святитель Григорий Палама

Омилия XXXII143.

Его же омилия на 9-е воскресное Евангелие по Матфею; в ней же говорится и об искушениях

Иаков Брат Божий говорит: «Всякую радость имейте, егда во искушения впадаете различная» (Иак.1:2). Не просто говорит: «радуйтесь», но – «всяку радость имейте», говорит; не увещевает он нас к неощущению скорби, – ибо это и невозможно, но – советуя, чтобы имели богоугодное устроение души, более сильное, чем – чувство скорби. «Всякую» же сказал он, «радость», т.е. совершенную, величайшую, непрестающую, и особенно тогда, когда явятся многовидные искушения. Почему это? Потому что благодаря стойкости в искушениях мы укрепляемся и становимся более испытанными пред лицом Божиим. И не только это, но и более опытными становимся в искушениях; потому что это самое и Премудрость Соломонова говорит относительно Святых: «Яко Бог искуси их, и обрете их достойны Себе» (Премудр.3:5). Разве такое искушение не достойно – всякой радости? Это и Бог, говоря Иову, освободил его от печали вследствие искушения: «Мниши ли Мя инако тебе сотворша, разве да явишися правдив?» (Иов.40:3). Что этим Господь говорит ему? – Я с тобою так поступил, испытывая твою веру в Меня, когда ты находился в добром здравии и доброй славе и благоденствии, – и ты явил себя праведным, пользуясь всем этим согласно Моей воле, когда она даровала тебе это и когда Я пожелал, распределяя и управляя этим. Я поступил с тобою так, испытывая твою веру в Меня, когда ты находился в болезненном состоянии, в бесславии и бедности, – и ты явил себя праведным, говоря: «Аще благая прияхом от руки Господни, злых ли не стерпим?» (Иов.2:10).

Итак, откуда – терпение в искушениях? – От знания, что это посылается ради испытания веры в Бога; так что искушения являются как бы средством проверки верных. Посему и Брат Господень Иаков, увещав нас радоваться, когда мы встречаемся с искушениями, присовокупляет: «Искушение вашей веры соделывает терпение, терпение же», говорит, «дело совершенно да имать» (Иак.1:3–4). Когда взыдут на тебя искушения, говорит, пусть добродетельные дела не становятся у тебя ущербленными, но вместе с терпением пусть прибавится тебе и совершенство добродетели. Поскольку же чрез то, что не зависит от воли человека, взятое само по себе, не усовершенствуется человек, но необходимо, чтобы с этим было сопряжено и то, что зависит от его воли, как то: благоразумие, праведность, любовь к Богу и к ближним и проявления этой любви, – потому что и это нам необходимо для совершенства, – то посему в своем Послании к нам этот божественный Апостол, присовокупляет: «Терпение же дело совершенно да имать, яко да будете совершенни и всецели, ни в чем лишени» (Иак.1:4), говоря это прямо, как если бы говорил: если желаете веру вашу в Бога явить совершенной, то не только доблестно переносите приходящие со вне невзгоды, но и сами от себя делайте богоугодные дела, хотя бы они и были связаны с большими трудом; потому что когда деятельность идет рука об руку со страданием по причине добра, они человека делают совершенным о Бозе. Почему же он не сказал: «Радуйтесь, когда творите добродетель», но: – «когда найдетесь в искушениях»? – Потому что делание добродетели зависит от нас и находится в нашей власти; впасть же в искушения не от нас зависит. Поскольку же без них не бывает ни совершенства, ни обнаруживания веры в Бога, то поэтому когда человек стремящийся к совершенству веры, впадет в искушения, пусть радуется, как нашедший то, благодаря чему получит совершенство. Потому что искушения – полезны совершенным в вере ради проявления своего совершенства; но что еще удивительнее, так это – то, что искушения, нападая и на несовершенных, делают их совершенными; что явствует и из самых читанных сегодня Евангельских слов. Но мы предложим их вашей любви с самого начала: «Во время оно, понуди Иисус ученики Своя влезти в корабль, и варити (ожидать) Его на оном полу, Дóндеже отпустит народы. И отпустив народы, взыде на гору един помолитися» (Мф.14:22–23). О каком «оном времени» мы сказали? – О том, когда пятью хлебами и двумя рыбами Он в таком обилии насытил пять тысяч мужей с женами и детьми, что и 12 корзин были наполнены избытком кусков, – как это мы слышали в церкви в прошлое воскресение.

