протоиерей Геннадий Фаст

Глава 16. Семь чаш гнева Божия

В 15-й главе было описано явление семи ангелов с семью золотыми чашами, наполненными гневом Бога. 16-я глава описывает изливание этих семи чаш и соответственные этому семь казней-язв, которыми совершаются последние суды Божии над грешным миром.

Откр.16:1 И услышал я из храма громкий голос, говорящий семи Ангелам: идите и вылейте семь чаш гнева Божия на землю.

Только что из храма вышли семь карающих ангелов, храм наполнился дымом и никто уже не мог войти туда. Но вот услышал Иоанн из храма громкий голос, повелевший семи ангелам вылить семь чаш. Чей это мог быть голос? Ведь даже четыре животных, о которых сказано, что они «посреди престола и вокруг престола» (4,6), были вне святилища храма. Это мы видим из того, что одно из четырех животных дало семь чаш семи ангелам, уже вышедшим из храма (15,6–7). Таким образом очевидно, что громкий голос из храма, повелевший ангелам совершить суды Божии, принадлежал Самому Господу. Господь находится в храме, в Своем жилище, куда никто не может войти по причине Его гнева (15,8), и оттуда дает повеление начаться Своим судам. Это похоже на описанное у пророка Иезекииля: «И возгласил в уши мои великим голосом говоря: пусть приблизятся каратели города, каждый со своим губительным орудием в руке своей» (Иез. 9:1).

Иоанн услышал громкий голос из храма. «Глас грома Твоего в круге небесном; молнии освещали вселенную, земля содрогалась и тряслась» (Пс. 76:19). Прогремел небесный гром гласа Божия, полились из семи чаш судные дожди на землю. Под землей здесь разумеется вообще вся вселенная, а не просто суша на Земле. Суды Божии потрясут весь видимый мир. Судами семи чаш гнева Божия будет наказано антихристово царство. Так как это последние язвы, которыми оканчивалась ярость Божия (15,1), то неправомерно усматривать в описанном в гл. 16 события истории предыдущих веков. Это – исключительно события кончины века.

Первая чаша

Откр.16:2 Пошел первый Ангел и вылил чашу свою на землю: и сделались жестокие и отвратительные гнойные раны на людях, имеющих начертание зверя и поклоняющихся образу его.

Первая чаша гнева вылита на землю. Здесь, в отличие от ст. 1, под землей разумеется не весь видимый мир, не вселенная, а именно суша, в ее противоположности морю (ст. 2). Гнев Божий изливается на людей, живущих на суше.

И сделались жестокие, весьма мучительные и болезненные, жестокие и отвратительные на вид гнойные раны. Эти гнойные раны, или нарывы, весьма напоминают нарывы, посланные Богом через Моисея на египтян во время шестой казни (Исх. 9:8–12). И как там этими нарывами были поражены только египтяне, а израильтяне остались невредимы, так и в кончину века гнойные раны будут на людях, имеющих начертание зверя и поклоняющихся образу его, верные же Христу будут сохранены от этой напасти. Отмеченные антихристом своей печатью и пользовавшиеся через то всеми благами антихристова государства будут отмечены Богом печатью гнойных ран, отвратительных и жестоких. Столь отвратителен будет их вид, что невозможно будет на них смотреть и они будут прятаться от взоров людских. Столь мучительны и жестоки будут страдания от ран, что на земле они уже предвкусят муки геенские, «где червь их не умирает» (Мк. 9:46), но вечно грызет и терзает тело. Здесь мы имеем явный пример, как физическая болезнь настигает человека вследствие его греха. Еще продолжается царство антихриста на земле, но уже начались суды над его подданными. Жаждая исцеления, в отчаянии обратятся они к антихристу, но он будет бессилен им помочь. Ложные чудеса не исцелят от истинных ран!

Как эту первую казнь, так и последующие шесть должно преимущественно понимать буквально, т. к. здесь описаны не образы и знамения, а непосредственные бедствия, наподобие, как в древности были поражены десятью казнями фараон и Египет. Однако некоторым моментам в этой главе можно придавать и иносказательное, таинственное значение, как почти везде в Апокалипсисе.

Иносказательно, гнойные раны указывают на мучения и скорбь в сердцах и совести отступников, которые нарывают в них, как гнойники, и точат, как червь неумирающий.

Вторая чаша

Откр.16:3 Второй Ангел вылил чашу свою в море: и сделалась кровь, как бы мертвеца, и все одушевленное умерло в море.

Первая чаша была вылита на землю – на людей, живущих на суше, вторую чашу вылил второй ангел в море. Под морем здесь разумеется настоящее море, окружающее сушу и наполненное рыбой и всякими другими морскими животными, и играющее важную роль в жизни общества. И вот во время второй казни-язвы в море сделалась кровь, как бы мертвеца. Под этой казнью можно предполагать совершенное пророками Илией и Енохом, которые «имеют власть над водами, превращать их в кровь, и поражать землю всякою язвою» (11,6). Подобное действие мы видели и во время второго трубного гласа, когда «третья часть моря сделалась кровью, и умерла третья часть одушевленных тварей, живущих в море, и третья часть судов погибла» (8,8–9). Вторая чаша как бы повторяет бедствие второй трубы, но еще в большей мере.

Причем вся вода в морях сделается не просто как кровь, но кровь как бы мертвеца, свернувшаяся, темноватая, зловонная. В результате всё одушевленное умерло. Так в морях и океанах, занимающих большую часть земного шара, вместо вод будет кровь, как бы мертвеца, и наполнено все это будет всякими мертвыми рыбами и трупами морских животных. Такая страшная кара постигнет людей антихристова царства, и так уже мучающихся гнойными ранами, поразившими их тела. Если некогда в Египте каждая казнь была кратковременной, то здесь с наступлением следующей казни мы не видим прекращения предыдущей. Одно бедствие налагается на другое и действует одновременно с предыдущими (16,9.11).

Параллельно с этим природным бедствием будут идти и страшные кровопролитные войны. Так что вместе с превращением вод в кровь моря осквернятся еще и кровью человеческой.

