святитель Феофан Затворник

Послание святого Апостола Павла к святому Титу истолкованное святителем Феофаном

Предисловие

1) Надпись и приветствие

Надпись и приветствие в сем Послании несколько распространены против того, каковы они обычно в других Посланиях, подобно тому как это имеет место в Посланиях к Галатам и к Римлянам. С последними они сходны и по мысли, и по выражению. Причина, почему так сделано и здесь, как и в тех Посланиях, та, что, по важности предмета Послания, святой Павел счел нужным мысли читающих навесть на него с первых же строк Послания.

Тит.1:1. Павел раб Божий, Апостол же Иисус Христов, по вере избранных Божиих и разуму истины, яже по благочестию.

В других Посланиях святой Павел называет себя рабом Иисус-Христовым, а здесь – рабом Божиим, чем дает разуметь, что, сказать ли: "раб Божий" – или: «раб Иисус Христов», – есть одно и то же. Ибо Сын Божий и воплотившись не оставил недр Отчих, но пребывает неизменно едино со Отцом и есть Бог присносущный. Святой Златоуст говорит: «видишь ли, как безразлично он употребляет эти выражения, называя себя иногда рабом Божиим и Апостолом Христовым, а иногда рабом Христовым: «Павел раб Иисус Христов» (Рим. 1, 1)? Так он не полагал никакого различия между Отцом и Сыном». То же наведение (размышление) делают и все другие наши толковники. Блаженный Феодорит прилагает: «Павел безразлично именует себя рабом – иногда Христовым, иногда Божиим; ибо знает, что владычество общее». Продолжим это пояснение словами блаженного Иеронима (Стридонского): «Отец и Сын едино суть; почему, кто уверовал в Сына, тот верует и в Отца. И рабство апостола Павла одно, – к Отцу ли его относить или к Сыну». Почему: "же", – в слове: «Апостол же», – не означает противоположения какого-либо, а стоит в значении: "и".

"Раб Божий" – ветхозаветное обозначение людей богобоязненных, богоугодных, в воле Божией ходящих и о себе небрегущих, которые любят истину и отвращаются от лжи, на которых потому во всем можно положиться. Сказав это, Апостол и себе, и Титу придал большой авторитет и расположил к покорному выслушанию слова своего. Надо иметь в виду, что хотя Послание надписано к Титу, но назначалось для прочтения всего христианского в Крите общества.

«Апостол Христов» – то же для христиан, что для ветхозаветных Пророк. Пророки были посылаемы возвещать людям имеющее быть спасение; а Апостолы возвещали о спасении совершившемся и даруемом в Господе Иисусе Христе. Блаженный Иероним пишет: «сказать: «Апостол Иисус Христов»,– мне кажется, то же было тогда для верующих, как сказал бы кто по-мирски: префект претории Августа-кесаря, военачальник Тиверия-императора. Сказав это, святой Павел обязал верующих – слушаться его, принимая слово его, как слово Самого Господа Иисуса Христа».

«По вере избранных Божиих». Мысль не та: поелику я уверовал, как веруют избранные, то поставлен в Апостолы, а та: Апостол Иисус-Христов по делу веры, – посланный Иисусом Христом приводить к вере избранных, учить их вере и держать в порядках, верою требуемых. «Апостол сказал сим, что он на то поставлен, чтоб достойные избрания уверовали» (блаженный Феодорит). «Он выражает, что ему вверены избранные Божии... для них я стал Апостолом, как и в другом месте говорит: «вся ваша суть: Аще Павел, или Аполлос» (1Кор. 3, 21–22)» (святой Златоуст).

