протоиерей Григорий Разумовский

Объяснение священной книги псалмов

Псалом 108

Псалом сей имеет такое краткое надписание: В конец, псалом Давиду. Такое же надписание имеют и некоторые другие псалмы, как, например, 39 и 40. При объяснении сих псалмов указано и то, в каком смысле нужно понимать это надписание. Из сего надписания ясно видно, что псалом сей принадлежит Давиду, как составителю его. Еще более определенное и ясное свидетельство о принадлежности псалма сего Давиду видим в книге Деяний апостольских, где на слова сего псалма писатель книги Деяний ссылается как на пророчества Давида об Иуде, «бывшем вожде емшым Иисуса» (Деян.1:16–20). По словам св. Афанасия Александрийского, «настоящий псалом изображает страдания Христовы и будущие наказания Иуде и народу иудейскому И должно знать, что все, сказанное в сем псалме в виде желания, говорится пророчественно» [3, с. 346]. Псалмопевец жалуется на льстивых, коварных и неблагодарных людей, которые коварствуют против него, хотя он оказывал им добро (1–5), и призывает проклятие на них и на детей их, на имущество и на весь род их (6–15), указывая свои побуждения и причины к таким зложеланиям на них (16–20). В заключение он молится о помощи, выставляя свои телесные страдания и указывая действия, или последствия, совершенного Богом избавления (21–31). Своими льстивыми словами, ненавистными действиями и злобными и коварными поступками враги Давида вызывали проклятия на себя со стороны пророка, и потому на все эти проклятия нужно смотреть не как на зложелательство со стороны частного человека, а как на проклятия от Бога, изреченные по воле Божией, устами пророка. Имея в виду сходство сего псалма с псалмом 68 и относя составление его к времени Сауловых гонений на Давида, нужно сказать, что последний, в лице злейших врагов своих, видит не самого царя Саула, которого он уважал как помазанника Божия, а недостойных подстрекателей Саула, развращенных и продажных придворных его, из своих личных расчетов готовых на всякое злодеяние, и, как самого главного в числе их, идумеянина Доика, который был злобным противником, клеветником, доносчиком на Давида (1Цар.22:22). В сем заключается историческая основа сего псалма; но кроме исторического, он имеет значение и мессианского, т.е. пророчественного о лице Мессии. Значение это выясняется при самом объяснении его.

Пс.108:1–3 Боже, хвалы моея не премолчи: яко уста грешнича и уста льстиваго на мя отверзошася, глаголаша на мя языком льстивым, и словесы ненавистными обыдоша мя, и брашася со мною туне.

Здесь Давид жалуется на нечестивых врагов своих и, называя Его хвалою своей, молится, чтобы Господь Бог не умолчал в защиту его от сих злобных врагов, которые, будучи хитрыми льстецами, коварными клеветниками, воздают ему за добро злом, за любовь – ненавистью, и умоляет Господа поскорее внять его молитве о защите и помощи: «Боже хвалы моей не премолчи. Ибо отверзлись на меня уста нечестивые и уста коварные; говорят со мною языком лживым. Отовсюду окружают меня словами ненависти; вооружаются против меня без причины» (брашася со мною туне) (пер. с евр.). По словам блж. Феодорита, «псалом сей предвозвещает спасительное страдание, неистовство иудеев и предательство Иуды. Пророческое слово не клятву здесь изрекает, но предсказывает иудеям и Иуде будущие их наказания» [6, с. 529].

Пс.108:4–5 Вместо еже любити мя, оболгаху мя, аз же моляхся: и положиша на мя злая за благая, и ненависть за возлюбление мое.

Пусть никто не говорит, что Давид, изъявляя ненависть против врагов своих, выражает грозные прещения на них от Бога и разные зложелательства, как бы лично от себя. Известны его кротость, его снисхождение и любовь, которыми он воздавал врагам за их лживые и коварные поступки против него. Я делал для них все, как так бы говорит он, чего требовали от меня совесть моя и воля Божия, а «они за любовь мою враждуют на меня, а я молюсь. Воздают мне за добро злом, за любовь мою ненавистью» (пер. с евр.). Давид не только пророчествует здесь о Христе Спасителе, но и является прообразом Его, принимая на себя те нравственные страдания, какие Иисус Христос претерпел от Своих врагов. Он не только терпит клеветы и разные страдания, но и молится за своих врагов, как впоследствии Спаситель молился за Своих врагов (Лк.23:34).

