протоиерей Геннадий Фаст

Толкование на книгу Экклезиаст

Глава 5

Подлинное благочестие

Разочаровавшись в поисках смысла и цели того, что творится под солнцем, философ всё более обращается к мудрости жизни и уже не столько размышляет, сколько наставляет. Приблизившемуся к старости царю-страннику есть что сказать о подлинном благочестии, в отличие от внешне-показного. Сколько лицемерия, заискивания, лжи и ненадёжности видел царь в своей жизни. А сколько всего этого творится пред престолом Царя царствующих! Вот об этом и повёл Екклесиаст речь.

Еккл. 4:17 Наблюдай за ногою твоею, когда идёшь в дом Божий, и будь готов более к слушанию, нежели к жертвоприношению; ибо они не думают, что худо делают.

Еккл. 5:1 Не торопись языком твоим, и сердце твое да не спешит произнести слово пред Богом; потому что Бог на небе, а ты на земле; поэтому слова твои да будут немноги.

Еккл. 5:2 Ибо, как сновидения бывают при множестве забот, так голос глупого познается при множестве слов.

Еккл. 5:3 Когда даёшь обет Богу, то не медли исполнить его, потому что Он не благоволит к глупым: что обещал, исполни.

Еккл. 5:4 Лучше тебе не обещать, нежели обещать и не исполнить.

Еккл. 5:5 Не дозволяй устам твоим вводить в грех плоть твою, и не говори пред Ангелом (Божиим): «это – ошибка!» Для чего тебе делать, чтобы Бог прогневался на слово твоё и разрушил дело рук твоих?

Еккл. 5:6 Ибо во множестве сновидений, как и во множестве слов, – много суеты; но ты бойся Бога.

Еккл. 5:7 Если ты увидишь в какой области притеснение бедному и нарушение суда и правды, то не удивляйся этому: потому что над высоким наблюдает высший, а над ними ещё высший;

Еккл. 5:8 превосходство же страны в целом есть царь, заботящийся о стране.

Строитель храма в Иерусалиме не раз наблюдал за приходящими богомольцами. Многие спешили туда, особенно по праздничным дням. С чем спешили люди?

Еккл. 4:17 Наблюдай за ногою твоею, когда идёшь в дом Божий, и будь готов более к слушанию, нежели к жертвоприношению; ибо они не думают, что худо делают.

Ещё не видно приходящих, а уже слышно блеяние и мычание жертвенных животных. За скотом показываются и самодовольные лица – сегодня их жертва не будет скудной. Ягве не обидится. Он воздаст им по щедрости и обилию жертвоприношения, что они скажут у жертвенника, всё Бог даст им.

У порога дома Божия в обтрёпанной от странствий одежде нищий человек. Едва скользнул взгляд его по самодовольным лицам, так пытавшимся показать своё усердие и рвение Богу:

Наблюдай за ногою твоею, когда идёшь в дом Божий, и будь готов более к слушанию, нежели к жертвоприношению!

– Да что он мешается, этот странник. Слушать будет Бог, наше дело жертву принести. И уж где-то про себя: это Бог пусть теперь слушает, пока мы говорим.

Столько жертв тучных! Столько жертвенной крови! Велико благочестие народа Божия. Они действительно при этом не думали, не замечали, что худо делают. Бог хотел слушания, а не жертвоприношений. Важнее не то, что мы говорим Богу, а то, что Он говорит нам. Как часто человек хочет откупиться у Бога какими-то со своей стороны жертвами, а Бог хочет сердце, Он хочет ему нечто сказать. «Симон, Я имею нечто сказать тебе», – сказал некогда Иисус, находясь в доме Симона-фарисея. Но зачем это Симону? Он сам в себе уже всё сказал, что думает о Назарянине – явно не пророк, иначе знал бы, какая женщина прикоснулась к Нему.

Взирая на происходящее в храме, Ягве Бог говорит:

Когда вы приходите являться пред лице Моё, кто требует от вас, чтобы вы топтали дворы Мои? Не носите больше даров тщетных; курение отвратительно для Меня;.. они бремя для Меня; Мне тяжело нести их (Ис. 1:12–14).

Как часто люди не готовы к слушанию. Богатые приношения в храм. Драгоценные оклады икон. Образ Богородицы весь завешан многочисленными кольцами, крестиками, медальонами, серьгами. Золотые купола. Новые искусно построенные храмы. Каждый жертвует Богу по мере своего достатка, так, чтобы самому не потерпеть урон. Жертвы в надежде на помощь Божию в обретении ещё большей прибыли. Цена, оплаченная за грехи, за неправедное богатство. Попытка успокоить совесть. И всё это так, чтобы не отягощать себя слушанием Слова Божия, чтобы ничего не менять в себе. Плата за грех, за успех и Царство Божие.

Батюшка спрашивает православного: «Читаешь ли Священное Писание?» – «Да, у меня есть молитвослов. Утренние и вечерние читаю. Николе Угоднику читаю, Пантелеимону», – произносится в ответ. О Евангелии, о Библии речи не идёт. Бывает, и Евангелие читается, чтоб голова не болела. Нам много нужно от Бога. В наши планы не входит, что Ему что-то нужно от нас. Молитвослов – наши слова Богу, Библия – слово Бога нам. Нет, не готовы к слушанию.

Блажен муж, который не ходит на совет нечестивых (Пс. 1:1), но и не менее важно: Наблюдай за ногою твоею, когда идёшь в дом Божий. Обрати внимание, как ты это делаешь!