Возможно, что кто-нибудь недоумевает: по какой причине Господь понудил Учеников войти в лодку. Можно было бы сказать, что Он и внешнюю обстановку устраивает для дел, ради совершения которых Он пришел на землю. Я же был бы в недоумении, если бы Он не понудил (Учеников войти в лодку): потому что желая делами представить Себя примером для всех всего прекрасного, Он, после того как показал, как долженствует иметь общение с толпами, так чтобы от этого была польза для их душ и тел, имел еще показать и как надо иметь общение с Богом, именно: возводить к Нему ум свой, освободившись от всего низменного; во многом же побуждает к сему одиночество и пустыня и сущая в ней тишина. Итак, поскольку был благоприятный случай для показания сего, т.е. что пустыня и тишина и молитва и одиночество – хорошее дело, было необходимо Ему взойти на гору, так чтобы наедине молиться там. Ученики же любили всегда быть с Ним и с трудом разлучались от Него, и поэтому как бы Он мог один взойти на гору, если бы не понудил их войти в корабль и отправиться прежде Него на другую сторону? Но и иное возможно видеть в этом. Именно: как тогда, после того, как исцелил и научил и напитал множество чудесным образом, отпустив их и взойдя на гору, понудил Он Учеников Своих отдать себя морю и волнам, так затем, после того, как, чрез Свое Воплощение, исцелил наше естество и научил и напитал Собою144, оставив нас телом, и взойдя на небо, послал Он Учеников Своих в мир весь, а это – то же, что сказать: в сланое, как исполненное испытаний, море народов, куда как бы в корабле с Евангелием и Церковью в Евангельском духе, они были отданы. Не только же Он послал их, но и понудил. Если кому известно то, что повествует Иоанн возлюбленный Христу Богослов; если кто знает, почему была допущена скорбь, бывшая при Стефане и последовавшее гонение; тот понимает, что я хочу сказать: ибо Ученики и не хотели уходить из Иерусалима, но принужденные гонением, рассеялись по миру, и таким образом исполнили свою миссию.

И не только они были принуждены плыть по житейскому морю, где – всякое волнение и всякий вид искушений, но должны были как бы перейти на другой берег, т.е. – одолеть и пройти опасности; но без Иисуса они не были в силах это сделать. Ибо «корабль», – говорит Евангелист, – «бе посреде моря, влаяся волнами: бе бо противен ветр» (Мф.14:21). Не больше тогда был противный им бездушный ветер, чем позднее – Дометиан и Траян и Нерон; но лучше сказать, что эти и подобные им люди были жестокими и страшными волнами, восстающими на Церковь, возбуждающий же и поднимающий их противный ветер – дух лукавый, диавол, всегдашний враг Церкви Христовой. «В четвертую же стражу нощи», – говорит Евангелист, – «иде к ним Иисус, ходя по морю» (Мф.14:25), т.е. это было после 9-го часа ночи: потому что ночные стражи имеют обыкновение ночное время разделять на 4 части, согласно сменам, так что с началом 10-го часа ночи начиналась и 4-я стража. Он допустил им так долго подвергнуться буре для того, чтобы приучить их к терпению и сделать способными к перенесению тягот. Но и после сего явившись им, допустил, чтобы Его приняли за привидение и настолько испугались, что от страха закричали, хотя Он пришел, чтобы их спасти. Видишь, что Он поступил таким же образом и с древним Израилем: потому что когда морю предстояло чудесным образом разделиться для них и предоставить им путь ко спасению, тогда они видели себя дошедшими до крайности, теснимые неизбежной гибелью, вследствие окружения врагов. И теперь во время Его присутствия, у освобождающихся от овладевших ими бесами, освобождению предшествует великое смятение; так, не только прекрасными были Его благодеяния, но и прочно жили в памяти облагодетельствованных. Являет же Себя им, призывающим в буре сей, несомненно, Бога всего, показывая, что Он есть Бог над всем, простирающий руку помощи призывающим Его. Шествует же по волнам бушующего моря, ясно являя, что Он – Тот, Который, согласно пророчеству, шествует по морю, как по суше; Кому и Давид пророчески говорит: «В мори путие Твои, и стези Твои в водах многих» (Пс.76:20); и: – «Ты владычествуеши державою морскою: возмущение же волн его Ты укрочаеши» (Пс.88:10); – именно как Он позднее и сделал. Потому что когда Он увидел, что они перепуганы, так как не узнали Его, Он немедленно заговорил с ними, так чтобы они узнали Его на основании самого голоса Его, говоря: «Аз есмь, не бойтеся» (Мф.14:27). – Я есмь и Бог присносущный, и человек, ради вас в последние времена ставший им, Которого видят и слышат и Которому все возможно; посему и в плоти Я шествую по волнам, что и другим могу дать; – потому что когда Петр сказал Ему: «Господи, аще Ты еси, повели ми приити к Тебе» (Мф.14:28), – Он повелел, и так и было. Но возведем наше слово к сказанному нами выше сравнению, когда, поясняя, мы сказали, что когда Апостолы были посланы в житейское море народов, тогда Господь восшел, как бы на гору, – на высоту небесную, и; там всегда приносит за нас молитвы, как ставший Первосвященником о нас и вошедший во внутреннейшее за завесой, для умилостивления за грехи народа, как это говорит Апостол.

