жаждали они, как высочайшего блага в жизни.

Милосердый Отец Небесный не лишил и нас, последних учеников Христовых, Божественной благодати учеников первых, – даровал и нам обручение Духа Святого, как уверительный залог своего благоволения: извествуя нас с вами во Христа и помазал нас Бог, иже и запечатле нас, и даде обручение Духа в сердца наши, – свидетельствует один из великих тайников благодати (2Кор. 1:21, 22). Чувствуете ли, братья мои, все величие дара Божественного, который сокрыт в глубине души и сердца нашего с того времени, как возрождены мы водой и Духом в купели крещения и приняли помазание от Святого? Храните ли с должным благоговением сей пренебесный залог непременяемого счастья всей жизни нашей?

Поистине, братья, это драгоценнейший залог любви и благоволения Отца Небесного: ибо любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым, (Рим.5:5) и Сам дух спослушествует духу нашему, яко есть чада Божии (Рим.8:16) сожители Святым и приснии Богу (Еф.2:19). Это Божественный залог непреложного исполнения всех обетований Евангельских, как бы ни казались они высоки и непостижимы для нас; ибо, даровав нам Духа своего, как не и с Ним вся нам дарствует (Рим. 8:32) Отец Небесный? – Это неотъемлемый залог всех благодатных дарований и сил: с ним подается нам Дух премудрости и разума, Дух совета и крепости, Дух ведения, благочестия и страха Божия. (Ис. 11:2), а кому и когда нужно, подаются и чудодейственные явления Духа на пользу (1Кор.12:7). – Это верный, неотъемлемый залог тех неизреченных благ, которые уготовил Бог любящим Его, и коих, по слову Апостола (1Кор.2:9), ни бренное око человеческое не видело, ни смертное ухо не слышало, ибо здесь они вкушают уже тот мир Божий, превосходяй всяк ум (Флп.4:7), ту благодатную радость о Духе Святе, о которых и понятия не имеют миролюбцы. Это, наконец, очевиднейший залог вечного и блаженного соединения нашего с Богом: ибо Дух Святой уже и ныне соединяет дух наш в един Дух с Господом, и самое тело наше творит храмом Божиим… Словом – это такой неоцененный залог милости Божией, с которым сопряжено все счастье нашей жизни временной и вечной. Ибо что необходимее для нас любви и благоволения Отца Небесного, в руке которого и дыхание и жизнь (Иов.12:10) наша, которым мы живем и движемся и существуем (Деян.17:28)? Что драгоценнее уверенности, что мы, как чада Божии, находимся под особым покровом Его Божественного промышления, так что и влас главы нашей не спадет без воли Отца Небесного, что Бог Отец Господа нашего Иисуса Христа благоволит исполнить всякое прошение наше во имя Единородного Сына Своего? Что необходимее и благотворнее для счастья жизни нашей того убеждения, что и сама смерть не только не разлучит нас от любви Божией, но и приведет нас из страны скорбей и печалей в жилище вечной радости и блаженства, из места пришествия в светлые обители в доме Отца Небесного?

Но, братья мои, – чем драгоценнее дар, тем несчастнее его потеря; чем преискренне усыновляемся Богу Отцу, нося в сердце своем Божественный залог Всесвятого Духа, тем более оскорбляем Бога и воздвигаем Его на гнев и отмщение, когда оскорбляем Духа Божия и лишаемся Его покрова. Помните ли что случилось, когда Бог, прогневанный грехами и нечестием сынов человеческих, изрек: не имать дух мой пребывать в человеках сих (Быт. 6:3)? – Тогда воды потопные покрыли лице земли, и истребили все, от человека до скота, так что и сама память о сем преступном роде исчезла бы на веки, если бы не сохранило ее Слово Божие в поучение родам последующим. Или что последовало, когда вопль нечестия пяти преступных городов вознесся к небу и отвратил от них благоволительный взор Отца Небесного? Прогневанное небо одождило огонь и жупель и истребило их с лица земли, так что и само место их недоступно стопе человеческой. Еще злополучнее, по слову Божию, участь на Христиан, когда мы, прияв обручение Духа Божия, произвольно лишаем себя сего дара небесного. Ибо к согрешившим до потопа и к жителям Содома нисходит во ад, с проповедью спасения, Сам Господь: но кто сойдет туда к нам, когда пошлют нас во тьму кромешную после страшного суда Божия? Волей бо согрешающим нам, по принятии разума истины, говорит Апостол Христов, ктому о грехах не обретается жертва, страшно же некое чаяние суда и огня ревность поясти хотящего сопротивного. Отвергся ли кто закона Моисеева, без милосердия при двух или трех свидетелях умирает. Колико мните горшее сподобится муки, иже Сына Божия поправый, и кровь заветную скверну возмнив, ею же освятися и Духа благодати укоривый (Евр. 10:26–29)?

Правда, сему конечному бедствию решительно подвергаются только те, которые или явно отвергаются Христа, или явно отлагаются от Святой Соборной и Апостольской Церкви, коих погибель вечная несомненна; или же те, которые принадлежа, по видимому к собору верующих, закосневают в неверии, ожесточении, развращении и нераскаянности даже до смерти, чем, очевидно, отсекают себя от тела Церкви Христовой, произвольно лишают себя благодеяний и даров Божиих, подаваемых нам через Иисуса Христа во Святом Духе. Но не должно, братья мои, скрывать от себя и того, что до сей бездны погибели нисходят нечувствительно и постепенно, ниспускаясь по лестнице зла шаг за шагом, что многие, и сами не примечая того, могут уже находиться на пути к ней. И во первых уже уклоняются сердцем своим от Бога, и отвращают от себя благоволительный взор Отца Небесного те, которые мало чувствуют бесконечную любовь Божию к нам, легкомысленно смотрят на свое небесное звание сынов Божиих, мало помышляют о том Божественном сокровище, которое носят в сердцах своих; а потому недовольно осторожны, чтобы не оскорблять Духа Божия нечистыми мыслями, неподобными словами и непохвальными делами. Или не ведаете, говорит таковым Св. Апостол, или не ведаете, яко храм Божий есть, и Дух Божий живет в вас (1Кор.3:16)? Или не знаете, что чистое и святое оскорбляется всем нечистым, что в храме Божием не должно быть и малейшей скверны, что свет не пребывает в тьме, что Источник жизни не терпит мертвых дел? Еще более оскорбляют Духа Божия и еще далее уклоняются на путь погибели те, которые легкомыслие свое простирают до невнимания и даже явного небрежения к самым средствам спасения; кои с легкомыслием и невниманием приемлют Св. Таинства, в которых преподается нам Божественная благодать Святого Духа, с рассеянностью и небрежением входят в храм Божий, где священнодействуется Духом Святым страшная жертва, где сослужат нам Святые Ангелы, предстоя с трепетом престолу Божию. Не написано ли, говорит таковым Сам Господь, яко храм мой домом молитвы наречется всем языкам, вы же сотворили его вертепом разбойников (Мк.11:17)? Не знаете ли, что всякое пренебрежение святыни есть поругание страшного имени Божия: что злоупотреблять дарами благодати значит оскорблять Святого Духа Божия (Еф.4:30), подающего их; что не благоговеет пред страшной жертвой плоти и крови Христовой значит прилагается к тем несчастным, которые безумно глумились над висящим на кресте? Особенно же, братья мои, не далеки от погибели те, которые осквернив себя многими нечистотами греховными, и таким образом удалив от себя Духа Божия, не стараются уготовать себя паки в храм духовен, не брегут об очищении себя от скверны греховной искренним, вседушевным покаянием, не заботятся привлечь паки благодать Духа Божия сокрушенной и умиленной молитвой к Отцу Небесному, чтобы Он омыл их от беззаконий, сердце чисто создал в них и дух правый обновил в утробе их. Или о богатстве благости и долготерпения Божия не радишь, говорит таковым слово Божие, неведый яко благость Божия на покаяние мя ведет? По жестокости же твоей и не покаянному сердцу собираешь себе гнев в день гнева и откровения Суда Божия? (Рим.2:4, 5)

Будем, братья, всегда помнить, что мы носим в самих себе небесное сокровище, которое может или обогатить нас на всю вечность, или, за утрату, подвергнуть нескончаемым мучениям ада. Убоимся оскорблять Всесвятого Духа Божия нечистыми помыслами и словами, законопреступными желаниями и делами, паче же всего закоснением в злобе, чтобы не подвергнуться участи распинателей Христовых. Будем возгревать в себе дары Духа Святого благоговейной молитвой, раскрывать в своей жизни благодатные силы совершением дел правды и благочестия, чтобы принести плод в живот вечный. Аще живем духом, духом и да ходим (Гал.5:25). Аминь.

Слово в день празднества Пречистой Владычицы нашей Богородицы в честь иконы Ее Боголюбская

Всякое празднество в честь Владычицы нашей Богородицы отрадно и утешительно; ибо свидетельствует ясно о непрестанном ходатайстве Ее за род Христианский, о бесчисленных благодеяниях, источаемых Ею просящим и молящимся. Небесный восторг исполняет сердце, когда помыслишь, что сама Царица Небес – Матерь Бога Вышнего – всегда готова на помощь всякому призывающему Ее; что каждый Христианин, кто бы он ни был и где бы ни находился, всегда имеет необуреваемое пристанище, твердое заступление, скорую Помощницу, благонадежную Ходатаицу – Честнейшую Херувимов и Славнейшую без сравнения Серафимов, чья материнская молитва много может ко благосердию Владыки. Но с тем вместе некое уныние и скорбь облегают душу, когда подумаешь, сколь немногие, по-видимому, видят исполнение своих молитв и прошений, и как не редко случается из уст Христианских слышать жалобу древних Израильтян: Бог оставил ны есть; что яко молимся и не услышал еси нас? (Исх.49:14, 58:3) Сколь многие, по-видимому, ищут и не обретают, просят и не приемлют?

Что же значит это? Неужели Ходатаица всего мира отрицается быть Ходатаицей некоторых? Всех скорбящих радость не хочет обрадовать кого-либо из молящихся Ей? Нет, Любвеобильная Матерь живота, да не дерзнет не только язык наш изречь, но и ум наш помыслить об этом. Река Твоих чудес, расширяющаяся с течением веков, повсеместность благотворений, явленных Тобой во всех странах мира, свидетельствуют, что Твоя Материнская любовь всегда готова на помощь прибегающим под кров Твой, Божественное слово Сына Твоего и Бога нашего уверяет нас, что никакое прошение, приносимое с верой, не остается не услышанным. Нет, не Твой благодатный покров отъемлется от нас, а наше слепотствующее око не видит его над собой; не Ты отвращаешь ухо от молений наших, а мы сами творим их недостойными услышания Твоего; не Твоя щедродательная десница сокращается в подаянии нам даров любви Твоей, а наша иссохшая рука неспособна принимать их.

В самом деле, братья мои, чего чаще всего желаем мы, прибегая с молитвой к Матери Божией? Желаем, чтобы высшая помощь явилась над нами немедленно, в действиях особенных, чрезвычайных. Все, что происходит по обыкновенному порядку, мы приписываем или собственным силам и мудрости, или простому стечению обстоятельств. Но всмотритесь пристальнее и рассудите беспристрастно: есть ли что в нас самих, или вне нас, что находилось бы совершенно в нашей власти, зависело бы вполне от нашего произвола? Совершенно ничего! Ибо не в нашей власти и собственная жизнь наша, тем более не от нас зависит то, чем поддерживается эта жизнь. Каждое прошедшее мгновение прошло для нас невозвратно; каждое будущее мгновение не пришло еще, и придет ли к нам, мы не знаем. Я сказал слово, – его нет уже; но скажу ли еще, – я не знаю. Я прожил час, – его нет уже; но даст ли мне Творец мой прожить еще, я не знаю. У меня есть силы, чтобы трудиться; но надолго ли они послужат мне, – неизвестно. Ежедневный опыт уверяет меня, что болезнь за здравием и смерть за жизнью идут по пятам. Я стяжал сокровища, и готов бы сказать душе моей: душа, имеешь многие блага, лежащие на лета многие, ешь, пей и веселись (Лк. 12:19); но в ушах моих уже слышится глас Господень: безумный, в эту ночь душу твою возьму от тебя, а что уготовал, кому будет? (ст. 20). Я нашел себе сильного покровителя, приобрел себе именитого благодетеля, и готов бы предаться всем обольстительным мечтам честолюбия; но слово Божие говорит мне: не надейся на князей, на сынов человеческих, в них нет спасения; изыдет дух его, и возвратится в землю свою; в тот день погибнут все помышления его, а с ним погибнут (Пс. 145:3–4) и все мои надежды. Что же после этого вся жизнь наша, как не явление непрестанно действующей в нас силы Божией? Что все, чем поддерживается наша жизнь, что содействует нашему счастью, как не дар Божий, свыше нисходящий от Отца светов? И чем менее достойны мы, по грехам нашим, того, чтобы в нас и через нас действовала и совершалась сила Божия, тем очевиднее действие заступления, которое покрывает недостоинство наше перед пречистым взором Царя Царствующих. Чем менее заслуживаем мы даров Божиих, за бесчисленные злоупотребления ими, тем виднее мощное ходатайство о нас, которое привлекает к нам недостойным милость и благоволение Господа Господствующих. Чье заступление и ходатайство? Матери Божией – Предстательницы всего мира. Через Нее, как высшую всех тварей и ближайшую к Сыну Своему и Богу, восходят все молитвы наши ко Отцу светов, и через Нее, как живоприемный и живоносный источник, изливаются на нас все дары благодати от Престола Господня. И так наслаждаешься ли жизнью и здоровьем? Это дар Господа и Владыки живота нашего, подаваемый тебе вследствие ходатайства Пречистой Его Матери. Имеешь ли все, потребное для жизни твоей? Откуда приял ты все это, как не от милосердия Божия молитвами и ходатайством усердной Заступницы Христианского рода? Обрел ли себе покровителей и благодетелей между человеками? Это Ангелы, посланные тебе Царицей небес. Умей же, возлюбленный, брать, быть благодарным за все, чем пользуешься в жизни и прежде прошения твоего; и не ищи того, чтобы, по желанию твоему, отверзалось небо, творились знамения и чудеса!

С другой стороны, о чем чаще всего просим Матерь Божию? – О благах земных, о счастье временном, об успехах в предприятиях и делах житейских и проч. Как будто не тот же Господь смиряет и убожит, который богатит и возносит (1Цар.2:7); не тот же Отец Небесный наказывает нас, который милует и ущедряет? Богатство и бедность слава и уничижение, болезнь и здравие, обилие и убожество, в руках Промысла Божия, суть средства, которыми Он ведет нас к покаянию и исправлению, к освящению и спасению. Для кого, что и когда лучше и полезнее, – знает Он – всеведущий. Какая любящая мать подает в руки любимому дитяти смертоносное оружие, которого оно просит с плачем и слезами? Какой чадолюбивый отец попустит любимому сыну забавляться со змеей, хотя бы запрещение стоило слез и печали сыну? Дивно ли, что Любвеобильная Матерь и Царица небес не подает нам иногда таких благ, которыми могли бы сделаться для нас мечем обоюдоострым? Дивно ли, что Милосердый Отец небесный даже отъемлет у нас такие предметы, от обращения с которыми могло б уязвиться смертельно наше сердце? Напротив, здесь-то и открывается любовь Божия к нам, когда Он отъемлет у нас земные блага, чтобы с ними не оземленилось и наше сердце и не сделалось недостойным жилища небесного; когда пресекает наши успехи в делах житейских, чтобы напомнить нам о небесном отечестве нашем; когда лишает даже здравия телесного, чтобы уврачевать нашу душу? Его же любит Господь – наказывает, бьет же всякого сына, которого приемлет (Евр.12:6); судимы же от Господа наказуемся, да не с миром осудимся (1Кор. 11:32). Умей же, возлюбленный, великодушно терпеть и лишения, когда находит их нужными для нас Сама Любвеобильная Матерь наша, Царица небес; лобызай десницу Ее и тогда, когда подает она крест, а не цветы, назначает лишения, а не дары! С неба виднее, что для нас существенно нужно и что истинно полезно. Должно сказать, наконец, и то, что многие прошения наши, которые нам кажутся неисполнившимися, исполняются в другом – лучшем и совершеннейшем виде: что многие лишения наши стократно вознаграждаются другими благодеяниями Божиими, которые мы весьма часто проходим без внимания. В самом деле, для чего так рано – во цвете лет похищается смертью благонравный юноша, который подавал о себе прекрасные надежды, когда о его жизни и здравии пролито много слез, вознесено много молений, принесено много жертв? Он благоугоден Богу был, возлюблен был, и живой посреди грешников преставлен был; восхищен был, да не злоба изменит разум его или лесть прельстит душу его. Угодна была Господу душа его; сего ради потщася от среды лукавствия (Прем. 4:10, 11, 14). Зачем так неблаговременно похищается нежная чадолюбивая мать у юных, еще неоперившихся птенцов? Ее приняла к себе небесная Матерь Христиан, чтобы ближе усыновить юных чад ее себе, чтобы самый избыток земной материнской привязанности не послужил им во вред, чтоб посредством лишения, с самой юности, приучать оставшихся чад к необходимому для всех нас терпению; ибо нужда есть лучший и старший учитель в мире, – она учила еще первого человека! За что сей добродетельный муж во всю жизнь свою несет тяжкое бремя убожества и нищеты, а тот порочный человек пользуется всеми благами жизни? Cвятой да святится еще, и праведный правду да творит еще: это для них же лучше. Обижающий да обидит еще, и скверный да сквернится еще (Апок. 22:11); это для них же хуже. Се, гряду скоро и мзда моя со мной (ст. 12), говорит Господь: тогда все получат должное возмездие: тогда все временные бедствия, равно как и все земные радости, не помянутся ктому. Будь же благодушен и терпелив, возлюбленный, когда даже сбывается нечто, по-видимому, противное твоим молитвам. Величайшая премудрость найдет средство восполнить всякое лишение; Премилосердая Матерь Божия пошлет утешение тебе в самой глубокой скорби; Господь Иисус Христос, ради молитв Ее, вознаградит тысячекратно всякую временную потерю.

Бывают, впрочем, случаи, когда молитвы наши действительно остаются не услышанными. Это тогда, когда мы сами делаем их недостойными чистого слуха Пречистой Матери Божией. Просите и не приемлете, зане зло просите (Иак.4:3), говорит Апостол Иаков. По обетованию Самого Господа, только та молитва бывает действенна, которая соединена с истинной верой во Иисуса Христа: вся елика аще воспросите, верующее во имя мое, приемлете (Мф.21:22 слич. Ин.14:14). Только живая вера в Господа Иисуса Христа, соединяя нас в един дух с ним, привлекает любовь и благоволение и Пречистой Матери Его: напротив неверие, или маловерие, отчуждает нас от жизни Божией, тем самым лишает нас участия в благодатных дарах, изливающихся на Церковь Христову, через облагодетельствованную паче всех Матерь Божию. Еще более нечистыми и недостойными слышания делаются молитвы наши тогда, когда мы употребляем во зло дары Божии: просите и не приемлете, зане зло просите, да в сластях ваших иждивете (Иак. 4:3). И обыкновенные родители не дают своего имущества таким детям, которые могут употребить его во зло себе и другим: тем паче Отец Небесный не подает даров своих всуе, – и Пречистая Матерь Господня, по самой любви своей, не может ходатайствовать о том, что служит нам во вред. Но преимущественно бесплодны и ничтожны бывают молитвы наши тогда, когда мы, погрязши в нечистотах греховных, предаемся беспечности и не радеем о покаянии. Не заботясь благовременно очищать совесть свою покаянием, человек приходит, мало помалу, во глубину зол (Притч. 18:3), становится, по слову Апостола, сожженным своей совестью (1Тим. 4:2); потому и лишается совершенно покрова милости Иисуса Христа и Пречистой Матери Его, так что и сама молитва его, если бы он и захотел еще молиться, как исходящая от нечистого и нераскаянного сердца, бывает ему в грех. Ибо может ли Честнейшая Херувим не только покровительствовать, а и терпеть нераскаянность и ожесточение, которыми второе распинаем (Евр. 6:6) Сына Ее, и от которых паки оружие скорбное проходит Ее Святейшую душу? Посему-то Св. Церковь научает нас умолять Пречистую Матерь Божию прежде и паче всего о том, чтобы она воздвигла нас из глубины греховной, и просветила очи наши ко зрению спасения, наставила нас на стези спасения и извела на путь покаяния. Взыщем от Нее сего первейшего и необходимейшего блага: прочее все, само собой, приложится нам. Аминь.

Беседа в Неделю II-ю по пятидесятнице

Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.

Нет ничего драгоценнее для человека по отношению к вечной жизни, как оправдание от грехов и избавление, через то, от вечной казни за них. Ибо всякое бедствие, какому ни подвегся бы человек в настоящей жизни, и как бы ни было оно велико и тяжело, все же временно и преходяще, как и сама жизнь. Если не избавит от него кто-либо другой, то, без сомнения, избавит смерть. Напротив всякое бедствие, какому подвергнется человек в жизни будущей, также нескончаемо, как самая вечность. И если не избавит от него Сам Бог, то – верно – не избавит никто. Потому-то, говорю, нет ничего драгоценнее для человека, как оправдание от грехов, которые одни бывают причиной несчастья в жизни будущей. И что же? Это величайшее, необходимейшее, драгоценнейшее для нас благо Отец небесный предоставил вполне нашей воле, отдал совершенно в нашу власть. Удивляетесь сему? Но в том уверяет нас возлюбленный, единородный Сын Его. Аще отпущаете человекам согрешения их, отпустит и вам Отец ваш небесный согрешения ваши: аще ли не отпущаете человекам согрешения их, ни Отец ваш отпустит вам согрешения ваши (Мф.6:14–15). Средство к оправданию от грехов самое легкое, вполне доступное для всех и всегда, совершенно зависящее от нашей воли. Казалось бы, что, по открытии средства Спасителем, все поспешат воспользоваться им к своему спасению, что, по крайней мере, в обществе Христианском не будет уже грешника неоправданного. Но, верно, люди так глухи к слышанию, так тупы к уразумению и так косны к исполнению сего спасительного учения, что Господь Иисус Христос находит нужным внушать заповедь о прощении друг другу согрешений многократно и с особенной силой. Одно из поучений Его о сем предмете мы слышали в нынешнем чтении Евангельском. Быть может, по обычаю, оно прошло мимо слуха, не обратив на себя всего должного внимания нашего. Позвольте же повторить его еще раз для наставления нашего.