В наше время нам не так уж трудно представить такое бедствие. Воды земного шара и так уже в большой степени заражены, и ныне уже готовы все смертоносные средства, чтобы отравить все воды и во всех морях. Так постепенно мы уже приблизились к тем страшным дням.

Третья чаша

16.4–6 Третий Ангел вылил чашу свою в реки и источники вод: и сделалась кровь. И услышал я Ангела вод, который говорил: праведен Ты, Господи, Который еси и был, и свят, потому что так судил; за то, что они пролили кровь святых и пророков, Ты дал им пить кровь: они достойны того.

Эта казнь похожа на первую египетскую казнь, когда воды реки Нил превратились в кровь, рыба вымерла, река воссмердела и стала непригодна для питья (Исх. 7:19–21). Напоминает эта казнь и случившееся при третьем трубном гласе ангела, когда третья часть вод в реках стала горькой, и многие люди от этого умерли (8,10–11). В несравненно больших размерах все это случится при казни третьей чаши.

Когда испорчены будут все воды в морях, то тем более важны и необходимы станут реки. Но придя к рекам, люди и там увидят, что сделалась кровь. Как утопающий хватается за соломинку, так ухватятся люди за любые другие источники вод. Может, где в колодце, может, где в горном озерце, может, где ключ бьет... Но увы, везде – кровь, кровь, кровь. О, как тогда возопиют они! Но кому вопиять? Антихрист, их несравнимый царь, обоготворенный ими – бессилен остановить казнь Божью. Бог не поможет хулящим его. Может, призвать Ангела вод, того ангела, который поставлен над стихией воды, может, он умолит Бога об исцелении своей водной стихии? Но вот что пишет тайнозритель. И услышал я Ангела вод, который говорил: праведен Ты, Господи, Который еси и был, и свят, потому что так судил. Нет, не нарушена ни праведность, ни святость Божия в этом суде над водами. Тот, Который еси в этих судах, такой же, как и был ранее, когда осыпал человечество милостью и щедротами. Нет перемены в правосудии Божием. И ангел вод не молит об исцелении своей стихии, но величит Бога за то, что так судил. Все это послано за то, что они пролили кровь святых и пророков, Ты дал им пить кровь: они достойны того. Проливавшие кровь, окружены теперь морями крови, вокруг текут реки крови, из источников бьет кровь. Таково возмездие за страшную жестокость над святыми и пророками. Кровь за кровь, они достойны того. Те, что проливали кровь, как воду, должны будут пить кровь вместо воды. «И они будут упоены кровью своею, как молодым вином; и всякая плоть узнает, что Я Господь» (Ис. 49:26).

Святые – это все верные христиане (13,7), а пророки – те, что удостоились пророческого дара от Господа. По неизреченному милосердию Божию в те страшные и последние дни не прекратится род святых детей Божиих и, как пророчествовал Иоиль (Иоил. 3:28–32), особо будут излиты дары Духа Святого, и именно дар пророчества. К этим пророкам последнего времени будут притекать верные и находить у них утешение и укрепление в страданиях. Но на них будет лютое гонение. Кровь их будет литься, как вода, от рук антихристовых гонителей. Однако виновны в пролитии их крови не только непосредственно те гонители, но и вообще все, кто оправдывает казни христиан. Виновны и оправдывающие древних иудеев, которые убивали и гнали посланников Божиих (Мф. 23:29–37). Виновны и все, оправдывающие пролитие крови святых, когда бы то ни было. «Горе вам, что строите гробницы пророкам, которых избили отцы ваши: сим вы свидетельствуете о делах отцов ваших и соглашаетесь с ними, ибо они избили пророков, а вы строите им гробницы... Да взыщется от рода сего кровь всех пророков, пролитая от создания мира» (Лк. 11:47–48,50).

Благодатным чудом претворения воды в вино начал Господь Свое служение на земле (Ин. 2:1–11), страшным возмездием будет претворение воды в кровь, когда Господь будет завершать Свои дела с землей.

И вот пронеслось, как эхо от возгласа ангела вод.

Откр.16:7 И услышал я другого от жертвенника говорящего: ей, Господи Боже Вседержитель, истинны и праведны суды Твои.

Теперь о праведности Божественного правосудия говорит голос от жертвенника. От жертвенника вопияли души убиенных святых за слово Божие и за свидетельство о Христе об отмщении пролившим кровь их (6,9–10). Теперь, когда их кровь частично была отмщена, они славят Бога за Его правосудие. Так что этот голос от жертвенника исходил от находящихся под ним душ убиенных святых.

Святой Андрей Кесарийский разумел под жертвенником Самого Христа, т. к. мы призываемся «чрез Него непрестанно приносить Богу жертву хвалы» (Евр. 13:15), либо ангельские силы, которые возносят Богу наши молитвы и духовные службы. В таком случае мы имеем здесь самосвидетельство Христа и свидетельство ангелов об истинности и праведности судов Божиих.

Четвертая чаша

16.8–9 Четвертый Ангел вылил чашу свою на солнце: и дано было ему жечь людей огнем. И жег людей сильный зной, и они хулили имя Бога, имеющего власть над сими язвами, и не вразумились, чтобы воздать Ему славу.

Первые три чаши гнева поразили земное: людей на суше, море, реки и все источники вод. Четвертая чаша гнева приобретает уже космический характер, ибо касается деятельности самого солнца. Мы видим, что четвертый Ангел вылил чашу свою на солнце: и дано было ему жечь людей огнем. И жег людей сильный зной. Интересно отметить, что слова дано было ему относятся не к солнцу, а касаются ангела, изливающего на солнце чашу. Таким образом он изменяет деятельность солнца. Опять мы видим, как за природными явлениями кроется деятельность ангелов. Но все это дано было ему от Бога, т. е. в конечном счете все объясняется бытием и Божественной деятельностью Господа Вседержителя, ибо «все Им стоит» (Кол. 1:17).