Пс.108:6–10 Постави на него грешника, и диавол да станет одесную его: внегда судитися ему, да изыдет осужден, и молитва его да будет в грех. Да будут дние его мали, и епископство его да приимет ин: да будут сынове его сири, и жена его вдова: движущеся да преселятся сынове его и воспросят, да изгнани будут из домов своих.

В стихе 6 и следующих Давид переносит обличительную речь свою от многих злобствующих против него и нападающих на него врагов на одного, наиболее заклятого и жестокосердного из всех своих врагов – придворных подстрекателей против него Сауловых, и на него изливает весь гнев свой. Имея в виду того же идумеянина Доика, он сам принимает на себя образ Христа, а сего Доика облекает во образ Иуды, предателя Христова, и раздражается по отношению к последнему страшными пожеланиями и угрозами, сколько по справедливому, личному негодованию на своих врагов (допустим и это), столько же, и еще более, по ревности о Боге, по сознанию бесчеловечности вражеских отношений к праведнику Христу-Богу. Но эту ревность нельзя назвать ревностью не по разуму. Постави на него (над ним) грешника или, как читаем по переводу с еврейского: «Поставь над ним начальником нечестивого, противник да станет у него по правую руку». По объяснению блж. Феодорита и св. Афанасия Александрийского это значит, что начальствует над Иудою грешник, т.е. диавол, или – да «сблизится диавол с Иудою». И действительно, пред выходом из горницы, где Иисус Христос совершил тайную вечерю с учениками Своими, в Иуду, как написано, вошел сатана (Ин.13:27). «Когда будет судиться, пусть будет виновным, и молитва его да будет грехом» (ст. 7). «Несчастный Иуда, – говорит Зигабен, – был осужден и от своей совести, и от иудеев, которых слово обвинения было сие: «что нам до того? смотри сам» (Мф.27:4) [7, с. 865], и на будущем суде не будет иметь ничего к своему оправданию, потому что он и Учителем был любим, и не имел нужды в деньгах, как имевший вверенный ему ящик». И молитва его будет в грех, т.е. не удостоится никакой милости от Бога. По словам св. Афанасия Александрийского, «молитву в грех говорят язычники, которые молятся идолам или твари; таковы и иудеи, которые приносят молитву не чрез Иисуса Христа; и еретики, которые молятся несущему Богу; а также и те – которые молятся с гневом, с помыслами о житейском или с двоедушием, тех молитва бывает в грех» [3, с. 347–348]. «Да будут дни его кратки (мали), и достоинство (епископство) его приимет ин». И сие предречение пришло в исполнение, как говорят блж. Феодорит и св. Афанасий, потому что сам Иуда вскоре приял смерть удавлением, и вместо него поставленный Матфий восполнил число апостолов. Да будут сынове (дети) его сири (сиротами) и жена его вдова. «Пусть дети его скитаются и просят и ищут хлеба вне своих опустошенных жилищ» (по пер. с евр.), т.е. пусть дети его нищенствуют и просят хлеба, выходят из родных своих домов. Во всех этих грозных и разнообразных положениях Давид обнаружил такую жестокую ревность, какую впоследствии обнаружили: пророк Илия, заколовший восемьсот пятьдесят жрецов вааловых и низведший огонь на двух пятидесятников с их отрядами, при израильском царе Охозии (3Цар.18:40; 4Цар.1:10–12); Елисей, именем Божиим проклявший насмехавшихся над ним вефильских мальчиков и обрекший сорок два из них на растерзание медведицами (4Цар.2:23); Финеес, внук Аарона (при Иисусе Навине), пронзивший копьем преступного израильтянина вместе с мадианитянкой и получивший за то от Бога завет мира, который соделался для него и потомства по нем заветом священства вечного (Числ.25:7–13); Иаков и Иоанн – сыновья Зеведея, высказавшие готовность свести, по примеру Илии, огонь с неба на жителей самарянского селения, за то, что они не приняли к себе их Учителя (Лк.9:53–54); и Сам Иисус Христос, изгнавший из храма Иерусалимского торговцев (Лк. 19:45–46; Мк.11:15–17) и изрекший горе фарисеям и вообще неверующим в таких словах: «Да взыщется от рода сего кровь всех пророков, пролитая от создания мира» (Лк.11:49–50).