Раши так толкует слова Соломона: «береги ноги твои, когда пойдёшь в дом Божий. Как ты пойдёшь? Если принести жертву благодарственную или доброхотную, мирную жертву – это хорошо. И береги себя, чтоб не пришлось тебе приносить жертвы очистительные или повинные за совершённые грехи» [23; 4, 17].

Похоже, великий учитель иудейства не слышит Екклесиаста. Это ещё догадаться надо, так истолковать его слова. Действительно, нелегко быть готовым более к слушанию, нежели к жертвоприношению. Хотя далее равви выправляет свою речь в направлении мыслей Екклесиаста.

Блж. Иероним тонко чувствует мысль Екклесиаста: «А неразумные, не зная, что это [слушание Бога. – Г. Ф.] есть врачевство против греха, думают, что они могут удовлетворить Богу принесением даров, и не понимают, что это зло и грех – хотеть исправить сделанное не послушанием и добрыми делами, а дарами и жертвами» [64; 4, 17].

Екклесиастова мысль прозвучала ещё ранее в укоризне пророка Самуила самооправдывающемуся царю Саулу: Послушание лучше жертвы, и повиновение лучше тука овнов (1Цар. 15:22). Саул не уничтожил заклятый Господом скот амаликитян и оправдывался, что сохранил лучшее для жертвоприношения Ягве Богу. Бог хотел послушания Своему слову, а не жертвы и всесожжения.

Не только Богу, но и философу-страннику неприятны воскурения жертв людей, не готовых к слушанию. Он спешит подальше от таких алтарей. Но если бы от этого стало легче! Повсюду он слышит множество слов и речей. Люди любят поговорить, а слушать им тоже не обязательно, как и тем жертвоприносителям. Пустые речи, так похожие на пустые сновидения.

Екклесиаст остановился у очередной многословящей толпы и гневно говорит, обращаясь к каждому лично:

Еккл. 5:1 Не торопись языком твоим, и сердце твоё да не спешит произнести слово пред Богом; потому что Бог на небе, а ты на земле; поэтому слова твои да будут немноги.

Еккл. 5:2 Ибо, как сновидения бывают при множестве забот, так голос глупого познается при множестве слов.

Еккл. 5:6 Ибо во множестве сновидений, как и во множестве слов, – много суеты; но ты бойся Бога.

– Что хуже многословия, производимого пустотой!

– А что плохого?

У философа на это два аргумента и одно сравнение. Во-первых, не торопись языком твоим, и даже сердце твоё да не спешит произнести слово пред Богом. В присутствии старшего и начальствующего не говорят без благословения, а когда говорят, то слова да будут немноги. Слово должно быть просто, по существу и кратко. Помни, что Бог на небе, а ты на земле, и много говорить не захочется. Это состояние внутреннего и подлинного благочестия, когда ощущение присутствия Божия, память о том, что Он на небе, а ты на земле, делает тебя немногословным. Это и есть исихия (молчание), которую стяжали афонские монахи и которую защищал св. Григорий Палама, написав Триады в защиту священнобезмолвствующих. Внутренняя пустынь священного безмолвия есть место обитания и благоволения Божия.

Во-вторых, голос глупого познаётся при множестве слов. Хочешь определить, глуп или мудр твой собеседник, обрати внимание на количество произносимых им слов. Кому-то посоветовали: «Ты молчи, говори поменьше, тогда у тебя хоть вид умный». И правда ведь, откроешь рот, помчатся слова, и вся глупость твоя наружу. А ещё есть графомания – это про тех, кто пишет множество слов. Множество слов при скудости мысли.

Приумолкли перед остепенившим их философом многоглагольники. Тут он им и сравнение приводит – слова, что сновидения. Как сновидения бывают при множестве забот, так голос глупого познаётся при множестве слов. И ещё: Во множестве сновидений, как и во множестве слов, – много суеты. Суета и многопопечительность, заботы – источник сновидений без смысла и толка. Суета и глупость порождают потоки слов. Екклесиасту даже скучно стало в окружении многословящих – много суеты, суета сует и томление духа!

Глупо внимать словам без смысла, глупо внимать сновидениям, порождаемым суетою. Где, как не в сновидениях, мы убеждаемся, какой суетой ещё переполнены наши сердца.

И в конце опять строго: Но ты бойся Бога! Много слов – отсутствие страха Божия. Страх Божий – начало премудрости. Нет мудрости – глупость порождает потоки слов.

Раши отмечает не многословие, а дерзкие речи пред Богом, которые иногда позволяет себе человек. Произнести слово пред Богом, «изъявить речение пред Богом, – то есть, говорить сурово, обращаясь к Всевышнему» – вот это делать нельзя! – «ибо Бог в небесах, а ты на земле. Даже когда слабый наверху, а сильный внизу, слабый внушает страх сильному. И тем более, когда сильный наверху, а слабый внизу» [23; 5, 1–8].

Сны порождаются, говорит Раши, «множеством дум, когда человек озабочен чем-либо и размышляет об этом днём», так и «голос глупца отличается многословием» [там же]. Раши указывает и на другой источник нелепых снов: «Ибо при множестве снов… Что бы ни говорили тебе сны и лжепророки, словоблудно побуждая тебя устраниться от Вездесущего» [там же]. Речь идёт при этом не только о ложных снах, но и о ложных толкованиях, которые лжепророки прилагают к обычным суетным снам. Это особенно относится к всякого рода сонникам, купить которые можно в любом магазине. Раши завершает свою мысль: «Не внимай снам, но Бога страшись".

Св. Григорий Чудотворец: «Как за разнообразными заботами души следуют всяческие сновидения, так и с безрассудством связана пустая болтовня» [44; 5, 2].