То, что в результате изливания четвертой чаши меняется деятельность солнца, напоминает действие четвертого трубного гласа, когда «поражена была третья часть солнца и третья часть луны и третья часть звезд» (8,12). Но если там деятельность солнца, видимо, ослаблялась, то здесь, наоборот, она усиливается. Если глобальны и страшны катастрофы на Земле, то каков будет ужас от космических катастроф! И вот результат: солнце стало жечь людей огнем. И жег людей сильный зной. Это опять напоминает деятельность пророков Илии и Еноха в кончину века, которые «имеют власть затворить небо, чтобы не шел дождь на землю во дни пророчествования их» (11,6). Благодатная теплота солнца обратится в невыносимый палящий зной. И это тогда, когда не будет воды, но во всех морях и реках – кровь как бы мертвеца! Какое зловоние будет повсюду! И в довершение – страшная эпидемия отвратительных гнойных ран. Всюду – зараза, зловоние, зной, ни капли воды! Тут бы и покаяться падшему человеку, введенному в такое состояние антихристом, еще недавно обещавшим людям совершеннейшее и идеальное общество, рай на земле. Но люди будут в последней степени ожесточения и отчаяния. И даже поняв, что обмануты антихристом и тяжко страдая, они хулили имя Бога, имеющего власть над сими язвами, и не вразумились, чтобы воздать Ему славу. В этом они несравненно превзойдут древнего египетского фараона. Тот хоть после казней каялся: «На этот раз я согрешил; Господь праведен, а я и народ мой виновны; помолитесь обо мне Господу» (Исх. 9:27–28). Но не так здесь. Не для покаяния, а для хулы на имя Бога отверзнут люди свои уста. Это не будут атеисты, нет. Эти прекрасно будут понимать, что Бог имеет власть над сими язвами, и все-таки не вразумились, чтобы воздать Ему славу, а, наоборот, хулили имя Бога. От окаменевших сердец не потекут потоки слез, но только высекутся искры отчаяния и хулы.

Иносказательно можно разуметь, что греховное солнце будет их жечь своими лучами и опалять их зноем искушений и грехов. Но, безумные, они, не сознаваясь в своих прегрешениях, не славя Всевышнего, будут изощрять языки свои для хулы на Бога. Все более растет нечестие, все более тяжкие казни постигают мир.

Пятая чаша

16.10–11 Пятый Ангел вылил чашу свою на престол зверя: и сделалось царство его мрачно, и они кусали языки свои от страдания, и хулили Бога небесного от страданий своих и язв своих; и не раскаялись в делах своих.

До сих пор язвы и природные стихии постигали людей, принявших антихриста. Но прятался еще невредимым в своем граде-убежище главный виновник этих язв – антихрист. Еще невредимы престол зверя и спасающиеся возле него. Еще не замучили этих мироправителей гнойные язвы, какими-то судьбами, может быть, поставляется еще им вода, может быть, найдены и средства для создания тени от невыносимого зноя и палящего огня солнца. Пообещав людям рай и высшие идеалы, он, спрятавшись в своей цитадели, мрачно и злобно смотрит на происходящее в мире. Но он бессилен. Его ложные знамения увлекли за собой праздных людей. Но его лжечудеса бессильны против истинных и реальных язв. Однако не люди, обольщенные им, более всего тревожат антихриста. Бессильный и боязливый, он помышляет о том, как бы уцелеть самому. И тут – спокойное и неспешное действие: пятый Ангел вылил чашу свою на престол зверя. Все! Антихристово царство поражено в сердце! Все кончено! Напрасно привлекались все силы цивилизации, вся наука и техника, напрасно помогали все силы ада. Не помогло ничто! Поражен великий вождь, обоготворенный владыка антихристианского мира, несравненный «чудотворец и пророк», страшный зверь. Поражен его престол, перед которым преклонились, как перед престолом Божиим. И сделалось царство его мрачно, ибо погасло светило. Погас тот, которого считали светом всей вселенной. Погасло его учение, его чудеса, его царство. Слабой тенью этого события может рассматриваться осязаемая тьма египетская, надвинувшаяся во время девятой казни на фараона и его народ (Исх. 10:21).

Представление о помрачившемся царстве антихриста и о состоянии этого царства во мраке можно получить из Книги Премудрости Соломона: «Велики и непостижимы суды Твои, посему ненаученные души впали в заблуждение. Ибо беззаконные, которые задумали угнетать святой народ, узники тьмы и пленники долгой ночи, затворившись в домах, скрывались от вечного Промысла. Думая укрыться в тайных грехах, они, под темным покровом забвения, рассеялись, сильно устрашаемые и смущаемые призраками, ибо и самое потаенное место, заключавшее их, не спасало их от страха, но страшные звуки вокруг них приводили их в смущение, и являлись свирепые чудовища со страшными лицами. И никакая сила огня не могла озарить, ни яркий блеск звезд не в состоянии был осветить этой мрачной ночи. Являлись им только сами собой горящие костры, полные ужаса, и они, страшась невидимого – призрака, представляли себе видимое еще худшим. Пали обольщения волшебного искусства, и хвастовство мудростью подверглось посмеянию, ибо обещавшиеся отогнать от страдавшей души ужасы и страхи, сами страдали позорною боязливостью. И хотя никакие устрашения не тревожили их, но, преследуемые брожениями ядовитых зверей и свистами пресмыкающихся, они исчезали от страха, боясь взглянуть даже на воздух, от которого никуда нельзя убежать, ибо осуждаемое собственным свидетельством нечестие боязливо и, преследуемое совестью, всегда придумывает ужасы. Страх есть не что иное, как лишение помощи от рассудка. Чем меньше надежды внутри, тем больше представляется неизвестность причины, производящей мучение. И они в эту истинно невыносимую и из глубин нестерпимого ада исшедшую ночь, располагаясь заснуть обыкновенным сном, то были тревожимыми страшными призраками, то расслабляемы душевным унынием, ибо находил на них внезапный и неожиданный страх. Итак, где кто когда был застигнут, делался пленником и заключаем был в эту темницу без оков. Был ли то земледелец или пастух, или занимающийся работами в пустыне, всякий, быв застигнут, подвергался этой неизбежной судьбе, ибо все были связаны одними неразрешимыми узами тьмы. Свищущий ли ветер, или среди густых ветвей сладкозвучный голос птиц, или сила быстротекущей воды, или сильный треск низвергающихся камней, или незримое бегание скачущих животных, или голос ревущих свирепейших зверей, или отдающееся из горных углублений эхо, все это, ужасая их, повергало в расслабление. Ибо весь мир был освящаем ясным светом и занимался беспрепятственно делами; а над ними одними была распростерта тяжелая ночь, образ тьмы, умевшей некогда объять их; но сами для себя они были тягостнее тьмы» (Прем. 17:1–20).