Пс.108:11–15 Да взыщет заимодавец вся, елика суть его: и да восхитят чуждии труды его. Да не будет ему заступника, ниже да будет ущедряяй сироты его: да будут чада его в погубление, в роде единем да потребится имя его. Да воспомянется беззаконие отец его пред Господем, и грех матери его да не очистится: да будут пред Господем выну, и да потребится от земли память их.

Переходя мыслию от детей врага к имуществу его, псалмопевец говорит: Да взыщет (да захватит) заимодавец вся, елика суть его, т.е. все, что он имеет, и все труды его разграбят чужие. «Это, – говорит св. Иоанн Златоуст, – новый вид несчастия, чтобы имущество его (Иуды) было предано расхищению, чтобы он подвергся нападению заимодавцев» (5, с. 274]. По мнению блж. Феодорита, это говорится и об иудеях вообще, имение которых, по разрушении Иерусалима, расхитили римляне [6, с. 531]. И что еще более пагубно, род Иуды, перенося всякого рода оскорбления, среди таких бедствий, не имел защитника: да не будет, говорит пророк, ему заступника (сострадающего ему), ниже да будет ущедряяй (да не будет милующего) сироты его. «Несчастия, – продолжает Златоуст, – и сами по себе невыносимы; но когда нет и защитника, тогда они еще более тяжки» [5, с. 274]. Но злоба врага и этим горем не искупляется. «И преждевременное сиротство детей, – говорит Златоуст, – не находит себе сострадания, и не только сострадания, но еще осуждается на крайнюю погибель: да будут чада (потомство) его в погубление (на погибель), и да изгладится имя их в следующем роде (в роде единем)» [5, с. 274]. Наконец, от несчастия детей пророк возвращается к предкам врага: отец и мать его пусть будут наказаны за грехи свои и погибнут злополучным образом, так как они служили для него дурным примером, не исправляя его, а усиливая в нем семя зла (ст. 14 и 15). Да воспомянется (да будет вспомянуто) беззаконие отец его пред Господем, и грех матере его да не очистится (да не изгладится). Да приидут пред святые очи Божии грехи его родителей, и следствием этого будет то, что память о враге совершенно истребится на земле: да будут они пред Господем (в очах Господа) выну (всегда), да потребится (и да истребит Он) от земли (на земле) память их. Под беззаконием отец св. Афанасий Александрийский разумеет грех самого народа иудейского, ибо к предателю присовокупляет и беззаконный народ. Беззаконием же отец называет убиение пророков (Мф. 23:35; Лк.11:51). «Под материю сего злочестивого народа разумей, – говорит св. Афанасий, – оную лукавую синагогу, многократно преогорчавшую Бога» [3, с 348]. «Отцами, – говорит блж. Феодорит, – называет пророк предавшихся злочестию в пустыне и в беззаконии живших при судиях, при царях и по возвращении из Вавилона, а матерью назвал Иерусалим, в котором отважились на ужасное злодеяние – предать смерти Владыку Христа» [6, с. 532].

Пс.108:16–20 Занеже не помяну сотворити милость, и погна человека нища и убога, и умилена сердцем умертвити. И возлюби клятву, и приидет ему: и не восхоте благословения, и удалится от него. И облечеся в клятву яко в ризу, и вниде яко вода во утробу его и яко елей в кости его: да будет ему яко риза, в нюже облачится, и яко пояс, имже выну опоясуется. Сие дело оболгающих мя у Господа и глаголющих лукавая на душу мою.