Рече Господь притчу сию. – Для лучшего вразумления нашего, Господь предлагает поучение свое в лицах и действиях, чтоб нам легче было видеть, чтó бывает с теми, которые не прощают своих ближних, и удобнее заключат, что будет, в подобном случае, и с нами. Какую же притчу сказал нам для сего Господь наш? – сию:

Уподобится царствие Божие человеку Царю (Мф.18:23), т.е. Царствие Божие во многом похоже на земные царства человеческие, без сомнения, потому, что оно есть первообраз всех царств человеческих, и последние тем лучше и совершеннее, чем ближе уподобляются первому. Царствие Божие есть Святая Церковь Христова, ныне воинствующая на земле, но потом имеющая сделаться Церковью торжествующей и славной, не имеющей скверны или порока, или нечто от таковых. Как в царствах земных есть Царь и есть подданные, так и в Царствии Божием есть Царь и Глава – Господь наш Иисус Христос, которому дана всякая власть на небесах и на земле (Мф.28:18), который потому есть Царь царей и Господь господствующих (Апок.17:14), ему же подобает царствовать, дондеже положит враги Свои в подножие ног Своих (1Кор. 15:25). Есть и подданные, – это мы, верующие во имя Господа Иисуса Христа, созданные Им от персти земной, искупленные Его честной кровью от вечной погибели, и за то обязавшиеся, во Св. Крещении, повиноваться и служить Ему всем сердцем до кончины жизни нашей. В царствах земных есть законы и постановления, которыми определяется круг и указывается порядок действий и отношений всех подданных и между собой и к власти предержащей. Через точное исполнение этих законов подданный снискивает благоволение Царя своего; через опущение и нарушение навлекает на себя его гнев и наказание. И в царствии Божием есть Священная Богоданная книга закона, которая, открывая нам волю Божию, научает тому, как должно нам вести себя в отношении к Царю своему Иисусу Христу и к ближним нашим, членам того же благодатного Царства, чтобы заслужить благоволение Царя царствующих.

Уподобилось Царствие Божие человеку царю, который захотел стязаться о словесех с рабами своими. В царствах земных царь требует, по временам, отчета от своих подданных в совершении порученных им дел, в исполнении возложенных на них обязанностей. Так и в Царствии Божием, Господь востребует некогда отчета во всех мыслях и желаниях, словах и действиях наших. Для сего Он предуставил от века страшный и славный день суда и воздаяния: всем бо нам подобает явиться пред судищем Христовым, да примет каждый яже с телом соделал, или благое или злое (2Кор.5:10). Подданные земного царя не знают наперед, в какое именно время придется им давать отчет перед царем своим, ибо это зависит от воли царя, иже восхочет – сам, без всякого стороннего побуждения, стязатися о словеси с рабами своими: тем паче во всякое время должен быть готов к отчету раб Христов; ибо в онже час не ведает Господь прийдет (Лк. 12:40), – во всякую минуту должно быть готовым к смерти и суду Божию.

Наченшу же ему стязатися, приведоша к нему единого должника тьмою талантов. Не воздавая должной дани царю, подданный становится должником пред ним, и чем менее воздает кесарю кесарево, тем неоплатнее становится долг. Несчастный, о котором говорится в притче, должен был тьму талантов, – сумма, по древнему счету, чрезвычайно большая! Так и подданный Царя небесного, гражданин благодатного царства Христова, если не исполняет того, чего требует от него закон Божий, становится должником пред Богом, и чем дольше живет таким образом, тем неоплатнее становится долг его. На всех нас, братья, лежит древний, неоплатный долг перед правосудием Божиим, наследованный нами от первого праотца, – это прирожденный всем нам грех, за который осуждены мы все на труды и болезни до смерти, на вечное отлучение от Бога и мучения во аде по смерти. К сему наследственному долгу сколько новых долгов прибавляем каждодневно, не исполняя того, что повелевает закон Божий, своевольно преступая заповеди Господни, бесстрашно попирая вседержавную волю Божию? Какой неисчислимый и невообразимый долг составится, таким образом, в течение целой жизни! Поистине, аще беззакония назриши, Господи, кто постоит? (Пс. 129:3) И кто ж из нас, братья, может быть менее должным пред правосудием Божиим, нежели оный должник пред царем своим? А потому кто не может приложить к себе и того суда, который произнес над ним царь его?

Не имеющему же ему отдать. И что воздал бы сей несчастный царю своему? Где нашел бы и чем приобрел бы такое сокровище, которое равнялось бы тьме талантов? Несравненно более велик, и потому совершенно неоплатен долг каждого грешника пред правосудием Божиим. Ибо, чтó бы он ни сделал доброго, сделает только то, что обязан был сделать законом Божиим; а грех все остается грехом, долг пребывает неоплатным. Всякое дело – доброе или худое, как сделано, так и останется навсегда; переменить или уничтожить его выше сил человеческих; ибо мы живем и действуем во времени, которое идет только вперед, но никогда не возвращается назад (такой закон положен ему Творцом)! – По сему-то и говорит Господь: аще и вся повеленное вам сотворите, говорите, яко рабы неключими есть, яко, еже должны были сотворили (Лк. 17:10).

Не имеюще же ему воздать, повелел и Господь его продать, и жену его и чад, и все что имел отдать, т.е. повелел отдать его в вечное рабство. Так и земные владыки не терпят таких рабов, которые, не исполняя должного, остаются бесполезными членами общества. Тем паче в Царствии Божием не может быть терпим человек, который, нарушая законы Божественные, сколько оскорбляет величие Божие, столько же омрачает собой светлое Царство Божие, общество чистейших духов и душ святых и непорочных. Посему-то и правосудие Божие изгоняет грешника из Царствия Божия, предает его вечному рабству дьявола и собственных страстей его: идите от меня проклятые в огонь вечный, уготованный дьяволу и ангелам его (Мф.25:41). Такой суд изрек им Правосудный Судья мира! –

Пал раб тот, кланяясь ему, говоря: Господи, потерпи на мне, и все тебе воздам! – Не имущему остается одно средство – молитва, у несчастного одна добродетель – смиренная покорность и прошение! Так поступаем, братья, и мы, когда, истязуемые совестью, являемся на судилище покаяния. Бедные грешники не можем иметь ничего кроме сокрушенной молитвы; неоплатные должники не можем принести Богу ничего, кроме смиренной покорности; осужденные преступники, чем оправдаемся, кроме добровольного признания и сердечного обета? Господи, потерпи на мне и все тебе воздам! И благо нам, если мы с такими чувствами предадим себя милосердию Божию, подобно оному должнику! – Ибо

Помилосердовал Господь раба того, простил его и долг отпустил ему. – Таково неизреченное милосердие Божие и к нам – безответным грешникам! Живу Аз, глаголет Адонаи Господь, не хочу смерти грешника, но еже обратиться нечестивому от пути своего и живым быть ему (Иез. 33:11). Для сего Он, заслужив крестом и смертью своей от Бога Отца власть отпущать грехи, предал сию Божественную власть Св. ученикам Своим и Апостолам, а через них и всем Пастырям Церкви, чтобы верующие в Него во всякое время, без всякого труда и препятствия, обретали у подножия престола Его прощение грехов своих. И ничего не требует от нас Господь и Владыка наш, туне оправдает нас благодатью своей. Нам нужно только чистосердечно исповедовать грехи свои, – и они отпустятся нам: глаголи ты беззакония твои прежде да оправдишися (Ис. 43:26): аще бо исповедуем грехи наши, верен есть и праведен, да оставит нам грехи наши (1Ин. 1:9). Нам нужно только принести сокрушенное и смиренное моление, – и сердца сокрушенна и смиренна Бог не уничижит (Пс. 50:19). Какой благодарности не заслуживает, братья, такое неизреченное милосердие! Но что делает помилованный должник?

Исшед же раб тот обрете единого от клеврет своих, т.е. равного себе раба, иже был должен ему сто пенязь – суммою весьма малой и, в сравнении со тьмой талантов, совершенно почти ничтожной: и ем его давляше, говоря: отдай мне то, что мне должен, и повел и посадил его в темницу, пока не возвратит должное. Этот образ взаимного обращения нашего друг с другом! Живя в обществе, связуясь различными отношениями, волнуясь различными обстоятельствами житейскими, мы, волей или неволей, намеренно или ненамеренно, словом или делом, по видам самолюбия или корысти, или по научению дьявольскому, весьма часто оскорбляем, огорчаем и обижаем друг друга. Но Царство Божие есть Царство мира, любви и единодушия. По сему-то Господь, поставивший главным законом Царства своего любовь, обязал нас любить врагов своих, добро творить ненавидящим нас и молиться за творящих нам напасть (Мф.5:44). А для поощрения нашего к исполнению сего необходимого закона любви, без которого не могло бы стоять само Царство Божие, связал собственную участь нашу с тем, как мы сами будем обращаться с другими: аще отпущаете человекам согрешения их, отпустит и вам Отец ваш небесный согрешения ваши: аще ли не отпущаете человекам согрешения их, и Отец ваш не отпустит вам согрешений ваших. И даже не иначе дозволил нам молиться о прощении грехов наших, как под условием прощения нами грехов ближних наших: оставь нам долги наши, как и мы оставляем должником нашим. Что же, братья, пользуемся ли мы сим Божественным снисхождением, чтобы заслужить прощение грехов, быть сынами Царствия Божия, наследниками жизни вечной? Ценим ли, как должно, это неоцененное благодеяние Божие? Предоставим совести каждого отвечать, так ли же скоро и охотно, с любовью и милосердием, без негодования и упрека прощаем ближним нашим, согрешившим пред нами словом или делом, как прощает нам Отец наш небесный? Не поступаем ли мы иногда подобно оному помилованному рабу, который, обретши единого от клеврет своих, который был должен ему сто пенязь, давляше его? Даже, исшед от судилища покаяния, оправданные и помилованные, не бываем ли готовы тяжко мстить чем-либо малым оскорбившему нас брату? Ах, братья мои, можем ли назвать необыкновенными явлениями ссоры и распри, вражды и несогласия, порывы зависти и недоброжелательства, гнева и любомщения в обществе людей, именующих себя Христианами!

Но какая жестокость, братья мои, не безызвестна Царю небесному? Св. Ангелы, неотлучные спутники человеков, для которых чистого и любообильного сердца отвратительна злоба и жестокосердие человеческое, тотчас возвещают о том пред лицем Божиим, подобно как клевреты жестокого раба тотчас поведали о жестокосердом поступке его пред царем. Тогда последнее было ему горше первого.

Тогда призвав его Господин его, говорил ему: раб лукавый, весь долг он отпустил тебе, поскольку умолил меня: не подобает ли и тебе помиловать клеврета твоего, как же и я тебя помиловал? Не подобает ли помиловать из одной благодарности к помиловавшему Господину, из одного сострадания и любви к бедному собрату, из одного даже житейского благоразумия, чтобы дать ему возможность приобрести нужное для возврата?

И прогневался Господь его предав его мучителям, пока воздадут весь долг свой, т.е., в наказание за жестокость определено взыскать еще и тот долг, который был уже прощен. Так, заключает Спаситель, и Отец мой небесный сотворит вам, если не отпустите каждый брату своему от сердец своих прегрешений их. И так да не обольщает себя никто похищенным у Отца духовного прощением грехов, без искреннего вседушевного прощения нашим ближним: покаяние наше не будет истинное покаяние, а паче поругание святейшего таинства, и изреченное нам прощение не почиет на нас, а паки возвратится к изрекшему. Так сотворит нам Отец наш небесный, т.е., отвергнет от лица своего и предаст вечному мучению. Ибо может ли любомстительный быть в Царствии Божием, которое есть царство мира, любви и единодушия? Сердце жестокое и немилосердое к брату своему достойно ли сострадания Святых Ангелов и милосердия от Бога? Человек, подвергающий мучению и истязанию других, не заслуживает ли и сам вечных мук?

Заключим паки, чем начали: – в нашей власти погубить и спасти себя, разрешить себя от уз греховных, или связать себя ими еще крепче. Аще отпущаете человекам согрешения их, отпустит и вам Отец ваш небесный согрешения ваши: аще ли не отпущаете человекам согрешений их, ни Отец ваш небесный отпустит вам согрешений ваших. Аминь.

Слово в день рождения благочестивейшего государя императора Николая Павловича

Да возвеселится Израиль о сотворившем его, и сыновья Сиона возрадуются о царе своем (Пс.149:2).

Еще Милосердый Господь даровал нам встретить благознаменательный день сей, в который отечество наше, – более полстолетия назад тому, – приняло от руки Господней драгоценный залог своего благоденствия, встретило с радостью порфирородного Младенца, которому, по предуведомлению Всевышнего, предопределено было славным царствованием еще более возвеличить знаменитый доблестями и славой престол Предков своих. И уже двадцать пятое лето мы торжествуем благознаменитый день сей под державой Благочестивейшего Царя нашего, Благословен Господь, благословляющий отечество наше, небесным благословением своим! Да возвеселится убо новый благодатный Израиль о сотворшем его, и сыновья Сиона да возрадуются о царе своем. Да возвеселится о сотворшем, который своим вседетельным Промыслом сохраняет драгоценную жизнь Помазанника своего; ибо с жизнью Помазанника Божия соединено все благо и счастье временной жизни нашей в обществе: Божий слуга есть тебе во благое (Рим. 13:4), говорит слово Господне о Царе.

И действительно, что такое благочестивый Царь для благочестивого царства? Божий слуга есть, – Посланник и служитель Отца небесного, живое орудие всеуправляющей десницы Божией, исполнитель судеб Божиих о народе. Един Господь Бог, Творец и Вседержитель, есть Царь и Владыка всяческих; Ему единому принадлежит всякая власть и сила на небесах и на земле. Тебе Господи, говорит Богодухновенный Царь, подобает величество и сила и слава, и одоление и хвала, тебе достоит царствовать и Тебе, Господи, царство и великолепие во всех и во всяком начале (1Пар. 29:11). От сего-то верховнейшего Владыки всяческих исходит и всякая власть на земле: нет власти, аще не от Бога, сущая же власть от Бога учинена суть (Рим. 13:1). От него происходит преимущественно высочайшая власть царственная: владеет Вышний царством человеческим, и емуже захочет даст é (Дан. 4:14). Мною Цари царствуют и сильные пишут правду, говорит вседержительная Премудрость Божия (Притч. 8:15). Он сам предызбирает мужей благопотребных во время свое, возводит их на высоту престолов, поставляет вождями народов, вручает им судьбу царств земных: в руке Господней власть земли, и потребное во время воздвигнет на ней (Сир.10:4). И сих-то избранных Он предваряет своим благословением благостным; – славу и великолепие возлагает на них; дарует им суд свой и правду свою, судит людей его в правде (Пс.71:2) и нищим Его в правоте; препоясует их силой свыше, изощряет меч и наляцает лук их, да будут отмстителями в гневе зло творящим (Рим. 13:4); согревает сердце их любовью к утешению сирых, к заступлению напаствуемых; влагает слово свое в уста их, чтобы закон царственный был свят и непреложен и слово царственное не возвращалось тще; содержит самое сердце их в руке своей, и аможе аще восхощет, тамо уклонит его (Притч. 21:1). Блаженно царство, которому Всевышний дарует такой видимый залог своего благоволения. Благословен день сей, в который всеблагий Отец небесный предызбрал и извел на свет мужа по сердцу своему, поставил Его на царственной страже России, сохраняя драгоценную жизнь его, как зеницу ока. И так, братья, что иное значит настоящее торжество наше, как не новое свидетельство милости и благоволения к нам Отца небесного! Да возвеселится убо Израиль о сотворившем его; исповедайтеся Господеви, яко благ, яко в век милость Его!

Но веселясь о Господе, сыновья Сиона да возрадуются и о Царе своем. Ибо для чего дарует нам Господь Царей благочестивейших? Для нашего благоденствия. Божий бо слуга есть, тебе во благое, говорит Св. Апостол. Тебе во благое, т.е. чтоб оградить твою безопасность и честь от людей злых и недоброжелательных; чтоб охранить твое достояние и имущество; чтобы дать тебе возможность честным трудом снискать все, потребное для жизни; чтобы защитить и охранить твою веру и даровать тебе свободу – без страха служить Богу преподобием и правдой пред Ним вся дни живота (Лк. 1:74–75) твоего; чтобы дать тебе руку помощи, когда постигнет тебя бедствие и напасть, чтобы препитать и возрастить чад твоих, когда Господь Бог возьмет тебя у них.

Ибо что такое благочестивый Царь для благочестивого царства? Богодарованный Отец многочисленного семейства, без которого сыны царства подобны бесприютным сиротам, лишенным крова и защиты; свыше поставленная Глава народа, которая сосредоточивая в себе жизнь и силы Государства охраняет его целость, приводит в стройное и согласное движение его члены, и без которой все царство было бы мертво и неподвижно. Посмотрите на великое царство вселенной! Взойдет на небе солнце, – и все радуется и животворится, возрастает и укрепляется, цветет и плодотворит. Скроется солнце на западе, – и всюду мрак и темнота, все предается бездействию и сну. Покроется солнце облаками, – и все приемлет унылый и мрачный вид, – не так ясно и не так отрадно, не то небо и не та земля. Что Боговозженное солнце природы, то Богодарованный Царь для своего царства. Призирает светлое око Царя, – и иссушаются слезы, утоляются вздохи, ободряются труды, оживляется мужество. Простирается щедрая десница Царя, – и облегчаются бедствия, восполняются лишения, награждаются заслуги, венчаются подвиги. Исходит царственное слово, – и все приводится в стройный чин и порядок, все возбуждается к деятельности, всему указуется свое назначение и место. Вспомните, братья, судьбу любезного отечества нашего! Кто просветил его светом истинной веры и благочестия? Цари православные. Кто основал, расширил, укрепил его и украсил памятниками Веры и славы народной? Цари православные. Кто охранил его в тяжкие годы испытаний, возвеличил его могущество и славу? Цари православные. Кто призвал к нам науки и искусства, образовал наши нравы, приучил к трудолюбивой промышленности, водворил обилие и довольство? Цари православные. Словом: жизнь народа Русского всегда нераздельна была с жизнью Царей Русских и опиралась на нее: вместе они трудились и преуспевали, вместе терпели и страдали, вместе молились и уповали, вместе сражались и торжествовали. Что иное, братья, и настоящее торжество наше, как не торжество славы: и где не отразилась она в последнее двадцатипятилетие. И на высотах Арарата, и на горах Балканов, и на море Эвксинском, и при берегах Эллады, и на равнинах Вислы, и в юдолях Угорских. Торжество благоденствия России: ибо чего пожелать ей, чего бы не имела она с избытком? Обилия и довольства благ земных? Но щедродательная десница Отца небесного посылает нам столько, что отечество наше питает и даже обогащает и иноземные царства. Обилия благ духовных? Но нигде Св. Вера Христова не сияет таким чистым, Божественным светом, нигде нет такого небесного благоухания святыни, нигде не является с такой силой чудодейственная десница Вышнего, как в Церкви Православной. Мудрых законов и благоустройства Государственного? Но какая же страна может не только превзойти, а и сравниться, в этом отношении, с отечеством нашим? Силы и могущества? Но, кроме всесильной помощи Божией, нуждалось ли отечество наше в чьей-либо помощи, борясь с многочисленными врагами? Поистине, нечего искать и нечего занять нам, для благоденствия нашего, там, где умеют только красно и широковещательно говорить о благоденствии народном; но не видят его на деле; рассуждают о всеобщем довольстве, в встречают нищету и голод; толкуют о братстве, а изощряют язык и меч друг на друга; восхваляют единодушие, а поддерживают разделения, вводят крамолы и смуты. Ах, помнит и отечество наше злосчастные времена безначалия, когда пресекся царственный род св. Владимира, и не престанет благодарить Отца небесного, даровавшего ей в новом, к прежнему близком, Царственном Роде прочный залог неизменного счастья и благоденствия. Теперь, в чувстве веры и упования на Бога Помощника, оно дерзновенно может исповедать с Благочестивейшим Монархом своим: С нами Бог! Разумейте языки и покоряйтеся: аще бо паки возможете, и паки побеждены будете, яко с нами Бог (Ис.8:8,9). Так, в Боге, Отце и Промыслителе, Помощнике и Спасителе нашем, и в Самодержавном Помазаннике Божием, – Богодарованном Отце и Хранителе, Вожде и Руководителе нашем, – вот где крепкая, непреоборимая сила наша, вот где истинное, неотъемлемое счастье наше, которого никто и ничто не похитит у нас. Да возвеселится убо Израиль о сотворшем его и сыновья Сиона возрадуются о Царе своем!

