святитель Филарет Московский (Дроздов)

172. Слово в день рождения Благочестивейшаго Государя Императора Николая Павловича

(Говорено июня 25; напечатано в собраниях 1844 и 1848 гг.)

1843 год

Споспешествующе же и молим, не вотще благодать Божию прияти вам. (2Кор. VI. 1).

Если воспоминаемое рождение главы семейства обычай делает праздником семейственным, и даже простирающимся далее пределов семейства: то кольми паче прилично и справедливо, чтобы воспоминаемое рождение Царя Благочестивейшаго, составляло праздник, празднуемый Царством, освящаемый Церковию. Такой праздник имеем мы ныне, Благоверные Сыны России.

Но что в сем случае значит: «праздновать»? Быть «праздным» от дел и работ? – Это праздник для вещества, по своей природе коснаго и лениваго, а не для духа, по существу своему деятельнаго. Предаться безотчетно увеселениям? – Называют и это праздником: но это праздник чувств и воображения; а чувства и воображение, занятое чувственными образами, составляют только низшую область человеческаго существа. Какое же достоинство имел бы праздник, в котором бы не участвовало высшее и лучшее в человеке? Чтобы праздновать достойно человека, надобно праздновать разумно. Чтобы праздновать достойно Христианина, должно праздновать духовно.

Разсмотри блага, которыми пользуешься под скипетром Богохранимаго Царя: безопасность, мир, благоуправление, просвещение, покровительство и споспешествование всему доброму и полезному, человеколюбивое призрение безпомощных, готовую помощь в бедствиях внезапных; помысли, как рождением Царя «Сотворивый грядущая» рано посеял семя наших благ, как благопромыслительно сохранил и возрастил оное, и ко времени приготовил действительный плод; благоговеющим умом, благодарным сердцем, вознеси благодеяния к верховному их Подателю, и как соображение настоящаго с прошедшим дано тебе для приготовления будущаго, то «радуясь Богу Помощнику нашему, приими псалом» (Псал. LXXX. 2–3), не только радостный, но и молитвенный: «укрепи Боже сие, еже соделал еси в нас» (Псал. LXVII. 29). «Дни на дни Царевы приложиши, и лета Его до дне рода и рода» (Пс. LX. 7). И во грядуще время «помяни нас Господи во благоволении людей Твоих, посети нас спаceниeм Твоим» (Псал. CV. 4).

Так заботясь дать нашему празднику чин, достойный благодеяний Божиих, не только настоящих и прошедших, но и будущих, услышал я в нынешнем церковном чтении глас Апостола, который в нашу радость всевает новую заботу. "Молим, – говорит, – не вотще благодать Божию прияти вам». Благодать Божия, в слове Апостольском означает высшую степень даров и благодеяний Божиих. Итак если благодать Божия может оказаться вотще принятою: то конечно тоже может случиться и со всяким благодеянием Божиим. Есть о чем позаботиться, хотя бы о сем и не молил Апостол. Но молит он, и тем налагает и на нас обязанность молить вас о внимании к его наставлению. «Молим не вотще благодать Божию прияти вам».

Если принять в разсуждение существенное свойство благодати Божией: то едва вероятным представляется, чтобы она в ком либо могла оказаться вотще принятою, даже по принятии безплодною. Она есть благая сила, действие, дар Бога всемогущаго, вечнаго, вездесущаго: какая же другая сила довольна будет противоборствовать ей? Какое время может исключить ее? Какое существо может быть ей недоступно? Если в состоянии природы Бог так объемлет и проницает человека Своим действием, что, по выражению Апостола, «Сам дает всем живот и дыхание и вся», и что мы «в Нем живем, движемся, и есмы» (Деян. XVII. 25, 28): что сказать о состоянии благодати? Тот самый служитель благодати, который внушил нам опасение, чтобы она не оказалась вотще принятою, сказует, что преимущественно в Христианстве открыта и дарована благодать Божия всем человекам, в достаточной ко спасению мере: «явися благодать Божия спасительная всем человеком» (Тит.2:11); что умножившийся до явления благодати грех не поставил преграды ея действию, а только послужил к торжественнейшему открытию ея победоносной силы: «идеже бо умножися грех, преизбыточествова благодать» (Рим. V. 20); что благодать уже совершила спасение наше, и во Христе уже имеем мы в самом действии не только то, чему веруем, но и то, чего надеемся: «Бог богат сый в милости, за премногую любовь Свою, ею же возлюби нас, и сущих нас мертвых прегрешеньми сооживи Xpиcтoм; благодатию есте спасени, и с Ним воскреси и спосади на небесных во Христе Иисycе» (Еф. II. 7). Сие сказал я не с тем, чтобы воспрекословить Апостолу, или поставить его как будто в противоречие самого с собою, но для того, чтобы кто не почел самую благодать недостаточествующею или изнемогающею, если она иногда окажется вотще принятою; чтобы кто не дерзнул сетовать на Бога там, где надлежит обличать и исправлять человека; чтобы никто не колебался в уповании на благодать Божию. Нет, «возлюблении, – говорю словами другаго Апостола, – препоясавше чресла помышления вашего, трезвящеся, совершенне уповайте на приносимую вам благодать откровением Иисус Христовым» (1Петр. I. 13).

