архиепископ Евсевий (Орлинский)

Глава первая. О выборе предметов учения

§ 130. Отрицательные правила

1. Выбор предметов учения не зависит от произвола воспитателей: он должен быть определяем главным началом истинного воспитания, именно: нужно образовать воспитанника так, чтобы он мог удобно достигать указанного ему Богом назначения.

Но это начало, к сожалению, очень часто оставляют без внимания. Многие учители, преподавая науки, более ищут своей личной выгоды, нежели блага учеников. На это столь важное занятие подобные воспитатели смотрят только как на средство к пропитанию и потому стараются вести свое дело сколько можно с большею для себя выгодою и легкостию или хотят только блеснуть на публичных испытаниях и тем возбудить к себе бесполезное внимание других. Часто родители сами водятся одними земными видами: заботятся о всем или, по крайней мере, слишком о многом и оставляют без внимания главное, по слову Писания, единое на потребу (Лк. 10:42). Рассмотрим это главное начало сперва с отрицательной стороны, то есть чему не должно учить.

2. Дух человеческий назначен к познанию и принятию истины. Поэтому воспитатель должен остерегаться, чтобы не обманывать своих учеников намеренно и не сообщать им ничего ложного, ибо ложь, безусловно, непозволительна, следовательно, никаким предлогом, никаким намерением, даже, по-видимому, добрым, не может быть оправдываема. Цель не освящает беззаконных средств. И как бывает вредно, если воспитанник в последующие годы узнает, что родители или наставники обманывали его! Чрез это легко ослабляется уверенность его и в том, что было преподано ему истинного. Конечно, детям не нужно высказывать или объяснять все то, что само в себе истинно: их возраст для этого еще не зрел, и иное было бы для них более вредно, чем полезно. Но между благоразумным умолчанием того, что истинно, и намеренным обманом есть большое различие. Наставник должен или совершенно молчать о таких предметах, о коих дети еще не должны знать ничего, или, если ему надобно коснуться их, пусть коснется только мимоходом и как можно осторожнее. Если же ученики будут предлагать вопросы об этом, то пусть он отвечает, что подобных вещей хорошо понимать они еще не могут, или пусть постарается отклонить их внимание чрез искусный оборот или посредством какого-нибудь стороннего рассказа.

По той же причине воспитатель должен наблюдать, чтобы другие не обманывали или не вводили детей в заблуждение, особенно в важных предметах, например, в рассуждении истин св. веры, нравственных обязанностей, благоразумного попечения о здоровье и т. д. Надобно обращать большое внимание как на тех людей, с которыми дети обращаются, так и на книги, которые даются им для чтения. Необходимо удалять от них книги суеверные и такие, которые в прекрасной одежде представляют заблуждения, искусно опутывают юношеский ум ложными умствованиями, вымышленными или неправильно перетолкованными рассказами, а что всего опаснее, отравляют их нежное сердце обольстительным изображением чувственных удовольствий, острыми изречениями и самодовольными решительными приговорами во вред истине и долгу и т.д.

3. Ученикам не должно также сообщать познаний вредных и опасных. Человек есть существо не только разумное, но и нравственное, и его последнее назначение – не одно познание истины, но полная преданность и любовь к Богу. Поэтому познание всегда надобно подчинять целям нравственным. Горе дитяти, если свое знание покупает оно потерею невинности! Что пользы человеку, ежели он, познав все доступное человеческому разуму, потерпит от того вред для своей души? А в том нет сомнения, что есть такие познания, которыми в людях несовершеннолетних оскверняется воображение и прежде времени пробуждаются еще дремлющие чувственные наклонности; равно как есть и такие познания, касательно которых должно опасаться пагубного злоупотребления, как, например, в § 22 было замечено о ядовитых растениях и проч. По этой же причине естественную и гражданскую историю надобно преподавать детям всегда с большою осторожностию и разборчивостию.

§ 131. Продолжение

1. Далее в состав учения не должны входить такие предметы, которые не приносят ученикам никакой пользы. На свете так много вещей, необходимых и полезных для изучения, что не извинительно было бы, пренебрегая ими, толковать детям ο том, из чего они не могут сделать никакого употребления. Нередко родители и воспитатели при выборе предметов водятся не пользою, получаемою от них, но одними случайными обстоятельствами, например, господствующими предрассудками, модою, желанием блеснуть и проч. По таким побуждениям дети иногда учатся почти всему, кроме того, что им особенно полезно и необходимо знать.

