протоиерей Григорий Дьяченко

НЕДЕЛЯ 5-Я ПО ПЯТИДЕСЯТНИЦЕ

Исцеление двух бесноватых

Однажды с учениками Своими Иисус Христос прибыл в страну Гадаринскую1. Когда они вышли из лодки, им навстречу выбежали двое бесноватых2. Они были весьма свирепы, так что никто не смел проходить тем путем, где их можно было встретить. Нечистый дух угонял их в горы, в пустыню и пещеры. Одного из бесноватых часто сковывали оковами и цепями, но он разбивал оковы и разрывал цепи. В гробах он был всегда, и днем и ночью, кричал и бился о камни. Теперь же он стал до того диким, что всякий боялся приблизиться к нему и никто не в силах был укротить его.

Когда бесноватые увидели Иисуса, то прибежали и поклонились Ему. Иисус повелел нечистым духам выйти из них. Тогда они закричали: Что Тебе до нас, Иисус, Сын Бога Всевышняго? (Мк. 5, 7). Нечистые духи склоняются пред Его величием, они знают, что Он может связать их узами адского мрака и блюдет их на суд наказания (ср.: 2Пет. 2, 4), отсюда их страх и их просьба. Иисус спрашивает у злого духа, который говорил от имени прочих: как тебе имя? Нечистый дух дерзко отвечает: Легион имя мне, потому что нас много (Мк. 5, 9). Затем бесы начинают просить Господа, чтобы Он не изгонял их из этой страны, а позволил войти в стадо свиней, которые тут паслись на горах. Иисус позволил им. Они тогда вошли в свиней, и все стадо (две тысячи голов) бросилось в море. Пастухи известили о случившемся жителей города и близлежащих деревень. Когда же пришли жители, то увидели, что бесноватый сидит у ног Иисуса Христа, одетый уже и в здравом уме, и устрашились. Очевидцы рассказали им, как произошло исцеление бесноватых. Но их мало интересовало спасение страдавших людей. Они боялись, чтобы не пришлось им через Иисуса потерпеть еще более убытка в своих имуществах. Потому они стали просить Его удалиться из их страны. Иисус пошел к лодке, чтобы переправиться на другой берег; но исцелившийся стал просить Иисуса позволить сопровождать Его. Ему было так хорошо с Господом, что он уже не хотел оставить Его; но Иисус не дозволил ему, а сказал: иди домой к своим и расскажи им, что сотворил с тобою Господь и как помиловал тебя (Мк. 5, 19). Господь желал сделать его свидетелем Своих дел между народа, который пренебрег Им и отдалил Его от себя. И пошел этот человек и начал проповедовать в Цесятиградии, что сотворил с ним, Иисус, и все удивлялись (ср.: Мк. 5, 20).

О бытии злых духов

Когда Господь Иисус Христос вступил в страну Гергесинскую, на Его пути встретились двое несчастных, одержимых бесами. Бесноватые, быть может, пытались устрашить Иисуса Христа так же, как они устрашали всех проходивших тем путем, но, встретившись с Сыном Божиим, сами устрашились. И се, возописта глаголюще: что нам и Тебе, Иисусе Сыне Божий; пришел еси семо прежде времене мучити нас (Мф. 8, 29).

В этих словах истинно верующий христианин ясно видит доказательство бытия злых духов, как потому, что оно заключается в Евангелии, которое составляет непреложное свидетельство истины, так и потому, что бесноватые сами по себе не могли говорить так, частью по незнанию Иисуса Христа, о Котором, конечно, и не слышали они, а, главным образом, обратиться к Нему с такими словами. Естественно ли людям, в первый раз видевшим Иисуса Христа и не имевшим о Нем понятия, говорить, что Он пришел прежде времени мучить их? В устах людей, каковы бы они ни были, подобные слова не имеют смысла. Итак, в несчастных бесноватых говорили, очевидно, злые духи, власть которых над людьми пришел разрушить Спаситель. Впрочем, в Слове Божием и Ветхого и Нового Завета столько есть прямых и ясных указаний на существование злых духов, что было бы крайне странно христианам сомневаться в этом. Однако некоторые христиане говорят, что под бесноватыми, о которых упоминает Евангелие, надобно разуметь людей, одержимых особенной нервной болезнью, физической, названия которой евреи не умели придумать, а отнюдь не злыми духами. Но если это была болезнь естественная, то почему же она не названа так, тогда как о других болезнях в Евангелии прямо говорится? И неужели Спаситель – воплощенная Истина, Сын Божий – мог говорить, приспособляясь только к понятиям иудеев? Неужели Он, обличающий суеверия фарисейские, мог умолчать о таком важном суеверии? Напротив, в Слове Божием сказано, что Иисус Христос исцелял всех обладаемых диаволом (ср.: Деян. 10, 38), что Сын Божий для того и пришел, чтобы разрушить дела диавола (1Ин. 3, 8), который через грехопадение прародителей получил власть над грешниками. Власть эту уничтожил Иисус Христос Своим искуплением и дарованием искупленным средств побеждать козни древнего духовного врага человеков в истинно христианской вере с ее Таинствами и правилами благочестия.

Но христианин своим неверием и грехами открывает к себе вновь доступ злым духам, которые действуют теперь хитрее, как слабейшие против времен дохристианских, но тем не менее вредоносно, гибельно для спасения верующих. Злые духи стараются приноровиться к страстям и наклонностям нашим; пользуясь ими, они закрывают от нас свои козни как бы каким покрывалом. Но христиане, внимательные к себе, старающиеся стяжать праведность, ведущие борьбу с дурными наклонностями, ясно замечают ухищрения злых духов, видят их козни и искушения и не без усилий, но побеждают их верою в Господа, молитвой, постом и бодрствованием над собой.

