святитель Григорий Палама

Омилия XIX71.

На Евангелие Христово о Самаряныне72, и о том, что долженствует презирать земные блага жизни

На протяжение всех ныне проходящих сих дней, простирающихся вплоть до Пятидесятницы, мы празднуем Воскресение из мертвых Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, самою продолжительностью празднования, делая наглядным превосходство его над остальными праздниками. Потому что если ежегодная память Восшествия Господа на небо и округляет73 это число дней, но и оно показывает превосходство воскресшего Владыки над всеми когда-либо воскресшими рабами: потому что все когда-либо воскресшие из мертвых были воскрешены со стороны других и, затем, умерши, вновь возвратились в землю. Когда же Христос воскрес из мертвых, смерть уже потеряла над Ним обладание: ибо Он единственный Сам Себя воскресивший трехдневным, более не возвратился в землю, но восшел на небо, сотворив едино-престольным, как единый Бог со Отцем, наше смешение (естество); посему Он единый и был Началом будущего всех воскресения, и Единым Начатком усопших и Первенцем из мертвых, и Отцем будущего века. Как в Адаме все умирают: и грешники и праведники; так во Христе все оживут: и грешники и праведники, но каждый в своем чине: Первенец Христос, потом – Христовы, в пришествие Его; а затем конец, когда Он упразднит всякое начальство и всякую власть и силу, и покорит всех врагов Своих под ноги Свои. Как последний враг истребится смерть – во всеобщем воскресении, при последней трубе: ибо тленному сему надлежит облечься в нетление, и смертному сему облечься в бессмертие.

Поручителем же таковых благ для нас является Воскресение Христово, и поэтому-то единственно этот Праздник мы празднуем в течение стольких дней, как сущий бессмертный и несменяемый и вечный, предызображая этим и блаженство Святых в будущем веке, идеже отбеже болезнь, печаль и воздыхание: потому что в этом блаженстве – ликование и счастие присно-божественное и не подверженное изменениям; потому что там обитель истинно радующихся. Посему и перед наступлением этих (пасхальных) дней, благодать Духа установила как закон, чтобы мы проводили священную Четыредесятницу в посте, бдении и молитве и всяческом подвиге добродетелей; действительно, Четыредесятницею являя образ жительства тех людей, которые спасаются в этом веке. Это есть не иное что, как – покаяние и богоугодное прохождение жизни. Чрез, последующую же за ней, Пятидесятницу, которую мы сейчас проходим, представляющую покой и отдых, который подвизавшиеся ради Бога восприимут там. Посему она есть Четыредесятница и связана с памятью Спасительных Страстей Господних и после седмицы74 принимает конец посту; а Пятидесятница включает в себе и преставление с земли на небо, и Божественного Духа сошествие и раздаяние. Потому что сей век уподобляется седмице и составляется на основании 475 часов и частей и стихий, и для тех, которые в течение его делают себя, чрез творение добрых дел, участниками Страстей Христовых, приносит празднество Пятидесятницы, которая начинается с осьмицы, и в осьмице76 имеет завершение, и превосходит и честную седмицу и четверицу, и чрез Воскресение Господне и, последующее за ним, Вознесение, представляет будущее воскресение человеческого рода и, последующее за сим, восхищение достойных на облацех в сретение Божие, и, наконец, во веки пребывание с Богом и упокоение.

Но это сбудется в надлежащее время. Господь же, прежде Своей Страсти и Воскресения, проповедуя Евангелие Царствия, и являя Ученикам, что не только из Иудейского народа будет избрание достойных веры и обетованного им вечного наследия, но – и из всех народов, – как вы слышали из чтомого сегодня вашему слуху Евангельского чтения, «прииде во град Самарийский, глаголемый Сихарь, близ веси, юже даде Иаков Иосифу сыну своему. Бе же ту источник Иаковль» (Ин.4:5–6). Источником здесь называется колодезь, потому что он имел воду от источника, как это явствует из предыдущих слов; был же он Иакова, потому что тот его выкопал. Сихем же был областью, которую Иаков дал Иосифу; ибо, умирая в Египте и завещая, он говорит ему: «Се аз умираю: вас же возвратит Бог от земли сея на землю отец ваших. Аз же даю ти Сикиму избранную свыше братии твоея, юже взях из руки аморрейских мечем моим и луком моим» (Быт.48:21–22). Посему Сихем в последствии был населен племенем Ефрема, который был первенцем Иосифа; вокруг же этого места обитали десять племен Израилевых, над которыми главенствовал Иеровоам отступник. Часто же оскорбляя Бога, они и часто были оставляемы Им, а затем все были отведены в плен, и так случилось, что вместо них поселились различные народности, собранные ассирийским царем, которые и назывались «самаритянами», по горе Сомор. И как некогда Иаков, проходя мимо, подошел к Сихему, так ныне, проходя мимо, Христос, подошел к Самарии. Но тот, как он сам говорит, подошел с «мечем и луком», т.е. для истребления и уничтожения его прежних обитателей; Христос же – со словом и учением, и посему – для спасения. «Иисус утруждся от пути», говорит Евангелист, «седяше тако на источнице: бе же яко час шестый» (Ин.4:6).

