митрополит Филарет (Вознесенский)

Проповеди

 Часть 5Часть 6Часть 7 

6. Святые

Святые мученики

Когда в первые века христианства Церковь испытывала тяжкий период гонений, она украсилась неисчислимым сонмом – тысячами и более чем тысячами святых мучеников.

Далеко не всех мучеников имена сохранились; далеко не о всех подвигах их остались памятники; но некоторые записи об этих подвигах тогда велись и в этих записях были имена пострадавших и описывались их страдания за Христа Спасителя. И вот такие списки именовались по-гречески «мартирологи» от слова мартирос – свидетель. Мученики в древности так и именовались этим словом мартирос, т.е. «свидетель». Почему их так именовали? Потому что они, своим мужеством, своей верностью Христу и готовностью идти не только на кровавые пытки, но и на смерть, свидетельствовали о силе своей веры, и об истине христианства.

Вот сегодня Церковь прославляла св. великомученицу Екатерину. Молодая девушка, богатого и знатного рода, необыкновенная красавица собою, она имела кажется все возможности рассчитывать на то, что называется, «успех в жизни». Много было соискателей ее руки, – их привлекали ее знатность и богатство, и ее изумительная красота; но все они получали отказ. А из жития ее мы знаем, что ее чудесным образом, в неоднократных видениях призвал к Себе Сам Господь. А когда Он на ее девичью руку надел перстень и сказал: «не знай жениха земного», тогда она вся целиком устремилась к Небесному Жениху и была готова за Него претерпеть любую муку и смерть. В ее житии описываются страшные муки, которые и представить себе страшно человеку; а юная дева вытерпела их не только безропотно, но и радуясь, что может она доказать своему возлюбленному Жениху любовь и верность Ему. Какой трогательный пример! Знатность, богатство, молодость и красота – все принесено в жертву ради Господа Спасителя...

Вот скоро будет память подобной ей великомученицы Варвары. Также знатная, также богатая, также изумительно красивая собою девушка, еще моложе чем Екатерина, совсем юная, девушка-подросток, она пошла на страдания также как и Екатерина радуясь, что может показать и доказать и засвидетельствовать свою веру, верность и любовь ко Христу. Вот потому-то и святые мученики и мученицы и именуются именно свидетелями. Их свидетельство о вере и истине христианства хранится Церковью и не умолкает. Не их ли примерами вдохновлялись у нас на родине сонмы новомучеников, которые прославили Бога своими верою, терпением, и мученическою смертью, когда они подобно древним мученикам были притесняемы и гонимы, и были готовы на все.

Древние мученики свидетельствовали позднейшим новомученикам о той истине, за которую они страдали и умирали. Их пример воодушевлял наших новомучеников. Церковь предлагает их пример и нашему вниманию, для того, чтобы мы, воодушевляясь их решимостью, до конца были верными своему Спасителю, дабы и в нашей жизни исполнилось то, к чему так возвышенно призывает Господь в Апокалипсисе: «Будь верен:даже до смерти, и дам тебе венец жизни» (Откр.2:10). До смерти, и тяжкой смерти, были верны все святые мученики – за то и получили они тот венец жизни, который уготовал Господь любящим Его. Да поможет Господь и нам последовать их высокому и святому примеру. Аминь.

Великие подвижники древности

Месяц январь богат днями, посвященными памяти многих великих угодников Божиих, а также церковными службами, связанными с прославлением их и воспоминаниями о них. В противоположность январю – месяцы февраль и март, на которые обычно выпадают дни Великого поста, имеют сравнительно мало дней, связанных с воспоминанием особо чтимых угодников Божиих.

Сегодня Святая Церковь прославляет великого отшельника-подвижника преподобнаго Павла, Фивейского пустынножителя, а через день она будет прославлять св. Антония Великого. Этот великий угодник Божий, уже в юные годы всецело воспламенился желанием служить только Господу, подобно тому, как много времени спустя таким же желанием воспламенился преп. Серафим Саровский, как и поется в тропаре Ему: «От юности Христа возлюбил еси, блаженне, и Тому Единому работати пламенне вожделев...»

В житии св. Антония повествуется, как он – богатый юноша, обладавший значительным состоянием, придя как-то в церковь, услышал евангельское повествование о богатом юноше, которому Господь сказал: Если ты хочешь совершен быти, – раздай свое имение нищим и иди за Мной. Из Евангелия известно, что юноша не исполнил этого, а «отъиде скорбя» (Мф.19:21, 22) – и ушел; слишком привязано было его сердце к богатству.

Антоний же, услышав эти слова, сказал сам себе: «То, что тот богатый юноша не сделал – я, с Божией помощью, постараюсь совершить». Пошел, раздал свое имение, все свое богатство, постарался обеспечить свою молодую сестру, которая была на его попечении, и – ушел на путь подвига. И в конце этого многолетнего подвига, стал великим наставником монашествующих – Антонием Великим, которого, по сказанию его жития и по преданию церковному, сами злые духи боялись и трепетали, ибо в свое время он вынес тяжелейшую и мучительнейшую борьбу с ними, и силою Божией, помощью Божией Благодати, победил их в конец.

В житии Антония Великого говорится еще следующее: когда он состарился, прожив в пустыне более 70 лет, и был уже глубоким старцем, то злой дух-искуситель, не будучи в состоянии никакими соблазнами его поколебать, стал внушать ему гордую мысль, что, якобы, он духовно выше, и совершеннее всех других пустынников, потому что дольше всех подвизается в этой безлюдной пустыне. И тогда Господь открыл Антонию, что в самом отдаленном и уединенном месте этой же пустыни живет глубокий старец-подвижник, который еще раньше него поселился в пустыне. Услышав Откровение Господа, Антоний, как юноша, снова возгорелся желанием увидеть этого сокровенного старца-подвижника, и пошел в глубину пустыни. Руководимый Божией Благодатью, он, наконец, подошел к пещере, в которой была дверь; но когда он к ней приблизился – дверь наглухо закрылась. Остановился Атоний у двери и стал ждать и умолять, чтобы неведомый и таинственный жилец этой пещеры открыл свою дверь. Он стал даже, как-бы угрожать невидимому обитателю пещеры, говоря: «Я не уйду с этого места, пока ты мне не откроешь, хотя бы мне пришлось умереть от голода и от солнечного зноя», – ибо это было в южных странах, где зной таков, о котором мы здесь и представления не имеем... Из-за двери послышался голос: «Кто просит с угрозами?» – и двер открылась. Навстречу убеленному сединами старцу Антонию вышел еще более глубокий старец, и тут оба подвижника, давая друг другу братское лобзание любви, в силу прозорливости своей, назвали друг друга по имени: «Радуйся, Павле» – «Радуйся, Антоние!»

Преп. Антоний, хотя и жил долгие годы в пустыне, но все же иногда из этой пустыни выходил, для посещения своих духовных чад и для защиты веры от еретиков; Павел же, прожив в пустыне более 90 лет безвыходно и в совершенном одиночестве, не мог знать решительно ни о чем, происходившем в мире, и расспрашивал Антония об этом. Святые старцы стали беседовать. Когда подошел час трапезы, прилетевший ворон положил круглый хлеб перед ними на стол; тогда преп. Павел воскликнул: «Щедр и Милостив Господь! Вот уже сколько лет я здесь живу, и ворон приносит мне пол-хлеба, а сегодня пришел ты, – и он принес целый хлеб». И, вот, начинается спор любви и почтения. Полагается, чтобы старший преломил хлеб, поэтому Антоний просил Павла, говоря: «Ты старше меня»; Павел отвечал: а Ты – мой дорогой гость. Сделай это ты». Между святыми старцами завязался святой спор, который закончился чудесным образом: каждый взялся за каравай хлеба со своей стороны, чтобы переломить его обоюдным усилием; но не успели они это сделать, как хлеб был разделен невидимой рукой на две половины... Позднее, когда Антоний оставил Павла, а потом, спустя некоторое время, снова направился к нему, по дороге он увидел видение: – душу преподобного Павла, возносимую на небо Ангелами. Восскорбел старец Антоний, поняв, что это может значить, и поспешил к пещере Павла; там он, увидел преп. Павла, коленопреклоненного и углубленного в молитву. Став рядом с ним на колени и также погрузившись в молитву, Антоний более часа провел в глубокой, сосредоточенной молитве, и только после этого заметил, что преп. Павел мертв. (Таким же коленопреклоненным перед иконой Богоматери и глубоко погруженным в молитву скончался, много-много лет спустя, наш великий угодник Божий преподобный Серафим Саровский).

Сильно скорбел после кончины преп. Павла преподобный Антоний, говоря: «Так поздно узнал я тебя, Павел, и так скоро ты ушел от меня». Тогда прибежали львы и вырыли яму, в которой преп. Антоний и похоронил своего духовного друга. А когда после возвращения, ученики пр. Антония, видя его особый духовный подъем, спрашивали, где он был и что является причиной такого его состояния, он им ответил: «Грешный я! А еще считал себя монахом... я видел Павла в раю!»

Необыкновенная жизнь! Насколько она, эта жизнь угодников Божиих, не похожа, и по внешней своей форме, и по внутреннему содержанию, на ту жизнь, которой обычно живут люди, даже религиозные, и духовно настроенные. Какое горение духа нужно иметь для того, чтобы подвизаться так, как подвизались эти необыкновенные люди! Одного из таких подвижников как-то спросили: «Не скучно ли тебе – всегда одному?» Он был затворником и из своей пещеры не выходил никогда. На этот вопрос он ответил: «Иисус – моя утеха, с Ним нигде не будет скучно»... Эти необыкновенные люди жили в постоянном живом общении с Богом, и это для них заменяло все. И когда приходилось им иной раз отрываться от излюбленного уединения, которое было для них всегда наполнено молитвой и живым общением с Богом любви, то они скорбели и стремились, как можно скорее возвратиться к своему уединению. Их тяготило общение с внешним миром, с людьми. А, между тем, люди, проведав об их житии, их подвижничестве и святости, – начинали приходить к ним, – порой очень издалека, – ища и прося их совета, молитв, помощи и утешения; и, естественно, получив просимое, прославляли этих подвижников и праведников, и снова просили их молитв и заступничества перед Господом Славы.

Эти люди, – подвижники и праведники, – шли к вечным ценностям; они были, если можно так выразиться, духовные максималисты, и все евангельские заповеди и церковные постановления ими принимались без рассуждений, без «умствований» – безоговорочно, во всей их полноте, – как они есть.

Наша беда заключается в том, что если мы и читаем Евангелие, и видим в нем заповеди Господни, – то думаем, что все это направлено к кому-то другому, но не к нам. Призывы Спасителя и все, что в Евангелии содержится, относится, будто к кому-то другому, и мало, очень мало таких, кто обращает и применяет Святое Евангельское слово к себе непосредственно. А вот угодники Божии жили именно так.

Известно, что позднее одному великому подвижнику было видение: по его просьбе Господь показал ему блаженства праведников в раю, в райских таинственных обителях. Но Антония Великого он там не видал. И когда спросил он: «А где же Антоний?» – ему ответили: «Антоний там, где Сам Бог...»

Особый, исключительный подвиг жизни этого великого угодника Божия приблизил его к Богу настолько, что Господь сподобил его особой близости и тесного сопребывания с Собой, в блаженной вечности.

Такой высокий, чудесный жребий дает Господь только особым избранникам Своим; но пример их святой жизни сияет перед нами, как солнце, указывая нам, к чему нужно стремиться, и что считать выше и драгоценнее всего. Аминь.

Святитель Димитрий Ростовский (сентябрь 21)

Русская Православная Церковь в нынешний день прославляет одного из великих своих иерархов – святителя Димитрия, митрополита Ростовского. Много трудов оставил Русской Церкви, русской пастве этот необыкновенный, редкий человек – святитель Димитрий, который всю жизнь трудился, как пастырь и как архипастырь, над делом наставления, поучения и назидания паствы православной. И своими проповедями, за которые его справедливо современники называли Златоустом Российским, и своими письменными трудами он неустанно защищал истину православия. В трудное время жил свят. Димитрий. Тогда протестантское влияние было очень сильно. И, однако же, он смело и безбоязненно защищал божественную истину, раскрывая ее в своих вдохновенных творениях. Но один его труд, действительно, записан золотыми буквами в истории Церкви российской – это труд по составлению жития святых. Любимейшим чтением русского народа были когда-то эти жития святых, на составление которых святитель Димитрий посвятил многие годы. Из жития его известны трогательные подробности. Когда он писал жития святых, то ему являлось некоторые угодники Божии и с любовью помогали ему, дополняя то, что он писал об их страданиях и подвигах. Явился ему св. мученик Арефий, явилась ему св. великомученица Варвара, – так живо, так действенно было общение великого иерарха с миром духовным, со святыми, жития которых он запечатлел на страницах своей книги. В прежнее время «Жития святых», составленные свят. Димитрием Ростовским, можно было найти везде – и в домах богатых, знатных людей и в хижинах бедняков. Всюду они были настольной книгой и их читали ежедневно. Но теперь этого, увы, нет, Теперь люди читают иное. В наши дни книжный рынок наводнен грязной, мерзкой литературой и трудно там найти что-либо такое, что могло бы быть полезным для читающих. Только поток грязи льется со страниц всех этих теперешних печатных изданий и беда в том, что не только взрослые, но и подрастающая молодежь все это читает, загрязняя свою молодую мысль и свое молодое воображение.

Мы, возлюбленные, в трудное время живем. Трудно было когда-то первым христианам. Их окружал языческий мир, развратившийся и испорченный, но христиане тогда сияли, «как светила в мире» (Флп.2:15), по выражению св. апостола Павла, и многие из язычников оставляли свою грешную жизнь, принимая христианство, не только слушая проповедь христианскую, но и видя высокие примеры жизни христианской. «Смотрите, – говорили в изумлении язычники друг другу, – смотрите, какая жизнь у этих христиан!» – и массами принимали христианство. Теперь время иное и, быть может, более тяжкое для нас. Тогда был развращен языческий мир, а теперь христианский мир развратился. Мы живем как будто бы в христианской стране, нас окружают как будто бы христиане, а вы сами знаете, до какого бесстыдства, до какой развращенности дошел наш век и наши современники. Поэтому особенно трудно теперь православному христианину пролагать себе дорогу и идти христианским путем, среди этих дебрей и зарослей противохристианских, противонравственных настроений и понятий. А как было бы хорошо, если бы стали и старшее поколение и юношество читать «Жития святых» Димитрия Ростовского. Какие бы они там нашли изумительные примеры святой, благоухающей, настоящей христианской жизни. Там говорится о людях, которые жили в Боге, очищая себя от всякой скверны плоти и духа, стараясь приготовить себя к той вечности, которая рано или поздно откроет свои двери для каждого из нас. Но жутко становится, когда подумаешь, как эта вечность примет теперешние христианские поколения, забывшие о христианских началах.

Будем помнить, что каждый за себя даст ответ. Св. Димитрий оставил богатейшее наследство всему православному миру и православному народу, в частности. Не забудем же этого. И пусть не будет у нас книга Житий святых забытою. А хорошо и полезно было бы для души нашей, если бы мы почаще открывали эти святые страницы и поучались из них, как нужно жить, спасаться и умирать, и готовить себя к вечной жизни всякому православному христианину. Аминь.

Священномученик митрополит Филипп Московский (октябрь 5)

Русская Православная Церковь ныне молитвенно прославляет великого иерарха своего – священномученика митрополита Филиппа Московского и всея России чудотворца. Когда бывает его память, то воспоминанье о нем очень назидательно. Его житие, его удивительный подвиг, когда он не испугался самого Иоанна Грозного, а бесстрашно и прямо его обличал, указывает нам на правильное отношение Церкви Христовой к политике.

Как должна Церковь относиться к политическим вопросам? Точный христианский ответ: не вмешиваясь в них непосредственно, Церковь должна освещать их лучом Божией правды, Христова евангельского закона! Так точно и поступил святитель митрополит Филипп. Как бесстрашно он обличил грозного царя, за его кровавые злодействия! Перед Иоанном все трепетали, а святителем Филиппом исполнились слова псалма, где говорится: «глаголах о свидениях (т.е. о законах Твоих) пред цари и не стыдяся» (Пс.118:46)! Т.е. я говорю, прямо не стыдясь и не боясь.

Так он обличал грозного царя, прямо в лицо, а в то же самое время, если бы в этот момент царю Иоанну стала бы грозить какая-либо опасность, то митрополит первый пошел бы за него и положил бы жизнь за государя своего, как его верноподданный. Во всех его обличениях нет ни тени бунта против царской власти, нет ни укоров прямых, оскорбительных, а только указание на неправоту того, что делал Иоанн. Это он говорил прямо, как говорят: ставил все точки над «и». И повторяю, говорил, как верноподданный, и, если нужно было бы, жизнь отдать за этого государя, которого он обличал, он не задумываясь положил бы.

Вот так и нужно нам помнить, что Христова Церковь вне политики, она не должна в нее вмешиваться, ибо она тогда принижает себя, опускает себя до наших бытовых условий. Она должна быть выше этого, но повторяю, отмечать все, что бывает в жизни, в частности, и политические события. Лучом правды Христовой она должна освещать, ибо она есть провозвестница этой правды в мире.

Когда так Церковь действует и действуют ее служители, тогда это самый правильный чистый христианский путь. Этим путем шел митрополит Филипп, которого Церковь и прославила за то, что он, как говорится в молитвословиях церковных, «не убоялся ярости царевой», а пошел прямо за правду, пострадал за нее. Он Церковью наречен «священномучеником» и теперь за свою верность и за свое бесстрашное мужество христианское увенчан венцом священномученика и исповедника в Царствии Небесном. Аминь.

Московские cвятители (октябрь 18)

Русская Православная Церковь прославляет ныне великих иерархов своих, митрополитов Петра, Алексия, Иону, Филиппа и святейшего патриарха Гермогена, которого она позднее также причислила к сонму этих первоиерархов российских. Каждый из этих великих мужей был великим святителем, правилом веры, образом кротости и благочестия. Каждый из них был великим подвижником, украшением Русской Церкви.

Но примечательно то, что их святые имена записаны не только на страницах церковной истории, но и на страницах истории государственной, гражданской, ибо, возглавляя Церковь, они не могли быть равнодушны к тому, как протекало государственное строительство, как строилась наша великая и святая Русь, и принимали в этом живое и деятельное участие. Тогда были иные времена и, быть может, та жизнь, в их годы, несмотря на отсутствие теперешних достижений техники и цивилизации, была духовно гораздо содержательнее и богаче. Русский человек тогда свою личную жизнь, да и общественную, строил в тесной зависимости от жизни и распорядков церковных. По церковным установлениям, по церковным праздникам, по церковным торжествам направлялась и строилась жизнь русских людей во времена этих святителей, да и много позднее. И сотрудничество Церкви с государством в деле государственного строительства, конечно, заключается не в том, чтобы Церковь оставила свое прямое назначение спасать человеческие души для вечности и занялась бы чисто государственной деятельностью. Но Церковь лучом евангельской истины всегда освещала все, что совершается в государстве, указывая на то, что в нем правильного и что неправильного.

