Азбука веры Православная библиотека Евстафий Николаевич Воронец Воскресение Христово в современных иконописных изображениях


Евстафий Николаевич Воронец

Воскресение Христово в современных иконописных изображениях

(Посвящается П. П. Воронец)

«Да не будет нам лгать на святого» 1 .

«Исследуйте писания».

«Христос Воскрес!» 2

Величайшее и самое знаменательное событие в истории вселенной от начала мира – есть светлое и спасительное Христово Воскресение. В нем полнейшим и торжественнейшим образом выразилась победа жизни над смертью, добра над злом; в нем ярко светятся во всем своем блеске Божия свойства: Всемогущества, Правды, Милости и Любви. Воскресение Христово составляет столь возвышенное и глубокое проявление всемудрого домостроительства Божия, что оно является для всех людей, как созданий ограниченных, только ощущаемым, но еще непостижимым, благодетельным чудом, от которого зависит вся христианская вера, проповедь и вся наша жизнь, настоящая и будущая3.

Воскресение Христово полнее всех событий Библейских занимает умы и сердца христиан. Им знаменуется не только исполнение тяготевшего над землею греха прародителей, но и вместе с тем торжествуется восстановление бессмертия и высшего вечного божества, которые дарованы были Богом человеку в раю до падения. Так что, несмотря на всю глубокую и чудесную таинственность Воскресения Христова, оно есть событие столь полное радости и всяких благ земных и небесных, что мы не можем удержаться от стремления выразить его наглядно, представить его не только словом и пером, а и карандашом и кистью художника, причем искусство живописи старается изобразить нам Воскресение Христово более наглядно. В этих благочестивых и смелых своих порывах к представлению величайшей тайны Божией, живопись естественно впадает в ошибки, часто даже весьма грубые. Взявшись изобразить чудодейственную тайну, живопись вводится в ошибки и недоумения и взирающих на ся изображения. Главная и вполне устранимая причина последнего состоит в том, что, стремясь наглядно раскрыть пред нами то, что еще скрыто благим промыслом Божиим, живопись, в результате таких своих стремлений, представляет много противоречий Евангельским сказаниям и неприличных смешений истин библейских с произвольными вымыслами художников.

Поэтому-то многие художники, иконописцы и издатели священно-Библейских изображение вовсе воздерживается от изображения Воскресения Христова , представляя, вслед за погребением Христа, явления ангелов и Христа Спасителя ученицам и ученикам Господа Иисуса. Так, в роскошном и дорогом иллюстрированном издании 1878 года Библии в русском переводе, исполненном св. Синодом, с 230 рисунками европейского художника-библииста Доре, равно как иллюстрированном ученом издании 1870 года «Толкового Евангелия на славянском и русском наречии», известного епископа Михаила – нет вовсе изображения Воскресения Христова. Вслед за погребением Христа Спасителя в этих изданиях представляется прямо уже благовестительное «Явление ангела мироносицам»4. равным образом при издании сведений о Праздниках, по классическому труду прот. Дебольского, помещенных в известном ученом, роскошном и полнейшем сборнике «Житий Святых» Филарета, архиепископа Черниговского, изд. 1885 года, с изображениями святых и всех Праздников, специалиста по иконописанию, известного академика Ф. Г. Солнцева, и при таких же изображениях Праздников в книгах «Жития Святых», С. Дестунис, издания 1886 года, – нет вовсе изображения Воскресения Христова, при описании великого события Воскресения, изобразил «Изведение Праотцов из ада»5 Воскресшим Христом. На эту широкую и общую тему в Евангельских повествованиях нет стеснения благочестивой и художнической фантазии, и это изображение у академика Солнцева прекрасно и полно библейских идей. Такое же изображение «Изведение Праотцов из ада» помещено в «Иллюстрированном Православном Церковном Календаре», при описании Воскресения Христова в день Св. Пасхи6. Также еще и в брошюре, издания Сытина и К0 текущего 1889 года, озаглавленной «Двунадесятые праздники и Воскресение Христово – нет изображения Воскресения Христова, а вместо него помещено фантастическое представление изведения праотцов из ада7.

С другой стороны везде, где только встречаются не только художнические картины, а именно иконографические изображения с названием их «Воскресением Христовым», они представляют неверное, извращенное, изумительное, неприличное изображение не только главных идей таинственного Воскресения Христова, но даже обстоятельств исторических и предметов реальных, относящихся к этому великому событию и определенно описанных в Святых Евангелиях. Так, например, в известной книге магистра богословия, священника Василия Гречулевича, впоследствии епископа Виталия, «Подробный сравнительный обзор Четвероевангелия, как пособий к основательному изучению евангельской истории», – Воскресение Христово изображено следующим образом: На открытом месте, представлен несколько возвышающимся над землею, продолговатый камень, точно ящик-гроб. Над открытым верхом этого ящика-гроба изображен возносящийся Христос, спереди почти весь обнаженный, сзади покрытый плащом; правая рука Христа поднята выше головы с ладонью, раскрытою вперед, а левая отстранена от тела, но в высоту наравне с животом и также ладонью вперед; – обе руки не благословляющие; кругом головы и рук только до пояса сияние. У одного края каменного ящика, вероятно, на камне, сидит Ангел, смотрящий на возносящегося Христа, и одну руку приложивши к своей груди, а другою указывающий на воина, лежащего у ног его на боку, в испуганной, но защищающейся позе. Второй воин лежит у ящика-гроба в подобном же испуганно-защищающемся положении, как первый; а третий воин, с поднятым над головой щитом, наклоненным вперед, в позе стремящегося в сторону взлетающего Христа. Вдали чуть виден город Иерусалим, а между ним и описанною группою – три мироносицы8.

– Еще, например, в издании изображений 12 Праздников, 1887 года, г-жи Бахметьевой, одобренном к распространению Министерством Народного Просвещения, академик художник Вл. Маковский представляет Воскресение Христово в следующем вполне только произвольном виде: Пред огромною каменною стеною, в которой видна запертая дверь, стоит на земле до низа живота обнаженный Христос; правою приподнятою рукою Он благословляет, а в левой держит, упирающееся в землю, древко огромного знамени, верх которого даже не вместился на большой площади всего рисунка. Сверху головы Христа сзади и до земли виден большой и полный плащ. Вот и весь рисунок, оригинальный по полному произволу и отсутствию изображения всех реальных предметов, упоминаемых в Евангелиях при сообщении и Воскресении Христовом.

Совсем противоположную описанным изображениям, хотя также произвольную, картину Воскресения Христова представляет художник В. С. Крюков, в издании больших картин к св. Писанию известного, С.-Петербургского заведения метахромотипии и литографии Ракочий и Комп. Он изображает наружную часть большой скалы с запертою дверью, к которой приложены печати и привалены на треть двери камень. Внизу скалы и двери и две каменных ступеньки. На верхней из них, перед дверью скалы, стоит Христос, до низа живота обнаженный. Правая рука Христа несколько поднята по направлению к камню, лежащему у двери скалы, а левая опущена, но обе не благословляющие, а с вывернутыми наперед ладонями. Внизу, около второй ступеньки помещены два ангела, из коих один коленопреклоненный, с опущенными веками, наклоненной головой и скрещенными на груди руками; а второй стоит на одном колене, смотрит на Христа и рукою указывает на лежащие на земле, у ног ангелов, щит, копье и меч воинов, – точно (была битва) доспехи эти отняты ангелами у воинской стражи иудейской. Из-за скалы, сбоку видны отчасти фигуры мироносиц. – А еще в Московском издании 1888 г., отдельных, большего формата, хромолитографированных картин: «Двунадесятые праздники и Воскресение Христово», – книгопродавца И. Д. Сытина и Комп., Воскресение Христово изображено, по немного измененному рисунку художника профессоро Плокгорста, так: На темном ночном фоне, одетый, Воскресший Христос стоит на небольшом облачке, которое лежит на большой и толстой каменной плите, очевидно отваленной ангелом от двери пещеры, в которой был гроб; верхняя часть этой двери видна с правой стороны от Христа. В левой руке Христос держит тонкое и длинное, упирающееся в облачко у ног Христовых, древко небольшого победного знамени, на котором изображен крест. Правая рука Христа поднята и представлена благословляющею с христианским священническим перстосложением. С правой стороны Воскресшего Христа, с боку каменной плиты, на коей облачко, служащее подножием Христу, находится ангел, преклоненный на левое колено и в левой руке держащий пальмовую ветвь, а правую приложивший к своей груди. Взор ангела поднят на Христа. Совсем близко ко Христу и ангелу изображены три воина. Один из них представлен убегающим, другой полулежащим у каменной плиты, при ногах Христа, и точно он защищается от ангела, так что щитом своим он как-бы касается правого колена ангела. Наконец с левой стороны Христа во мраке видны три фигуры жен мироносиц и часть горы Голгофы с тремя крестами.