И время и усталость побуждали к седению Того, Кто носил тело, такое же как и наше; чтобы удостоверить это и предвидя будущую пользу, он так сидел, как говорит Евангелие, у источника, т.е. просто на земле, как бы одинокий странник, потому что Ученики Его пошли в город, чтобы купить еды. И когда таким образом Он одиноко сидел при источнике, приходит женщина из Самарии почерпсти воду. Господь же и терпя жажду, как Человек, и видя ее, приходящей, по человечеству, для утоления жажды, а как Бог, видя и сердце ее, жаждущее спасительной воды, но не знающей Могущего дать ей сию, спешит открыть Себя жаждущей душе. Потому что и Сам Он жаждет жаждущих Его, как написано. Начиная же Свою речь таким образом, чтобы легко быть понятным, Он говорит ей: «Даждь Ми воду пити» (Ин.4:7). Она же, будучи рассудительной, и видя по самой одежде и облику и явному внешнему убранству, что Он – Иудей и Хранитель закона, – удивляюсь, – говорит, – как Ты просишь пить от самарянки, когда Иудеи с Самарянами, как бы с язычниками, не имеют общения? – Господь же, пользуясь подходящим случаем, начинает открывать Себя, говоря ей: «Аще бы ведала еси дар Божий, и Кто есть глаголяй ти: даждь Ми пити: ты бы просила у Него, и дал бы ти воду живу» (Ин.4:10).

Видите, что ей засвидетельствовано: что если бы она знала, то она тотчас же попросила бы, и стала бы причастницей воистину живой воды, как, действительно, узнавши, она и сделала и получила потом. В то время как синедрион иудейский, вопросив и полностью получив ответ, Господа Славы распял затем. Но что – такое «дар Божий»? – «Аще бы ведала еси», говорит, «дар Божий»; оставляя в стороне иное, приведем тот факт, что воплотившийся Бог не возгнушался теми, которых Иудеи до такой степени считали мерзкими, что даже и пить от них не желали бы принять; какой уже это – великий дар и какова великая благодать. А тот дар, что настолько их сделать любимыми, что не только приять даемое ими, но и Самому сделать их участниками Своих Божественных дарований?! Что говорю: дарований? – Когда и Самого Себя дает и делает верных сосудами, могущими вместить Его Божество, поскольку невозможно им иметь иной источник, скачущий в жизнь вечную, помимо того, который Он ранее обетовал! Какой ум это осилит? Какое слово выразит превосходство сего дара? Но Самаритянка еще не осознавая величие живой воды, сначала недоумевает: каким образом Говорящий ей обрел бы воду, которую обещает, когда ни сосуда Он не имеет колодец – глубок; затем и сравнить Его пытается с Иаковом, которого и «Отцем» называет, почитая род на основании места, и восхваляет воду сего колодца, как которой нет лучше; но когда услышала, что Господь сказал, что «вода, юже Аз дам, будет (для приявшего ее) источником воды текущей в живот вечный», – испустила глас жаждущей и приводимой к вере души, хотя еще и не достаточно сильно, чтобы воззреть на свет. «Господи», говорит, «даждь ми сию воду, да ни жажду, ни прихожду семо почерпати». Господь же, желая открыть себя еще немного больше, повелевает ей и мужа пригласить. Она же, скрывая свое положение, и в то же время тщася получить дар, сказала: «Не имам мужа»; на это она слышит в ответ скольких мужей она имела от своей юности и что тот, кого она теперь имеет, не есть ее муж; и не сетуя на упрек, сразу же сознавая, что с ней говорит Пророк, она приступает к большим вопросам.