Но кто разумеется здесь под «избранными»? Древний Израиль был избран в народ Божий из всех языков, то есть один народ из всех народов, народ в целом составе. Новый Израиль составляется не из одного народа, отделяемого от других; но из всех народов, не исключая и иудеев, избираются достойные лица поодиночке и, сочетаваясь воедино, составляют нового сего Израиля,– «род избран, царское священие, язык свят, людие обновления» (1Пет. 2, 9). Избираются таковые посредством призывания к вере. Приявший веру становится избранным, освящается благодатными таинствами и получает обязательство быть святым и непорочным, чтоб в себе «возвещат добродетели Того, Кто из тмы призвал его в чудный Свой свет» (1Пет. 2, 9). В сем смысле избранные то же, что призванные, то есть все христиане, исповедующие истинную веру Христову. Все христиане действительно должны быть таковыми, какими изображает их святой Петр, чтоб не по имени, а делом быть народом избранным.

Но как в среде древнего Израиля не все оказывались достойными избрания, потому что ни делами, ни нравом не выдерживали того, для чего избран народ: так и в новом – не все выдерживают то, для чего призваны, не являют в себе таких лиц, какими следует быть призванным к вере в Господа Спасителя и приявшим благодать в таинствах. Отсюда произошло разделение между призванными и избранными. Избранными являются уже только те, которые держат себя так, как следует держать себя призванным ко Господу; а которые не держат себя так, те остаются только призванными. И Спаситель нередко говорил: «много званных, мало же избранных» (Мф. 20:16, 22:14).

В каком же смысле у Апостола стоит в настоящем месте слово: «избранных»? И в том и другом без различия. Апостол всех призывал к вере, но, призвавши, не оставлял их на произвол, а напротив, тем паче усугублял попечение о них, да явятся во всем достойными призвания, во всем истинными чадами веры и благодати. Я, говорит, – Апостол, чтоб призывать всех к вере в Господа Иисуса Христа, но не так, чтоб дать только им имя, но так, чтоб явить их совершенными и в жизни по духу веры, не призванными только делать, но и избранными (блаженный Иероним). Говоря так, он имел в мысли напомнить сие тем, которые, как видно из Послания, только и делали, что выдумывали разные вопросы о предметах веры и чрез то распложали споры и состязания бесконечные, не ведущие к созиданию добрых нравов, а напротив, расстроивающие христианское общество, посевая раздоры и разделения. Но еще более к сему направлено следующее выражение:

«И разуму истины, яже по благочестию. – Разуму», επιγνωσιν, – уразумению, признанию, ясному сознанию, опытному убеждению. Как в слове: "по вере" – разумеется не Апостолова вера, а вера тех, кому он возвещал Евангелие, или приведение к вере, так и в сем слове разумеется не Апостолово разумение истины, а тех, кои последовали слову проповеди его. Я, говорит, Апостол, поставленный проповедию Евангелия приводить к вере и, по вере, к уразумению истины. Вера первоначально дает только общее начертание истины; точнейший облик ее с чертами осязательными и приложением к частностям, приемлется и постигается потом в продолжение жизни в духе веры. Верою принимается все на веру; а потом и опытом дознается, что всё так есть, как вначале поверовалось. Иероним пишет: «избранник Божий не тотчас уже и верою обладает в меру избрания или разумение истины имеет в меру веры. Почему и Спаситель сказал уверовавшим в Него иудеям: «аще пребудете во словеси Моем, уразумеете истину, и истина свободит вы» (Ин.8,31–32). Евангелист свидетельствует, что Господь сказал сие хотя уверовавшим, но еще не уразумевшим истины, которую могут постигнуть, если пребудут в слове Его».– Та же мысль и у святого Златоуста: «сначала мы были познаны, а потом познали; сначала мы были постигнуты, а потом постигли (1Кор. 13, 12; Флп. 3, 12)». – К этому и направляема была Апостольская проповедь, и на это были обращаемы все труды Апостолов. Почему святой Павел не сказал просто: я поставлен доводить до уразумения истины, но прибавил: «яже по благочестию». Благочестие обнимает все труды и усилия деятельного богоугождения. Относительно веры можно много наделать вопросов и на эти вопросы представить решения, которые хотя не будут ложь, но не будут касаться и существа дела веры, а занимать одну праздную пытливость, не принося никакой пользы для жизни по вере. Апостол говорит: ничего такого я не касаюсь и не поставлен касаться; мое дело так представлять истины веры и теми сторонами внедрять их в сердца ваши, которыми они сильны возбуждать, укреплять и руководить вас к благочестию, или пребыванию в живом союзе с Богом, в Господе Иисусе Христе благодатию Святаго Духа: ибо в этом существо христианского благочестия. Все стороннее и чуждое такого направления чуждо и меня, по самому моему назначению и долгу Апостольскому.