Столь тяжка была эта казнь-язва, что в бессильной злобе и отчаянии они кусали языки свои от страдания, ибо предвидели вечные муки геенны, где будет плач и скрежет зубов. Кажется, ну теперь бы принесли покаяние Истинному Богу, но они опять хулили Бога небесного от страданий своих и язв своих; и не раскаялись в делах своих. Печать антихриста на челе каждого из них, и чело уже не может больше помышлять о вечности, не способно направить мысли свои горе. Оно омрачено «из глубин нестерпимого ада исшедшей ночью» (Прем. 17:13). Не может рука, запечатленная антихристом, подняться для совершения спасительного крестного знамения. Не может сердце раскаяться, не могут очи пролить слезы покаяния. Не может язык призвать спасительное имя Господне. Как некогда в древности после пяти казней фараон каждый раз ожесточал свое сердце (Исх. 9:12), а после шестой казни уже Господь ожесточил его сердце, так и здесь вконец были ожесточены сердца людей. И кусая от боли языки они искусанными и кровоточащими языками все-таки хулят Бога.

Шестая чаша

Откр.16:12 Шестой Ангел вылил чашу свою в великую реку Евфрат: и высохла в ней вода, чтобы готов был путь царям от восхода солнечного.

После поражения престола антихриста (пятая чаша) наступают последние события мировой истории, непосредственно завершающиеся вторым пришествием Христовым и Страшным судом.

Шестой ангел вылил чашу свою в великую реку Евфрат. Мы видим, что река Евфрат играет некую особую роль во всей истории человечества. Здесь, в верховьях этой реки, был насажен некогда райский сад в Едеме, здесь начал человек свою жизнь на земле, это – колыбель человечества. Здесь произошло грехопадение человека, и Бог отвергает это место и соделывает местом спасения Палестину – Иерусалим (вспомним историю Авраама). Здесь, на Евфрате, и начало цивилизации, первые в мире города. Здесь – средоточие боговраждебных сил. Здесь люди начали строить башню до небес, и были смешаны и рассеяны по всем землям. Так здесь, на вавилонских руинах, рождается язычество, говорящее не на первоязыке народа Божия, а на разных языках и поклоняющееся разным иным богам, но не Богу Истинному. Здесь Господь связывает четырех нечистых ангелов, приготовив их на час и день, и месяц и год перед кончиной века (9,14–15). Здесь – граница Израиля, некогда страны истинной религии и благочестия, за которой находятся страны и народы боговраждебные. Здесь – оплот народов, вечно враждовавших с носителями истинной религии. В древности – это Ассирия, Халдея и Персия, всегда воевавшие и даже покорявшие Израиль. Здесь и Вавилон – город великого нечестия. В христианскую эру здесь утверждается оплот мусульманства, религии, отвергшей Богочеловека Иисуса Христа и таинство Пресвятой Троицы, религии, призвавшей народы на кровопролитные войны с христианами. И в кончину века с этим местом будут связаны особые события.

Когда шестой ангел вылил свою чашу в великую реку Евфрат, то высохла в ней вода, чтобы готов был путь царям от восхода солнечного. Если язвы предыдущих чаш понимались преимущественно буквально, то и здесь можно разуметь буквально смысл этих слов. Некоторым указанием на это событие могут служить слова ветхозаветных пророков. Исайя: «И прострет (Господь) руку Свою на реку в сильном ветре Своем и разобьет ее на семь ручьев, так что в сандалиях могут переходить ее» (Ис. 11:15). Иеремия: «Засуха на воды его (Вавилона), и они иссякнут; ибо это земля истуканов» (Иер. 50:38). Ясно указывается и причина иссушения вод Евфрата – для того, чтобы готов был путь царям от восхода солнечного на великую битву последнего дня (14.16). Два главных потока двинутся сюда: «от пределов севера, ты (Гог в земле Магога) и многие народы с тобою» (Иез. 38:15) и «цари от восхода солнечного». Народы северные и восточные и объединившиеся с ними двинут тогда свои полчища в израильскую землю, что будет облегчено им иссушением воды в Евфрате. Так разумел святой Андрей Кесарийский, говоря, что «река Евфрат оскудеет, чтобы дать проход языческим царям для истребления друг друга, которые двинутся думаем, из Скифских пределов – места Гога и Магога». Во времена Андрея Кесарийского там жили языческие народы. Если же описываемые апокалиптические события недалеки от нашего времени, то, глядя на карту мира, трудно ошибиться в определении великих держав к северу и востоку от Евфрата, а также тех религиозных и тайных мистических сил, гнездящихся восточнее Евфрата. А, впрочем, только сами события скажут свое последнее слово (см. толкование на гл. 20,7–9).

Иносказательно виденное Иоанном можно разуметь и так. Евфрат – граница Израиля со странами боговраждебными. Но вот Евфрат высохнет, эта граница исчезнет, т. е. исчезнет все, что сохраняло христианскую Церковь, новозаветный Израиль от своих врагов, и тогда все народы обрушат свой гнев на христиан, учинив последнее лютое гонение на святых.

Видеть под высыханием Евфрата и последующей войной какие-то события предыдущей истории неправомерно, т. к. здесь описываются события самого последнего времени, завершающиеся Страшным судом (ст. 14).

Но это еще не все, к чему привело изливание шестой чаши.

Откр.16:13 И видел я выходящих из уст дракона и из уст зверя и из уст лжепророка трех духов нечистых, подобных жабам.

