протоиерей Григорий Разумовский

Объяснение священной книги псалмов

Псалом 103

Псалом сей имеет следующее надписание: Псалом Давиду, о мирстем бытии. В русской Псалтири это надписание читается так: Псалом Давидов, о сотворении мира. Хотя он принадлежит к числу тех немногих псалмов, которые в еврейском тексте Псалтири остаются без надписания, но с самых древних времен, начиная с LXX толковников, он всегда и бесспорно приписываем был пророку и царю Давиду, наравне с предшествующим ему 102-м псалмом, с которым он имеет большое сходство как по внешнему изложению, так и по внутреннему содержанию. Как там пророк возбуждает свою душу к прославлению Господа за Его благость и милосердие, обещанные Моисею и оказанные Им Своему народу, так и здесь, имея в виду прославить величие Бога, Его благость, всемогущество и Премудрость, он представляет прекрасный гимн Господу Богу, Творцу и Промыслителю мира. Сходство обоих этих псалмов еще более усматривается в их торжественном начале и заключении (ср. Пс.103 и Пс.35, и Пс.102 и Пс.22). О той же близости этих псалмов между собою и принадлежности их одному и тому же составителю, именно израильскому псалмопевцу Давиду, могут свидетельствовать высокопоэтический характер и живое изложение того и другого псалма, а также и все содержание их, потому что в обоих псалмах прославляется премудрость и благость Божия, с тем только различием, что в псалме 103 пророк созерцает величественные свойства Божии в творении и сохранении мира видимого, а в псалме 102 – в управлении миром нравственным и в преимущественном промышлении об избранном народе Божием, Израиле.

Пс.103:1 Благослови, душе моя, Господа. Господи Боже мой, возвеличился еси зело: во исповедание и в велелепоту облеклся еси.

Как в предыдущем псалме, так и здесь пророк призывает душу свою, а вместе с нею и всякую душу, не забывающую о своей зависимости от Бога, благословлять Господа. И вот душа сия, как бы пробужденная и услышавшая этот призыв, начинает громко, во всеуслышание прославлять величие, красоту и славу Божию. Хваля Бога, она восклицает: Господи Боже мой! возвеличился еси зело. По переводу с еврейского: «Ты дивно велик, Ты облечен величием и благолепием». Слово исповедание употребляется псалмопевцем в разных псалмах и с разными значениями, здесь оно употреблено в смысле: «слава». Велелепота (греч., лат. magnificentia) значит: «великолепие, необычайная красота». Слава и величие Божие не могут ни увеличиться, ни уменьшиться от того, будем мы или не будем прославлять Его, но они увеличиваются для нас самих по мере нашего разумения и благоговейного отношения к сим великим и чудным свойствам Существа Божия.

Пс.103:2–3 Одеяйся светом яко ризою, простираяй небо яко кожу: покрываяй водами превыспренняя Своя, полагаяй облаки на восхождение Свое, ходяй на крилу ветреню.