Здесь (в 16-м и след. ст.) продолжается речь о том же Иуде предателе, прообразом которого послужил для пророка его злейший враг, идумеянин Доик. Сей человек был настолько зверонравен, что не только злоумышлял, как говорит св. Иоанн Златоуст, но злоумышлял против того, кто мог преклонить на милость и возбудить сострадание: занеже не помяну сотворити милость (за то, что он не думал оказывать милость) и погна (но преследовал) человека бедного и нищего и сокрушенного сердцем, чтобы умертвить его. Иуда злоумышлял и преследовал до смерти Того, Кто был «кроток и смирен сердцем» (Мф.11:29). Второе деяние, или, лучше сказать, свойство врага, породившее и развившее в нем крайнюю жестокость, – это вообще склонность его к злодеяниям, проникшая всю его природу, телесную и духовную, так что он как бы по природе любил клятву, т.e. зло, – не желал благословения, т.е. не любил добра. По этой, как бы природной, склонности своей ко злу, он желал и делал пророку одно только зло – проклинал его; за это и постигло его проклятие. И возлюби клятву (проклятие), (оно) и приидет ему (на него): и не восхоте благословения, (оно) и удалится от него (ст. 17–19). Не восхоте благословения, – здесь разумеется то благословение, которое изречено Богом чрез патриарха Исаака сыну его Иакову: «благословляющий тебя благословен» (Быт.27:29). И облечеся в клятву, яко в ризу, по переводу с еврейского: «Да облечется проклятием, как ризою, и да войдет оно, как вода, во внутренность его и, как елей, в кости его». Выходит, что все бедствия у всех людей происходят от них самих, от собственной их вины, когда они своими делами и поступками сами отвергают добро и сами себя подвергают наказаниям. Так как Давид просил у Бога врагу своему разных бедствий, то вышеприведенными словами он хотел показать, что начало и причина этих бедствий врага заключаются не в ком-либо другом, а в нем самом, своими делами отвергшем помощь Божию и навлекшем на себя праведный гнев Божий; поэтому Давид, как прежде, так и теперь – с спокойною совестию – снова говорит о наказании врага своего, о проклятии его: Да будет ему (ст. 19) оно яко риза, по переводу с еврейского: «как одежда, в которую он одевается, и как пояс, которым всегда опоясывается». В заключение, желая устрашить остальных своих врагов, чтобы не подражали злейшему из них, он прибавляет, что, по правде Божией, такой же участи подвергнутся все несправедливые враги его (они же и Божии враги), подражающие злейшему своему собрату. Сие дело оболгающих мя у Господа (т.е. таково будет воздаяние от Господа врагам моим) и глаголющих лукавая (и говорящих злое) на душу мою (ст. 20).

Пс.108:21–25 И Ты, Господи, Господи, сотвори со мною имене ради Твоего, яко блага милость Твоя: избави мя, яко нищ и убог есмь аз, и сердце мое смятеся внутрь мене. Яко сень, внегда уклонитися ей, отьяхся: стрясохся яко прузи. Колена моя изнемогоста от поста, и плоть моя изменися елеа ради. И аз бых поношение им: видеша мя, покиваша главами своими.

После всех проклятий, излитых пророком на главы врагов его, он обращается с молитвою к Богу и просит помощи и защиты от тех врагов. И прежде всего просит милости и помощи не как заслуженных чем-либо с его стороны, не потому, чтобы он считал себя достойным этого, но ради имене Его Самого, ради Его Божественной милости и человеколюбия: И Ты, Господи, Господи, сотвори со мною имене ради Твоего, яко блага милость Твоя: избави (спаси меня) мя. Сотвори со мною то, в чем я нуждаюсь, сотвори благо и помощь на врагов моих, избавь и спаси от них единственно по милости Твоей, так как Ты Господь милосердный и человеколюбец. Затем, чтобы расположить к себе милость Божию, пророк указывает на тяжесть своего положения (ст. 22): яко нищ и убог есмь аз, и сердце мое смятеся внутрь мене. И этими словами опять просит спасти его, не как достойного и праведного, но как совершенно изнуренного, измученного, как претерпевшего бесчисленные бедствия, которые не только расслабили его тело, но и возмутили его душу. Враги его везде преследуют его. Он должен уклоняться от врагов и быстро исчезать, подобно тени, быстро исчезающей; должен скоро перебегать с места на место, выискивая хоть на краткое время сколько-нибудь безопасное место, потому что гонят его, как саранчу: ко сень, внегда уклонитися ей, отъяхся; по переводу с еврейского: «Я исчезаю, как уклоняющаяся тень, гонят меня, как саранчу». Здесь пророк изображает, говорит св. Иоанн Златоуст, «силу коварства злоумышленников, невыразимую их злобу и ту деятельность, какую он сам показывал в таких обстоятельствах» [5, с. 279]. Не имея у себя ни города, ни дома, ни какого-либо пристанища, но переходя с места на место, убегая в горы и места пустынные, он часто и подолгу голодал от недостатка пищи; вследствие чего тело его еще более ослабело, исхудало, и потому он говорит: колена мои изнемогли от поста, и тело мое лишилось тука, т.е. я исхудал, высох. Но ни печальное (душевное), ни болезненное (телесное), вообще же бедственное положение страдальца не возбуждало жалости в жестоком сердце его врагов, и он так говорит о них: и аз бых поношение им, «я стал для них посмешищем; увидевши меня, кивают головами своими» (пер. с евр.). Так злословили и кивали головами своими враги Христа при распятии Его (Мф.27:39). О чем пророчески предсказано в псалме 21, стихах 8–9.