Иоанн видит исхождение нечистых духов из уст дракона, т. е. сатаны, и из уст зверя, «выходящего из моря», т. е. антихриста; и из уст лжепророка, предтечи антихриста, «зверя, выходящего из земли». Так мы опять видим эту сатанинскую «троицу». Троица не по существу, а подражательная и ложная. О троичности сатанинского действия см. 9,17.18. Это карикатура на божественную Троицу. Теперь, когда «царство антихриста сделалось мрачно», явилось всему миру его бессилие и стал ясен его проигрыш, сатана собирает все свои силы и делает последнюю, отчаянную попытку восстать на Бога, возмутив все народы (ст. 14). Но на этом его настигнет конец через второе славное пришествие Христово. Итак, в действие вступает на этот раз сатана лично и привлекает своих могущественнейших служителей: антихриста и лжепророка. Объединив свою тройную силу, они объявляют Богу войну, по-видимому, они понимают, что это будет последнее сражение, и вступают в бой сами. С одной стороны, сатана все знает о своем конце, знает как из Священного Писания, так и из тех непосредственных сведений, которые он имеет от Бога и ангелов. Но он – отец лжи (Ин. 8:44), и ложь искажает всякое знание, которое он имеет. Поэтому, и по своей безмерной злобе и отчаянию, он все-таки до конца будет вести с Богом войну.

С чего же начинается эта последняя брань? Из уст и сатаны, и антихриста, и лжепророка исходят три нечистых духа. От каждого по одному. Исхождение из уст означает, во-первых, исхождение духа изнутри, из самого внутреннего существа. Во-вторых, самый образ исхождения из уст мыслится как изблевание, что соответствует отвратительному виду жаб, и существу дракона, зверя и лжепророка. В-третьих, этим указывается, что эти духи исходят в мир по непосредственному указанию сатаны, антихриста и лжепророка.

Исшедшие три нечистых духа подобны жабам. Это сравнение объясняется природными свойствами жаб. В грязи рождающиеся, в грязи живущие, из грязи выходящие, малые сами по себе, бессильные, жалкие, но раздувающиеся и обладающие громкими голосами, они противны и отвратительны при прикосновении к человеческому телу. Таковы будут люди, в которых войдут нечистые духи, подобные жабам. Душа, как и деятельность этих людей, будет грязной и отвратительной. Слабы и жалки будут их цели и проявления, но будут они гордыми и самопревозносящимися. В грязи рожденные, в грязи умрут. Изблеванные сатаной, антихристом и лжепророком, сами превратятся в грязь.

Откр.16:14 Это – бесовские духи, творящие знамения; они выходят к царям земли всей вселенной, чтобы собрать их на брань в оный великий день Бога Вседержителя.

Об этих трех духах говорится: это – бесовские духи, творящие знамения. Мы видим, что все царствование антихриста будет сопровождаться знамениями, цель их – увлечь и прельстить людей. И это будут не просто иллюзии и обманные действия, которые он совершит, но и знамения, совершаемые непосредственно бесовскими духами, исходящими из преисподней. Теперь же для последнего восстания на Бога изойдут непосредственно от самого сатаны, антихриста и лжепророка три бесовских духа, творящих знамения. Они выходят к царям земли всей вселенной, чтобы собрать их на брань в оный великий день Бога Вседержителя. На этот раз деятельность бесовских духов проявится в том, что они вдохновят и подвигнут царей всей земли собраться на великую брань. Цари подымут свои обезумевшие от страшных казней-язв народы на войну. В войне людям будет казаться выход из положения. Да и чем такие мучения – лучше умереть (9,6). Так все человечество пойдет фактически на самоубийство. Подобно этому писал пророк Захария: «Вот наступает день Господень... и соберу все народы на войну против Иерусалима» (Зах. 14:1–2). Люди часто спрашивают: будет ли еще мировая война, потому что призрак войны витает над землей. Мы не знаем, что ожидает нас в недалеком будущем. Даст ли Господь мир или он будет взят с земли, но мы знаем, что всемирной войной закончится всемирная история, ибо цари всей вселенной будут собраны на брань. Народ с севера со всеми соединившимися с ним и цари восточные беспрепятственно перейдут высохшее русло Евфрата и соберутся на всемирное побоище в Палестине. Это будет в оный великий день Бога Вседержителя, т. е. в день Суда (1Кор. 3:13; Мф. 7:22; Лк. 17:24; Евр. 10:25). Сейчас трудно говорить с определенностью о том, что это будет за брань. По-видимому, надо разуметь и буквальные военные действия, и брань духовную, и мистическую, и идеологическую. Уже вот-вот и грядет Вседержитель в мир, но люди этого еще не знают, они собрались на всемирную брань, бессмысленную и жестокую, будут что-то друг другу доказывать. Они уже ничего не способны понимать и не способны ничему верить. Не будут они уже верить и антихристу. Сами евреи, возведшие его на престол, отшатнутся от него и примут Христа. А народы мира – в страхе и смятении, в злобе и отчаянии собрались на брань, сами не зная, зачем и с кем. И тогда придет Христос.

Откр.16:15 Се, иду как тать: блажен бодрствующий и хранящий одежду свою, чтобы не ходить ему нагим и чтобы не увидели срамоты его.

Эти слова являются здесь несколько неожиданной вставкой в ход повествования о казни шестой чаши. Они, по-видимому, не принадлежат здесь ни Господу, ни ангелам, а просто Иоанн, описывая «оный день Бога Вседержителя», как бы сам вставляет эти слова, пришедшие ему на память.

Вы (народы) уже не знаете, что делать, потеряли всякую веру и жизненную устойчивость, отчаялись в мучениях пяти язв, и вот – собрались на брань, уничтожая самих себя, а фактически, восставая на Бога. И тут – се, иду как тать, т. е. неожиданно. Блажен бодрствующий, не поклонившийся антихристу, но ждавший Христа и хранящий одежду свою, полученную в крещении и всегда облекавший душу свою добрыми делами, чтобы не ходить ему нагим от добрых дел и чтобы не увидели срамоты его, т. е. падшей греховной природы. Потому блажен тот, для кого пришествие Христово не будет неожиданным, как приход вора, ибо «вы, братия, не во тьме, чтобы день застал вас, как тать» (1Сол. 5:4). Для бодрствующего и хранящего свою святую брачную одежду это будет пришествие долгожданного Жениха. Оно будет, как долгожданные лучи света грядущего дня для бодрствовавшего всю ночь сторожа. Но для спавшего во грехах это будет внезапное, страшное и неожиданное пробуждение через пришествие вора. Как вор расхищает имущество спящего, так страшный день Суда расхищает все накопленное в греховной жизни на земле. «Итак, не будем спать, как и прочие, но будем бодрствовать и трезвиться» (1Сол. 5:6).