Но как же подлинно может случиться, чтобы благодать Божия, столь обильная, столь могущественная, столь действенная, быв при том уже принята человеком, оказалась вотще принятою, безплодною? – поелику благодатное Божие царство есть тайна, для естественнаго разума неудобопостижимая, и потому сама премудрость Божия, беседуя о нем употребляла в пособие притчи и подобия, взятыя из царства природы: то мы воспользуемся некоторыми из оных, дабы устранить недоумение, и приближить к разумению истинное учение.

Притча говорит: «подобно есть царствие небесное сокровищу сокровенну на селе, еже обрет человек, скры, и om радости его идет, и вся, елика имать, продает, и купует село то» (Матф. XIII. 44). Примечайте: сокровище готово, достаточно для обогащения, владеющий полем имеет и сокровище, в нем скрытое, но, без старания обрести оное, – тщетно имеет, другой знает о сокровище, но также без попечения, без пожертвования, без решимости продать все, чтобы купить поле, и воспользоваться сокровищем, – тщетно знает.

Благодать есть сокровище готовое, довольное для обогащения каждаго и всех, но сокрытое, – где? на каком поле? – Мало ли где! На пример, на поле уединения и благоговейнаго безмолвия, на поле целомудрия и воздержания; только продай все, чтобы возобладать таким полем, и найдешь сокровище. Но наипаче близкое, и для всех доступное поле, в котором сокровенно положено сокровище благодати, есть Церковь. Какое сокровище сокрыто в ея священных собраниях! В них сокрыто присутствие Самого Христа Господа, по собственному Его уверению, что «идеже еста два или трие собрани во имя» Его, "ту" есть и Он «посреде их» (Матф. XVIII. 20); а в Нем «вся сокровища премудрости и разума сокровенна» (Кол. II. 3), равно и сокровища всех прочих даров духовных и Божественных. Какое сокровище в молитвах, славословиях Церкви! В них дышет благодать Пророков, Апостолов, Святых; в них наипаче, "Сам Дух" Святый «ходатайствует о нас воздыханиями неизглаголанными» (Рим. VIII. 26), как сказует Апостол. Какое сокровище в ея чтениях Евангельских! «Есть бо, – говорит Афанасий Великий (в послании к Маркеллину), – в словесех писаний Божественных Господь, егоже стерпети не могуще (духи тьмы), вопияху: молю тя, да не прежде времени мучиши нас». Таже сила, которая, исходя в слове Христовом, прогоняла бесов, исцеляла недуги, воскрешала мертвых, просвещала светом Божественным, пребывает и ныне в Его слове, в Его Евангелии. Какое сокровище в Таинствах, и наипаче в таинстве Тела и Крови Господней! В нем сокрыта вечная жизнь, с ея неисповедимыми благами, по реченному от Господа: «ядый Мою плоть, и пияй Мою кровь, имать живот вечный» (Ин.6:54). Надобно только уметь воспользоваться толикими сокровищами, надобно усвоить их себе, а для сего надобно «продать» или отдать за безценок, пренебречь, отвергнуть, «вся, елико имаши» (Лк.18:22), именно, твое самоугодие, твои страсти, твои порочные навыки, твои плотския желания, твою леность, твою невнимательность, твою разсеянность. Но если кто священных собраний удаляется; молитвам и славословиям Церкви не внимает; если тогда, как здесь сила Божия движется в слове Евангелия, иных леность едва еще допускает двигнуться из дома ко храму; если тогда, как совершается глубокое таинство, иной из предстоящих разсеянными помыслами, поверхностными взорами, бродит по внешности святилища, или, вместо спасительнаго собеседования с Богом, празднословит с человеком: то златоносное поле для таковых еще чужое; они еще не обрели сокровеннаго в нем сокровища, или обретеннаго не умеют взять; и даже хотя, по видимому, его имеют, но имеют вотще, или только мнятся имети.