Итак, Ученики, будучи посланы пересечь море, т.е. победить и одолеть искушающих, не победили окончательно: ибо враг энергичен и народы бешенствуют против Церкви Христовой. В четвертую же стражу ночи, т.е. – после естественного закона145, после писанного Закона146, после Первого Пришествия Господня и в нем закона благодати, непременно будет Второе Пришествие Христово, которое прекрасно сравнено с четвертою стражею ночи, в которую приидет Господь, попирая и упраздняя и покоряя всякое начало и власть и силу: ибо Ему долженствует явно упразднить и попрать волны, страшно восстающие на Церковь Его. Ибо вы помните, что под «волнами», движимыми и возбуждаемыми противным ветром, слово таинственно обозначало князей мира сего; а дабы нами прочее рассмотреть, я частично пропускаю то, что происходило в промежутке. Когда они вошли в корабль, т.е., Иисус и Петр, вышедший к Нему из лодки, перестал ветер, и, переправившись, они прибыли на землю. Так и Господь и все преставившиеся от нас Святые, которых собою предызобразил Петр, во время Второго Пришествия Христова будут с нами, и запретит Он окончательно духовному противному ветру, и мы, перейдя многоволненное море жизни, приидем в землю кротких, идеже отбеже всякая болезнь, печаль и воздыхание. «Сущии же в корабли», – говорит Евангелист, – «пришедше поклонишася Ему, глаголюще: воистину Божий Сын еси» (Мф.14:33); потому что и тогда (во время Второго Пришествия Христова): «О имени Иисусове всяко колено поклонится небесных и земных и преисподних: и всяк язык исповесть, яко Господь Иисус Христос в славу Бога Отца» (Фил.2:10–11). Но оставив уже символическое сравнение, вспомним начало нашей темы, именно: что искушения полезны не только для совершенных в вере, как Иову и Петру и Павлу и подобным, но и несовершенных делают совершенными; потому что и в данном случае не только Петр и не только иные Ученики, которые тогда и сами еще были несовершенными, но и все бывшие в лодке, настолько, вследствие постигшего их оного волнения, получили пользу в отношении своей веры, что и подвигнулись, придя, поклониться Иисусу и сказать Ему: «Воистинну Божий Сын еси». Значит, прекрасно говорит Апостол, которого в начале мы привели, что «Блажен муж, иже претерпит искушение: зане искусен быв, приимет венец жизни» (Иак.1:12).

Не хочу же, братие, чтобы вы были в неведении относительно того, что есть двоякий вид искушений; но об этом не буду говорить сейчас; (скажу только, что) искушения приходят людям и чрез радость и чрез скорбь, и чрез здоровье и чрез болезнь, и чрез славу и чрез бесславие, чрез богатство и чрез бедность; но из них гораздо худшие – те, которые приходят чрез удовольствие и чрез здоровье и чрез славу и богатство; и это истинно так; но и об этом двояком виде искушений я не стану вам сейчас говорить. Но что я хочу, чтобы вы ныне знали? – Внимательно слушайте, и узнаете – Сей великий Иаков, называемый по-плоти Брат Господень, по причине обручения Девы-Матери с Иосифом, которое было по божественному домостроительству, говорит: «Радуйтеся, егда во искушения впадаете различныя»; и: – «Блажен муж, иже претерпит искушение: зане искусен быв, приимет венец жизни» (Иак.1:12). Затем, как если бы кто говорил ему: «но ведь бывают такие, которые, находясь в искушениях, хулят; другие же совершенно приходят в отчаяние; иные же и петлю на себя налагают; если же искушения происходят от физических и плотских причин, то это – страсти и вожделения; и одни, вот, случалось, бывало впадали в убийства, другие же предавались непотребству; так что каким образом искушения суть от Бога и являются доставителями венцов?» – Как бы отвечая говорящим нечто таковое, Апостол прибавляет, говоря: «Никтоже искушаемь да глаголет, яко от Бога искушаемь есмь: Бог бо несть искуситель злым, не искушает бо Той никогоже» (Иак.1:13)147; под «искушением» здесь ясно обозначая зло и грех и впадение в него, относительно чего Христос пребыл не подвержен искушениям, хотя впрочем и был искушаем: «В немже бо пострада», – говорит Апостол, – «Сам искушен быв, может и искушаемым помощи» (Евр.2:18). Но и после того, как крестился во Иордане, восшел Он на гору для искушения, как говорит Евангелие (Мф.4:1); так что «искушениями» называются и приходящие людям внешние скорби по-плоти, и самое нападение (приражение) вражие, хотя бы и безуспешное для него; так, искушая, он и Господу приразился. «Искушениями» также называются и грехи, которыми каждый из нас искушаем бывает, как сам Иаков говорит: «Кийждо искушается, от своея похоти влекомь и прельщаемь; ибо похоть заченши раждает грех: грех же содеян раждает смерть» (Иак.1:14–15). Какую смерть? – Вечную, которая выражается в разлучении души от Бога, вызванная грехом, за которой ныне последовала от Адама вплоть до конца мира и телесная смерть; тогда же, в будущем веке, последует для не покаявшихся здесь невыносимое и нескончаемое мучение души и тела, справедливо осужденных посредством могущего и душу и тело погубить в геенне.