Из иконографических изображений Воскресения Христова в изданиях, служащих пособием по изучению Закона Божия, сравнительно лучшим является новое, текущего 1889 года, С.-Петербургское издание торгового дома Фену и Комп. с картографическими заведением Ильина, под заглавием: «Двунадесятые праздники и Воскресение Господне», по рисункам В. С. Крюкова, С.-Петербург 1889 г. «Определением Св. Синода от 11 марта 1888 года изображения эти одобрены в качестве учебного пособия по Закону Божию для начальных училищ всех ведомств и наименований». Такого полного одобрения ни на одном из прочих изданий не встречается, и действительно оно лучше по всему. Изображение «Воскресения Господа Иисуса Христа» в этом новейшем издании, хотя и того же художника В. Крюкова, который в других местах при Воскресении изображает Христа в неприличном возлетающем, обнаженном положении, но здесь оно совсем иное, несравненно менее произвольное и очень подходящее к Евангельским сказаниям, хотя и не вполне. Большая часть рисунка, ширина даже вся, исключая маленького уголка, занята пещерою-скалою. В свою очередь большую часть представленной пещеры занимает затворенная дверь, запечатанная большими печатями, которые целы. Порог этой двери прямо на земле, без ступеней. На земле пред дверью лежат во всю ширину рисунка копье, меч, щит и красный плащ одного воина, слишком уж аккуратно сложенные. Христос Спаситель изображен на фоне пещеры, пред дверью ее, на столько возносящимся над землею, что плечи Его выше верха двери, а ноги выше порога двери на седьмую часть длины двери. На Тело Христово наброшен белый плащ так, что правая рука и бок груди обнажены. Положение руки странно опущенное вниз и распростерто в ширину, с вывернутыми вперед ладонями и растопыренными пальцами. Вместо сияния, кругом только головы желтый венчик с тремя буквами. С правой стороны пещеры в маленьком уголке, на последнем отдаленном плане, представлено очень слабо и небрежно несколько кривых деревьев, а под ними по дорожке идущие к пещере три фигуры жен мироносиц. Ни ангела, ни воинов нет вовсе.

Распространять изображения Воскресения Христова, составляемые художниками, иллюстрированные журналы, и многие провинциальные иконописцы исполняют, поручаемые им, заказы с этих изображений. Так например, во «Всемирной Иллюстрации» за первую половину 1886 года, между рисунками главных художественных икон Исаакиевского С.-Петербургского Собора, помещен снимок изображения «Воскресения Христова» с иконы, бывшего в нашей академии художеств, профессора Штейбена. У Штейбена каменный ящик-гроб представлен на открытом месте, на земле среди рисунка. Над этим гробом, возлетающий и парящий в воздухе и до низа живота совсем обнаженный, Христос с широко развивающимися волосами и руками, очень широко распростертыми и поднятыми к небу, куда обращен и лик Христов. Гроб на земле окружен тремя воинами, из коих один лежит спокойно на своих руках, как спящий, или мертвый; другой спокойно сидит на земле, обняв руками колено одной ноги своей, и с небрежным удивлением смотрит на взносящегося к небу Христа; а третий воин стоит несколько наклоненным и испугано смотрит на Христа, копье свое однако поднимает, точно защищаясь, по направлению к Христу. Ни Ангела, ни пещеры, ни мироносиц нет. Это иконографическое, из столичного собора распространяемое, изображение представляется не должным смешением странных и произвольных идей, с полным отсутствием обстановки, напоминающей Евангельское сказание… – Еще например также очень произволен рисунок Воскресения Христова известного и знаменитого исторического живописца Карла Брюллова, подлинник коего находится в бывшей Кокоревской коллекции, а копии распространяются с восхвалениями многими русскими иллюстрированными журналами9. На рисунке Брюллева, в небесах выше всего какая-то арка, не во весь рисунок, а только над серединою его. Внутри этой арки, вверху, над головою Христа, спускающиеся к Христу лучи сияния Духа Святого. С левой стороны арки изображен Бог Отец, с распростертыми благословляющими руками; а с правой стороны большой четырехконечный крест в облаках, поддерживаемый маленькими, голенькими ангелочками. Ниже, по сторонам в облаках же, два одетых больших ангела; тот, который на право, держит на голове своей чашу, а тот, который на левой стороне, держит Евангелие. Между этими двумя ангелами, изображен Христос возносящимся, молодым и совсем, исключая только полосы внизу живота, обнаженным. Правая рука Христа поднята вверх, а в левой Он держит развевающееся знамя креста. Ниже, расставленных странно и висящих в воздухе, ног Христа, на некотором расстоянии каменная ступенька, внизу которой с левой стороны коленопреклоненный ангел, левою рукою и головою поддерживает отваливающийся, недалеко от Христа, камень или плиту, вероятно который был привален к двери пещеры, где был погребен Христос. Из-за спины Христа виднеется, фантастически развивающиеся, плащ одеяния Христова. Очевидно, что такое изображение Воскресения Христова очень не согласно с обстановкой, намечаемою Евангелием, и не выражает никакого высокого идеала, ни высшего чуда, а представляет смешение всяких произвольных фантазий лишь только самого художника.

Несравненно ближе к Евангельскому сказанию является изображение Воскресения Христова, представленное почтенным русским академиком В. В. Васильевым, с глубоким религиозным увлечением и патриотизмом написавшим множество (несколько сот) иконостасов церквей Северо-Западного края, Кавказа и С.-Петербурга, по заказам покойной Императрицы Марии Александровны, министров и частных лиц… На изображении Воскресения Христова академика Васильева помещенном в 1882 г. во «Всемирной Иллюстрации»10, почти весь фон рисунка занимает большая дверь входа в пещеру, где был погребен Христос. Камень, которым дверь эта заставлена, с обоих боков запечатан целыми печатями. У этой закрытой и запечатанной двери почти во всю величину изображен величественно стоящим Христос, в одеянии, только с немного обнаженным местом проколотого бока Его. Обе руки Воскресшего Христа приподняты в высоту головы Его и имеют вид благословляющими на бое стороны, с перстосложением по обычаю священнохристианскому. От двери пещеры идут две ступеньки, внизу которых на земле, коленопреклоненными изображены два ангела в одеянии. Находящийся на правой стороне ангел с наклоненною головою и скрещенными на груди руками; ангел же с левой стороны благоговейно взирает на Христа с опущенными вниз несколько разведенными к земле руками, точно он просит Воскресшего Христа сойти со ступеньки на землю или благословить землю. На головах обоих ангелов диадемы. У ног ангелов на земле меч и щит, бывшей при пещере воинской стражи иудейской.

Также лучше многих прочих изображений Воскресения Христова, виденное мною в фотографическом снимке, величиною в 5 вершков длины и 3 ширины, с вытесненными словами: «Академика Шокарева". Это изображение представляет на очень темном, ночном фоне Воскресшего Христа вполне одетым, по обыкновению, и занимающим средину рисунка, в длину большую его часть. Кругом всего Христа прекрасно изображены лучи сияния, сильнейшего вокруг головы, расходящегося до ног по всему темному фону рисунка. Стоит Воскресший Христос на небольшом облаке, которое помещено на большой каменной плите, очевидно отваленной ангелом от двери пещеры; верхняя часть двери этой видна с права из-за лучей сияния от Христа. В левой руке Воскресший Господь держит тонкое и длинное, упирающееся в облако у ног Христовых, древко небольшого победного знамени, на котором изображен крест. Правая рука Христа поднята выше головы и представлена благословляющею с христианским священническим перстосложением. С правой стороны Воскресшего Христова, у открытой двери пещеры, с боку каменной плиты, на которой находится облачко, служащее подножьем Христу, находится ангел, преклоненный на левое колено и в левой руке держащий пальмовую ветвь, а правую приложивший к своей груди. Взор ангела благоговейно поднят на Воскресшего Христова. Наконец с левой стороны, вдали, во мраке видны три фигуры жен мироносиц, кусты, деревья и часть горы Голгофы. – В ухудшенном виде это фотографическое Шокаревское изображение Воскресения Христова находится в журнале «Нива» за 1882 год и названо рисунком профессора Плокгорста. В нем правая нога и грудь у Христа обнажены, в левой руке нет знамени, а ей дано очень странное опущенное положение. Затем прибавлено изображение трех воинов, поставленных очень близко ко Христу и ангелу. Один из них представлен убегающим; другой полулежащим у каменной плиты, при ногах Христа, и точно он защищается от ангела, так что щитом своим он как бы касается правого колена ангела, а третий воин лежит совсем у ног ангела и одним своим приподнятым коленом будто касается одеяния ангела. И эти три, столь приближенные ко Христу и ангелу, воина портят все иконографическое впечатление… Затем фигуры жен мироносиц также очень приближены, и на горе Голгофе представлены хорошо видными три креста. – И весьма достойно сожаления, что компания московских издателей для народа, хорошо окрашенных, хромолитографированных изображений двунадесятых праздников и Воскресения Христова пользуется не Васильевским и Шокаревским изображение, а именно Плокгорстовским, ухудшенным.