«Есть истина и не по благочестию, например: знание земледелия, знание искусств есть истинное знание; но та истина (которую я возвещаю) есть истина по благочестию (то есть по делу установления благочестия в сердцах)» (святой Златоуст). «Спрашивается, почему, сказав: «по вере избранных Божиих и разуму истины», – Апостол прибавил: «яже по благочестию»? Ужели есть какая-либо истина, которая не по благочестию, и теперь в отличие от нее говорится о познании «истины, яже по благочестию»? Есть истина, которая не имеет прямого отношения ко благочестию: кто, например, знает грамматику или диалектику, так что умеет правильно говорить и верно различать истину от лжи; геометрия с арифметикой и музыка также имеют в своем знании истину. Но все такие познания не суть познания по благочестию. Знание «истины, яже по благочестию», есть – знать закон, разуметь Пророков, веровать Евангелию, не неведать и Апостолов. И есть много таких, которые очень сведущи в деле благочестия, тех же познаний, о коих я помянул, совсем чужды» (блаженный Иероним).

Тит.1:2. О уповании жизни вечныя, юже обетова неложный Бог прежде лет вечных.

Этим дополняется состав проповеди, которая поручена Апостолу и к которой он приставлен. Читающему Послания святого Павла не трудно заметить, что в каждом Послании многократно и разнообразно упоминает он о жизни вечной,– последнем конце домостроительства спасения и последней цели взыскавших спасения в Господе. И чаяние ее, по нему, в духовном устроении верующих до того неотложно, что он не усумнился утверждать: «наше житие на небесех есть» (Флп. 3, 20). «И Аще в животе сем точию уповающе есмы во Христа, окаяннейшии всех человек есмы» (1Кор. 15, 19). Так законоположил Сам Спаситель, сказав: «идеже есмь Аз, ту и слуга Мой будет» (Ин. 12, 26). Христианство в духе и начинается отрешением от всего временного и устремлением к вечному. За тем уповательным созерцанием сего вечного христианин воодушевляется и подкрепляется во все течение притрудного шествия своего вслед Христа Господа. Крепость мучеников и подвижников на этом преимущественно утверждалась. Вкушение истинного и существенного нашего блага в последовании Христу Спасителю приходит после; но оно не отстраняет упования живота вечноблаженного, а возвышает, совершенно перенося уповающего во он век. Почему Апостол и сказал: επ` ελπιδι, – на уповании, в нем указывая основу и для веры, и для жизни в духе веры, или для благочестия. Я, говорит, Апостол есмь, вот к чему приставленный: веру поселять, к истинному благочестию настроивать, к тому и другому склоняя и воодушевляя упованием жизни вечной – всеблаженной. Блаженный Феодорит кратко совмещает все сие в следующих словах: «Апостол сказал, что на то он и поставлен, чтобы достойные избрания уверовали, познали истину благочестия и получили надежду жизни вечной».