Такого искушения будем бежать, братие, как только можем: потому что бежать от него находится в нашей власти. Относительно него будем скорбеть, когда увидим себя впавшими в него. Если относительно него будем скорбеть, как это должно, то сотворим верное покаяние, ведущее ко спасению. И я – здесь для того, чтобы снимать с вас этот род искушения, причиняющий вред и ущерб не во временном, но – в вечном. Ибо Господь наш Иисус Христос, благодатью Которого мы – служители, является Архиереем будущих, а не временных, благ, и Своею Кровию вошел воистину во Святая, не привременное, но вечное наше искупление обретый; сие вечное освобождение и мы имели целью, заботясь, поверьте мне, о душевных, а не о телесных, напастях; потому что и оружие наше не плотское, как говорит Апостол, но – силы от Бога для уничтожения твердынь, не чувственных (материальных), но построенных против нас духовным врагом. Но вы, как мне видится, н не разумеете и не ищете сего освобождения от душевных искушений; потому что особенно скорбите относительно тех искушений (невзгод), относительно которых надлежало бы радоваться, как о доставителях, если только пожелаем, вечного нам освобождения; и от меня вы весьма ищете сего освобождения от материальных напастей, и я пришел сюда к вам, чтобы сострадать вам, хотя сему освобождению от чувственных невзгод придаю меньшее значение. Но если мы будем скорбеть о своих грехах больше чем о находящих на нас бедствиях, нам не только прибавится спасение души и вечное искупление, но и – освобождение от временных искушений. Ибо почему у нас жизнь стала мучительной и многогорестной, исполненной борьбы и бедствий? – Не от того ли, что, вследствие преступления заповеди, мы ввергли себя в запретное искушение, имею в виду – грех? Если же теперь мы очистим себя от всякого греха путем покаяния, то и здесь будем иметь нужду в более легких искушениях, и в свое время внидем в беспечальную и легкую жизнь. Обратившись же к сей спасительной мысли, будем печалиться и волноваться не о плотских невзгодах и уронах, но – о душевных ущербах, – которые истинно – искушения, и достойны – печали, – дабы и говорить Богу так, как Сам Он нас научил: «Не введи нас во искушение», искушение запретное и всецело подвергающее ответственности, – «но избави нас от лукаваго». Яко Твое есть царствие и сила и слава во веки веков. Аминь.

* * *

143

PG.151:401–412. Homilia XXXII. Ejusdem homilia in Evangelium nonae Dominicae secundum Matthaeum; in qua et de tentationibus.

144

Лат. перевод: «Своим Собственным Телом».

145

Т.е. бывшего прежде Моисеевого Закона; сущий в совести людской (Рим.2.).

146

Моисеев Закон.

147

Русск. перевод: «В искушении никто не говори: Бог меня искушает; потому что Бога не искушается злом, и Сам не искушает никого.


Источник: Текст приводится по изданию (в переводе на современную орфографию): /Григорий Палама/. Беседы (омилии) святителя Григория Паламы. Часть 1. Перевел с греч. архим. Амвросий (Погодин). – М.: Паломник, 1993 (репр. переизд.: Монреаль: Изд. Братства преп. Иова Почаевского, 1965).

Комментарии для сайта Cackle