Могу и должен указать вам, братия Христиане, как и себе, еще, кажется, более близкое поле сокровища. Это самое сердце Христианина; это наш внутренний человек. Если крещение Христианина есть «рождение водою и духом» (Ин.3:5), как и действительно есть, по слову Христову; а рождение не иное что есть, как начатие новой жизни; и следственно Христианин в крещении получает новую жизнь, и конечно ту, о которой сказал Апостол: «живу не ктому аз, но живет во мне Xpиcтoc» (Гал.2:20): то помыслите, какое сокровище в нас положено святым крещением, какую благодать мы в нем прияли! Мы прияли в нем начаток жизни Христовой в нас, или, как выражается святый Павел, «начаток духа» (Рим.8:23). Что-ж? Обрели ль мы, братия, сие сокровище? Воспользовались ли им? Ощущаем ли в себе сию новую жизнь, которая, как жизнь Христова, должна быть несравненно сильнее ветхой жизни Адамовой? Возрастаем ли в сей новой жизни? Достигаем ли «в меру возраста исполнения Xpиcтoвa» (Еф.4:13)? Блажен, кому при сем самоиспытании «не зазрит сердце» (1Ин.3:21), и кто имеет о сем не льстящее, но успокоивающее «свидетельство в себе!» Сокровище благодати, на поле сердца обретенное молитвою и верою, приобретенное самоотвержением, умноженное любовию, искушенное огнем креста, да соблюдает он бдительно в неослабевающем подвиге и смирении!

Для подобных же мне, для которых самая благодать не безопасна, потому что в ней находят повод к небрежной безпечности, привожу на память другую притчу. «Человек некий отходя призва своя рабы, и предаде им имение свое: и овому убо даде пять талант, овому же два, овому же един, комуждо противу силы его» (Матф. XXV. 14–15). Продолжение известно: получившие более, полученное умножили деланием и оборотом, и приобрели новое благоволение господина своего; а получивший один талант, закопал его в землю, и за лукавство и леность лишился последняго и подвергся тяжкому осуждению. «Человек» в сей притче означает Бога Творца и Промыслителя, Который «рабам своим», то есть, всем человекам дает различные дары, естественные и благодатные, внутренние и внешние; в особенности же Богочеловека Христа, Который, «отходя» от земли на небо, «восшед на высоту, даде даяния человеком» (Еф. IV. 8), как то, дары Святаго Духа, Евангелие, Таинства, и вообще «вся Божественныя силы, яже к животу и благочестию» (2Петр. I. 3). Сии различные таланты даются нам, по притче, «комуждо противу силы его», а по изъяснению Апостола, «по мере дарования Христова» (Еф.4:7), то есть, вполне удовлетворительно для потребностей нашей жизни, которыя предведение Божие определяет, и щедрота Божия наполняет. Смотрите же. Правда, что все зависит от дарованных талантов, без которых рабы, как были, так и остались бы ни с чем. Но не одно получение талантов, а делание и приращение вводит в радость Господа. И удивительно, что те, которые более имеют, более стараются приобретать; а получивший менее совсем не старается. Не указывает ли сие на нас, которые часто говорим, что мы не Апостолы, не Святые, не Праведные, не имеем их благодати, и тем думаем извинить у себя недостаток подвигов и добродетелей? Не то же ли это, как если бы мы сказали: пусть получившие пять, или два таланта, трудятся, чтоб приобресть другие пять или два; мы получили один, и потому нам позволительно меньше заботиться; довольно, если возвратим полученный; можно и в землю зарыть его. – Видите, как принятый уже талант или дар Божий благодатный, или же и естественный, может оказаться вотще принятым, и не только вотще, но и к осуждению принявшаго: ибо Раздаятель прозорлив, и, после крайняго милосердия, совершенно правосуден; не попустит, чтобы дар Его был расточен безвозмездно, и чтобы под личиною немощи укрылись лукавство и леность, но наконец отымет пренебреженный дар, и неключимому рабу оставит только «тьму кромешную» (Мф.25:30).