Прославляя величие Божие и красоту Его, пророк говорит, что Господь Бог, Который Сам, по природе Своей, «есть свет неприступный» (Ин.1:5) «и живет во свете неприступном, Которого никто из человеков не видел и видеть не может» (1Тим.6:16), естественно, одевается, как ризою, или одеждою, таким же светом. И Святая Церковь, для прославления сего Божественного свойства Бога света, в положенное время воспевает такое песнопение: «Одеяйся светом яко ризою, к Тебе утренюю и Тебе зову: душу мою просвети омраченную, Христе, яко един Благоутробен (Октоих. Глас 5-й. Неделя. Утро. Канон. Песнь 5-я, ирмос). Ты «простираешь, – говорит далее пророк, – небеса как шатер» (по пер. с евр.). Эта твердь небесная, или видимое нами небо, представляется нашему взору в виде распростертого над землею полукруглого, синеватого шатра, наподобие «покрова скинии от кож овних червленых, и прикрывала от кож синих сверху» (Исх.26:14). Это и есть та «твердь небесная», о которой бытописатель говорит в 1-й главе книги Бытия (Быт.1:6–7), и которая сотворена во второй день бытия мира. Ты, говорит еще пророк, покрываешь водами горние чертоги Твои, с невыразимым искусством расположив воды выше неба. «Пророк сими словами показывает, – говорит св. Афанасий Александрийский, – что не напрасно в воздухе носятся собрания вод, потому что Бог Сам промыслом Своим устроил это, чтобы часть неба казалась покрытою стройными кучами облаков» [3, с. 331]. «Ты делаешь облака Своею колесницею, Ты шествуешь на крыльях ветра». Не это ли самое мы и слышим при сказании о вознесении Господа нашего Иисуса Христа на небо? Сказав последнее слово ученикам, собравшимся по Его повелению на горе Елеонской, «Он поднялся в глазах их, и облако взяло Его из вида их» (Деян.1:9). Здесь непогрешительно будет добавить, что крылья ветра понесли Его в превыспренняя небес. «Поелику ветры, – говорит блж. Феодорит, – по природе своей быстродвижнее всех чувственных вещей: то пророк, не находя в чувственных вещах другого, более точного изображения быстроты, сказал, что Бог носится на крылу ветреню, давая тем разуметь, что Он присущ повсюду» [6, с. 490].

Пс.103:4 Творяй ангелы Своя духи, и слуги Своя пламень огненный.

По переводу с еврейского этот стих читается так: «Ты творишь ангелов Своих духами, служителей Своих пылающим огнем». Т.е. Господь Бог делает святых ангелов Своих для исполнения воли Своей такими легкими и скороподвижными, как дух, или ветер, и служителей Своих (тех же ангелов) столь светоносными и сильными, как пламя огня. В таком же смысле объясняют это место и св. отцы. Блж. Феодорит так говорит о сем: «Духами и огнем пророк наименовал одних и тех же ангелов, тем и другим наименованием показывая могущество и быстроту, потому что быстродвижно естество духа и сильна действенность огня» [6, с. 491]. А св. апостол Павел приводит это место, по переводу LXX толковников, как доказательство превосходства Спасителя пред ангелами, говоря о них как о разумных существах (Евр.1:7).

Пс.103:5 Основаяй землю на тверди ея: не преклонится в век века.

Начинал со второй половины 1-го стиха, речь пророка обращена к Лицу Божию, а потому и здесь он выражается во втором лице так: Ты, Господи, утвердил землю на основаниях ее, так что они не поколеблются во веки и веки. Это значит, что при сотворении мира Господь Бог установил землю, в ряду других планет, на столь твердом основании (на тверди ея), что она, существуя многие тысячелетия, не поколеблется, не сдвинется с своего основания, какое указано ей Творцом, не преклонится в век века. Основание это верующему человеку нужно искать не в научных исследованиях, а в той творческой силе, которая дала повеление всему созданному, в том повелении, о котором сказано в другом псалме (Пс.148:6): «повеление положи и не мимоидет». О сем же повелении Бога Творца мы слышим и в церковном песнопении: «Водрузивый на ничесомже землю повелением Твоим и повесивый неодержимо тяготеющую» (Октоих. Глас 5-й. Вторник, на повечерии. Канон. Песнь 3, ирмос).

Пс.103:6–9 Бездна яко риза одеяние ея, на горах станут воды: от запрещения Твоего побегнут, от гласа грома Твоего убоятся. Восходят горы, и низходят поля, в место еже основал еси им. Предел положил еси, его же не прейдут, ниже обратятся покрыти землю.