Как в этом отношении всегда смело и независимо звучал голос Церкви Русской Православной мы с вами знаем хотя бы на примере великих святителей Алексия и Филиппа. Когда во времена святителя Алексия взбунтовался против княжеской власти Нижний Новгород, то святитель Алексий послал туда преп. Сергия с наказом, если горожане не подчинятся государственной власти, закрыть все церкви в Новгороде. Тогда это было бы, конечно, страшным ударом для глубоко благочестивых русских людей. И эта мера подействовала. Преп. Сергий, вероятно, ее и не провел, потому что сразу пришли в подчинение взбунтовавшиеся. А другой пример, еще гораздо более яркий, мы с вами знаем из жизни свят. Филиппа, который, ни много ни мало, как противостал самому царю. Когда царь Иоанн Грозный, умный, быть может, гениальный, но душевным недугом одержимый, свирепствовал, и свирепствовал часто несправедливо, жестоко и пристрастно, то митрополит Филипп, как вы знаете, не побоялся прямо в церкви при всех его обличить за эти злодеяния. Причем, когда мы с вами читаем на страницах церковной и гражданской истории, как обличал митрополит Филипп царя Иоанна, то мы не видим ни тени бунта против царя. Митрополит Филипп говорил, как духовный отец и, вместе с тем, как верноподданный. Он тут же, если нужно было бы, пошел бы на смерть за царя, которого обличал. Но его совесть архипастырская подсказывала ему, что нужно говорить, и он говорил. Как и сказал он разгневанному, вспылившему царю: «Я – пришлец на земле и подвизаюсь за истину. И никакая сила не заставит меня замолчать». Таким образом, в содружестве церкви и государства, протекало тогда строительство святой Руси.

Знаем мы, как в печальные годы революции, безбожная власть, захватившая владычество у нас на Родине, сразу объявила одним из главных принципов – отделение Церкви от государства. Но ведь, по существу, об отделении Церкви от государства можно говорить только там, где строится государство новое. Там можно в самом начале поставить этот принцип, хотя, конечно, он, как справедливо указывали многие богословы, есть тоже как бы гонение, только в скрытой форме, ибо Церковь не допускается до участия в жизни государственной. У нас же на Руси Церковь давно вошла в полное единение с государственной властью и государство при помощи Церкви, при ее молитвах и освящении строило себя и направляло свои путь. А потому, когда там было объявлено об отделении Церкви от государства, то это было неправильно названо. Надо было сказать: «Церковь изгоняется из государства». Но на это безбожники не решились и объявили просто, что Церковь отделяется от государства. И начался тогда тот кошмар, который продолжается и по сию пору. И не знаем мы, до какого именно момента он будет продолжаться, потому что пути Божии абсолютно непостижимы для нас. Но, во всяком случае, то, что предано нам от наших предков, от тех святых времен, должно всегда бережно храниться нами и всякий должен понимать, что Церковь не может быть от государства отделена. Она не может с ним слиться, это – так, потому что о Церкви Господь сказал: «царство мое несть от мира сего» (Ин. 18:36), т.е. Церковь есть учреждение совершенно иноприродное в сравнении с государством, но, в то же самое время, как уже было сказано, только тогда жизнь государственная пойдет правильно, когда Святая Церковь все время лучом евангельской правды будет освещать текущую жизнь и все, что совершается властью государственной. Так оно прежде и было. Теперь же, как вы знаете, – совсем не то.

Но все мы с вами верим, что рано или поздно, Господь помилует нашу исстрадавшуюся Родину, что снова водворится в ней порядок и вера восторжествует. И мы уповаем, что тогда вернется то, что было раньше, и что государство будет строить свою жизнь в полном согласии со святой правдой евангельской, святой правдой церковной.

Молитвами великих иерархов, святителей Петра, Алексия, Ионы, Филиппа и Гермогена, Господь да помилует нашу Родину и да вернет ей былое благочестие и благолепие духовное. Аминь.

Праведный Иоанн Кронштадтский (октябрь 19-е)

Смиренным, рядовым пастырем, простым, доступным, обычным, казалось бы, батюшкой вышел на свой пастырский путь когда-то иерей Иоанн Ильич Сергиев, скромный священник Андреевского Кронштадтского собора, и начал свой пастырский подвиг. Медленно, с малого огонька, казалось бы, в начале, разгорался светильник его трудов и подвига, пока, наконец, не засиял он всероссийскою славою и, наконец, не перекинулся уже и за пределы России. Много было, возлюбленные, в русской Церкви, в русском народе, на русской земле, много было мужей веры и подвига, много было светильников духа, много было великих святых. Но я не знаю, явил ли кто-либо из великих наших угодников именно светоносную силу пастырства, как такового, явил ли во всей красоте, во всей ее силе, во всем ее лучезарном сиянии, так как явил ее, в своем пастырстве дивном, отец Иоанн Кронштадтский! Кто из русских не знает этого чудного имени? Бывает иногда, что в затхлом, холодном, промозглом, сыром, пыльном погребе вдруг откроют флакон с духами и, среди этой сырости и смрада, пронесется тонкое, освежающее благоухание. Так и в суете жизни, так и для души, казалось бы, запутавшейся во страстях и совсем утопающей в них, иногда достаточно только произнести это слово, напомнить об этом необыкновенном человеке, и все святое как то воскресает в душе. Чувствует человек, что, действительно, с одним именем отца Иоанна связано для него все прекрасное, святое, чистое и все высокое.

Мы с вами уже сегодня молимся ему, уже звучали здесь молитвословия, прямо к нему обращенные, – уже как к Божию угоднику несомненному. Но тем паче, тем больнее как то сейчас знать, видеть, наблюдать, что есть те, кто не только уклоняются в сторону от этого дивного празднования, но еще как то пытаются набросить на него тень. И ведь это те, кто были когда то в нашей Зарубежной Церкви! И знаем мы, как они высказываются об этом нашем высоком духовном торжестве – говорят, что незаконно мы его празднуем! Ведь не нужно быть особенно сведущим в церковной истории, чтобы знать, насколько фальшивы эти обвинения, потому что ведь в более старые времена, не сразу, да и то не всегда, Божий угодник прославлялся всей Церковью... Был благочестивый порядок у нас, действительно, в последнюю пору жизни нашей Церкви, что обычно к прославлению Божия угодника привлекалась вся Церковь и весь русский народ, чтобы сделать прославление как можно велелепнее, как можно торжественнее. Но это не обязательно. Ибо были случаи более древние, когда поместно прославлялся святой, когда какая-либо епархия, во главе со своим архипастырем, прославляла Божия угодника, и это было законное прославление уже потому, что ведь не мы прославляем: славит Господь, и слава эта, хотя бы на отце Иоанне, так ясна и несомненна! А мы только свидетельствуем о том, что он у Бога прославлен. Не аттестат святости и прославления мы ему выдаем. Не прибавит ему ничего наше прославление здесь, а мы только свидетельствуем о святости здесь, о святости того, кто дивно прославлен у Бога. Холодом веет от их этих жестких слов. Бог им судья! А мы с вами, братия, да готовимся праздновать.

Несколько моментов отделяет нас от того торжественного и славного момента, когда зазвенит Зарубежная Церковь ублажением нового Божия угодника. Но помните, кто бы не были все, слушающие меня! Когда то Господь говорил о некоторых своих чтителях: «приближаются ко Мне люди эти, и устами своими они чтут Меня , но сердце их далеко отстоит от Меня» (Мф.15:8). Через несколько моментов всего будет снята эта пелена, и перед тобой явится благолепный лик новоявленного великого Божия угодника. Проверяй же себя: посмотреть ли ты только пришел на торжественную службу, просто так, как-то поверхностно к этому относясь? Проверь себя! Помни, когда отец Иоанн совершал свою исповедь, для него не было тайн, он, в Боге живущий, видел всех, кто был тогда за его многотысячной исповедью, и прямо говорил, что у некоторых людей не было достаточного покаяния. «Кайтесь, кайтесь!» – говорил он, прямо к ним обращаясь, показывая, что ему открыты тайны сердец человеческих.

Помни, что, в этот славный и торжественный час, отец Иоанн здесь с нами. Не сомневайся в этом, и помни, что он видит всех нас, он видит меня, он видит тебя, и знает думы сердца твоего. Молись же ему от души. Помни, что отец Иоанн, это – наша радость, наша слава, наша благодать, наша русская честь. Наша Россия именно в эти страшные последние десятилетия дала миру такого угодника Божия. И если, действительно, понимаешь это, – тогда, конечно, и ты прославляешь его от всей души. Отче Иоанне! Радость наша, утешение наше, как вразумить тех, кто уклоняется от прославления тебя?! Твоей любовью и молитвою покрой всех нас, ибо дадеся тебе благодать молиться за нас. Аминь.

Праведный Иоанн Кронштадтский (октябрь 19-е)

Когда мы знакомимся с житием св. праведного Иоанна Кронштадтскаго, мы видим поначалу, что он свой жизненный путь начал так, как многие и многие из пастырей Церкви его начинают. Родился в бедной семье скромного псаломщика, испытал бедность и нужду и, наконец, принял на себя священный сан пресвитера, священника, и началась его работа на Божией ниве. В чем же разгадка? Каким образом он, начавший свою жизнь, как обычно начинает пастырь Церкви, из себя сделал такого гиганта духовного, колосса духовной жизни, каких мало было не только у нас на Руси, но и вообще во всей Вселенской Церкви.

Нужно помнить, как труден был его подвиг! Великие наши праведники: преподобный Сергий, преподобный Серафим и другие, они от мирского шума и суеты уходили, а вся жизнь, все пастырство о. Иоанна прошло на людях, среди народных масс.

Но сам он указал, в чем тут разгадка, каков был его путь. Начавши его скромным служением, рядовым священником в Кронштадтском соборе, он все свое внимание и силы устремил на то, что именуется у нас «внутренним человеком». Он сам говорил впоследствии, что он решил твердо, с первого дня своего пастырства, все время наблюдать за самим собой, все время углубляться в самого себя, все время самого себя контролировать. Так проверяя, он старался пресекать всякие грешные желания, всякие побуждения к греху, как только он заметит их в своей душе.

Тут мы сразу видим, насколько он не похож на нас, многогрешных. Какие только грехи, какие только соблазны не хозяйничают в нашей грешной душе!.. Насколько бессильны и слабы мы оказываемся, когда нужно одолеть грех, потому что вовремя за борьбу с ним не взялись, и когда он уже овладел душой, тогда слишком трудно его переломить и изгнать из души... А вот о. Иоанн, он как только замечал в себе греховные движения, ибо они и у него были, он был человек, как и мы, он сейчас же останавливал их и вступал в жестокую борьбу с врагом-искусителем. А враг сразу заметил, что перед ним совсем необычный служитель престола и стал на него нападать так, что это другие видели. Один из тех служителей Церкви, который часто и много с о. Иоанном служил вместе в начале его служения, говорил: «Сколько раз я видел, как о. Иоанна враг связывал во время служения: во время молитвы, потемнеет его лицо, остановится он, недвижимо стоит, видно, что в нем страшная борьба происходит. Но призовет Имя Господне, – весь просветлеет, стряхнет с себя вражий туман и бодро и радостно идет, в благодати Божией, совершать свое служение. И вот, ведя такую борьбу и с своими греховными побуждениями, и с врагом нашего спасения, о. Иоанн стал быстро вырастать духовно.

И был момент, с которого он превратился в чудотворца, сначала Кронштадтскаго, а потом и всероссийского. Знаем мы, как его известность перешагнула за пределы России, потому что, буквально со всех концов земного шара неслись к нему просьбы о том, чтобы он помолился своей могучей дерзновенной молитвой у страшного престола Господа Славы. Много было у нас на Земле Русской, великих праведников, которые творили много чудес, но такое море чудес, неисчислимое, не поддающееся учету, какое окружало о. Иоанна во вторую половину его пастырской жизни, это было единственное явление! Недаром, говорили его почитатели и чада духовные, что им это напоминает евангельские времена. Как вокруг Спасителя творились чудеса, так и вокруг Его верного служителя был непрестанный поток чудес!

Вот, такого молитвенника и чудотворца послал Господь русскому народу перед самой годиной его лихолетия. Предупреждал о. Иоанн, бил в набат. В своих проповедях последних лет он все время об этом говорил. Говорил: «Русский народ, береги своего благочестивого и доброго царя. Убережешь – Россия долго будет еще сильна и славна на страх врагам и на радость друзьям. А если не убережешь, то и царя твоего убьют, и Россию, и тебя обесславят и самое имя твое отнимут у тебя!»

Как же страшно сбылось его предсказание... Не послушал русский народ великого пророка и прозорливца, которого Господь послал нашей Родине и нашему народу, и обрушилось на Россию то страшное горе, которое и по сию пору продолжается... Но верим мы в молитвенное заступничество нашего великого молитвенника! Никогда не отказывал никому о. Иоанн в своей пастырской молитве, когда он жил на земле. Теперь, когда он у страшного престола Господа Славы, во Славе предстоит с великими угодниками Божьими, конечно, он нас не забыл и не забыл нашу несчастную Родину, и молится там своей пламенной молитвой. По его святой молитве, да пошлет Господь, наконец, нашему измучившемуся народу желанное избавление от всей этой беды, от этого лихолетия, от этого ига безбожников. Аминь.

Праведный Иоанн Кронштадтский (октябрь 19-е)

Когда скончался в России всероссийский пастырь и молитвенник о. Иоанн Кронштадтский, то вскоре после его кончины один из духовных писателей написал: «Вот жил среди нас, ходил среди нас ангел. Жил, молился, освещал нас, чудотворил, спасал погибающих духовно людей. Пришел конец его земного жития, взмахнул крылами и воспарил к престолу Господа Славы, а мы остались здесь...»

В чем разгадка необыкновенной жизни о. Иоанна Кронштадтского? Жизни, которая так особо выделялась у нас на Руси в скорбные предреволюционные годы? Быть может самый точный ответ будет ссылка на слова другого великого наставника благочестия в Русской Земле – святителя Феофана Затворника, который когда-то писал в своих вдохновенных творениях: «Что такое христианская жизнь? Это (как он говорил) постоянное, благоговейное, радостно-трепетное хождение пред Лицом Божиим». Во всякой школе, когда ученики видят на себе наблюдающий взор своего наставника или когда они видят себя свободными, когда никого нет из старших, они совсем себя по-разному ведут. И человек-христианин, если он помнит о том, что сказал святитель Феофан, что христианство есть постоянное хождение пред живым Лицом Бога Живаго, то совсем его жизнь будет не та, какая идет обыкновенно у людей о Боге фактически непомнящих.

Так, пред Лицом Божиим постоянно ходил о. Иоанн Кронштадтский. Он и сам писал в своем Дневнике, в числе своих наставлений: «Ходи постоянно пред Лицом Божиим. Помни, что на тебя всегда взирают Очи, видящие все твое сокровенное, Очи, которые видят всюду и везде – все злое и благое». Так о. Иоанн и жил. Его жизнь, постоянное пребывание его с Богом, – она есть высокий пример для нас.

Никогда не следует думать: «Мы не можем жить как о. Иоанн». Когда-то преп. Серафим Саровский, когда ему кто-то говорил, что мы не можем жить как жили святые отцы, отвечал: «Нет! Решимости нет, а могли бы! Потому что Господь Иисус Христос всегда Тот же во веки. Кто постоянно находится в духовном единении с Ним и помнит о Нем, того всегда тащило на любой подвиг». Преп. Серафим ведь сам был образцом такого подвига, но по глубочайшему своему смирению, конечно, и не заикнулся о том, чтобы на себя указать, но русские верующие как раз тогда и видели пример вот такой благочестивой жизни, такого же постоянного хождения пред Богом.

И если бы наша верность не закрывалась, не пряталась за слова нашей немощи, а если бы свою немощь духовную как следует расправили, то тогда бы и мы могли бы, как о. Иоанн, постоянно пребывать с Богом. Вот в этом и есть разгадка той дивной жизни, которую провел здесь, среди людей на земле, о. Иоанн Кронштадтский. Был человек такой же, как и мы с вами, но вот это его выделило из всех, потому что он был весь в Боге, и Господь был с ним. А когда Господь с человеком, то тогда человеку становится все возможно, ибо если у нас, людей, много есть невозможного, то у Бога все возможно (Мф.19:26), как сказал Милосердный Господь. Аминь.

Великомученик Димитрий и мученик Нестор (октябрь 26)

Святая Церковь в эти два дня: сегодня и завтра, прославляет двух святых мучеников, подвиг которых связан друг с другом. Сегодня была память великомученика Димитрия Солунского, а завтра память святого Нестора, мученика Солунского. Из примера их действия мы поучаемся тому, что так настойчиво проводится в хороших обителях, т.е. принципу такому, чтоб никакое духовно важное ответственное дело не совершалось никогда без благословения старцев.

Вот великомученик Димитрий Солунский уже в темнице, молится там, служит, знает, конечно, что его ожидает и ожидает этого с радостью. Мы ведь не раз говорили о том, что когда святые мученики шли на свою смерть – шли радостно. И для всех было ясно, что они умирали, как победители, а побежденными были их враги, которым совсем не того было нужно, чтобы их умертвить, а чтобы они отказались от веры. Но т.к. им этого никогда не удавалось сделать, то в бессильной злобе, истощивши все усилия, они предавали мучеников смерти. Конечно, с глубокой верою и радостью готовился великомученик Димитрий к тому, чтобы предстать во славе к престолу Господа Славы!

Мучитель царь устроил на площади зрелище. Там был воздвигнут высокий помост. На этом помосте был богатырь, черный негр, Лий по имени, огромного роста, гигантского телосложения и неимоверной физической силы. И вот мучитель устроил такое зрелище: на этот помост восходили один за другим христиане, и здесь от христианина требовалось отречься от Христа. Если он не отрекался, то он должен был подняться на этот высокий помост и вступить с Лием в борьбу. Этот звероподобный богатырь сразу, конечно, мог сломить всякое сопротивление и сбрасывал жертву с помоста вниз, а там был целый лес копий стояли воины с копьями, поднятыми острыми концами вверх, и христианин падал на эти острые копья.

По площади проходит юноша Нестор, о котором не очень много известно. Известно только, что он был благочестив по жизни, был красив собою, атлет физической силы. Равняться с Лием он не мог по силе, тот был чудовищной силы. Но и Нестор был крепкий юноша. И вот он проходит по площади. Видит, что-то необычное. Спросил, что это такое? Ему сказали. Загорелась душа чистого юноши, устремился он туда и объявил себя христианином. Царь приказал ему подняться на помост. Но перед тем, как пойти на этот подвиг, узнавши о том, что происходит, Нестор, зная, что в темнице находится великомученик Димитрий, пошел к нему взять благословение старшего на свой подвиг. Радостно встретил его великомученик Димитрий, благословил его на этот подвиг и сказал: «Ты победишь Лия силою Христовой, и сам умрешь за Христа». Радостно устремился Нестор туда. Поднимается на помост. Лий устремился на него. Нестор осенил себя крестным знамением, призвал имя Христово и устремился, в свою очередь, на грозного противника, одолел его и сбросил на копья, на которые Лий сбрасывал предыдущие жертвы.