2. Наконец, не должно чрез меру обременять детей предметами учения. Хотя человек никогда не может научиться слишком многому и не тяжело ему, если он много знает, однако не редко учатся слишком многому и не по силам, и это почти всегда обращается во вред воспитанникам, потому что

а) время разделяется на многие предметы так, что воспитаннику ни одного из них нельзя бывает изучить надлежащим образом;

б) от чрезмерного отягощения ослабевают если не телесные силы детей, то внимание и охота к учению;

в) не только воспитанники со слабыми способностями, но и самые даровитые не в состоянии бывают обдумывать и самодеятельно перерабатывать преподанное. Все, что слышат они, не глубоко вкореняется в душе их и очень скоро опять вытесняется новыми впечатлениями, а потому очень скоро забывается слышанное;

г) в таких людях весьма легко порождается мечта, будто они знают уже все, что когда-либо знал человеческий разум. От этого мнимого многознания они становятся горды, спорливы и не только мало способны к делам общественным, но и тяжелы, а иногда нетерпеливы в обыкновенном обращении.

§ 132. Чему преимущественно надобно обучать

1. Без сомнения, прежде всего надобно обучать необходимому. Это правило столько же важно касательно познаний, как и в рассуждении приобретения привычек к известным действиям. Самая же необходимость определяется отношением предметов к временному и вечному назначению человека. Но последний и главный конец наш, к которому мы должны стремиться всегда, есть Бог и единый Посредник между Богом и падшим человеком – Иисус Христос, без Коего нет спасения; а первый наш долг на земле – вера, действующая любовию. Будучи приняты в дом спасения, в Церковь Господа Иисуса Христа, объемля Его верою и одушевляясь Его Духом, мы должны любить Бога всеми силами и ближних, как самих себя. Поэтому первый и необходимый предмет нашего учения есть единая истинная православная кафолическая вера, которую дал нам Бог и на которой Иисус Христос основал Церковь Свою при непрерывном содействии Святого Духа. Как это познание для всех безусловно необходимо, то в сем отношении нет различия между простолюдинами и благородными, между неучеными и высокообразованными, между полом мужеским и женским. Святую веру должно во всякое время предпочитать всему. Се есть живот вечный, – учит Истина, – да знают Тебе, единого истинного Бога, и егоже послал еси, Иисуса Христа (Ин. 17:3). Только чрез Иисуса Христа и в общении с Ним можем мы соделывать свое спасение и наконец достигнуть вечного блаженства (Деян. 4:12). Поэтому св. Апостол Павел все прочее в сравнении с познанием Христа Иисуса, Господа нашего, почитает тщетою и сором (Флп. 3:8).

2. Обучение Закону Божию должно состоять не в раскрытии только истин христианской веры и нравственности, но и в руководстве воспитанников к исполнению Божественных заповедей. Праведный живет верою, и вера его обнаруживается в любви. Уже было сказано прежде (§ 95), в каком отношении должно находиться учение о св. вере к разуму и памяти, к сердцу и деятельной жизни.

3. После необходимого познания следуют те знания и искусства, которые частию вообще, частию по отношению к предполагаемому будущему званию учеников более или менее необходимы. Сюда прежде всего относятся: образование слова, чтение, чистописание и арифметика. Искусства сии очень важны не только сами по себе и по их влиянию на раскрытие и образование умственных способностей в детях, но и потому, что составляют необходимое средство сообщать детям всякие другие познания и как бы незаметно вводить их в деятельную жизнь. Книги, даваемые детям для чтения, по содержанию также должны быть сообразны с тем, что для них полезно и необходимо. Тоже должно сказать об упражнении в чистописании и арифметике.

Вообще желательно, чтобы в училищах было соблюдаемо сколько можно более единства. Подобно лучам, стремящимся к своему общему средоточию, все предметы, начиная с азбуки, должны стремиться к высшей цели образования, то есть чтобы человек более и более уподоблялся своему Первообразу, Богу. В противном случае все познания человека будут отрывочны, без связи с главным началом всякого истинного ведения, то есть с познанием о Боге; да и сам человек без любви к Богу и непрерывного стремления к Нему будет походить на жалкий отрывок из целого.

4. За необходимым, если позволяет время, может и должно следовать полезное, посредством чего облегчается, украшается и возвышается наша жизнь. А как предметов полезных более, нежели сколько человек может обнять то здесь особенно должно обращать внимание на возраст и пол, на способности и склонности и на будущее звание учеников. Истинно полезному никогда не должно предпочитать то, что только блестит и ослепляет; да и касательно полезных предметов надобно смотреть, что́ для воспитанников более полезно и благотворно.