Что воздадим, братья-соотечественники благодеющему нам Богу о всех, яже воздаде нам? (Пс. 115:3) Вседовольный и всеблаженный, Он благих наших не требует, напротив сам подает каждому жизнь и дыхание и все (Деян.17:25). Одно благоволит Он принимать от нас, – чистое и святое, сердечное и благоговейное благодарение и прославление святого имени Его: призови Меня в день скорби твоей, говорит Он, и изыму тебя, и прославишь Меня (Пс.49:15). Да вознесется ныне, и да возносится всегда, от сердец наших благодарение сие, как кадило благовонное, и как всесожжение тучное и всесовершенное пред престолом величества славы Божией. Одно, чем можем привлекать к себе благодать Божию, – это благоговейная, усердная молитва, соединенная с живой верой в бесконечные заслуги и ходатайство за нас Сына Божия: аминь, аминь глаголю вам, яко елика аще чего просите от Отца во имя Мое, даст вам (Ин. 16:23), уверяет нас Сам Единородный Сын Божий. Помолимся ныне, и будем молиться всегда: да сохранит Господь драгоценную жизнь Благочестивейшего М о н а р х а нашего до последних пределов жизни человеческой; да не оскудеет никогда крепость десницы Его к отражению всех врагов отечества, к низложению всех преград благоденствия народного, к совершению всех великих помыслов души Его, да озаряется ум Его свыше к усмотрению всего, что потребно для счастья народов и племен, находящихся под могущественным скипетром Его. Одно, наконец, чем можем заслужить любовь и благоволение Отца небесного, и чем упрочить для себя благоволение Его, – это исполнение заповедей Его: аще любите Меня, заповеди Мои соблюдете; аще заповеди мои соблюдете, пребудете в любви моей (Ин. 15:10), – говорит паки Единородный Сын Божий. Это, братья, такое необходимое и вместе верное условие нашего счастья и временного и вечного, что нет блага, которого не обещал бы Бог исполняющим заповеди Его, и нет бедствия, которым не угрожал бы Он за преступление закона своего. Молю убо, – убеждает нас Апостол Христов, – творите молитвы, моления и благодарения за Царя и за всех, кто во власти, да тихое и безмолвное житие поживем во всяком благочестии и чистоте, сие бо добро и приятно пред Спасителем нашим Богом (1Тим. 2:1–3).

Что воздадим и Помазаннику Божию, под державным охранением которого пользуемся всеми благами жизни? Подобно Царю небесному и Благочестивейший Царь наш благих наших не требует; напротив Сам готов всегда ущедрить нас всеми благами. Одно, чем можем возвеселить отеческое сердце Его, – это искренняя, сыновняя любовь к Нему, твердая и непоступная верность Ему: имейте их (начальствующих) по преизлиха в любви, заповедует слово Божие, за дело их (1Сол.5:13), да радостью сие творят, а не воздыхающее, – не полезно вам это (Евр.13:17). Одно, чем можем споспешествовать нашему счастью, облегчать и услаждать тяжкое бремя трудов царственных, – это искреннее повиновение державной воле Монарха, точное исполнение повелений Его: Повинуйтеся всякому человечу созданию Господа ради, аще Царю, яко преобладающему, аще ли князьям, яко от него посланным (1Пет.2: 13,14); ибо противящийся власти – Божию повелению противится (Рим. 13:2)

Господь Иисус Христос, послушливый даже до смерти, да не престанет благодушно одушевлять сердца наши чувством кроткого, совершенного, христианского повиновения и святейшей воле Божией и державной воле Помазанника Господня. Аминь.

Слово в день рождения благочестивейшего государя императора Николая Павловича, самодержца Всероссийского

Споспешествующе молим не вотще благодать Божию принять вам (2Кор.6:1).

Так начинается нынешнее чтение из послания Св. Апостола Павла к церкви Коринфской. Апостол Христов не только заповедует и повелевает, но и просит и умоляет – с должным благоговением принимать и с осторожностью пользоваться дарами благости Божией, чтоб не вотще изливалась на нас благодать Божия: молим не вотще благодать Божию принимать вам. Напоминание весьма важное, и нужное и во всякое время: ибо нет мгновения в жизни нашей, когда не пользовались бы мы дарами благости Божией, и когда, по тому самому, не были бы обязаны благодарностью благодеющему Господу. Но особенно благовременно повторить Апостольское слово сие в настоящее время, когда Церковь Святая и Отечество празднуют одно из великих торжеств своих: ибо всякое торжество, освященное Церковью, есть памятник особенного благодеяния Божия, которое требует и с нашей стороны особенного, благоговейного внимания. Споспешествующе убо радости светлого торжества нашего, с Апостолом молим: не вотще Благодать Божию принять вам.

О какой благодати или о каком особенном благодеянии Божием напоминает нам настоящее торжество наше? Напоминает о рождении Благочестивейшего Государя нашего Николая Павловича. Поистине, – это Божий дар – величайшее благодеяние Божие к России! Ибо если в чем преимущественно является особенное промышление Божие о царствах и народах, то именно в рождении мужей, предназначаемых для высокого царственного служения человечеству, – в явлении на свет тех избранных, от которых зависят не только судьба царств земных, но и внешняя судьба Царства Божия, воинствующего на земле. В руке Господней власть земли, говорит нам Слово Божие, и потребного воздвигнет во время на ней (Сир. 10:4). Значит, не случай и обыкновенный закон естества, а сама всезиждительная Премудрость Божия предвидит издалече и предызбирает благовременно мужей по сердцу своему еще не родившимся им, не сотворившим что, да по избранию предложение Божие пребудет (Рим. 9:11). Его Божественное всеведение нарицает несуществующее яко существующее (Рим. 4:17), предвидит все пути человека издалече и изводит благопотребного во время свое. Его отеческая благость напутствует избранных своих в самом рождении, всеми силами и дарами, нужными для их высокого назначения. Она дарует им мудрость, да возмогут судить людей в правде (Пс.9:9); препоясует их силой крепостью, да будут врагам победительны, злодеям страшны; согревает сердце их любовью, да будут отцами сирых, помощью беспомощных, защитой слабых, покровом беспокровных; осеняет все действия их небесным благословением, от чего они всегда велики и поразительны, благотворны и спасительны, всегда являют собой, что сердце Царево в руке Божией. И так в день, в который является на свет Помазанник Божий, изрекается определение и благословение Божие целому народу, ниспосылается чрезвычайный дар благости Божией с неба на землю.

Таков, братья мои, настоящий день для нашего Отечества! Ныне предстояло оно лицу Божию, да услышит, что речет о нем Господь Бог; – и Он – Милосердый – изрек мир на люди своя (Пс.84:9), предуготовал и извел на свет мужа по сердцу своему, дабы утвердить и возвеличить престол Царства Русского, превознесенный и прославленный Благословенным Александром. Воистину день сей – день милости Божией к отечеству нашему, – памятник величайшего благодеяния Божия к сынам России! И каждый раз, когда, с круговращением времени, возвращается день сей, вновь как бы слышится державный глас Божий, изрекающий мир на люди своя, вновь ниспосылается с неба уверительный залог продолжения того счастья и благоденствия, которыми наслаждались мы целую четверть столетия под охранением Богодарованного нам Царя. Не здесь, братья, говорить нам о тех великих, благотворных и многоплодных событиях, которыми исполнена эта славная четверть столетия в жизни России. Не нам и не теперь поведать о тех блистательных подвигах крепкой Богом десницы Монарха, которыми ограждается внешняя безопасность и утверждается мир любезного отечества нашего посреди языков, браней хотящих; о тех действиях Царственной мудрости, которыми зиждется внутреннее его благоденствие, – утверждается суд и правда, расширяются источники народного богатства и изобилия, распространяется благотворный свет просвещения и применяются стропотные в пути правы (Ис.40:4), о тех действиях царственной благости, которыми осушаются слезы сироты и вдовицы, исцеляются язвы страждущих, облегчаются бедствия – неизбежный удел человечества в настоящей жизни; о тех подвигах царственной ревности по вере, при пособии которых Св. Церковь расширяет по слову Пророческому, кущи свои направо и налево (Ис.54:2,3). О всем этом поведает История – в утешение и наставление грядущим поколениям. Для нас отрадно и утешительно, сквозь зерцало слова Божия, видеть и исповедать, что в Благочестивейшем Царе нашем сияет образ того избраннейшего Царя, о котором говорит Сам Господь: положил помощь на сильного, вознес избранного от людей моих, обретох Давида раба моего, елеем святым моим помазал его: ничто же успеет враг на него, и сын беззакония не приложит озлобить его: ибо рука моя заступает его и мышца моя укрывает его; и положу на море руку его, и на реках десницу его, и Аз первенца положу его, высоко паче Царей земных (Пс.88:26–24, 26, 28). Для нас отрадно помышлять, что любезное отечество наше, во дни Богодарованного нам Монарха, уподобляется тому блаженному царству, о котором говорит негде священное бытописание: и жил Иуда и Израиль беспечально, каждый под виноградом своим и под смоковницей своей от Дана даже до Вирсавии во все дни Соломона (3Цар. 4:25).

Таков дар благости и милосердия Отца небесного, о котором напоминает нам настоящее торжество наше! Споспешествующе убо молим не вотще благодать Божию приять вам. Ибо, хотя дары благости Божией подаются нам туне, без всяких с нашей стороны заслуг, но принятие и употребление их вполне зависит от нас.

Молим убо не вотще благодать Божию приять. Да не припишется случаю и обстоятельствам или же человеческим силам и средствам то, что единственно творит Сам Бог! Да не будет сердце наше бесчувственно к благодеяниям Божиим, неблагодарно пред Отцом небесным! Дары Божии должны быть и возвращаемы Богу в жертве хвалы и благодарения; иначе, и еже мним иметь, взято будет (Мф.25:29), от неблагодарных. И так, прежде и паче всего прославим вседержавный Промысл Отца небесного, который удивил богатую милость свою на нас, оправдав над нами царствовать возлюбленного раба своего Благочестивейшего Монарха нашего; принесем сердечную жертву хвалы и благодарения о всех благодеяниях, которые Господь Бог обильно излил на нас через Помазанника своего! Наслаждаемся ли миром и тишиной под державным охранением Помазанника Господня? Воздадим славу Богу, ниспосылающему мир на люди своя, и будем умолять милосердие Его, да продлит Он это драгоценное благо и в грядущее время, да тихое и безмолвное житие поживем (1Тим. 2:2). Утешаемся ли славой и благоденствием отечества? Воздадим паки славу Богу, который один смиряет и высит, возводит и низводит, – и будем умолять благостыню Его, да выну предходит славой своей вождям Христолюбивого воинства, да осеняет благословением своим мирные труды науки и искусства, трудолюбия и промышленности. Видим ли довольство и счастье окрест себя? Возблагодарим Господа, который один богатит и убожит, у которого в шуйце (левой руке) богатство и слава; – и будем умолять милосердие Его, да пребудет выну благословение Его над землей нашей, да неоскудно износит она из недр своих сокровища свои к наслаждению и успокоению нашему. Радуемся ли о здравии возлюбленного Монарха нашего? Падем с благодарением пред Отцом небесным, в руке которого дыхание и жизнь всех живущих (Иов.12:10); – и будем умолять Его со всей крепостью веры, со всей теплотой любви, да продлит Он дни жизни Помазанника своего до последних пределов жизни человеческой. Споспешествующе молим не вотще благодать Божию принять вам.

Но вотще, совершенно вотще приемлется благодать Божия особенно тогда, когда дарами благости Божией пользуются люди вопреки намерению дающего. – Единственная воля Божия о нас есть святость наша, как говорит Апостол (1Сол. 4:3); от века явленное хотение Божие – всем человекам спастись и в разум истины прийти; единственная цель самого бытия нашего на земле есть вечная жизнь во Христе Иисусе Господе нашем. Для этой цели Отец небесный создал нас в начале и воссоздал в Иисусе Христе – на дела благие, да в них ходим. Для этой цели является нам многообразная благодать Божия, спасительная человекам, да отвергшеся нечестия и мирских похотей целомудренно и праведно и благочестиво поживем в нынешнем веке (Тит. 2:11, 12). Для этой цели сохраняются Промыслом Божиим и царства земные, дабы посреди их возрастало и укреплялось благодатное Царство Христово, царство веры и благочестия, истины и любви. Для этой цели Господь дарует наслаждаться миром и благоденствием общественным, да тихое и безмолвное житие поживем во всяком благочестии и чистоте. Для этой цели избираются Промыслом Божиим и возводятся на престолы и Благочестивейшие Цари, во отмщение убо злым, в похвалу же благотворцам (1Пет. 2:14): Божии бо слуги суть благим во благое, отмстители же в гневе злое творящим (Рим. 13:4). И так, желаем ли искренно, чтоб отечество наше всегда наслаждалось счастьем и благоденствием? Cемя свято стояние его, говорит Пророк (Ис. 6:13). Будем святы, как заповедал нам Господь; не будем, по крайней мере, препятствовать возрастанию сего святого семени, употребим ниспосылаемую нам благодать к очищению и освящению нашему, – и Господь будет ниспосылать мир на люди свои и на преподобные свои и на обращающие сердца к нему (Пс.84:9). Желаем ли, чтобы благословения Господни выну почивали над главой нашей? Род правых благословится, говорит слово Господне (Пс.111:2). Потщимся быть правыми и неповинными пред Богом и человеками; и – Господь предварит нас благословением своим благостынным: неповинный руками и чистый сердцем, иже не приял всуе душу свою, и не клялся лестью искреннему своему, – сей, и только сей примет благословение от Господа и милостыню от Бога Спаса своего (Пс.23:4, 5). Желаем ли, чтоб жизнь наша в обществе текла мирно, отрадно и утешительно? Возлюбим друг друга любовью искренней и нелицемерной, всем сердцем и душой, как учит Святое Евангелие; и – и мир Божий, превосходящий всяк ум, осенит сердца наши, водворится в домах, городах и весях наших, – и ни коварство, ни злоба не возмутят общественного покоя. Желаем ли, чтобы Благочестивейший Монарх наш выну веселился о нас, как о чадах своих? Возвеселим сердце его сыновней любовью к Нему, охотным повиновением гласу Его, точным исполнением державной воли Его, тщательным хранением законов Его; – и Господь Бог сотворит Его Отца о чадах веселящегося.

Споспешествующе убо молим не вотще благодать Божию приять вам, но во всем представляющее себя якоже Божии слуги, – во очищении, в разуме, в долготерпении, в благости, в Духе Святом, в любви нелицемерной, в словах истины, в силе Божией (2Кор. 6:1, 4, 6, 7). Сие бо добро и приятно пред Спасителем нашим Богом, иже всем человекам хочет спастись и в разум истины прийти (1Тим. 2:2, 3, 4). Аминь.

Слово в день Успения Пресвятой Богородицы

О дивное чудо, источник жизни во гробе полагается, и лестница к небу гроб бывает (Стихир. праздн.).

Поистине дивное чудо! Матерь Сына Божия, который есть источник жизни и сама жизнь, не изъемлется от лежащего на всех сынах человеческих долга смерти; Честнейшая Херувимов и Славнейшая, без сравнения, Серафимов погребается, подобно всем, уязвленным жалом смерти – грехом; вместилище Невместимого – чистейшая, непричастная греху, плоть, взаимодавшая плоть и кровь Сыну Божию, со слезами предается гробу, – Источник жизни во гробе полагается! Так неумытно правосудие Божие, осудившее все человечество на смерть в лице первого человека; так свят и непреложен закон Господень; так неизменен праведный суд Божий: смертью умрешь! (Быт.2:17. Слич. Сир.14:18). Не менее дивно и то чудо, что гроб, чрез который дотоле и самые праведники нисходили во ад, для Матери Божией стал лестницей в небеса; ибо и самое тело Ее, положенное во гробе, воскрешено и вознесено на небо. Так неизреченно милосердие Божие, спасающее от самого осуждения правды Божией; так непостижима Премудрость Божия, из самой смерти произращающая жизнь! О дивное чудо! Источник жизни во гробе полагается, и лестница к небесам гроб бывает!

Но, братья мои, нам должно не удивляться только сим чудесам милости и правды Божией, а и поучаться из них. Ибо совершившееся над Материю Божией должно совершиться и над нами. Если и Сама Матерь Божия предала дух свой Сыну своему и Богу, скончалась и погребена; тем более нам всем неизбежно лежит умереть. Настанет час, когда и наш дух должен будет разлучиться с плотью, когда и наше бездыханное тело положат во гроб, опустят в могилу и покроют землей. Пречистое тело Матери Божией не осталось во гробе; опустеют и упразднятся некогда и наши гробы, воскреснут и наши тела, даже истлевшие: Аминь бо глаголю вам, говорит Господь, яко грядет час, в оньже все сущии во гробах услышат глас Сына Божия и услышавши оживут (Ин.5:25). Труба Архангела воззовет всех нас из гробов наших; все мы изыдем в сретение Господу, грядущему на облаках небесных с силой и славой многой. В том только есть различие, что Пресвятая Матерь Божия воскресла в жизнь вечную, а из нас – одни восстанут в воскресение жизни, другие в воскресение суда; Ее гроб был лестницей к небесам; а из наших гробов – одни возведут на небо, другие низведут до ада преисподнего. От чего это различие? От различия самой смерти. Благочестивая христианская кончина есть уже залог вечной жизни со Христом; нечестивая кончина есть начало вечной смерти и вечного мучения с дьяволом. Сами видите, братья мои, как драгоценна для нас истинно-христианская кончина живота, и как необходимо нужно уметь нам хорошо и по христиански умереть. И если важна для нас наука жить на свете, то наука умирать еще важнее. Ибо какая-нибудь ошибка в жизни, если бы даже была она несчастна и гибельна, еще может быть исправлена, но ошибка в смерти не исправится никогда; ибо умираем только однажды: всем нам единой лежит умереть, потом же суд (Евр.9:27); и как кто умрет, так и предстанет на сей суд. Поучимся же ныне благочестно и по-христиански умирать, воспоминая о всечестном успении Матери Божией: блаженнее Ее кончины не было и не будет.

Нет нужды и говорить здесь, что славное успение Божие Матери было плодом Ее святейшей жизни – наградой Ее высочайших добродетелей. Ее глубочайшее смирение, преклонившее к Ней взор Отца Небесного, соделавшее Ее Матерью Сына Божия, превознесло Ее на высоту славы превыше Ангелов и Архангелов, Херувимов и Серафимов, по оному слову Господню: смиряющий себя вознесется (Лк.18:14). Ее Серафимская чистота, соделавшая Ее достойной быть обителью Самого Источника чистоты и святыни, взаимодать плоть и кровь Сыну Божию, предуготовила самую плоть Ее к нетлению и вечной славе. Ее неисповедимое терпение и преданность воле Божией, соделавшие Ее избраннейшей служительницей и хранительницей тайн спасения нашего, увенчали Ее венцом Царицы небес и земли. Нет также сомнения, что и для нас лучшим и благонадежнейшим средством приготовления к блаженной кончине есть истинно христианская жизнь по вере и благочестию, охранение себя от всякой скверны плоти и духа, хождение во всех заповедях Господних неуклонное. Ибо что такое смерть? Есть конец настоящей жизни: но конец не может разногласить с началом и продолжением. Если благочестиво пребывает душа в теле в продолжение жизни, благочестиво и разлучается с телом во время смерти; если же в беспечности и нечестии проводит жизнь, в нечестии постигает и смерть. Кто, возлегая на смертный одр, может сказать о себе с Апостолом: подвигом добрым подвизался, течение совершил, веру соблюл; тот только и может сказать с несомненным упованием: прочее соблюдается мне венец правды, его же воздаст мне Господь в день он праведный Судья (2Тим.4:7–8). Но, при этом главном и необходимом условии к снисканию мирной и блаженной кончины живота, есть некоторые особенные средства приготовления себя к исходу, которые находим в обстоятельствах Успения Божией Матери, и на которые желаем обратить внимание.

По вознесении на небо Господа нашего Иисуса Христа, Пречистая Матерь Его всю остальную жизнь свою проводила так, как проводят жизнь странники, с нетерпением желающие возвратиться на родину. Она помышляла только о небе, куда вознесся Божественный Сын Ее; желала только того, чтобы скорее соединиться с Ним в вечной жизни. Часто, оставляя Иерусалим, удалялась Она на гору Елеонскую, которую Господь избрал местом своего вознесения; и там, в уединении, возносила пламенные молитвы о блаженной кончине своей. – И наша, братья, настоящая жизнь есть только краткое время разлуки со Христом; истинное жительство наше на небесах (Флп. 3:20), а не на земле, и истинный живот наш сокровен теперь со Христом в Боге (Кол. 3:3). Аще убо воскреснете со Христом, вышних ищите, горняя мудрствуйте, а не земная (ст. 1, 2). Все земное должно остаться по сю сторону гроба; в след за нами пойдут одни дела наши. Нужно заранее приучать мысль свою отвыкать от того, с чем должно будет расстаться навсегда, и возноситься туда, где должны будем жить во всю вечность. Иначе душа наша увидит себя по смерти в чужом, не сродном ей мире, и сама изгонит себя из царства Божия. Сам Господь сказал нам: иду уготовать место вам; и аще уготовлю место вам, паки приду и возьму вы к Себе (Ин. 14:2–3). Внемлите же себе, да не когда отягчятся сердца ваши объядением и пьянством и печалями житейскими (Лк. 21:34). Да будут чресла ваши препоясаны и светильники горящи, и вы подобны человекам, чающим Господа своего (Лк.12:35). Не весте бо дня и часа, в оньже Сын человеческий прийдет (Мф.25:13). Бдите убо на всякое время и молитеся (Лк.21:38).

Пресвятая Матерь Божия, за три дня до блаженной кончины своей, приняла весть о ней от Ангела, среди молитв на горе Елеонской; и эти три дня преимущественно употреблены Ею на молитвенное приготовление к исходу. – Не беспримерно такое высшее предызвещение кончины и в жизни Святых мужей: но и всем нам, братья, Милосердый Господь, не хотящий вечной смерти грешников, посылает вестниками смерти – болезни. Ибо что иное болезни наши, как не начатки разрушения телесной храмины нашей? Все они суть кровные порождения смерти, и все ведут к смерти. Сии-то предсмертные дни посещения Божия надлежит, по примеру Пресвятой Девы, употреблять преимущественно на попечение о душе своей. Пусть она полным и совершенным исповеданием грехов своих разрешится от всех тяготеющих на ней уз; пусть освободится она совершенно от всех суетных помыслов о земном; дай ей всецело устремиться к небу, погрузиться в размышление о вечности, вознестись к престолу Божию с покаянной молитвой. Всякая потерянная для души минута сего драгоценнейшего времени, невознаградима ничем.