Видите ли каковы вместе смирение и любовь к Истине у этой женщины? – Ибо она говорит: «Отцы наши в горе сей поклонишася: и вы глаголете, яко во Иерусалиме есть место, идеже кланятися подобает». Видите ли, что составляло заботу ее мыслей и каковое она имела познание Писания? – Много ли теперь по рождению верных и Церковью воскормленных, которые знают так Писание, как знала Самарянка, а именно: что Отцы наши, т.е. Иаков и от него происходящие Патриархи на горе сей покланялись Богу? Таковое знание и тщание в изучении Богодохновенного Писания, принимая которое как благоухание аромата, Христос с удовольствием продолжает беседовать с Самарянкой; потому что как если на угли положишь что-нибудь ароматное, ты привлечешь и удержишь приходящих, а если – нечто зловонное и неприглядное, то оттолкнешь их и отвратишь, так и относительно помыслов: если возымеешь священную заботу и тщание о них, сделаешь себя достойным Божественного посещения (Эпископис Фиас): потому что это-то и есть благоухание аромата, которое Господь обоняет; если же будешь питать дурные и грязные и земные помыслы, то будешь далек от Божественной неги, сделав себя, увы, достойным того, чтобы Бог отвратился от тебя! «Яко не пребудут беззаконницы пред очима Твоими» (Пс.5:6), говорит Богу Псалмопевец. Потому что когда Закон предписывает: помнить во всем Господа Бога, сидя и ходя, и лежа и вставая (Втор.6:7), и Евангелие говорит: испытайте Писания, и в них обрящете живот вечный (Ин.5:39), и Апостол увещевает, говоря: «Непрестанно молитеся» (1Фес.5:17), – то и задерживающий свой ум в земных помыслах, конечно, является преступником, а не тем ли более тот, кто погрязает в дурных и грязных? Но когда Отцы наши покланялись Богу на сей горе? – Тогда, когда Патриарх Иаков, убегая от ненавидящего его по зависти родного брата Исава, и послушествуя советам Отца своего, ушел в Месопотамию, и когда возвратился сюда с женами и детьми; потому что при возвращении он раскинул шатры около того места, где Господь говорил с Самарянкой; после же происшествия с Диной и истребления Сихемлян, Бог, как написано в книге Бытия, сказал Иакову: «Востав взыди в Вефиль, и сотвори тамо жертвенник Богу, явльшемуся тебе, егда бежал еси от лица Исава брата твоего» (Быт.35:1). И после этого слова, переселившись, Иаков взошел на лежащую подле гору и устроил, говорится, там жертвенник, и назвал это место «Вефиль», потому что тут явился ему Бог; посему-то Самарянка и говорит, что «Отцы наши на горе сей покланялись», опираясь на древних оных людей, потому что относительно Иерусалимского Храма законы были вынесены позднее. И поскольку это место Иаковом было названо «Домом Божиим», потому что именно «Вефиль» и обозначает в переводе, то она спрашивает, горячо желая узнать: почему более не здесь, но в Иерусалиме, говорят, находится «Дом Божий», и в нем установлено приносить жертвы и покланяться Богу. Господь же, уже осуществляя и цель Своих слов, и предсказывая о самой женщине, что она будет из таковых, которых Бог ищет и приемлет, и отвечая на ее слова, говорит: – «Веру Ми ими, жено. Яко грядет час, егда ни в горе сей, ни во Иерусалимех поклонитеся Отцу» (Ин.4:21); и затем, немного далее: «Ибо Отец таковых ищет покланяющихся Ему» (Ин.4:23).