Кстати, в словах Иоанна мы находим опровержение ложного сектантского учения о предварительном восхищении Церкви перед Страшным судом. Верующие призываются бодрствовать, чтобы день суда, в который придет Господь (ст. 14–15), не застал их, как тать. А значит, они не будут предварительно восхищены, но будут до самого дня Суда находиться на земле. Кстати, если принять сектантское понимание, что будет восхищение Церкви, потом великая скорбь, потом 1000-летнее царство, потом Страшный суд, то необходимо принять нелепую мысль, что Христос в кончину века должен прийти не только дважды, но даже трижды! Так и учил баптистский толкователь Откровения Каргель.

Откр.16:16 И он собрал их на место, называемое по-еврейски Армагеддон.

Иоанн указывает на место, где будут собраны ко дню Суда все народы на великую битву. И он собрал их. Кто он? В ст. 14 мы видели, что собирающими всех царей вселенной на битву являются бесовские духи, изошедшие из уст дракона, антихриста и лжепророка. Если же слова «И он собрал их» рассматривать как непосредственное продолжение ст. 14, то Собирающим является Сам Бог Вседержитель (Зах. 14:1–2). Принять можно оба ответа одновременно, ибо если земных царей и собрали три нечистых духа, то не иначе, как по попущению Господа Вседержителя.

Так все народы со своими царями оказались собраны на брань, на место, называемое по-еврейски Армагеддон. То, что название этого места Иоанн приводит по-еврейски, говорит о том, что оно уже играло роль поля сражения в еврейской истории. О каком же месте речь? В Писании мы не находим упоминания о местности, прямо называющейся Армагеддон. Но мы встречаемся с выражениями «воды Мегиддонские» (Суд. 5:19) и «равнина Мегиддо» (2Пар. 35:22; Зах. 12:11). Местоположение этой равнины действительно хорошо известно в Палестине. Слово «Армагеддон» несомненно сложное, состоящее из двух слов: «ар» и «Мегиддо». Если читать греческое слово ἀρμαγεδών, то ἀρ будет означать гору, если же читать ἁρμαγεδών, то ἁρ будет означать равнину. Более многочисленные и верные списки говорят за последнее прочтение. Но так или иначе, речь идет об одном и том же – о местности, называемой Мегиддонской, по долине ли, или по той горе, к которой эта долина примыкает. Андрей Кесарийский пишет, что слово «Армагеддон» означает рассечение или убийство (по-видимому, при рассмотрении значения этого слова на еврейском языке). Этим указывается, что тут человечество пойдет на свое окончательное рассечение и убийство.

В этой долине произошло два страшных, кровопролитных сражения, памятных для еврейского народа. Здесь евреи во главе с Бараком и Деворой разбили Сисару, военачальника царя Иавина, жестоко угнетавшего народ Божий (Суд. 4–5). Здесь иудейский царь Иосия, не послушав Господа, потерпел лютое поражение от египетского фараона Нехао. Так что и победа, и поражение связаны у евреев с этим местом. Победа при уповании на Господа и поражение при непослушании Ему. И здесь, в этой долине, будут ко дню Суда собраны на страшную брань все народы земли. Возможно, что в Мегиддонской долине состоится только первоначальное собрание всех народов, а уж окончательный Суд в долине Иосафата за городом Иерусалимом, как и Христос был осужден за городом. То, что Господь соберет все народы на Суд в долине Иосафата, является одновременно верованием и христиан, и евреев, и мусульман. А, впрочем, о географически точном месте трудно судить, во-первых, по множеству собранных народов, а во-вторых, мы не знаем не только ни дня и ни часа пришествия Христа, но нам не дано и судить о месте Его явления (Мф. 24:26–27), и поэтому даже на основании пророчеств Иоиля и в Апокалипсисе мы этого не можем говорить с определенностью. Знаем только, что в эти названные места соберутся народы на брань, и тогда явится Христос на Суд.

Седьмая чаша

16.17–19 Седьмой Ангел вылил чашу свою на воздух: и из храма небесного от престола раздался громкий голос, говорящий: совершилось! И произошли молнии, громы и голоса, и сделалось великое землетрясение, какого не бывало с тех пор, как люди на земле. Такое землетрясение! Такое великое! И город великий распался на три части, и города языческие пали, и Вавилон великий воспомянут пред Богом, чтобы дать ему чашу вина ярости гнева Его.

Чаша седьмого ангела, как и предыдущие шесть чаш, описывает события и казни Божии в кончину века. Но показанному в видении седьмой чаши можно дать и иное, таинственное толкование. Рассмотрим сначала его.

Таинственное значение чаши седьмого ангела

Это видение снова возвращает нас, как уже неоднократно было в Апокалипсисе, к тайне нашего искупления на Голгофе. Перед нашим взором снова Крест и все совершившееся на нем. Но только предстает оно совершенно иначе, чем в описаниях евангелистов. Они описали то, что предстало в те дни их глазам. Иоанн в Откровении видит все то же самое, но как бы с иной стороны, со стороны невидимого мира. Это – как облака, которые снизу, с земли, мы видим высоко в небе, но, забравшись на высокую гору, мы можем увидеть их у своих ног сверху.