Предъизвещенная об исходе своем Матерь Божия не оставила, впрочем, приличное расположение и о земных делах. Немногие, служившие Ей при жизни вещи – большей частью дела собственных рук Ее – она разделила близким к Ней вдовицам и девам; всем окружающим Ее преподала слово мира и прощения, всех ободрила и укрепила словом обещания и утешения. Тем более нам, братья, должно позаботиться, чтобы ничье сердце не имело причины скорбеть и воздыхать на нас, чтобы ни в чьей памяти не осталось неприязненного воспоминания о нас, чтобы все окружающие нас готовы были с миром и любовью, с усердием и благожеланием сопроводить молитвой нашу душу в горнем полете ее в царство духов, ко Отцу светов. Нужно благовременно распорядиться и земными стяжаниями своими, чтобы самая мысль о них не смущала душу в последние минуты разлучения ее с телом. Скорбно, тяжко, ужасно даже видеть и слышать, как иногда вокруг незастывшего еще тела умершего возгораются распри и ссоры об имуществе его; как потом имя его влачится из судилища в судилище, воспоминается непрестанно среди обманов и лжесвидетельств, среди козней и ухищрений лукавства. Кажется, самые кости умершего – ибо подобные споры длятся иногда столько, что едва остаются одни кости в могиле – кажется, самые кости умершего содрогаются и непокойны в утробе земной. Что ж должна чувствовать бедная душа, когда ее из мира горнего призывают непрестанно на землю, в среду суеты человеческой; вместо созерцания мира и любви, счастья и блаженства, которыми наслаждаются небожители, заставляют быть свидетельницей лукавства и обманов, коварства и лжесвидетельсв? Должно, братья мои, при жизни особенно позаботиться о том, чтобы имя наше по смерти как можно реже воспоминалось в подобных случаях, и как можно чаще – в молитвах, пред престолом Господним. Нужно стараться наперед предпосылать стяжания свои на небо, взаем Богу, чтобы душа наша, разлучившись с телом, обрела себе готовое сокровище там, идеже ни червь, ни тля тлит, ни тати не подкапывают, ни крадут (Мф.6:20). Сотворите себе други от мамоны неправды, да когда оскудеете, примут вас в вечные кровы! (Лк.16:9).

Уготоваляясь к исходу, Пресвятая Матерь Божия пожелала видеть Св. Апостолов, чтобы соутешиться с ними общей верой, – чтобы преподать им свое благословение и укрепиться взаимно их молитвами. Тем необходимее для нас духовная помощь посланника Божия – служителя церкви, когда смерть посылает нам напоминание о себе в болезни. Пусть он, сколь возможно, чаще посещает наш болезненный одр, да укрепит веру и упование наше Божественными обетованиями, да возгреет любовь нашу к Господу Иисусу Христу Евангельским благовестием о Его уничижении и страданиях за нас, да соединит свои ходатайственные молитвы с нашими молитвами. А в последний страшный час смертный да пребудет он с нами неотлучно: пусть Св. Церковь, в лице служителя своего, из своих материнских объятий предаст дух наш в руки Господа Иисуса Христа. Сотвори сомолитвенниками твоими и всех близких к тебе, чтобы многие молящиеся души, силой молитв своих, помогли душе твоей вознестись в горнее: идеже бо два или три собраны во имя Мое, ту есмь посреде их, глаголет Господь (Мф. 18:20).

Когда настала торжественная минута отшествия Матери Божией в горнее, небесный свет облистал храмину, Сам Господь, с ликом Ангелов, явился принять непорочную душу Пречистой Матери Своей в Свои Божественные объятия. Казалось бы, что эта честь и прилична одной Матери Божией, а нам недостойным было бы слишком дерзновенно ожидать себе подобной. И между тем, возлюбленные братья, сия высокая честь обещана нам всем – и обещана Самим Господом: имеющий заповеди Мои и соблюдший их, говорит он ученикам своим, той есть любящий Меня, а любящий Меня будет возлюблен Отцом Моим, и Аз возлюблю его и явлюсь ему Сам (Ин.14:21). И так не опасайся, возлюбленный, своего одиночества в час смерти, когда все, по-видимому, оставляет тебя. Ты не один – с тобой Сам Господь. Он – Милосердый – не умедлит посетить тебя, если не в славном образе Царя, то под смиренным покровом таинства плоти и крови Своей. Соединись с Ним благоговейным причащением Его тела и крови, объими и удержи в себе верой и любовью сей несомненный залог пребывания Его с нами: тогда и сам воспримешь дерзновение и воскликнешь с Давидом: Аще и пойду посреди сени смертной, – не убоюсь зла, яко ты, Господи, со мной! (Пс.22:4).

Желаете ль, наконец, братья, иметь высшую помощь и небесное утешение в час смерти? Приблизимся с благоговением к самому ложу отходящей Матери Божией, вслушаемся в последние слова Ее. Когда Св. Апостолы и все Христиане Иерусалимские, прощаясь с Ней, плакали о сиротстве своем, то Пресвятая Дева, как говорит благочестивое предание, даде извествование плачущим, яко не иметь оставить их в сиротстве по своем преставлении, не только тех, но и весь мир имеет посещать, назидать и помоществовать страждущим. И в подтверждение непреложности своего обетования, в третий день после блаженного Успения своего, Она явилась Св. Апостолам с ликом Ангельским, и рекла им: радуйтесь, се Аз с вами есмь! Отселе каждый Христианин, кто бы он ни был и где бы ни находился, всегда имеет необуреваемое пристанище, твердое заступление, скорую помощницу, благонадежную ходатаицу – честнейшую Херувим, и славнейшую, без сравнения, Серафимов, коей материнская молитва много может ко благосердию Владыки. И так не смущайся ничем, земной странник, ты шествуешь к горнему Иерусалиму под материнским покровом Святейшей Святых. Притекай к сильному ходатайству Ее особенно тогда, когда приближаешься к последней черте своего земного странствования, когда готовишься преступить через порог смерти в бесконечное лоно вечности, в жилище вечного покоя и блаженства. Благосердая Матерь скоро внемлет молитвам чад своих; Царица небес и земли все может, чтобы спасти прибегающих к Ней. Одного только не может покрывать и защищать в нас Матерь Божия – закоснения и нераскаянности в грехах, которыми вновь распинаем Сына Ее. Ибо есть мера самому долготерпению Божию, по исполнении которой никакое ходатайство не защитит нас от гнева небесного. Аще станут Моисей и Самуил пред лицем моим, говорит Господь о нераскаянных иудеях, несть душа моя к людям сим: изрини их от лица моего и да изыдут (Иер. 15:1).

Господи Иисусе Христе, Боже наш! Не допусти нас до сего ужасного состояния. Молитвами Пречистой Матери Твоей даруй нам обращение и покаяние в продолжение жизни, – Христианскую кончину животу нашему в час смерти! Да будет и наш гроб – лестницей к небесам! Аминь.

Слово в день священного помазания и венчания на царство благочестивейшего государя императора Николая Павловича

Положих помощь сильного, вознес избранного от людей моих, обрел Давида раба моего, елеем святым моим помазал его. Ничто же успеет враг на него, и сын беззакония не приложит озлобить его (Пс.88:20–22).

Так глаголал Господь в видении сынам Своим о Божественном промышлении Своем в избрании и помазании на Царство первого из Боголюбезнейших Царей возлюбленного народа Божия – мужа по сердцу Божию – Давида.

Что совершилось над Давидом, то же самое совершается и над каждым из Благочестивейших Царей в Церкви Божией; ибо как первый был прообразом, так последние суть образ единого Царя Царствующих, Господа Иисуса Христа, помазанного елеем радости паче причастник своих (Пс. 44:8). Посему-то, при каждом преемстве престола царственного, обновляются паки, в видимых священных учреждениях, невидимые действия Божественного Промышления о Царях Благочестивых.

Настоящий день, благочестивые соотечественники, – день Священного Помазания и Венчания на Царство Благочестивейшего Государя нашего, Императора Николая Павловича, напоминает нам подобное Божественное Промышление и о нашем любезном Отечестве, и о нашем Богоизбранном Царе. Последуем сему напоминанию, перенесемся мыслью за двадцать пять лет назад, станем в среду совершившихся тогда событий и будем созерцать, сквозь зерцало Слова Господня о Давиде, тайну благодатных действий Божиих, совершившихся в настоящий день над Богоизбранным Царем нашим. В подобном созерцании невидимых путей Промысла Божия, утаенных под покровом видимых событий, заключается неиссякаемый источник духовной радости и утешения, поучения и назидания.

Обретох Давида раба моего, говорит Господь о Давиде, – и сам Давид исповедует:

мал был в братии моей, и самый юный в доме отца моего. И кто возвестит Господеви? Сам Господь, Сам услышит. Сам послал Ангела Своего, и взял меня от овец отца моего, и помазал меня елеем помазания Своего (Последн. из псалмов). Правда, что дивный путь Давида – от уединенной жизни частной до престола Царского, и от посоха пастыря овец до скипетра Самодержавия над народом избранным, – в некотором отношении, есть единственный и беспримерный; ибо Сам Господь сказал потом Давиду: от плода чресл твоих посажу на престоле твоем, и сыны твои до века сядут на престоле твоем (Пс. 131:11), – и таким образом установил навсегда закон потомственного престолонаследия; так что и Сам Господь Иисус Христос, благоволивший родиться по плоти от царственного рода Давидова и именоваться на земле Сыном Давидовым, собственным примером Своим освятил и утвердил сей неизменный закон. Но при этом Богоучрежденном порядке престолонаследия не часто ли примечается и особенное действие Божественного Промысла в избрании и возведении на престолы мужей по сердцу Божию, так что, при всей неизменности порядка Богоучрежденного, во всей силе исполняется и оное Божественное слово: владеет Вышний царством человеческим, и комуже восхочет, даст его (Дан. 4:14). В руке Господней власть земли, и потребного во время воздвигнет на ней? – (Сир.10:4). Конечно, не в уединении частной жизни, а в чертогах Царственных и от родителей Порфироносных судил Господь произойти на свет нашему Возлюбленному Монарху: но и Он, тем не менее, исповедует с Давидом: мал был в братии моей. Порядок естественного престолонаследия не касался непосредственно пути Его жизни; казалось, самое рождение судило Ему, не восходить на высоту престола. Но здесь-то, братья мои, и является дивное водительство вседействующего Промысла Божия. За полстолетия назад тому, когда Россия радовалась и торжествовала, видя на престоле своем юного Александра, на челе которого уже сияла печать благословения Всевышнего, кто мог предвидеть тогда, что жизнь Благословенного пресечется почти в преполовение дней, что Он отыдет с царственной стражи своей пред лице Царя Царствующих, не оставив от плода чресл своих преемника прославленного и превознесенного им престола? Одно всеведение Божие предзрело сие издалеча и уготовляло сосуд избранный к славе и счастью возлюбленного народа своего. И вот, когда приближалось время отшествия Благословенного, Премудрость Божия, содержащая сердца Царей в своей власти, изрекла устами Благословенного всеблагий совет свой – воссесть на престол Александра Богоизбранному Николаю. Россия услышала глас сей, приняла от руки Господней Богодарованного Монарха, – и уже четверть столетия наслаждается плодами своего послушания гласу Божию, глаголющему устами Царей. Поистине Сам Господь, Сам услышал всегдашние молитвы Святой Церкви своей, Сам послал Ангела своего и взял возлюбленного Монарха нашего, и помазал елеем помазания Своего, по высшему распоряжению непостижимых судеб Своих. «Господи Боже наш, благодарно исповедуем, яко не по беззакониям нашим сотворил нам, оправдав над нами царствовать избранного Тобой возлюбленного раба Твоего, Благочестивейшего Государя нашего Императора Николая Павловича

Вознесох избранного от людей моих, говорит паки Слово Господне о Давиде. Итак, и избранному и предуготованному в Царя надлежало быть всенародно превознесену и провозглашену Царем Израилевым, дабы все от мала и до велика ведали Богоизбранного Царя своего. Это совершилось, братья, тогда, когда весь сонм сынов Израилевых собрался к Давиду в Хеврон, пред скинию свидения: и пришли все племена Израилевы к Давиду в Хеврон и глаголаша ему: се, кости твои и плоть твоя мы есть: и рече Господь к тебе: ты упасешь люди моя Израиля, и ты будешь вождь людей моих Израиля. И пришли все старейшины Израилевы к Царю в Хеврон; и положил им Царь Давид завет в Хевроне пред Господом (2Цар. 5:1–3). Подобное совершилось в настоящий день и над Богоизбранным Монархом России. Унаследованный Богом на прародительском престоле, Он грядет в первопрестольный град свой, где собрались пред Ним все старейшины народа Русского, и устами их вся Россия рекла Ему: се, плоть твоя и кости твои мы есть; к тебе рече Господь: Ты упасешь люди моя Израиля, и Ты будешь вождь людям моим Израиля; Он является, потом, пред вратами Святилища, где от веков хранилось для Него Его наследственное освящение. Перенесемся, братья, мыслью в след Богоизбранного в сие древнее Святилище земли Русской, где от лет древних призывалось Святое имя Господне, где молились наши предки и в светлые дни радости и в скорбные дни печали; где Дмитрии и Иоанны призывали в помощь Господа сил, исходя на праведную брань с супостатами, где Пожарские и Минины возносили глас хвалы и благодарения Богу Спасителю, по избавлении Отечества от обдержавших его тяжких зол, где некогда вся Россия, в лице лучших сынов своих, со слезами просила себе у Бога Царя, по сердцу Божию, и испросила – Михаила. Се лик Пастырей и Святителей встречает Богоизбранного Монарха пред дверями храма Господня, – и их освященными руками Св. Церковь приемлет Его в свои материнские объятия, дабы представить Его престолу Царя Царей, низвести на Него благословение Божие молитвами и священнодействием, соединить Его с Господом причащением плоти и крови Его. Посреди храма, как бы посреди всего Царства и Церкви Православной Богоизбранный возводится и сажается на престоле высоком и превознесенном. Это знамение того, что невидимым действием всемогущей десницы Божией избранной от человек, – Он изъемлется из среды их, чтоб никакие треволнения обыкновенной жизни человеческой не касались Его, никакие обаяния лести и ухищрения коварства не досягали Его; – Он превозносится над всеми, чтобы все подданные, и великие и малые, и славные и незнатные, и богатые и бедные, равно видели Его и были видимы пред взором Его, чтобы все бесчисленные нужды народа были открыты пред очами Его, чтобы весь вручаемый Ему народ, со всеми совершенствами и недостатками, со всеми добрыми свойствами и слабостями, со всеми избытками и нуждами, был всегда пред очами Его, как общего Отца всех, – Он возводится на высоту, чтоб никакие козни и злоухищрения врагов Отечества не сокрылись от взора Его, чтобы все опасности были предусмотрены издалече и предупреждены благовременно, чтобы в Нем видели все образ того верховного Царя всяческих, о котором говорит Псалмопевец: высок над всеми Господь (Пс. 112:4) и высокая издалеча весть (Пс. 137:6). Наконец, Богоизбранный и Превознесенный, в слух всех, исповедует пред Богом Святую Православную Веру Христову. Это священный Царственный обет в сохранении всех законов Божественных, в исполнении Святой воли Божией, благой, угодной и совершенной, к пользе и счастью, к славе и благоденствию вручаемого Ему народа. Вспомним при сем, братья, что и мы все явились тогда в храме Божием, что Благочестивейший Царь наш и нам всем, подобно как Давид старейшинам Израилевым, положил завет пред Господом, что и мы все изрекли клятвенный обет непоколебимой верности Царю своему, обет безусловного повиновения державной воле Его, обет совершенной преданности Ему, не щадя живота своего до последней капли крови. И сей-то обет наш слышал тогда Всеведущий, пред которым открыты все помышления сердца нашего, принял Всемогущий, который может погубить тело и душу в геенне огненной, утвердил и запечатлел Всеправедный Судья мира, Который воздает каждому не по емуже кто обещает, но по емуже аще сохранит обещанное. Да даст нам Господь Бог свято сохранить и исполнить священный обет наш!

Положил помощь на сильного, говорит еще Слово Божие о Богоизбранном Царе. Ибо, хотя и превознесенный над всеми, но как человек, не изъятый от немощей человеческих, избранный в Царя тем большую имеет нужду в Божественной всемогущей помощи, чем тягчайшее бремя возлагается на рамена Его. Знамением сей-то Божественной помощи, осеняющей Богоизбранного Царя, служит весь священный чин венчания Его на Царство. И во-первых, после молитв и молений всей Церкви, на рамена Богоизбранного возлагается Порфира, как видимое знамение невидимого ограждения Его силою свыше. Сия-то сила Вышнего, осеняющая Богоизбранного, есть щит и ограждение и всего Царства, покров и прибежище Его подданных, защита и утешение скорбящих, радость и покой сынов царствия Его. На главу Богоизбранного, осененную благословением и молитвой Святительской, возлагается венец от камени честна. Это видимый образ того, что Его, как Главу народа, венчает невидимо Сам Царь славы Христос, благословением Своим благостынным, чтобы Царствование Его было славно и могущественно, мирно и благоденственно, Богоблагодатно и спасительно. Наконец в десницу и левую руку Его вручается скипетр и держава, как видимое знамение данного Ему от Бога над народом Божиим Самодержавия, чтобы Он, как Богоизбранный Вождь, руководил народ свой по стезям правды и благочестия, указывал ему прямой и верный путь к истинному счастью, земному и небесному, управлял им к истинной его пользе и ко славе Пресвятого имени Божия. Так десница Всевышнего, через совершившийся ныне чин Священного Венчания на Царство Благочестивейшего Царя нашего, облекла Его силой свыше, честью и славой венчала Его. Но самое его превознесение, братья, есть наш покой и безопасность, а Его труд и подвиг; наше благоденствие, а Его бдение и забота; наша радость и утешение, а Его бремя великое и многотрудное. Чувствует сие паче всех Сам Боговенчанный и Превознесенный, и вот Он слагает венец свой, преклоняет колена, повергается пред Богом и вопиет вслух всех: «Господи Боже мой, Ты избрал Мя еси Царя и Судью пресловутому Всероссийскому Царству. Исповедую неизследимое Твое о Мне промышление и благодаря Величеству Твоему поклоняюсь. Ты же, Владыко и Господи мой, настави мя в деле, на неже послал мя еси, вразуми и управь мя в великом служении сем… Буди сердце мое в руке Твоей, еже вся устроить к пользе вручаемых мне людей и к славе Твоей!» Братья соотечественники! Падем и мы, вместе с Боговенчанным Монархом пред престолом Господним, соединим с Его Царственной молитвой и наше смиренное о Нем моление: Господи, силой Твоей да возвеселится Царь и о спасении Твоем да возрадуется зело; желание сердца Его даруй Ему, и хотения устну Его не лиши Его; предвари Его благословением благостным, яко дал ему благословение во веки веков, возвесели Его радостью с лицом Твоим. Яко Царь уповает на Господа, и милостью Вышнего не подвинется! (Пс. 20:1–4, 7, 8)

И не оставляет Господь избранных Своих, но Духом Своим Владычным утверждает их. Елеем Святым моим помазал Его, говорит Слово Божие о древнем Царе Израилевом, – и почивал Дух Господень на Давиде с того дня и после (1Цар. 16:13). Священным помазанием от Святого, как печатью дара Духа Божия, запечатлено, наконец, все Священнодействие Венчания на Царство и Благочестивейшего Монарха нашего. Сие-то священное Помазание низводит на Помазанников Господних Духа премудрости и разума, да судят людей Божиих в правде и нищих Его в правоте; Духа совета и крепости, да управит все хотения сердца их во благое, да дарует воле их крепость, и слову их силу, – да будут все намерения их благодетельны, желания благоплодны, действия благословенны; – Духа благочестия и страха Божия, да ведают, что благоугодно пред Богом, да хранит и вверенные им народы в благочестии и страхе Божием, дабы посреди Царства земного расширялось и укреплялось благодатное Царство Христово. Так от этого благословенного дня, от дня Священнейшего Помазания, над Благочестивейшим Царем нашим почиет сей Дух Божий, Дух премудрости и разума, Дух совета и крепости, Дух благочестия и страха Божия. И здесь-то, братья мои, в сем пребывании Духа Божия на Помазаннике Господнем, непреложный, Божественный залог нашего истинного счастья, неиссякаемый источник славы и благоденствия православного Отечества нашего, незыблемое основание всех надежд наших в будущем.

И никогда, братья мои, так не очевидно сие драгоценное преимущество, как во времена, подобные настоящему времени тяжких искушений, постигших всю вселенную. Когда другие народы в опасном колебании и справедливом страхе, – мы в покое и тишине. – Там слышались брани и междоусобия, – у нас благоденствие и мир. Там честный гражданин не мог сомкнуть вежд своих от снедающей сердце мысли о том, что породит находящий день, – мы, подобно Израилю во дни Соломона, покоимся мирно каждый под смоковницей своей и каждый под виноградом своим (3Цар.4:25). От чего? От того, что над нами бодрствует недремлющее око Помазанника Господня. Благочестивейший Монарх наш, яко Царь Богопросвещаемый, предвидел изначала, что бурный поток мыслей, всколебавший всю Европу под прикрытием мнимого стремления к общественному благу, исторгается из нечистого жерла страстей человеческих, что он неминуемо увлечет ослепленные народы в бездну; что мнимое благо, которого ищут, есть пустой призрак, порожденный нечистым воображением людей, которых Бог предал в неискусен ум творити неподобное (Рим. 1:28). Как Отец чадолюбивый, Он оградил нас наперед от пагубного увлечения и неминуемого затем бедствия. Яко Царь Благочестивейший, Он прежде всего, возложив упование свое на Бога, указал и нам путь к истинному счастью в Православной вере нашей, завещанной нам от предков, в твердом уповании на благость Божию, в прилежной молитве о благословении Божием, в непреложном исполнении обязанностей наших. Яко Царь мудрый и прозорливый, Он, испросив помощь Божию, предуготовил благовременно и все средства, чтобы возраставшие не далеко от наших пределов бедствия не имели для нас вредных последствий. Яко Царь крепкий упованием на Бога, Он не отрекся, наконец, по призыву Августейшего Союзника своего, прямо действовать к искоренению зла, угрожавшего потрясти спокойствие и наших пределов, и попрать чад ехидниных в их собственном гнезде. С нами Бог; Россия исполнит свое святое призвание, сказал Он, посылая Христолюбивое свое воинство для погашения возгоревшегося в грозных размерах мятежа. И сбылось Его Царственное слово. Ряд побед увенчал новыми лаврами Христолюбивых вождей и воинов; мятежные толпы, грозные многочисленностью, отчаянным упорством и непримиримой ненавистью к защитникам правды и порядка законного, рассеялись, можно сказать, при одном приближении войск наших. Так непреложно исполняется Божественное слово о Помазаннике Божием: Положил помощь на сильного, вознес избранного от людей моих; елеем Святым моим помазал Его. Ничтоже успеет враг на него, и сын беззакония не приложит озлобить Его; ибо рука моя заступит Его и мышца моя укрепит Его.