Св. Григорий Нисский, опровергая Евномия, утверждавшего постижимость Божию в именах Его, обращался к словам Екклесиаста: «Итак, суетен тот, кто говорит, что знанием, напрасно надмевающим, возможно познать Божескую сущность… Послушай совета Екклесиаста не износить слова пред лицем Божиим, яко Бог, говорит он, на небеси горе, ты же на земле долу. Взаимным сопоставлением этих частей мира, или, лучше сказать, их расстоянием, по моему мнению, он показывает, сколь много Божеское естество выше мудрости человеческих рассуждений. Ибо сколько звёзды выше прикосновения к ним пальцами, столько же, или, лучше, много раз более естество, превосходящее всякий ум, выше земных умствований» [41; Опровержение Евномия, кн. 12, ч. 2, с. 303–308]. Святой Григорий отмечает, что Писание много говорит о Боге, но «самую же сущность, как невместимую ни для какой мысли и невыразимую словом, Писание оставило неисследованною, узаконив чтить оную молчанием, когда запретило исследование глубочайшего и изрекло, что не должно износить слово пред лицем Божиим" [там же].

Раши отмечал, что нельзя дерзить пред Богом, св. Григорий Нисский – что нельзя, богословски, дерзить пред Богом. Придержи слово, не износи его пред лицем Божиим.

Блж. Иероним говорит согласно со св. Григорием Нисским «Этим внушается то, чтобы мы ни словом, ни мыслию не размышляли о Боге больше, чем сколько можно, но сознавали слабость свою, – что насколько отстоит небо от земли, настолько наша мысль далека от естества Его, и что поэтому слова наши должны быть сдержаны… желающий размышлять о Божестве слишком много впадает в неразумие» [64; 5, 1–2.6].

Что касается сновидений, блж. Иероним, ссылаясь на еврейских толкователей, разъясняет так: «Когда во время ночного покоя будут представляться тебе различные видения, душа будет возмущаться различными страхами или волноваться мечтами: ты презирай эти сонные видения и только одного Бога бойся. Ибо кто будет верить сновидениям, тот предаст себя суетам и непотребствам» [там же].

Св. Григорий Двоеслов указывает шесть причин, от которых бывают сновидения. Среди этих причин есть такая – размышление и наваждение вместе: «Опять, если бы сны не происходили иногда от размышления и наваждения, то не сказал бы премудрый муж: приходит соние во множестве попечения (Еккл. 5:2)» [39; кн. 4, гл. 48].

Скоропалительные обеты

Философ порицает многословие и особенно праздные слова пред Богом. Не спеши произнести слово пред Богом. Обещания, обеты и клятвы, произнесённые впустую пред Богом, – нет ничего хуже!

Еккл. 5:3 Когда даёшь обет Богу, то не медли исполнить его, потому что Он не благоволит к глупым: что обещал, исполни.

Еккл. 5:4 Лучше тебе не обещать, нежели обещать и не исполнить.

Еккл. 5:5 Не дозволяй устам твоим вводить в грех плоть твою, и не говори пред Ангелом (Божиим): «это – ошибка!» Для чего тебе делать, чтобы Бог прогневался на слово твоё и разрушил дело рук твоих?

Обещающий Богу и не исполняющий – глупец, а Бог не благоволит к глупым. Зачем заниматься глупостями?! Мудрый человек не скоро будет давать обет Богу, а уж если дал, то спеши исполнить! Нет ничего хуже, как не держать слово. Такой человек ни к чему не надёжен. Скорые обеты и к тому же неисполненные – признак глупости и пустоты. Иисус говорит: Не клянись вовсе (или всяко)… Но да будет слово ваше: «да, да»; «нет, нет»; а что сверх этого, то от лукавого (Мф. 5:37). Христу, воплощённой Премудрости, крайне неприятна пустая болтовня многословов. Замечено – чем больше человек клянётся, тем больше врёт, чем больше обещает, тем меньше делает. Человек, говорящий правду и имеющий намерение исполнить сказанное, меньше всего прибегает к клятвам и обетам. Он просто делает.

Отмечает Екклесиаст и лукавый выверт, к которому прибегает не исполнивший своё слово человек. Теперь он извиняется: «Это – ошибка! Что-то я немножко не то пообещал!» Это то самое «нечаянное, за которое бьют отчаянно». Бог прогневался на слово такого глупца и разрушил дело рук его. Не исполнив обещанного, глупец занялся своими делами, но Бог их разрушил.

Лучше тебе не обещать, нежели обещать и не исполнить!

Молодой семинарист попал на войну в Афганистане. Мать его обещала Богу и св. Иоанну Тобольскому в случае благополучного возвращения отблагодарить за охрану жизни у мощей святителя в Тобольске. Сын вернулся, продолжил учёбу, обет не исполнил. Смертельная болезнь ног настигает сына, его везут домой умирать. Вот тут вспомнили обет. Сын не возражает исполнить его. Его везут в Тобольск к святителю. Там соборование и исполнение всего, что обещали. Через несколько дней сын здоров и на своих ногах возвращается домой к матери. Когда даёшь обет Богу, то не медли исполнить его!

…и не говорит пред ангелом (Божиим): «это – ошибка!»

Эти слова Екклесиаста понимаются по-разному. Перед кем не должно говорить, что это ошибка? В еврейском тексте приведено слово מלאך (малеах), переводимое как «ангел» или «вестник».

Раши понимает так: «И не говори пред посланцем. Это посланец, который пришёл к тебе требовать милостыню, обещанную тобой на людях» [23; 5, 5]. Иначе под ангелом может пониматься священник, ожидающий исполнения обета. Так у пророка Малахии священник называется ангелом Ягве Саваофа (Мал. 2:7). В Апокалипсисе у Иоанна Богослова епископы именуются ангелами церквей (Откр. Гл. 1–3). Священник мог быть посредником при обете, данном Богу, как и сейчас священники подводят присяжного к присяге.