Седьмой Ангел вылил чашу свою... Это – та чаша гнева Божия, которая от дня грехопадения человека приготовлялась для наказания людей, но теперь изливается на Сына Человеческого (14,9–10). Семь чаш, полнота гнева Божия изливается на Него. Причем седьмая чаша выливается на воздух, ибо там царство сатаны, «князя, господствующего в воздухе» (Еф. 2:2). И вот теперь, для сокрушения «князя воздушного», возносится Христос на Кресте от земли в воздух (Ин. 12:32). Об этом так пишет святой Афанасий Великий: «Враг рода нашего диавол, ниспадши с неба, блуждает по сему дольнему воздуху. Господь пришел, чтобы низвергнуть диавола, очистить воздух, открыть путь на небеса. И это исполнено Его смертью, которую претерпел Он на воздухе, ибо только тот умирает на воздухе, кто оканчивает свою жизнь на кресте». И вот на воздух, на распятого Христа, изливается чаша гнева Божьего. Он жаждет ее испить ради гибнущих людей, ради Своих распинателей. Он воскликнул на Кресте: «Жажду!» (Ин. 19:28) – и Ему дано было испить. Отец оставил Сына, чтобы усыновить Себе Его распинателей! Люди видели и слышали, как Иисус из Назарета, вися на презренном древе римского креста, воскликнул: «Совершилось!» (Ин. 19:30). И вскоре после этого видели, как разодралась завеса в Иерусалимском храме. А вот что видели тогда же небеса: и из храма небесного от престола – ибо таковым явилось им животворящее древо, на котором восседал как на Небесном престоле непорочный Агнец Божий – раздался громкий голос, говорящий: совершилось! Совершилось искупление, ибо чаша испита! Гнев Божий излит. Разодрана завеса, отделявшая небо от земли! Крест соделан престолом, небо с землею воссоединено! Совершилось! – прозвучало от престола, и произошли молнии, громы и голоса, и сделалось великое землетрясение. И действительно тогда «сделалась тьма по всей земле до часа девятого, и померкло солнце...» (Лк. 23:44–45). Когда излился гнев Божий, то тьма окутала землю. Святой Дионисий Ареопагит был тогда еще языческим ученым и, наблюдая эту тьму, находясь в Александрии, воскликнул: «Или Сын Божий умирает, или кончина века!» Воистину, умирал Сын Божий. И сделалось великое землетрясение, какого не бывало с тех пор, как люди на земле. Такое землетрясение! Такое великое! Какого не было! Ибо тогда «земля потряслась; и камни расселись; и гробы отверзлись; и многие тела усопших святых воскресли» (Мф. 27:51–52). Это землетрясение потрясло не только землю, но и недра ада и преисподней. И ад отдал своих мертвых, и они вышли воскресшие. Христос пленил плен, поразил сатану, небеса примирил с землей – совершилось!

И город великий распался на три части. Город великий, это – Иерусалим (11,8). Он великий, ибо в нем совершилось самое великое событие – искупление человечества Крестом Христовым. С этим же городом связаны величайшие события священной истории и Ветхого, и Нового Завета. Иерусалим тогда действительно распался на три части по населявшем его христианам, иудеям и самарянам. Иначе еще население Иерусалима разделилось тогда на три части: на твердо уверовавших во Христа, маловерных и вовсе не принявших проповедь о Христе.

И города языческие пали. Церковь Христова распространилась, язычество пало, рухнуло. Погасли идольские капища, водрузился Крест. Пал языческий Рим, пала языческая Александрия, пала языческая Антиохия, пали языческий Ефес, Афины и другие города. Расцвели столицы христианства, города христианских патриархов и центры христианского просвещения, Рим, Александрия, Антиохия и многие другие христианские города! Восторжествовало христианство.

Если же под городом великим разуметь духовный Иерусалим – святую Церковь, то под ее распадением на три части можно разуметь печальное разделение на православную, католическую и древние восточные Церкви.

Непосредственное значение чаши седьмого ангела

Непосредственно все это есть образ кончины века. Изливается последняя чаша гнева Божьего. Предыдущими язвами поражено было все, поражены были все стихии. И вот изливается гнев Божий «даже на воздух, от которого никуда нельзя убежать» (Прем. 17:9). Таким образом нарушаются все внешние условия земной человеческой жизни. Но это будет и последнее, окончательное сокрушение сатаны, «князя, господствующего в воздухе» и «духов злобы поднебесных» (Еф. 2:2; 6:12). Сам Христос явится в воздухе, чтобы осудить сатану и сынов его и соединиться со Своею искупленной Церковью (1Сол. 4:17). И тогда из храма небесного от престола раздался громкий голос Самого Господа, Вседержителя, говорящий: совершилось! Совершилось все, чему по предвечному определению надлежало быть. История неба и земли пришла к своему концу. Мир созрел. Суды совершились. Жатва исполнена. «Паки Грядущий» пришел. Более ждать нечего, наступил финал – Страшный суд. Не выдержала этого земля и вся природа, застонала: и произошли молнии, громы и голоса, и сделалось великое землетрясение, какого не бывало с тех пор, как люди на земле. Такое землетрясение! Такое великое! «Как молния исходит от востока и видна бывает даже до запада, так будет пришествие Сына Человеческого» (Мф. 24:27). Это будет последняя стихийная катастрофа из тех, о которых Христос говорил, что им надлежит быть в кончину века: «глады, моры и землетрясения по местам; все же это –начало болезней» (Мф. 24:7). Это же, описанное Иоанном землетрясение, будет последним приступом, последней схваткой болезни. Болезнь – это великая скорбь кончины века. Причем это землетрясение потрясет не только недра земли, но и ада и всей вселенной. Молнии, громы и голоса разбудят спящих во гробах, и уже не только некоторых святых, как при крестной смерти Спасителя, всех живших на земле. Потрясется земля, расступятся камни, «ибо наступает время, в которое все, находящиеся в гробах услышат глас Сына Божия; и изыдут творившие добро в воскресение жизни, а делавшие зло – в воскресение осуждения» (Ин. 5:22–29). «Ибо так говорит Господь Саваоф: еще раз, и это будет скоро, Я потрясу небо и землю, море и сушу, и потрясу все народы, и придет Желаемый всеми народами» (Агг. 2:6–7). Эти слова пророка Аггея толкует апостол Павел в послании к евреям: Господь «ныне дал такое обещание: еще раз поколеблю не только землю, но и небо. Слова: «еще раз» означают изменение колеблемого, как сотворенного, чтобы пребыло непоколебимое» (Евр. 12:26–27). «Колеблемое» – сотворенные небеса и земля будут перетрясены, изменят свое существо в новое, вечное. В этом страшном землетрясении разрушатся и прейдут ветхие небо и земля и их уже не будет (Откр. 21:1). «Придет же день Господень, как тать ночью, и тогда небеса с шумом прейдут, стихии же, разгоревшись, разрушатся, земля и все дела на ней сгорят... воспламененные небеса разрушатся и разгоревшиеся стихии растают» (2Пет. 3:10,12).