Говорят еще: под злыми духами надобно разуметь олицетворения наших грехов и страстей. Но ведь это, во-первых, совершенно противно Слову Божию, а во-вторых, ясно противоречит опыту. Мы не одобряем зла, осуждаем грех и в себе, и в других; самые закоренелые злодеи весьма часто вдруг изменяют свою жизнь и с отвращением смотрят на свои прежние дела. Что же это значит? То, что зло и грех произошли первоначально не от человеков, как и утверждает Священное Писание, что зло в нашу природу вошло извне, именно через искушение от диавола. Конечно, грех усиливается наклонностями нашей поврежденной природы, созданной доброй, – иначе мы не любили бы зло. После сего странно было бы разуметь наши страсти под именем злых духов.

Однажды бес, придя ночью в келью преподобного Макария Александрийского, сказал ему: «Встань, авва Макарий, и пойдем в церковь к богослужению». Макарий же, будучи исполнен благодати Божией, уразумел искушение диавола и отвечал ему: «О, лжец и ненавистник добра! Какое может быть с твоей стороны участие в богослужении и что может быть у тебя общего с собором святых?» Диавол сказал: «Разве ты не знаешь, Макарий, что без нас не бывает ни одной службы церковной и ни одного монашеского собрания; иди же и увидишь дела наши». Старец отвечал: «Да запретит тебе Господь, бес нечистый». И, обратившись к молитве, просил Господа, дабы явил ему, правда ли то, что, хвалясь, говорил диавол.

Когда наступило время полуночного богослужения, он пошел в церковь, прося Бога, дабы открыл и показал ему, правда ли сказанное диаволом. И вот видит по всей церкви как бы неких малых отроков в образе эфиопов, быстро обходящих церковь и летающих. В монастыре том был обычай: один брат читал псалмы, а прочие сидели и слушали, – и вот рядом с каждым из братии сидели те эфиопы и посмеивались над ними. Кому пальцами своими дотрагивались до глаз, тот сейчас начинал дремать, а кому клали палец на уста, тот тотчас пробуждался; пред иными ходили в женском подобии, а пред другими делали иное. И что представляли пред кем, тот о том и размышлял в себе.

Но от некоторых, как только начинали делать что-либо подобное, тотчас некой силой были прогоняемы и удаляемы и более не могли ни стоять пред ними, ни даже пройти мимо. А у некоторых немощных братьев, не внимающих молитве, насмехаясь, сидели на шее и на плечах. Преподобный Макарий, увидев это, вздохнул из глубины сердца и сказал: «Воззри, Господи, и не премолчи, воскресни, Боже, дабы разошлись враги твои и убежали от лица Твоего, ибо душа наша полна поругания». По окончании службы преподобный Макарий, призывая поодиночке каждого брата, спрашивал, о чем тот думал во время богослужения, и каждый открывал свои помышления. Оказалось, что каждый думал о том, что, насмехаясь, представлял пред ним бес.

Нарушение обета по искушению от диавола

Чтобы понять, как сильны и обольстительны бывают искушения врага нашего спасения, выслушаем следующий рассказ. «Один юный инок, подвизающийся в монастыре, желал жить в отшельничестве и выпросил у настоятеля благословение уйти в отдаленное место пустыни для безысходного жительства. Бог благословил намерение инока и явил ему особое знамение, указавшее ему самое место такого жительства: когда на пути будущий отшельник, изнемогая, заснул вместе с сопровождающими его монахами, прилетел орел и, ударяя крыльями, разбудил их; затем орел отлетел от них и сел на землю. Сопровождавшие монахи сказали молодому иноку: «Вот Ангел твой, вставай и последуй за ним». Он встал, простился с братиями, последовал за орлом и прошел до того места, на котором сидел орел. Тогда орел вновь поднялся, пролетел дальше и опять сел, и инок следовал за ним; и снова орел поднялся и отлетел недалеко, и брат шел за ним. Это продолжалось в течение трех часов.

Наконец, орел свернул направо в сторону и уже больше не показывался. Инок пришел туда и увидел три пальмовых дерева, источник воды и малую пещеру. Он сказал сам себе: «Вот место, которое приготовил мне Господь». И начал молодой инок безмолвствовать здесь, употребляя в пишу финики, а в питие воду из источника; прожил он тут шесть лет отшельником, никого не видя. Но вот приходит к нему диавол в образе мирского молодого человека и начинает рассматривать его с головы до ног. Инок спросил его: «Что ты смотришь на меня?» Тот ответил: «Разве ты не узнаешь меня? Я сосед отца твоего», – и назвал имя и отца, и матери, и сестры отшельника. Потом сказал: «Мать и сестра твоя умерли уже более трех лет тому назад, а отец умер только недавно, сделав тебя своим наследником; пред смертью отец просил всех отыскать тебя, чтобы ты пришел домой, принял имущество и раздал его нищим за душу свою и отца; многие отправились отыскивать тебя, но не нашли, а я, придя сюда по своим делам, узнал тебя. Не медли, пойди и исполни волю отца твоего». Отшельник отвечал: «Мне не следует возвращаться в мир». Но диавол разными обольстительными внушениями склонил отшельника оставить келью, проводил до города, где жил отец, и только тут оставил его.

Инок пришел в родительский дом с уверенностью, что отца уже нет в живых; и вот сам отец выходит ему навстречу, жив и здоров. Сначала отец не смог узнать своего сына, а сын постыдился и не смог объяснить истинную причину, почему он оставил келью; и сказал, что вернулся из-за своей любви и привязанности к отцу... Так и остался он в мире, окончательно изменив своим иноческим обетам.