Молю убо, увещевает Апостол, прежде всех творить молитвы, моления, прошения и благодарения за Царя и за всех иже во власти суть, да тихое и безмолвное житие поживем во всяком благочестии и чистоте. Сие бо добро и приятно пред Спасителем нашим Богом. (1Тим. 2:1–3) Аминь.

Беседа в Неделю 21-ю по Пятидесятнице

Изыде сеятель сеять семя свое: и когда сеял, одно пало при пути, и попрано было и птицы небесные поклевали его. А другое пало на камень, и выросло усше, так как не имело влаги. И другое пало посреди терния, и выросло терние и подавило его. Другое же пало на землю благую, и выросло сотворив плод сторицей. Лк.8:3–8.

Такой притчей Господь наш Иисус Христос преподал нам учение о своем Божественном слове и о различных действиях его в сердцах людей. Нет нужды нам усиливаться изъяснить сию притчу: ее изъяснил Сам Господь, когда святые ученики Его, или не поняв смысла притчи, или опасаясь не понять ее как должно, вопросили Его глаголющее: что есть притча сия? Послушаем сие Божественное изъяснение Божественного учения, чтоб научиться и слушать и принимать слово Божие как должно.

Что есть слово Божие? Семя есть слово Божие, – говорит Господь, – то духовное, Божественное семя, от которого зачинается и возрастает новый, духовный человек, порожденный не от семени тленна, но нетленно, словом живого Бога и пребывающий во веки (1Пет.1:23). Ибо как в мире вещественном, все – от иссопа до кедра Ливанского и от насекомого до человека рождается и происходит от семени: так и в мире духовном, новая тварь во Христе, или новый благодатный человек, созданный по Богу в правде и преподобии истины (Еф. 4:24), возрождается в новую жизнь благовествованием слова Господня, слова веры и спасения, слова жизни и бессмертия. Обнаженна и безобразна сама по себе земля: но бросьте в нее семена, – она покроется злаками, испестрится цветами, позолотеет колосьями, оденется и украсится так, как не облекался и Соломон во всей славе своей. Мертва и безобразна, сама по себе, и греховная природа падшего человека, – только терния нечистых помыслов и чувств, волчцы беззаконий и неправд возвращает она: но когда сеется на ней семя слова Божия, когда оросится она благодатью Господней, когда согреется дыханием пресвятого Духа Божия, тогда возникнет в ней новая жизнь: – она облекается, как приятной зеленью, одеждой святых помыслов, благоговейных чувствований, человеколюбивых намерений и желаний, она благоухает цветами добродетелей Христианских, на ней зреют духовные плоды – любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание (Гал. 5:22); тогда блаженный человек Божий красуется, как дерево, насажденное при исходящих водах, еже плод свой даст в свое время, и лист его не отпадет (Пс. 1:3). В мире вещественном всякая жизнь и всякое семя первоначально от Бога. Господь рек: да произрастит земля былье травное, сеющее семя по роду и по подобию (Быт.1:11); и с тех пор земля не перестает осеменяться и произращать бесчисленное множество разнообразных растений во всех странах света; и сколько бы ни возрождалось семя, оно не перестает быть животворным и способным к возрождению. Так и духовное семя, слово Божие, принес в мир Сам Единородный Сын Божий, Господь наш Иисус Христос, и посеяв оное в сердцах Богоизбранных учеников своих, заповедал им: шедше в мир весь, проповедуйте Евангелие всей твари, (Мк. 16:15). Шедше, научите все языки… учаще их блюсти все, что заповедал вам (Мф. 28:19,20). С тех пор это Божественное семя жизни вечной не перестает и не перестанет никогда посеваться в сердцах всех людей, во всех странах мира, не перестает и не перестанет никогда возрастать и приносить плод в душах человеческих; ибо Слово Божие всегда живо и действенно, всегда полезно ко учению, ко обличению, ко исправлению, к наказанию еже в правде, да совершен будет Божий человек, на всякое дело благое уготован (2Тим.3:16–17). И как ни удалены мы от времени явления во плоти Сына Божия на земле, но то же самое Слово Божие, проповеданное в Иудее Его пречистыми устами, проповедуется и нам, то в Богодухновенных глаголах Св. Евангелистов и Апостолов, то в Богомудрых вещаниях Богоносных Иерархов и Святителей, то в словах Пастырей и Учителей церковных. И как ни обильны плоды, взращенные Словом Божиим в жизнь вечную, но оно не перестает и ныне и не перестанет никогда взращивать новые леторосли в вертограде Господнем, производить новые плоды на ниве Божией до того великого дня, когда наступит всеобщая жатва, до дня славного пришествия Господня.

Скажете: видим сияние, но где плод? Видим, как обильно всюду сеется Слово Божие: но почему оно ныне не так действенно в сердцах человеческих, как было действенно в сердцах тех людей, которых оно соделывало земными Ангелами и небесными человеками? По тому же самому, почему и обыкновенное семя часто не вырастает и не приносит плода: это происходит от свойства земли, на которую падает семя. Вот как изъясняет сие Сам Господь!

Когда сеял, одно упало при пути, и попрано было, и птицы небесные поклевали его. А иже при пути суть слышащие, потом же приходит дьявол и вземлет Слово от сердца их, да не уверовав не спасутся. И так первое препятствие плодотворности Слова Божия есть невнимательность, легкомыслие и беспечность слушающих. Есть люди, которых называют, обыкновенно, легкомысленными и рассеянными, у которых душа и сердце, как большая дорога, открыты для всех мимоходящих помыслов и впечатлений, для всякого пустословия и соблазнов, которые и сами, как при дороге, всегда вне себя, всегда жаждут новых слухов и впечатлений, непрестанно ищут новых и разнообразных вестей и ощущений, с усилием домогаются новых забав и развлечений. Естественно, что сердце сих людей, хотя иногда мягкое и доброе внутри, но совне углаживается до того, что всякое доброе впечатление только скользит по его поверхности, не проникая внутрь, что всякая добрая мысль, всякое благое чувство попираются и уносятся непрестанным приливом новых впечатлений и ощущений. Приходят такие люди и в храм Божий, – но оттуда спешат в место забав и удовольствий; – присутствуют и при Богослужении, а потом являются на зрелище; слушают и слово Божие, а потом слышат тысячи слов пустых и бесполезных, часто гнилых и непотребных. Дивно ли, что в сердце рассеянном, не может задержаться и укорениться семя Слова Божия, что оно попирается мимоходящими, как на дороге. Правда, что живое и действенное Слово Божие могло б еще найти место и пустить корень и у этих людей, особенно когда громы бедствий сотрясают их сердце, или когда увлажают его слезы печали: но здесь другое важнейшее зло; в их душу, не огражденную страхом Божиим, нестригомую вниманием к себе и молитвой, приходит дьявол, как говорит Господь, и вземлет слово, а в ней оставляет свою нечистоту и скверну. На прим., люди слышат Слово Божие: ищите прежде царства Божия и правды его (Мф. 6:33); а дух лести внушает им: на свете не так водится; нужнее всего есть и пить; надобно приобресть нужное для жизни, а потом – и Царствие Божие. Слышат в слове Божием: праведен Господь и правды возлюбил (Пс. 10:7), не преселится к Нему лукавый (Пс. 5:5), да оставит нечестивый пути свои и да обратится ко Господу и помилован будет (Ис.55:7). – А дьявол внушает им: Бог, по милосердию своему, не накажет строго за слабости человеческие; если нужно покаяться, покаешься и исправишься. И легкомысленные люди слушают советов лукавых, и не верят Слову Божию, и живут по правилам, внушенным от дьявола! Так приходит в душу их дьявол, и вземлет слово, да не веровавши не спасутся.

Есть и другое препятствие плодоношению Слова Божия. А другое, говорит Господь, павшее на камень, проросши засохло, так как не имело влаги. А иже на камне, те когда услышат, с радостью приемлют слово: и сии корня не имеют, когда по временам веруют, и во время напасти отпадают. Это те люди, у которых не согрето сердце истинной любовью к Богу, оковано внутри самолюбием или корыстолюбием, как вечным холодом, хотя внешне могут казаться иногда мягкими и чувствительными. Они любят говорить о добродетели, ибо не могут не сознавать втайне ее небесного благородия, ее Божественного превосходства, – бывают даже чувствительны ко всему доброму, когда это льстит их самолюбию, когда надеются явиться добрыми, не бывши такими на деле, – с радостью приемлют и Слово Божие, пока оно не требует от них жертвы. Но у них нет корня всего доброго – полного самоотвержения, истинной любви к Богу и искреннего желания своего спасения. От того и сердце их чувствительно только вовне, но холодно и жестко внутри, подобно камню, покрытому тонким слоем земли; от того и слово Божие не может углубиться в их сердце, возрасти и принести совершенный плод; от того всякое доброе чувство, возбужденное слышанием Слова Божия, увядает тотчас, как скоро потребуется принести самолюбие или корысть в жертву истине и правде, добродетели и благочестию.

Более общее, наконец, препятствие к плодоношению Слова Божия есть терние суеты и страстей. А другое упало среди терния, и возросло терние и подавило его. А еже в терние падшее, сии суть слышавшие, и от печали и богатства, и сластьми житейскими ходящие подавляются и не совершают плода. Не обыкновенные нужды житейские называет печалями и осуждает здесь Спаситель; и не богатство, как дар Божий, поставляется причиной бесплодности Слова Божия. То и другое, как являют примеры многих Святых мужей, не препятствует ни слушанию, ни хранению и исполнению слова Господня: но то и другое делает пагубным для нас суетная привязанность к земному и временному, которая, наполняя и объемля сердце наше, подавляет в нем действие Слова Божия, и которая столько же имеет власть над сердцем бедного, как и богатого. Ибо беден ли кто? Пристрастие к земному является в нем непрестанною заботой о приобретении богатства и завистью к богатым. Богат ли? Оно является не меньшей заботой о сохранении и умножении богатства, непрестанной боязнью лишиться своих сокровищ. В том и другом случае – это густые тернии, которые подавляют сердце, заглушают в нем всякое доброе чувство, не оставляя ни времени, ни возможности к удовлетворению алчущего и жаждущего духа Словом Божиим. Еще опаснейшие терния духа – страстные влечения плоти, удовлетворение которым Спаситель называет сластями житейскими. Корень их находится в самой глубине греховного сердца человеческого; – это тот ин закон во удах наших, противовоюющий закону ума нашего и пленяющий нас законом греховным, о котором говорит негде Св. Павел (Рим.7:25). Отрасли сего злого корня суть те дела плотские, о которых говорит в другом месте тот же Апостол, творящие кои царствия Божия не наследуют (Гал.5:20,21). Эти-то злые отрасли, как терния и волчцы, беспрестанно растут и возрождаются, даже тогда, когда пекутся об искоренении их, тем паче заглушают совершенно сердце, когда не думают вовсе об исторжении их. Как же Слову Божию возрастать и плод приносить в сердце, исполненном сих терний?

И так, само собой очевидно, что для беспрепятственного плодоношения слова Божия в сердце нашем потребно не только благоговейное принятие Слова Божия, но и удобрение и очищение собственного сердца, чтобы оно было способно произращать плоды святости и правды. Другое же пало на землю благую и проросло сотворив плод сторицей. А которые на доброй земле, сии суть, которые добрым сердцем и благим слышавшие, слово держат и плод творят в терпении. Не думайте, чтобы и у сих людей дьявол не старался похитить посеянное в сердцах их слово: но они слово держат, как говорит Спаситель, – с усилием сохраняют в душе своей слышанное слово Евангелия, стараются углубить его в сердце своем благоговейным размышлением, отовсюду ограждают себя страхом Божиим, вниманием к себе и молитвой, и таким образом не позволяют дьяволу входить в душу их и похищать оттуда сокровище слова Божия. Нельзя думать также, чтобы враг спасения не старался охлаждать сердца их самолюбием, или заглушить его тернием суеты и плотских страстей: но они сокрушают окаменение сердечное страхом смерти и суда Божия, страхом геенны и огня неугасимого, – увлажняют его слезами умиления и сокрушения сердечного; они попаляют в себе нечистое терние суеты и страстных желаний огнем любви Божественной и пламенным желанием жизни вечной, или же исторгают его из сердца своего искренним покаянием; вообще творят плод свой в терпении, как говорит Господь.

Таково Божественное учение о Слове Божием! Оно есть духовное семя, без которого не может ни зачаться, ни возрастать святая, благоговейная и Богоугодная жизнь Христианская. Сие Божественное семя вечной жизни сеется для всех неоскудной рукой Небесного Сеятеля через посредство земных строителей Его тайн, так что не слушающие, или не желающие слышать Слово Божие безответны. При всей животворности своей, оно может остаться бесплодным в сердцах наших, или теряемое легкомыслием и рассеянностью, или иссушаемое самолюбием, или подавляемое суетными заботами и страстями плотскими. Чтобы оно сделалось благотворным в нас, надобно не только с усердием принимать и сохранять его в душе своей, но и умягчать свое сердце страхом Божиим и слезами умиления, очищать его покаянием и ограждать свою душу усердной молитвой.

Нет нужды напоминать, как необходимо для нас всегда помнить прочтенную ныне притчу о семени Слова Божия, когда Сам Господь, окончив ее, возгласил: Имеющий уши слышать, да слышит! Аминь.

Беседа в Неделю 22-ю по Пятидесятнице

Умер и богатый и похоронили его. Лк. 16:22.

Таков общий для всех конец настоящей жизни. Умирает человек знаменитый и сильный, который в жизни, не видел предела своей власти, не предчувствовал конца своей славы, – и все оканчивается тем, что погребают его. Еще несколько времени продлится воспоминание о нем, как слышится это после сильного звука, но и оно умолкнет навсегда. Умирает человек простой и неизвестный, погребают и его; мир не имеет даже труда забывать о нем, как не имел побуждения знать его. Умирает богатый, которого при жизни не вмещали обширные дома, – и все великолепие вмещается в тесном и малом гробе; всепожирающее время изъедает даже мрамор, на котором хотели увековечить его имя. Умирает бедный, который не имел где голову приклонить, но земля равно отверзает материнское лоно свое для принятия и успокоения и его страдальческого тела. Что ж это за чудная страна, куда идут все и откуда не возвращается никто? Что за мир, и похож ли он сколько-нибудь на наш подлунный мир? Что с теми, которые переселились уже в сей неизвестный мир? Что ожидает там и нас, которым предлежит туда неизбежный путь? Вопросы важные для всех, но и неразгаданные для всех; близкие к каждому, и недоступные ни для кого. Это тайна жизни и смерти человеческой которую ведает вполне один Судья живых и мертвых. И вот Он Сам, в наставление наше, открывает сию тайну в притче, которую мы слышали в нынешнем Евангельском Чтении. Повторим ее со вниманием, приличным столь важному предмету.

Рече Господь притчу сию. Для лучшего разумения поучение представляется в лицах и действиях. Так большей частью предлагал Господь поучения Свои о предметах высоких и непостижимых для ума человеческого. И мы сами не желали бы, конечно, ничего более, как или видеть самим состояние умерших, или слышать о нем от тех, которые испытали его над собой. Для сего Господь представляет нам различную участь по смерти двух человек различного состояния в жизни.

Человек некий был богат, и облачался в порфиру и виссон, веселился во все дни светло. Нищ же был некто именем Лазарь, который лежал пред вратами его гноен (Лк. 16:19–20). Известно само собой, что жизнь будущая необходимо связана с настоящей, как продолжение и плод ее; что участь первой зависит от употребления последней; что здесь место подвига, там успокоения; здесь сеяние, там жатва. Потому Господь, прежде изображения будущего состояния двух представленных Им человек, изображает состояние их в жизни настоящей; прежде нежели сказал, как они живут там, говорит, как они жили здесь. С другой стороны, не менее известно и то, что жизнь порочная привлекает гнев Божий; жизнь добродетельная – милость Божию; что праведное воздаяние нечестию, порокам и злодейству – казнь вечная, воздаяние добродетели, благочестивым подвигам и трудам – жизнь вечная. Эту истину внушает нам собственный разум и опыт; о ней говорит повсюду Слово Божие; о ней вопиет непрестанно наша совесть. Потому Господь представляет в примере не какого-либо злодея и явного презрителя законов, от которого невольно отвращается наше сердце и которых число, к счастью человечества, не всегда велико, и не великого какого-либо подвижника, жертвующего всем, даже собственной жизнью, для славы Божией, для блага ближних, для спасения души своей, пред добродетелями которого нельзя не благоговеть, и каковые также редки между людьми, как редки на сжатой ниве колосья, ускользнувшие из под серпа жателей. Об участи таковых людей и не может быть сомнения. Нет, Он представляет нам двух человек таких, которым подобна большая часть людей, и об участи которых судят, большей частью, погрешительно; именно – человека богатого, которого вся вина состояла, по-видимому, в том, что он был богат; – и нищего, которого вся заслуга, по-видимому, в том, что он был нищ.

Человек некий был богат. Не видно, чтобы богатство его приобретено было какими-либо средствами недостойными или преступными, – было облито кровью или слезами ближних, или добыто обманом, хищением и коварством, или собрано тяжким и безотрадным трудом, усильным и изнурительным пóтом подручных ему: такое богатство ясно вопияло бы на Небо, и Промысел Божий редко допускает наслаждаться им спокойно. Но, с другой стороны, не видно и того, чтобы оно было приобретено его собственными полезными и благословенными трудами, было справедливым воздаянием каких-либо заслуг его обществу. Нет, он был богат. Сам Промысел Божий вверил ему достояние вместе с рождением на свет, и вся заслуга его должна состоять только в употреблении богатства, как незаслуженного дара Божия. Что ж делает богач со своим богатством?

Облачается в порфиру и виссон, веселится во все дни светло. По-видимому, здесь нет еще преступления. Богач одевается в порфиру и виссон, но он не преступает пределов благоприличия, не истощает на украшение себя последнего достояния, не переменяет с каждым днем покроя своей одежды, не прикрывает красотой платья каких-либо явных пороков и постыдных страстей. Он веселится по всем дням светло, но не видно, чтобы это веселие сопровождалось явным бесчинием, чтобы трапеза его приправлялась соблазнительными разговорами, язвительными насмешками, кощунством и шутовством, чтобы забавы его сопровождались безумными порывами страстей, чтобы он, подобно Ироду, готов был отдать и до полдостояния своего бесстыдной танцовщице. Словом: он пользовался богатством своим так, как пользуется им всякий, кому достается оно без труда, жил так, как и должен жить, по мнению света, и в чем, по суду человеческому, он не виновен нисколько. Но не таков, братья мои, Суд Божий; не так судит о делах человеческих всесудящее Слово Господне. Богач мыслит только о том, как лучше украсить и успокоить тело, но ни слова о душе, для которой еще нужнее, нежели для тела одеяние благих дел и бессмертная пища и питье Слова Божия. Он думает только о себе, но ни мысли о Боге, от руки Которого приял все блага, и Которому надлежало бы прежде всего воздать дань благодарения и усердной молитвой и усердным приношением во славу Божию; ни слова о ближних, с которыми надлежало бы разделить дары благости Божией. Он облекся в порфиру и виссон, не помышляя о том, что есть тысячи, не имеющих чем прикрыть наготы своей, чем защитить себя от холода; веселится светло, не думая о том, что у других во всю жизнь не обсыхают слезы, для которых и крупицы, падающие со стола его, были бы утешением; веселится на все дни, как будто жизнь дана для веселия только, а не для деятельности и трудов. Долготерпеливый Господь Бог Сам приблизил к нему предмет сострадания: пред воротами дома его лежал Лазарь. Но, за повседневными забавами, ему некогда было обратить внимание на несчастного; круговращающееся в вихре веселья сердце осталось нечувствительным и при этом зрелище; и сей, так сказать, вызов к добродетели остался без плода. Нет, не одна мнимая честность, а истинная добродетель драгоценна в очах Божиих; не одно воздержание от злых дел, а творение дел добрых ценится на суде Божием: творцы закона, сии оправдаются (Рим. 2:13). Жизнь вечная есть награда, которую должно заслуживать трудами, а за жизнь беспечную, праздную и сластолюбивую, за расточение и погубление даров Божиих можно ли ожидать чего, кроме ада? Горе вам насыщенные ныне, яко восплачете; горе вам смеющиеся ныне, яко возрыдаете и восплачете (Лк. 6:25). Так говорит нам Сам Судья мира!

Нищ же был некто именем Лазарь, который лежал пред воротами его гноен. Это другое лицо, судьба которого во всем противоположна судьбе первого и в жизни и по смерти.

Нищ же был некто. По-видимому, здесь нет еще заслуги. Не видно, чтобы Лазарь терпел нищету произвольно, ради Царствия Божия, чтобы имел когда-либо стяжания, которые презрел для стяжания благ вечных, которыми свободно предоставил пользоваться другим, ожидая воздаяния от Бога. Но, с другой стороны, не видно и того, чтобы нищета его была следствием его нерадения или пороков. Нет, он был нищ. Сам Промысел Божий судил ему родиться и умереть нищим, терпеть убожество и болезнь: это крест, возложенный ему рукой Отца небесного, который, сам по себе, не есть еще заслуга, но благодушное несение его может быть вменено в высокую заслугу. Что ж делает нищий со своей нищетой.