И как при землетрясении бывает разрушение городов, так и здесь читаем о разрушении Иерусалима, городов языческих и Вавилона.

И город великий распался на три части. Под великим городом, мы уже видели, понимается Иерусалим. И в древности камня на камне не осталось от Иерусалимского храма и весь город пострадал от римских легионов. Когда же император Юлиан Отступник (360–363) приказал восстановить храм, чтобы опровергнуть пророчество Христа, то сильная буря, огненные шары из земли и землетрясение окончательно все разрушили. Такая же участь постигнет Иерусалим с его антихристовым храмом. Все построенное богоборцем будет разрушено до основания. От самого города останутся только развалины. (Интересно отметить нынешнее разделение Иерусалима на три части между евреями, христианами и мусульманами.) Такая же участь постигнет и другие города, как сказано: и города языческие пали. Падут перед Страшным судом все земные царства.

И Вавилон великий воспомянут пред Богом, чтобы дать ему чашу вина ярости гнева Его. Ничто не забыто, будет воспомянут и Вавилон великий – город нечестия и блуда, который надо отличать от Иерусалима, где будет храм антихриста. О падении Вавилона возвещает ангельская весть (14,8). Город, напоивший все народы яростным вином блуда, будет сам пить чашу вина ярости гнева Божия.

Откр.16:20 И всякий остров убежал, и гор не стало.

Это тоже следствие описанного в ст. 18 землетрясения. При землетрясениях часто поверхность земли меняет свои очертания. Острова погружаются в море, в горах бывают обвалы и разрушения. В невероятных масштабах все это совершится в кончину века. Уже в 6,14 мы читали, что «всякая гора и остров двинулись с мест своих». Теперь сказано, что исчезнут вовсе. «Стихии же, разгоревшись, разрушатся» (2Пет. 3:10). Прежнего и в прежнем виде не останется ничего. «Прежнее небо и прежняя земля миновали, и моря уже нет» (21,1).

Иносказательно святой Андрей Кесарийский под островами разумеет святые церкви, а под горами – в них начальствующих. При наступлении великой скорби антихристовой святые и их пастыри во исполнение слов Господних (Мф. 24:16–20) уйдут в пустынные и потаенные места и укроются там. Их не станет в шумном безбожном обществе. Убегут они не от мучений, не из страха, но предпочтут для сохранения благочестия пребывать в горах и пещерах, нежели в городах. Да и невозможно им будет жить в обществе. Также и в само пришествие Христа на Суд, святые соединятся с Господом, грядущим в облаках (1Сол. 4:17), и их уже не станет в среде нечестивых.

Откр.16:21 И град, величиною в талант, пал с неба на людей; и хулили люди Бога за язвы от града, потому что язва от него была весьма тяжкая.

Это в довершение всех бедствий. То, что град пал с неба, означает, что людей и всю землю постигнет гнев небес. Небо не может более взирать на беззакония людей и посылает тяжкое наказание, Всеуничтожающий град величиною в талант (талант – мера веса в 60 мин, перевести ее точно на наши единицы измерения не удается, но для града величина во всяком случае весьма большая) карает людей, и язва от него была весьма тяжкая. Эта язва напоминает также седьмую казнь-язву, наведенную Господом на Египет (Исх. 9:13–35). Но все казни не приводят к покаянию, сердца людей ожесточены, и ожесточены навечно. Не действует ничто: ни землетрясение, ни разрушение Иерусалима, ни падение Вавилона, ни град; покаяния нет, и хулили люди Бога за язвы от града. Хула – вот последнее, что в отчаянии, злобе и бесовской одержимости извергают уста погибающих. Что еще остается? Страшный суд, начало вечных мучений.

Так заканчивается шестнадцатая глава и большой раздел Апокалипсиса. В виде «трех семерок» – семь печатей, семь труб и семь чаш – показаны суды Божии, показана Церковь и показано царство антихриста. 17–18 главы – это как вставка к описанию судов седьмой чаши. В них подробно рассмотрено учение о Вавилоне, великой блуднице. Далее Иоанн уже перейдет к описанию Страшного суда и вечности (гл. 19–22).


Вам может быть интересно:

1. Толкование на Апокалипсис – Глава 15. Семь ангелов с семью чашами гнева Божия протоиерей Геннадий Фаст 22,4K 

2. Толкование на Апокалипсис – Глава 17. Вавилон – великая блудница протоиерей Геннадий Фаст 22,4K 

3. Апокалипсис или откровение святого Иоанна Богослова – Глава шестнадцатая. СЕМЬ АНГЕЛОВ, ИЗЛИВАЮЩИХ СЕМЬ ЧАШ ГНЕВА БОЖИЯ НА ЗЕМЛЮ архиепископ Аверкий (Таушев) 181,9K 

4. Основы и путь христианской жизни профессор Георгий Мандзаридис 2,6K 

5. Апокалипсис или откровение святого Иоанна Богослова – Глава десятая. ОБ ОБЛЕЧЕННОМ В ОБЛАКО И РАДУГУ АНГЕЛЕ, ПРЕДВОЗВЕЩАЮЩЕМ О КОНЧИНЕ архиепископ Аверкий (Таушев) 181,9K 

6. Сборник статей по истолковательному и назидательному чтению Апокалипсиса – Глава 6. Матвей Васильевич Барсов 73,4K 

7. Пиетизм и его историческое значение Пётр Иванович Нечаев 888 

8. Симфония по творениям преподобного Ефрема Сирина – Праздность преподобный Ефрем Сирин 105,6K 

9. Толкование на Апокалипсис св. Иоанна Богослова – Слово 22 святитель Андрей Кесарийский 3,2K 

10. Толкование на Апокалипсис св. Иоанна Богослова – Слово 24 святитель Андрей Кесарийский 3,2K 

Комментарии для сайта Cackle