Иначе под ангелом здесь можно понимать небесного ангела Божия. Еврей-учитель блж. Иеронима объяснял ему: «Чего не можешь сделать, не обещай, ибо слова идут не на ветер, но предстоящим ангелом, который присущ как спутник каждому, тотчас доносятся ко Господу…» [64; 5, 5]. Поэтому Иероним в Вульгате и не переводит слово «посланец», а оставляет angelo, имея в виду бесплотного ангела Божия. Так сказанное и обещанное людям может касаться и ангелов Божиих.

Имеется и иное понимание сказанного. Екклесиаст говорит о человеке, который даёт обет Богу. Не Сам ли Бог разумеется и под ангелом? Так понимали ещё семьдесят толковников. В LXX в этом месте переводится: τοῦ θεοῦ. Св. Григорий Чудотворец, перелагая Екклесиаста, не говорит, что ангел доносит слова человека Богу, но непосредственно, «что их услышит Бог». Святые отцы преимущественно пользуются переводом LXX и соответственно толкуют эти слова в отношении самого Бога.

Что значит: Не дозволяй устам твоим вводит в грех плоть твою? Раши объясняет это в отношении потомства: «…ввести в грех твою плоть, чтобы вину взыскивали с твоих потомков» [23; 5, 5]. За неисполненное обещание ответственность могут понести потомки. Потому так важно не остаться должником даже в слове своём! Потомкам приходится иногда возвращать долги отцов своих.

Св. Киприан Карфагенский, ссылаясь на Соломона, говорит о том, как важно «безотлагательно исполнять обет, данный Богу. У Соломона: аще обещаеши обет Богу, не умедли отдати его» [75; Три книги свидетельств против иудеев, кн. 3, п. 30]. Интересно славянское слово отдати. Обещанное уже не принадлежит тебе – отдай!

Прп. Иоанн Кассиан Римлянин рассуждает об обетной молитве. «В молениях мы что-либо приносим или обещает Богу, что по-гречески называется εὐχὴ – «моление обетное» или просто «обет» [67; Собеседования египетских подвижников, соб. 9, гл. 12]. Слова псалмопевца обеты мои Господу совершу (Пс. 115:9) св. Иоанн Кассиан поясняет: «Согласно же с обыкновенным значением слов греческий текст может быть выражен и таким образом: моления мои Господу воздам. Равно и в Екклесиасте мы читаем: ащё обещаеши обет Богу, не медли отдати его». Если же по своей беспечности и удобопреклонности к прежним порокам мы не исполним сих благих намерений, то будем виновны в наших молениях и обетах, и к нам отнесутся тогда сии слова (Екклесиаста): благо тебе, еже не обещаватися, нежели обещавшуся тебе, не отдати. Что с греческого можно разуметь так: «лучше не молиться, нежели, молясь, не исполнять молитвенных обетов» [там же]. У св. Иоанна Кассиана своеобразная мысль – молитва не только просьба, но и обещание. То и другое содержится в слове «мольба». Молитва – это не игра в одни ворота.

Вполне согласно со св. Иоанном Кассианом рассуждает св. Кирилл Александрийский: «Но равным образом подвергнется обвинению и не за малую вину сочтётся также невыполнение обещанного; ибо сказано: аще обещаеши обет Богу, не умедли отдати его. Благо тебе еже не обещаватися, нежели обещавшуся тебе, не отдати. Поёт так же и божественный Давид: помолитеся и воздадите Господеви Богу нашему (Пс. 75:12)» [76; с. 638, О поклонении и служении в духе и истине, кн. 15]. Помолитеся и воздадите – в этом суть нашего предстояния пред Богом.

Прп. Ефрем Сирин, ссылаясь на Екклесиаста, даёт полезный совет в духовной жизни: «Посему держись одних и тех же правил, так как написано: благо тебе, еже не обещаватися, нежели обещавшуся тебе, не отдати» [57; Поучение 12, к отпавшему брату и о покаянии]. Последовательность помогает, непоследовательность – наказывает. Особенно прп. Ефрем поддерживает этими соломоновыми словами монахов-подвижников: «Посему, монах… исполни пред Господом обеты свои, потому что написано: благо тебе, еже не обещаватися, нежели обещавшуся тебе, не отдати» [57; Поучение 44]. Это прп. Ефрем говорит по поводу того, что не должно монаху прилагать к себе слова апостола, что лучше есть женитися, нежели разжизатися (1Кор. 7:9).

Св. Григорий Богослов находит полезным ничего не обещать Богу. «Ничего не обещай Богу (Еккл. 5:4), жаэе и малости; потому что всё Божие, прежде нежели принято от тебя. И что ещё скажу? Не отдав обещанного, ты крадёшь это сам у себя. – Какой же необычайный примешь на себя долг? Да уверят тебя в этом Анания и Сапфира» [38; Мысли, писанные четверостишиями, 8]. Всё и так Божие – что хочешь пообещать Ему?

Однако издавна повелось среди православных христиан в скорбях и испытаниях давать обет Богу. Этот обычай похваляет прп. Максим Грек: «Давать обеты Богу по доброму своему изволению, в случае великой скорби, или по желанию получить что-либо очень полезное, – это везде в Св. Писании я нахожу делом похвальным, когда обет исполняется; а если нарушается, то есть не исполняется на самом деле, то делает давшего обет виновным пред Богом… лучше тебе не обещаватися, нежели обещавшуся тебе, не отдати» [79; Слово 11]. Известны случаи, когда бесплодные родители давали обет Богу ради дарования им чада. Этот обет всегда имел большое значение для судьбы дарованного им по обету чада.