Главный враг наш – диавол

Известный подвижник преподобный Антоний Великий однажды увидел сети, раскинутые по всей земле. Пораженный множеством этих сетей, он воскликнул: «О, Господи! Кто же в состоянии избежать их?» – И был к нему глас Божий: «Смирение!» Но что это за сети, всюду расставленные для нас? Сети – это искушения и соблазны, которые почти на каждом шагу преследуют нас и с которыми, как нашими врагами, нужно бороться каждому христианину.

Первый и самый главный враг наш – диавол; он первый и по времени, и по силе, и по злобе супостат. Его и Спаситель называет отцом лжи, человекоубийцею искони (ср.: Ин. 8, 44), с начала века. Он положил начало греха, прельстив наших прародителей в раю и сделав их преступниками заповеди Божией. С тех пор он, как лев, ходит, ища, кого из людей вовлечь в свои пагубные сети (см.: 1Пет. 5, 8). Да что говорить о людях! Сам безгрешный Господь Иисус Христос подвергся искушениям от диавола.

Для чего? Конечно, для нас, грешных, для того, чтобы Он, будучи Сам искушен, мог и нам, искушаемым, помочь (ср.: Евр. 2, 18). А как часто мы, грешные, подвергаемся искушениям от диавола! Правда, диавол теперь редко действует на людей видимым образом, но зато постоянно он искушает нас тайным, незаметным образом. В открытой борьбе с ним сражаются совершенные христиане, великие подвижники, всецело посвятившие себя Христу. А как трудна эта борьба с диаволом, можно понять из житий угодников Божиих.

Преподобный Сергий, Радонежский Чудотворец в начале своего пустынного подвига претерпел от бесов очень много скорбей и искушении. Они нередко принимали образы страшных зверей и отвратительных гадов, чтобы устрашить преподобного, но он мужественно молитвой и крестным знамением отгонял все их искушения. Раз преподобный ночью пел утреню в своей церкви. Вдруг пред его взором расступилась стена, и через нее вошел целый бесовский полк в одежде литовцев, которые в то время причиняли России много зла. С шумом и дикими воплями бросились бесы, как бы намереваясь разорить церковь и угрожая преподобному смертью. «Беги скорее отсюда, – кричали они, скрежеща зубами. – Если не уйдешь, мы разорвем тебя на части». Но, мужественный и сильный духом, подвижник не испугался бесовских угроз: с пламенной молитвой обратился он к Богу, – и падшие духи мгновенно исчезли. В другое время бесы, приняв образ отвратительных гадов, наполнили всю келью, так что не видно было и пола.

Нередко по чаще лесной и кругом кельи преподобного Сергия слышались неистовые крики бесовских полчищ: «Уходи отсюда! Зачем ты пришел сюда? Не надейся здесь дольше жить, мы не оставим тебя в покое. Смерть тебе и погибель от нашей руки!» Но все усилия, все ожесточенное упорство исконного врага человеческого, вся злоба его против преподобного Сергия остались напрасными и были совершенно сокрушены великим подвижником, исполненным благодати Христовой.

Другой знаменитый подвижник, преподобный Антоний Великий, также претерпел немало искушений от диавола. В житии рассказывается, что в одну ночь демоны избили его так сильно, что на другой день благочестивый муж, приносивший ему пишу, нашел его без чувств и принес, как покойника, в ближайшую сельскую церковь. Но он, придя в себя, упросил друга своего отнести его обратно в пещеру, где, будучи не в силах стоять, он лежал, не переставая молиться и ратовать против невидимых врагов. Мужество святого только воспламенило ярость: демоны подняли шум и стук, как бы желая поколебать здание в основании, и потом приблизились к нему в виде львов, тигров, медведей и других хищных зверей. Намереваясь устрашить его ревом, свистом, они кидались на него с раскрытой пастью, чтобы поглотить его, нанесли ему даже несколько ударов. Но святой Антоний, несмотря на боль, сохранял терпение, твердость души и укорял их в слабости. «Если бы вы имели силу надо мной, – говорил он, – то и одному из вас было бы легко уничтожить меня; но как Господь отнял у вас силу, то вы пытаетесь устрашить меня множеством; даже и то служит признаком вашей немощи, что обращаетесь в животных. Если же можете и имеете надо мной власть, то не медлите и нападайте, а если не можете, то к чему мятетесь напрасно? Знамение креста и вера в Спасителя моего служат мне несокрушимым щитом». Так он говорил им, и демоны, раздраженные его к ним презрением, скрежетали зубами от отчаяния.

Таковы явные и открытые действия врага нашего спасения – диавола! Но эти открытые действия бывают направлены преимущественно против людей благочестивых, а с нами, грешными и нерадивыми, он и не станет вступать в открытую борьбу.

Один пустынный старец, встав ночью, по обычаю, на молитву, услышал звук военной трубы, созывающей на битву, и удивился: откуда в такой безлюдной пустыне быть войскам? Тогда явился ему бес и сказал: «Да, это, конечно, войска, потому что ты стоишь на молитве. Ложись и спи, если не хочешь, чтобы мы с тобой воевали; мы воюем только с теми, которые вооружаются против нас молитвой, а с ленивыми мы не боремся».