Упование жизни вечной столь существенно в экономии (домостроительстве) спасения, что святой Павел, несмотря на то, что говорит о сем будто мимоходом, не счел излишним подтвердить его непререкаемыми доводами – истинностию Божиею и тем, что это входит в вечные планы Божии, говоря: «юже обетова неложный Бог прежде лет вечных». Святой Златоуст говорит: «если Бог неложен, то несомненно исполнится то, что Он обетовал; если Он неложен, то не должно сомневаться, хотя бы это исполнилось после смерти. – И словами: «прежде лет вечных» – Апостол также доказывает достоверность обетования. Так, говорит, предопределено издревле. Не теперь за покаяние наше, но издревле предопределено это. То же говорит Апостол и в других местах, например: «ихже предуведе, тех и предустави» (Рим. 8, 29), означая наше благородство, – то, что не ныне, но издревле Бог возлюбил нас; а быть возлюбленными издревле и от начала – не маловажно». И все наши толковники под словами: «прежде лет вечных» – разумеют предвечное определение Божие. Другим кажется лучше разуметь под сим времена, предшествовавшие пришествию Христову, в кои чрез Пророков было изрекаемо такое обетование, начиная со времени падения прародителей. Но и эти обетования были изрекаемы не вновь, а потому, что так определено прежде всякого времени в Вечных Советах Божиих о бытии тварей. Мир вещественный не имеет в себе цели. Он – поприще и место, в коем положено образовываться разумным тварям для вечной жизни. Для сей жизни и создан человек; для нее и воссоздается в Господе Иисусе Христе. Так положено в Совете Божием предвечно. Мир же видимый преходящ. Он прейдет, как средство, когда достигнуто будет то, что им посредствуется. Когда духовные твари восприимут свое благообразие, тогда преображен будет и он, в соответствие – с ними, и отбросит настоящее, грубое и тленное свое состояние. Так вечная жизнь стоит в Советах Божиих, как исходное начало и конечная цель бытия всего сотворенного. Как невозможно солгатися Вечному Совету Божию, так невозможно не исполниться обетованию жизни вечной. Столь крепка основа упования ее!

Тит.1:3. Яви же во времена своя слово Свое, проповеданием, еже мне поручено бысть по повелению Спасителя нашего Бога.

Обетование жизни вечной было верно и непреложно, но до времени сокровенно в Боге. Пророки хотя возвещали о ней, но тоже прикровенно, давая способным прозревать ее как бы сквозь сень некую. Но в такой сокровенности и прикровенности оно не могло оставаться навсегда; потому что должно было быть принято ясною верою и усвоено точным исполнением условий к участию в нем. Однако ж необходимо должно было оставаться в таком виде известное время, чтоб люди промыслительными действиями Божиими достаточно приготовились к принятию его. «Для чего такое промедление? – спрашивает святой Златоуст и отвечает: – Из попечения об нас и для того, чтоб сделать это (явление сокровенного) благовременно. Что и выразил Апостол словами: «яви же во времена своя. Во своя»,– то есть в приличные, надлежащие, сообразные, подобно как и Пророк говорит: время сотворити Господеви (Пс. 118, 126)». У Бога всему свое время. Пришло время явить сокровенные Советы Свои, и явил. Но времена сии Он держит во Своей власти (Деян. 1, 7), как и самое течение событий. И они от века определены и суть потому Божии.

"Яви" – и ясным, не прикровенным словом объявил, и самым делом устроил все, потребное для получения участия в сем обетовании. Почему слово сие указывает на все домостроительство спасения, совершенное Господом Иисусом Христом, в Коем и самый живот вечный.

«Слово Свое» – то слово, которым изрек и которым скрепил обетование в Предвечном Совете. Слово, τον λογον,– сие слово, то есть слово обетования, как и обычно говорится: дал слово, означая какое-либо обещание. Блаженный Феофилакт пишет: «что "яви"? "слово", говорит, "Свое", – то есть Евангелие: ибо Евангелие все объемлет, как то, что в настоящее время нам дано, как-то: благочестие, веру, истину, – так и то, что обещается в будущем веке, то есть жизнь вечную». Триипостасный Бог благоволил положить, чтобы для спасения нашего Сын Божий воплотился и, пострадав плотию и крестную понесши смерть, воскрес и вознесся на небеса, чтоб, седя одесную Отца, вечно ходатайствовать о нас, и на устроение спасения каждого послал Духа Святаго, благодатию Коего и спасаемся, причастниками бывая жизни вечной. Сие от века положенное явил теперь Бог и словом и делом. Подробнее об этом пишет святой Павел ниже в сем же Послании. Были, говорит, мы непотребны и погибельны: «егда же благодать и человеколюбие явися Спаса нашего Бога... спасе нас банею пакибытия и обновления Духа Святаго... да оправдившеся благодатию Его, наследницы будем по упованию жизни вечныя» (Тит.3, 4 – 5, 7; Тит.2:11–13). Живот вечный в будущем приемлется в совершенстве; но зачинается и зреет здесь по законам воплощенного домостроительства. Почему явление слова обетования есть возвещение о воплощенном домостроительстве, принятие коего полною верою и с соответствующими трудами есть залог жизни вечной. Это выразил Апостол, указав на способ явления слова обетования.