Здесь пророк от творческой силы, действующей на земле, переходит к изображению той же силы, действующей на водах; причем множество вод, окружающих землю, называет бездной (греч., лат. abyssus), как бы бездонной пропастью (как и в 1-й главе книги Бытия), которая представляется ему служащей для земли, вместо одежды (бездна яко риза одеяние ея), – почему он и говорит,– «Бездною, как одеянием, покрыл Ты ее (землю); на горах стоят воды». Выражение: станут – в будущем времени, вместо настоящего: «стоят», употреблено по свойству слога еврейского языка, для означения беспрерывного продолжения чего-либо. Запрещением по-славянски называется то же повеление Господне, только в отрицательном смысле. По сему повелению Божию, реченному словами «да соберется вода в собрание едино» (Быт.1:9), образовались моря и океаны, окружающие землю наподобие гор, так что, если стать на берегу моря и смотреть в отдаленную сторону его, то последняя будет представляться в виде высоких водяных гор. Особенно такие морские горы кажутся великими и страшными, когда поднимаются и усиливаются ветры и буря. Тогда морские воды возвышаются (восходят горы), делается прибой морских волн к берегам и угрожает потоплением людям, живущим вблизи этих берегов. Когда же утихает ветер, то и волны морские успокаиваются, понижаются и делаются подобными полям, возвращаясь на то место, которое им указано Творцом. Из истории судеб Божиих мы знаем примеры того, как не только реки, но и моря от запрещения (или, что то же грозного повеления) Божия обращались в бегство. Так, «море (Чермное) виде и побеже» (Исх.14:21–22; Пс.113:3), «Иордан возвратися вспять» (Нав.3:16–17). Это было во время исхода Израиля от Египта, когда Господь «запрети Чермному морю, и изсяче» (Пс.105:9). Повинуясь тому же прещению Божию, воды морские затопили всю землю в те дни, когда Господь Бог определил истребить весь мир потопом. Св. Афанасий Александрийский при объяснении сего говорит: «Воды, повинуясь Твоему запрещению, во время бури бушуют, но боятся преступить пределы, им назначенные, приблизившись к берегу, как бы в страхе отступают, бегут назад». Воды знают предел, за который они не должны переходить. Предел этот положен в самой природе стихий. Земля имеет притягательную силу, и так как вода тяжелее воздуха, то она занимает места самые низшие на земле, а воздух, покрывающий землю и воду, имеет места, возвышающиеся над ними.

Пс.103:10–12 Посылаяй источники в дебрех, посреде гор пройдут воды. Напаяют вся звери селныя, ждут онагри в жажду свою. На тых птицы небесныя привитают: от среды камения дадят глас.

Дебрь значит: «дол, долина». Селныя, т.е. «полевые». Онагри – значит: «дикие ослы». Слова: от среды камения дадят глас – у Амвросия Зертис-Каменского, Тремеллия (в Берлине) и в синодальном издании переведены так «из среды ветвей издают голос». Таким образом, продолжая речь о водах, в управлении которыми открывается премудрость и всемогущая сила Божия, пророк говорит: Ты, Господи, провел источники водные по долинам; между горами текут воды, которые поят всех полевых зверей; дикие ослы утоляют из них жажду свою. При них обитают птицы небесные, которые из среды ветвей издают голос свой (см. в объяснении ст. 17).

Пс.103:13–15 Напаяяй горы от превыспренних Своих: от плода дел Твоих насытится земля. Прозябаяй траву скотом, и злак на службу человеком, извести хлеб от земли: и вино веселит сердце человека, умастити лице елеем: и хлеб сердце человека укрепит.

В изданиях Псалтири – синодальном и Тремеллия – слова: от превыспренних Своих – переводятся словами: «е coenaculis suis, с высот своих». А слово прозябаяй в тех же изданиях переводится словами: «producens, произрастающий». Злак значит «трава, зелень» (по Объяснительному словарю П. Гильтебрандта). Таким образом, перевод с еврейского означенных стихов будет следующий: «Ты, Господи, напояешь горы с высот Твоих, плодами дел Твоих насыщается земля. Ты произращаешь траву для скота и зелень на пользу человека, чтобы произвести из земли пищу и вино, которое веселит сердце человека, и елей, от которого блистает лице его, и хлеб, который укрепляет сердце человека». Здесь пророк говорит, что кроме источников и рек, из которых земля получает нужное орошение для полей, садов и других мест, находящихся на равнинах (в дебрех), Господь посылает воду с высот Своих (от превыспренних), чрез облака, из которых ниспускаются дожди на разные места земли, и на самые высокие горы. Таким дождевым орошением земля насыщается, исполняется изобилием травы, злаков и всякого рода плодов земных, которые употребляются в пищу и служат не только на пользу человека и животных, но и для других потребностей и удовольствий человека, каковы: вино, веселящее сердце, хлеб, укрепляющий здоровье и силы, и елей для умащения лица и других частей тела.