В новейшем дорогом иллюстрированном журнале «Новь» в 1886 году11 представлено Воскресение Христово по рисунку известного художника Шнорра, служащего образцом для многих русских иконописцев. На рисунке Шнорра представлена часть пещеры с открытой дверью. Вверх из отверстия этой двери поднимаются облака, а внизу ее на пороге открытый ящик-гроб. Христос изображен вылезающим из этого ящика-гроба, так что правою ногою Он стоит еще на дне гроба, а левою на поперечном краю его. Руки Христа широко распростерты; в правой Он держит древко небольшого знамени, которое упирается рядом с ногою Христа о край гроба; а левая рука Его с раскрытою ладонью, в виде неблагословляющем. Обе руки и правый бок обнажены. Голова несколько приподнята вверх и взор обращен к небу. Лучи сияния представлены исходящими не от Христа, а сверху спускающимися на Христа. Всему телу Христову дано положение не прямое, а несколько боковое. С левой стороны ящика-гроба, совсем снаружи пещеры, на толстой большой каменной плите, в очень странном и неловком положении, посажен ангел, с расставленными коленами, из коих правое приподнято, а левое несколько опущено. Правою рукою этот ангел опирается на плиту, а левою, вытянутою по направлению ко Христа, он точно отстраняет Христа. Смотрит ангел как-то странно на Христа. С боку ангела, на земле, около плиты и одного угла гроба представлен воин с мечом в правой руке, но лежащим на коленях и руках лицом к земле, а спиною кверху. Рядом с ним, у другого угла гроба полураспростертый на одном колене и рукой второй воин, голову и лицо повернувший ко Христу. За этим воином, с правой стороны Христа, представлен во всеоружии убегающим третий воин, а напротив него, точно заслоняющим ему путь, изображен еще воин без каски, в правой руке держащий какое-то древко, а левою высоко приподнявший вверх с растопыренными пальцами. Выше ангела видна гора, и из-за горы вдали три мироносицы.

В «Нови» же, в статье Ф. Ильина «Пасха в искусстве», сказано, что по древним преданиям, согласно с указаниями греческого иконописного подлинника Дионисия, Воскресение Христово изображается так: «гроб полуоткрыт; два ангела, одетые в белом, сидят по сторонам его. Христос попирает ногами камень, которым был прикрыт гроб. Правою рукою благословляет, а в левой держит знамя с золотым крестом. Внизу воины убегают, другие пали на землю, словно мертвые. Издали приближаются мироносицы»12.13

В единственном духовном иллюстрированном журнале «Русский Паломник», который издается лишь четыре года, в 1887 году было помещено изображение Воскресения Христова с рисунками Брюллева14, уже описанного здесь выше и который полон символической и произвольной фантазии художника, но почти не имеет евангельских черт, относящихся к Воскресению Христову. А в 1888 году в «Русском Паломнике» находится изображение Воскресения Христова без означения, с рисунка какого иконографа сделан тот снимок, но в главных чертах, с некоторыми только изменениями в частностях, он схож с рисунком художника Крюкова, изданным заведением Ракочий и К0. Так на нем также представлена15 наружная угловая часть большой пещеры с запертою дверью, к которой с двух боков приложены и видны целыми печати. На ступеньках, пред дверью пещеры стоит Христос, вполне одетый и обеими приподнятыми руками благословляющий с перстосложением по христианскому епископскому обычаю. Позади Христа, между Им и дверь пещеры, во весь Его рост и ширину представлено острыми зубцами, которые вероятно должны выражать лучи сияния. На земле у ступеньки, по обе стороны Христа, изображены коленопреклоненными два ангела с несколько наклоненными головами и с приложенными к груди руками. Христос стоит прямо, а ангелы боком. Далее от Христа за ангелами, на земле лежит человек, вероятно воин, спиною вверх, совсем обутый и одетый, только с непокрытою головою, лицом, лежащими на руках к земле, точно спящий. Из-за угла пещеры видны отчасти три мироносицы.

Переходя от описания иконографических изображений Воскресения Христова в распространенных, не дешевых изданиях, служащих образцами для иконописцев и отчасти пособиями для усвоения рассказов Священного писания о главнейших Библейских событиях, – переходя, – говорю, – к дешевым изданиям для народа и по преимуществу к иконографным изображениям при брошюрах, описывающих именно Воскресение Христово, находим изображения Воскресения столь же несообразные с обстоятельствами, точно указанными в Св. Евангелиях, и столь же произвольные, как и в описанных выше более дорогих изданиях. Так например на первой странице брошюры «Светлое Воскресение Христово» издания С.-Петербургской фирмы книжного магазина «Народная польза», в конце 1887 года напечатано и распространяется очень произвольное изображение Воскресения Христова по рисунку художника В. Крюкова. Кругом каменного ящика-гроба, представленного на открытом месте, три воина. Один совсем лежит на земле около гроба; другой в полулежащем положении напротив первого; а третий воин стоит около второго, совсем близь гроба, полунаклоненным, правою рукою опираясь на второго воина, а левая у него поднята со щитом вверх, точно он защищает себя. Между первыми двумя воинами на земле разбросано их оружие, и более никого и ничего на земле не представлено. Над открытым же гробом, высоко в воздухе изображен Христос, летящий в неприличном положении. Он весь обнажен; пелены, узко перекинутые чрез правую Его руку, прикрывают поперек едва только низ живота и развиваются с левой стороны в воздухе. Лик Христов повернут в левую сторону, руки на сколько возможно широко распространены в косом направлении, правая в сторону, а левая к верху и ладони рук вывернуты; ноги также, соответственно рукам, правая согнута выше, а левая вытянутая к низу. За головою и плечами Христа, – служащею им как бы фоном, – представлена пятиконечная звезда. – Еще, например, хотя иначе, но также произвольно и не верно изображено Воскресение Христово не означенным художником при брошюре, изданной в С.-Петербурге в 1887 году, известным почтенным протоиереем В. Михайловским и озаглавленной: «Светлое Христово Воскресение». Во всю площадь рисунка до земли представлено что-то вроде стены, сложенной из камней. На середине этой каменной стены изображен Христос, высоко стоящий в воздухе и окруженный сиянием. Он в широком плаще, перекинутом через левое плечо, а правое и обе руки обнажены; в руках Он не держит ничего и они вывернуты ладонями вперед. Вознесенным над землей представлен Христос столько, что ступни Его ног находятся на высоте голов ангелов и стоящих воинов. Ангел один сидит на конце чего-то и правою рукою опирается на то, на чем сидит, а левая у него приподнята с выставленным указательным пальцем по направлению ко Христу. Воинов на этом изображении Воскресения восемь голов в смятенном положении. Из них три представлены убегающими; один лежащим близь ангела и заслоняющимся щитом; один убегающим от ангела; два со согнутыми спинами, коленопреклоненными и держащимися руками за головы; а еще один воин представлен напротив идущим к ангелу, но без каски-шлема; правою рукою он закрывает правую сторону лица своего, а левая у него поднята вверх с распростертыми пальцами. Между ногами этих карикатурных воинов валяются в беспорядке разные воинские доспехи.