К сожалению, были и теперь есть люди, которые учение о св. вере ставят на последнее место или, по крайней мере, смотрят на веру, как на нечто второстепенное. Такие же понятия о ней внушают они своим детям или воспитанникам и не только не заботятся поддерживать и усиливать в них дух благочестия, но иногда еще намеренно ослабляют его в наставляемых, замечая в них горячую ревность к делам благочестия, Что удивительного, если дети, воспитанные под руководством таких родителей или учителей, не будут иметь ни любви к Богу, ни уважения к св. Церкви и окажутся холодными ко всему священному, а может быть, даже станут равнодушно смеяться над тем, в чем надлежало бы им искать своего счастия, – будут презирать св. веру и ее учение, забывая, что истинная радость человека и вечная, блаженная жизнь его приобретаются только в недрах Христовой Церкви и только чрез исполнение Божественных заповедей.

5. Что полезным предметам надобно обучать дитя, смотря по его способности, – это для каждого здраво рассуждающего человека должно быть очевидно и не требует доказательств. Ибо какого можно ожидать плода, когда воспитанник к известному предмету, например, к живописи, совершенно не показывает способностей? Самое большое прилежание не может заменить таланта. Но труднее вопрос: надобно ли при этом советоваться с наклонностями воспитанников? Известно, как переменчивы и непостоянны их наклонности: иной предмет имеет для них очень много занимательности сначала, но как скоро они испытывают трудность учения – начинают чувствовать отвращение от него и желают учиться чему-нибудь другому. Что выйдет из молодого человека, если, повинуясь влечению своих непостоянных наклонностей, он всегда будет делать только то, к чему влечет его то та, то другая наклонность? В этом отношении необходимо с ранних лет приучать детей к господству над собою, чтобы они могли исполнять обязанности, несмотря на противоборство своих наклонностей. Но родителям и воспитателям при этом надобно поступать так, чтобы дети не думали, будто их заставляют учиться известным предметам только по своенравию или упорству. Для этого учителя должны стараться, с одной стороны, хорошим обрабатыванием уроков всегда сообщать предметам новую занимательность и чрез меру не обременять детей уроками, а с другой – чаще указывать детям употребление и пользу известных предметов в жизни; на наклонность же ученика обращать внимание только в таком случае, когда она обнаруживает в нем отличные способности к известным познаниям или искусствам. Подобные наклонности обыкновенно обнаруживаются живо и постоянно и почти непреодолимо побуждают дитя испытывать себя в тех предметах, которые соответствуют его таланту. История детства отличных художников представляет нам на это ясные доказательства. Если обнаруживаются в воспитаннике отличные дарования, непреодолимо влекущие его к известному роду деятельности, то не обращать на них внимания – значило бы не уважать законов природы и ее внушений.

§ 133. В каком объеме?

1. Далее следует вопрос: в каком объеме должны быть преподаваемы предметы как необходимые, так и полезные? – Без сомнения, и здесь опять главным указателем для воспитателя должны служить последнее назначение человека к вечному единению с Богом и также предполагаемое будущее звание детей. Кроме познаний, нужных к общественной жизни, дети, выходя из училищ, должны хорошо разуметь отечественный язык и правильно говорить на нем, читать с понятием и приличным суждением, исправно и четко писать и знать правила счисления и измерения, нужные во всяком состоянии.

2. Дальнейшее расширение круга сих познаний, равно как и изучение других достойных знания предметов зависит частию от времени, определенного на учение, частию от возраста, пола, способностей и от степени прежде приобретенного учениками образования, а преимущественно от предполагаемого будущего их звания.