Лежал пред воротами богатого гноен. На лице страдальца не видно скорбного уныния о своей участи, во взорах его не блестит алчной зависти к участи других – счатсливейших; из уст его не слышно ни малейшего вопля недовольства и ропота, ни малейшей жалобы на жестокость людей; он чувствует тяготеющую над собой руку Божию, – и смиряется под крепкую руку Божию; в судьбе своей он видит волю Божию, благую, угодную и совершенную, – и благодушно несет тяжкий крест, возложенный на него Промыслом Божиим; он почитает себя отребьем мира, не достойным лучшей участи, и терпит страдания безропотно; он видит пред собой вечность, – и временное счастье людей не прельщает его взора. Как бы для испытания твердости его духа, он лежит пред воротами богатого: пред ним великолепный дом, а он едва находит место при воротах; он видит блестящие одежды богатого, а на себе рубища, струпы и гной; слышит глас веселия и ликования пресытившихся, а сам томится голодом и жаждой, но ничто видимое и слышимое не смущает его твердости: лежаше, как лежал, пред воротами богатого гноен.

Но вот и эта твердая душа, по-видимому, колеблется, и в этом, как будто бесстрастном, сердце пробуждается желание: и желал насытиться от крупиц, падающих от трапезы богатого. Без сего желания мы не знали бы, братья мои, что страдалец подобострастный нам человек, имеет то же тело, способное чувствовать всю жестокость страдания, такую же, как мы, душу и сердце, способные смущаться и скорбеть даже до смерти. Но как чисто, как свято его желание! Он желает не по прихоти и не для удовольствия, но по неотразимой нужде природы, для удовлетворения естественной потребности, – желал не пресытиться, но насытиться, утолить только голод; желает не роскошных и разнообразных яств богатого, но крупиц, падающих от трапезы его, которыми питались его псы. Но он не обижается, не ропщет и не жалуется, когда во всем доме богача, от домовладыки до последнего слуги, не нашлось человека, который принял бы на себя труд подать ему кусок хлеба; он довольствуется и тем, что хотя бродящие псы сочувствуют, по-видимому, его скорби, изъявляют ему, как могут свое сострадание, стараются, по своему, облегчить болезни яз его: но и псы приходяще облизали гной его. Тяжело, братья мои, страдать и тогда, когда сами бываем причиной своих страданий; трудно утешиться и тогда, когда много есть утешающих: но страдать безвинно, терпеть без малейшего участия других, – какой подвиг может быть выше сего? Каких венцов не заслуживает такое терпение? Но вот и конец страданиям нищего и веселью богатого!

Было же умер нищий, и отнесен был Ангелами на лоно Авраамово. Нищий умерает прежде богатого; последний остается еще веселиться до старости, пока не наскучит и самое веселье. Так милосердый Господь не попускает страдальцам искуситься более, нежели могут понести, но попускает счастливцам упиваться чашей радостей земных до последней ее капли. Он ускоряет изъять угодных Себе от временных бедствий и переселить в обители вечной радости; но медлит поражать заблудшего, долготерпением ожидая покаяния. Не сказано в Евангелии, что последовало со страдальческим телом нищего; – оно лежало, вероятно, пред теми же воротами для окончательного испытания, осталась ли в сердце богатого хотя искра сострадания, или нечувственное, оно совсем заглохло и иссохло и уже готово для сожжения в пламени геенском: но очищенная огнем страданий душа Лазаря принята чистыми руками Св. Ангелов, и перенесена на лоно Авраамово, в жилище вечной радости и блаженства: было же умер нищий, и отнесен был Ангелами на лоно Авраамово.

Но вот истощается, наконец, и время долготерпения Божия к богатому: умер и богатый. Ни богатство, ни знатность не защищают от смерти; никакие избраннейшие яства не продлят жизни далее положенного ей предела; никакие лики и тимпаны не отвлекут удара смерти от преднамеченной ею жертвы. Умер и богатый и похоронили его. Блеск и пышность сопроводили его и в могилу. И еще раз, хотя в последствии, тело его облеклось в любимую порфиру и виссон; и еще раздались, хотя и невеселым гласом, любимые свирели и тимпаны; – и все наконец смолкло: умер и погребли его!

Но какая ужасная перемена! И во аде возвел очи свои, сый в муках, узрел Авраама издалеча и Лазаря на лоне его. Еще не успели окончить пышного погребения бренных остатков богача, уже душа его – в другом мире; вместо пышных палат является – во ад, вместо веселья и радости встречает – жестокие муки. В первый раз несчастный обращается к небу; – и какое же зрелище представляется изумленным очам его! Он видит Авраама в стране блаженства и радости: – и он сам был потомком сего праотца, и ему, как сыну Авраамову, принадлежали все обетования Божии; с самого младенчества он воспитан был в вере Авраамовой, слышал Моисея и пророков, которые внушали ему о блаженстве праведников, ходящих в заповедях и оправданиях Господних беспорочно, о страшной гибели нечестивых, превозносящихся и высящихся яко кедры ливанские: но он не верил обетованиям Божиим, почитал все угрозы пророческие за младенческие страхи, он продал все духовные преимущества свои за беспечную, праздную и сластолюбивую жизнь, и вместо блаженства, обетованного чадам Авраамовым, встретил – ад. Он видит Лазаря – бедного Лазаря, которого прежде не удостаивал и взора своего – на лоне Авраамовом, а себя – в пламени геенском. О, с какой радостью он возвратился бы теперь на землю не для веселия и ликования, но чтоб понести страдания, претерпенные Лазарем! С какой радостью он готов бы был попрать, расточить, истребить погубившее его богатство, – томиться алчбой и жаждой, покрываться струпами и язвами, быть повергнутым, как нечистому сору на стогнах и распутьях! Но – время испытания прошло, дверь покаяния заключилась: между им и Лазарем пропасть велика утвердися. Отче Аврааме, возопил несчастный, помилуй меня, и пошли Лазаря, да омочит конец перста своего в воде и остудит язык мой, так стражду во пламени сем. Какая перемена в желаниях! Прежде не имел довольно алчбы и жажды, чтобы потребить обилие пищи и питья: теперь жаждет одной капли воды, чтобы остудить язык. Прежде не удостаивал и взором нищего Лазаря; теперь просит его о помощи. Но все мольбы, воссылаемые из ада, остаются не услышанными; на все вопли и стенания осужденных не будет привета во всю вечность. Почему так? Послушайте, что говорит Авраам.

Рече же Авраам: чадо, помяни, яко восприял еси благая твоя в животе твоем. Несчастный хотел бы, может быть, истребить всякое воспоминание о прежней жизни; но ему говорят: помяни. Помяни, яко восприял еси благая твоя в животе твоем. Ты искал знаменитости и славы между человеками, и это было по желанию твоему: твое имя величалось на земле, – восприял еси благая твоя в животе твоем. Ты желал насыщения плоти, – и насыщался; искал удовольствий, – и находил их; любил веселье, – и обретал его; восприял еси благая твоя в животе твоем! Ты не помышлял о вечной жизни, и не искал ее; она и не дана тебе. Ты не боялся ада, не страшился геенны, почитал угрозы Слова Божия одним пустым страхом; надлежало же доказать тебе на опыте, что правда Божия непреложна, что Правосудие Его нелицеприятно, что гнев Божий – вечен, как вечен Сам Бог! Восприял еси благая твоя в животе твоем, ныне же здесь страждешь. Но Лазарь не любил мира, и мир отвергал его; не искал удовольствий и радостей света, и не видел их во всю жизнь: он боялся Бога, и Бог помиловал его ото всякого зла; он возлюбил всем сердцем жизнь вечную, это самое и дано ему. А Лазарь восприял злое в животе своем; ныне же здесь утешается.

Таково, братья мои, состояние жизни настоящей и будущей; такова тайна жизни и смерти! Блажен, кто, среди изобилия в мире, испытает алчбу и жажду воздержания, среди богатств – нужды умеренности, среди почестей – уничижение смирения; среди здоровья – скорбь сострадания к несчастным; блажен, у кого мирские радости не заглушают памяти о смерти и о том, чтó за смертью! Он счастлив и здесь, будет счастлив и там! Но сугубо несчастен тот, кто, среди несчастья, не умеет укрепить себя Христианским терпением, кто от горестей настоящих теряет память о радостях будущих. Аминь.

Беседа в Неделю 25-ю по Пятидесятнице

Что сотворив, живот вечный наследую? – спрашивал некий законник Господа Иисуса Христа (Лк.10:25), как благовествует нам прочтенное ныне Евангелие. Вопрос, как видите, братья, самый важный и необходимый. Нет для нас ничего драгоценнее жизни вечной, и нет ничего ужаснее вечной смерти; потому всего важнее и необхомимее – узнать верное средство к достижению первой и к избежанию последней. В законе что писано? Как читаешь? – спрашивает, со своей стороны, Господь пытливого законника. То есть, как бы так говорит: разве Бог оставил вас в неведении о вечной жизни и о средствах к достижению ее? Не послал ли Он вам Свое Божественное Откровение, которое, подобно светильнику, озаряет сидящих во тьме и сени смертной, открывает пред очами их светоносное Царство Божие – Царство мира и радости о Духе Святом на земле, Царство славы и блаженства на небе, где избранные наслаждаются вечной жизнью, где праведники сияют как солнце в Царстии Отца их? Не даровал ли Он вам святой закон Свой, который указывает прямой и Царский путь, ведущий в это блаженное Царство? В законе чтó писано? Как читаешь? Он же отвечал, говоря: возлюби Господа Бога твоего от всего сердца твоего, и от всей души твоей, и всей крепостью твоей, и всем помышлением твоим; и ближнего твоего, как самого себя. – Право отвечал, – сказал на это Господь, это твори и жив будешь. И так, вот чем достигается вечная жизнь; вот о чем говорят закон и Пророки, Евангелие и Апостолы; вот первая и бóльшая всех заповедей, которую сотворив, жив будешь! Как ни ясна эта заповедь, и как ни близка она к сердцу каждого, но, видно, люди не довольно внимательны к ней, или крайне забывчивы, что Господь Иисус Христос находит нужным повторять ее многократно, завещать ее, как последнюю волю Свою Св. Апостолам и исполнение ее поставит главным признаком истинных учеников Своих; и Святые Апостолы ничто так часто, так убедительно и с такой силой не внушали верующим во Христа, как исполнение заповеди о любви, в которой, по слову Господню, весь закон и Пророки висят (Мф.22:40). Посему не удивительно, братья, что эту, давно и всем известную, заповедь, последуя Евангелию Христову, мы почли обязанностью повторить вслух вам с сего священного места.

Возлюби Господа Бога твоего, – сия есть первая и бóльшая заповедь. Поистине первая и бóльшая всех; ибо Сам Господь Бог, без сравнения, более и выше, досточтимее и достолюбезнее всех и всего. Он есть Творец и Создатель наш; от Него получили мы самое бытие и жизнь нашу. Он сотворил это тело, которое как замечает Апостол, никтоже когда возненавидел, но питает и греет его (Еф. 5:29); Он вдохнул в нас эту бессмертную душу, которая животворит бренный состав наш, которая, по тому самому, драгоценнее и любезнее нам всего; Он даровал нам разум, который отличает и возвышает нас над всеми, окружающими нас, тварями, – волю, которая делает нас самовластными в своих поступках, – сердце, способное наслаждаться дарами благости Его. По этому – не любить Бога Творца своего не значит ли восстать против самого бытия своего, возненавидеть самого себя, возлюбить ничтожество и небытие? Господь Бог есть Промыслитель и Хранитель наш: Он повелевает сиять над нами солнцу своему, которое освещает и согревает, увеселяет и оживляет нас; Он благотворит нам, с небес дожди дает и времена плодоносные, исполняя пищей и веселием сердца наши (Деян.14:17); Он посылает нам все, чтобы служить к пользе и наслаждению нашему; Он поддерживает и хранит жизнь нашу среди всего, что враждебно ей в мире; – словом – Им мы живем и движемся и существуем (Деян. 17:28). По этому – не любить Господа, Промыслителя и Хранителя своего – не значит ли не любить собственную жизнь свою, или возлюбить смерть более жизни?

Но этого мало. Преступлением заповеди Божией мы соделались врагами Богу, подвергли себя вечному проклятию и осуждению. Что же, оставил ли и оставляет ли нас Господь Бог в бездне погибели, в которую низвергли мы самих себя? Нет. Любвеобильный Отец небесный так возлюбил мир, что Сына Своего Единородного дал, да всякий верующий в Него не погибнет, но имеет жизнь вечную (Ин.3:16). Единородный Сын Божий так возлюбил нас, что принял естество наше, преискренне приобщился плоти нашей, пролил за нас кровь Свою, положил за нас душу свою, да смертью упразднит имеющего державу смерти, то есть дьявола, и избавит от них, которые страхом смерти через все житие повинны были работать (Евр. 2:14). Единосущный Отцу и Сыну Дух Святой так возлюбил нас, что, не возгнушавшись нечистотой нашей, нисходит на нас, оживляет нас мертвых прегрешениями, освящает нас оскверненных и нечистых, подает нам все Божественные силы к жизни и благочестию, соделывает нас чадами Божиими, вечными Богу, наследниками вечного Царства Божия. После этого, если я не люблю этой Божественной любви и милосердия в лице Отца Небесного, что другое остается мне, как не гнев, суд и казнь? Если не люблю моего оправдания и очищения от грехов в лице сладчайшего Искупителя моего – Сына Божия, что другое остается мне, как не моя собственная неправда и нечестие, а потому удаление от лица Божия и погибель вечная? Если я не люблю моего освящения и жизни вечной в лице всесвятого Духа Божия, что другое остается мне, как не моя нечистота и скверна, не мои грехи и беззакония и неизбежное следствие их – смерть вечная? Вот почему необходимо для жизни вечной исполнение заповеди о любви к Богу, и почему заповедь эта поистине есть первая и бóльшая всех. Аще кто не любит Господа Иисуса Христа, а с Ним Бога Отца и Святого Духа, – да будет проклят, говорит Апостол Христов (1Кор.16:22).

Но и вторая (заповедь) подобна ей: возлюби ближнего твоего как сам себя. Ибо кто ближний мой? Тот же человек, как и я, от того же праотца всех, от которого происхожу и я; в нем та же плоть и кровь, та же бессмертная и разумная душа, как и во мне; и он носит на себе тот же образ Божий, который напечатлен и на мне. По этому – не любить ближнего своего, не значит ли не любить собственной своей природы, вооружаться против собственного своего естества, восставать против образа Божия, который в нас? Что же буду я, как не чудовище, отвергшееся человечества и отверженное человечеством?

Но этого мало. Ближние наши суть те именно люди, которых именует Он Своими чадами, за которых пролил Святейшую кровь Свою Единородный Сын Божий, не постыдившийся нарицать их Своими братьями и друзьями, в которых обитает всесвятый Дух Божий, именуя их Своими храмами. По этому – не любить ближних, не значит ли восставать против Отца Небесного, который есть их Отец, попирать кровь Сына Божия, которой они освящены, уничижать Всесвятого Духа Божия, которым они знаменались в день избавления своего? Наконец, ближние наши суть те именно члены таинственного тела Христова, от плоти Его и от костей Его, которых именуют Апостолы Царским священием, языком святым, людьми обновления (2Пет. 2:9), наследниками Царствия (Иак. 2:5) Божия и сонаследниками Христу (Рим. 8:17). По этому, не любя братий моих, не отсекаю ли я самого себя от таинственного Тела Христова; не делаюсь ли мертвым, отпадшим членом, – сухой, отвалившейся ветвью, которую собирают и в огонь кладут, и сгорает (Ин. 15:6)? Если кто скажет, что любит Бога, а брата своего ненавидит, лжет (1Ин.4:20): ненавидящий брата своего во тьме находится и во тьме ходит и не ведает куда идет, потому что тьма ослепила ему очи (1Ин.2:11). Об этом знайте, что перешел от смерти в жизнь, так как любим братьями: не любящий брата пребывает в смерти (1Ин.3:14). Так рассуждает об этом возлюбленный ученик Христов! После этого нужно нам, братья, прилежнее осмотреться: пребываем ли мы во свете, или во тьме, – в жизни или в смерти? – Исполняем ли, как должно, святую заповедь Господню о любви, которая одна ведет к вечному животу?

Возлюби Господа Бога твоего от всего сердца твоего, и от всей души твоей, и всей крепостью твоей, и всем помышлением твоим. И так, кто истинно любит Господа Бога своего, тот любит Его от всего сердца своего, не разделяя сего сердца между миром и Богом; ибо не может человек двум господам работать, – не может Богу работать и мамоне. Тот не только ничего на свете не предпочитает Богу, но, из любви к Нему, вменяет все в уметы, – и богатство, и славу мира, и достоинства, и стяжания, – отвергается даже ближайших к своему сердцу; иже бо любит отца или мать более меня, говорит Господь, не достоин меня, и кто любит сына или дочь более меня, не достоин меня (Мф.10:37).

Кто истинно любит Господа Бога своего, тот любит Его от всей души своей; тот старается все силы духа своего направлять по воле Его, всю деятельность и всю жизнь свою располагать по закону Его, во всем и всегда подражать святому примеру жизни Господа Иисуса Христа, уподобляться Ему в своих мыслях и желаниях, намерениях и поступках. Тот страшится оскорбить Господа не только законопреступным делом, но и греховным словом и помышлением; тот, при всяком поползновении ума и сердца своего к злому, говорит самому себе: как сотворю глагол этот злой, и согрешу пред Богом (Быт.39:9)? – Если кто любит Меня, слово мое соблюдет, говорит Господь (Ин.14:23); если заповеди Мои соблюдете, пребудете в любви Моей (Ин.15:10).

Кто истинно любит Господа Бога своего, тот любит Его всем помышлением своим. Тот любит всегда размышлять о Боге, всегда поставлять себя в святом вездеприсутствии Его, видеть Его пред собой всегда, по примеру Боголюбивого Давида (Пс.15:8). Тот любит поучаться в законе Господа день и ночь; для того слова Господни слаще меда и сота, драгоценнее чем золото и камни честна многа. Тот любит всегда присутствовать в доме Божием и посещать храм Святой Его, жаждет общения с Ним в молитве и Св. Таинствах. Тот всем надеждам земным предпочитает Божественные обетования жизни грядущей; с радостью ожидает славного пришествия Христова и откровения вечного царства Божия, с радостью желает разрешиться от уз плоти и со Христом быть (Флп. 1:23).

Кто истинно любит Господа Бога своего, тот любит его всей крепостью своей, – не увлекаясь соблазнами мира, не страшась угроз его, преклоняясь его лестью; тот, ради славы имени Божия, всегда готов лишиться всех благ временных, претерпеть все поношения и гонения, положить саму душу свою. Иже бо погубит душу свою Меня ради и Евангелия, тот спасет ее, – говорит Господь (Мк.8: 35). Кто хочет за Мной идти, да отвержется себя и возьмет крест свой, и за Мной идет (ст.34). А кто не возьмет креста своего и во след Мне грядет, не достоин Меня (Мф. 10:38).

Словом, кто истинно любит Бога, того никто и ничто в мире не разлучит от любви Божией. Кто нас разлучит от любви Божией, говорит Св. Апостол: – скорбь ли, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или беда, или меч? Известился, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни грядушее, ни высота, ни глубина, ни иная тварь какая может нас разлучить от любви Божией, яко о Христе Иисусе Господа нашем (Рим.8:35, 38, 39). Такова истинная, совершенная любовь к Богу!

Подобна ей и любовь к ближнему: возлюби ближнего своего, как сам себя. И так, кто истинно любит ближнего своего, тот не только не может ненавидеть его, ведая, что всякий, ненавидящий брата своего, человекоубийца есть, а всякий человекоубийца не имеет жизни вечной, в себе пребывающей (Ин. 3:15), но остерегайтесь даже гневаться на него, хотя бы на краткое время, ибо всякий, гневающийся на брата своего всуе, повинен суду; опасается даже сказать ему одно оскорбительное или насмешливое слово, ибо кто скажет брату своему рака, повинен суду, а кто скажет уроде, повинен геенне огненной (Мф.5:22).

Кто истинно любит ближнего своего, тот не только не завидует ему, как не завидует самому себе, но также искренно, усердно и чистосердечно желает ему всякого блага, как желает самому себе. Тот охраняет честь брата своего, как свою собственную, радуется славе и благополучию ближнего, как своему собственному; аще бо славится един член, с ним радуются все члены, да не будет разделения в теле, вы же все есть едино тело (1Кор.12:25–27). Тот остерегает ближнего своего от всякой опасности, как остерегает самого себя, заботится о благе и спокойствии его, как о своем собственном. Все что хотите, чтобы творили вам человеки, и вы творите им также (Лк.6:31): каким судом судите, судят вас, и в какую меру мерите, отмерится вам (Мф.7:2).

Кто истинно любит ближнего своего, тот всегда готов простить ему всякое оскорбление и обиду, ибо любовь, по слову Апостола (1Кор. 14:6–7), долготерпит, не раздражается, не мыслит зла, но все терпит; тот, по заповеди Господней, любит врагов своих, благословляет клянущих его, добро творит ненавидящим его, и молится за творящих ему напасть.

Кто истинно любит ближнего своего, тот остерегается соблазнить его словом или делом, помня оное страшное Слово Господне: если кто соблазнит единого от малых сих, тому лучше, чтобы жернов на шее его был повешен и потонет в пучине морской (Мф. 18:6). Тот, и видя согрешающего брата своего, не только не осуждает его, чтоб самому не быть осужденным, но молит Бога о прощении его, по заповеди Апостольской (1Ин. 5:16).

Кто истинно любит ближнего своего, тот всей душей и сердцем соучаствует ему во всем, – радуется с радующимся, плачет с плачущим, соболезнует с болящим, состраждет со страждущим, сокрушается со скорбящим, носит немощи немощных; тот спешит на помощь нуждающемуся, и готов разделить с ним все – до последней сорочки и до последнего куска хлеба.

Словом: кто истинно любит ближнего своего, тот за спасение его готов положить самую душу свою. Больше этой любви нет, да кто душу свою положит за други своя, говорит Господь (Ин.15:13). Такова истинная, совершенная любовь к ближнему!