Киевского издания изображение Воскресения Христова не менее произвольны и странны. Так, например, при брошюре, озаглавленной «Последование на день Святой Пасхи», напечатанной в типографии Киево-Печерской лавры в 1858 году, при изображении Воскресения Христова, нет ни ангелов, ни воинов, ни мироносиц, а представлен на земле лишь только гроб с карнизами и украшениями, на подобии современного гроба для Плащаниц церковных. Начиная от верха гроба до верха рисунка, представлены все облака. В середине этих облаков изображен Христос, стоящим в облаках над срединою открытого гроба; спереди Христос весь обнажен, исключая низа живота, а за спиною Его развевается широкий плащ, на подобии мантии, верхние концы коей соединены или застегнуты на шеи. Кругом головы Христа лучи сияния, нисходящие до ног; в левой руке Его, немного отстраненной в бок, длинное древко развевающегося знамени, а в правой, приподнятой, какой-то овальный предмет, точно пучок из нескольких немного согнутых тонких проволок… – Еще, например, в книге издания Киево-Печерской лавры в 1883 г., озаглавленной «Правила готовящимся к служению литургии святыя» и т. д., на четверке 161, Воскресение Христово изображено так: фон рисунка представляет небо. На небесном фоне Христос, возносящийся и до низа живота обнаженный. Обе руки Его распростерты вверх к небу; кругом головы лучи сияния, простирающиеся до пояса. Под ногами Христа каменный ящик-гроб, а плащ, коим прикрыта нижняя часть тела Его, спускается во внутренность гроба. По другую сторону гроба перекинута пелена, частью еще находящаяся внутри гроба. С левой стороны возносящегося Христа стоит ангел, смотрящий на Христа, правую руку приложивший к своей груди, а левою точно указывающий на толстую каменную плиту, лежащую около гроба. Ни пещеры, ни воинов, ни мироносиц и ничего более нет. – А в Киево-Печерском же издании 1885 года «Последование на день Святой Пасхи» Воскресение Христово изображено уже лучше, чем в прежнем издании этой брошюры: На открытом месте точно на лавочке спокойно сидит ангел и, прислоняя к своим коленам, продолговатую каменную плиту, держит ее обеими руками. Остальной фон рисунка покрыт облаками от земли до неба и среди этих облаков изображен Христос, возносящимся и спереди совсем обнаженным, исключая низа живота и правой руки. На спине же и на правой руке накинут плащ, или пелены. В правой руке Христос держит тонкое древко знамени, на коем изображен крест, а левая поднята у него выше головы с ладонью, вывернутою вперед. Взор Его обращен также к верху, а кругом головы, немного склоненной направо, сделан круг сияния. Более на рисунке нет никого и ничего.– Совсем такое же изображение находится на брошюре: «Служба с акафистом Живоносному гробу и Воскресению Господню», – издания Киево-Печерской лавры в 1884 года, равно как на многих прочих ее изданиях, например: «Чин литургии Св. Василия Великого» и «Служба в день Воскресения». Подобно же произвольны и неверны изображения Воскресения Христова изданий Московских. Так, например, в брошюре отца Бухарева. «Рассказы о праздниках православной церкви с картинками праздников, как приложение к книгам по Закону Божию для народного чтения и употребления в школах», – а также еще в отдельных картинах к Священной Истории с кратким текстом, издания Московской Детской и Педагогической Библиотеки, равно как в брошюре: «Христос Воскресе?» – отдела Общества Любителей Духовного Просвещения, издания 1883 года, – Воскресение Христово изображено так: Почти весь фон рисунка занят частью большой пещеры, с открытою дверью, или входом. С правой стороны этой открытой двери, на ступеньке, стоит совсем одетый Христос с сиянием кругом только головы и с приподнятыми руками, распростертыми на обе стороны, на подобие благословляющих по еврейскому обычаю. По бокам Христа, на ступеньке же два ангела коленопреклоненных; тот который с левой стороны, с наклоненной головой и с руками, скрещенными на груди; а тот, что с правой, смотрит на Христа и, распростертыми вниз руками, указывает на коленопреклоненного и согнутого воина, в испуге отстраняющегося от ангелов; на земле же перед другим ангелом видны доспехи и часть совсем лежащего воина. Нигде не означено с чего рисунка сделано это изображение Воскресения Христова.16

Также неудачно изображение Воскресения Христова на обертке превосходной по тексту брошюры Московского Отдела распространения духовно-нравственных книг при Обществе Любителей Духовного Просвещения под заглавием: «Светлое Христово Воскресение, издания 1884 года, напечатанное и на обертке брошюры Общества «Христос Воскресе! День Святой Пасхи». Фон всего рисунка занят какими-то мрачными облаками от земли до верхнего конца рисунка. В середине этих облаков, как бы в отверстии неправильной формы, изображен полуобнаженный Воскресший Христос, все тело Которого окружено густыми лучами сияния. Руки Христа распростерты и приподняты к верху с раскрытыми ладонями. У ног Христа, в облаках же, представлена с левой стороны в полуотваленном положении длинная и очень узкая каменная плита, которую на середине ее обнял и точно отваливает ангел, стоящий также в облаках. С правой стороны Христа, напротив ангела, только ниже ангела, стоит на земле вооруженный воин; в правой он держит копье, на которое опирается, а левая у него приподнята над головою. Второй воин в полулежачем положении, точно упал между первым воином и ангелом. Кем составлено такое оригинальное изображение, не означено.

Гораздо более приличное из всех иконописных изображений Воскресения Христова, встречающихся в изданиях дешевых брошюр, описывающих Воскресение Христово, находится изображение на 4-й страницы брошюры: «Последование в неделю Святые Пасхи» издания 1886 года С.-Петербургской Синодальной Типографии, по благословлению Св. Синода. Весь фон рисунка занимают, в овальной форме яйца, световые полосы в несколько теней. Внизу рисунка чрез этот фон виднеется ступенька. На ступеньке изображен идущим Воскресший Христос. Обнажены у Христа только правая часть груди, ребер, правое плечо и рука, которая приподнята и благословляет по священно-христианскому обычаю перстосложением креста. В левой руке Христос держит тонкое, короткое древко, приподнятого над его головою, знамени с изображением креста. Кругом головы Христа светлый небольшой венчик сияния, а над ним буквы: IC. и ХС. Под благословляющею рукою Христа, с правой стороны, на земле ангел, обращенный ко Христу, коленопреклоненный, с полунаклоненными головою и спиною и с скрещенными на груди руками. С левой стороны Христа, на земле, отчасти виден коленопреклоненный испуганный воин, отвращенный от Христа. Хотя при этом издании не означено кем составлено помещенное в нем изображение Воскресения Христова, но издатель иконописных изображений Праздников и Святых, написанных академиком Солнцевым, письменно и решительно засвидетельствовал мне, что в описанном Синодском издании «Последование в неделю Св. Пасхи» рисунок составлен академиком Солнцевым. И точно такое же изображение Воскресения Христова напечатано еще при издании «Молитвослова» полного с 2-мя акафистами, и еще в книге: «Акафисты с канонами» в 8-ю долю церковной и гражданской печати.

В продаваемых для народа отдельными листами дешевых священных изображениях, снимки изображения Воскресения Христова делаются к сожалению с худшим рисунком и потому особенно неприличны, произвольны и резкие черты искажения Евангельских идей и сказаний в них доводится до крайности. Так, в издании 1882 года хромолитографии Морозова, края рисунка заняты темными облаками, доходящими до середины внизу до отверстия раскрытого ящика-гроба, стоящего на земле на открытом месте. Над таким, искаженно представленным, гробом изображен возлетающим очень телесным и в неприличном, странном положении Христос. Он весь обнажен; узко сложенный кусок материи, перекинутый через левую руку не совсем прикрывает даже низ живота. Руки Христа, на сколько возможно, широко распростерты в косом направлении, а левая рука к низу и в ней держит Христос толстое, длинное древко большого белого знамени с красным крестом. Ноги соответственно рукам правая вытянута вниз, а левая согнута и поднята. Кругом головы Христа белый венчик сияния, а кругом всего тела большие, широкие желтые в две тени полосы сияния. Перед гробом, на земле, два воина, один в сидячем положении, с раскрытою головою, за которою он держится рукою; другой воин против первого на коленях, выронивший из руки меч. А за вторым воином стоит ангел с лицем, обращенным к воинам, и приподнятыми по направлению к ним руками, точно он прогоняет воинов. Впечатление вообще от такого изображения очень воинственное, бурное, не соответствующее свойствам христианского вероучения. Другое изображение Московской же хромолитографии Морозова, при двенадцати праздниках, на листе, издания 1880 года лучше. Воскресший Христос, совсем одетый и благословляющий обеими руками, стоит пред частью огромной скалы на небольшом облачке, лежащем на верхней каменной ступеньке. По бокам Христа, на ступеньке же, два коленопреклоненных ангела, из коих один смотрит на Христа, имея руки распростертыми и опущенными вниз, а другой ангел с наклоненною головою и скрещенными на груди руками. В маленьком уголке, незанятом скалою, видно немного неба и отчасти три фигуры жен мироносиц.