Когда даёшь обет Богу, то не медли исполнить его…

Лучше тебе не обещать, нежели обещать и не исполнить!

Как точно эти слова относятся к крещению! Крещаемые в наше время, как правило, и не думают, что они что-то обещают. Все хотят быть крещёнными, но ничего не собираются исполнять из того, что не задумываясь обещали. Бог не благоволит к глупым; что обещал, исполни! Потому Бог гневается на слово крещаемых и разрушает дело рук их.

Слово о власти

Философ, всю жизнь восседавший на царском престоле, а теперь нищим скитающийся среди народа, видит связующую цепь власти от притеснения бедных до венценосного царя.

Еккл. 5:7 Если ты увидишь в какой области притеснение бедному и нарушение суда и правды, то не удивляйся этому: потому что над высоким наблюдает высший, а над ними ещё высший;

Еккл. 5:8 превосходство же страны в целом есть царь, заботящийся о стране.

Всё идёт по цепочке: бедный – высокий – высший – ещё высший – царь. если царь, заботящийся о стране, то и бедный не притеснён, и в суде правда. Если же бедному притеснение и на суде правда нарушается, то каковы власти и каков царь?!

Раши в словах Екклесиаста находит не только сочувствие бедным и притеснённым, но и долготерпение Божие над неправедными правителями. «Не удивляйся воле Вездесущего, ведь Он обычно проявляет долготерпение. Ибо Вышний над Вышними хранит – ждёт, пока не переполнится мера» [23; 5, 7].

Св. Григорий Чудотворец причину печального состояния в обществе находит в отсутствии страха Божия: «Страх же Божий спасителен для людей, но он редко обнаруживается» [44; 5]. Ещё св. Григорий отмечает, что должно признавать имеющуюся соподчинённость в иерархии. «Должно же далее отвращаться от того, чтобы не казаться большими тех, которые обладают большею властью» [там же].

Св. Афанасий Великий не раз вынужден был бежать с Александрийской кафедры ввиду гонений от ариан. Ариане порицали его при этом за трусость. Св. Афанасий оправдывал это своё уклонение от руки гонителей ради торжества правой веры. «Посему не порицания достойно и не бесполезно бегство святых. Если бы не уклонялись они от гонителей, то как бы Господь воссиял от семени Давидова?.. И Екклесиаст, зная злоумышления на благочестивых и говоря: Аще обиду нищего и расхищение суда и правды увидеши в стране, не дивися о вещи: яко высокий над высоким надзиратель, и высоции над ними… – имел отцом своим Давида, который опытно знал тяжесть гонений» [31; Защитительное слово 12, в котором св. Афанасий оправдывает бегство своё, п. 21].

Блж. Иероним в отмеченных Екклесиастом неправдах этого мира и их попущении видит указание на Промысл Божий. «Если увидишь обиду бедного, …если увидишь, что дела ведутся не правдою, а насилием: то не удивляйся… Ибо видит это высокий над высокими Бог» [64; 5, 7–8]. Праведное воздаяние оставлено на кончину мира, когда будет суд Божий.

Св. Григорий Двоеслов продолжает суждения блж. Иеронима. Происходящие в мире неправды «для того, чтобы ты знал, что Тот, Кого ты видишь долготерпящим грехи беззаконнующих, будет некогда судить праведно. Посему через некоторого мудрого говорится: яко высокий над высоким надзиратель. Надзирателем называется потому, что и терпит грехи людей, и мстит за них. Ибо тех, которым долее снисходит в ожидании обращения их, строже наказует, если они не обратятся» [39; Беседа 13 на Лк. 12:35–40, п. 5]. Всё в этом мире по Промыслу Божию бывает и по Его долготерпению.

Суетность богатства

Уже давно Соломон, превосходивший всех царей земли богатством своим, не искал в нём счастья, тем более вожделенного итрон. Великолепное снаружи богатство – изнутри пусто. И вот уже не ищущий философ, а почтенный мудрец поучает тех, кто по неопытности своей думает найти в богатстве то, чего ищет сердце.

Еккл. 5:9 Кто любит серебро, тот не насытится серебром, и кто любит богатство, тому нет пользы от того. И это – суета!

Еккл. 5:10 Умножается имущество, умножаются и потребляющие его; и какое благо для владеющего им: разве только смотреть своими глазами?

Еккл. 5:11 Сладок сон трудящегося, мало ли, много ли он съест; но пресыщение богатого не даёт ему уснуть.

Еккл. 5:12 Есть мучительный недуг, который видел я под солнцем: богатство, сберегаемое владетелем его во вред ему.

Еккл. 5:13 И гибнет богатство это от несчастных случаев: родил он сына, и ничего нет в руках у него.

Еккл. 5:14 Как вышел он нагим из утробы матери своей, таким и отходит, каким пришёл, и ничего не возьмёт от труда своего, что мог бы он понести в руке своей.

Еккл. 5:15 И это тяжкий недуг: каким пришёл он, таким и отходит. Какая же польза ему, что он трудился на ветер?

Еккл. 5:16 А он во все дни свои ел впотьмах, в большом раздражении, в огорчении и досаде.

Такова мудрость Соломона.

Кто любит серебро, тот не насытится серебром.

Серебро, как чесотка, – чем больше чешешься, тем больше хочется. Арабское предание относит ко Христу такое изречение: «Кто стремится быть богатым, тот подобен человеку, пьющему морскую воду. Чем более он пьёт, тем сильнее в нём становится жажда, и никогда он не перестанет пить, пока не погибнет» [15; с. 13].

