Азбука веры Православная библиотека архиепископ Феодор (Поздеевский) Задача духовной школы (Речь перед началом учения в Московской Духовной Академии на молебне у раки преподобного Сергия)


архиепископ Феодор (Поздеевский)

Задача духовной школы (Речь перед началом учения в Московской Духовной Академии на молебне у раки преподобного Сергия)

Ежегодно, братья, по установившемуся доброму и святому обычаю берем мы благословение на начало наших трудов у Преподобного Сергия, а ныне и исходим на дело свое от раки Преподобного. Да благословит же Он благословением небесным нашу обновленную семью, подавая новыми членами её уразуметь величие и святость той цели, которую они должны осуществлять чрез пребывание в Академии, а прежними членами её, надеюсь, уже уразумевшими эту цель, силы и бодрость к её осуществлению.

Не думайте, братия, что эта связь нашей духовной школы с этой пустыней, нас, людей науки, с Преподобным, коему открыта небесная мудрость о Христе Иисусе, только внешняя и отношение наше к Нему есть отношение только религиозного приличия. Я думаю не только по идее своей и по той задаче, какую предполагается должна осуществлять православная дух. Академия, но и по живым уже фактам ее истории и быта она внутренне и интимно связана и с этой пустыней, и с этой святой гробницей. Я думаю, при этой гробнице и от неё зачиналось множество жизней, рождалось духовно множество людей и силой этой гробницы зачиналось и совершалось множество великих и славных дел. Я думаю, если бы возможно было какому-нибудь живому свидетелю слышать и воспринимать у этой гробницы все то, что здесь совершалось за эти многие годы, удалось бы подслушать те настроения, с коими приходили и уходили отсюда люди, то открылся бы целый, как бы могучий духовный поток великого и славного, что здесь зачиналось и рождалось, а потом раскрывалась в шири жизни.

Здесь паки восставала погибшая человеческая личность, здесь паки обреталась живая вера, здесь успокаивалась смятенная совесть, здесь возрождалась нравственная природа, здесь почерпалось мужество всякого рода и нравственное, и мирское, гражданское и общественное; мы хорошо знаем факты нашей родной истории, которые сами говорят об этом всему миру. Думается, мы знаем и факты нашей маленькой жизни, которые тоже говорят о силе, действующей от этого гроба и в нас маловерных. Иначе зачем же сюда и ранним утром, и днем, и вечером идут и профессора, и студенты; неужели это только дело простой привычки или подражания? И я думаю, если бы попросить всех приходивших сюда за эти долгие годы духовной славы Преподобного ответить: чесо приидосте в пустыню видети"?… они бы все сказали: приходили видеть воочию торжество нашей веры и укрепить и веру свою, и любовь ко Христу, и все это сделать святым началом своей жизни.

Позвольте, братья, мне здесь у гроба Преподобного Пустынника спросить и вас, приходящих сюда и первый, и уже не первый раз: чесо изыдосте в пустыню видети, трость ли ветром колеблему?...

Я конечно предполагаю ответ ваш не в приложении к этому только гробу Преподобного, а в приложении и к Академии, ибо, повторяю, что в обоих их должно быть внутреннее единство и искать существенно разного здесь и там не следует.

У Преподобного можно видеть и обретать только одну истинную и живую веру; знайте, что и Академия должна проповедовать точно Иисуса Христа и Сего Распята" и служить той же цели, ради которой сходил на землю Христос: да познаем Бога Истинного"... Посему то и нам надлежит по слову Христа, молившегося об учениках Своих Отцу Небесному: святи их во истину Твою"... и самих себя посвятить на служение Истине и на уразумение ее.

Быть может вы склонны ожидать здесь в Академии и даже желать слышать многоразличную смену и разнообразие человеческих учений о Христе и о христианстве. Быть может вы желаете, по слову апостола, быть чешеми слухом" и видеть как нешвеный хитон Христова учения и нерукотворенный Его Образ раздирается и искажается в угоду личным вкусам и в меру плотского мудрования.

Так знайте, что это дело людей отторгшихся от доверяющих не разуму Божию, а своей гордыне; знайте, что это прилично только Западу с его постоянным протестом в делах веры и религии против Духа Святого, а не нам; знайте, что этому место на разных конгрессах религий в Париже или Вене, где пытаются сшить белыми нитками обрывки всевозможных религиозных учений, только бы отказаться и не дать места живому Христу, а не у нас в Академии. У нас не должно быть по существу, как говорит Апостол, чтобы Христос, нами проповедуемый, был „да»: или „нет», или одновременно и да", и „нет", а только „да», ибо Он „вчера и днесь Тойже и во веки".

Итак, братья, вооружайтесь одной только мыслью и желанием вступая в Академию и уготовляйтесь к тому, чтобы видеть и слышать в Академии не трость ветром колеблему", то есть, интересную, быть может, смену человеческих фантазий о Христе, а столп и утверждение Истины», Христову Церковь с ее учением, которая (церковь) одна может помочь вам уразуметь, что есть широта и долгота, глубина и высота" (Еф. 3:18), одна может сделать просвещенными очеса сердца вашего, чтобы увидеть, кое есть упование звания нашего, кое богатство славы достояния во святых и кое преспеющее величество силы Его, действующей в нас" (Еф. 1:18).