Также произвольно и неприлично изображение Воскресения Христова на листе Двунадесятых праздников, издания 1886 г. Сытина и К0 . Открытый гроб-ящик представлен среди зеленого луга. Ангел, сидя на одном краю, держит на своих коленах большую каменную плиту и смотрит вверх. Перед гробом один воин без шапки, или шлема, представлен в положении кувыркающегося; у его ног сидит на земле, отвернувшись от гроба и закрыв лице руками, другой воин; а третий по другую сторону гроба убегает гигантскими шагами, голову повернув к зрителю. Фон от земли до верха рисунка из облаков и грубых полос сияния, на котором изображен возлетающим со знанием Христос, совсем обнаженный, исключая части низа живота, и в такой же распростертой странной и неприличной позе, как в описанном выше издании Морозова. – В другом же издании 1887 года Сытина и К0 на листе «Явлений Господа Иисуса Христа», – Воскресение Христово изображено неприлично, но комично. Открытый ящик-гроб представлен не поперек рисунка, а вскользь от заднего угла. В конце ящика два воина, наклоняясь и спотыкаясь, торопливо убегают. Ангел изображен идущим по земле, а Христос идущим в воздухе, несколько выше ангела, над самым гробом, с распростертыми руками, держа в правой руке тонкое древко знамени с крестом, – точно будто ангел и Христос бегут за воинами и подгоняют их, ангел правою, а Христос левою рукою. Христос обнажен только до живота.

Равно несоответствующее Светлому Христову Воскресению представление производит изображение Воскресения Христова Московского издания 1883 года, в 11 вершков высотою, хромолитографии Абрамова. Обстановка оно совсем одинаково с изображением художника Крюкова, в описанном выше С.-Петербургском издании «Народной Пользы», только там не видны, а у Абрамова оказывается, сидящий у гроба ангел и с одной стороны фигуры трех жен мироносиц.

Затем между лежащими воинами в издании Абрамова сделана большая расщелина в земле, точно они на краю пропасти и кругом них набросано несколько камней. Ангел смотрит не на Христа, а на воинов. Сам Христос представлен высоко возлетающим в разверзшихся темных облаках, освященных только кругом Христа, почти совсем обнаженного, с неприличным, странным распростертым, исковерканным положением ног и рук с распростертыми пальцами. Так что с неба на землю, вместо светлого, производится мрачное, тяжелое впечатление

Также произвольны и очень искажают Евангельские сказания и прочие распространяемые иконописные изображения Воскресения Христова, как например роскошного по краскам и позолоте и не дорогого отдельными листами Варшавского издания Трейлера, Конради и Таубе, дозволенного С.-Петербургскою Дух. Цензурою в 1884 году. Издания эти представляют каменный раскрытый гроб, в виде продолговатого ящика, вовсе на открытом месте на песке, вне скалы, или пещеры, окруженным кустиками травы и цветков и тремя воинами в полулежащем и устрашенном положении. Ангел, с совсем закрытыми глазами, стоит и держит каменную плиту, вероятно как крышку гроба. Христос, одну ногу еще держащий немного в гробу, в одних изданиях менее, в других более обнажен, и представлен возносящимся от гроба с знаменем креста в правой руке и поднятою вверх левою рукою на одних листах, а на других без знамени, с обеими просто распростертыми к верху руками, – не благословляющими. Вверху с одной стороны светлые облака, с другой часть скалы, а посреди ясное голубое небо. На иных Варшавских изданиях скалы вовсе нет, а по обеим сторонам от гроба до верху только все светлые облака.

Насколько десятков, описанных здесь, иконописных изображений Воскресения Христова, составленных известными нашими академиками и художниками, представлены мною 17 , как употребляемые примеры, как образцы, практикуемых современных изображений Воскресения Христова. Ни в каком из них не найдя требуемой верности и полноты изображения даже обстоятельств исторических и предметов реальных, относящихся к светлому Воскресению Христову и определенно означенных в Святых Евангелиях, – попытаюсь, постараюсь, с Божьей помощью, представить теперь возможно вернейшее описание иконописного изображения напоминающего Воскресение Христово и указывающего те идейные принадлежности, кои обязательно должны быть представлены нам при изображении Воскресения Христова искусством живописи, чтобы оно не было произвольно, неприлично и лживо.

Как и в какой именно момент совершилось самое чудодейственное Воскресение Христово? – этого во святых Евангелиях не возвещено. На эти вопросы Слово Божие не отвечает потому, что подобные чудеса суть тайны всемогущества Божия. Тем не менее в описаниях святыми Евангелистами событий, предшествовавших и последовавших Воскресению Христову, возможно найти те обстоятельства времени, места и те предметы, живописное представление которых наглядно давало бы нам понятие и верно напоминало бы о Христовом Воскресении. Слово Божие свидетельствует об этом между прочим следующие:

«Близь места того, где Он (Иисус Христос) был распят, был сад и в саду в (скале) гроб новый, в котором еще никто не был положен18. Когда настал вечер (Пятницы), Иосиф из Аримафен, города Иудейского, человек богатый, знаменитый, член совета (Синедриона иудейского) который также учился у Иисуса (но тайно из страха иудеев) просил Пилата (правителя), чтобы снять (с креста) Тео Иисуса; и Пилат позволил19. Пришел также и Никодим, один из учителей и начальников иудейских (приходивший прежде к Иисусу ночью)20. И так они взяли тело Иисуса и обвили его пеленами (чистою плащаницею) с благовониями, как обыкновенно погребают иудеи. И положил Его (Иисуса) Иосиф в новом своем гробе, который был высечен в скале; и привалив большой камень к двери гроба (к двери скалы-пещеры), удалился, ради (пятницы иудейской) наступления субботы21.

«На другой день, который следует за пятницею, собрались первосвященники и фарисеи к Пилату (правителю) и говорили: господин! Мы вспомнили, что обманщик тот, еще будучи в живых, сказал: после трех дней воскресну. И так прикажи охранять гроб, чтобы ученики Его, пришедши ночью, не украли Его и не сказали народу: воскрес из мертвых». Пилат сказал им: «Имеете стражу; пойдите, охраняйте, как знаете». Они пошли, и поставили у гроба стражу и приложили к камню печать 22 .

«Но Бог воскресил Его (Иисуса Христа), расторгнув узы смерти, потому что невозможно было ей удержать Его, Начальника жизни. Сего Иисуса Бог воскресил в третий день, чему все мы свидетели, и дал ему являться не всему народу, но свидетелям предизбранных от Бога, тем, которые с Ним ели и пили, по воскресению Его из мертвых»23.

«Мария Магдалина и Мария Иаковлева, и Соломия, купившие ароматы и приготовившие благовония и масти, возвратившись (от погребения Иисуса Христа в Пятницу), по прошествии Субботы, на рассвете первого дня недели (собрались), чтобы идти помазать (тело) Его24. И вот сделалось великое землетрясение (около гроба, до прибытия этих жен ко гробу); ибо Ангел Господень сошедший с небес, приступив, отвалил камень от двери гроба, и сидел на нем25. Вид его был, как молния, и одежда его была, как снег. Устрашившись его стерегущие (воины римской стражи) пришли в трепет и стали, как мертвые 26 . (Очнувшись же, придя в чувства, стражи убежали скорее от гроба) и пришедши в город (Иерусалим), некоторые из стражей донесли первосвященникам о всем случившемся»27.

"А Мария Магдалина, и Мария Иаковлева, и Соломия, и вместе с ними некоторые другие женщины в первый же день недели очень рано, на рассвете, неся (ко гробу Христову) приготовленные ароматы, говорят между собою: кто отвалит нам камень от двери гроба? Приходят ко гробу и, взглянув, видят, что камень отвален. И, вошедши (в пещеру, где был гроб), не нашли тела Господа Иисуса, а увидели юношу (ангела), сидящего на правой стороне, облеченного в белую одежду; и ужаснулись, и недоумевали. Он же (ангел) говорит им: не ужасайтесь. Иисуса ищите Назарянина, распятого. Его нет здесь: Он воскрес! как сказал. Подойдите, посмотрите место, где лежал Господь. И пойдите скорее, скажите ученикам Его, что Он воскрес из мертвых и предваряет вас в Галилее, там Его увидите»28. И, вышедши поспешно из гроба, они (жены мироносицы) со страхом и радостью великою побежали возвестить ученикам Его. Когда же шли они (от гроба к Иерусалиму) возвестить ученикам Его, и се Иисус встретил их (вероятно еще в саду) и сказал: радуйтесь! И они, приступив, ухватились за ноги Его, и поклонились Ему…29. Сперва же, воскресши рано в первый день недели, Иисус явился у гроба (вне скалы, но близь нее), Марии Магдалине», (сначала) думавшей, что это садовник 30 .