Случай из священнической практики

Рассказ священника Иоанна Баронова

В 1856 году, во вторник шестой недели Великого поста, я был позван приобщить Святых Тайн женщину лет тридцати. На первый взгляд мне показалось, что больная не находится в большой опасности. Она сидела спокойно и разговаривала с окружающими. На мой вопрос, давно ли она нездорова и в чем заключается ее болезнь, эта женщина отвечала твердо и ясно, что с ней сделалось что-то ныне ночью и она чувствует себя больной, а потому и желает заблаговременно приобщиться. Началось чтение молитв. Больная вначале раза два перекрестилась. Но далее рука отказалась служить ей, она пыталась приподнять руку, но не могла. Через несколько минут той же рукой перекрестила ее помогавшая ей женщина, но повторить это была уже не в состоянии и прислужница, ибо рука перестала сгибаться. По глазам и по лицу больной видно было, что происходит резкое ухудшение ее состояния. По окончании молитв и по выходе из комнаты посторонних лиц, я приступил к исповеди. На первый мой вопрос больная произнесла несколько невнятных слов, потом совершенно онемела и только давала утвердительные или отрицательные знаки рукою или движением головы и, наконец, лишилась всякого движения и смотрела на меня бессмысленно. Сколько ни употреблял я усилий, чтобы вызвать с ее стороны хоть какой-нибудь признак сознания и понимания, ничто не помогало. Я позвал родных.

Минут через пять она как будто очнулась, сделала знак рукой и хотела что-то сказать, но не смогла. Желая воспользоваться минутами сознания, я изготовил Святые Тайны. Но лишь подошел к ней со Святыми Дарами, как у нее вдруг начались сильнейшие конвульсии. Руки опустились, голова опрокинулась назад, глаза закатились под лоб, зубы стиснулись и заскрежетали, и она совершенно омертвела. В страхе отступил я назад. Через несколько минут больная опять очнулась. Я вторично приступил к ней со Святыми Дарами, но опять начался тот же припадок. Три раза приступал я к больной со Святыми Дарами, чтобы приобщить ее, – но безуспешно. Каждый раз она впадала в омертвение, но когда я отходил, немного приходила в себя.

Поручив больную воле Божией, я принужден был удалиться без всякого успеха, попросив ее домашних известить меня о состоянии больной. Через несколько дней я получил весть, что Татьяна (так звали больную) кричит покликушей, т. е. беснуется, и что с того дня, как я был у нее, она ни на одну минуту не приходила в себя. Мне стало жаль ее и их бедное семейство, в котором, при четырех совершеннолетних мужчинах и четырех малолетних детях, была только одна Татьяна, женщина достойная, скромная, трудолюбивая и богобоязненная.

Увидеть лично больную мне привелось на Светлой неделе. Наряду с другими прихожанами служили мы молебен в их доме. Во время молебна больная сильно кричала и билась так, что удержать ее едва могли двое. Несмотря на беснование, я, однако, приложил к устам больной крест и окропил ее святой водой. После нескольких, как бы от того происшедших судорог больная сделалась спокойнее. Когда из комнаты были вынесены иконы, а вслед за ними вышли и все домашние на двор, чтобы там приложиться к иконам при пении пасхальных стихир, я остался в комнате с одной только женщиной, которая присматривала за больной. В моем присутствии Татьяна начала бранить меня разными оскорбительными словами; но я, не обращая внимания на ее слова, пристально смотрел ей в лицо.

Меня при этом особенно поразило то обстоятельство, что в то время как слова произносимы были ею с особенной горячностью и значительным ударением, в лице ее не обнаруживалось ни малейшего выражения, – она лежала с закрытыми глазами, как полумертвая, и только слегка шевелила губами. Притом, говоря о себе самой, она выражалась в мужском роде. Когда поток слов несколько остановился, я сказал: «Татьяна! Какая ты была прекрасная женщина! С радостью, бывало, встречала меня и усердно молилась со мною, а теперь как жестоко обижаешь меня! Не стыдно ли и не грешно ли тебе?» «Да я вовсе не Татьяна», – прозвучало в ответ. – «Как не Татьяна? Я вижу Татьяну». – «Видишь Татьяну, да говорит-то не Татьяна, а я». – «Кто же ты?» – «Ты сам знаешь, кто я, и если скажу, то не успеешь убежать отсюда». – «Но если ты не Татьяна, то зачем пришел сюда?» – «Я не сам собою пришел, а мне вышло такое определение от моего начальника. Впрочем, нечего распространяться, ступай отсюда, твои товарищи уже ушли, тебя никто не звал, и я терпеть тебя не могу». – «Но если ты не Татьяна, то ты не в свое место зашел и, боясь имени Воскресшего ныне Господа Иисуса Христа, должен выйти отсюда». – «Да, я уйду, только не теперь. А теперь мне нет еще определения от моего начальника». – «Когда же это будет?» – «Тогда, как пройдут эти Великие дни. В эти дни мне нигде нельзя показаться, и я должен оставаться там, где мне приказано». При этих словах начали входить в избу домашние, и я, прекратив разговор и осенив больную крестом, удалился.

Но слышанные мною слова взволновали меня, я много думал об этом разговоре и ждал, не произойдет ли действительно какой перемены с больной. Так и случилось. В понедельник на Фоминой Неделе меня попросили приобщить больную, объяснив, что прошедшей ночью ей сделалось легче и она пришла в себя.

