протоиерей Григорий Дебольский

Самоиспытание относительно себя самого

Многоразличные мои грехи на пути моей жизни преимущественно проистекают от невнимания к самому себе. Моя важнейшая и первая обязанность познавать себя при свете Слова Божия. Я же, любопытствуя и стараясь знать по возможности все меня окружающее, менее всего познаю самого себя, по руководству Откровения Божия. Все стороннее для меня дорого, близко и мое, сам же я для себя или правильнее мой внутренний и духовный человек, – для меня как бы сторонний и чужой. Я знаю законы небесного и земного движения во вселенной, но не знаю законов и достоинства своей совести, разума и чувств, – чем приводится в движение и управляется мое поведение и бытие. Не знаю: что и когда более должно управлять и двигать мною, теплота ли сердца, или расчетливый разсудок? От такого недостатка самопознания христианского допускаются мною многие и тяжкие мои грехи, например: неуменье отличать вечное от временного, духовное от плоского и видимого, существенное от суетного, законов от прихотей и порочных наклонностей, обязанностей от прав и самолюбия.

При этом греховном смешении коренных понятий о добре и зле, благочестии и нечестии рождается во мне недостаток самоотвержения, внушаемого словом Господа:иже хощет по Мне ити, да отвержется себе. При внутреннем смешении моих понятий и правил я даже иногда порицаю и разрушаю самую обязанность самоотвержения, считая это злоупотреблением жизни, здоровья и своего назначения. И как понять необходимость и важность самоотвержения, когда я без помощи слова Божия и Церкви не знаю: что во мне мое и чужое, что добро и зло, и что мне отвергнуть от себя и усвоить себе? При недостатке христианского самопознания, при смешении понятий нравственных, и недостатке самоотвержения неразрывною цепию следуют во мне грехи мои. В слепоте естественного и необуздываемого самолюбия обыкновенно я скорее и охотнее взираю на себя не как на орудие, а как на цель Промысла Божия. По самолюбию взирая на себя как на цель среди творений Божиих, я чрезмерно ценю и дорожу собою. При такой неправильной оценке себя, которая есть гордость, я стараюсь располагать и обращать все в спою пользу и удовольствие, по своекорыстию и плотоугодию – для охранения, возвышения и удовольствия себя или того, что кажется мне лучше всего. Дорожа собою и для себя более всего и необходимо узнавая преимущества ближних, я, слепо пристрастный к себе, исполняюсь тайною завистию, зложелательством, ненавистию; или впадаю в уныние и даже отчаяние, если десница Вышнего смиряет меня скорбями; а при успехах, кои я но самолюбию приписываю своей способности, дохожу до самозабвения и надменности, от довольства и упоения собою. Пред тем, от кого, по видимому, зависят мои выгоды, являю низкое и боязливое человекоугодие и раболепство, а пред другими, вне влияния коих я чувствую себя, – хвастливость, спесь и даже дерзость. Вот краткое указание путей, коими часто развивается и растет во мне грех, начинаясь от естественной любви к себе, неумеряемой и неуправляемой самопознанием и самоотвержением!


Источник: О говении по уставу православной церкви / [Прот. Григорий Дебольский]. - Санкт-Петербург : Печатано во Французской типографии, 1850. – [3], 92 с. (Авт. в кн. не указан; установлен по 2-му изд.)

Комментарии для сайта Cackle