На основании всех, приведенных здесь, Евангельских сказаний, возможно вернейшее иконописное изображение, которое наглядно напоминало бы обстоятельства таинственного Воскресения Христова, должно быть представлено так:

Вдали, в самом заду, с одной стороны часть города Иерусалима, а над ним, на горизонте, должны виднеться первые проблески утренней зари. Остальное небо вверху, над всем рисунком, еще не освещено. Вне стен Иерусалима, ближе к зрителю, должна быть представлена в отдалении же гора Голгофа с тремя крестами, из коих средний, на котором был распят Христос, должен быть представлен несколько большим, чтобы выделялся пред остальными. Большую часть главного фона рисунка должен занимать богатый сад, каким был сад Иосифа Аримафейского, – «человека богатого и знаменитого, члена народного совета», видного общественного деятеля, – в весеннюю, цветущую, на востоке пору года, и пред самым велики народным праздником Пасхи.

В этом прекрасном, богатом загородном саду, с разнообразными роскошными восточными деревьями в заду, и с кустами и цветами спереди, должна быть представлена часть большой пещеры-скалы, с приваленными ко входной двери ее большим камнем. К этому камню и пещере должны быть приложены большие печати первосвященников иудейских, или фарисеев, при чем должно быть ясно видно, что печати вполне целы. Близь этого запечатанного входа в пещеру должен быть представлен один ангел, в почтительном положении, взирающий на Христа и готовый, по Его воле, отвалить для мироносиц большой камень от двери пещеры, где был погребен Христос, чтобы видели, что в гробу Христа уже нет, что Воскресший и Являющийся Христос не иной, как погребенный.

На первом плане рисунка, в самом центре, на самом видном месте близ запечатанной пещеры, должно изображать Воскресшего Христа Спасителя, одетым по обыкновению (лучше в белом), с величественно спокойным, торжественным выражением лика, благословляющим обеими руками весь земной мир, Им возрожденный. Для напоминания о преобразовании Воскресением тела Христова, сделавшегося способным не нарушать положения вещественных предметов при соприкосновении с ними, – следует представлять Воскресшего Христа весьма легко стоящим на низких расцветших цветах, находящихся при дорожке, ведущей ко входу в пещеру, и именно так, что от соприкосновения ног Христовых не топчутся, не мнутся нежные, мелкие, расцветшие цветки. Все тело Христово окружено светом сияния, исходящим от Христа.

Между садом и горою Голгофою, вдали, должны быть представлены, подходящим к саду, три жены мироносицы, из которых одна идет несколько впереди прочих. А между Голгофою и Иерусалимом могут быть изображены несколько воинов, вооруженных и в смущении возвращающихся в Иерусалим.

Одиннадцать лет тому назад мною была предпринята практическая попытка написать красками на полотне такое иконописное изображение Воскресения Христова, которое, живописным представлением обстоятельств, предшествовавших и последовавших Воскресению Христову, возможно вернее и согласнее с учением Слова Божия об этом величайшем мировом событии, наглядно и величественно напоминало бы о спасительном и любви обильнейшем Воскресении Христовом. По подобному, как здесь теперь мною изложено, только более краткому, описанию, составленному мною в 1878 году на основании Евангельских сказаний, художник иконописец Г. Малышев 31 составил мне эскиз иконописного изображения Воскресения Христова. И затем по тому, несколько тогда мною исправленному32, эскизу художник Малышев написал для меня в 1878 году икону, напоминающую Воскресение Христово, так:

Вдали с левой стороны, в самом заду представлена часть города Иерусалима. Из-за города, на горизонте видны первые проблески утренней зори; остальное небо вверху над всем рисунком темно. От стен Иерусалима, ближе к зрителю, но в отдалении от главного плана рисунка, представлена гора Голгофа с тремя крестами, из коих средний, Христов, несколько выше. Большую часть главного фона рисунка и самую отдаленную, заднюю, правую его часть занимает богатый сад Иосифа Аримафейского. В этом загородном саду, с разнообразными пальмами, тополями и прочими восточными деревьями в заду, и с кустами и расцветшими цветами спереди, представлена часть пещеры-скалы с приставленною ко входу ее большою каменною плитою. К этому камню-плите и к пещере приложены печати с снурками, при чем ясно видно, что печати и снурки вполне целы. У этого запечатанного входа в пещеру представлен, стоящим, один ангел, одетый в белом. Он обеими руками взялся за каменную плиту, приставленную ко входу пещеры и, с благоговением и почтительною готовностью исполнит волю Воскресшего Христа, взирает на Него.

На первом плане рисунка, в самом центре, на самом видном месте, близь запечатанной пещеры, изображен Воскресший Христос Спаситель, совсем одетым по обыкновению, в белом, с величественно спокойным торжественным выражением лика. Воскресший Христос на обе стороны приподнятыми руками благословляет, по обычаю священнохристианского перстосложения, весь земной мир, возрожденный Его Всемогущим Воскресением. Ангел совсем стоит на земле, а ноги Христа представлены стоящими в воздухе, немного выше травы и мелких цветков, их окружающих. Все тело Христово окружено светом сияния, исходящим от Христа.

От входа в запечатанную пещеру вдаль, мимо горы Голгофы, к Иерусалиму представлена довольно широкая дорожка, окаймленная бордюром расцветших мелких цветков. Между садом и горою Голгофою изображены подходящими к саду и рассуждающими три женских фигуры мироносицы, несущими ароматы; одна из них идет несколько впереди прочих. А еще далее от сада, между Голгофою и Иерусалимом, представлены три вооруженных воина (по позам их), также смущенно рассуждающими и возвращающимися в Иерусалим.

Свидетельствуя снова художнику Малышеву мною искреннюю благодарность за добросовестное исполнение этого трудного поручения, данного ему мною заочно, чрез переписку, – теперь однако, после большего углубления в предмет, не могу не указать представляющихся мне недостатков в имеющемся иконописном изображении Воскресения Христова, сделанном художником Малышевым. Главный из них – это положение ног Христа Спасителя, которые представлены, хотя весьма мало, выше травы, все-таки в воздухе стоящим, а не на поверхности травы и цветков; значит не достигнуто желательное и указанное выше, выражение чудесного преобразования Воскресением тела Христа, сделавшегося способным, становиться на предметы, не давить, не мять их, не нарушать их положение. Затем очень много отведено места дорожке, ведущей к пещере, при чем Христос поставлен на ту сторону дорожки, и оказался удаленным от зрителя более, чем бы следовало. Еще печати изображены слишком маленькими, а сама пещера-скала и вход в нее недостаточно большими. Средний крест, на котором был распят Христос, недостаточно выделяется пред остальными, а деревья сада представлены недостаточно роскошными33 и разнообразными.

Но, при всех своих недостатках в частностях, изображение Воскресения Христова, написано для меня художником Малышевым, согласно Евангельским сказаниям, имеет то высокое преимущество пред всеми прочими, мною виденными и описанными, что, напоминая чудесное Воскресение Христово возможно подробною и верною обстановкой, оно не может вызывать никаких таких нехороших мыслей и неприятных чувств, как то делают многие прочие странные, неприличные и произвольные изображения Воскресения Христова.

Несомненно и неоспоримо то обстоятельство, что высочайшее чудо Воскресения Христова с глубокой древности и до ныне не поддается вполне удачной наглядной передаче ни карандашом, ни кистью художника. По этому о совершенно безупречном живописном изображении Воскресения Христова не может быть и речи. Но так как в православно-христианской церкви верующие христиане относятся к священным изображениям, как к Святыне, и наглядное представление священных предметов и событий имеет назначение располагать к большему благоговению молящихся и служит к научению и воспоминанию библейской истории нашего спасения, то необходимо должно избегать в священных изображениях всего произвольного, странного, неприличного по отношению к живописуемому предмету или событию.