Действительно, нашел больную выздоровевшей – она ходила и стояла без посторонней помощи, говорила хорошо и свободно. В лице ее и глазах выражалась какая-то особенная живость и разумность, чего не было даже в здоровом ее состоянии. Во время молитв ко причащению она молилась так усердно, с такой горячностью, что привела меня в удивление. При исповеди она обнаружила такую искренность и чистосердечие, такую сильную веру и любовь к Искупителю, такое разумное понимание Святого Таинства, какого не случалось мне встречать между сельскими жителями и какого невозможно предположить в женщине необразованной и ума недалекого. Все доказывало, что она находится под особенным осенением благодати Божией. С величайшим благоговением приняв Святые Тайны, она в душевном, благодатном восторге возблагодарила Господа долгим земным поклоном. После причащения Татьяна просила у меня прощения и благословения, как бы перед самой смертью.

Желая успокоить ее, я старался возбудить в ней надежду на выздоровление. Но на мои слова она с полной уверенностью сказала, что ей остается жить недолго. Часа через три после сего меня известили, что Татьяна скончалась... Обстоятельства, сопровождавшие ее болезнь, как то: первоначальные припадки, воспрепятствовавшие преподать ей Святые Тайны, терзание ее и биение самой себя, произнесение кощунственных слов, несообразных с душевным ее настроением, и проявление мыслей, превышающих умственные ее способности, прекращение беснования, случившееся, как было предсказано, по прошествии великих дней Светлой недели, – не оставляют сомнения в свойстве ее болезни.

Больная находилась под влиянием злого духа. А благодетельная перемена, происшедшая с ней пред самой смертью, вразумительно говорит о благодати Божией, которая, допустив страдание и измождение тела, достигла через то высших и благодетельных целей, именно: очистила, просветила и спасла дух.

О духовных средствах борьбы со злыми духами

Нам даны Иисусом Христом, Спасителем нашим, все средства к победе над диаволом. Благодатию Христа подсекается грех, живущий в нас (см.: Кол. 2, 11–12). Господь истребил силу сатаны и полчищ его бесовских, отняв у них всякую власть над нами. Отняв силы у началъств и властей, властно подвергал их позору, восторжествовав над ними Собою (ср.: Кол. 2, 15). Только посредством греха и страстей бесы льнут к душе, и она, пока во грехе, бывает ослеплена ими и является как бы одетой в них. Пиявки облепляют тело живое и сосут из него живую кровь; но если обдать тело соленой водой, то пиявки тотчас отпадут. Так и Господь осолил естество наше солью благодати Святаго Духа. И бесы все должны были отскочить от него, пораженные Божественной Силой и светом веры с возлюблением святости. О возможности избавления от бесов при помощи благодати Божией и при пользовании богодарованными для сего средствами свидетельствуют святые отцы Церкви. Святитель Иоанн Златоуст говорит: «Если диавол и хищник, то от нас зависит не давать ему расхищать»2. Святитель Григорий Нисский говорит: «Когда естество наше пало в грех, наше падение Бог не оставил Своим Промыслом, но в помощь жизни каждого приставляет некоего Ангела из приявших бесплотное естество; но, с противной стороны, растлитель естества ухищряется на то же посредством лукавого и злотворного демона, который бы вредил человеческой жизни. Человек же, находясь среди Ангела и демона, сам собою делает одного сильнее другого, свободной волей выбирая учителя из двух. Добрый Ангел указывает помыслам блага добродетели, какие преуспевающими открываются в уповании, а другой показывает вещественные удовольствия, от которых нет никакой надежды на благо. Посему если кто чуждается того, что манит к худому, устремив помыслы к лучшему и порок как бы поставив позади себя, а душу свою, как некое зеркало, обратил лицом к упованию благ, чтобы в чистоте собственной его души напечатлелись все изображения и представления указуемой ему добродетели, то сретает его тогда и оказывает ему вспоможение брат; ибо по дару слова и разумности души человеческой Ангел некоторым образом является человеку братом».

«Сильное орудие на демонов – правая жизнь и вера в Бога. Боятся злые духи подвижнического поста, бдения, молитв, кротости, безмолвия, несребролюбия, нетщеславия, смиренномудрия, нищелюбия, милостыни, безгневия, преимущественно же – благочестивой веры во Христа. Преподобный Иоанн Кассиан, говорит: подстерегает враг в потаенном месте, как лев в логовище (Пс. 9, 30), скрывая для нас сети и мрежи помыслов нечистых и нечестивых. Но и мы, если не спим, можем еще большие и опаснейшие для него поставить сети, тенета и засады, ибо молитва и псалом, бдение (духовное) и смиренномудрие, служение ближним и милость, благодарение и слушание Божественных словес – вот засада врагу, и сеть, и яма. И бичи, и тенета, и удавление».

Никто не оставайся без брони, которой, по Апостолу, служит добрая вера; никто не будь без щита, который есть смирение, никто – без меча, который есть Божественная молитва, никто – без шлема, который есть послушание и прочее. Крепкий во бранех Господь, оружием креста поразивший начала и власти мироправителя века сего, дал нам власть наступать на змея и скорпионов, и на всю силу вражию (ср.: Лк. 10, 19)3. Противостаньте диаволу, и убежит от вас, говорит апостол Иаков (Иак. 4, 7). Надо только не ослабевать в борьбе с врагом и с терпением вести войну, помня завет Господа: терпением вашим спасайте души ваши (Лк. 21, 19). За победу над диаволом ждет нас вечная награда в Царстве Небесном. Если диавол особенно сильно нападает на нас, то это первый признак его слабости, ибо, если бы мы были побеждены им, ему нечего было бы вступать в борьбу с нами. Святой Иоанн Лествичник говорит: «Никто не может так свидетельствовать о поражении диавола и демонов, как жестокое их нападение на нас». Бог же мира сокрушит сатану под ногами вашими (Рим. 16, 20). «Если Христос восходит на небо, восходи с Ним и ты, будь в числе сопровождающих или сретающих Его Ангелов».