Некоторые родители с ранних лет приготовляют и образуют детей своих к известному только состоянию, поэтому, оставляя все другое, учат их только тому, что нужно в предполагаемом звании. Но после в воспитанниках часто оказывается или неспособность к предполагаемому состоянию, или непреодолимое нерасположение к нему; а иногда самые обстоятельства переменяются, и поступление в это состояние делается для него невозможным или выход из него необходимым. Тогда открывается, что и время, и труд, и издержки потеряны – и молодой человек в этом положении делается неспособным ни к какому занятию. Другие для избежания этой ошибки и в убеждении, что нельзя предвидеть, что выйдет из воспитанника, хотят приготовить его ко всем занятиям и по этому побуждению обременяют его множеством предметов, учат слишком многому, но ничему не учат основательно или вполне достаточно, и молодой человек, по-видимому приготовляемый для всех состояний, от того самого опять делается малоспособным к какому-либо одному из них. Впрочем, в низших сословиях будущее звание детей большею частию не подлежит никакому сомнению. Особенно это можно сказать по отношению к девицам. Посему это звание можно и должно иметь в виду при воспитании детей с самых ранних лет их. Вообще, воспитанника надобно приучать смотреть на различные состояния в человеческих обществах как на должности, назначенные человеку самим Богом. Для достижения сей цели должно внушать воспитаннику искреннее уважение к каждому общественному сословию: не надобно говорить в его присутствии ни о каком состоянии с презрением и неуважением; напротив, при всяком удобном случае нужно внушать, что все состояния служат ко благу целого; что в будущей жизни каждый получит от Бога свою награду или праведное наказание, смотря по тому, как он выполнял в настоящей жизни те или другие обязанности своего звания; что при окончании мира, на всеобщем суде, Праведный Судия спросит не о том, на каком месте кто трудился, но как кто проходил свое поприще, которое было назначено ему от Бога (см. § 2). Говоря о будущем звании воспитанника, надобно внушать ему, чтобы с благоговением и любовию просил у Бога просвещения и руководства, дабы мог ясно видеть, к чему он призывается, и беспрепятственно идти к определенному назначению. При каждом удобном случае надобно напоминать воспитаннику, что для достижения своего назначения ему необходимо содействие Божие, что, только пользуясь Божиим покровительством, каждый может быть счастлив в том состоянии, где ему Бог определил проводить жизнь свою, и что Господь являет Свою особенную милость и покровительство только достойным – только тем, которые верно ходят пред Ним, соблюдая Его заповеди. Если будущее звание воспитанника уже определено, то ему надобно внушать уважение и любовь к тому званию; надобно показывать, что, несмотря на представляющиеся трудности сего звания, он может быть счастливым и, верно проходя свое поприще, может собрать себе обильную жатву для вечности и т.п. Поэтому он должен запасаться нужными для сего звания познаниями и привычками, питать в душе своей твердое и решительное намерение – никогда не искать себе пропитания и других выгод жизни непозволительными средствами.

3. Особенно при занятии предметами совершенно полезными надобно всегда иметь в виду будущее звание воспитанника. Кто, например, детей, которые никогда не выйдут из низкого или среднего состояния, знакомит с науками и искусствами высшего общества, тот не только без пользы отнимает у них время, которое они могли бы употребить на занятия, для них полезные, но еще делается причиною того, что воспитанники впоследствии бывают недовольны своим состоянием, так как мечтали о состоянии лучшем, и потому обыкновенные дела, свойственные состоянию низшему или среднему, часто исправляют неохотно. Особенно надобно остерегаться, чтобы в девицах не возбудить охоты к сочинению книг, что́ для женского состояния и домашнего спокойствия иногда бывает истинным искушением.

Впрочем, нет правила без исключения. Есть писательницы, которые своими сочинениями показали не пустую охоту к сочинению, но глубокое благочестие и искреннюю любовь к ближним.

§ 134. Время и порядок преподавания предметов

1. Назначение времени, какое должно быть употреблено для каждого предмета, зависит от многих обстоятельств. Здесь надобно обращать внимание, по отношению к предметам, на их важность и необходимость, также на легкость или трудность с какою они изучаются, а по отношению к ученикам – на их возраст и здоровье, на их способности и приобретенные уже успехи, наконец на большее или меньшее продолжение времени, назначенного им для ученья. Добросовестный воспитатель при этом будет иметь в виду не собственное спокойствие или удобство, но всегда – важность дела, здоровье детей и возможно большую их пользу. Поэтому он не станет занимать детей в продолжение многих часов кряду или давать им уроки тотчас после обеда и т. п. – напротив, разделит день так, чтобы ученики его всегда были заняты надлежащим образом, соразмерно их силам и удобствам, и для важнейших предметов отделит время, более удобное к серьезным занятиям.

2. Равным образом предметы должны следовать так, чтобы один облегчался или подкреплялся другим и чтобы не всегда была занимаема одна и та же способность, но различные, например, то способность воззрения, то память, то разум, и т. д. Благоразумный учитель не будет ни слишком часто переменять предметы, ни слишком долго, до утомления детей, останавливаться на одном и том же.


Источник: О воспитании детей в духе христианского благочестия. - 4-е изд. - Санкт-Петербург : тип. Деп. уделов, 1877. - [2], VIII, VIII, 543 с. Авт. в кн. не указан; установлен по изд.: Межов В.И. Систематический каталог рус. книгам. Спб., 1869. № 2252.

Комментарии для сайта Cackle