В первые века христианства господствовал самый отвлеченный идеализм и в произведениях живописи идеи христианские выражались, отчасти впрочем и по необходимости, символически, образно. Живописные произведения той эпохи, при младенчестве художественной техники, наивны, невзрачны, некрасивы по своей форме, но чрезвычайно назидательны по внутреннему содержанию своих мыслей и по глубине религиозного впечатления. С развитием техники живописного искусства художники стали все больше и больше заботиться о внешней форме и, отклоняясь от древних преданий иконописного символизма, или подобия, старались заинтересовать зрителя, то кажущимися приближением к внешней действительности, то лживою мечтательною красотою, и прибавкою своих личных произвольных измышлений к предмету или событию религиозному, извращали его в ущерб истины. Склонность к реализму впервые обнаружилась в византийском искусстве, выражалась в грубых формах и продержалась в религиозном искусстве не долго. От XIII века настала в живописных произведениях пора истинно-религиозного воодушевления; но продержалась она не далее XV века. В изображениях того времени встречается счастливое сочетание правдоподобной художественной формы и искреннего религиозного чувства. В религии, как в высшем идеале, сосредоточивались тогда все интересы умственные и нравственные, и только в религии искали разрешения всех вопросов и науки и жизни. Искреннее верование окрыляло тогда артистические силы художника, вполне овладевало его вдохновением, почему живописные произведения того периода остаются на всегда наилучшими выразителями и истолкователями Евангельских истин и событий. Затем, с XVI века, религиозное искусство пошло к упадку, и в нем водворились с одной стороны лживая мечтательность, а с другой стремление к одностороннему реализму. Вместо высокого образа Мадонны-Богородицы художники и в религиозной живописи писали портреты с своих жен и любовниц. Но самый разительный удар религиозной живописи нанесла немецкая реформация. Она не допускала почти никаких внешних и материальных форм для выражения идей религиозных. С тех пор совсем порвалась внутренняя связь живописи с религией и религиозные события стали для искусства живописи лишь пустыми рамками для представления древних житейских сцен. При стремления же искусства живописи представлять религиозные события без сверхъестественного, без религиозного одушевления в так называемом, реалистическом направлении живописи, – изображения священно-библейских событий является не более как этнографическими воспроизведениями древнеиудейского быта. Но в таком одностороннем, лживо реальном правдоподобии религиозной живописи стало отсутствовать религиозное понимание известного события, стала отсутствовать сущность предмета, и извращаются отличительные его свойства, истинная его характерность; вместо точнейшего реального правдоподобия представляется нам крайним реализмом ложь, извращение предмета, прикрытия только односторонними неполными внешними рамками кажущегося соответствия внешней деятельности. И, разумеется, такой, неверный истине, лживый, односторонний реализм34 также не должен быть терпим в религиозной живописи, как и произвольная, ложная идеализация.

Упомянутая здесь кратко, главные, основные направления, пережитые вообще искусством религиозной живописи, имеют место и русской иконографии в особенности потому, что художники, занимающиеся религиозной живописью в России увлекались (особенно полно до знаменитого Иванова) подражанием и даже поклонением иностранным образцам и авторитетам.

В частности событие Воскресения Христова представлялось в древних изображениях русской иконописи, подобно как и в византийской, в виде ветхозаветных преобразований его, каково, например, спасение Ионы из чрева кита; затем также в виде «Сошествия Воскресшего Христа во ад». Способ изображения Воскресения Христова в виде возлетающего Христа над открытым ящиком-гробом, – есть позднейшее изобретение западного искусства религиозной живописи. И, хотя такое изображение воскресения Спасителя не согласно с свидетельствами древнейших христианских памятников и не имеет никакого основания в повествованиях священного Писания, оно и в русской иконографии стало распространяться с XVII века и, как видно из вышепредставленных описаний современных иконописных изображений Воскресения Христова, держится и продолжает распространяться у нас и ныне.

Нахожу необходимым заметить, что задачей настоящей моей статьи я отнюдь не ставил представление и разбор всего множества и разнообразия существующих и распространяемых иконописных изображений Воскресения Христова. Исполнить это ныне вряд-ли было бы возможно, да и для цели настоящей статьи вовсе не требуется. Из описанных мною выше нескольких десятков изображений Воскресения Христова, уже достаточно видно, что общий их характер, главные основные черты их состоят в большой произвольности, в рабской подражательности западным не православным образцам, или в недолжном уклонении от представления, Словом Божиим точно описанных, обстоятельств предшествовавших и последовавших Воскресению Христову, и в ненапоминании основных Библейских идей этого величайшего из событий мира.

Выше указал я, как приблизительно следует рисовать иконописное изображение Воскресения Христова; здесь добавляю еще, для не исследующих Св. Писание иконописцев, чего не должно, на основании Слова Божия представлять при иконописном изображении Воскресения Христова. Именно:

1) Не должно изображать Воскресшего Христа обнаженным. Зачем обнажать Воскресшего Всемогущего Христа? Что этим выразить? – Ведь в самом первом своем явлении по Воскресению, Христос был принят Мариею Магдалиною за «садовника»35; но ведь садовник не ходил по саду обнаженным. Этим рассказом священного Писания, равно как повествованием и о прочих явлениях Христа по Воскресению, ясно свидетельствуется, что Воскресшего Христа должно изображать не обнаженным.

2) Не должно изображать Воскресшего Христа: ни парящим высоко над землею в воздухе, ни возлетающим в облаках, со странными положениями рук и ног. На такие положения Христа при Воскресении, как при Вознесении Христовом, нет никаких оснований в Священном Писании. Напротив Христос, воскресши, сказал: «Я еще не восшел к Отцу Моему и к Богу Моему и Богу вашему»36.

3) Не должно близь Христа Воскресшего представлять римских воинов, смотрящими, защищающимися, так как они не видели Воскресения Христова, потому что Слово Божие прямо говорит, что сторожившие эти воины, при виде только одного ангела, стали как мертвые37, а прийдя в сознание – бежали.

4) Не должно изображать при Воскресении Христовом самый гроб на открытом месте, так как св. Евангелисты определенно говорят, что «гроб был высечен в скале»38, в которую ход был чрез дверь, значит гроб, в который положен Христос, был внутри скалы-пещеры.

5) Не должно при изображении Воскресения Христова представлять двух ангелов, а только одного. Два ангела явились только внутри скалы-пещеры, вошедшим туда мироносицам39, а при Воскресении Христовом изображается внешность скалы-пещеры.

6) Не должно при Воскресении Христовом представлять камень уже отваленным от входной двери в скалу-пещеру и выход открытым, чтобы наглядно было видно, что для Воскресения Христа-Бога не могло быть нужды отваления камня от выходной двери, так как Воскресший Христос свободно проходил всюду при «запертых дверях»40.

7) Не должно при изображении Воскресении Христова представлять вообще ничего лишнего, ничего такого, о чем не упоминается в Священном Писании при повествовании о ближайших обстоятельствах, предшествовавших и последующих Святому Воскресению Христову, и не относящегося к нему. Художникам следует твердо помнить, что религиозная живопись заменяет для безграмотных масс само Священное Писание.

Предмет настоящей моей заметки, при неизмеримой своей высоте и глубине, является вовсе не разработанным и, можно сказать, даже еще почти не тронутым в русской духовной литературе. По этому, извиняясь пред православными писателями в невольно допущенных мною здесь неисправностях, прошу иметь в виду, что настоящею статьей я отнюдь не имел намерения исчерпать предмет столь высокой важности. Я желаю лишь только указать настоятельную потребность его изучения, его разработки по имеющимся в Священном Писании основам, для удаления, слишком развивающегося и вредного для православных христиан, реального или мечтательного, но вообще лживого, произвола художников.

Действительный член Общества Любителей Духовного Просвещения Евстафий Ник. Воронец.

* * *

1

Слова св. Димитрия, митроп. Ростовского

2

Ев. От Иоанна гл. 5, ст. 39. Ев. От Матф. Гл. 28, ст.6; Марк. гл. 16, ст. 6.

4

Библия в русск. пер. изд. Вольфа 1878 г. том III, стр. 232–236, рисунки 210 и 211. Толковое Евангелие еп. Михаила изд. 1870 г. стр. 538–254, рис. XLI-XLII.

5

Филарета арх. Черниг. Жития Святых (на русском языке) с сведениями о праздниках Господних и Богодничных, с изображениями святых и праздников академика Ф. Г. Солнцева в 12-ти книгах, Спб., 1885 г. Апрель, стр. 209

6

Издания 1888 года стр. 55

7

Стр. 57

8

Подробный сравнит. обзор четвероевангелия М. Б. Вас. Гречулевича, изд. 1859 г. часть I, стр. 390, рисунок 108.

9

«Всемирная Иллюстрация» за 1870 г., № 67, стр.265. Тоже изображение и в журналах «Огонек» за 1862 год; в «Ниве» за 1870 г. и в прочих. В «Русском Паломнике» за 1887 г.