Святые отцы и учители Церкви указывают следующие средства для борьбы с диаволом: веру, слово Божие, призывание имени Христа Спасителя нашего, страх Божий, смирение, трезвение, молитву, крестное знамение. Эти средства мы сами можем употреблять в борьбе, а есть и такие, которыми возможно пользоваться через священнослужителей, – это покаяние с причащением и заклинание.

1) Вера. – Невещественный щит против невидимого врага. Паче всего возьмите щит веры, которым возможете угасить все стрелы лукаваго (Еф. 6, 16). Диавол часто бросает разжжешгую стрелу похотения срамных удовольствий, но вера, напоминая Суд и охлаждая ум, угашает стрелу сию. Если веруем в Бога, то не боимся демонов, ибо Господь посылает нам помощь Свою. Губитель не найдет себе места в нас, если ограждаться щитом веры.

2) Слово Божие. – «Духовный меч для борьбы с диаволом есть глагол Божий». «Противоположи ему (искусителю) слово Живота, которое есть Хлеб, посылаемый с неба и дарующий Жизнь миру», – говорит святитель Григорий Богослов. Губитель никогда не найдет в нас места себе, если отражать его мечом Слова Божия. Бесов должно прогонять, по примеру Христа, словами Священного Писания.

3) Призывание имени Христа, Спасителя нашего. – Именем Моим будут изгонять бесов (Мк. 16, 17), сказал Спаситель. Отцы Церкви и учители свидетельствуют об исполнении обетования Христова. Святой мученик Иустин говорит: «Мы всегда молим Бога через Иисуса Христа, чтобы сохраняться нам от демонов, которые чужды Богопочтения и которым мы некогда поклонялись, – дабы мы, после обращения к Богу через Христа, были непорочны. Ибо мы называем Его Помощником и Спасителем, от силы имени Которого трепещут демоны, и теперь, когда заклинаем именем Иисуса Христа, Распятого при Понтии Пилате, они повинуются нам; отсюда для всех очевидно, что Отец Его дал Ему столь великую силу, что и бесы покоряются имени и домостроительству бывшего страдания Его». «И доныне трепещут демоны при имени Христовом; сила Его имени не ослаблена и нашими пороками. А мы не стыдимся оскорблять и достопоклоняемое имя Христово и Самого Христа», не стыдимся слышать, как отвергают христианство, как бы стыдясь быть верующими сынами Его... Святой Феодор Эдесский говорит: «Никто из нас не может собственными силами избежать козней лукавого, но только непобедимой силой Христовой».

О силе призывания имени Божия в «Прологе» содержится следующий рассказ. В Константинополе был чародей, который хотел привлечь к служению бесам одного отрока. Чтобы показать силу и величие князя бесовского, чародей увел отрока за город в ненаселенное место. И вот обольщенному отроку представился большой город с железными воротами. Чародей входит с отроком в воображаемый город и вводит его в посреди стоящий храм. При входе видит отрок много светильников горящих и на высоком престоле сидящего, подобного царю, и окруженного многочисленными слугами, – это был князь бесовский, который радостно приветствовал чародея, посадил его рядом с собою и спросил, для чего он привел отрока? Чародей отвечает: «Мы твои слуги, и он хочет быть твоим». Сатана спрашивает отрока: «Мой ли ты слуга?» Отрок же воскликнул: «Я служитель Отца и Сына и Святаго Духа». От этого возгласа вдруг пал с престола сатана, погиб чародей, исчезли все призраки города и храма.

4) Страх Божий. – Тому, кто из-за любви боится оскорбить Создателя своего и носит постоянно в сердце благодатную память о милостях Божиих и страх быть неблагодарным за них, тому не страшен ни диавол, ни человек, ибо тот не боится смерти, уповая на Жизнь Вечную, даруемую Богом. Святой Ефрем Сирин говорит: «Страх Божий – крепкий столп перед лицом вражеским: не разоряй сего столпа и не будешь взят в плен». Святой Симеон Новый Богослов говорит: «Боящийся Бога не боится устремления против него бесов».

5) Смирение. – Смиренному не страшен никто, ибо на смиренного не поднимается рука; ему не страшны лишения и муки, ибо смирение не дает чувствовать уязвления от преследований врага; о стену смирения разобьется всякое зло. Святой Симеон Новый Богослов говорит: «Что мужественнее сокрушенного и смиренного сердца, которое без труда обращает в бегство полки бесов и совершенно прогоняет их?» Преподобный авва Дорофей говорит: «Когда святой Антоний увидел распростертыми все сети диавола и, вздохнув, вопросил Бога: «Кто может избегнуть их?» – то Бог ответил ему: «Смирение избегает их» – и присовокупил: «Они даже не прикасаются к нему», т. е. к смирению.

6) Трезвение, духовное бодрствование. – Святитель Иоанн Златоуст говорит: «Страшно, страшно, возлюбленный, быть уловленным кознями диавола, ибо тогда душа как бы запутывается в сетях и, как нечистое животное, валяясь в грязи, услаждается этим, так и она, предавшись греховной привычке, уже не чувствует зловония грехов, – посему нужно бдеть и бодрствовать, чтобы с самого начала не дать лукавому демону никакого доступа к нам, дабы он, омрачив у нас ум и ослепив око душевное, не заставил нас, не могущих взирать на свет Солнца Правды, подобно лишенным видимого солнечного света, стремиться в пропасть». «Если мы будем с осторожностью располагать своими поступками, то получим и от Господа великую милость и избегнем козней диавольских. Когда диавол видит, что мы бдительны и осторожны, то, зная, что его покушения (на нас, для соблазна нашего) будут бесполезны, удаляется со стыдом»4.