Нестор за это принял мученическую смерть. Узнавши, что великомученик Димитрий благословил его на этот подвиг, мучители послали воинов к нему в темницу. Воины там пронзили его копьями насквозь. Итак, одинаковую кончину встретили оба – и великомученик Димитрий и святой мученик Нестор.

Это нам напоминание и назидание о том, как важно, когда человек берется за ответственное, особенно духовное высокое дело, чтобы не опирался на себя только, на свою силу физическую или умственную или какую другую, на свои личные возможности, а прежде всего призвал бы Божие благословение, по возможности взявши благословение у служителя Христова. Когда таким образом он запасется Божиим благословением, тогда сила Божия будет ему сопутствовать, тогда и будет то, что сделал Нестор, который уступал в физической силе своему противнику, но его одолел, укрепляемый благодатью Христовой. И всякому нужно стремиться к тому, чтобы всегда начинать свое дело с Божьего благословения и, по возможности, призвать благословение кого-либо из служителей Божиих, чтобы благодать Божия осенила тот труд, который тебе предстоит. Аминь.

Святитель Иоанн Златоуст (ноябрь 13)

В кратком слове церковном, конечно, невозможно передать ни его жизнь подробно, ни его труды. Заметим только одно. Ни один из святителей, ни один из деятелей Святой Православной Церкви, не оставил после себя так много такого духовного богатства, какое оставил Иоанн Златоуст. Громадное количество его проповедей, бесед и разъяснений. В этом смысле для каждого пастыря, желающего поучиться уменью проповедовать слово Божие в храме, его творения есть источник живого, неисчерпаемого слова. Возьмем ли мы красоту нашей Церкви – наши богослужения, наши молитвословия и молитвы – как много молитв принадлежит Иоанну Златоусту! Кто не знает молитвы, которая читается уже у самой Святой Чаши, перед тем, как человек принимает Св. Тайны: «Верую, Господи, и исповедую, яко Ты еси воистину Христос, Сын Бога Живаго» – это молитва Иоанна Златоуста. Да и литургия, которая чаще всего совершается в наших храмах, есть вдохновенное творчество святителя Иоанна Златоуста.

В конце его жизни, когда он решительно и прямо громил недостатки современного ему придворного аристократического общества, он стал для них врагом. Они, вместо того, чтобы слушать его наставления и исправлять свою жизнь, возненавидели его и приговорили к изгнанию. Когда его стали изгонять и пришли те солдаты и отряды, которые должны были его увести, то народ забушевал, зная, что он теряет пастыря и отца. Но Златоуст успокоил его, говоря: «Не бойтесь за меня. Я встал на Камне, и этот Камень – Христос. Пусть поколеблют этот Камень, вот тогда и меня поколеблют, а пока этот Камень тверд, ибо никто Его поколебать не может, буду и я тверд». Успокоился народ. Спокойно отдался Златоуст в руки врагов. Повели его в ссылку.

В ссылке сначала остановили его в городе, где епископ города принял его с чисто братской любовью и уважением и всячески успокоил, уже тогда измученного страдальца святителя. Но узнали об этом его враги и оттуда ведут его дальше уже совсем в другие условия: безжалостно волокли они изнеможенного и больного святителя, сами ехали на конях, а его волокли. В конце концов увидали, что их жертва уже дальше не может идти, остановились и нашли приют в учреждении, которое и назвать-то в Божием храме неприятно, ибо это был дом распутств. И вот там, среди этой грязи, проводит последние свои часы великий святитель. У всякого человека есть где-то конец его силы. Если духом святитель был тверд, то он, измученный совсем, изнемогал. Тогда явился ему святой священномученик епископ Василиск, который раньше был на том месте епископом, и ободряя, говорит: «Брат Иоанн, мужайся, завтра уже будем вместе!» когда пришел ему конец, пришли его последние минуты, то сказал он те слова, которые он так любил всегда произносить. Их не трудно говорить, когда человеку живется легко, но он сумел их сказать в той обстановке, в которой, кажется, каждый бы изнемог и мог возроптать. Он спокойно, как всегда, осенил себя крестным знамением и сказал: «Слава Богу за все!» И замолкли золотые уста.

Церковь его прославляет завтра, а на следующей неделе Церковь будет прославлять совокупно, вместе, всех трех вселенских святителей: Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста. Не забудьте об этом великом святительском празднике и постарайтесь побывать в Божием храме и помолиться в этот день. Аминь.

Святитель Григорий Неокесарийский (ноябрь 17)

Святая Православная Церковь воспоминает сегодня память одного из великих Божиих угодников – свят. Григория Чудотворца, епископа древнего большого города Неокесарии.

Когда святитель входил в этот большой город, в котором Господь привел его совершать его архипастырское служение, то в этом городе было семнадцать христиан, а все остальные жители были язычники. А когда святитель лежал на смертном одре и готовился предать Богу свою святую душу, тогда в его городе оставалось только семнадцать язычников, а все остальные были христианами. Это, конечно, было плодом его святительских трудов, ибо он обращал язычников в христианство и своими чудесами, которых он много творил (поэтому Церковь именует его чудотворцем) и силою своего слова, и, конечно, в особенности, как и все Божии угодники, примером своей чудной святой жизни. Вообще же, нужно сказать, что, по свидетельству тех, кто жил во времена, когда было еще много язычников, последние обращались в христианство не только под влиянием проповеди христианской, но и потому, что они видели жизнь тогдашних христиан. И по примеру этой жизни они массами принимали христианство.

Апостол Павел в свое время писал, что «дни лукавы суть» (Еф.5:16).

Еще с большим основанием св. апостол написал бы это, если бы он жил в наше скорбное время. Действительно, ныне дни лукавые. Сейчас долг каждого христианина быть верным сыном своей Церкви и, вряд ли, ошибется тот, кто скажет, что в данное время, в теперешних условиях, среди тех неправославных, которые окружают нас всюду, каждый христианин может и должен быть миссионером. Не всякому дана способность обращать в христианство словом, т. к. не каждый дар слова имеет, но христианской доброй жизнью поучать христианству может всякий. И долг каждого в наши дни стараться быть верным сыном Церкви, исполнять святые церковные заповеди, в том числе и св. церковные уставы, касающиеся поста и праздников. Все это должен христианин особенно тщательно, послушно, согласно церковных законов исполнять, ибо и другие тогда, взирая на него и видя наглядный пример, также могут загореться желанием доброй христианской жизни. Тот же св. ап. Павел в послании к своим соотечественникам, которые жили не согласно с учением Церкви, негодующе написал: «Из-за вас имя Божие хулится у язычников» (Рим.2:24), т.е. язычники видят вашу безобразную жизнь и хулят Бога, говоря: «Что это за вера такая? Что это за бог?» А если христианин живет достойно своего Создателя, достойно своей веры и достойно Церкви своей, тогда самая его жизнь есть лучшее миссионерство.

Будем же это, братие, помнить. Господь с каждого спросит, чем он старался служить ближним своим, и, в частности, в духовном отношении. Поэтому всякий христианин, который постарается идти добрым христианским путем в жизни своей, может стать миссионером, который будет привлекать к нашей чудной православной вере и других людей, ибо, если слова назидают, то примеры увлекают. Добрый пример поучителен и наставителен. Глядя на добрый пример, может и равнодушный к вере человек загореться одушевлением веры, обратиться и стать истинным сыном церкви. Аминь.

Митрополит Филарет Московский (ноябрь 19)

В сегодняшний день, 19 ноября старого стиля, уже больше ста лет тому назад, скончался один из величайших святителей нашей Русской Православной Церкви – митрополит московский Филарет. Это славное имя знакомо всякому, кто хоть немножко интересовался историей своей Церкви, интересовался тем духовным богатством, которое Церковь хранит для всех нас, потому что вклад покойного святителя в эту сокровищницу очень велик.

Покойный митрополит Нестор мне говорил, что когда он был на Всероссийском Поместном Церковном Соборе в 1918 г. то там шла речь о том, чтобы причислить к лику святых трех великих праведников Русской Церкви, именно: митрополита Филарета Московского, святителя Феофана Затворника и великого старца Оптинскаго Амвросия. Об о. Иоанне Кронштадтском речи тогда не шло еще, потому что слишком мало времени со дня кончины было. Не прошло и 10 лет, а так рано, обычно, не причисляют к лику святых. Но вы знаете, конечно, в каких условиях собрался этот Собор, как в конце концов безбожники заставили его оборвать. Он закончился раньше, чем следовало бы и поэтому это осуществлено не было. Но уповают русские люди, что настанет время и имя великого Московского святителя будет причислено к лику святых.

Нет никакой возможности в кратком церковном слове перечислить то, чем обессмертил свое имя великий московский святитель. Громадный, совершенно своеобразный, творческий самостоятельный ум, колоссальная образованность, необычайная даровитость и при этом глубокая, могучая и смиренная, вместе с тем, вера и преданность Богу и судьбам Божьего Промысла – то, что всегда отмечалось у этого великого иерарха.

С именем его связаны и чудеса. Известен случай, когда он однажды, отслуживши литургию, после нее, окруженный народом, медленно шел к выходу из храма. По дороге одна мать подвела к нему свою дочь, маленькую девочку, 9–10 лет кажется, глухонемую. Святитель обращается к девочке и спрашивает: «Как тебя зовут?» Мать, испуганно вмешивается: «Владыка, она глухая! Она и не слышит и ответить не может, она немая». Святитель тогда ей ответил: «Тебя она не слышит, а меня слышит». И еще раз спросил: «Как твое имя?» Она отчетливо ответила: «Мария». «Прочти молитву Господню: Отче наш!» Девочка прочитала. Святитель ее благословил и сказал: «Ну, все в порядке – будешь говорить». И она поправилась совершенно. И много таких случаев было.

Благоговейно чтила Москва своего великого святителя, слава о котором далеко перешагнула за пределы Русской Церкви, ибо имя митрополита Филарета было известно во всех поместных Церквах. А для того, чтобы немножко, только в нескольких словах, указать вам на то, каким самостоятельным и творческим был его ум, я только скажу: митрополит Филарет Московский составил катехизис, по которому учились десятки и сотни тысяч русской молодежи. Там было изумительное определение Промысла Божьего, что такое Промысл Божий. Это определение из его катехизиса перешло в катехизисы всех поместных Церквей. Митрополит Филарет Промысл Божий определяет так (обратите внимание – его определение, как математическая формула): «Промысл Божий есть непрестанное действие всемогущества, премудрости и благости Божией, которым Бог сохраняет бытие и силы тварей, направляет их к благим целям, всякому добру вспомоществует, а возникающее чрез удаление от добра зло пресекает, или исправляет и обращает к добрым последствиям». Повторяю, как к математической формуле нельзя прибавить или убавить ни одного слова. И вот это классическое определение сделалось, фактически, определением всей Вселенской Православной Церкви.

И ныне Церковь совершает воспоминание о нем, и мы с вами сейчас вознесем краткую молитву о упокоении его светлой души. Аминь.

Мученик Варлаам (ноябрь 19)

Св. Церковь в сегодняшний день, 19 ноября церковного стиля, вспоминала страдания св. мученика Варлаама. Я хочу вам указать на один момент его мученического подвига, мало кому известного.

Св. Варлаама, бесстрашно исповедовавшего Христа, не взиравшего ни на какие угрозы мучителей, привели к языческому жертвеннику и приказали ему, чтобы он взял горсть фимиама (ладана) и бросил на огонь, который горел на этом жертвеннике. Как будто бы не такое уж и большое дело; раз человеку грозят страданием и смертью, то, вероятно, многие из современных христиан сказали бы: «Ну, надо теперь считаться с условиями – не умирать же из-за такого пустяка». И м. б. с более или менее легким сердцем сделали бы то, что было предложено св. Варлааму. Но в первые годы гонений христиане смотрели на подобное требование совсем не так легко.

Есть случай еще из ветхозаветных мученических подвигов. Жили в древности семь братьев Маккавеев, их мать Соломония и их учитель – мудрый, праведный и благочестивый старец священник Елеазар, который благочестивых юношей учил Божиему закону. Языческий царь Антиох Эпифан потребовал, чтобы они вкусили пищу, которую не разрешал вкушать Моисеев закон – Божий Ветхозаветный Закон. (Мы знаем, как легко теперь нарушаются подобного рода правила. У Православной Церкви тоже есть свои законы, о вкушении и невкушении некоторого рода пищи – но как легко относятся к этому нынешние христиане! Некоторые просто принципиально не признают поста, говоря, что это – пустые пережитки прошлого). – Итак, от них потребовали вкушения запрещенной пищи, но последовал категорический отказ – отказались все семеро юношей и старец Елеазар.

Тогда мучители потребовали от Елеазара, чтобы он подал пример своим ученикам, но праведный старец отказался наотрез. Быть может, им стало его жаль, потому что они тогда предложили ему следующее: «Мы тебе принесем ту пищу, которая вашим законом разрешается, и ты, никакого правила не нарушая, можешь спокойно ее есть, но пусть думают другие, что это – та пища, вкушение которой от тебя требуется». С негодованием отказался старец от такого обмана, говоря: «В мои лета недостойно лицемерить, а, кроме того, какой же пример я подам своим духовным чадам?» Елеазара замучили, жестоко замучили и всех мужественных отроков с их матерью, но не добились своего.

От Варлаама потребовали, чтобы он положил ладан на огонь языческого жертвенника. Св. мученик решительно отказался. Что же тогда делают мучители? Приводят его к этому жертвеннику, насильно влагают ему в руку ладан и велят руку протянуть прямо в огонь, рассчитывая, конечно, что он от огненной муки сделает то, что требуется. Но, как говорится в церковных песнопениях, рука мученика оказалась тверже железа, не преодоленная огнем. Ибо, говорится в молитвословиях, посвященных муч. Варлааму, от огня и железо раскаляется и расплавляется, а рука праведника осталась непоколебимою. И мученик держал руку на огне до тех пор, пока она не сгорела и пока отгоревшие пальцы не упали. А он остался непоколебим. Вот, как верные рабы Божии ревнуют о верности Богу и об исполнении Божьего закона.

Достаточно посмотреть на окружающую жизнь, чтобы сразу сказать, что подавляющему большинству теперешних христиан до такой стойкости, кажется, дальше, чем от земли до неба или от востока до запада. Поэтому, когда Церковь вспоминает память таких стояльцев за истину, бесстрашных исповедников и терпеливцев, то Она, указывая нам на их пример, и нас призывает к тому, чтобы мы из этого примера научались такой же стойкости и мужеству. Нас не предают мучительной смерти, нас не тянут на костер и нашей жизни ничто не угрожает, но те неприятности и затруднения, которые м. б. приходится переносить христианину, он должен претерпевать мужественно, укрепляясь примером святых мучеников. Теперь жизнь такая, что верному христианину придется быть исповедником на каждом шагу и если он хочет быть, действительно, верен Богу, то он должен идти своим жизненным путем мужественно и стойко, не боясь никаких неприятностей и воодушевляясь этими святыми примерами. Аминь.

Апостол Андрей Первозванный (ноябрь 30)

Святая Православная Церковь завтра, помимо воскресного дня, воспоминает о великом Божием угоднике, об одном из величайших благовестников Евангелия Христова – апостоле Андрее Первозванном, память которого Церковь праздновала ныне.

О призвании апостола Андрея Евангелие говорит дважды. Один раз о первом его призвании, за которое он и назван Первозванным, а другое уже о втором моменте, когда он окончательно все оставил и пошел за Христом Спасителем. О первом говорится и в Евангелии от Иоанна (это Евангелие читалось сегодня за литургией), о том, как после Крещения Господня и возвращения Спасителя из пустыни, после сорокадневного поста, Иоанн Креститель стоял у вод Иорданских. С ним стояли два его ученика. Иоанн, указывая им на приближавшегося Спасителя, говорит: «се, агнец Божий, вземляй грехи мира» (Ин. 1:29). Из этих слов, видно, как глубоко понимал, как много знал святой креститель о том, для чего Сын Божий пришел в мир. И когда услышали это его ученики, то пошли вслед за удалявшимся Спасителем. Он обернулся к ним и спросил, видя, что они идут за Ним: «что вам надобно? Они спросили Его: Равви (т.е. Учитель), где Ты живешь?» Он сказал им просто: «пойдите и увидите» (Ин.1:38, 39). Они пошли к Нему и пробыли у Него до вечера.

Не знаем мы, о чем они тогда беседовали, но знаем, что беседа Господа Иисуса Христа была такова, что сами враги Его говорили о Нем: «никогда ни один человек не говорил так, как Этот Человек» (Ин.7:46)! Но после этого, еще не было окончательного отрыва апостолов от их обычной жизни. В Евангелии евангелист Матфей благовествует нам о том, как Господь Иисус Христос окончательно призвал следовать за Собой всех Своих апостолов. Андрей и брат его Симон-Петр, как рыболовы, заняты своим делом на берегу Галилейского озера или моря, – чинят свои сети. Проходит Некто, Кто-то, и обращается к ним и говорит: «идите за Мной и Я сделаю вас ловцами человеков» (Мф.4:19). Несомненно, что они понять не могли тогда того глубокого смысла этого призыва. Но Господь умеет влечь за Собою. Его слово, слово со властью, слово, покоряющее души человеческие. И когда они услышали этот, непонятный для них призыв, однако же, оставили сети и пошли за ним. Тут же произошло следующее: Иаков и Иоанн, сыновья Зеведеевы, тем же занимались и еще со своим отцом вместе, и когда Господь и их позвал, и они пошли за Ним сразу, оставивши сети и отца.

Но еще более есть поразительный пример такого всецелого следования сразу, по этому призыву. Это, когда Господь призвал апостола и евангелиста Матфея. Когда шел Спаситель по дороге и приблизился к перекрестку, на котором, обычно, сидели мытари – сборщики податей, то тут сидел Матфей, занятый делом по службе римского правительства, ибо собирал подати для него. Когда Господь и его за собой позвал, то Матфей не распорядился своими делами, не закончил их также, не передал кому-то – бросил все и пошел. Это еще более поразительно. Апостолы Андрей и Петр, Иаков и Иоанн бросили свое, оставили свое. Они ни перед кем не были бы в ответе, а Матфею отвечать нужно перед теми, кто его поставил на это место. Но он, не думая об этом нимало, все оставил и пошел за Спасителем. Несомненно, что никаких неприятностей ему за это не было, ибо в таких случаях, когда Господь зовет и человек по Его призыву действует прямо, всецело Ему доверяясь, совершенно не тревожит себя никакими земными разными опасениями, то Господь Сам делает, что нужно, так что человек не пострадает никак.