Сия-то любовь составляет, так сказать, душу Христианской жизни, – союз совершенства, как говорит Апостол: от нее заимствуют неподдельный цвет, благоуханный аромат и истинную жизнь, всякое доброе дело и всякий подвиг; – без нее мертва и бесплодна всякая добродетель; в ней одной исполняется весь закон, но ее одной не может заменить ничто. Ибо скажем ли, что имеем веру? Но Апостол Христов свидетельствует: если имеете веру и горы переставлять, а любви не имеете, ничто есть (1Кор. 13:2). Какая польза, рассуждает другой Апостол, если веру говорит кто имеет, дел же не имеет? Когда вера может спасти его? Если брат или сестра наги будут и лишены будут дневной пищи, скажет им кто из вас: идите с миром, грейтесь и насыщайтесь, не даст же им требовавшегося телесного, какая польза? Так и вера, что дел не имеет, мертва (Иак. 2:14–17). Будем ли уповать на молитву, хотя бы непрестанную? Но Сам Господь уверяет нас: не всякий говорящий мне: Господи, Господи, войдет в царствие небесное, но творящий волю Отца моего, который на небесах (Мф.7:21). И как дерзнули бы мы сказать в молитве своей: Отче наш, если не любим тех, которых Сам Отец небесных именует своими чадами? Как осмелимся просить: хлеб наш насущный дай нам, когда сами не даем просящим у нас? Как дерзнем сказать: оставь нам долги наша, если сами не прощаем ближним нашим прегрешения их? Аще бо не отпущаете человекам согрешения их, ни Отец ваш небесный отпустит вам согрешений ваших (Мф. 6:15). Предстанем ли на суд Божий с какими-либо – хотя самыми высокими подвигами, с какими-либо – хотя бы даже чудесными дарованиями? Но Апостол Христов еще уверяет нас: Если языками человеческими говорю и Ангельскими, любви же не имею, являюсь медью звенящей или кимвалом бряцающим; и если имею пророчество, и знаю тайны все и весь разум, любви же не имею, ничто есть; и если предам тело мое на сожжение, а любви не имею, никакой мне нет пользы (1Кор.13:1–3). Многие скажут Мне в день тот, – говорит Сам Судья мира: Господи, Господи, не в твое ли имя пророчествовали, и твоим именем бесов изгоняли, и твоим именем силы многие сотворили? И тогда скажу им: не знаю вас, отойдите от меня делающие беззаконие (Мф. 7:22–23).

Так, братья мои ныне, по слову Апостола, пребывают вера, надежда, любовь – три сих: большая из них любовь (1Кор. 13:13). Держитесь убо, прежде более всего держитесь, – любви. Возлюби Господа Бога твоего от всего сердца твоего, и от всей души твоей, и всей крепостью твоей, и всем помышлением твоим; и ближнего твоего, как самого себя: это сотвори и жив будешь. Аминь.

Слово в день восшествия на всероссийский престол благочестивейшего государя императора Николая Павловича, самодержца Всероссийского

В руке Господней власть земли, и потребного во время воздвигнет на ней (Сир.10:4).

И так есть в человечестве, люди, которые, кроме общего всем предназначения к жизни вечной, поставляются Промыслом Божиим на земли для особенных целей, имеют и во временной жизни особенное предназначение между собратий своих. Есть и целые народы, которые, кроме общего всем предназначения – воспитывать в своих недрах и приготовлять людей для вечности, избираются и воздвигаются Промыслом Божиим для особенного служения человечеству во времени. Избранные от всех племен, они приемлются Промыслом Божиим в Его особенное покровительство, – тщательно приготовляются и воспитываются и постепенно изводятся на взор света к выполнению предназначенного им служения человечеству. Для сей цели Господь Бог, содержащий в деснице своей власть сей земли, облекает всею властью мужей избранных, воздвигая благопотребного во время свое, исполняет их духом Своим Святым, запечатлевает печатью помазания Своего, чтобы под их водительством народ избранный шел неуклонно к предназначенной ему цели. В руке Господней власть земли, и потребного во время воздвигнет на ней.

Нет сомнения, братья, что видеть и понимать это предназначение своего отечества, в котором, как в средоточии, сходятся многообразные цели и назначения всех членов его, есть не только приятное занятие ума, но и необходимая обязанность каждого, кто рождением или жребием жизни призван споспешествовать, в своем круге и своими средствами, выполнению сего предназначения. По сему-то в настоящий царственный день, когда взор каждого, обращаясь к престолу Царя, обращается невольно и на судьбу Царства, всегда близкую сердцу, всегда драгоценную для сынов его, – думаю, не неприятно будет воспомянуть здесь, как вседетельный Промысел Божий, посредством избранных Помазанников своих, приготовил, воспитал и извел отечество наше на ту чреду всемирного служения его благу человечества, к которой предназначил его свыше.

Высоко и священно, велико и благотворно сие святое предназначение России – быть хранительницей истинной веры и благочестия, кивотом Православной Церкви Христовой, оплотом против неверия и нечестия, ограждением мира и тишины между народами европейскими, орудием Промысла Божия к укрощению бурь и треволнений, воздвигаемых страстями человеческими, избранным воинством Христовым в исконной брани Царства Божия – царства мира и благостроения, с царством дьявола – царством своеволия, вражды и беспорядков. Не подумайте, братья, что я как будто мечтаю, что любовь к отечеству увлекает меня за пределы действительности. Нет, сия история видна на каждой почти странице нашей истории, глубоко напечатлена в сознании народном. Чувствовали сердцем, если не постигали рассудком, сие высокое предназначение России наши предки, когда старались утвердить и возвысить престол Царства Русского на место падшего престола Византийского. Прозрела сие Духом Святым Вселенская Церковь Христова, когда утвердила Соборно самобытность Церкви Русской, даровав ей высшее Священноначалие. Глубоко предчувствовал сие назначение России великий Помазанник Господень Петр, – и с необыкновенной, можно сказать – сверхъестественной, твердостью и постоянством, борясь со всевозможными препятствиями, стремился возвести ее на ту степень высоты, на которой она должна была стоять по Его предчувствию. Яснее прозревал сие Избранник Божий Александр Благословенный; – и не смущался временными неудачами, не поколебался под тяжестью бедствий войны отечественной, не полагал меча, доколе не попрал гидры нечестия в самом убежище ее, не водворил прочного мира и законного порядка между народами, не призвал все народы, именующиеся христианскими, обратиться всем сердцем к Евангелию Христову, хранить любовь и мир между собой по заповеди Господа Иисуса Христа. Видит сие высокое назначение России Благочестивейший Монарх наш, – и так недавно еще воззывал ее исполнить святое свое призвание.

Долго и разнообразно, иногда тяжкими и болезненными опытами, приготовлял Господь отечество наше к сему высокому и святому служению его в человечестве. Целая седмица столетий предопределена была для духовного воспитания его, – доколе, из состояния дикости, оно возведено было до такой степени духовной силы и крепости, на которой могло служить благонадежным орудием Промысла Божия к выполнению Его вечных советов и благотворных намерений.

Малые, отделенные племена народа почти дикого обитают в обширных пустынях Севера. Невежество и суеверие покрывают ум их темным мраком, дикость и грубость не только отделяют их от всего образованного тогда мира, но и разделяют между собой; они чужды не только гражданственности, но и взаимного общения. Сей-то народ, многочисленный, впрочем, из народов Европы, твердый духом при всем невежестве, кроткий сердцем при всей дикости, терпеливый в нуждах и постоянный в трудах, – Господь Бог, нарицая несуществующее как существующее, избрал к тому, чтобы утвердить в нем благодатное Царство Свое, воздвигнуть новый Сион – Св. Церковь Свою, для которой уже не было в то время безопасного пристанища в мире. Как совершится это чудо? В руке Господней власть земли, и потребного во время воздвигнет на ней. И вот, предприимчивые Олеги и Святославы совокупляют разделенные племена в одну державу, устремляются с ними на юг, приводят их к самым стенам столицы Православия, откуда надлежало им, в свое время, просветиться светом истины Евангельской, и таким образом предварительно знакомят их с миром христианским и образованным. После сих приготовительных движений является, наконец, Владимир – Богоизбранный Просветитель Отечества. Светлый ум его прозревает тщету суеверия языческого; совесть его не находит успокоения в бесплодных жертвах идольских, сердце его чувствует потребность высшего способа благоугождения Богу. По зрелом рассуждении и исследовании, он приемлет Св. Веру Христову из столицы Православия, возрождается баней пакибытия от рук Св. Пастыря, который, во свидетельство благочестия своего, оставил нам свои нетленные и чудодейственные мощи. Просвещенный Св. Крещением Князь соделывается Апостолом своего народа: быстро чада России обновляются водами Св. Крещения, города ее украшаются Св. Храмами, оглашаются учением Евангельским. Вместе с Верой возникло просвещение, появились искусства, образовалось гражданское устройство, водворились суд и правда, и из народа дикого образовалось общество не только благоустроенное, но и благоденствующее, так что светлые времена Владимиров Святых и Ярославов благовластных доселе остаются в народной памяти, как золотой век юной России.

Но Св. Вера, братья мои, лучше укрепляется и возрастает под бурей внешних бедствий, нежели под ясным небом земного счастья: надлежало и юной Церкви Русской подвергнуться горькому испытанию, чтоб явиться искусной в вере; – надлежало понести тяжкий крест, чтоб под тяжестью его возрасти в силе духовной. Возникшие рано сношения России с народами запада, где начали появляться уже новизны и уклонения от Веры Православной, и дух преобладания, воссевший на престоле Римском, силился подчинить себе все народы, – очевидно, могли быть гибельны для юной Церкви, опасны и для юного Царства Русского: надлежало оградить их от сих неблаговременных сношений с Западом, уединить от влияния иноземного и воспитать в пустыне. В самых недрах юной России явилось многоначалие, а с ним явились смуты и раздоры, распри и междоусобия: надлежало очистить эти плевелы и обратить мысли всех к спасительному единодержавию. Для достижения сих целей Промысел Божий употребил сильное, но вместе и благотворное, – болезненное, но спасительное средство. Попущением Господним жестокие враги внесли меч и огонь в пределы России; страх и ужас предшествовали им; развалины и пепел означали следы их ужасных нашествий. Приидоша язычники в достояние Божие, осквернили Храмы Святые, положили грады, яко овощное хранилище (Пс. 78:1–2). Смирилось в трудах сердце предков наших; изнемогли и не было помогающего (Пс. 106:12). Что будет теперь с Россией? Не будет ли она погребена навсегда под развалинами? Как восстанет она – униженная, обессиленная, порабощенная? Как избавится от ига рабства, которое от долговременности отяжелело на ней, которое от привычки становилось как бы законным? В руке Господней власть земли, и потребного во время воздвигнет на ней. Сыны России воззвали к Господу, когда скорбели, и от нужд их спас их и узы их растерзал (Пс.106:13–14); по воле Божией восстали Дмитрии и Иоанны – избавители России. Услышался призывный глас: С нами Бог! – восстала Россия, и вышла из печи огненной – утвердившеюся в Православии, процветшей ликом Св. Мучеников, Пустынников и Св. Пастырей, сосредоточившейся около сердца своего, где, по благословению Св. Петра, поставлен престол Самодержавия и воздвигнут дом Пресвятой Богородицы, заступницы рода Христианского.

Еще один недуг скрывался в сердце России, и еще одно бедствие угрожало ей. Долговременное раздробление верховной власти поколебало должное уважение к ней в сердцах народа. От того, и по восстановлении древнего единодержавия, то целые города буйствовали и не повиновались, то целые области противились и отлагались. Нашлись даже люди, которые думали, что и царский венец можно возложить на себя всякому безнаказанно, которые хищением престола хотели насытить честолюбие… Тяжкий грех сей навлек на Отечество наше страшный гнев Божий. Лживый призрак убиенного Царевича, появляясь неоднократно, возбуждал междоусобие за междоусобием по всей России. Изнеможенная ими, она казалась уже верной добычей пришельцев, самая столица царства уже во власти врагов, и самый венец царский предложен уже чужому царю. Не конец ли это России? Не навсегда ли разгневанный Бог отвергает ее? Нет, – милосердый и во гневе своем, Он только наказывает неправды ее, милости же Своей не отъял от нее. В руке Господней власть земли, и потребного во время воздвигнет на ней. Среди всеобщего волнения Господь хранил в тайне селения своего младую царственную отрасль, от которой долженствовало произойти новому благословенному роду Монархов; и когда Россия, вразумленная тяжким опытом, в слезах раскаяния, с обетом верности Богу и Помазаннику Его, пала пред престолом Господним, Он – Милосердый – в залог будущего благоденствия, даровал ей – Михаила. Как изменилось все скоро с явлением на престоле Богоизбранного! Пределы Отечества очищены от врагов, смуты и крамолы усмирены, мир и безопасность водворились в народе, и престол Самодержавный утвердился навсегда.

Уже приближалось время, когда России надлежало выступить на поприще ее всемирного служения благу человечества. Утвердившись в коренном начале своей жизни – Вере Православной, опираясь на главном основании своего благоденствия – Престоле Самодержавном, она могла теперь безопасно вступать в общение с народами Европы. Совокупившись воедино, раздвинув далеко пределы свои на Север и Восток, она являлась теперь, как исполин между народами. Но сей исполин – еще в пеленах. Много сил у него, но нет искусства владеть ими; много жизни и крепости, но трудно вступить ей в состязание со старейшими державами. Для сего надлежало ей воспользоваться всеми пособиями наук и искусств, которыми далеко предупредили ее другие народы, – надлежало вырасти, так сказать, и возмужать. Скоро ли же и как достигнет она той меры возраста, чтобы не только достойно состязаться со старейшими народами, но стать посредницей между ими, хранительницей мира и тишины, опорой благоустройства и порядка, когда целые столетия отделяют ее от них, когда укоренившиеся предрассудки поставляют, по-видимому, несокрушимую к тому преграду? В руке Господней власть земли, и потребного во время воздвигнет на ней. И вот, когда настало сие время благопотребное, на престол России является Петр, не раз спасенный Промыслом от смерти, – и все преграды падают пред державной волей Богоизбранного. От мудрости законодателя до искусства простого древодела, от прозорливости опытного вождя до обязанности простого воина, от исследований ученого до занятий поселянина, – все изучил он сам и всему научил он своих подданных. Под его водительством в четверть столетия Россия приемлет уже новый вид. Войска ее торжествуют победы над искуснейшими вождями, кораблями ее покрылись моря, до которых она раздвинула свои пределы, внутри ее устроились судилища, возникли науки и художества, промышленность и торговля.

К чему же так дивно уготовляет Господь народ свой? Для чего престол царства Русского, возвеличенный Преемниками Духа Петрова, возвышается, подобно горе Дома Божия, превыше всех гор и холмов? Для явления миру судеб милости и правды Божией; да придут языки многи и рекут: прийдите взыдем на гору Господню и в дом Бога Иаковля, и возвестит нам путь свой, и пойдем по нему (Ис.2:3). Предстоял великий суд Божий над народами Христианскими; – и Господь уготовал Россию в орудие суда сего. Издавна сеявшиеся на Западе семена неверия и нечестия к концу прошедшего века возросли и созрели и принесли плод по виду своему. Нечестие и богохульство возглашались во всеуслышание, буйство и своеволие достигли крайних своих пределов, – Св. Вера поругана всенародно, алтари ниспровергнуты, престолы Царей обрушены в бездну, изрытую буйством страстей человеческих. И вот почти все народы Европы, после многочисленных кровопролитных войн между собой, как бы сговорившись, устремились на Север, – по-видимому для того, чтобы вплести еще один лучший цвет в победный венец непобедимого вождя своего, чтобы покорить Россию своим уставам своеволия; а в самом деле их привела рука Промысла Божия, чтоб подвести под один сокрушительный удар через Помазанника своего, – да возвестит им Россия путь Господень и пойдут по нему, и судить будет Царь ее посреди язык, и изобличит люди многи, и раскуют мечи своя на орала и копья свои на серпы, и не возьмет язык на язык меча и не навыкнут к тому ратоваться (Ис.2:3–4). Мы видели, Братья, как совершился сей суд Божий; как пришедши к нам единым путем враги наши седмью побежали от нас; как уже не рука человеческая, а десница Божия карала пришлецов, и они гибли тысячами; как благословенный Царь наш исполнил свое святое призвание – стал Судьей языков, изобличил народы многие и водворил мир в Европе; как, наконец, три могущественнейшие Монарха пред целым светом исповедались, что все ужасные бедствия постигли Европу за то, что народы Христианские оставили Евангелие Христово, уклонились от Духа Христова, изменили завету Божию. Достойное Промысла Божия заключение великой брани!

Но нечестие, братья, было только побеждено, но не истреблено; вулкан, потрясавший Европу в продолжение двадцати пяти лет, хотя прекратил извержения свои, но кипел еще внутри. Всевидящее Око Божие зрело, как тайна беззакония делалась и под покровом мира и тишины; как служители сатаны деятельно разливали яд свой повсюду, покушались повредить самые корни благоденствия общественного. И се – Господь Бог уготовал заранее мужа благопотребного во время свое, чтобы поставить Его на царственной страже России, с которой надлежало сойти Благословенному для успокоения от трудов своих во царствии Божием. И мы видели, братья, в недавних событиях, как предуведение Божие оправдалось самым делом; как гидра своеволия и нечестия, ободряемая духовной беспечностью народов европейских, подняла паки свою главу: но видели и то, как Россия, руководимая Богоизбранным Монархом своим, исполняет свое святое призвание. С нами Бог, разумейте языки, аще бо паки возможете и паки побеждены будете, – изрек словом пророческим (Ис. 8:8–9) Помазанник Господень; – и сбылось в точности Его царственное слово!

Что будет далее? – не знаем; ибо будущее все в руке Божией: к Нему одному да обратятся мысли и сердца наши, да прибавит милость Свою ведущим Его, да утвердит благословение Свое на Царственном доме России, да не оскудеет никогда благопотребный во время свое.

Но при сем, братья, нам должно глубоко напечатлеть в своем сердце, что все мы, как сыны России, призваны Промыслом Божиим к тому высокому званию, чтобы твердостью в Вере Православной посрамлять неверие мира, крепким хранением святых уставов Церкви и благочестивых обычаев предков обличать тщету изменчивых обычаев света, усердным повиновением Богопоставленным властям являть в себе образец верного долгу своему гражданина, тщательным исполнением своих обязанностей быть истинно преданными Отечеству своему сынами. Молю убо, говорит Апостол, достойно ходите звания, в него званы были (Еф.4:1): ибо раб, ведущий волю Господа своего и не уготовав, не сотворив по воле Его, бит будет много (Лк.12:47). Аминь.

Слово в день Введения во Храм Пресвятой Богородицы

Христос с небес, – срящите!

Давно ли, думаете, братья, началось в мире сие приглашение к сретению Христа, грядущего с небес? Скажете, с того времени, как начали праздновать в Церкви Рождество Христово? – Нет; еще древний Пророк, за много столетий до Рождества Христова, вопиял в слух народа Израильского: уготовися срести Бога твоего, Израиль (Ам.4:12)! А другой Пророк говорил: Се, Дева во чреве приимет и родит Сына и нарекут имя Ему Еммануил (Ис.7:14) – с нами Бог! И еще за много столетий прежде сих Пророков говорил великий Моисей Израилю: Пророка от братии твоей восставит тебе Господь Бог твой, Того слушайте (Втор.18:15). Но и Моисей не первый возвестил о сем: по собственному его признанию, он повторял только то, что древле обетовал Господь Отцам и Пророкам. Словом, восходя далее, мы находим, что уже первый человек, первый праотец всего человеческого рода – ожидал грядущего человека – Бога (Быт.4:1). Значит, в продолжение более пяти тысяч лет глас Божий приглашал человечество ко сретению грядущего с небес. По тому-то Св. Церковь и назначила более пяти седьмиц пред празднованием Рождества Христова на размышление о том, что совершилось в мире в продолжении пяти тысячелетий до пришествия Христова; для того, в последние воскресные дни сего поста, она и воспоминает всех ветхозаветных Праведников, чтобы мы, подражая их вере и житию, явились готовыми к сретению Христа. Ибо, что делал Бог для привлечения всех человеков к Сыну своему, то же делает и для привлечения нас; каким путем приходили ко Христу другие, тем же самым можем приходить и мы. Последуем сему намерению Матери нашей Св. Церкви, взойдем мыслью к тому, как в первый раз Господь благоволил открыть предвечный совет свой о спасении нашем, что изрек о нас Премилосердый Творец и Владыка наш тогда, когда преступлением заповеди Его решалась судьба наша на всю вечность.

Адам, где ты? – спрашивал Господь падшего праотца в тот злосчастный день, когда он, вкушением от древа познания добра и зла, из сына любви Божией сделался рабом проклятия и смерти вечной. Так любовь Божия, благоволившая спасти падшего, в самом начале удерживает стрелы правосудия и гнева, не поражает преступника, но приближается к нему и ищет его, чтобы возбудить его к покаянию, чтобы открыть путь действию благодати и милосердию. – Убоялся и скрылся (Быт. 3:10), ответствует падший на глас Божий. Такова неизбежная участь грешника – бояться и бегать ни единому гонящу (Притч. 28:1). Лицезрение Божие, которое составляет источник вечной радости и блаженства для духов чистых и праведников совершенных, для грешников есть казнь, тягчайшая всех казней. Он рад бы исчезнуть и уничтожиться, только бы сокрыться от лица Божия: многие рекут, в день страшного суда, горам: падите на ны, и холмам: покройте нас от лица Сидящего на престоле (Лк.23:30, слич. Апок.6:16). Но от Вездесущего некуда убежать, от Всеведущего негде сокрыться. Одно средство избавиться от вечного страха, – повергнуться с раскаянием в объятия вечной любви и милосердия. Но первый грешник не ведал еще сей тайны любви Божественной: он видел оскорбленного Творца своего, и – трепетал; видел грозного Судью, и – хотел укрыться от лица Его: убоялся, яко наг есть, и скрылся. – Чтобы извлечь падшего праотца из бездны, близкой к отчаянию, Милосердие Божие снисходит еще ближе к нему, и кротким обличением открывает доступ к его сердцу. И рече Господь: кто возвестил тебе, яко наг есть, аще не бы от древа, его же заповедал тебе сего единого не есть, от него ел? Кроткое, милосердое обличение сие произвело хотя неполное, но тем не менее благотворное, действие; преступники, хотя и с извинением, но сознают вину свою, и хотя не совершенно, но исповедаются пред Богом. И рече Адам: жена, которую мне дал со мной, та мне дала от древа и ел: жена же рече: змий прельстил меня и ела. Так принесена первая исповедь первыми грешниками, – исповедь не совершенная – без должного самоосуждения; исповедь не искренняя – с желанием укрыть хотя часть вины своей, показать грех, так сказать, в половину; потому-то и не избавила она нас от наказания и тяжкой эпидемии: но, с другой стороны, исповедь свободная, соединенная со страхом суда Божия; почему и послужила грешникам во спасение. Сей-то исповеди ожидала любовь Божия, чтобы в открывшееся сердце грешника ввести луч веры и упования. Теперь стрелы вечного осуждения и проклятия падут на главу одного искусителя, а прельщенным им человекам, в самом наказании змея, преподается утешительное обетование и подается надежда спасения. И рече Господь Бог змию: яко сотворил еси сие, проклят ты: и вражду положу между тобой и между женой, и между семенем твоим и между семенем Той. Тот блюсти будет твою главу, и ты будешь блюсти Его пяту (Быт.3:12–15). Сие-то Божественное обетование и есть первое Евангелие, первая благая весть о нашем спасении. В нем определяется вся наша участь и в настоящей и в будущей жизни. Вникнем несколько подробнее в сие Божественное определение о нас.