«Проповеданием». Господь Иисус Христос, совершив и устроив все потребное для получения живота вечного, послал Апостолов в мир с высоким проповеданием – звать всех к получению сего живота. Особая часть в сем труде отделена была на долю и святого Павла, – та, чтоб шел к язычникам и их призывал к участию в наследии обетования. Это поручение дал ему Сам Господь, лично явившись ему на пути в Дамаск и потом в храме Иерусалимском. Все сие и выразил здесь Апостол: «проповеданием, еже мне поручено бысть по повелению Спасителя нашего Бога». Счел он нужным выставить сие, чтоб расположить критян к смиренному выслушанию его слова и исполнению его распоряжений: ибо они не знали его вполне. Святой Златоуст делает при словах такие наведения: «яви слово Свое, проповеданием», – то есть явно, с дерзновением; таково значение слова: «проповедание». Как глашатай на зрелище провозглашает в присутствии всех, так и мы провозглашаем (по уверенности в истине) – и ничего не прибавляем, но говорим то, что сами слышали. Достоинство провозвестника состоит в том, чтобы сказать всем действительно бывшее, не прибавляя ничего и не убавляя. – Выражениями: «еже мне поручено бысть» – и: «по повелению Спасителя» – Апостол показывает свою достоверность, чтобы никто не противился, не отказывался, не огорчался. Я, говорит, получил повеление; почему ничего не властен (отменять или изменять). – Я исполняю повеление; а повеления не в нашей власти, но необходимо или исполнять их, или за неисполнение подвергнуться наказанию. То же выражает Апостол и в другом месте, когда говорит: «нужда бо ми належит; горе же мне есть, Аще не благовествую» (1Кор. 9, 16)».

Слова: «Спасителя нашего Бога» – в настоящем месте относятся к Господу Иисусу Христу; ибо святой Павел лично от Него получил повеление проповедывать. Подобное выражение и в других местах прямо указывает на Господа Иисуса, как: «ждуще блаженнаго упования и явления славы великаго Бога и Спаса нашего Иисуса Христа» (Тит.2, 13). А в иных слова: "Бог Спас" – употребляет святой Павел и о Боге Отце.

Тит.1:4. Титу присному чаду по общей вере: благодать, милость и мир от Бога Отца и Господа Иисуса Христа Спаса нашего.

Это – благожелательное слово привета, обычное святому Павлу. "Присным" (γνησιος; – подлинный, настоящий, истинный) "чадом" называет он Тита как потому, что сей последний им утвержден к вере и отрожден чрез него благодатию Святаго Духа во святом крещении, так и потому, что, однажды быв научен вере и жизни в духе ее, он неизменно хранил себя совершенно во всем согласным с святым Павлом в сем отношении, его ли лично что касалось или верующих, им руководимых. Как творения признаются подлинными порождениями известных писателей, когда они в точности соответствуют духу тех писателей, коим приписываются: так Тит указывал на святого Павла, как на своего духовного родителя, тем, что был совершенно одинаков с ним и в учении, и в образе действования. Блаженный Иероним пишет: «слово, мудрость и учение, коими Тит назидал Церкви Христовы, представляли его собственным сыном Апостола Павла». «Но возможно,– противополагает Экумений,– чтоб иной был чадом его, будучи просвещен и крещен им, но перестал быть чадом истинным, начав грешить». «Ибо, – поясняет Феофилакт, – в таком случае он делался недостойным именоваться чадом такого отца». «Посему,– заключает Феодорит, – сказанное: «присному чаду»,– дает видеть добродетель блаженного Тита». Приукрасим все сии речи словом святого Златоуста: "присному" – истинному – "чаду", говорит; ибо могут быть и не истинные сыны, как, например, тот, о котором он говорит: «аще некий брат именуем будет блудник, или лихоимец, или идолослужитель, или досадитель, или пияница, с таковым ниже ясти» (1Кор. 5, 11). Вот также сын, но не истинный; он – сын, потому что некогда принял благодать и возрожден, но не истинный, потому что недостоин своего отца и добровольно предал себя другому властителю. У плотских детей истинность и неистинность зависит от рождающей и рождающего; а здесь не так, но от произволения. Здесь можно и тому, кто был истинным сыном, не остаться истинным, и не истинному сделаться истинным; потому что это заключается не в естественной необходимости, но в свободном произволении, от чего и происходят частые изменения».