До апостолов нам далеко, но эта апостольская решимость, по которой они все оставили и пошли за Учителем, она для нас пример назидательный. Господь не зовет нас с вами, как апостолов – все оставить и пойти за ним, но ведь каждый знает, что сплошь и рядом бывает совесть у человека, его внутренний мир, требование этой совести немедленно, во имя Божьего закона, для Бога, в повиновении святому закону, сделать что-либо. Так часто бывает, что человек, как будто бы и готов был сделать, а его останавливают земные, мелкие соображения: как бы не было бы неприятности, кто бы не обиделся и т.д. А вот тут и нужно брать пример с самих апостолов. Всецело доверившись Призывавшему, они пошли вслед за Ним, не рассуждая, без колебаний. Христианину нужно уметь, в таких случаях, не рассуждая и без колебаний, по голосу совести, по закону Божьему, поступить немедленно. Если так он это сделает, всецело на Господа полагаясь, всецело Его Святой Воле доверяясь, доверяя себя, то пусть он помнит, что Сам Господь позаботится о нем и за это усердие и верность вознаградит его, не только милостью в будущем, но и тем, что человек никаких неприятностей от этого не потерпит. Лишь бы только он Господа не оставил в делании своем, а Господь его тогда никогда не оставит. Аминь.

Святитель Николай Чудотворец (декабрь 6)

Вряд ли нужно много говорить о том, каким особым почитанием во всей Вселенской Православной Церкви, у всех, кажется, народов, даже нехристианских, пользуется, именно, имя святителя и чудотворца Николая. Мы с вами знаем, как Церковь торжественно прославляет великих иерархов – Вселенских учителей и святителей: Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста, знаем, какое громадное духовное богатство своих творений эти святители оставили Церкви, которая до сих пор не перестает поучаться богословской истине, богословским знаниям и назиданиям нравственным из их вдохновенных творений.

Святитель чудотворец Николай ничего подобного не оставил, не осталось после него, как будто бы, ни особых наставлений, ни богословских трудов. И, однако же, Церковь так торжественно прославляет его, что ему служба, богослужение, как-то даже торжественнее получается, чем этим трем великим святителям, и приближается, по своей торжественности, к службе двунадесятых праздников. Почему? Да потому, что он в жизни своей воплотил всю добродетель, к которой Спаситель учеников призывал, о которой Он сказал, что потому-то люди и узнают, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою (Ин.13:35) – ту любовь, которую проповедовал так много великий апостол любви. Вчера нами прославлялся еще апостол Иоанн Богослов. Вот эту добродетель любви, святитель Николай так воплотил в своей жизни, как мало кто из других угодников Божиих.

Все они, конечно, и те великие святители вселенские, о которых я только что поминал, все они прямо дышали любовью, сияли любовью. Но святитель – чудотворец Николай не напрасно назван нашим русским народом «Никола Милостивый». Русский народ так и говорил: «Плохо тебе, нужда у тебя, горе у тебя, помолись Николе Милостивому, а он расскажет Спасу Всемилостивому».

Святой апостол Иоанн Богослов проповедовал любовь так, что его и назвали «апостолом любви», а святитель Николай так воплотил любовь в своей жизни, что его именуют Никола Милостивый. Но помните, возлюбленные, что если Господь сказал, что всех христиан, Его учеников, можно узнать по тому признаку, что они имеют любовь между собою, то в то же самое время нужно помнить, что христианская любовь совсем не есть любовь безразлично ко всему и ко всем. Смотрите, например, Сам Господь Иисус Христос, по любви Своей, дает заповедь нам любви и прощения, говоря: Если тебя ударили в одну щеку, подставь другую (Мф.5:39) – любовью ты сразу смягчишь своего противника.

Апостол Павел, наверно, знал заповедь о любви, потому что проповедовал любовь так, как мало кто из других. Но, однако, когда первосвященник Анна, злой и нечестивый, приказал на сонмище бить его по устам, то апостол на это ответил гневными словами: «Бог будет тебя бить, стена подкрашенная!» (Деян.23:3). Потому что здесь не была вспышка гнева, понятная для нашей немощи, а была злоба, распаленная, сатанинская и несправедливая. К апостолу Петру приходит человек по имени Ананий и его жена Сапфира, которые хотели апостола обмануть – продали имение, принесли часть денег, а сказали, что принесли все. И после грозных обличающих слов апостола Петра и муж и жена падают мертвыми. Апостол Петр не был ли полон любви?!

Апостол Павел проповедует на острове, где мудрый, рассудительный проконсул, начальник острова, захотел услышать слово апостольское, а волхв Елима (кудесник, волхв, волшебник) всеми силами старался противиться апостольской проповеди. Грозно посмотрел на него апостол и говорит: Исполненный всякой злобы долго ли ты будешь совращать людей с прямых путей Господних? Вот Рука Господня на тебя: ты ослепнешь! И тот моментально ослеп (Деян.13:10, 11).

И другие случаи были, как угодники Божии совсем не покрывали своей любовью человеческую злобу и нечестие, а наоборот, реагировали на нее очень остро. На Вселенских Соборах, когда речь шла о еретиках, отцы собора гладили их по головке? Говорили, что мы с вами в любви едины? Нет! Они их обличали и от Церкви отлучали, анафеме предавали!

Почему так часто нам, Русской Зарубежной Церкви, теперь говорят: вы любви не имеете – с теми не хотите иметь общения, с теми не хотите, с теми, – говорите – нельзя, – у вас любви нет! Когда-то, еще ветхозаветный мудрец Аристотель, великий философ, со своей философией выступил против своего духовного отца, учителя философии, также великого философа мудреца Платона. И вот Аристотель, его ученик, но такой же колосс, как и он, колосс ума, стал ему возражать. Ему даже стали на это говорить: «Что ж ты идешь против своего учителя, против Платона, ты ж его ученик?» – «Платон мне дорог, но истина дороже».

Вот для христиан эта истина и дороже. Во имя истины против лжи поднял свой голос апостол Петр и другие; во имя истины против ересей, против еретической лжи поднимали свой голос святые отцы Вселенских Соборов, ради любви к истине, они тех, которые этой истине противятся, анафематствовали, отсекали от Церкви. А теперь нам говорят, что всех надо по головке гладить и говорить: «Вы все хороши!» А как раз любовь и указывает на то, что заблудившегося не нужно по голове гладить и говорить, что ты хороший, а нужно ему указать на его ошибку.

Теперь, как раз любовь видят там, где можно сказать по существу, словами поэта, что люди стали к добру и злу «постыдно равнодушны». Тот, кто действительно любит истину, тот врагов истины будет обличать, а соглашаться с ними не будет. Если он видит человека заблудившегося, он по любви христианской постарается вразумить, но никак не будет брать его под руку, и говорить: мы с тобою едины! А теперь эти соблазны постоянно пред нами. В экуменизме, который разливается волной по всему земному шару! И во всяких других еретических неправомыслиях.

Будем же это помнить, возлюбленные, и апостол любви Иоанн Богослов, и святитель Николай Чудотворец – все они зовут нас к любви. Они сами сияли любовью и нас к ней призывают. Но помните, что любовь к истине должна стоять на первом месте. Если человек заблудился – укажи, а если он злостно противится, то его обличи без всякой боязни, как это делали апостолы и святые отцы. И тогда только, действительно, защищается истина, как должно, как поборнику истины это надо делать. Тогда только ты будешь, действительно, сыном истины, сыном христианской любви и могут тогда по этой любви узнать о тебе, что ты – действительно ученик Христов. Аминь.

Святитель Николай Чудотворец (декабрь 6)

Православная Церковь празднует память великого святителя и чудотворца Николая. Вчера за службой вспоминали мы о некоторых чудесах этого великого святителя, которые когда-то были явлены на Дальнем Востоке, в Китае, в Манчжурии. А сейчас вспомним некоторые его чудеса, которые были уже у нас на Родине, в России, несколько раньше, до этой нашей несчастной революции.

Был такой случай. В городе Киеве, в одном из больших храмов, посвященных святителю и чудотворцу Николаю, был престольный праздник. Весенний праздник. Неподалеку от Киева, на берегу Днепра жила небольшая благочестивая семья: муж, жена и маленький ребенок. Они очень особо чтили святителя Николая. Каждый раз, когда в Киеве был его праздник, они, как жившие на берегу, садились в лодку и по реке Днепр плыли в Киев и там справляли этот праздник в честь святителя. Однажды они сели в лодку и поплыли. Плывут по самой середине широкой реки, потому что там течение сильнее, и они скорее приплывут. Каким-то образом, задремали они что ли, но во всяком случае, младенца уронили в реку, и он утонул. У них не было и представления, как искать младенца, который утонул на середине широкой глубокой реки?! Не трудно представить себе, какая скорбь и ужас овладели родителями. Они стали роптать на святителя Николая: «Мы тебя так чтим, мы к тебе торопимся на праздник, а ты попустил, чтобы у нас случился такой ужас!» Но, ничего не сделаешь: поплыли дальше, приплыли в город, пришли в тот храм, где был престольный праздник. Но не столько молились, сколько проплакали всю всенощную о своей тяжкой печали и горе.

Служба кончилась, все разошлись. Утром рано сторож входит в церковь для того, чтобы зажигать лампады и свечи. Вошел и слышит в церкви детский плач. Он остановился, прислушался – где-то плачет ребенок. «Кто-то из богомольцев, – думает он, – ухитрился забыть свое дитя». Но он все-таки пошел к настоятелю, и они вдвоем пошли в храм. Действительно, ребенок плачет, прислушались: это наверху, где хоры, где певчие стоят, оттуда несется детский плач. Они пошли на хоры и там видят: на хорах, на стене большой образ святителя и чудотворца Николая, а перед этим образом на полу лежит совершенно мокрый младенец и плачет. Настоятель не знал о том, что произошло. Но когда богомольцы собрались, настоятель объявил о таком неожиданном случае. Родители бросились туда и узнали там свое дитя, оно было насквозь мокро, но живо и невредимо.

Это поразительное, потрясающее чудо облетело весь Киев и после этого, этот чудотворный образ киевляне назвали «Никола мокрый». Перед ним, после этого, было еще много чудес. Это один случай, а вот и еще один. Большое село, где храм в честь святителя Николая. Весенний праздник святителю Николаю, престольный праздник храма. Село было благочестивое и поэтому, когда престольный праздник, все жители села стремились в Божий храм, чтобы там прославить великого святителя. На окраине села стоит хата, там живет крестьянин с женой и двумя детьми. Утром благовест – в церковь уже звонят, а жена его, хозяйка, занялась приготовлением по хозяйству. Хозяин, так как уже звонят, взял детей и пошел в храм, а уходя ей сказал: «Смотри, жена, чтобы тебе из-за пирогов не прозевать Божью службу». И ушел. Она быстро постаралась окончить свое дело и побежала тоже в церковь, а второпях забыла закрыть дверь. И так хата осталась настежь открытой. Служба в церкви кончилась. Хозяин со своими соседями спокойно идет к своей хате, а жена и дети пошли вперед. Но испуганно остановились, не входя в хату – видят дверь открыта (жена только тогда спохватилась, что она, кажется, забыла дверь закрыть) и слышат, что там кто-то что-то говорит, какой-то голос. Жена испугалась, побежала назад к мужу. Несколько человек пошли туда и видят, что среди хаты лежит мешок, в который навалено имущество хозяев и какой-то человек тычется руками от одной стенки к другой и не может найти дверь, слепой. Его, конечно, схватили, и он признался в том, что он пришел как раз с недоброй целью – обворовать. Проходил мимо, увидал, что дверь открыта, думает: «Наверняка, ушли в церковь, я могу тут поживиться». Тут же нашел мешок, набрал в него много добра и хотел уходить с мешком. Вдруг входит какой-то старец и ему грозно говорит: «Добрые люди пошли ко мне на праздник, а ты тут такими делами занимаешься», и ударил его по лицу, и тот ослеп. Тогда хозяин встал и говорит этому несчастному вору: «Тебя может от слепоты исцелить только тот, кто тебя ослепил. Пойдемте молиться к святителю Николаю, может он тебя простит и исцелит». Пошли, рассказали священнику. Священник стал служить молебен святителю и чудотворцу Николаю и посреди молебна вдруг этот слепой вор прозрел. Пред ним образ святителя Николая. Он воскликнул на всю церковь: «Вот, вот, этот самый старец меня ослепил там, в той хате». Вот, вам другое чудо Святителя!

Чудес святителя Николая не перечислить! Он являлся, в большинстве случаев, конечно, как именно милующий и спасающий. А иногда являлся грозным карателем, когда видел, что нужны какие-то строгие меры. Не помню сейчас точно, мне рассказывали, что в Харбине, где был образ святителя на вокзале, о котором я вчера рассказывал, что там еще такой страшный случай произошел. Так мне рассказывали, уже когда там были коммунисты, советские. На вокзале, по-прежнему, много народу, и образ святителя Николая, и перед ним свечки. Идут солдаты: красноармейская стража. Народу много, молятся, ставят свечи. Один солдат-красноармеец другим говорит: «А вот я сейчас возьму и закурю папироску от лампады, которая перед иконой». Другие солдаты стали ругать, останавливать: «Не делай этого! На что тебе нужно?!» Он им ответил: «Если Бог есть, Он может, пусть Он меня накажет!» Поднялся по ступенькам к иконе, и от лампады закурил папироску, поворачивается, с улыбающейся физиономией к своим приятелям. Он был весь обвешан гранатами, и без всякой видимой причины, эти гранаты, внезапно, взорвались все – разнесли его буквально на мелкие кусочки, от него ничего не осталось, а никто другой, несмотря на силу взрыва, не пострадал. Только он погиб.

Всякий раз, когда мы с вами вспоминаем святителя Николая Чудотворца, нужно помнить, что Господь этому великому угоднику Божьему даровал особую благодать, главным образом, на помощь страдающим людям. Поэтому, когда трудно тебе, когда на душе тяжело, без сомнения обращайся к великому святителю, который услышит твой призыв, и своей благодатной силой поможет и избавит тебя. Аминь.

Святитель Николай Чудотворец (декабрь 6)

Православная Вселенская Церковь празднует сегодня память святителя и чудотворца Николая, св. Божия угодника, служба которому отличается особой торжественностью и относится к числу великих праздников.

Мне хочется напомнить вам о том, о чем уже пришлось как-то говорить, – то, что касается истории Церкви и православного богословия, сокровищницы святоотеческих творений и церковной литературы – святитель Николай, собственно, почти ничего после себя не оставил. Великие святители Иоанн Златоуст, Василий Великий, Григорий Богослов и некоторые другие подобные колоссы богословской мысли оставили каждый после себя громадное духовное наследство. Церковь их особо прославляет, как учителей вселенских и архипастырей, которые своим духовным воздействием и авторитетом переступили границы своих епархий и стали, действительно, архипастырями всей вселенной.

И, однако же, даже им служба, будучи праздничной и торжественной, все же не носит такого торжественно-умилительного характера, как служба святителю Николаю, потому что он был тот, кого русский народ любил называть «Никола Милостивый» за его величайшую христианскую любовь и милосердие. Эту прекрасную добродетель святитель Николай в своей жизни и в своих чудесах воплотил, кажется, так, как никто из других святых. Недаром у русского народа и поговорка была: «Трудно тебе – скажи Николе Милостивому, а он скажет Спасу Всемилостивому».

Так чтил народ святителя и чудотворца Николая потому, что добродетель любви и милосердия всегда была доступна сердцам человеческим; поэтому и Церковь славит с особой торжественностью святителя Николая, который так светоносно воплотил в своей жизни эту добродетель.

Но только помните, что Никола Милостивый, так любивший Господа и своих ближних, был в то же самое время и носителем того духа христианской любви, которая иногда, там где она видит упорное зло и сознательный поход против истины, превращается в негодующую и пламенную ревность.

Многие из вас, конечно, знают о том предании, которое Церковь сохранила и которое отобразилось на многих иконах святителя Николая. Святитель был на 1-ом Вселенском Соборе, который собрался против еретика Ария, отрицавшего Божество Сына Божия. Упорно защищая свое заблуждение, озлобленный еретик перешел, в конце концов, в прямую хулу на Сына Божия. Услышав это, не выдержал святитель Николай, для которого Сын Божий – Спаситель рода человеческого – был дороже всего на свете и «заушил его», ударил его по лицу.

Смутились отцы Собора и не знали, как им поступить. С одной стороны, существует церковное правило, по которому епископ пресвитер или диакон, если он бьет верного или неверного, должен быть лишен своего сана. Это строгое правило тогда исполнялось точно. А с другой стороны, авторитет святителя Николая был чрезвычайно высок. Он так сиял своим житием и добродетелями, что все отцы собора его почитали – и растерялись, не зная, что им делать.

Однако же, они отняли от святителя знаки его архиерейского достоинства и заключили его в уединение для того, чтобы в конце собора иметь особую речь о том, как с ним поступить. Но их недоумение быстро разрешилось, ибо одному из великих иерархов, бывших на этом соборе, было следующее откровение: он видел, что Господь Иисус Христос Сам, Своею рукою, подает святителю Николаю Евангелие, а Богоматерь подает омофор – знак его архиерейского достоинства.

Он тотчас же об этом рассказал другим членам Собора и святителя с честью вывели из его заточения, вернувши ему знаки его сана, т. к. Господь Сам ясно показал, что гнев святителя не был нашей обычной человеческой злостью или злобой, а что это был праведный гнев на хулу против Бога. Вот – каков был святитель Николай!

А как часто нам не достает такой ревности, там, где действительно нужно вступиться за оскорбляемую и попираемую истину!

Я хочу вам рассказать об одном случае, который произошел совсем недавно и который трудно было бы себе даже и представить несколько лет тому назад – а сейчас мы все катимся ниже и ниже. Один человек, приехавший из Парижа, рассказывает, что там был случай следующий, имевший место на так наз. «экуменической встрече» (вы, конечно, знаете, что такое экуменизм; это есть ересь всех ересей. Он хочет совершенно зачеркнуть понятие о Церкви Православной, как о хранительнице истины, и создать какую-то новую, странную церковь). Итак – происходила «экуменическая встреча».

Был там так наз. православный протоиерей из Парижского богословского (собственно, еретического) института, был еврейский раввин, были пастор и католический священник. Там они сначала как-то помолились, а потом стали выступать с речами. И вот (простите, что я со святого амвона говорю такие вещи, но я хочу вам показать, до чего мы теперь дошли) еврейский раввин сказал, что Господь Иисус Христос был незаконнорожденный сын особы легкого поведения – он, собственно, еще хуже и грубее сказал, – я не могу с амвона и повторить как назвал Честнейшую Херувимов и Славнейшую Серафимов этот противник истины и безумный хулитель.