Богатство приобретают, чтобы иметь остаток, не остаться на нуле. От богатства ждут пользу, а вот её-то и нет. Кто любит богатство, тому нет пользы от того. Богатство не больше, чем пар, пар рассеивающийся. И это – суета, пар!

По телевидению показывают иногда всему миру богатейших олигархов. рядом с их фамилиями звучат астрономические числа, выражающие их достояние. Какой обманный эффект! Богач-олигарх не может сразу надеть две пары ботинок и за едой не в обеих руках у него по куску колбасы. Расходует на себя богач вовсе не в астрономических масштабах средства. Ограничены возможности человека51. Большие богатства – это большие обороты средств. Умножается имущество, умножаются и потребляющие его; и какое благо для владеющего им, разве только смотреть своими глазами? Смотреть да быть распределителем. И иметь много заботы.

Сладок сон трудящегося, мало ли, много ли он съест; но пресыщение богатого не даёт ему уснуть. Один потрудился и спит сном праведника, мало ли, много ли заработал. Другому богатство никогда не даст уснуть. В бизнесе не бывает стабильности – или обогащение, или разорение. Покой даже и не снится. Бесконечная гонка и обороты. Нервная система бизнесмена всегда в напряжении.

Ещё есть мучительный недуг – богатство, сберегаемое владетелем его во вред ему. Душа повреждается сребролюбием. Растёт число завистников. инфляция превращает сбережения в ничто. А где страховка от этих несчастных случаев, в которых гибнет богатство? Не было у бабы печали, купила баба порося.

И наконец диагноз философа: Как вышел он нагим из утробы матери своей, таким и отходит, каким пришёл, и ничего не возьмёт от труда своего, что мог бы он понести в руке своей.

В полной мере это пережил человек из земли Уц, весьма разбогатевший и всё потерявший. Много приобретя и всё потеряв, праведный Иов сказал: Наг я вышел из чрева матери моей, наг и возвращусь. Ягве дал, Ягве и взял; да будет имя Ягве благословенно (Иов. 1:21)!

В жизни стирается всякая грань между достатком и убожеством, довольством и несчастьем. Потрясающий рассказ Чехова «Палата № 6». Земский доктор видел достаток мещан и убожество своих клиентов, лишённых здравого рассудка. Не дремала философская мысль доктора, но жизнь прижимала её к земле. «Андрей Ефимыч и теперь был убеждён, что между мещанкой Беловой и палатой № 6 нет никакой разницы, что всё на этом свете вздор и суета сует» [159; «Палата № 6», гл. 17].

И не остаётся нашему философу-страннику ничего другого, как сказать: Какая же польза ему, что он трудился на ветер? Никакого итрон, никакой пользы, всё на ветер, всё суета и томление духа!

Вот потрясающий монолог барона-богача, пушкинского скупого рыцаря. Как на свидание, спустился он в подвал к своим верным сундукам. Сегодня ему вновь есть что вложить в них. Звенят в подвальной тиши ссыпаемые монеты:

Ступайте, полно вам по свету рыскать,

Служа страстям и нуждам человека.

Усните здесь сном силы и покоя,

Как боги спят в глубоких небесах…

Наслаждается богач:

Я царствую! …какой волшебный блеск!

Послушна мне, сильна моя держава;

В ней счастие, в ней часть моя и слава!

И вдруг, о ужас:

…но кто вослед за мной

Приимет власть над нею? Мой наследник!

Безумец, расточитель молодой,

Развратников разгульных собеседник!

Это невыносимо!

О, если б мог от взоров недостойных

Я скрыть подвал! о, если б из могилы

Придти я мог, сторожевою тенью

Сидеть на сундуке и от живых

Сокровища мои хранить, как ныне!

[152; «Скупой рыцарь"].

Есть два принципа труда и достатка – теургия и золотой телец. Вокруг золотого тельца плясали израильтяне у подножия Синая. Это идол богатства всех времён. Ярко выражен и идеологически обоснован принцип золотого тельца в капиталистическом способе производства и жизни, в экономике свободного рынка. Прибыль – движущая сила экономической, а за ней и духовной жизни. Всё ради дохода, всё продаётся и покупается, всё оценивается. Солдат и офицер уже не родине служат, не родные очаги защищают от супостата, а зарабатывают деньги. В какой армии больше платят, в той и служат. Из Сибири надо выкачать все богатства для обогащения некоторых московских господ. Школьник не ищет своё призвание в жизни, но думает, как получить востребованную специальность, чтобы иметь от неё доход. Выпускник школы не науки изучает, а готовится (дрессируется) к ЕГЭ52. Если учителю не доплатить за проверку тетрадей, то домашнее задание ученика останется непроверенным, да его и не зададут! Золотой телец правит бал. Танец вокруг него набирает обороты.

И совсем другое – теургия. Θεουργία – богоделание. Труд, а не зарабатывание. Возделывание земли, а не выкачивание из неё богатств. В Эдемский сад Бог поместил человека, чтобы возделывать его (Быт. 2:15). И не делание ради делания, это мартышкин труд, а возделывание Богу. Теургия – круг земного бытия, центр которого – литургия. Всё, что вы делаете, словом или делом, всё во имя Господа Иисуса Христа, благодаря через Него Бога и Отца (Кол. 3:17). Это принцип теургии. Один делает деньги, другой делает Богу. От кухни и огорода до престола в алтаре – всё единое богоделание. В этом назначение человека, его радость и смысл труда. Слово «крестьянин» от «христианин». Возделывание земли во имя Христа Богу и Отцу. На этом и Божье благословение. Деньги должны исчезнуть – их не было в раю и нет в Царствии Божием,

Екклесиаст этого не нашёл. Не нашёл теургию. Нашёл мучительное и бессмысленное стяжание богатств. Какая же польза ему, что он трудился на ветер? А он (богач) во все дни свои ел впотьмах, в большом раздражении, в огорчении и досаде.