В том же смысле, то есть чтоб показать единство духа Титова с своим, приложил Апостол и слова: «по общей вере». Они показывают и то, что Тит чадо не по плоти, а по духу, – "по вере"; но преимущественно то дают разуметь, что по вере, или по духу веры, у Тита ничего нет особенного против святого Павла: все у них обще; что есть у святого Павла, то и у Тита; ничто от него не скрыто, и ничто из переданного ему не отвергнуто им и не изменено. В этом и главное доказательство того, что он – присное чадо. «Что ты – чадо мое, говорит как бы Апостол, причина тому и доказательство – общая вера. Хвалит Тита, сказывая, что и сам ничего не имеет более его по делу веры» (Экумений). Единство крови указывает на плотское сыновство; а единство веры – на духовное.

Помянул же здесь святой Павел о таком близком с собою родстве святого Тита, чтоб внушить Титу – продолжать жить и действовать все в том же духе, а критянам – слушаться его, как самого святого Павла.

«Наконец это предисловие Послания и Апостолово Титу приветствие завершается таким благожеланием: «благодать» и прочее» (блаженный Иероним). Того же самого желает Апостол в приветствиях своих и всем верующим, как видно из других его Посланий. Но если для верующих необходимы сии дары Божии, то насколько необходимее они для поставленного заводить должные порядки среди верующих и руководить их по пути спасения,– в каковом положении находился тогда святой Тит! «Ему, как и всякому епископу, паче других потребна благодатная Божия сила, как несущему претяжелые бремена, – потребна милость, как такому, которому трудно избегать повинности пред Богом во многом (ибо души всех взыщутся от его рук), – потребен мир, как поставленному в необходимость быть в столкновениях и вести непрерывную борьбу» (блаженный Феофилакт), – и с своими и с чужими, и с внутренними и с внешними, и с видимыми и с невидимыми. Святой Златоуст говорит: «смотри, как он желает учителю того же самого, чего желает ученикам и народу; потому что и сам учитель, подобно им, имеет нужду в таких благах, и еще тем больше их, чем больше имеет он врагов и чем больше у него случаев прогневать Бога. Чем выше достоинство имеющего священство, тем больше у него и опасностей; ибо и одно исправное прохождение епископства может возвести на небо, и одна неисправность в этом деле может ввергнуть в самую геенну... Таким образом, учитель особенно имеет нужду в «благодати Божией (милости) и мире». Если он без них будет управлять народом, то он все потеряет и погубит, не имея у себя кормила. Хотя бы он был опытен в управлении, но если не будет иметь этих кормил – «благодати (милости) и мира» – от Бога, то потопит корабль и плывущих».

«От Бога Отца и Господа Иисуса Христа Спаса нашего». Желает святой Павел сих благ и даров Титу или потому, что они ниспосылаются, как от Бога Отца, так и от Христа Иисуса Господа и что потому в благодарном исповедании можно относить их все и к Тому и к Другому; или потому, что благодать относится к Отцу, а мир к Сыну» (блаженный Иероним, который читал только: «благодать и мир»). По сему примеру (принимая чтение: «благодать, милость и мир») можно возносить дары сии и ко всем Лицам Пресвятой Троицы: благодать – к Отцу, милость – к Сыну, мир – к Духу Святому; исповедуя, однако ж, что они ниспосылаются нераздельным действием Триипостасного Бога.