И паки позвольте мне спросить вас, братья „чесо изыдосте в пустыню видети: человека ли в мягкие ризы облечена?".

Приходившие к Преподобному уносили отсюда возрождение нравственных начал жизни христианской, возрождение сил к борьбе с грехом и сил к подвигу, и другого чего либо и не могли уносить отсюда. Решимся ли и мы, братья, с вами оскорбить и осквернить этот гроб Подвижника чаянием найти здесь иные начала жизни, по плоти, а не по Христу? Наша школа и в этом не должна расходиться с Преподобным; не думайте поэтому предъявлять ей иных запросов.

Не думайте, что она может сознательно и с доброй совестью, а не изменяя святому своему делу и не продавая Христа, прививать вам вместо начал Христова Духа: святости и чистоты, смирения и любви иные начала: сытости плоти и гордости, хотя бы это льстило и услаждало ваши чувства и вы желали этого.

Не должна она высокие начала Христова закона подменять теми заманчивыми идеями человечности и гуманизма, которые более нравятся и увлекают, но только потому, что питают нашу гордость и освобождают нас от подвига личной жизни.

Располагайте и в этом пункте свои силы и свои мысли к тому, чтобы живя в Академии „ходить не в похотях сердец своих", „творить неподобное", ходить в „козлогласовании и пьянстве" и в том, о чем срамно есть и глаголати", а ходить как „чада свята", дабы и здесь в школе, и там в жизни „свет ваш светился пред человеки и другие видя ваши добрые дела, прославляли Отца Небесного".

Вы, конечно, отлично знаете, что время школьной жизни есть время посева, есть время подготовки для жизни. А там в жизни, если вы хотите быть делателями непостыдными, христианскими, потребуется от вас прежде всего это начало живой твердой веры и живое же начало Христова закона и твердость в нем даже до смерти. Теперь совершается бесчестный суд над Господом и издевательство над Ним и над учениками Его: нужно посему явить твердость и мужество во всем: и в вере в Него, и в любви к Нему.

Гордость человеческая всяко судить Христа и иметь много всевозможных клевретов и рабынь в услугу себе.

Она привлекает с целью суда и осуждения Господа разум человеческий, направляя этот отблеск Божества в человека к тому, чтобы затемнить самый свет Божества в людях. И разум, послушный гордыне человеческой и питаемый ею, одетый в красиво сотканные, якобы научно построенные, всевозможные научные измышления, как рабыня во дворе Каиафы, коварно спрашивает и будет спрашивать всех учеников Господа: и ты с Иисусом Назорянином?

Она (гордость) привлекает с той же целью суда над Господом греховную и слабую волю, и эта воля человеческая, во имя своей, якобы, свободы, сбрасывая всегда одежду „юже истка Зиждитель от начала" и одевая одежду „юже истка змий«, одежду чуждую и окровавленную, будет всегда вопрошать учеников Христовых, как вопрошала рабыня Апостола Петра во дворе Каиафы: несомненно и ты ученик Иисуса Назорянина?

Она (гордость) привлекает для той же все цели – суда над Господом и осуждения Его – и не стыдится заключить союз для этой цели с той, которая действительно по природе раба и служанка, но захватила господство незаконно, – плотью нашей – и эта греховная плоть наша, блестящая мишурой, разодетая как блудница на пиру, манящая нас приманкой наслаждения, неизменно всегда будет вопрошать нас, подобно рабыне во дворе Каиафы: неужели и ты с Иисусом Назорянином? Какой ответ дадите вы, 6paтья, на эти вопросы, это будет во многом зависеть от того, что вы возьмете в Академии и что усвоите в ней. Располагайте же свои силы так, чтобы взять от них и твердость веры, и крепость любви к Господу, молитесь к Преподобному, чтобы помог он в годину искушения вашей веры и любви к Господу сказать: „Господи, куда нам идти, Ты имеешь глаголы жизни вечной». Аминь.

Епископ Феодор


Источник: Богословский вестник, 1913. Т. 3. №9. С. 1-5 (1-я пагин.).

Вам может быть интересно:

1. К новому столетию архиепископ Феодор (Поздеевский)

2. Приветствие Казанской общине сестер милосердия Красного Креста, в день 25-летия ее существования, принесенное за литургией, 22 октября 1911 г., архимандритом Анастасием, инспектором Казанской духовной академии епископ Анастасий (Александров)

3. Двенадцать речей из учебной практики преподавателя греческого языка при Ярославской духовной семинарии профессор Иван Николаевич Корсунский

4. Годовой отчет. Слово, произнесенное в преддверии нового года святитель Гавриил (Кикодзе), епископ Имеретинский

5. Археологическое описание церковных древностей в Новгороде и его окрестностях. Часть 2 архиепископ Макарий (Миролюбов)

6. Архиепископ Димитрий (Муретов), как церковный проповедник протоиерей Николай Гроссу

7. Об академических заветах: слово в день академического акта протоиерей Василий Верюжский

8. О сочинениях Николая Саввича Тихонравова профессор Сергей Иванович Смирнов

10. Основные черты церковного устройства у православных румын в Австро-Угрии профессор Иван Саввич Пальмов

Комментарии для сайта Cackle