Но главный ужас не в этом. Еврейский народ давно противится Богу; мы знаем, что никто так не хулит Спасителя и Его Пречистую Матерь, как евреи, – так что тут нечему дивиться; но ужас в том, что когда он это сказал – все промолчали. «Православного» протоиерея спросил потом человек, слышавший эту страшную хулу: «Как вы могли промолчать?» Тот ответил: «Я не хотел обижать этого еврея». Еврея обижать нельзя, а оскорблять Пречистую Деву Марию – можно! Вот до чего мы докатились! Как часто нам всем теперь не хватает ревности встать, когда нужно, на защиту своих святынь!

Православный священнослужитель должен быть с ревностью восстать против хулы, подобно тому, как святитель Николай заградил уста еретику. Святитель Иоанн Златоуст в одной из своих проповедей говорил: «Если ты боишься выступить против еретика, то скажи мне – я пойду и загражду ему уста». Но, к сожалению, мы стали теперь, как говорится, «к добру и злу постыдно равнодушны».

Вот на этом-то равнодушии, на каком-то самооберегании и находит себе почву ересь экуменизма, а также и апостасия – то отступление, которое становится все более и более явным. А святитель чудотворец Николай показал нам, как нужно ревновать нам о славе Божией там, где поносится святыня и где поносится Имя Божие.

Будем же, братие, помнить, что христианская любовь всех обнимает собою, о всех милосердствует, всем хочет спастись и все созданное Богом милует, жалеет и любит; но там, где она видит сознательный поход против истины, она обращается в огненную ревность, которая не выносит никакой подобной хулы. Этот пример святителя Николая нам ясно показывает, в каких случаях ревность христианская не может себя не проявить – и так должно быть всегда, потому что о Боге должен ревновать всегда каждый православный христианин. Аминь.

Святитель Николай Мирликийский (декабрь 6)

При прославлении целых сонмов святых, вначале, обычно, прославляются великие святители, и мы с вами привыкли к тому, что во главе этого сонма святительского всегда стоят три великих вселенских святителей и учителей – Василий Великий, Григорий Богослов и Иоанн Златоуст. Оно понятно, потому что каждый из этих великих иерархов вложил в сокровищницу богословия и подвига церковного свои драгоценные дары. Церковь поэтому их особо славит и установила праздник им троим вместе, а по отдельности совершает торжественные службы в день памяти каждого из них. На особом положении тут стоит прославление того великого святителя, которого ныне мы с вами прославляем – святителя и чудотворца Николая.

Он не оставил после себя такого богатого духовного наследства, как эти три великих человека, а в то же самое время, мы с вами знаем, как торжественно Церковь его прославляет. Праздники святителя Николая по торжественности напоминают даже двунадесятые праздники. Почему? Потому что он воплотил в своей жизни ту добродетель, которая доступна, понятна и близка всякому человеку и всякому сердцу, даже отказавшемуся от всего остального святого. Это – любовь и милосердие.

Недаром русский человек называл святителя Николая «Никола милостивый». Его чудеса – бесчисленны, как звезды на небе. Но мне хочется напомнить вам об одном трогательном чуде его милости. Оно не в древности когда-то было, а совсем в наши дни, в городе Харбине, где мне пришлось жить более сорока лет. Город Харбин, харбинский вокзал. На вокзале особым почитанием от всех проезжающих пользовался большой образ святителя Николая Чудотворца, перед которым постоянно горели сотни свечей. Их ставили уезжающие и провожающие и постоянно там возносились моления великому cвятителю о том, чтобы он своим покровом покрыл всех путешествующих. Всегда там было много народа в этом месте, потому что движение железнодорожное там было очень оживленное. Однажды те, кто был там видят (они сами рассказывали, это их личный рассказ; это было ранней весной, когда на реке Сунгари, на которой стоит Харбин, был весенний ледоход), что внезапно вбежал какой-то китаец, совершенно мокрый с ног до головы. Подбежал к образу, рухнул перед ним на колени, протягивает к нему руки и что-то по китайски говорит. Оказалось, как сказали те, кто знали китайский язык, что он благодарил святителя за спасение от гибели. А произошло вот что: он (китаец) почему-то страшно торопился перейти с одного берега на другой. А река широкая, по ней шел лед. Он решил рискнуть: побежал по льду, перескакивая с одной льдины на другую. Он поскользнулся, оборвался и оказался подо льдом. И уже захлебываясь, погибая, он вспомнил об этом чудотворном образе, который почитали не только русские православные, а и его соотечественники-язычники. И вот он, утопая, отчаянно завопил: «Старик с вокзала, помоги!» И потерял сознание, совсем погружаясь в воду – уже гибнет... И неожидано оказался на берегу реки мокрый, но живой и невредимый! Вот он бросился бегом, а вокзал был далеко, вбежал туда и перед образом благодарил великого святителя за это совершенно явное и потрясающее чудо его милости и любви.

Имейте ввиду, святителя Николая весь Дальний Восток, вся китайская страна, очень почитает. Когда-то один русский охотник забрел далеко, далеко в тайгу или в степь и там попал на китайский хутор, где искал отдыха. Приветливые хозяева его прйняли, он увидел у них над дверью старенький образок святителя Николая и думает: «Что эти язычники могут с ним сделать, зачем он им нужен?» И хотел у них взять. Хозяин обиделся, говорит: «Как ты хочешь взять у нас этого cтарика, он такой добрый, он так хорошо помогает. Мы ни за что не отдадим!»

Вот так великого святителя прославляет почти весь человеческий род, а не только Православная Церковь. Поэтому всякий раз, когда человек чувствует себя в трудном положении: нужда ли какая-либо, он обращается к cвятителю Николаю. Среди сотен призывов, которые несутся к великому cвятителю туда, в горний мир, святитель слышит каждый призыв и исполняет, если только просивший просил с твердой крепкой верой. Потому так и любит русский народ святителя Николая и постоянно молится «Святителю отче Николае, моли Бога о нас!» Аминь.

Преподобный Герман Аляскинский (декабрь 12)

Мы присутствуем на торжестве духовном, когда к великому сонму Божиих угодников, наших молитвенников, заступников и покровителей, присоединяется еще одно славное имя – преподобного и богоносного отца нашего Германа, Аляскинского Чудотворца, подвижника далекого севера Аляски. Церковь наша совершает его прославление.

Нужно давать себе отчет в том, что этим прославлением Церковь не делает угодника Божия святым. Он Богом прославлен, он у Бога свят, он от Бога засвидетельствован, как праведник, за свою святую и благочестивую жизнь, засвидетельствован дарами Божией благодати, засвидетельствован праведностью и святостью.

И Церковь не делает его святым своим прославлением, а только смиренно и вместе с тем радостно указывает своим чадам духовным на нового молитвенника, к которому они могут обращаться, прося его молитвенного покрова и помощи во всех случаях, когда это будет нужно.

Не так давно, всего шесть лет тому назад, Зарубежная Церковь, зарубежная Русь, а также подъяремная страдающая Русь праздновали прославление великого всемирного светильника, батюшки Иоанна Кронштадтскаго; это тот святой, который прославлен уже в эти годы лихолетья у нас в зарубежье.

И вот теперь рядом с ним, становится другой великий Божий угодник, также молитвенник и предстатель за нас в эти тяжкие времена, преподобный отец наш Герман.

Он и по рождению, и по воспитанию, и по жизни, и по кончине своей принадлежит целиком Русскому народу и Русской Церкви. Он – русский святой; он плоть, и кровь, и дух от духа своего родного народа, своей родной страны.

И вот его то Церковь ныне торжественно прославляет.

Веселись же, Русь подъяремная, Русь страдающая! Новый молитвенник, новый покровитель теперь есть у тебя. И молись Богу, чтобы по святым его молитвам, Он даровал тебе освобождение от того гнета безбожия, под которым ты задыхаешься.

Веселись и радуйся и ты, Русь зарубежная, рассеянная по просторам заграницы, по всему, можно сказать, земному шару! У тебя ныне также молитвенник и покровитель. Его молитва, еще здесь, когда он жил, творила чудеса. Тем более теперь, предстоя пред страшным престолом Господа Славы, силен преподобный отец наш Герман исходатайствовать нам от благости Божией все потребное нам и к временному и к вечному бытию. Только бы наша вера не оскудела! Только не сомневались бы мы никогда в том, что этот молитвенный покров и молитвенное предстательство воистину есть дар Божией милости к нам.

Будем же торжествовать, будем радоваться благости Господа, Который дивен во святых Своих. Его благодатью, Его силою прославлены наши угодники и древние святые, и более поздние, и батюшка Иоанн Кронштадтский, и отец Герман Аляскинский: все они Божиею благодатью прославлены.

Они любили Бога так, что для них – жить означало – Богу служить; они были всецело в Боге.

Не по любви к Богу преподобный Герман ушел из родины своей?! За послушание, как истинный инок подвижник, ушел он далеко, не забывая о своей Родине и родных святынях, и весь отдался там служению Богу и ближнему, а Господь прославил верного раба и трудника Своего благодатью и чудотворениями.

«Слава Богу за все!» – говорил когда-то еще в древности святый Иоанн Златоуст. Так ныне и мы с вами, получая эти дары благодати Божией должны от всей души сказать: «Слава Богу за все!» Аминь.

Святитель Григорий Богослов (январь 25)

Святая Православная Церковь празднует ныне память одного из величайших угодников своих, одного из тех, кого мы именуем вселенскими учителями и святителями – святителя Григория Богослова, архиепископа Цареградского, т.е. Константинопольского. Месяц январь, так называемого старого стиля, вообще изумительно богат памятью великих угодников Божиих. Начался он с памяти великого друга святителя Григория Богослова, также вселенского учителя и святителя Василия Великого. На следующий день наша Русская Православная Церковь праздновала память преподобного Серафима Саровского, украшения нашей Церкви. И дальше все время великие святые: Феодосий Великий, Антоний Великий, Евфимий Великий, Макарий Великий и вот ныне память святителя Григория Богослова. После завтра – перенесение мощей третьего вселенского святителя и учителя Иоанна Златоуста, а 30 января старого стиля память всех трех вселенских святителей, особый святительский праздник.

Святитель Григорий Богослов, которого мы ныне вспоминаем, своей жизнью и трудами напоминает нам одно изречение Священного Писания, что «от Господа стопы человеку исправляются» (Пс.36:23), а с другой стороны, даже в каком-то смысле одну русскую поговорку: «Не так живи, как хочется, а так живи как Бог велит». Святитель Григорий Богослов, по самому складу своей глубокой, одаренной до гениальности, поэтической души, стремился в уединение. Так Церковь его и именует в одном из молитвословий: «горлица пустыннолюбная». Но несмотря на это, в тяжкую пору, когда он святительствовал, ему пришлось возглавлять константинопольский патриарший престол, недолго, правда, но среди ужасающих трудностей, сложностей, и препятствий. В одном из писем святитель Григорий писал одному из своих друзей, кажется, также какому-то епископу: «Тяжкое время – доброе гибнет, злое снаружи, церкви без пастырей. Нужно плыть по бушующему морю, а нигде не светят путеводные огни, Христос спит...»

Как он ярко и красочно описывал трудное время, в которое приходилось ему проходить свое святительское служение, несмотря на то, что склонность его души была уйти в уединение и там, как он говорил, быть только с Богом. Когда удалось ему, наконец, уйти в уединение, он, уходя, говорил: «Встану с Ангелами, сосредоточусь в Боге». И так он ушел в свое последнее уединение и в нем скончался, наедине с Богом и с Ангелом Хранителем.

Эти великие примеры необыкновенной стойкости в защите истины как полезны нам в наше время распущенности, безволья и развращенности! Святителю Григорию многочисленные враги грозили, что они его выгонят из Константинополя. Что ответил великий Святитель? Он на это говорил: «Если бы они могли меня изгнать из горнего града, из горнего Иерусалима Небесного, тут я бы устрашился, а сейчас я считаю, что они на меня дуют ветром и брызжут водою – вот как я смотрю на их нападения». Это его собственные слова. И таков он и был: мягкий, деликатный, добрейший по характеру, но железной воли, и держал он свой архипастырский жезл, когда нужно было, твердою рукою, хотя и тяготило его это, хотя и стремился он к уединенному подвигу.

Мы с вами прославляем этого великого святителя. Любопытно было бы, как бы реагировал святитель Григорий Богослов на кошмар наших дней, если бы он до них дожил?! Конечно, об этом можно только говорить, но и в их время, как вы слышали только что, были также великие трудности. Но когда мы слышим его слова, что доброе гибнет, злое – снаружи, а церкви без пастырей – разве не напоминает это нам и наши скорбные дни? Пастырей нам не хватает... Как тяжко бывает, когда из четырех или пяти мест одновременно просят: «Дайте нам пастыря!» А дать некого. И так же: доброе гибнет, злое снаружи и еще так снаружи, как никогда не бывало! Никогда еще зло, грязь, разврат, нечистота и ложь так не выпирали на поверхность жизни, как теперь!

Но да не смущается сердце наше, потому что, как тогда были верные, так и теперь они есть. Долг каждого – хранить верность Церкви. Провидя вперед нашу тяжелую эпоху, великий русский святитель и наставник духовной жизни святитель Игнатий Брянчанинов предупреждал: «Настанет пора всеобщего отступления, не надейся ее остановить своей немощной рукой, это попущено будет Богом, но за собой смотри! Спасаяй да спасет свою душу», говорил святитель, повторяя древнее изречение. Так и мы должны помнить, что бы не было вокруг нас, как бы не бушевали житейского моря грозные волны, а мы должны помнить, что Господь и с нас потребует верности Ему во всем. И чем труднее, чем тяжелее течет жизнь искренно верующего, которому приходится свою христианскую дорожку прокладывать как будто в каком-то девственном лесу, тем пред Богом это больше значит. Не можем мы, конечно, думать, что мы можем у нашего Господа что-то заслужить, но показать Ему свою верность мы можем и должны. Если Господь судил нам жить в эту пору, то именно потому, что Он дарует нам великую милость Свою – показать Ему свою верность, и во всем верным Ему всегда пребывать. Аминь.

Три вселенских святителя (январь 30)

Сегодня святительский праздник. Церковь прославляет ныне тех великих тружеников на ниве церковной, которых, выделяя из всего необозримого сонма святителей, именует вселенскими учителями и святителями. Она подчеркивает этим то, что, хотя каждый из них был в свое время епархиальным архиереем своей епархии, но духовное их воздействие простиралось далеко за пределы, за границы их епархий и, действительно, вся паства всей Православной Вселенской Церкви поучается от них христианской мудрости, христианскому знанию и христианскому благочестию.

Церковь уже прославила их по одиночке. В самом начале января месяца прославляли мы святителя Василия Великого, сравнительно недавно святителя Григория Богослова, а совсем недавно было перенесение мощей святителя Иоанна Златоуста.

Ныне установлен особый праздник трех святителей, ибо, как говорит церковное предание, после того как они окончили свой земной путь, много было среди верующих споров: каждый из них был настолько громадной духовной личностью, что производил неотразимое впечатление на всех, кто встречался с ним и поэтому у каждого из всех этих трех великих иерархов были особо преданные почитатели. Даже были группы, которые именовались: василиане, григориане и иоанниты. Между ними были споры о том, кто из великих святителей выше у Бога. Церковная история говорит, что все три святителя явились святителю Иоанну Ивхаитскому и говорят: «Нам очень скорбно, что из-за нас столько спору между верующими. Мы все в одинаковой славе у Бога. Скажи, пусть учредят в честь нашу праздник, не потому что мы в этом нуждаемся, а для того, чтобы примирить все эти споры и объединить верующих в духе веры, любви и согласия». Таким образом был установлен этот праздник трем святителям.

Василий Великий – светило церковное, иерарх, который всегда и везде, как только поминается святительский сонм, именуется первым, на первом месте, как бы предстоятель всего святительского сонма. Знаем мы его мужество, его стойкость, как он один отражал натиски врагов – еретиков ариан. Враги его сами говорили, что «Церковь одного Василия слушает больше, чем всех нас». И говорили царю арианину: «Если мы его не уберем, то тщетны наши труды – это не человек, а скала. Победить его невозможно, а только нужно убрать». Но царь не решился это сделать.

Василий Великий украсил Церковь своими трудами, своей благочестивой святой жизнью. Богатое наследство оставил он после себя. Во-первых, конечно, его вдохновенная литургия, которая десять раз в году совершается; его творения вдохновенные. Ему была свойственна особая глубина ума и мысли: если Василий Великий какой-либо вопрос разработал и осветил, то уже нечего больше сказать по этому вопросу, после его разъяснения и учения. Сколько молитв принадлежит Василию Великому! Вспомните коленопреклоненные молитвы Святой Троице, читающиеся в день Святой Троицы! Вспомните молитвы каждого часа: «Иже на всякое время и на всякий час на небеси и на земли поклоняемый и славимый Христе Боже!» Изумительная по глубине и силе молитва, к которой настолько привыкает наш слух от ее частого повторения, что она скользит только по поверхности нашего сознания. Как она богата, как она изумительно глубока и красива! И другие молитвословия. В конце часов молитвы также принадлежат святителю Василию Великому. Воистину богатое наследство он оставил Церкви, украсивши ее своими трудами.

Его великий друг – святитель Григорий Богослов, человек таких же гениальных, колоссальных дарований, такой же духовной настроенности. Он с Василием душа в душу жил всю жизнь, за исключением одного краткого периода, когда Василий Великий принудил его принять архиерейский сан. Смиренная душа Григория скорбела от этого и выражала прямое огорчение на своего друга.

Святитель Григорий литургии нам не оставил, но он также украсил Церковь своими творениями. Кто не знает Рождественского канона, кто не знает Пасхального канона?! Один начинается словами: «Христос раждается – славите», другой – «Пасха Господня, Пасха! Воскресения день, просветимся людие». Святые песнописцы, авторы канонов, взяли эти слова из творений, из вдохновенных проповедей Григория Богослова.

Когда вы читаете его творения, то нельзя не залюбоваться его мыслию. Глубокая, именно святая, вдохновенная мысль, она в то же самое время напоминает нам как бы остро отточенную шпагу в руках искусного мастера, ею владеющего. Это мы видим в тех его творениях, в которых он обличает ереси – неотразимая, всепобеждающая сила логики, богатство содержания, богатство мыслей и совершенно уничтожающая критика всех заблуждений. В то же время, когда он не ереси обличает, а когда богословствует его ум, очищенный, просветленный и глубокий, он поднимается на ту исключительную высоту, по которой Церковь его прославляет, говоря: «Радуйся, отче богословия, уме крайнейший!» т.е. ум, поднявшийся на самую высокую степень, куда только может вообще подняться человеческий ум.