Пс.103:16–18 Насытятся древа польская, кедри Ливанстии, ихже еси насадил: тамо птицы вогнездятся, еродиево жилище предводителствует ими. Горы высокия еленем, камень прибежище заяцем.

Под древами польскими пророк разумеет вообще всякие деревья, растущие на полях. Многочисленные собрания таких деревьев известны под именем леса, лесных рощей, парков и т.д. В ряду этих лесных, или полевых, деревьев пророк различает кедры Ливанские. Это особой породы крепкие, высокие и многоветвистые деревья, растущие в горах Ливанских, в северных пределах Палестины, на границе между Иудеей и Сирией. Слова: насытятся древа польская – по переводу с еврейского читаются так: «насыщаются древа Божии, или древа Господа, кедры Ливанские». Все деревья на земле, как и все вообще творения Божии, получили начало от Бога, вследствие Его творческого повеления, а потому слова: ихже еси насадил – относятся не к словам кедри Ливанстии, а вообще – ко всем деревьям Божиим. Следующий далее стих 17 как будто сходствует со стихом 12, где говорится, что на источниках водных и реках привитают, т.е. живут, птицы небесные, но тут, конечно, разумеются птицы так называемые водяные, каковы: гуси, утки и им подобные, которые любят воды и живут около речных берегов. А в 17-м стихе говорится о птицах, которые устраивают гнезда на высоких деревьях (тамо птицы вогнездятся), причем выше всех, на елях, или елевых деревьях, строит свое гнездо аист, по-славянски: «еродий». Это и выражено у пророка словами: еродиево жилище предводителствует ими, а в переводе с еврейского это место читаем: «на них (деревьях) гнездятся птицы; жилище аиста на елях». В следующем, 18-м, стихе указаны места, назначенные творческою волею для поселения «оленей и зайцев». По переводу с еврейского он, служа продолжением предыдущего стиха, читается так: «Высокия горы (предназначены) сернам, т.е. оленям, каменные утесы убежище зайцам».

Пс.103:19–21 Сотворил есть луну во времена: солнце позна запад свой. Положил еси тму, и бысть нощь, в нейже пройдут вси зверие дубравнии, скимни рыкающии восхитити и взыскати от Бога пищу себе.

От рек и морей, от гор, лесов и деревьев лесных пророк обращается к прославлению Бога в светилах небесных и говорит, во-первых, что Господь Бог сотворил луну во времена, т.е. для различения и распределения времен. Луне указаны круги обращения ее суточного, месячного и годового, так что по этому обращению ее люди различают не только времена года: весну, лето, осень и зиму, но и ведут счисление дней, месяцев и годов и по сему счислению составляют вперед свои календари и ежегодники. Далее пророк говорит, что солнце, по воле Творца, знает (позна) запад свой, и этими словами показывает, что солнце, согласно древнему мировоззрению, имеет не только ежедневные кругообращения от востока на запад, но и постепенные годовые удаления и возвраты к земной орбите, посредством которых оно приносит с собою на землю лето, зиму, весну и осень. Присовокупив к сему слова: положил еси тму, и бысть нощь, в нейже пройдут вси зверие дубравнии, пророк говорит, что, по закате солнца и окончании дневного света, Господь положил быть тьме, и с нею вместе наступает ночь, во время коей «бродят все лесные звери; львы рыкают, ища добычи и требуя от Бога пищи себе» (по пер. с евр.). Сими словами выразил ту мысль, что Бог и о хищных зверях имеет попечение, назначив им ночное время для снискания пищи. Будучи от природы робки и боязливы и зная, что люди днем выходят на охоту и добычу зверей, они во время дня не выходят из своих логовищ, но ждут ночной поры и тогда с рыканием ищут и добывают себе пищу. Здесь должно заметить, что звери дубравные и скимны, т.е. молодые львы, рыщут по полям и лесам, чтобы истребовать от Бога пищу себе, потому что им, как неимеющим разума и рук, дозволено хищническим способом добывать пищу, но людям, как существам разумным, имеющим возможность приобретать пищу и средства к жизни другими, разумными способами, хищнические способы, как-то: кража, ложь или обман, грабительство и разбой и проч., воспрещены от Бога и строго наказываются.