7) Молитва. – Молитва есть средство нашего общения с Богом: молитвой мы возносимся до небес. В молитве черпается вера, ибо в молитве человек чувствует счастье благодати, от Бога исходящей, и уже не может сомневаться в существовании Бога. Молитвой человек очищается, ограждается, спасается. В молитве человек чувствует свою душу; познает себя духом самостоятельным от тела, могущим вознестись до Самого Создателя своего и узреть Его духовными очами. (Говорится о настоящей молитве, а не об одном произнесении слов молитвенных, наизусть выученных, когда не вникают в говоримое, не понимают говоримого, не чувствуют сказанного вследствие отсутствия мысли, занятой земными помыслами, посторонними молитве.)

Святитель Василий Великий говорит: «Если во время молитв он (диавол) и стал бы влагать лукавые мечтания, душа да не перестанет молиться и да не почитает собственными своими произращениями эти лукавые влеяния врага, эти мечтания неистощимого в кознях чудодея, но, рассудив, что появление неподобных мыслей бывает в нас по неотвязности изобретателя лукавства, тем усиленнее да припадем к Богу и да молим Его рассыпать лукавую преграду остающихся в памяти непристойных (для молитвенного состояния) помыслов, чтобы стремлением ума своего беспрепятственно, без всякого промедления и мгновенно, востечь к Богу; тогда нашествие лукавых помышлений нимало не будет пресекать пути к молитве, если же и продолжится таковое восстание помыслов по неотвязности воюющего с нами, то и в этом случае не следует приходить в отчаяние и оставлять подвиг на половине дела, но терпеть, продолжая молиться дотоле, пока Бог, видя нашу стойкость, не озарит нас благодатию Святаго Духа, которая обращает в бегство наветника, очищает и наполняет Божественным светом ум наш и дает то, что мысль наша в тишине служит Богу с весельем».

Преподобный Антоний Великий свидетельствует, что молитва – одно из сильных оружий на врага человеческого. Святой Симеон Новый Богослов говорит: «Христианин, совершающий молитву как бы труд какой и чувствующий (во время молитвы), что как будто против воли терпит насилие, понуждение и мучение, таковой пусть не думает, что освободился от руки диавола, пусть знает, что он мысленно (т. е. своими помыслами) еще удержан игом лукавого мучителя». Нужна, следовательно, для общения с Богом молитва свободная, непринужденная, которая бы составляла жизнь души. Святитель Григорий Нисский говорит: «Должно молиться, ибо следствие молитвы то, что бываем мы с Богом: а кто с Богом, тот далек от сопротивника», и еще: «Тот, кто страшится приражения лукавого, пусть молится, чтобы не быть ему во власти лукавого».

Итак, будем молиться, ибо в молитве мы приходим в общение с Богом и познаем Его.

8) Крестное знамение. – По выражению церковной песни: «Крест бесов губитель», «бесов отгонитель», «Крест воздвижется – и падают духов бездушных чинове». Преосвященный Феофан Затворник говорит о значении и силе Креста Господня так: «Крестом примирено небо с землей, низведен Дух благодати в освящение всех, и в обличение всех властью наступать (силою креста) на всю силу вражью; почему бесы и не могут взирать на крест: от одного вида его бегут. Крестное знамение есть ограждение верующих и победное оружие на невидимых врагов». Святитель Иоанн Златоуст говорит: «Не просто перстом должно крест изображать, но должно сему предшествовать сердечное расположение и полная вера. Если так изобразишь его на лице твоем, то ни один из нечистых духов не возможет приблизиться к тебе, видя тот меч, которым он уязвлен, видя то оружие, от которого он получил смертельную рану. Ведь если и мы с трепетом взираем на те места, где казнят преступников, то представь, как ужасаются демоны, видя оружие, которым Христос разрушил всю силу их и отсек главу змию. Итак, напечатлей крест в уме твоем и обыми (мысленно) спасительное знамение душ наших. Когда при нас крест, тогда демоны уже не страшны и не опасны».

О том, что крестное знамение отгоняет диавола, сознался демон волхву Киприану, по поручению которого он думал одолеть девицу Иустину, но не успел в этом. На вопрос Киприана: «Скажи мне, каким оружием она сопротивляется?» – тот отвечал: «Не можем зреть на знамение крестное, но бежим от него».

9) Покаяние и причащение. – Святой Ефрем Сирин говорит: «Блаженны те, которые, попав в сети врага, успели разорвать его путы и скрылись, бежав от него, как рыба, спасшаяся от сети. Рыба пока в воде, если, будучи поймана, порвет сеть и скроется в глубину, то спасается; а когда извлечена на сушу, то не может уже помочь себе. Так и мы, пока еще в этой жизни, имеем от Бога власть разорвать на себе узы вражеской воли и покаянием свергнуть с себя бремя грехов и спастись. А если застигнет страшное оное повеление, и душа выйдет, и тело предано будет земле, то не в силах уже мы помочь себе, как и рыба, извлеченная из воды и заключенная в сосуд, не может уже оказать себе помощи».