Вражду положу между тобой и между женой. Прельстившись советом змииным, человек вступил в согласие, единодушие и как бы в завет с искусителем, а содеявши грех, он сделался уже пленником и рабом его, по тому непреложному закону правды Божией, что всяк творяй грех раб есть греха (Ин. 8:34). Раб не может сам собой сделаться свободным, и пленник дьявола не в состоянии расторгнуть уз своих: по сему-то и говорит Апостол о падших человеках, что они повинны были работе (Евр.2:15), что они живы уловлены от дьявола в его волю (2Тим. 2:26). От сего-то вечного рабства дьяволу обещает исхитить человеков любовь Божия, даруя ему начаток обновления и свободы духовной, открывая возможность восстать бранью и враждой на дьявола. Ты, как бы так говорит Господь дьяволу, – покорив себе лестью и соблазном человека, думал царствовать над ним вечно: но я разрушу твою надежду, подам человеку возможность и силы противиться тебе; даже немощнейшая часть человечества – жена, которая первая прельстилась твоей лестью, восстанет против тебя враждой и будет побеждать тебя: вражду положу между тобой и между женой.

Положенная Богом вражда должна продолжаться до совершенной победы над дьяволом. Вражду положу между тобой и между женой, и между семенем твоим и между семенем Той. Змий духовный иже есть дьявол, и сатана, как изъясняет Тайновидец (Апок. 20:2), не имеет естественного потомства или семени. И так семенем змея называет Писание все злое, порожденное в мире гордостью дьявола: во-первых, духов падших, увлеченных примером и обольщением сатаны, которые и называются его ангелами; потом человеков, увлекаемых ко греху прелестью дьявола, которые, приемля в себя семя греха, как бы зачинаются и рождаются духом злобы, почему Господь Иисус Христос и говорит к неким людям: вы отца вашего дьявола есть и похоти отца вашего хотите творить (Ин. 8:44); наконец, все следствия греха и проклятия Божия, все беспорядки и нестроения в мире. Из всего этого составляется бесчисленное потомство, порожденное грехом дьявола, – его мрачное царство, против которого поставляет нас Господь во вражду и в брань.

Явно, что такая брань против всех сил адовых превышает наши силы. Претерпевши все роды страданий, мы все оставались бы пленниками дьявола. Одолеть и связать сего крепкого может только крепший его. По сему-то Отец небесный, положивши вражду между человеком и дьяволом, в то же время обетовал воздвигнуть Началовождя и решителя сей брани в лице семени жены. То, т.е., семя жены, блюсти будет твою главу, и ты будешь блюсти его пяту. Сие благословенное семя жены есть Господь наш Иисус Христос, родившийся от пренепорочной и пречистой Девы Марии, действием и наитием Духа Святого. Будучи Сыном Божиим и Богом истинным, Он один мог сокрушить главу дьявола и ниспровергнуть его царство. Восприяв с естеством человеческим всю вину грехов наших, Он за всех нас вступил в брань со всем царством зла, прошел весь путь страданий, которыми дьявол уязвлял Его пяту, т.е. человеческое естество Его: своим послушанием загладил наше непослушание, своим унижением и смирением искупил наше горделивое желание – быть яко боги, своими страданиями исцелил наши болезни, своей смертью упразднил имущего державу смерти, сиречь дьявола, своим воскресением положил начало воскресению всякой плоти, своим вознесением на небо к Богу Отцу открыл путь и нам в горние обители Отца небесного. Так возлюбил Бог мир, яко Сына своего единородного дал есть, да всяк верующий в Онь не погибнет, но имеет живот вечный (Ин. 3:16): прииде бо Сын Божий, да разрушит дела дьявола (1Ин. 3:8).

Таково, братья, определение Божие о нас. И так мы все теперь, доколе живем во плоти, находимся в состоянии брани и борьбы, которой не можем избежать, и в которую должны вступить свободно, чтоб не быть вечно в плену дьявола. Брань сия открывается первоначально внутрь нас самих. Ибо содеянный Прародителями грех оставил в самом естестве человеческом злое семя, из которого возникают и возрождаются постоянно новые грехи, которое передается из рода в род, так что все мы, по слову Писания, в беззакониях зачинаемся и рождаемся во грехах (Пс. 50:7). Это та, прирожденная всем нам склонность ко греху, та царствующая в теле похоть, которая обнаруживается с первым развитием естественных сил человека, возгорается пламенем страстей в юности, укрепляется и отвердевает в летах мужества и сопровождает нас до гроба, от которой освободимся совершенно только тогда, когда мертвенное сие облечется в бессмертие и тленное сие облечется в нетление. Сия-то, живущая в нас, склонность к греху, есть, по слову Апостола, как бы некий закон в удах наших, противовоюющий закону ума нашего и пленяющий нас законом греховным (Рим. 7:23), который служит источником непрестанной борьбы духа с плотью, совести с похотями, разума с волей и сердцем. Овладевая душей нашей, проявляясь в наших мыслях, желаниях и чувствованиях, живущий в нас грех, вносит вражду и нестроение во все существо наше, которые обнаруживаются душевными томлениями и скорбями, телесными немощами и болезнями, и наконец мучительной смертью. До чего может усиливаться эта внутренняя брань, показывают те, почти неимоверные, подвиги Святых Божиих, которые предпринимали они для укрощения своей плоти, для побеждения своих похотей, для погашения пламени страстей; те горькие жалобы, которые слышим из уст людей, подобных Св. Павлу: окаянен аз человек, кто мя избавит от тела смерти сего! (Рим. 7:24).

Обнаруживаясь далее в действиях наших, живущий в нас грех вносит вражду и нестроение и в общество человеков. Неуправляемые одной волей Божией, несвязанные единством мыслей и желаний, падшие люди, по слову Премудрого, взыскаша помыслов многих (Еккл. 7:30). От того помысл одного часто не сходится с помыслом другого, и желанию одного противится желание другого. Отсюда все виды нестроений в обществах человеческих, и в одном человечестве являются сыны света и сыны тьмы, друзья и враги, доброжелатели и наветники, утеснители и страждущие, так что и лучшие из людей сретают в обществе подобных себе одни беды: беды от разбойник, беды от сродник, беды от язык, беды от лжебратий (2Кор.11:26). До какой ужасной степени простирается иногда вражда сия в человечестве, показывают реки пролитой на земле крови человеческой.

Но сего мало. Мы соединены тесным союзом с окружающими нас тварями, участвуем своей жизнью в общей жизни окружающей нас природы, так что все действует на нас и мы действуем на все. Посему, когда действия наши управляются волей Божией, которой все в мире повинуется, когда они благотворны для всего и сопровождаются благотворным воздействием на нас: любящим Бога, говорит Апостол (Рим. 8:28), все споспешествует во благое. Но если действия наши, управляясь законом греховным, идут вопреки воле Божией и закону естества, тогда они вносят нестроение и вражду во всю окружающую нас тварь, и заставляют ее вооружаться на нас местью. Тогда приимет всеоружие рвение свое, говорит Премудрый, и вооружит тварь в месть врагам. Поострит же напрасный гнев во оружие, споборет же с ним мир на безумные. Пойдут праволучные стрелы молнии и яко от благокругла лука облаков на намерение полетят; и от каменометной ярости исполнь падут грады, вознегодует на них вода морская, реки же потопят нагло; сопротив станет им дух силы, и яко вихрь развеет их; и опустошит всю землю беззаконие, и злодейство превратит престолы сильных (Прем.5:17, 20–24). До какой степени может усиливаться эта брань человека со стихиями и стихий с человеком, показывают те страшные восстания природы, от которых погибают тысячи и миллионы людей.

Сия-то, братья, тройственная брань, возбуждаемая на нас собственными грехами нашими, есть неизбежное и необходимое следствие и наказание греха, так что сколько бы ни старались мы удалить от себя все скорби, предотвратить все бедствия, окружить себя веселием и радостями, – не избежим никогда сей горькой участи, присужденной нам Правосудием Божиим, не можем снять с себя сего внутреннего и внешнего креста, возложенного на нас свыше. Но с другой стороны, эта же самая брань есть и очистительная жертва избавления и спасения нашего, когда мужественно подвизаемся в ней под руководством Начальника и Совершителя нашего спасения, Господа Иисуса Христа; когда, соединяясь с Ним верой и любовью и следуя неуклонно примеру жизни Его, мы свободно и охотно, в духе веры и упования жизни вечной, приемлем на себя крест свой и последуем Ему. Так что, от нас самих зависит усилить или ослабить предлежащую нам брань, – улучшить или отягчить свою участь. Это зависит от того, станем ли мы под знаменем Победителя ада, или в числе пленников и рабов его. Усиливается брань сия и отягчается наша участь, когда усиливается в нас грех от нашей беспечности и нерадения; – ослабевает и облегчается, когда ослабевает в нас сила греха и возрастает сила правды Иисус Христовой. Легче и отраднее душе, когда совесть облегчается покаянием, когда в сердце водворяется мир Божий превосходящий всяк ум. Легче и отраднее телу, когда облегчается оно и покоряется духу воздержанием, когда очищается от похотей несмысленных и враждующих. Отраднее становится жизнь наша в мире, среди сообщества братий наших, когда все мысли и желания, действия и поступки наши проистекают от любви, направляются любовью, дышат и благоухают любовью: никто же озлобит вас, аще Благому подобны будете (1Пет. 3:13), ищите прежде царствия Божия и правды его и сия вся приложится вам (Мф. 6:33). Напротив, тяжело и прискорбно душе, уличенной узами греховными, когда внутрь ее слышится непрестанно неумолкаемый голос совести, обличающий и осуждающий, претящий и угрожающий. Тяжело и больно самому телу нашему, когда не бывает мира в костях наших от лица грех наших. Тяжелее и безотраднее становится жизнь наша, когда переполняется мера беззаконий наших, когда среди окружающих нас сретаем всюду жертвы страстей наших, вопиющих против нас на небо, свидетелей и обличителей неправд и беззаконий наших; ибо еюже мерой мерим, возмеривается и нам (Мф.7:2).

Станем же, братья, свободно и непринужденно под хоругвь нашего спасения – крестом Христовым; будем подвизаться мужественно, нося крест свой против живущего в нас греха и против козней дьявола. По сему только несомненному признаку Господь Иисус Христос признает нас своими; в этом и состоит истинная готовность наша ко сретению Его, к которой возбуждает нас Св. Церковь; для сего-то и заповедала она пост, как лучшее пособие и оружие в предлежащей нам брани. Христос с небес – срящите! Аминь.

Слово в Неделю пред Рождеством Христовым

Еще мало елико елико, грядый приидет и не укоснит. Евр.10:37.

Еще одни сутки, – и Св. Церковь начнет светлое торжество свое в честь родившегося от Девы Искупителя мира, Господа нашего Иисуса Христа, – отверзет пред нами Вифлеемский вертеп, в котором совершилась великая благочестия тайна – явление Бога во плоти, – приведет нас, под руководством священных песнопений своих, к яслям – к тесному вместилищу Невместимого. Долго приготовлялась она и желала приготовить с собою и нас к сему светлому и светоносному торжеству своему: давно заповедала пост и воздержание, чтоб освободить дух наш из оков грубых, подавляющих и омрачающих его удовольствий плотских, чтоб предочистить его к созерцанию тайн Божиих, к ощущению благодатного мира и радости о Духе Святом. Давно вопияла и вопиет в слух нам: Христос рождается, – славьте; Христос с небес, – срящите, – чтоб приготовить и предрасположить ум и сердце наше к благодатному посещению самого Господа Иисуса Христа, в чем и состоит сущность Христианского празднования и преимущество Христианских праздников. Повиновались ли мы сему гласу, уготовлялись ли к сретению небесного Посетителя душ? Тем лучше для нас. Господь не умедлил прийти к нам и сотворить себе обитель в нас, по оному Божественному обетованию Его: аще кто любит Мя, слово Мое соблюдет; и Отец Мой возлюбит его, и к нему придем и обитель у него сотворим (Ин. 14:23). Ибо для того и воплотился Он, чтоб восставить в нас образ свой, омраченный страстями, чтоб соделать сердце наше жилищем Божиим; для того и торжествует Св. Церковь великие тайны спасения нашего, все подвиги и страдания Господа нашего, да вообразится в нас Христос – с Его смирением и благостью, правдой и милосердием, кротостью и долготерпением, святостью и чистотой; да вселится Он верой в сердца наши, да будет Он в нас и мы в Нем, ибо без Него не можем творить ничего (Ин. 15:5), изсышем и извергнемся из Царствия Божия, как ветвь, оторванная от древа.

Если же не послушали мы гласа Св. Церкви, не озаботились приготовить как должно ум и сердце свое к великому торжеству дня Господня, тем хуже для нас. Праздник Христов наступит и пройдет, не оставив в нас другого чувства, кроме воспоминания о нескольких праздно проведенных днях; мы приметим его разве только по некоторым отменам в обыкновенном образе жизни, которые, может быть, и займут на время нашу душу, чтоб оставить в ней еще большую пустоту; мы поищем радости и не найдем ее, ибо истинная животворная для духа радость есть удел только чистых сердцем. Но во всяком случае прилично повторить слово Апостольское: аще мало, елико елико, грядый приидет, и не укоснит. Кто заботился наперед приготовить себя к великому торжеству Церкви, тот не почтет маловажным краткого времени до начатия торжества, и еще с большей ревностью употребит его для пользы души своей. Кто не помышлял заранее о приближении великого дня Господня, тому тем паче необходимо употребить эти немногие, остающиеся часы, чтобы расположить себя, сколько возможно, лучше к сретению Господа и Спасителя своего.

Чем расположить? Благочестивым размышлением, усердной молитвой, делами милосердия: первое отверзет ум и сердце к приятию небесного Посетителя душ, второе возведет нас к общению и единению с Ним, – последние запечатлеют таинственный союз сей приличной жертвой и даром.

И так, пусть дух наш отринет на это время все чуждые помыслы, погрузится весь в созерцание беспредельной любви и милосердия Отца Небесного, явленной в воплощении Единородного Сына Его. Чтоб лучше успеть в сем, необходимом для очищения ума, деле, будем, по порядку, воспоминать и размышлять: как первый человек – невинный и Богоподобный, совершенный и блаженный, прельстившись советом вражьим, преступил святую и спасительную заповедь Божию, лишился чистоты и Богоподобия, блаженства и бессмертия, осужден на труды и болезни, страдания и смерть, соделался пленником дьявола и добычей ада; как Милосердый Отец Небесный, по неизреченной любви своей к человеку, обетовал послать ему Искупителя, в лице Единородного Сына своего, рождаемого от жены, почему и нарек Его семенем жены, как сие Божественное обетование многочастно и многообразно повторяемо было устами Св. Пророков, с бесчисленными утешениями, ободрениями, возбуждениями, наставлениями, обличениями, чтоб оживить, укрепить и поддержать в роде человеческом веру в грядущего Искупителя, как премудрый и вседетельный Промысл Божий, то многочисленными благодеяниями людям Богобоязненным и благочестивым, то страшными прещениями и казнями людей злых и развращенных, то бесчисленными знамениями и чудодействиями, обуздывал разлитие греха и нечестия, укреплял и сохранял на земле веру и благочестие, как бедные язычники, потеряв истинную веру и пременив истину Божию во лжу, преданы были в неискусен ум творить неподобное, приложились, по слову Пророка (Пс.48:13), скотом несмысленным и уподобились им, – жили, как бессловесные, водясь одними похотями плоти, умирали, как бессловесные, – без надежды бессмертия и жизни вечной; как посреди всеобщего развращения древнего мира, мужи праведные и святые благоугождали Богу верой и любовью, святостью и чистотой, кротостью и терпением, смирением и самоотвержением и прочими Богоподобными добродетелями; как потом, с пришествием Сына Божия, лице земли изменилось; для всех отверста дверь царствия Божия, открыт путь веры и покаяния, всем возвращается слово жизни и спасения, всем даруется прощение грехов и благодать всесвятого Духа, всем обещается воскресение и жизнь вечная; как, наконец, Господь Иисус Христос придет паки на землю, воскресит все человечество, обновит всю тварь, и паки явится на земле царство славы Божией, – царство правды и святости, царство мира и безмятежия, царство радости и блаженства, царство жизни и бессмертия. Через сии и подобные размышления ум наш неприметно возвысится от видимого к невидимому, от земли к Небу, от временных явлений настоящей жизни человеческой к вечным судьбам Промысла Божия в вечной судьбе человечества, самое воображение наполнится святыми образами истины и красоты, добродетели и правды; сердце умягчится, согреется любовью и благодарением к Искупителю; душа разверзется, и Сам Господь не умедлит озарить ее светом лица Своего.

Как скоро ощутится внутрь сие прикосновение благодати Господней, да не умедлит дух наш вознестись в сретение грядущего к нему Господа на крылах усердной и теплой молитвы. О чем молиться? О том, чтобы Господь не презрел нашего недостоинства и нечистоты, не оставил нас погибнуть в грехах, как не оставил всего человеческого рода, – отверз и нам дверь покаяния, как отверз ее всем людям; чтоб ниспослал нам благодать всесвятого и животворящего Духа Своего, и ею обновил, очистили освятил нас; чтоб даровал нам благодать возлюбить Его всем сердцем, всею душой и всей мыслью нашей; чтобы Сам пришел, вселился и обитал в нас, как благоволил обитать в убогом вертепе и возлежать в яслях; чтобы соделал душу и тело наше храмом Духа Святого, обителью всесвятой и животворящей Троицы, чтобы даровал нам не только наступающие святые дни праздника, но и все дни жизни нашей, провести в вере и благочестии, в чистоте и святыне, – отразить от нас все искушения сатанинские, погасил в плоти нашей весь пламень страстный, даровал Христианскую кончину живота нашего и непостыдный ответ на суде Своем. Такая молитва еще более отторгнет дух наш от всего земного, соединит нас в един дух с Господом, исполнит сердце тихой радостью о Духе Святе, – и любовь Божия излиется в сердца наши Духом Святым.

Тогда только способны будем праздновать, по слову Апостола, не в квасе ветсе, но в бесквасии чистоты и истины (1Кор.5:8).

Чтобы запечатлеть сию готовность духа к принятию Господа, чтобы соделать нечто особенно приятное и угодное небесному Посетителю душ, нужна, наконец, благоприятная жертва и дар, как деятельное свидетельство нашей покорности, благодарности и любви. Не говорим здесь о том внутреннем жертвоприношении, которое совершается совлечением ветхого человека, распятием плоти с страстьми и похотьми, умерщвлением удов, яже на земле (Кол.3:5), – т.е., умерщвлением в себе всех противозаконных влечений сердца, всех нечистот похотей, всех пагубных страстей: без сего духовного жертвоприношения нельзя и подумать соделаться жилищем Божиим, приять и вместить в себя Божественное Отроча Вифлеемское. Ибо кое причастие правды к беззаконию? Кое общение света ко тьме? Кое же согласие Христова с велиалом (2Кор.6:14)? Как совместится смирение с гордостью, уничижение с величанием, нищета с роскошью, чистота со скверной? Нет, мы говорим здесь о той чистоте и святой жертве, которая приносится из чистой любви к Богу, и приемлется, по слову Апостола, в жертву благоприятную, в воню благоухания, ибо есть признак и плод истинной любви и благодарности. Это – чистое и бескорыстное служение Господу в лице ближних наших, которое Он, по милосердию своему, вменяет самому Себе; понеже, говорит, сотворите единому сих братий Моих меньших, Мне сотворите (Мф. 25:40). И так, пусть в воспоминание нищеты и убожества Иисусова облегчится и восполнится, по возможности, скудость убогих; пусть в воспоминание наготы Божественного Младенца, повитого пеленами, прикроется нагота неимущих; пусть, в память убогого странничества Иосифа и Марии, принужденных искать себе покоища в вертепе бессловесных, зане не бе им места в обители (Лк.2:7), введется в дом наш убогий странник, упокоится под кровом нашим не имущий, где главы приклонить; пусть в благодарность за избавление нас от вечных, нерешимых уз, если не разрешатся, то облегчатся утешением и состаданием узы тех, которые, связав себя преступлениями, побудили правосудие связать себя узами темниц, и потому сугубо достойны состадания; пусть, в память воспетого Ангелами мира, услышат из уст наших слово мира и прощения те, которые имели несчастие, по навету дьявола, оскорбить нас словом или делом.

С такими мыслями, чувствованиями и делами, желаем вам, братья, сретить великий и просвещенный день Господень. Еще бо мало, елико елико, грядый придет и не укоснит. Аминь.