Пс.103:22–23 Возсия солнце, и собрашася, и в ложах своих лягут. Изыдет человек на дело свое и на делание свое до вечера.

В этих словах кратко изображается действие солнца и дневного света на жизнь земных животных и человека. Вот восходит солнце и начинается день, и все дикие полевые животные и лесные звери возвращаются в свои логовища (и в ложах своих лягут). А человек, отдохнув во время ночи, выходит на дело свое и продолжает свою работу до вечера. Так велика премудрость Божия, разделившая время на дни и ночи и указавшая человеку день для беспрепятственной полевой работы, а диким животным и зверям – ночь для снискания себе пищи!

Пс.103:24 Яко возвеличишася дела Твоя, Господи: вся премудростию сотворил еси: исполнися земля твари Твоея.

Выражение: яко возвеличишася дела Твоя – по переводу с еврейского читается так: «как многочисленны дела Твои, Господи!» В сущности, оба эти чтения выражают и уясняют одну и ту же мысль, указывая: одно – на величие дел Божиих в качественном отношении, а другое – в количественном, а потому полнее и точнее эту мысль можно выразить так: «как величественны и многочисленны дела Твои, Господи!» Во всех этих делах проявляется всемогущая творческая сила и премудрость Твоя (вся премудростию сотворил еси). Последняя фраза: исполнися земля твари Твоея (греч.) – представляет такое же разночтение, именно: в переводе с еврейского она читается так: «земля полна богатства Твоего» (possessione tua). В обоих чтениях мысль одна и та же. Земля со всеми наполняющими ее тварями принадлежит Господу Богу как Творцу, по праву сотворения, как дело рук Его; и та же земля, со всеми находящимися на ней и сокрытыми в недрах ее богатствами (благами) принадлежит тому же Господу Богу как Верховному Обладателю, Собственнику (possessor) и Господину. Это же самое выражено и в другом псалме (Пс.23:1): «Господня земля, и исполнение ея, вселенная и вси живущий на ней».

Пс.103:25–26 Сие море великое и пространное: тамо гади, ихже несть числа, животная малая с великими: тамо корабли преплавают, змий сей, егоже создал еси ругатися ему.

Обозрев и прославив величие, всемогущество и премудрость Божию, проявляемые в Его творениях, небесных и земных, псалмопевец свое благоговейное чувство удивления переносит на море, разумея, без сомнения, море Средиземное, как более тогда известное и ближайшее к населенным тогда странам, с его обитателями, говоря как бы так: а вот и море великое и обширнейшее (пространное), наполненное всякого рода животными, там гады и пресмыкающиеся в таком изобилии, что им нет числа. Несмотря на размножение их в бесчисленном количестве, избытка, или излишка, между ними не бывает, потому что малыя служат пищею для великих, почему и упоминает о существовании тех и других. Там, говорит, т.е. в море, корабли преплавают, и этим также напоминает о премудрости Божией, давшей людям способность кораблестроения и кораблеплавания и указавшей им легкие и удобные способы морских путешествий. Сказав вообще о морских животных, малых и великих, упоминает, в частности, об одном из них, которого называет змием (draco, у Тремиллия и в синодальном издании balaena, cetus; кит, левиафан): «там левиафан, которого Ты сотворил играть в нем» (в море) (по пер. с евр.). «Именем змия, – говорит блж. Феодорит, – пророк означил великих китов, которые водятся в больших морях» [6, с. 496]. Кит не боится никаких морских бурь и животных, он как бы посмеивается над морем, что и значат слова: ругатися ему. В «Учебной Псалтири» против слов: ругатися ему – на полях прибавлены слова: «играти в нем» (в море).