2) Начало Послания

В других Посланиях сия часть обычно занимает несколько стихов. Здесь она совмещается в одном стихе. Это потому, что он один много говорит, – сжато: ибо приводит на мысль всю историю пребывания святого Павла в Крите, что сделано им и что не доделано. Если б написать все сие, потребовался бы не один десяток стихов. Но в этом не настояло нужды; потому что Тит, к коему пишется Послание, знал все сие, как сотрудник. Довольно было намекнуть на то, и притом для того только, чтоб не вдруг (ex abrupto) начать самое Послание. Это и делает святой Павел. Я, говорит, оставил тебя в Крите докончить недоконченное и исправить неисправное. Так потрудись. Вот тебе правила в руководство. Правила в руководство – предмет Послания.

Тит.1:5. Сего ради оставих тя в Крите, да недокончанная исправиши, и устроиши по всем градом пресвитеры, якоже тебе аз повелех.

Святой Павел, предполагается, по получении свободы от уз, направлялся из Рима в Малую Азию. Путь шел мимо Крита, где корабли останавливались. Остановили и тот корабль, на котором плыл святой Павел. Сей остановки святой Павел не пропустил даром, но, заметив, что здесь уместно не малое приложение Апостольской деятельности, остался у них на некоторое время. Во введении уже показано, что на острове было много верующих; но им недоставало законченности и настоящего устройства церковного. Это преимущественно и делал теперь святой Павел вместе и с дальнейшим распространением веры. Но все кончить ему недоставало времени; почему, сделав, что мог, для окончательного устройства всего оставил в Крите святого Тита, а сам поспешил в Малую Азию. Святой Златоуст удивляется такой неутомимости и говорит: «у древних мужей вся жизнь была деятельна и исполнена подвигов; а у нас – не так, но исполнена лености. Те знали, что они для того и родились в мир, чтобы трудиться согласно с волею Давшего им бытие; а мы, как будто родившиеся для того, чтобы есть, пить и веселиться, не думаем ни о чем духовном. Говорю это не об Апостолах только, но и о тех, которые были после них. Они, как видишь, ходили везде, как бы считая это своим единственным делом, и всю жизнь проводили в чужих странах, как бы не имея на земле (родного) города. Послушай, что говорит блаженный Павел: «сего ради оставих тя в Крите». Разделив между собою вселенную, как бы один дом, они управляли всем и заботились о всех, приняв на себя один одну часть, а другой – другую».

«Оставих тя» – дают разуметь, что святой Павел имел намерение и нужду взять с собою и иметь при себе святого Тита; но ничего не дают разуметь о том, что было с Титом прежде того. Можно думать, что святой Павел там его застал и сначала хотел взять его с собою, но, осведомясь и увидев нужды верующих, оставил его там еще на время. Но можно думать, что он прибыл в Крит вместе со святым Павлом и оставлен там по нуждам тамошних христиан. Что в Риме при святом Павле не видно святого Тита и в Посланиях, писанных святым Павлом из первых уз, о нем нет помина, это могло случиться от того, что святой Тит, бывший в Крите, прибыл в Рим пред отъездом святого Павла оттуда. Но так или иначе о сем думать не имеет большого значения для понимания Послания.