Обратимся теперь к толкователям Писания.

Раши, ссылаясь на мидраши, приводит иносказательные толкования на тект Екклесиаста. Толкования интересны, но остаётся впечатление некоторой искусственности в приложении их к словам Соломона.

Вот примеры этих иносказаний.

"Кто любит серебро, не насытится серебром. Любящий заповеди не насытится ими. И кто любит множество – заповеди многие. Не урожай, но нет среди них заповеди определённой и особой, как, например, строительства храма или синагоги и написание свитка Торы прекрасного» [23; 5, 9–16]. отрицательное видение Екклесиастом ненасытимости в обогащении переходит в положительную ненасытимость заповедями Божиими. Подобный приём используют иногда и святые отцы в своих иносказаниях, например, св. Григорий Нисский, блж. Феодорит. Еврейское словоתבואה (тебуах) переводится не словом «польза», «толк», а рассматривается в буквальном значении «урожай», или даже «хлебные злаки». Интересна выводимая из этого мысль, что заповеди даются в области духовно-нравственной, а такие вещи, как храмостроительство и переписывание Торы – это не заповедь, не урожай, это свободное творчество любящих заповеди. В христианстве ведь тоже так. Христос не заповедал строить храмы, писать иконы, записывать и толковать Его изречения. Всё это пришло как свободное творчество Его учеников и последователей.

Умножается имущество, умножаются и потребляющие его; и какое благо для владеющего им, разве только смотреть своими глазами? Вот иносказание, касающееся жертвоприношений: «С умножением блага умножаются от него вкушающие – когда приносят много доброхотных жертв, умножаются священнослужители, которые едят от них. И каков толк для его владельца пред Пресвятым? Кроме видимого глазами Его – кроме того, что Он сказал, и воля Его исполняется» [там же].

"Сладок сон служителя Богу, мало ли, много ли он съест. Мало или много лет жизни ему доведётся вкусить, вознаграждение мало прожившему, как если бы он прожил много… [ мидраш Танхума]. А сытость богача, обладающего преданием, то есть Учением, передаваемым от учителя к ученику, не даёт ему спать в могиле. Как сказано: в движение приводит уста спящих (Песн. 7:10) – когда произносят слышанное из уст какого-либо мудреца умершего, уста его шевелятся в могиле» [там же].

Сладок сон трудящегося, мало ли, много ли он съест; но пресыщение богатого не даёт ему уснуть. Св. Григорий Чудотворец: «Бедный, хотя бы он был и раб и не переполнял своего чрева, однако пользуется приятным отдыхом во сне. Сильное же желание богатства соединено с бессонницей и томлением души» [44; 5]. А он (богач) во все дни свои ел впотьмах, в большом раздражении, в огорчении и досаде. «И, коротко сказать, для такого человека дни – мрак, а жизнь – скорбь» [там же]. От чего пытался уйти накоплением богатства, в том и пребывал во все дни свои.

Св. Киприан Карфагенский, говоря о том, что «не должно пристращаться к имуществу и деньгам», ссылается на «Соломонову книгу Екклесиаста: любяй серебро не насытится сребра» [75; Три книги свидетельств против иудеев, кн. 3, гл. 61].

Св. Василий Великий говорит о том, что любовь к богатству отвлекает от любви к Богу: «Так и в душе, сколько расточается любви к чему не должно, столько по необходимости оказывается недостатка в любви к Богу. Ибо кто однажды начал любить сребро, тот изливает на сие всю любовь свою. Ибо любяй сребро не насытится сребра» [34; Толк. на прп. Исайю, гл. 1, 23]. Невозможно немного полюбить серебро, а потом Бога. От серебра не оторвёшься.

Василий Великий укоряет тех, кто свою страсть к обогащению прикрывает заботой о детях: «Но богатство необходимо для детей» – это благовидный предлог любостяжательности; ссылаетесь на детей, а удовлетворяете собственному сердцу… Не слышишь ли, что говорит Екклесиаст: видел я недуг великий и страшный, богатство хранимо от стяжателя во зло ему (Еккл. 5:12)» [35; Беседа 7, К обогащающимся].

Блж. Иероним так выражает основную мысль соломонову: «Итак, изображается здесь скупец – что он никогда не удовлетворяется богатством и чем больше будет иметь его, тем больше желает» [64; 5, 9–16]. Святой отец приводит интересное изречение историка Саллюстия: «Скупость не от нищеты, ни от изобилия не уменьшается» [там же].

"Сладок сон трудящегося, мало ли, много ли он поест. А пресыщение богача не даёт ему уснуть. Речь опять о богаче и скупце, и он приравнивается с трудящимся, который спит без заботы, мало ли или много он поет» [там же]. Но святой отец продолжает свою мысль за пределы смерти: «Далее, так как под сном разумеется и общий исход из этой жизни: то лучше будет покой того, кто теперь трудится и по силам своим подвизается в добрых делах, чем богатство тех, о коих написано: «горе вам богатым, яко отстоите утешения вашего (Лк. 6:24)".