Пс.103:27–30 Вся к Тебе чают, дати пищу им во благо время. Давшу Тебе им, соберут: отверзшу Тебе руку, всяческая исполнятся благости: отвращшу же Тебе лице, возмятутся: отъимеши дух их, и изчезнут, и в персть свою возвратятся: послеши Духа Твоего, и созиждутся, и обновиши лице земли.

Всю эту речь пророк обращает прямо к лицу Божию и говорит, что все живущие в «морях и во всех безднах» (как в Пс.134:6) с надеждою взирают на Тебя, Господи, ожидая (вся к Тебе чают), чтобы Ты давал им пищу их в свое время (во благо время, когда им нужно, заблаговременно). И когда Ты даешь им, они принимают (соберут). Бывают времена, и нередко, когда Господь Бог посылает глад на землю, последняя бывает суха и бесплодна, и тогда бедствуют не только люди, но и все животные, не имея возможности собрать себе в достаточном количестве пищу. И напротив, когда Господь Бог уплодотворяет землю, тогда Он как бы отверзает щедрую руку Свою, и тогда всяческая (и люди, и звери, и скоты, и всякого рода животные) исполняются благости, получают от Господа Бога всякое благо. «Писанию свойственно, – говорит блж. Феодорит, – принимать «руку» за действие уделения. Так и здесь рукою назвал силу, уделяющую благо, и глаголом отверзать выразил легкость подаяния благ: как легко протянуть наклоненные к ладони пальцы (т.е. отворить руку), так не трудно Ему и дать изобилие всех благ» [6, с. 496]. А далее пророк говорит: «когда сокроешь лице Твое – мятутся» (отвращшу же Тебе лице, возмятутся), смущаются, и в следующих словах от животных вообще переносится мыслию, в частности, на людей, которые, лишаясь милости и благоволения Божия, смущаются, печалясь о таком лишении своем. И наконец, когда возьмет душу их от тела (отъимеши дух их, и изчезнут), они умирают, кончают земную жизнь свою и возвращаются в землю, из которой взяты (и в персть свою возвратятся). А следующими далее словами: поспеши Духа Твоего, и созиждутся, – пророк напоминает людям о восстановлении их к новой жизни будущего века, чрез воскресение из мертвых, силою Духа Святого. Некоторые из отцов Церкви в послании Духа Святого и в созидании новой твари разумеют обновление человечества благодатию Святого Духа, которая подается в таинстве крещения. «Посылаемым от Тебя, Господи, Духом Святым, – говорит св. Исихий, – разумные твари, т.е. люди, вновь созидаются, совлекшись ветхого человека, облекаются «в нового, созданного по Богу в правде и преподобии истины» (Еф.4:24), и через них обновляется лице земли, так же, как оно обновляется в мире животных рождением и появлением на земле новых животных вместо тех, которые исчезли и возвратились в персть земную.

Пс.103:31–32 Буди слава Господня во веки: возвеселится Господь о делех Своих: призираяй на землю и творяй ю трястися: прикасаяйся горам, и дымятся.