Видите ли, что и на нее простирается, что она будет из числа таковых, которых Бог ищет, и что она поклонится Высочайшему Отцу не в связи с понятием места (топикос77), но по-Евангельски? Потому что это к ней относятся слова, что «ни в горе сей, ни во Иерусалиме поклонитеся Отцу», а вместе Он ясно предвозвещает и перемену закона: потому что когда вносится изменение в поклонении, необходимо следует и перемена закона. (Но пока это еще не наступило), в промежутке положено: «Вы кланяетеся егоже не весте: мы кланяемся егоже вемы: яко спасение от Иудей есть» (Ин.4:22); это – и ответ на ее слова и вместе продолжение Его собственных мыслей; Он говорит: «Мы – Иудеи», по той причине, что Он Себя причислял к ним, как сущий от них по плоти. Итак, – Мы – говорит – не захватывающие не наше, но сознающие то, что это наше, в этом расходимся с вами, Самарянами, по вопросу места поклонения, потому что ведаем, что по той причине узаконенное поклонение должно совершаться во Иерусалиме, что от Иудеев – Спасение всего мира, то есть Христос придет. Но поскольку уже не, как грядущий – потому что это был Он Сам, – он не сказал: «Спасение от Иудеев будет», но (сказал) – «есть» – потому что видел, что она не далека от веры и от того, чтобы покланяться в духе и истине. Итак, Он говорит: «Грядет час, и ныне есть, егда истиннии поклонницы поклонятся Отцу духом и истиною» (Ин.4:23).

Потому что Высочайший и Поклоняемый Отец, Отец Самой Истины, то есть – Единородного Сына, и Духа Истины имеет – Духа Святаго, и поклоняющиеся Ему в Нем это именно те, которые таким образом веруют и Ими бывают движимы (энергумени – действуемы). Ибо – «Дух есть, – говорит Апостол, – чрез Кого мы кланяемся и чрез Кого молимся»; и «Никтоже приидет к Отцу, токмо Мною», – говорит Единородный Сын Божий.

Итак, те суть истинные поклонники, кто кланяется Высочайшему Отцу в духе. Поскольку же Он отстранил и Иерусалим и Самарию, то, чтобы кто-нибудь не посчитал, что надлежит быть устроену иному месту78, Он последующими словами опять отводит речь от всякого вещественного разумения места и поклонения, говоря: «Дух есть Бог, и иже кланяется Ему, духом и истиною достоит кланятися» (Ин.4:24), то есть для разумевающих, конечно, Бестелесного как Сущего, сверх материи; ибо таким образом они и истинно узрят Его всюду в духе и истине Его; ибо Дух, как Бог, бестелесен; а бестелесные не заключаются местом и не ограничиваются местными границами; так что говорящий, что только в пределах Иерусалима или на Самарийской Горе, или в каком-либо ином месте на земле или на небе должно покланяться Богу, не верно говорит и не истинно покланяется. Но как бестелесный, Бог – нигде, но потому что Он есть Бог, Он – везде; ибо, если была бы гора, или место, или тварь, где не было бы Бога, тогда надо было бы искать такое место, где Он определенно находился бы; но Бог – везде и во всем. Каким же образом Он – везде и во всем, и не одной какой-либо частью, но всецело пребывает в том или ином? – Да потому, что так обстояло бы дело с телесными. Итак, как все и соединяющий, и охватывающий, Он Сам есть в Самом Себе, везде и над всем, поклоняемый со стороны истинных поклонников в духе и истине Его.

Итак, Бог по всей не только земле, но и выше земли так приемлет поклонение от таким образом верующих истинно и так, как это отвечает Богу: Отец – бесплотный и неограниченный ни временем, ни местом, во Святом и присносущном Духе и Сыне и Слове собезначальном, Который – и воипостасная Истина Отчая. Но и душа, и Ангелы, будучи бестелесными, не ограничены местом, но и они не вездесущи, ибо не содержат в себе все, но и сами также нуждаются в Содержащем. Следовательно, и они находятся в Содержащем и Объемлющем все, и в отвечающем им порядке установлены в своих пределах, хотя душа и содержит тело, с которым сотворена, и находится во всем теле, и не заключена в какое-либо место, и не как обладаемая, но является как обухватывающая и содержащая тело, имея и это качество по образу Божию.

Самарянка же, как только услышала от Христа эти чудесные и приличествующие Богу слова, что достоит покланятися Богу воистину не иначе как исключительно лишь в духе и истине Его, уподобилась душе уневестившейся Богу в книге Песнь Песней, которая, окрыляемая гласом Нетленного Жениха, ожидаемого и желанного и скрывающегося, хотя и близ находящегося, говорит: «Вем, яко Мессия приидет, глаголемый Христос: егда Той приидет, возвестит нам вся». Видите ли: как она была приготовлена для веры (в Мессию), как в близкого и уже ожидаемого, и как велика ее надежда! Разве и она не могла бы сказать с Давидом: «Готово сердце мое, Боже, готово сердце мое: воспою и пою во славе моей» (Пс.61:8).