Он и его друг Василий были люди совершенно разных темпераментов: Василий Великий был, по природе, вождь, возглавитель, а Григорий Богослов был, как говорится о нем, «горлица пустыннолюбная», стремился в уединение, чтоб сам, как он говорил, быть наедине с Богом, стать с Ангелами и быть свободным от всего мирского. Но Господь не оставляет своих светильников под спудом, и вопреки этим стремлениям его великой, боголюбивой души, Господь ставит его на свещнице святительского служения. Хотя для него это было тяжким бременем, однако же, когда нужно, он архипастырский жезл держал такой же твердой рукой, как и его великий друг Василий.

Скончались они совершенно разною кончиной: Василий Великий – среди плачущего народа; Григорий Богослов – в полном уединении, наедине с Богом и со святым Ангелом Хранителем.

Как они были стойки, когда нужно было защищать правду церковную! Когда-то мы вспоминали в этом святом храме, как Василий Великий ответил на угрозы царского чиновника. Тот был послан к нему, чтобы уговорить его склониться к арианской ереси. Видя, что он имеет дело действительно со скалой, а не с человеком, он стал ему грозить отнятием имущества, ссылкой, пыткою, и смертью. Помните, как Великий Святитель ответил. Он с улыбкой сказал: «Чем нибудь другим угрожай, а этим ты нас не испугаешь! Отнятием имущества – у меня его нет, не отнимешь; ссылкой грозишь – Господня земля и исполнение ее; я – Господень служитель, вся земля Божия, я везде у себя дома; пытки мое слабое тело вообще не выдержит, разве только первый удар будет тебе принадлежать, а смерть для меня будет благодеянием, ибо она перенесет меня к Богу, для Которого я живу, для Которого я тружусь, к Которому я тороплюсь и для Которого я уже сейчас наполовину умер». Поразился его противник этой стойкости духа Великого Святителя. Григорию Богослову грозили, что его выгонят из Константинополя. Святитель ответил: «Если бы они могли меня изгнать из Небесного Иерусалима, вот этого я испугался бы, а что эти угрозы на меня направляются, я считаю, что они на меня дуют ветром и брызжут водою – вот, как я смотрю на их нападения».

Третий великий Святитель – Иоанн Златоуст. Недаром Церковь сохранила название «Златоуста», которое когда-то, в восторге, ему присвоила одна верующая, простая женщина. Не было, нет и, быть может, не будет проповедника и оратора равного Иоанну Златоусту. Знаем мы, что когда он еще был пресвитером, епископ, любивший его, святой Флавиан, просил его, окончивши службу в своей церкви, пройти в другую церковь и там сказать слово. Знаем мы, как те, кто молились с ним в первой церкви, толпой бежали за ним в другой храм, чтобы там снова услышать его вдохновенную проповедь. Знаем мы, как в церкви раздавались аплодисменты, ибо темпераментные греки не выдерживали и аплодировали изумительной красоте и силе его слова. А умер он так же, как великий стоятель за истину.

Какое богатство он нам оставил! Быть может, больше всех деятелей и работников церковных! Масса его проповедей, вдохновенных, прекрасных творений, литургия и также множество разных молитв. А когда наступил час его кончины, знаем мы, как он тут оказался велик духом своим. Влекли его в ссылку, беспощадно, жестоко мучили его. Увидели, что он изнемогает уже и не пойдет дальше. Остановились с ним и поместили его в доме разврата. Уж, кажется, всякий мог бы возроптать, а Златоуст спокоен духом. Правда, он изнемог, но ему является священномученик Василиск, который до него пострадал в этом месте и с братской любовью ободряет его, говоря: «Брат Иоанн, мужайся, завтра будем уже вместе». И вот когда он умирал в этой обстановке, среди этой грязи, то его последние слова были не ропот, а то, что он всегда говорил и в радостных и в скорбных обстоятельствах: «Слава Богу за все!» Когда он это сказал и навсегда замолкли золотые уста, тогда он этим показал высоту своего духа.

Церковь славит этих трех великих святителей! В наше скорбное время, в наше трудное время, в наше время всяческих соблазнов! Но не думайте, что это – новость. Может быть теперь, действительно, зло разлилось так нагло, открыто, как никогда. И раньше были трудные времена. Недавно мы вспоминали, в день памяти святителя Григория Богослова, как он писал своему другу так, как будто про наше время: «Доброе гибнет, злое снаружи, церкви без пастырей. Нужно плыть по бушующим волнам, а нигде не светят путеводные огни – Христос спит». Так красноречиво и ярко описывал он трудность времени, в которое он совершал, как и другие святители, свое служение. К их молитвам и предстательству мы с вами ныне обращаемся, чтобы Господь, по их святым могучим и мощным молитвам, укрепил наше маловерие в эти трудные дни. Каким громом обличения разразились бы все эти три великих святителя, если бы они жили в наше время всеобщего малодушия, маловерия и отступления! Но они теперь торжествуют у престола Господа Славы, а молитвы наши слышат – мы твердо верим и уверены в этом и по их святым молитвам Господь Милосердный и нашу немощь маловерия да укрепит так, чтобы мы, действительно были, а не назывались только христианами. Аминь.

Подвиг сорока мучеников (март 9)

Обращали ли вы внимание, возлюбленные братия и сестры, на то, что собой представляет теперешняя литература? Не говорю уже о той ее части, которая специально рассчитана на то, чтобы развращать людей, ибо там такая грязь и непотребность, что просто об этом, по слову апостола Павла, «срамно есть и глаголати» (Еф.5:12)! И вообще настолько пуста теперешняя литература, сколько в ней суеты, сколько в ней того, что христианину совсем не должно быть интересно и не должно его привлекать. А рассчитано это именно все-таки на то же самое, на опустошение человеческих душ.

Есть другая литература, та литература, которую так любили когда-то на Святой Руси наши благочестивые предки, у которых со стола совсем не сходила эта литература, т.е. прежде всего, Жития святых. В Житиях святых одной из прекраснейших страниц является то, что Церковь воспоминает в завтрашний день. Это память святых четыредесяти мучеников, сорока мучеников по-русски, подвиг которых был необычайный. Мы в Житиях святых читали о том, каким многоразличным мучениям подвергали мучители первых христиан, которые все умирали за Своего Спасителя, никоим образом не отвергаясь от веры в Него. У сорока мучеников было необычайное страдание и после многих истязаний, в конце концов, мучители их погнали в замерзающее озеро, которое наполовину замерзло. Не победив страшными пытками, и голодом, и морозом, повели этих сорок человек, и они там стоят, ободряют друг друга и, несмотря на страдания и мучения физические, духом радуются, сознавая, что Господь благоволит этот подвиг, этот подвиг их великой веры. Но вот, один из них не выдержал, смалодушествовал, выбежал из ледяного озера, как говорится в Житии святых, и бросился в здание – баню натопленную, которая была на берегу специально для того, чтобы страдавшие видели и понимали, как легко спасение от мороза – только откажись от своего исповедания и иди там отогревайся. Он выбежал из воды и побежал туда, но когда вошел в это теплое помещение, то умер внезапно. И вот сторож, солдат, который стоял там, наблюдая за порядком, видит, что с неба спускается сорок блестящих, сверкающих венцов на головы этих мучеников. Но венцов сорок спускается, а их тридцать девять, потому что один не выдержал и погиб. Видя все это, стражник бросился в воду, воскликнув: «И я христианин!» И все сорок венцов опустились на главы мучеников, включая этого нового, который присоединился к ним.

Это трогательное повествование всегда очень любили все и много витий и проповедников на эту тему говорили. Действительно, когда мы читаем о такой твердости, о таком мужестве, с каким они переносили те мучения, страдания, то не становится ли нам стыдно за наше малодушие? Теперь православный человек часто боится перед другими перекреститься на храм Божий или вообще проявить себя христианином. А тогда христиане, не говоря о всяких подобных мелочах, смело шли на самые лютые страдания, потому что пламенели истинной верой. Церковь пред нами ставит их пример в Великом посту, когда время особенного подвига поста и молитвы. Церковь призывает нас к их стойкости и взять пример их неуклонной и до смерти постоянной верности Христу. Здесь и сбылось то, что сказано в Апокалипсисе: «Будь верен даже до смерти и дам тебе венец жизни» (Откр. 2:10). Аминь.

Великомученик Георгий Победоносец (апрель 23)

Обыкновенно в жизни считают практичным такого человека, который умеет из всех возможностей, лежащих перед ним, выбрать самую выгодную для себя, от чего он мог бы получить как можно больше. Вот мы с вами смотрим на подвиг мучеников: великомученика Георгия Победоносца (которого память сегодня Церковь празднует), великомученика Пантелеимона, великомучениц Варвары, Екатерины и других. С точки зрения человека, для которого дороже всего земное благополучие, их выбор сделан неправильно: мученикам, с одной стороны, предлагались все блага жизни. Великомученик Георгий, например, – красавец собой, богатого знатного рода, любимец царя, имел перед собой все условия для того, чтобы в жизни иметь успех. Великомученицы Варвара, Екатерина – ослепительные красавицы, также имели возможность иметь в жизни успех. С другой стороны, – перед ними орудия страшных пыток и мучительная смерть в случае, если они не откажутся от веры во Христа Спасителя. С точки зрения земного благополучия, кажется, и выбора нет, нужно спасти свою жизнь и воспользоваться ее благами. Но мученики делали выбор: перед мучеником или мученицей с одной стороны возможность иметь все блага жизни, а с другой страшные пытки и мучительная смерть. И они избрали второе, а от первого решительно отказывались. А с точки зрения духовной, с перспективы вечности, их выбор был правильный. С высшей точки зрения они были гораздо практичнее своих мучителей, ибо это временное страдание, временное истязание они выбрали для того, чтобы после этого вечно радоваться с Тем, за Кого они жизнь отдают.

Конечно, страшны были те истязания, которым подвергались великомученик Георгий и все святые мученики, но помните, что они выдерживали все эти страшные истязания с помощью Христа Спасителя. Например, в житии великомученика Георгия мы читаем, что в моменты самых лютых страданий он не один раз слышал голос с неба: «Не бойся, Георгий, Я с тобой!» Это говорил ему Тот, за Кого он готовился страдать – Сам Господь Иисус Христос, Который ему являлся. И великомучениц Варвару, Екатерину и многих других мучеников, истерзанных, измученных, окровавленных, Господь исцелял так, что они заново сияли красотою. Святые мученики и мученицы делали правильный выбор, чтобы наследовать неизмеримо большее богатство и славу, чем то, что может дать эта земная суета.

В наше время, возлюбленные, от нас пока никто таких кровавых подвигов не требует, потому что никто не испытывает нас и не казнит. Но помните, что и в наше время нелегко жить истинному христианину, потому что постоянно со всех сторон тот, кто живет по-христиански, испытывает затруднения, скорби, гонения и притеснения. Человека, который старается жить по-христиански, гонит эта жизнь. Теперешняя жизнь настолько грязна, настолько отвратительно кошмарна, что она из себя выбрасывает человека с истинно христианским настроением, как вода выбрасывает пробку. Но Господь Иисус Христос сказал: «кто исповедует Меня перед людьми, того и Я исповедую перед Отцом Моим Небесным и ангелами святыми , а кто отвергнется Меня перед людьми, от того и Я отвергнусь перед ангелами Божьими» (Мф.10:32, 33; Лк.12:8, 9). Ибо отвержение Его это то, что кладет вечную печать отвержения на самого человека, если только он не опомнится и не одумается. Нужно каждому из нас стараться жить по-христиански, не обращая внимания на всякие притеснения, насмешки, недоброжелательства и т.д. Захотел ты жить по-христиански, помни, что ты должен быть крестоносцем и готов идти на любой подвиг, потому что Господь говорил в Апокалипсисе: «Будь верен до смерти и дам тебе венец жизни» (Откр.2:10). Вот такими были святые мученики и мученицы, и этой верности Господь ждет от каждого из нас. Аминь.

Святитель Иоанн Шанхайский (июнь 22)

В православном русском народе с давних лет существовало поверье о том, что архиереи Православной Церкви умирают «по трое» – разумеется, за определенный промежуток времени. Это старинное поверье невольно вспомнилось мне сейчас. Вскоре после последнего Архиерейского Собора Зарубежной Церкви, полтора года тому назад, скончался глубокий старец, участник этого Собора – владыка архиепископ Стефан. Далее – год с небольшим тому назад, осиротевшая Зарубежная Церковь молитвенно провожала в «путь всея земли» своего многолетнего предстоятеля и духовного отца – незабвенного старца митрополита Анастасия. И вот, наконец, третье имя... Вчера во время всенощного бдения срочный телефонный звонок владыки Нектария из далекой Калифорнии принес нам печальную весть: один из старейших иерархов нашей Церкви, первый заместитель председателя Синода, архипастырь-подвижник, владыка архиепископ Иоанн внезапно скончался в Сеаттле, куда он прибыл с Чудотворным Образом Божией Матери, в сопровождении владыки Нектария. Ошеломляющее известие... Сейчас, когда я думаю о владыке Иоанне, мне вспоминается то, что было уже давно, более тридцати лет тому назад, когда мой покойный родитель, владыка Димитрий, зная о том, какие скорби и неприятности приходится переживать в Югославии первосвятителю Зарубежной Церкви, блаженнейшему митрополиту Антонию, приглашал его на Дальний Восток, в далекий Харбин, где тогда благоустроялась церковная жизнь. «Вы отдохнете у нас, Владыко», – писал вл. Димитрий главе Зарубежной Церкви. Владыка Антоний ответил так: «Друг, я уже настолько стар и слаб, что не могу думать ни о каком путешествии, кроме путешествия на кладбище... Но вместо себя самого, я как мою душу, как мое сердце, посылаю к вам владыку епископа Иоанна. Этот маленький, слабый человек, почти ребенок с виду, является каким-то чудом аскетической стойкости и строгости в наше время всеобщего духовного расслабления...» Так определил владыку Иоанна, тогда еще совсем молодого, только что рукоположенного епископа, его великий Авва. Таким был владыка Иоанн тогда – таким он и остался, и уже теперь, в наши дни, он был на наших глазах таким же «чудом аскетической стойкости» – высоким примером духовной, молитвенной настроенности. Владыка Иоанн молился всегда; Владыка Иоанн молился везде. Недаром еще в Харбине молодой, но также духовно настроенный священно инок о. иеромонах Мефодий, тонко отметил: «мы все – становимся на молитву, а Владыке Иоанну на нее становиться не нужно, он всегда в молитвенном настроении...» И какие перемены ни происходили бы во внешней обстановке, во внешних условиях жизни и работе Владыки Иоанна, дело молитвы и Божией службы у него всегда было на первом месте, и ничего не могло его от этого оторвать. Ни один человек не может вместить в себе все совершенства и быть носителем всех дарований. Каждый может ошибиться, ошибается – от этого не свободен ни один человек. Но те, кто имели дело с владыкой Иоанном, именно, как с молитвенником, как с архипастырем, пекущимся о человеческих душах и всегда готовым прийти на помощь, те, кто испытали на себе и на своих близких силу его молитвы, те никогда не забудут владыку – и будут всегда носить в душе благодарную память о том тепле и свете, которые он им давал. Владыка скончался – оборвалась непрестанная молитва, которой пламенел наш великий молитвенник, постоянно молившийся «о всех и за вся». Но не забудет его Зарубежная Церковь. Мы уповаем, что владыка Иоанн обретет милость и дерзновение у Страшного престола Господа Славы, и там будет молиться за своих и за паству свою так же, как он молился здесь, на земле... А наш долг, долг благодарной любви – ответить ему за молитву – молитвой же. Помолимся же о его светлой душе, чтобы Господь упокоил его с праведными... Аминь.

Апостол Матфей (июнь 30)

Святая Православная Церковь прославляет завтра св. апостола Матфея, одного из 12 апостолов, вошедшего в апостольский лик позднее всех других. Этого апостола не следует смешивать с апостолом и евангелистом Матфеем, который был призван Спасителем к апостольскому служению и к последованию за Ним в самом начале служения Самого Господа Иисуса Христа. Когда Матфей сидел у своей мытницы как мытарь и занимался своим делом – сбором податей, Господь, проходя мимо него, призвал его следовать за Ним. Матфей сразу все бросил, все оставил и пошел за Спасителем. Что же касается апостола Матфея, то он примкнул к лику 12 апостолов уже после вознесения Спасителя на небо.

Книга Деяний Апостольских говорит, что апостол Петр после вознесения Господня обратился к другим апостолам с предложением избрать двенадцатого апостола после того, как отпал и погиб Иуда предатель. Тогда апостолы избрали двух кандидатов. Одним из этих кандидатов был некто Иосиф, который еще носил имя Варсава (а также третье имя Иуст), а другим был Матфей. Оба они были из числа тех, кто постоянно следовали за Господом Спасителем, слышали Его учение и видели Его чудеса. И вот, когда апостолы избрали этих двух кандидатов, то окончательное решение предоставили Самому Господу Спасителю, ибо, помолившись, бросили жребий, твердо веруя в то, что жребий укажет им Божия избранника. Жребий пал на Матфея, и он причислен к лику 12 апостолов.

Этот способ избрания на особо ответственные и высокие должности Церковь сохранила.

Вероятно, все вы, или большинство из вас, знаете, что когда были на Всероссийском Церковном Соборе выборы Патриарха, то было поступлено так же, только с той разницей, что было избрано тогда три кандидата; но опять таки, волю Божию Собор усмотрел в жребии; жребий был брошен и пал на митрополита Тихона, который, между прочим, из всех кандидатов получил наименьшее число голосов, однако же, Господь жребием указал именно на него.

Этого не было, конечно, теперь, когда в Москве советские иерархи «избрали» своего Патриарха, потому что (во время бытности моей в Европе) когда архиереи ехали на поместный собор в Москву, то говорили смеясь: «едем избирать Патриарха, который уже назначен безбожным правительством...»

Этот способ сочетания разума человеческого с волею Божиею, нам напоминает о другом вопросе – о том, как совершается спасение души человеческой.

Святые отцы все говорят, как один, что человек спасается и Божиею благодатью, и своими собственными усилиями. Во главе дела спасения, конечно, стоит Божественная благодать, как и говорит апостол Петр на апостольском соборе, «мы благодатью Божией уповаем спастись». Без благодати Божией все человеческие усилия ничего не принесут. Бессилен человек, неустойчив, непостоянен и находится во власти греха. Когда он пытается сам бороться со своими недостатками и грехами, думая, что он сам может победить грех, то оказывается, что как раз в самый острый момент борьбы грехолюбивое сердце склоняется к этому самому греху, он оказывается не победителем, а побежденным и впадает в тот грех, с которым боролся. И вообще, без Божией благодати все наши усилия никакого плода не принесут. Но, и с другой стороны, одна Божественная благодать не спасает человека, без его личных усилий.

