священник Георгий Орлов

Целомудрие христианских дев

1. Преподобная Макрина, сестра св. Василия Великого, была обручена одному избранному юноше. Перед свадьбой жених её умер, и Макрина уже не хотела избрать другого мужа. Родителям, желавшим её замужества, она говорила: «Несправедливо обрученной одному жениху девице отдавать свое сердце другому. Вы говорите, что мой жених умер; но я верую, что он жив. Грех супруге не сохранять своей верности к супругу, отсутствующему на малое время». Однажды на груди у Макрины сделался опасный нарыв, и мать её, блаженная Емилия, боялась, чтобы болезнь не разлилась по всему телу; но, несмотря на просьбы показать врачу больную грудь, Макрина не согласилась обнажить ее перед мужчинами и решилась лучше страдать, чем допустить прикосновение чужой руки к своему телу. Но как продолжавшаяся болезнь была поводом частых напоминаний со стороны матери довериться врачу, то преподобная Макрина обратилась к Врачу невидимому и всемогущему. После продолжительной, пламенной и слезной молитвы к Богу об исцелении, она смешала молитвенные свои слезы с землею приложила к больной груди: в ту же минуту болезнь исчезла. («Чет. Мин.» 19июля).

2. Жительница острова Сицилии, города Панормы, прекрасная девица, сирота, наследница богатого состояния своих благородных родителей, св. Агафия, как христианка, во время гонения римского императора Декия, обратила на себя особенное внимание правителя острова Сицилии Кинтиана. Во что бы то ни стало он хотел завладеть и богатым имуществом Агафии ею самою; но твердые правила целомудреннейшей девы-христианки ему в этом мешали; она каждый раз отвергала нечестивые, нецеломудренные предложения Кинтиана. Что же он делает? Он устраивает Агафии самое опасное, по его мнению, искушение. По его тайному распоряжению юную деву, под некоторыми предлогами, помещают в богатом доме некоей Афродисии, у которой было пять молодых, резвых дочерей, вполне знакомых с удовольствиями света и увлекшихся ими. В этом доме назначаются частые собрания молодежи, при самой блестящей обстановке. Наряжают в богатые уборы и скромную Агафию; молодежь того и другого пола показывает ей особенное внимание, осыпает ее похвалами, – и все это делается для того, чтобы вызвать в ней тщеславие и возбудить похотливые чувства и через то склонить ее в пользу Кинтиана. Само собой понятно, при этом склоняли ее и к тому, чтобы она оставила христианство. Но это все не помогало; тогда прибегли к насмешкам и угрозам. «Да будет вам известно, – отвечала скромная христианка, – что все мои помышления основаны на камне, и никто не может отлучить меня от любви Христовой; ваши же лестные слова подобны ветру, ваши мирские увеселения – как дождь, а ваши угрозы – как реки. Устремляется все это на храмину души моей, но поколебать не может, ибо она стоить на камне, который есть Христос, Сын Божий». Говоря это, она обливалась слезами, предчувствуя, что ей придется и пострадать за любовь Христову.

Афродисия, испытавши все средства к тому, чтобы увлечь деву- христианку в вихрь житейской суеты и отвлечь от Христа, сказала, наконец, Кинтиану: «Скорее можно камень умягчить и железо в олово превратить, чем эту деву склонить на нашу сторону. С дочерями своими и знакомыми и дни, и ночи я проводила в том, чтобы склонить эту деву к нашей светской жизни; но ни ласки, ни наряды, ни богатства, ни представляемая ей счастливая будущность, – ничто не занимает её: все это попирает она ногами ради своего Христа». Разгневанный такою непоколебимою твердостью Агафии Кинтиан осудил Агафию, как христианку, на жесточайшие мучения. Раздетую донага, св. Агафию повесили на дереве и били; потом отрезали сосцы и, наругавшись над нею, бросили ее в темницу.

Здесь в полночь явился к ней апостол Петр, имея в руках своих много лекарств, а перед ним шел некий юноша, красивый лицом (это был ангел). Апостол Петр предложил св. мученице исцелить раны её на груди. Долго она не соглашалась на это, стыдясь обнажить тело свое пред мужчиною, но когда узнала, что пред нею стоит св. апостол Петр, посланный к ней Самим Богом, тогда согласилась, и тотчас раны её исцелились. Между тем, неизреченный свет озарил всю темницу, так что стража, испугавшись, разбежалась, оставивши темницу незапертою. Тогда другие узники, бывшие со святою Агафьею в темнице, предложили ей бежать из темницы, но Агафья отвергла это предложение, сказавши, что она не хочет лишиться мученического венца и вводить стражу в опасность. И, действительно, во время следующих жестоких мучений св. Агафья предала свою Душу Богу.

(«Чет. Мин.»).


Источник: Женские подвиги и добродетели в живых рассказах / Сост. свящ. Георгий Орлов. - Изд. 3-е, ил. - Москва : тип. Т-ва И.Д. Сытина, 1913. - 278, II с.

Комментарии для сайта Cackle