Откуда же и это (что придет Мессия) она так твердо и уверенно могла знать и иметь от души к этому расположение, как ни по той ли причине, что с крайним вниманием она изучала пророческие книги? Отсюда и ум она имела до такой степени возвышенный, исполненный божественного вдохновения; так что мне, ныне восторженно взирающему на духовную и весьма сильную любовь Самарянки к Христу, снова желательно сказать о ней словами из Песни Песней: «Кто сия проницающая яко утро, добра яко луна, избранна яко солнце» (Песн.6:10). Потому что возвещением, что вскоре явится духовное Солнце Правды Христос, и выказыванием в ее лице начинающуюся Церковь из язычников, как от священного источника Купели восходящей, при котором утвердилась, как наученная Спасителем, вижу ее сияющую, как прекрасную зарю. Прекрасна же она и как луна, поскольку она светит в то время, когда ночь нечестия еще держится; избранная же она, как солнце, как и названная Спасителем Фотинией (Светланой), и сама причисленная к лику имеющих в будущем воссиять, как солнце, как говорит Евангелие: потому что свою светлую жизнь она впоследствии запечатлела блаженнейшей и мученической кончиной; а теперь, вот, увидела Бога истинного Христа, и совершенным образом Его богословила; и как Он позднее сказал Ученикам относительно со-естественного и единочестного Ему Духа, что когда Он придет, Он научит всякой истине, так и она, предваряя будущее, говорит о Нем: «Егда Той приидет, возвестит нам вся» (Ин.4:25). Но поскольку Небесный Жених видел ее в таковом состоянии, Он открыто говорит ей: « Аз есмь, Глаголяй с тобою» (Ин.4:26). Она же тотчас, как бы воистину избранная благовестница, встала, и оставив водонос, побежала в город, следующими словами всех обращает и к вере в Виденного ею приводит: «Приидите и видите Человека, Иже рече ми вся, елика сотворих: еда Той есть Христос?» (Ин.4:29). Это же она сказала так, не потому что имела какое-либо колебание, но потому, что считала, что и прочие более удостоверятся, когда увидят и, вследствие беседы с Господом, более легко сами убедятся. Так это на деле и сбылось.

Видя, что уже настало время для телесных потребностей, и житейские дела призывают вас, я изложил вышесказанное в главнейших чертах, и ныне прочие евангельские слова оставляю в стороне. Но вы поразмыслите о сей Самарянке: так, когда она услышала евангельские слова, которые и мы возвестили вашей любви, – она сразу же презрела и необходимые потребности телесные: потому что тут же забыла и про водонос и про дом, и побежав в город, и увлекши за собою Самарян, опять с ними пришла ко Христу; ибо сие «приидите видите» заключает в себе вот что: последуйте за мною, и я вас поведу и покажу вам ныне пришедшего с небес в мир Спасителя. Таким образом, следовательно, побудив их тогда, представила Христу; нас же, тем, что оставила и водонос и дом, научает предпочитать необходимым потребностям ту пользу, которая проистекает от учения, которую и Господь назвал «благой частью», говоря в Евангелии Марфе относительно Марии, слушающей слово. Если же необходимо презреть даже необходимые потребности, то насколько более – все иное? Что же тебя подавляет и отводит от слушания того, что приносить пользу душе? Забота ли о доме и детях и жене? или личное или близкого тебе человека горе или радость? или покупка или продажа имущества? или каким образом употребить все твое имущество, или лучше сказать – злоупотребить? Но выслушай с разумением апостольские наставления: «Время, братие, прекращено (коротко) есть прочее, да и имущии жены, якоже не имущии будут: и плачущиися, якоже не плачущии: и радующиися, якоже не радующеся: и купующии, яко не содержаще: и требующии мира сего, яко не требующе: преходит бо образ мира сего» (1Кор.7:29–31). Что означает: «Время – коротко»? – Кратка – жизнь, близка – смерть, тленен – сей мир, вечно пребывающ только иной (мир). Переплавляет же нас для оного мира незыблемое презрение здешнего мира, готовность для оного будущего века, жизнь, по возможности, далекая от укладов здешней жизни и ведомая по образу жизни оного века, и бежание, насколько есть силы, от вреда здешней жизни, по как при учащенных нападениях врагов на окрестности города, мы обладаем имением, как бы и не обладая им и большей частью времени бежим с него, и в безопасности пребываем внутри (городских стен), и если бы враг на время отступил, то на краткое время пользуемся возможностью выйти из города, но не злоупотребляем временем, зная что время для пользования дорого; так и сим миром пользоваться, но не злоупотреблять им – прекрасно увещевает Апостол: потому что он видит, что враги жестоко нападают и ожидается конец: ибо проходит, говорит он, образ мира сего; и поскольку этот мир не прочен, но как Апостол сказал, нынешнее есть не иное что, как – образ: и в действительности бывает и в то же время ничего нет, на краткое время показывается и тут же проходит; то если бы кто и желал удержать, никак не может этого сделать; это – как легкий облак, гонимый ветром в летнее время, который бросает быстро пробегающую тень. Оттуда – и самый совет, чтобы каждый из нас проявил явное душевное изволение и дал пример в осознании, данных Богом наставлений: потому что если бы кто и захотел удержать, как я сказал, однако все принадлежащее нынешнему веку не удержимо, и то по двум причинам: ибо не только век сей мимотечет, но и каждый из нас, пользующийся сим миром, бывает лишь на время и прежде чем чем-то в мире овладел, уходит из него. (И как бы шествуя каким-то путем, проходит всякий человек), и по пути этому происходит многоразличное движение, проходящее мимо него; и по необходимости происходит одно из двух: либо мимотекущее по пути ускользает от него, и то, чем он обладал, он уже не в силах удержать, либо – сам он, проходя, в конце концов уходит с сего пути жизни, и не может удержать того, что дает жизнь; потому что человек, будучи смертным, привязан к житейским делам, а и они – подвержены переменам.