Обозрев все дела Божественного творчества и мироправления и усматривая в них всемогущую силу Божию, Его благость и премудрость, пророк желал бы, чтобы все твари непрестанно, вместе с ним, славили Его не только за то, что Он уже соделал и не перестает совершать на пользу их, но и за то, что имеет совершить для них в будущем, и потому он восклицает: Да будет Господу Богу слава во веки! В преизбытке благодарственных чувств своих к Богу за все Его милости и благодеяния, он и этим как бы не довольствуется, а выражает новое благожелательное чувство в отношении к Богу: да возвеселится Господь о делех Своих, т.е. чтобы люди, непрестанно славя Бога, поставили себя верою и добрыми делами в такие благоговейные отношения к Нему, чтобы Он не имел причин сожалеть или раскаиваться в том, что сотворил человека, как это было пред потопом и как рассказано о сем в 6-й главе книги Бытия. Естественно, что Господь Бог, как чадолюбивый Отец, радуется и веселится, когда видит людей как благонравных и богобоящихся чад Своих, и напротив – скорбит и гневается, когда видит их как непокорных и злонравных рабов своих. Господу Богу, в состоянии гнева Его и негодования на неправды и злобу нечестивых людей, достаточно грозным оком воззреть на землю, чтобы произвести землетрясение (призирает на землю, и она трясется), достаточно коснуться гор, и они задымятся. Что и было с горою Синайскою в то время, когда сошел на нее Господь: «и восходил дым, как дым пещный» (Исх.19:18). «Одно явление Божие, – говорит блж. Феодорит, – приводит в колебание землю и горы исполняет огня и дыма» [6, с. 497]. А св. Афанасий Александрийский под горами разумеет «сопротивные силы, которые Бог попалит во время суда, знамением чего и служит дым» [3, с. 335].

Пс.103:33, 34–35 Воспою Господеви в животе моем, пою Богу моему, Дóндеже есмь: да усладится Ему беседа моя, аз же возвеселюся о Господе. Да изчезнут грешницы от земли, и беззаконницы, якоже не быти им. Благослови, душе моя, Господа.

Доселе приглашал пророк к прославлению Бога всех тварей, и в особенности человека, а в заключение опять обращается к себе, говоря как бы так: что касается до меня – я буду петь Господу во всю жизнь мою, буду петь Богу моему, пока я существую. Буду петь и прославлять Его всеми возможными для меня способами: и умом, и всеми силами души, и устами, и на музыкальных инструментах. Да будет приятна Ему песнь моя! Сознавая свое недостоинство, свою греховную нечистоту, которая может отдалить меня от Святейшего Святых, я буду вместе с тем умолять Его, чтобы не возгнушался моими песнопениями, да усладится Ему беседа моя. Мало ли в мире людей, которые предаются разным удовольствиям и увеселениям и забывают о главном и единственном увеселении о Господе? У меня же, говорит пророк, да не будет никаких других предметов радости и веселия, кроме Господа: аз же возвеселюся о Господе. Этой радости о Господе и этому прославлению Его всего более препятствуют грешники и беззаконники, которые, мало того, что раздражают Бога своими злодеяниями и непокорством, они еще служат соблазном для других, своим примером развращают людей слабых и малодушных, в особенности же молодых людей, и таким образом становятся для последних нравственною заразою, сообщая им свою порочность. Таким грешникам и беззаконникам пророк желает не погибели, а исчезновения, т.е. перемены на лучшее нравственное состояние чрез покаяние и исправление. Да исчезнут грешники с земли, и беззаконных да не будет более. «Не о погибели грешных молится, – говорит блж. Феодорит, – но испрашивает того, чтобы они переменились, умоляет о том, чтобы полчище их рассеялось, чтобы они были обращены и познали Божественное» [6, с. 498]. По св. Афанасию, «изчезнут, т.е. погибнут, грешники в оное время суда – якоже не быти им, да исчезнут они в сонме благословляющих Бога» [3, с. 335]. В заключение псалма пророк, обращаясь снова к своей душе, заканчивает его теми же словами, какими начал: Благослови, душе моя, Господа!



Источник: Православный Свято-Тихоновский Богословский институт 2002. – 992 с. 1SBN 5.7429.0120-8

Комментарии для сайта Cackle