10

Марта 27, № 689, стр. 252

11

Том IX, № 12, стр. 419

12

«Новь», иллюстриров. Вестник, 1886 года, том IX,№ 12, стр. 419. В данной статье г. Ф. Ильина «Пасха в Искусстве» находится всего один рисунок Воскресения Христова художника Шнорра и всего одна страница текста о Воскресении Христовом. О страстных же страданиях Христа Спасителя довольно текста и много рисунков; так например Распятия и Снятие со Креста более десяти рисунков.

13

В «Русском Паломнике» за 1889 год, в № 15, на стр. 173, помещено изображение Воскресения Христова с рисунка Караваджио. Оказывается, что изображение хромолитографии Абрамова, описанное выше на стр. 22-й, без означения с чего рисунка оно взято, есть неприличная и произвольная фантазия художника Караваджио, с прибавлением только еще четвертого воина у ног ангела, – воина, присевшего странно к земле и растопырившего руки. Ангел смотрит на Христа. Христос безобразно представлен, высоковозлетающим в разверзшихся темных облаках, почти совсем обнаженный, со странным распростертым, исковерканным положением ног и рук. Впечатление производится грозное, тяжелое, мрачное. И весьма жаль, что такой специальный журнал, как «Русский Паломник», распространяет столь неприличное изображение Воскресения Христова…

14

№ 14, стр. 174.

15

№ 17, стр. 204.

16

В одобренных как учебные руководства: Начальном наставлении в православной христианской вере», составл. протоиер. Дм. Соколовым, с.-петербургского издания 1887 года (сороковое) на стр. 91 и еще в «Курсе Закона Божия», составл. протоиер. А. Свирелиным, московского издания 1888 года (девятое) на стр. 128, не названным иконографом, Воскресение Христово представлено столь странно: Пред запечатанным углубленным входом в пещеру изображен в плавновозносящемся положении Христос с обнаженною правою рукою, плечами и грудью; остальное тело Его прикрыто фантастически развивающимися пеленами, поддерживаемыми им левою рукою. Правою, вытянутою в сторону, с открытою ладонью, рукою Христос точно показывает на что-то. С левой стороны возносящегося Христа, на земле представлен коленопреклоненным ангел, с несколько наклоненною спиною и головою и со сложенными вместе ладонями рук, по римскокатолическому обычаю. Пред ангелом и Христом лежит лицом к земле, а спиною вверх, один воин, а другой воин рядом с первым, стоя на одном колене, поднимает голову взад себя и копье по направлению ко Христу, точно он хочет остановить и пронзить Христа. Вдали справа в каком-то маленьком отверстии видны подходящие три жены-мироносицы. Фон рисунка очень мрачный и остальные предметы неясны. Крыло ангела почти одинаковой длины, как высота тела Христа. На первом плане воины и ангел.

17

Считаю долгом извиниться здесь пред господами художниками, если описывая, составленное которым из них, изображение Воскресения Христова, я не вполне точно или верно означил какие-либо частности и мелочи. Делать упомянутые описания с подлинников их, нет возможности; а при описании с указанных мною списков, снимков, естественно могут встретиться некоторые, хотя вероятно самые незначительные, неточности в частностях, сущность вопроса не изменяющие.

18

Еванг. От Иоанна гл. 19, ст. 41; Луки гл. 23, ст. 53

19

Ев. Матф. гл. 27, ст. 57; Мар. гл. 16, ст. 42–43; Лук. гл. 24, ст. 51; Иоан. гл. 19, ст. 38.

20

Ев. Иоанна гл. 16, ст. 39, стю 1 и 10

21

Ев. От Иоанна гл.19, ст. 40; Матф.гл. 27, ст. 60; Марка гл. 15, ст. 46; Луки гл. 23; ст. 53, 54; Иоан. гл. 19, ст. 42.

22

Ев. От Матф. гл. 8, ст. 62 – 66.

23

Деян. Апостол.: гл. 2, ст. 24; гл. 3, ст. 15; гл. 2, ст. 32; гл. 10, ст. 40–41.

24

Ев. От марка: гл. 16, ст. 1; Луки гл. 23, ст. 56; гл. 24, ст. 1; Матф.: гл. 28, ст.1.

25

К Воскресшему, уже исполнизшему свое уничиженное земное служение, Христу-Богу ангел является ему служить с особенною, сильною, потрясающею обстановкою. И сошедши с небес, ангел не прямо, не самостоятельно исполняет свое назначение, не прямо отваливант камень от двери пещеры, но, «приступив» к скале, ждет на то воли Христа, уже Воскресшего и находившегося уже вне пещеры, вне уз смерти и гроба. (Деян. Ап.: гл. 2, ст. 24, 3; гл. 3, ст. 15). Отвалив же большой камень от двери гроба, ангел остался сидеть на нем, что ясно показывает, что отваление камня нужно было только для жен мироносиц, слабых силами, но предупредивших апостолов и всех учеников Христовых пришествием к месту Его погребения по миновании иудейского праздника покоя Субботы. Для Христа-Бога же отваление камня от двери гроба отнюдь не могло быть нужным, так как тело Его свободно проходило всюду при затворенных дверях, как свидетельствуется это явлениями Его учеников.

26

Ев. от Матфея гл. 28, ст. 2–4.

27

Ев. от Матфея гл. 28, ст. 11.

28

Ев. от Матфея гл. 16, ст. 1, 3–6; Луки гл. 24, ст. 1; Матф. Гл. 28, ст. 1, 5–7.

29

Ев. от Матфея гл. 28, ст. 8–9.

30

Ев. от Марка гл. 16, ст. 9; от Иоанна гл. 20, ст. 11, 14, 15

31

С 1848 года имеет и до ныне иконописную школу и заведение в Троице-Сергиевском посаде Московской губернии.

32

Не владея искусством рисования, я мог только удалить из эскиза некоторые лишние предметы и письменно выразить к нему поправки, но, разумеется, был бессилен против всяких живописных «non possumus».

33

Неверно уверяют некоторые художники, что изображение сада богатым и роскошным, как должно, послужило бы в ущерб иконописному изображению события. Мне встречались рисунки, например, А. Бауера, «Святые жены у гроба Христова», – где роскошно изображенные, даже на первом плане, разнообразные большие деревья являются необходимыми для полноты гармонии при выражении глубины скорби и угнетения, произведенных погребением Христа на веровавших Ему, но не разумевших св. Писания.

34

До какой позорной для самого искусства лжи, кощунства и комического безобразия может дойти такой реализм в живописи, доказывает скверное и лживое изображение Верещагина, названное Воскресением Христовым. Пещера с небольшим отверстием внизу, из которого выползает кто0то – изможденный и слабый, – такое изображение может быть реальным и не лживым только для каких-нибудь мелких воришек трущобников, но отнюдь не для Евангельского повествования о Христе Спасителе, по отношению к Которому изображение Верещагина есть преступная, святотатственная клевета!..

35

Ев. от Иоанна, гл. 20, ст. 15.

36

Ев. от Иоанна, гл. 20, ст. 17.

37

Ев. от Матфея, гл. 28, ст. 4

38

Ев. от Марка гл. 15, ст. 46; Матф. гл. 27, ст. 60.

39

Ев. от Луки гл. 24, ст. 3 и 4.

40

Ев. от Марка гл. 16, ст. 14; Иоанна. гл. 20, ст.26.

Вам может быть интересно:

1. Повесть историческая о святой чудотворной иконе Божией Матери Почаевской протоиерей Андрей Хойнацкий

2. Праздники в честь чудотворных икон Господа и Пресвятой Богородицы, а также икон и мощей св. угодников Божиих: с прил. тропарей и молитв, с кратким объяснением протоиерей Иоанн Бухарев

3. Библейское мышление и язык иконы протоиерей Михаил Дронов

4. Существенная историческая справка по ламскому вопросу Евстафий Николаевич Воронец

5. Речь по поводу рассуждений о нуждах единоверцев, сказанная в заседании Санкт-Петербургского отдела Общества любителей духовного просвещения профессор Иван Васильевич Чельцов

6. Слово в день св. апостола и евангелиста Иоанна профессор Иван Данилович Мансветов

7. Опыты соглашения библейских свидетельств с показаниями памятников клинообразного письма профессор Иван Степанович Якимов

8. Николай, Мефонский епископ XII века, и его сочинения епископ Арсений (Иващенко)

9. Никифор Феотокий митрополит Евгений (Болховитинов)

10. Введение Первородного во вселенную протоиерей Евгений Воронцов

Комментарии для сайта Cackle