Господь сделал для нашего спасения все, что нужно, с Его стороны сделано все необходимое, чтобы нас спасти, и если бы только от Него зависело наше спасение, то спаслись бы все до одного. Но, в то же время, Он благоволил, что для того, чтобы человек мог воспользоваться плодами того дела, которое Он совершил, вслед за даром Его благодати он должен приложить и свои усилия. И вот, когда человек трудится, прилагает усилия идти христианским путем, но, сознавая свою немощь, не опирается на свои силы, а призывает Божию благодать на помощь, тогда и совершается его спасение – трудами и усилиями, его подвигом, но при непременном содействии Божественной благодати. Только нужно помнить одно, на что всегда настойчиво указывали святые отцы: Божия помощь, помощь Божией благодати идет не впереди наших трудов, а сзади, за ними. Пока человек сам не трудится, и Господь не действует. А когда человек начинает прилагать свой труд, тогда Господь ему поможет. Недаром еще в ветхозаветном священном писании Господь через пророка говорил человеку: «сыне, приложи силу твою, а Я приложу силу Мою». Когда человек трудится и оскудевают его силы, то Божия благодать «оскудевающая восполняет» и поддерживает его там, где он сам оказался бессилен.

Как указывает свят. Феофан Затворник, окончательное решение здесь принадлежит самому человеку, его свободе. Когда-то мы приводили пример того, как святителю Феофану писал какой-то человек: «Владыка, я сознаю, что я грешен, хотелось бы исправиться, помолитесь, чтобы мне положить начало исправления». Святит. Феофан на это ему ответил: «Друг мой, если не будет твоих собственных усилий, твоей решимости, то – если не только я, грешный, а вся вселенная будет молиться, – это не поможет. Ты должен сам сделать поворот от греха к добру. Когда станешь на этот путь, тогда Господь тебе поможет, наши молитвы поддержат тебя. Благодать Божия будет тебя обновлять, но не так, что она будет действовать за тебя. Она будет идти сзади твоих усилий, действовать сокровенно и помогать тебе, когда ты будешь ослабевать.

Так вот помните, что спасение человеческой души совершается согласным одновременным действием человеческих трудов, человеческого подвига и Божественной благодати. Без благодати, подвиг человека ничего ему не даст, он и не устоит в своем подвиге без благодатной помощи, но и без подвига человеческого, Господь не станет спасать его насильно, а поможет ему тогда, когда человек сам будет трудиться для спасения своей души. Аминь.

Убиения царской семьи (июль 4)

Когда-то, недавно еще, завтрашний день 17 июля, так называемого нового стиля, был днем скорби, был днем траурным, потому что в этот день русский народ и русское зарубежье вспоминали страшное злодеяние, когда царская семья была злодейски умерщвлена в подвале Ипатьевского дома. Это был траурный день, не то теперь! Теперь царственная семья прославлена как семья святых мучеников. Никогда не забывайте, когда Церковь прославляет какого-нибудь святого, то не она его делает святым, она тогда только возвещает людям о том, что такой-то человек или группа людей прославлены у Бога.

В Житиях святых есть замечательный пример. Когда-то один человек, занимавший очень высокое положение, знатный и богатый, ушел в монастырь, в монашество, и стал жить так, как жили другие подвижники – в посте, молитве и лишениях. Около него жили и другие, многие из них несли более строгие подвиги, чем он. Однако, народ стал идти к нему, пользуясь его вдохновенными духовными беседами и наставлениями, а Господь прославил его именно даром прозорливости и чудотворения. Один из иноков спросил даже старца: почему это так? Тот, о котором идет речь, подвижник, конечно, но не выделяется среди других, а наоборот, есть другие, которые более строгий образ жизни ведут, но они не украшены чудотворениями или прозорливостью, дарованиями этими духовными. Почему Господь, именно его так отметил? А старец отвечал: «Вот почему: все остальные, когда уходили в монашество, шли на подвиг, по существу мало чем изменили окружающую жизнь, только они сами стали монахами. По этому их образ жизни стал не тот, что был в миру. Они ни от чего особенного не отказались: жили скромно, небогато, как и все другие. Этот человек, очень знатный, богатый, бывший на самой вершине жизни, совершил подвиг отречения от мира гораздо больше, чем те, другие, которые его окружают. Он отказался от высоты, он отказался от почестей, он отказался от всего, и поэтому он теперь Господом так и украшен, ибо его подвиг отречения от мира гораздо больше и глубже, чем у других».

Когда речь идет о прославлении царской семьи, никогда не следует забывать, с какой высоты эти люди опустились вниз! В бездну страшных страданий... Ведь мы знаем из их жизнеописания, что им пришлось пережить!.. Первое время, когда произошло это злодеяние, их имена святые поливались грязью обильно – чего только не говорили про царскую семью! Но все это, как шелуха, теперь отпало и перед миром, действительно, стоит семья чисто христианская, блистающая добродетелями, а в особенности, конечно, себя проявившая по-христиански в эти годы унижения и скорби, которые выпали на их долю. С какой высоты они упали! Вернее, их сбросили их враги.

Известно, что при жизни царственные мученики, переживали страшные поношения и скорби, но в это же время они сияли изумительной кротостью, беззлобием, всепрощением и доброжелательством. Знаем, что поэтому их злые враги, которые командовали, заправляли всем, все время меняли их караул. Подставляли для них самых грубых, самых, казалось бы, развращенных, опустившихся морально, охранников. Те сначала издевались над беззащитными узниками, а потом их кротость, их беззлобие, их удивительное доброжелательство действовало на них так, что они постепенно смягчались и из врагов становились друзьями. Поэтому, повторяю, и меняли постоянно их злые враги караул, потому что добродетели узников смягчали все ожесточенные сердца врагов.

Этот подвиг они совершили до конца – в духе незлобия, в духе любви христианской и, в конце концов, были умерщвлены злодейски. Церковь Русская их заслуженно прославила, как мучеников, потому что и кончили они, будучи убиенными, как мученики, и показали себя подлинными христианами во всей жизни своей. Их теперь Церковь прославляет – раньше молились об упокоении их, а теперь мы должны молиться им о том, чтобы они своими крепкими молитвами у престола Божия Господа Славы заступились за несчастную страну, которую они так любили и, чтобы Господь помиловал и освободил ее от того страшного гнета и духовного и морального, который сейчас там. Аминь.

Преподобный Сергий Радонежский (июль 5)

У нас, в житейском обиходе, часто говорят о том или ином человеке, что он – человек талантливый. И это говорим избрал для себя отрок Варфоломей, когда ушел в лес, скрылся от человеческих глаз. Уклоняясь от людей, он ушел в это уединение, чтобы быть наедине только с Богом Всевидящим. Но он всю жизнь свою в этом своем уединении славил Господа Своего, отказавшись от всякой личной жизни, как понимается в этом мире, в мирской жизни, он только славил Бога. А как прославил его Господь! Повторяю, незаметным скромным юношей Варфоломеем ушел он в это уединение. Прошло Богом положенное время, и к игумену Сергию «не зарастет народная тропа» – вся Россия к великому подвижнику стремилась! К Сергию торопилась, побывать у него, освятиться, получить его благодатное благословение и испросить его молитв. Справедливо называют преподобного Сергия «Игумен всея Руси». Духовный руководитель и наставников наставник, не только своей обители, а всего русского народа! Вот, как прославил Господь того, кто Его славит! Таким незначительным, маленьким был жребий его в самом начале, и на какую высоту, награждая, возвел Господь его!

Будем же помнить, что если и не все мы можем идти таким путем, каким шел Сергий преподобный, то подражать ему, его любви к Богу, его усердию в духовной жизни, каждый должен. Церковь нас так и учит, что славить святых, это значит, не только пенье дивного молитвословия и величания, а стараться в мере своей подражать их святой, благодати исполненной жизни. В храме Божием бывают разные свечи: большие и малые, но и маленькая свеча из того же воска сделана и горит таким же огоньком, каким горит и большая свеча. Поэтому не нужно унывать, что не всем нам выпал такой жребий высокой духовности, как преподобному Сергию, но каждый из нас, если сумеет свой христианский путь пройти, как должно, получит полную награду Владыки и Господа своего. Аминь.

Преподобный Сергий Радонежский (июль 5, сент.25)

Когда смиренный отрок Варфоломей удалялся в уединение леса, его смиренная душа помышляла только о том, чтобы в этом безмолвии лесном она пребывала наедине с Богом. Священное Писание говорит: «Аз прославляющие Мя прославлю» (1Цар.2:30), т.е. Я Сам прославлю тех, кто прославляет Имя Мое. И если отрок Варфоломей, а потом инок Сергий, в этом лесу, в уединении, всю жизнь славил Бога, отказавшись совершенно от того, что мы, в просторечии, называем «личная жизнь», то и Господь прославил Своего верного раба такою славой, что слава его гремела не только по всей Руси, для которой он воистину был и наставник и духовный отец, но и за пределами ее.

Преп. Сергий указывает нам своею жизнью, к чему должен стремиться человек, к тому самому, о чем нам сказало только что Святое Евангелие, когда мы слышали сейчас евангельский призыв нашего Господа: «возьмите иго Мое на себе» (Мф.11:29) – обращается Господь к труждающимся и обремененным, и обещает, что Он успокоит их. И поясняет, что иго Его – благо и бремя Его – легко.

Посмотрите, как сейчас обезумел, запутавшись, изгрязнившийся, ослепший мир, под какой тяжестью он сейчас воздыхает и не слышит этого спасительного призыва... Обращается к нему Господь, обещает, что весь этот кошмар исчезнет, если обратятся к Нему! Он тогда даст успокоение. Он, только Он и никто другой не сумеет его дать. А мир, обезумевший, ослепленный, не видит и не слышит и все дальше уходит и погружается все глубже и глубже в этот ужас и кошмар, который, поистине, уже начинает напоминать преддверие ада.

Конечно, нашей-то грешной воле, когда она захочет ходить по воле Господней, сначала бывает трудновато, потому что наши узы греховные мы считаем свободными, а борьбу с собой, чтобы от них освободиться, мы считаем тяжестью. Сопротивление себе, которое необходимо для христианина, желающего идти истинным путем, нам не нравится – куда легче жить нам как хочется, идти туда, куда зовут наши похоти и грехи! Конец таких людей, как говорит Премудрый, прямо идет в адскую бездну! А если человек возьмется за благодатный труд над собой, то чем дальше, тем больше он будет чувствовать, что воистину «иго Христово благо, и бремя Его легко» (Мф. 11:30). И кроткий, осиянный благодатью лик преподобного Сергия пред нами сияет и говорит: «Вот, что Господь делает с теми, кто берет иго Его на себя!» И воистину, иго Его благо, и воистину бремя Его легко! Аминь.

Преподобный Сергий Радонежский (июль 5)

Празднуем мы с вами ныне здесь, в этом святом храме его престольный праздник, в честь преподобного отца нашего Сергия, игумена Радонежского, – одного из величайших подвижников Русской земли и Русской Церкви, и вообще Церкви Вселенской.

Преподобный Сергий, избравший для себя смиреннейший образ жизни, уклонившись от людей, стал потом духовным наставником, руководителем всего русского народа, который потянулся к нему. Часто обвиняют таких отшельников в том, что они уходят, говоря: «О себе только думают! Спасают только свою душу!» А посмотрите, каков результат! Когда эти необыкновенные люди уходят от мира и там, наедине с Богом, собирают свое духовное богатство, то мир потом туда тянется! Чада мира чувствуют, что этот отшельник нашел ту правду, о которой его душа тужит и тоскует, но которую она не имеет, а человеческая душа тянется к этой высшей правде!

Всегда и везде у нас на Руси так бывало, что как только уйдет человек в уединенье, чтобы там наедине Богу молиться, узнают о нем быстро и к нему «не зарастет народная тропа». Таким был, в особенности, преподобный Сергий Радонежский, которого Господь послал русскому народу в страшный период татарского ига – одним подкреплением был Бог и Его Святыня для русских людей. Вспомните нашу славную русскую историю, как князь храбрец, богатырь Димитрий Донской, за укреплением к преподобному Сергию пошел и смиренный Сергий благословил его, предрек ему победу и дал ему двух богатырей-бойцов.

Господь послал Русской Земле, в позднее уже время, когда надвинулись на нее другие опасности, когда всякие развращающие влияния поползли, как яд, как ядовитый туман с запада, – тогда Господь послал преподобного Серафима Саровского, такого же великого подвижника, как преподобный Сергий, к которому также «не зарастет народная тропа».

Эти люди учат нас тому, для чего надо жить, что жить надо для Бога, и жить нужно по Божьи. О, если бы мир это увидел и понял! Если бы он переключился на христианский жизненный путь, совсем иной жизнь была бы! Ибо этот кошмар, который вы видите ясно и от которого мы сами задыхаемся, вот тем и порожден, что мир все больше отходит от христианских начал и погружается в бездну грязи, лжи и зла. Пусть же этот облик преподобного Сергия светит нам добрым примером. Так подвизаться, как он, не многим дано, это – избранники Божии, но подражать ему в верности Богу может каждый, ведь преподобный Сергий был такой же человек, как и мы с вами, боролся с теми же соблазнами, преодолевая их. И если он достиг такой святости, то и мы с вами можем уповать, что с помощью Божьей благодати, можем пройти свой жизненный путь по-христиански, укрепляясь и ободряясь такими святыми примерами, как прекрасное и благоуханное житие преподобного Сергия. Аминь.

Равноапостольный князь Владимир (июль 15)

Почти 1000 лет прошло с того благословенного дня, когда святой равноапостольный великий князь Владимир, сам уже озаренный светом Евангелия и принявши Святое Крещение, превратил свою страну, свое княжество в Святую Русь, сделавши общниками благодатного крещения весь свой народ.

Неизмеримо велико то духовное богатство, которое Русь получила от своего отца и просветителя. Мы знаем, как в тяжкие периоды истории народа русского и русского государства, вера и преданность Богу спасала русских людей от всякого рода бед и несчастий, которые надвигались на Русскую землю. И когда Русь, действительно, была Святой Русью, тогда знали мы, как у русского человека неотделима была его вера, его благочестие от его жизни практической. И вся жизнь была тогда построена целиком на церковном уставе, на церковных праздниках и святых днях, как справедливо указывали историки: жизнь и самого царя, и жизнь его приближенных и всех русских людей, по существу, напоминала жизнь монастырскую. Князья настолько неукоснительно и свято соблюдали все законоположения, все уставы церковные, что действительно, особенно в Великом посту, прямо на монастырь походила вся Святая Русь, вся Русская земля.

Здесь мы с вами празднуем ныне память великого и святого князя Владимира – просветителя Руси. Невольно вспоминается, по контрасту, другой человек, носивший это же имя. Но, если святой князь Владимир был – просветитель Руси, то этот Владимир был – развратитель Руси, потому что он приложил сам все усилия, и его скверные сотрудники также приложили и прилагают все усилия к тому, чтобы у русского народа отнять как раз то большое богатство духовное, которым он до сих пор живет, дышит и питается духовно. Быть может, вы помните, как мы с вами вспоминали когда-то здесь, в этом храме, в этот же день, на какие параллели печальные наводит нас сегодняшний день, на воспоминания параллельные: Владимир – просветитель и Владимир – развратитель народа.

Первый царь из дома Романовых царь Михаил Федорович и последний царь Михаил, который царствовал всего несколько дней, все же носил то же имя. В Ипатьевском монастыре был когда-то призван на царство первый русский царь из дома Романовых, и в доме Ипатьевском окончил свою многострадальную жизнь царь-мученик Государь Император Николай Александрович и вся царская семья его.

Мы не знаем с вами, как и когда вернется Русь наша, наша Родина, к тому священному укладу жизни, который когда-то был ее украшением. Но только нужно помнить, что в христианстве все основано на внутреннем перерождении человека, на его перемене к лучшему, на его работе над собой. А для этого никакие внешние законы, никакие внешние перестройки, никакие гонки революции – ничего не сделают. Нужно, чтобы человек духом возглавлял. Святитель Феофан Затворник говорил: «Если это будет духовное обновление, тогда и внутреннее исправляется и исцелеет, тогда и внешнее налаживается и упорядочнеет».

Вот скоро соберется наша русская молодежь на свой Второй Зарубежный съезд. И мне припоминается Первый съезд. Много говорилось хорошего, содержательные глубокие доклады были выслушаны молодежью, много было добрых начинаний и планов, а когда посмотришь теперь по существу, то мне кажется, что по существу ничего не осталось. А все потому, что говорили о внешних представлениях, о внешних предприятиях, о том как наладить жизнь молодежи в духе церковном, но только все какими-то внешними методами. А нужно помнить, что пока не переродится русский народ и молодежь русская духовно внутренне, до тех пор не настанет доброе время жизни угодной Богу и жизни христиан. У нас порядком в нашей обычной жизни укрепилась безнравственность грязных обычаев, о которых и слыхано не было раньше! А теперь это уже принимается, как обычный порядок жизни. Придешь, например, куда-нибудь, бывало и в лагерях, смотришь – сидит собравшаяся молодежь, извините меня, не больше, чем полуголые девушки и почти совсем обнаженные парни, сидят вместе, чуть ли не обнявшись, мирно беседуют!.. Когда об этом было слышно раньше на Руси, о такой пошлости, о таком бесчинстве?!.. Вот, если наша молодежь прежде всего эту отраву современности не уберет из своей жизни, то из всех ее добрых начинаний не выйдет ничего! Но, конечно, это относится не только к молодежи, это относится ко всем.

Святой князь Владимир великое духовное богатство даровал народу своему, но наш долг позаботиться о том, чтобы оно не уходило от нас, а чтобы оно закреплялось, как наше, именно, богатство. Для этого нужно помнить, еще раз повторяю, что всякая перемена к доброму должна начаться изнутри, а внешнее потом появится. Если же думать только о внешних переменах, то не получится ничего, ибо тогда, по существу, человек будет работать над пустым местом. Сам Господь Иисус Христос когда-то фарисеям сказал: Сначала позаботьтесь о внутреннем, его перечистите, а когда оно будет в порядке, тогда и внешнее будет чистым (Мф.23:26). Так и нам нужно помнить не только об общественной жизни, но и о нашей личной, возлюбленные. Всякая перемена к добру, которую ждет от нас Господь наш и Спаситель, должна начинаться изнутри, в работе человека над самим собой. Когда это будет, тогда Господь благословит, ущедрит, ибо внешнее вместе делает. Аминь.

Равноапостольные княгиня Ольга и князь Владимир (июль 15)

Сегодня Русская Православная Церковь воспоминает молитвенно великую княгиню Ольгу, которая первая на Русской земле, еще до Крещения Руси, приняла христианство. Ее примеру многие последовали, и уже тогда христианская вера стала распространяться на Руси. Поэтому Церковь и именует блаженную княгиню Ольгу – равноапостольной. Это сегодня, а через несколько дней будет память святого равноапостольного князя Владимира, внука княгини Ольги, которого Церковь именует Просветителем Руси, потому что при нем вся Русь обратилась ко Христу – крестилась.

Святой апостол Павел, когда писал к первым христианам, в одном из своих Посланий, говорил: «вы сияете, как светила в мире» (Фил.2:15)! В те времена, действительно, жизнь христиан настолько отличалась от жизни окружавшего их мира, что они сияли как солнце среди мрака и развращения язычников. У нас на Руси святая княгиня Ольга и святой равноапостольный князь Владимир на себе показали русскому народу, как крещение и вера христианская делает человека, действительно, новой тварью.