Итак, человек, связанный с теми вещами, которые изменчивы, и сам многообразно изменяется и теряет то, то удерживал: как богатство, так и блеск и радость, или же, умирая, сам себе наносит непоправимое изменение и нагим отходит отсюда, оставляя то, что имел здесь и на что возлагал надежды. Но быть может это достанется как наследство (его детям)? – Но ему-то какая радость от этого? Он уже не примет участия в здешней жизни, а дети равным или иным образом также погибнут. Следовательно смерть всегда является бедствием для тех, которые привержены к сему миру, которые нагими в конечном итоге берутся отсюда и все, что было им любимо оставляют. Для презирающих же вещи сего мира и ищущих обрести познание о будущем мире и старающихся делать то, что идет на пользу пред лицем сего будущего века, приходящая смерть не приносит ущерба, но лучше сказать – переносит их от суетных и непостоянных вещей – в невечерний день, в бессмертную жизнь, в богатство неиждиваемое, в чистую радость, в вечную славу, в то, что истинно есть и неизменно пребывает, что да будет всем нам улучить благодатию и человеколюбием Приклонившего небеса и Сошедшего ради нас, и – не только к нам, но – и к заключенным в преисподней душам, и оттуда Восшедшего силою Воскресения и пакибытия, и нам Даровавшего чрез Самого Себя просвещение и ведение и надежду на небесные и вечные блага, в которых Он препрославлен во веки веков. Аминь.

* * *

71

PG.151:248–264. Homilia XIX. In Evangelium de Samaritide, et quia oportet praesentia contemnare.

72

Ин.4сл.

73

Т.е. завершает.

74

Т.е. после 7 недель Великого Поста.

75

Лат. перевод: «40», что, по-видимому, не верно, потому что имеется в виду раздел дня на 4 части (утро, день, вечер и ночь), четыре времени года и 4 стихии (воздух, огонь, земля и вода); в сущности и в «40» основным числом является то же «4».

76

«Осьмица», «восьмица» – знамение будущего века. См. об этом подробно в омилии 17-й

77

Лат. перев. здесь ошибочно переводит «топикос» как «типикос».

78

Т.е. единственному определенному месту, где совершалось бы поклонение Богу.


Источник: Беседы (омилии) святителя Григория Паламы : [в 3 част.] / пер. с греч. яз. архимандрит Амвросий (Погодин). - Репр. изд. - Москва : Паломник, 1993. / Ч. 1. - 255, 3 с.; Ч. 2. – 254 с.; Ч. 3. - 259 с. : ил.

Комментарии для сайта Cackle