Если сии размышления возбуждают нас к попечению о том, чтобы «не вотще благодать Божию прияти» нам: то могут оне указать также и на способы удовлетворить сему попечению. Поколику благодать Божия невидима и сокровенна, должно прилежно искать ее благоговением веры к Богослужению, к Слову Божию, к Таинствам; и усвоять, чрез пожертвование всякой собственности поврежденной природы, самоугодия и плотоугодия. поелику же дары благодати Божией, и вообще дары Провидения Божия, имеем в руках наших, должно «делать в них», употреблять таланты в оборот, совершать при помощи благодати благия дела, и приобретать добродетели. Приявший «начаток духа» во Христе, да питает его духовною деятельностию, и да возращает его до меры совершенства. Получивший дар крепости да умножает подвиги, полезные и спасительные. Кому «духом дадеся слово премудрости» и "разума" (1Кор.12:8): да делает в сем таланте, и приобретением его да будет распространение спасительной истины между человеками. Если кому дарован крест и скорби (поелику и сие может быть «даром» (Фил. I. 29) благодати): да делает в сем таланте, и лихвою его да будет терпение непобедимое и упование не посрамляющее. Подобное должно происходить и с талантами, обращающимися в области природы и в домостроительстве временнаго жития и общежития человеческаго. Кому вверены обильные таланты начальства: да делает в них, и приобретением его да будет безопасность и спокойствие подвластных, защищение обиженных, избавление бедствующих, обезсиление зла. Кому достался скромный талант подчиненности, хотя бы то было даже на низших степенях общественной жизни: и сей, не унывая, да делает в нем, неуклонно и добросовестно исполняя обязанности своего звания; и в мале верный с великими призовется в радость Господа своего. Кто большим числом считает у себя таланты богатства и изобилия: да делает в них, и да приобретает обильнейшую лихву в молитвах нищих, в благословениях сирых и вдовиц. И общим для всех нас талантом Провидения Божия, – под сению Престола Богохранимаго Царя, «тихим и безмолвным житием», да пользуемся, братия, так, чтобы преуспевать «во всяком благочестии и чистоте» (1Тим.2:2), да и во грядущее время, по дару того же Провидения, и мы о Царе своем и о нас Царь наш, можем радоваться совершенною радостию, доколе наконец и в вечную радость Господа нашего внити сподобимся. Аминь.



Источник: «Сочинения Филарета, митрополита Московского и Коломенского» в пяти томах (1873, 1874, 1877, 1882, 1885) – М., типография А. И. Мамонтова и К° (М., Леонтьевский переулок, № 5). Раздел «Библиотека» сайта Троице-Сергиевой Лавры

Вам может быть интересно:

1. Слова и речи – 262. Слово в день Тезоименитства Благочестивейшаго Государя Императора Николая Павловича святитель Филарет Московский (Дроздов)

2. Историческое учение об Отцах Церкви. Том II – § 153. Св. Григорий в своих сочинениях: 1) как оратор; 9) как догматист: его Катехизис. святитель Филарет Черниговский (Гумилевский)

3. Вернувшийся домой: жизнеописание и сборник трудов митрополита Нестора (Анисимова). Том 1 митрополит Нестор (Анисимов)

4. Путь разума в поисках истины – Глава IX. Происхождение мира засл. профессор Алексей Ильич Осипов

5. Сиро-халдейские несториане и присоединение их к Православной Церкви профессор Анатолий Алексеевич Спасский

6. Опровержение Евномия – Книга вторая святитель Григорий Нисский

7. Наследие Адама с точки зрения о. Иоанна Мейендорфа протопресвитер Борис Бобринский

8. Слова – Слово 14 преподобный Симеон Новый Богослов

9. О необходимости историко-догматической апологии девятого члена символа веры священномученик Иларион (Троицкий), архиепископ Верейский

10. Слова – Слово 37 святитель Григорий Богослов

Комментарии для сайта Cackle