Пс.108:26–29 Помози ми, Господи Боже мой, и спаси мя по милости Твоей: и да разумеют, яко рука Твоя сия, и Ты, Господи, сотворил еси ю. Прокленут тии, и Ты благословиши: востающии на мя да постыдятся, раб же Твой возвеселится. Да облекутся оболгающии мя в срамоту и одеждутся яко одеждою студом своим.

Показавши, что ему отовсюду тесно, псалмопевец повторяет свою молитву о помощи и спасении, находя в едином Боге непреодолимую защиту, непобедимую помощь (ст. 26). Помози ми, Господи Боже мой, и спаси мя по милости Твоей. Притом, как говорит св. Иоанн Златоуст, «он хочет не только спастись, но так, чтобы и они (враги его) знали, Кем он спасен, чтобы иметь ему двойной трофей, двойной венец, высшую славу» [5, с 280]. И да разумеют («да познают», ст. 27), яко рука Твоя сия, по переводу с еврейского: «что это Твоя рука, и что Ты, Господи, соделал это». Твоя рука здесь значит то же, что «Твоя помощь, Твоя защита». По словам св. Афанасия Александрийского, руками называет здесь дела, какие совершил (Спаситель), воскресив Себя из мертвых. Пусть они проклинают его, говорит пророк, ему от сего не будет никакого вреда, когда Сам Бог будет благословлять его. Прокленут тии, и Ты благословиши, т.е. они проклинают, а Ты благослови. Востающии на мя да постыдятся, по переводу с еврейского: «они восстают, но да будут постыжены, раб же Твой да возрадуется». По словам св. Афанасия Александрийского, в словах: возстающии на мя да постыдятся, – заключается пророчество об иудеях, «ибо все они постыжены, потому что нет у них ни священника, ни жертвы, ни священства, ни слова судного», по слову пророка (Ос.3:4) [3, с 350]. А словами: раб же Твой возвеселится, – сказано о Христе, как и апостол Павел говорит: «себе умалил, зрак раба приим» (Флп.2:7). И Сам Спаситель сказал о себе, «сын человеческий не прииде, да послужат Ему, но послужити» (Мф.20:28). В конце псалма молитва псалмопевца заменяется полною надеждою и всецелою уверенностью, что враги его будут посрамлены, а он будет спасен и прославлен. «Да облекутся, – говорит он, – противники мои бесчестием и, как одеждою, покроются стыдом своим» (ст. 29, пер. с евр.).

Пс.108:30–31 Исповемся Господеви зело усты моими и посреде многих восхвалю его: яко предста одесную убогаго, еже спасти от гонящих душу мою.

В полной уверенности, что Господь Бог услышал молитву пророка, и помощь Божия близка к нему, он уже не страшится врагов своих и потому в избытке радости выражает готовность свою и обещание торжественно прославлять Господа Спасителя своего в собрании великом, исповедать, что Он есть Помощник и Защитник беспомощным, невинно гонимым: Исповемся Господу зело усты моими по переводу с еврейского: «и я громко буду устами моими славить Господа и среди множества прославлять Его, ибо Он стоит одесную бедного, чтобы спасти его от судящих душу его». Блж. Феодорит, в изъяснение изречения последнего стиха, говорит следующее: «Божество Спасителя, лично и нераздельно соединенное с человечеством, допуская страдать последнему для спасения людей, но оно же предстало, т.е. спасло человечество, воскресив из мертвых и даровав ему бессмертие, нетление и славу» [6, с. 536]. Сходство с изречениями стиха 30 есть и в других псалмах, как например, Пс.21:26, 39:10.



Источник: Православный Свято-Тихоновский Богословский институт 2002. – 992 с. 1SBN 5.7429.0120-8

Комментарии для сайта Cackle