Из истории мы знаем, что княгиня Ольга, до своего крещения, была мудрая правительница, но жестокая и беспощадная к врагам. Знаем мы, как она беспощадно расправлялась со своими политическими противниками, как мстила за убийство своего мужа князя Игоря. А когда она крестилась, то стала образцом христианских добродетелей для всех тех, кто ее знал.

То же самое было с ее державным внуком князем Владимиром, который, бесспорно, был до своего крещения развращенным князем. А когда он крестился, то так переменился, что благодарный и любящий народ назвал его – «Владимир – Красное солнышко». Ибо он, действительно, светил народу своему, как солнце, и светил, и согревал его. Светил светом истинной веры и согревал его более милосердием своим.

Так было когда-то. В древности христиане отличались сильно от того мира, который их окружал. А можно ли о нас это сказать? Что мы, как светила светим миру? Ведь мы видим, что православные люди совершенно, и образом жизни, и по всему сливаются с окружающим неправославным миром, и трудно бывает узнать, православный это человек или нет. А раньше сразу было видно по его поведению, что он действительно православный.

Великий старец оптинский Амвросий, один из величайших праведников Русской земли, говорил еще в XIX веке: «Что за времена настали теперь? Раньше человек, например, покается, получит прощение грехов и дальше по его жизни видно, что не напрасно каялся, не напрасно он исповедовался, ибо жизнь его уже иная и идет по иному пути. А теперь, и придет, и грехи расскажет, и как будто покается, а потом все то же самое – никакой перемены!» Если, повторяю, апостол Павел мог говорить христианам, что они, как светила, сияют в мире, то не подойдут ли нам другие слова Священного Писания, которые тот же апостол сказал про других, что они «образ имеют благочестия , а силы его отверглись» (2Тим.3:5), т.е. внешне как будто похожи на православных, а, по существу, совсем не имеют силы духовной, той, которую дает настоящая жизнь по христианской вере. Господь Иисус Христос, как вы знаете, вероятно, из Евангелия, даже воскликнул: «о, род неверный и развращенный, доколе Я буду с вами, доколе Я буду терпеть вас?» (Мф.17:17). Не сказал ли Он это теперь и о нас, которые называются христианами?

Так вот, нужно нам помнить, возлюбленные, когда мы прославляем просветителей нашей страны и народа – княгиню Ольгу и князя Владимира, – то должны помнить, что они нам оставили большое духовное богатство, и о том, что как мы с вами пользуемся этим богатством, мы дадим отчет Господу Богу! Много нам дано, но и говорится, – что кому много дано – с того много и спросится. Поэтому каждый должен, молясь святым просветителям Руси, просить, чтобы они научили нас быть такими же стойкими последователями их жизни и вере христианской, какими они были в свое время. Аминь.

Великомученик Пантелеимон (июль 27)

В древности, когда речь велась о мучениках, они именовались «свидетелями», согласно тому, как Господь Иисус Христос, апостолам об их будущем служении, говорил: «Вы будете Мне свидетелями всюду» (Деян.1:8). И в самом деле, какое свидетельство может быть сильнее, чем то, которое человек готов запечатлеть своею кровью и жизнью, как это делали святые мученики. Ведь не могли же не задуматься над тем, что за сила такая у человека, пред которой все блага земные лежат, а он от них отворачивается и избирает страшные пытки и мучительную смерть. Помогает какая-то особая сила и сердца его касается особая истина.

Вот смотрите, великомученик Пантелеимон – богатый, знатный красавец юноша, пред которым все было открытым, все пути к благополучной жизни, как ее рассматривает человечество. А что он выбрал? Мучительную смерть. Знаем мы, что до крещения носил он имя не Пантелеимон, которое он получил в крещении, а до этого он именовался Пантолеон. Это греческое имя, состоящее из двух слов, означало – во всем сильный. Это характеризовало его могучую сильную натуру. Но вот, когда он просветился светом крещения от святого священномученика пресвитера Ермолая и стал христианином, то в крещении получил другое имя Пантелеимон, что значит всемилостивый или во всем милостивый. И знаем мы, как этот юноша святой вокруг себя разливал врачевание и всякую духовную помощь. А когда нужно было свидетельствовать о вере во Христа, тогда пошел на страшные пытки, радуясь, что он может засвидетельствовать этим свою верность Тому, Кого он так возлюбил всей своей чистой душой.

В наше время этого нет. Нам кровавыми пытками и мучительной смертью никто не грозит. Все-таки, с другой стороны, таково наше время, что для того, чтобы быть всегда и во всем христианином и вести себя, как христианин во всем, нужна тоже немалая сила духа, ибо мир, чем дальше, тем больше, все глубже и глубже и быстрее и быстрее катит по наклонной плоскости в бездну материализма, безумия... И христианин, который живет в этом кошмаре наших дней и хочет быть, действительно, христианином, конечно, должен иметь силу духа, подобную силе той, которою жили древние мученики. Вот святой Пантелеимон и является одним из таких свидетелей, которые воочию, перед лицом язычников, свидетельствовали о свете Христовой истины, о ее немеркнувшем свете, о ее побеждающей силе, ибо на них действительно оправдывалось слово апостольское: «сия есть победа, победившая мир, вера наша» (1Ин.5:4)! Аминь.

Подвиг Мучеников Маккавеевых (август 1)

В истории народа еврейского был церковный период, когда подпал он под владычество могущественного языческого царя Антиоха Епифана, который навязывал Церкви, чтобы все подданные его, все находившиеся под его властью, исповедовали одну веру и имели одни и те же обычаи. Слабые, слабовольные, боязливые люди были всегда, бывают и будут. Когда это свое распоряжение царь попытался провести в Иудее, то были, конечно, и там случаи, когда малодушные, боящиеся люди, соглашались исполнить приказ царя и отказывались от веры и от закона своего. Но в то же самое время от многих царь слышал такое твердое и решительное сопротивление, что растерялся сам.

Церковь ныне и вспоминает одних из тех, которые твердо отринули всякие приказы царя и предпочли расстаться с жизнью своею, но никоим образом не нарушить уставов и порядков своего закона. Это были семь молодых братьев-мучеников Маккавейских, их учитель, духовный наставник старец Елеазар и мать их Соломония. От них потребовали, согласно приказу царя, чтобы они вкушали ту пищу, которую вкушают язычники. Наотрез отказались от этого верные Божьи рабы!

Тогда мучители попытались сначала воздействовать на их духовного наставника старца Елеазара, надеясь, если он согласится, то он и их сумеет убедить, чтобы они исполнили царскую волю. Но старец Елеазар (на которого мучители, конечно, рассчитывали, что он немощный, слабый старец и не сможет оказаться стойким) наотрез и окончательно отказался. Уважая его седины, ибо он на всех производил большое впечатление и мудростью и праведностью жизни своей, уважая это, они предложили ему: «Мы тебе дадим вкушать пищу, которая позволена законом твоим, – сказали они ему, – только пусть думают другие, что ты вкушаешь пищу нашу». Но тут с негодованием отказался старец: «В мои лета недостойно лицемерить, – сказал он, – и что скажут другие, когда увидят, что старец Елеазар изменил своим законам?» Он отказался и заплатил за это своею жизнью.

Тогда обратились мучители к самим братьям. Но те, оказавшись такими же твердыми, как и их наставник, претерпели различные мучения до самых изощренных. Царь их сам уговаривал и требовал, чтобы и мать их уговорила. Мать, действительно, стала уговаривать, но только не на то, чтобы послушать царя, а на обратное – чтобы не боялись его истязаний, а до конца были бы верными и тогда будут увенчаны от Бога Всемогущего. Юноши послушались совета матери, претерпели все испытания и, как мученики, увенчанные Богом, отошли в иной мир. После них была замучена и мать.

Не напрасно Церковь вспоминает эту изумительную стойкость и мужество ветхозаветных мучеников сегодня, именно в первый день Успенского поста. Как легкомысленно смотрят люди теперь на пост, даже те, которые считаются, даже сами себя считают, религиозными. Они смотрят на пост как на какой-то пустяк, как на что-то неважное. А как в древности люди к посту относились?! Ведь святые мученики Маккавеевы, прославляемые Церковью за свой подвиг, за что пострадали? За то, что отказались вкусить пищи, запрещенной Божиим законом. А когда наступает пост, то известные роды пищи Божиим законом запрещаются. А люди к этому относятся легкомысленнейшим образом, как к какому-то пустяку. Да еще пробуют оправдывать в этом отношении свою неправоту – говорят, что не все ли равно Господу Богу, что я буду есть скоромное или постное. Но ведь Сам Господь Иисус Христос дал пример, когда Он сорок дней постился в пустыне. Знаем мы с вами, что апостолами установлены первые основные посты. Значит это непререкаемый церковный закон. Я позволю себе еще раз напомнить то, о чем я здесь уже говорил: как к преподобному Серафиму Саровскому пришла одна женщина, которая была озабочена, чтобы свою дочь, молодую девушку, выдать замуж получше. Пришла посоветоваться к преп. Серафиму. Старец ей сказал: «Когда будешь ты выбирать для своей дочери будущего спутника жизни ее, прежде всего, узнай, соблюдает ли он посты. Потому что тот, кто не соблюдает постов, тот не христианин, кем бы он себя ни считал и как бы не рассуждал».

Пример того, как нужно соблюдать пост, дают нам святые мученики Маккавеевы. Они жили в Ветхом Завете, у них не было того богатства благодати и закона христианского, который у нас, и они верили только в грядущего Мессию. Однако же, как стойки оказались и наотрез отказались от запрещенной пищи и пострадали они за это, отдавши свою молодую жизнь. Этот пример их да будет в памяти каждого из нас, дабы мы стойко соблюдали уставы церковные, уставы святых, уставы спасительные, Церковью направленные нам не для того, чтобы нас теснить и заставить нас удивляться, а для того, чтобы нас духовно воспитать гражданами Царствия Небесного. Аминь.

Апостолы Тит и Варфоломей (август 25)

Святая Церковь завтра, помимо празднования воскресного дня воспоминает еще святых апостолов: Варфоломея и Тита. Святой ап. Варфоломей был один из сонма 12 апостолов Христовых, а св. ап. Тит был не из 12, а из числа семидесяти апостолов и был один из любимейших и близких учеников св. Первоверховного ап. Павла.

Когда Господь Иисус Христос явился Своим апостолам уже по Своем воскресении из мертвых, сказал им: как Отец послал Меня, так и Я посылаю вас (Ин. 20:21).

Из этих кратких, но многозначительных слов Спасителя, мы видим, как велико и как важно было то служение, которое исполняли апостолы. Учитель, так сказать из рук в руки, передал им то послушание, которое было на Него возложено Его Небесным Отцом, и они пошли с проповедью Его учения всюду, так что, как говорится в псалме, «Во всю землю изыде вещание их, и в о вся концы вселенныя глаголы их» (Пс.18:5).

Конечно, велика была, безмерно велика была та задача, которую надлежало им исполнить, а поэтому Господь и даровал им особое богатство благодати, и труды и жизнь каждого из 12-ти апостолов были отмечены массой поразительных, великих чудес. Св. апостол Варфоломей, как и другие апостолы, рекой разливал вокруг себя такие чудеса в деле своей проповеди. И когда он, так проповедуя, переходил из одной страны в другую, то для него была великая радость, когда в этих своих апостольских трудах и подвигах, он встретился с своим собратом, таким же апостолом из числа 12, св. Филиппом и его сестрой, праведной Мариамной. Одно время св. апостолы вместе благовествовали Христа, а св. Мариамна служила им и соучаствовала в деле проповеди. Так трудился св. ап. Варфоломей, один из тех, которому, повторяю, прямо было сказано Господом «как послал Отец Меня так и Я посылаю Вас» .

Св. апостол Тит не слыхал как были сказаны эти слова. Но он, как указано выше, был одним из ближайших учеников великого благовестника Христова учения, св. Первоверховного апостола Павла. И св. ап. Павел, дабы духовно укрепить его и наставить в его апостольском делании, поставивши его епископом гор. Крита, написал ему послание, которое Церковь бережно хранит, и в положенное время читает. В этом послании Первоверховный Апостол дает ему указания о том, каким должен быть пастырь Церкви. В нелегких условиях пришлось там проповедовать св. Титу. Его великий учитель, в своем послании приводит отзыв о жителях острова Крита, одного из его жителей, который сказал: «Критяне всегда лживы, злые звери, утробы ленивые» (Тит. 1:12). И приведя этот суровый отзыв, апостол еще запечатлел его своим подтверждением, добавивши: «Свидетельство это справедливо , – и добавил: посему, обличай их нещадно , – т.е. прямо, строго, – чтобы они были правы в вере» (Тит. 1:13).

На чем основывается служение апостола? Каково должно быть основное его начало, основной мотив и дух этого служения? Вот как раз сегодня в день памяти двух апостолов мы только что слышали то Евангелие, из которого мы прямо видим, в каком духе нужно совершать и на чем основывать апостолам Христовым, свое служение.

Христос Спаситель, после чудесного улова рыбы предложил апостолам трапезу. И когда они приступили к ней на берегу, Господь обращается к Симону Петру, всю душу и совесть которого, конечно, как огонь жгло то позорное отречение, которое произошло недавно. Господь, возвращая ему потерянное им апостольское достоинство, снова делает его апостолом Своим, призывая его к апостольскому служению; и делает это троекратно, в соответствии с троекратным отречением. Когда апостол отрекся, то он потерял и самое звание апостола! Ведь мы знаем, что когда Ангел явился мироносицам, то по повествованию одного из евангелистов, он сказал: «пой дите, скажите ученикам Его и Петру» (Мк.16:7), ибо Петр сам как бы вычеркнул, исключил себя из апостольского списка. И вот, Господь обращается к нему: «Симоне Ионин» , ибо он перестал быть Петром – «каменным» после своего отречения, – «Симоне Ионин, любиши ли Мя?..» (Ин.21:15).Но при этом, мягко и деликатно напоминает ему о его самоуверенной похвальбе, когда он говорил на Тайной Вечери, что если и все изменят Учителю, то он-то никогда не изменит. Он говорит ему: «Симоне Ионин, любиши ли Мя паче сих?» (Более нежели они?) Смиренно, покаянно отвечает апостол: «ей, Господи, ты веси, яко люблю тя» . Нет и следа прежней самонадеянности, при чем это особенно хорошо передает греческий текст, в котором стоят разные слова: Господь спрашивает «любишь ли ты Меня?» и употребляет слово «агапас мэ» (а это слово означает особую, могучую, всецелую любовь, в которой апостол клялся на тайной вечери), а Петр смиренно отвечая «люблю Тебя» , ставит совершенно другое слово – «филео», – которое означает только доброе отношение, привязанность, доброжелательность, а совсем не то, что означает первое слово. Господь, слыша признание в любви, говорит ему: «паси агнцы моя» . Далее – второе такое же вопрошение, но Господь видит, что апостол уже вразумился тем, что произошло, и вторично спрашивая его «любиши ли мя?» (Ин. 21:16), уже не добавляет «паче сих» чтобы снова не притрагиваться к больной ране, в душе апостола. Снова апостол говорит о своей любви, и снова Господь говорит «паси овцы Моя» . Но когда Господь спросил его в третий раз, вся душа его возмутилась от скорби, он вспомнил весь ужас и позор своего отречения и воскликнул от всей души: «Господи! Ты все знаешь; Ты знаешь, что я люблю Тебя» (Ин. 21:17). И тогда в третий раз Христос ему говорит: «паси овцы Моя» .

Следственно, как апостолами, так и всяким, кто совершает служение благовестия Христова учения, должна прежде всего двигать любовь к самому Спасителю. Кто любит Спасителя своего, тот только и может совершать это высокое служение.

Апостол Павел когда-то в одном из своих посланий написал: (в славянском тексте): «Если кто не любит Господа нашего Иисуса Христа, анафема» , а в русском тексте сказано еще резче: «кто не любит Господа нашего Иисуса Христа, да будет проклят» (1Кор.16:22).

Поэтому, если на человека возложено такое великое служение, то он не сможет совершить его как должно, если не будет одушевлен духом любви прежде всего к Тому, о Ком он благовествует и проповедует, а также, конечно и к пастве его. Вся паства суть паства Христова, и Он призывает своих благовестников: «пасите овцы Моя» . Он призывает своих служителей пасти Его овец, – но пусть и всякий пастырь и проповедник помнит, что и апостольское делание благовестия и всякое иное доброе христианское делание, без любви к Господу, невозможно и неосуществимо. Аминь.

Усекновение главы Иоанна Крестителя (август 29)

Особый праздник празднует Церковь ныне. Это видно уже из того, что несмотря на праздничный характер сегодняшнего дня, Церковь установила в нем строгий пост, настолько строгий, что церковным уставом даже рыбу не разрешается вкушать в сегодняшний день.

Конечно, все вы знаете историю усекновения главы Иоанна Предтечи. Она многому нас учит. Учит нас тому, о чем справедливо выразился один проповедник, во времена которого очень увлекались люди танцами, а он определил, что танцы это – «иродиадино искусство». Совершенно справедливо. Но самое главное назидание для нас в том, что Ирод совершил свое злодеяние для того, чтобы оказаться верным своему слову. Но Церковь не признает этой его верности слову и говорит: «лучше было бы тебе не клясться, не клясться, Ироде беззаконный, лжи внуче, аще ли же и клялся еси, но не о добре клялся». – Лучше было бы тебе, солгавши, жизнь получить, «ниже истинствовавшу главу Предтечеву усекнути».

У Церкви есть такое установление, что если человек дал обет Богу, но потом опомнился и понял, что обет неразумный и он является как будто бы рабом неразумного обета, то должен пойти к своему духовному отцу и просить, чтобы тот освободил его от этого неразумного обета, давши ему за это неразумие эпитемию.

Вот и нужно всем помнить, что если дал обещание, но не разумное, то лучше его не сдержать. Печальный пример царя Ирода нас этому научает. Если бы Ирод это помнил, тогда, быть может, и не дал такую легкомысленную клятву, но возбужденный бесстыдной пляской своей падчерицы и упоенный вином, он собою не владел. Тут и оценка наших пиров, пиршеств: что может сделать человек, когда он, упоенный вином, уже не владеет собой, как должно. Ведь говорит Евангелие о том, что Ирод почитал Иоанна, он с удовольствием его слушал и многое делал, слушая его. Иродиада на него злобилась, хотела его убить, но не могла. Ирод не давал. А вот когда оказался он в таком печальном состоянии на этом пиру, то он совершил то злодеяние, о котором злая Иродиада давно уже мечтала.

Пусть это, возлюбленные, всем нам послужит полезным уроком. Аминь.


 Часть 5Часть 6Часть 7 

Требуется опытный backend-программист по совместительству