И ещё блж. Иероним: «Екклесиаст изображает богача, который ни сам не может пользоваться своим богатством и часто терпит из-за него бедствия, ни наследнику не оставляет собранного; но и сам, и сын его как пришли нагими, так наги же возвратятся в землю, и ничего из трудов их не пойдёт с ними» [там же]. Это святой отец называет толкованием простым. «Но если мы поднимемся выше, то, мне кажется, Екклесиаст говорит о философах или еретиках, которые собирают богатство учений на зло себе, и ни сами изобретатели их не могут получить от них какой-либо пользы, ни последователям своим не могут оставить прочного плода» [там же].

Ученик прп. Антония Великого и сподвижник св. Афанасия Великого св. Серапион Тмуидский восхваляет монашеский образ жизни: «Жена не надоедает вам хлопотами о своих нарядах, сыновья и дочери не удушают вас различными просьбами, слуга не убегает от вас, похитив всё ваше богатство, суетная забота о деньгах не крадёт ваш сон. Насытившагося богатством, – как говорит Екклесиаст, – не оставляет уснути» [91; Послание к монашествующим, 5]53. Суетность ценностей этого мира, пережитая и познанная Екклесиастом, убеждала многих уходить в пустыни, ища монашеского уединённого жития.

Усреднённое счастье

И вновь, как это уже и раньше было, ничего не найдя вечного, остающегося человеку от трудов своих, наш странствующий философ сник и, опустив руки, согласился с умеренным счастьем обывателя.

Еккл. 5:17 Вот ещё, что я нашел доброго и приятного: есть и пить и наслаждаться добром во всех трудах своих, какими кто трудится под солнцем во все дни жизни своей, которые дал ему Бог; потому что это его доля.

Еккл. 5:18 И если какому человеку Бог дал богатство и имущество, и дал ему власть пользоваться от них и брать свою долю и наслаждаться от трудов своих, то это дар Божий.

Еккл. 5:19 Недолго будут у него в памяти дни жизни его; потому Бог и вознаграждает его радостью сердца его.

В толковании на Еккл. 3:12–13 мы уже рассуждали вместе с Соломоном на эту тему. Бессилие философа вновь привело его к счастью благочестивого обывателя. Такое счастье – это дар Божий. Философ похваляет этот дар, но в том-то и беда, что сам он этим даром не обладает, хотя временами пытается утешить себя и других подобных себе искателей восхвалением этого дара.

Раши, как это свойственно иудейской экзегетике, не стремится вникнуть в философские муки Соломона, но возводит слова Екклесиаста о земном счастье к более возвышенному счастью исполняющего свой религиозный долг иудейского праведника.

Есть и пить и наслаждаться добром (Еккл. 5:17), согласно Раши, означает «заниматься Торой, которая суть приятие доброе, благое (Притч. 4:2), и не копить богатство великое, но довольствоваться долей, которая дана ему, ибо это – его доля» [23; 5, 17–19]. И далее: «И власть ему дал есть от того при жизни и брать свою долю после его смерти. То есть, Он [Бог. – Г. Ф.] даёт ему возможность заниматься Торой и заповедями при его жизни, чтоб ему вознаграждение получить после смерти» [там же].

Св. Григорий Чудотворец противопоставляет бессмысленное накопление богатств неправедным путём, о чём Екклесиаст говорил ранее (Еккл. 5:9–16), праведному достатку, нажитому честным трудом: «Но вот что благо и не должно быть отвергнуто: Божий дар есть то, что человек может в радости наслаждаться своими трудами, принявши Богом данные, а не похищенные сокровища» [44; 5].

Блж. Иероним находит в словах Екклесиаста указание на преимущество человека, с довольством пользующегося тем, что имеет, по сравнению с тем, кто постоянно стремится увеличить своё богатство. «По сравнению с тем, который пользуется своим имением во тьме забот и с великою скорбию жизни собирает богатство приходящее, лучше тот, кто пользуется настоящим. Ибо здесь есть, по крайней мере, хоть небольшое удовольствие в пользовании, а там только великие заботы» [64; 5, 17–19]. Это то, о чём говорил Господь Иисус: итак не заботьтесь и не говорите: «что нам есть?» или: «что пить?» или: «во что одеться?"… потому что Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всём этом (Мф. 6:31–32), а апостол говорил так: Великое приобретение – быть благочестивым и довольным (1Тим. 6:6).

Кроме прямого значения екклесиастовых слов, блж. Иероним, подобно Раши, находит в них значение духовное: «Но лучше, по апостолу (1Кор. 10:3), разуметь здесь дарованную Богом духовную пищу и духовное питие и видеть благо во всяком труде своём: ибо с великим трудом и подвигом мы можем созерцать истинное благо» [там же].

Св. Григорий Двоеслов в соответствии со своей концепцией книги Екклесиаста видит в одних изречениях Соломона мысли человека, колеблющегося умом и приверженного этому миру, а в других – мысли, удовлетворяющие уму человека совершенного. В данном случае св. Григорий относит эти слова к уму несовершенных в Боге. «Соломон говорит в сей книге: Се видех аз благое, еже есть изрядно, еже ясти и пити, и видети благостыню во всем труде своем… говорится от лица несовершенных» [39; кн. 4, гл. 4]. Такой итог, к которому здесь приходит Екклесиаст, не видится св. Григорию целью, к которой Соломон хочет привести своего читателя, скорее, наоборот – это неверный итог, к которому приходит человек, несовершенный в Боге.

* * *

51

Растраты можно делать большие, а потреблять очень много невозможно.

52

ЕГЭ – единый государственный экзамен, сдача которого нужна для поступления в вуз.

53

Красочно описана свобода монашествующих, но обидно за семью. Семья – это не просто наряды, удушающие просьбы, побеги, потеря богатства, деньги; семья – это домашняя церковь, это тайна Христа и церкви (Еф. 5:32).


Комментарии для сайта Cackle

Требуются волонтёры