Иноки Каллист и Игнатий говорят: «Иоанн Вострский, муж святой и власть имеющий над духами нечистыми, спросил бесов, живших в некоторых отроковицах бесноватых и злодействовавших в них, говоря: «Каких вещей боитесь в христианах?» Те ответили: «Вы воистину имеете три великие вещи (отгоняющие бесов): первая – та, что вы носите на шее вашей; вторая – та, что омываетесь вы в Церкви; третья – та, что вкушаете вы в собрании». Тогда он спросил их: «Из сих трех чего боитесь больше вы?» Они ответили: «Если бы добре хранили то, чего причащаетесь, то никто из нас не возмог бы оскорбить христианина». Эти вещи, коих боятся наши неистовые враги паче всего, суть: Крест, Крещение и Причащение». Действительно, что может быть большим доказательством веры в Спасителя, чем исполнение Им завещанного общения с Ним через Причащение, и что есть большая заслуга, искреннее покаяние перед Богом? Мы, люди, и то не можем устоять в гневе на кающегося нам в проступках своих против нас человека. Мы и то всегда готовы простить искренно кающегося; разве это не доказательство, что есть спасение в искреннем покаянии?..

Итак, спасение душ наших от рабства загробного диаволу заключается в общении с Христом Спасителем нашим по завещанной Им нам на Тайной вечери заповеди и в искреннем покаянии Ему в грехах наших, при старании не повторять уже то, что осознано нами грехом; только в этом последнем случае мы можем доказать искренность покаяния. Покаяние – это выражение познания греха своего, а раз узнал человек, что есть грех, разве он повторит этот грех, если он в нем искренно покаялся? А если повторит, значит – не искренно было его покаяние.

10) Заклинание. – По определению святителя Григория Богослова, «заклинание – есть изгнание демонов». Святой Иустин мученик говорит: «Мы, верующие в распятого Иисуса Господа нашего, заклинаем всех демонов и злых духов и держим их в нашей власти». И еще: «Всякий демон побеждается и покоряется через заклинание именем Сына Божия». Действительно, заклинание оказывается сильным оружием христиан против диавола. Часто получают исцеление такие больные, которые признаны врачами безнадежными.

Да и где искать больше исцелений, как не в храме Божием, где собраны люди от имени Господа?.. К кому больше прибегать за помощью, как не к Господу Богу и святым Его, к Матери Божией?.. Кто, кроме Господа, может исцелить нас от грехов наших, кто, кроме Господа, может уврачевать нашу душу, какие врачи телесные могут излечить эти язвы человеческие?

Исцеляет Господь по благости Своей душевные болезни, с которыми связаны телесные муки, прощением грехов, породивших сии муки. Правда, не всегда тотчас исцеляются больные, но это потому, что иногда Господь наказывает людей, видя неискренность их обращения к Нему, а вместе с наказанием учит терпению. Главной причиной Божиих наказаний служит недостаток в нас веры. Оттого-то и не получают неверующие долго исцеления, что Господь желает нас испытать и научить вере, подавая пример другим.

Дерзайте, и Бог поможет вам

Авва Антоний, основатель и настоятель лавры Илиотской, поведал нам об авве Феодосии молчальнике то, что слышал от него самого. «Прежде чем удалиться в пустыню, – рассказывал авва Феодосии, – в состоянии духовного восторга я видел юношу, лицо которого сияло светлее солнца. Взяв меня за руку, он сказал: «Пойдем, тебе предстоит состязание», – и привел меня в театр, обширности которого я не могу описать. Весь театр был наполнен зрителями. Одна часть их была в белых одеждах, другие были в черных, как эфиопы. Юноша привел меня на середину театра. Здесь я увидел эфиопа необыкновенного роста: голова касалась облаков. Он был безобразен и имел вызывающий вид. Явившийся мне юноша говорит: «Вот с ним тебе предстоит борьба». При виде исполина я пришел в ужас и задрожал... «Кто же из людей, с одними человеческими силами, может бороться с ним?!» – воскликнул я, обращая умоляюще взоры на приведшего меня юношу. «А ты все-таки бодро выходи против него: я буду при состязании... Сам буду судьей и вручу тебе победный венец».

Мой противник также выступил на середину, и мы начали борьбу. Быстро явился Ангел и вручил мне венец. И вот все множество эфиопов с воплем вдруг исчезли. Другая часть людей, облеченных в белые одежды, воссылала хвалу Господу, Который через Своего Ангела помог и доставил мне славную победу».



Источник: Дьяченко Григорий, протоиерей. Простое Евангельское слово. Книга I. М.: Московское Подворье Свято-Введенской Оптиной пустыни, 2006. - 672 с.

Вам может быть интересно:

1. Простое Евангельское слово – НЕДЕЛЯ 6-Я ПО ПЯТИДЕСЯТНИЦЕ протоиерей Григорий Дьяченко 89,3K 

2. Простое Евангельское слово – НЕДЕЛЯ 9-Я ПО ПЯТИДЕСЯТНИЦЕ протоиерей Григорий Дьяченко 89,3K 

3. Алфавитный указатель предметов, содержащихся в Словах святаго Исаака Сирина – Лицемерие преподобный Исаак Сирин Ниневийский 55,3K 

4. Уроки и примеры христианской веры. Опыт катехизической хрестоматии. Часть 1 протоиерей Григорий Дьяченко 189,6K 

5. Уроки и примеры христианской веры. Опыт катехизической хрестоматии. Часть 1 протоиерей Григорий Дьяченко 189,6K 

6. Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Том V – Закон природы профессор Александр Павлович Лопухин 145,6K 

7. Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Том I – Аполлос, мученик профессор Александр Павлович Лопухин 163,4K 

8. Толкование на Апокалипсис св. Иоанна Богослова – Глава 25 святитель Андрей Кесарийский 2,1K 

9. Толкование на Апокалипсис св. Иоанна Богослова – Глава 23 святитель Андрей Кесарийский 2,1K 

10. Мои дневники. Выпуск 5 архимандрит Никон (Рождественский) 1,7K 

Комментарии для сайта Cackle