«Да недокончанная исправиши. Недокончанная», λειποντα, – недостающее, недостатки. Как христианство началось и росло на острове само собою, без властного по определенной норме учреждения порядков среди верующих, то ничего нет дивного, что у них иного недоставало, иное не так велось, как следует,– может быть, и в понятиях христианских была не только неполнота, но и кривизна. Все сие начал тотчас исправлять и пополнять сам святой Павел. Но как ему нужно было поспешить к другим Церквам, а между тем еще оставалось нечто требовавшее исправления, то он оставил на острове святого Тита «доисправит» остававшееся неисправленным. Почему сказал: «да... исправиши»επιδιορθωση,– надысправиши, поверх исправленного надбавишь потребные исправления и доведешь их до конца. Блаженный Иероним пишет: «святой Павел, спеша в другие страны, оставил в Крите святого Тита – исправить, что было неисправно и чего недоставало. Говоря: «да недокончанная исправиши»,– oн показывает, что критяне еще не дошли до полного познания истины, и, хотя иное было исправлено у них Апостолом, но иное оставалось еще требующим исправления, как неисправное и несовершенное. На это указывает и предлог, приложенный к глаголу: επιδιορθωση, – что не одно и то же значит, как и: διορθωση,– «да исправиши»,– но, как бы сказать: «да – надысправиши»,– то есть: да то, чего исправление мною начато, но не доведено до требуемой истиною меры, доисправиши, чтобы все у них приняло настоящий вид».

«И поставиши по всем градом пресвитеры». Это не единственное, что предлежало исправить; а между другими недостатками исправить и этот. Особо же о нем помянул Апостол по особенной важности священного чина в Церкви. Без него ни учение, ни таинства, ни другие все порядки в Церкви должным образом исполняемы быть не могут. Он как бы говорит: особенно же или главным же образом позаботься поставить исправных пресвитеров. Где есть исправный пресвитер, там и все будет исправно. Слово: «поставиши» – то же значит, что: «рукоположиши». Так действовал везде сам святой Павел. Основав Церковь, он не оставлял ее самой себе, но рукополагал достойных и им поручал назидание и управление верующих, как видим из того, как действовал он в первое свое Апостольское путешествие, когда вместе с Варнавою, основав Церкви в Дервии, Листре, Иконии, Антиохии (Писидийской), они не прежде удалились оттуда, как рукоположив пресвитеров во все Церкви (Деян. 14, 23). Можно допустить, что и в Крите святой Павел сам рукоположил иных пресвитеров, но не всюду. Где они еще требовались, там поручил он рукоположить их святому Титу. Под пресвитерами все наши толковники разумеют епископов, как старейшин над иереями. – «По всем градом». И доселе на Востоке держится обычай, чтоб всякий город, по возможности, имел своего епископа. «Не хотел Апостол, чтобы весь остров подчинен был одному лицу, но чтобы каждый имел свою часть в своем попечении и наблюдении; ибо таким образом и для него самого облегчится труд, и над подчиненными будет больше наблюдения, если учитель не будет развлекаться, предстоятельствуя над множеством Церквей, но будет заниматься только одною и ее устроять» (святой Златоуст).

«Якоже тебе аз повелех». Повеление это конечно и все обнимало: что и как исправить, Апостол точно определил сам. По примеру повеленного можно было видеть, как исправить и то, что не указано словом. Но может быть: «якоже повелех», – преимущественно или исключительно относится к избранию и рукоположению пресвитеров, так что следующие за сим слова: "аще кто" и прочее указывают будто на то, что именно или особенно поведено. В таком случае можно читать: «якоже тебе повелех»,-то есть: "аще кто" и прочее.

Смотря на то, как святой Павел свою власть и свои преимущества уступает святому Титу, святой Златоуст говорит: «видишь ли, как душа его чиста от всякой зависти, как он всегда искал пользы поучаемых, не разбирая, будет ли она достигнута им самим или кем-нибудь другим? Там, где была опасность и великое затруднение, справлял все сам личным присутствием; а что доставляло более чести или славы, то поручает ученику, именно: рукоположение епископов и все другое, что имело нужду в некотором исправлении или, так сказать, в большем устройстве. Но что, скажи мне, говоришь ты? Твои дела он будет исправлять? И ты не считаешь этого унизительным и постыдным для себя? Нисколько, говорит, ибо я имею в виду только общую пользу, мною ли будет сделано или другим, для меня все равно. Таким должен быть предстоятель (Церкви) – искать не своей чести, но общей пользы».


Комментарии для сайта Cackle