протоиерей Григорий Разумовский

Объяснение священной книги псалмов

Псалом 40

Как по надписанию, так и по содержанию Пс.40 нужно заключить, что он принадлежит Давиду, потому что он вполне соответствует тому положению, в каком находился царепророк во время созревшего заговора и открытого восстания против него сына его Авессалома. Хотя библейская история не дает нам подробных указаний на обстоятельства хода и развития этого заговора, но из многих кратких изречений сего 40-го и других псалмов можно вывести хотя неполные заключения об этих обстоятельствах. Давиду были известны коварные замыслы врагов его, как видно будет из последующего объяснения, равно как известно и то, что для достижения своих преступных целей враги его действовали клеветою и ласкательством (Пс.54:4, 13, 22, 57:2–6), стараясь возбуждать против него неудовольствие народа, а к себе привлекать его расположение; но, сознавая правоту свою и твердо веруя в правосудие Божие и почти убежденный в безуспешности безумных предприятий, он не предпринимает никаких мер против мятежников, кроме молитвы к Богу о защите и кроткого обличения и вразумления, какие находим мы в его псалмах. Развитию заговора много содействовала продолжительная болезнь царя (ст. 4), без сомнения давшая Авессалому случай открыто разыграть пред народом роль рачительного и беспристрастного судьи и тем еще больше вкрасться в его любовь и доверенность. Давид, глубоко потрясенный дошедшими до него известиями о замыслах и намерениях заговорщиков, не теряет надежды, что Господь восставит его от одра болезни и даст ему возможность отомстить врагам своим (ст. 11), но у него не достало мужества и решимости воздать врагам своим, силой подавить беззаконное их предприятие, прежде чем оно успело возрасти до открытого восстания. Когда было получено известие о начале открытого восстания, Давид в смущении и страхе решается бежать из своей столицы и удаляется в пустыню (Пс.54:8). Тут-то, видя себя почти беспомощным, он признал себя нищим и убогим и дорого оценил то участие и сострадание к его бедственному положению, какое он нашел в небольшом числе приближенных к нему людей. С чего и начинает он свой псалом.

Поруганный, тяжко больной, оставленный даже самыми лучшими друзьями, Давид был прообразом Богочеловека, взявшего на Себя немощи людей и понесшаго болезни (Мф.8:17), преданного Своим учеником (Ин.13:18), и смерти Коего с нетерпением ожидали злорадственные друзья Его. Происходившее в меньшей степени с Давидом на Иисусе Христе совершилось в полной мере. Почему псалом этот и относится к числу прообразовательно- мессианских псалмов.

Пс.40:1

Состоит из обычного надписания: В конец, псалом Давиду (объяснение см. в предыдущих псалмах).

Пс.40:2 Блажен разумеваяй на нища и убога, в день лют избавит его Господь.

У всех людей есть общий нравственный недостаток, по которому они судят других людей по их внешнему состоянию и положению, как, например, людей бедных или случайно впавших в какую-нибудь беду почитают особенно грешными и заслужившими постигшее их бедствие как праведное наказание Божие. Так поступили с праведным Иовом друзья его, которые пришли навестить и утешить его в то время, когда он подвергся великим бедствиям крайней нищеты и тяжкой болезни, и вместо должного утешения еще больше увеличивали страдания его тем, что несправедливо укоряли его в беззакониях, – что постигшие его несчастья считали наказанием Божиим за его тайные грехи. Так поступили ученики Христовы, когда, увидя нищего слепорожденного, вопрошали Господа, за чьи грехи он страдает, за свои ли, или за грехи его родителей (Ин.9:2). Так поступили и с Давидом его ближние, которые, видя его бедственное положение во время нападения на него заговорщиков, укоряли его в беззакониях (2Цар.16:7). Так и все мы поступаем, не рассуждая (не разумевая) или не принимая во внимание того, что премудрый Промысл Божий попускает различные испытания верующим по разным причинам, – иногда для того, чтобы научить их терпению, иногда смиряя их высокоумие или укрощая другие порочные склонности, а иногда для того, чтобы направить их мысли и чувства к созерцанию будущей блаженной жизни. Обращая наше внимание на этот нравственный недуг, псалмопевец похваляет и называет блаженным того, кто с благоразумной осторожностью судит о людях, подвергшихся несчастью, с состраданием относится к их бедственному положению, не признавая или не считая его без разбора наказанием Божиим, и потом является на помощь несчастному со всяким участием, руководясь правильным взглядом на постигшие его несчастья и таким образом показывая себя разумевающим: блажен разумеваяй на нища и убога, в день лют избавит, его Господь, т.е. такого человека Господь избавит в день Страшного Суда Христова, спасет от бедствий и от огня геенского.

Пс.40:3 Господь да сохранит его и живит его, и да ублажит его на земли и да не предаст его в руки врагов его.

Господь избавит его… сохранит его… живит его» и проч. Здесь нужно решить вопрос: о ком говорит псалмопевец, обозначая местоимением его, – о том ли разумном и нищелюбивом человеке, который с состраданием относится к нищему и которого он называет обнаженным, или же о самом нищем и убогом? Одни (как Зигабен) разумеют первого, т.е. сострадательного к страждущим и бедным [7, с. 322] a другие (как архиеп. Ириней Псковский) толкуют, что псалмопевец говорит здесь о самом нищем, что Господь не оставит Своею милостью человека бедствующего (но не теряющего надежды на Бога), но сохранит его, поддержит его здравие и жизнь и возвратит ему прежнее благополучие на земле, хотя враги его, жестокие и несправедливые люди, и считали бы его за погибшего. Нужно признать согласным с истиною и то и другое толкование, потому что псалмопевец далее, в следующих стихах, продолжая ту же речь, очевидно, говорит уже о себе, и те милости Господни, каких он желает нищему и убогому, переносит на себя. Он мог, без сомнения, сказать и о себе, что он всегда был сострадательным к страждущим и поэтому в настоящем своем положении мог и себе ожидать такой помощи Божией, которую изобразил в стихах 2–4. В одном из сих стихов (3) псалмопевец выразил те же благожелания, какие обыкновенно и у нас часто выражают простые люди в таких словах: дай ему, Господи, доброго здоровья, продли ему веку, пошли ему всякое благополучие и сохрани от руки злого человека.

Пс.40:4 Господь да поможет ему на одре болезни его: все ложе его обратил еси в болезни его.

Ложе – значит «постель»; обратил – значит «переворотил, переменил». В этом, как и в последующих стихах, псалмопевец говорит о своей продолжительной и тяжкой болезни, которою воспользовались враги его для выполнения своих преступных замыслов. Обратить все ложе в болезни – значит не то, что обратить его в болезнь. Последнее означает умножение наказания, а первое выражает любовь и отеческое попечение. Словами сего стиха, равно как и предыдущего, св. пророк изображает преимущества милостивого и временно бедствующего человека. Они состоят в том, что Господь а) хранит его; б) блажит, или ублажает его на земли, т.е. еще на земле дает насладиться миром, спокойствием духа и радостью, какая принадлежит жителям неба, и в) избавит его от врагов. Однако же Господь подвергает испытанию милосердного: попускает ему впасть в болезнь; но в этом испытании Он не оставляет страждущего без Своей помощи, напротив, помогает ему на одре болезни, и как мать приходит к больному сыну и перестилает ему постель, чтобы он более имел спокойствия, так любовь Божия, в болезни милосердного человека, поправляет и переворачивает его постель. Этою образною речью пророк хочет показать а) успокоение духа: мрачные чувства, которые соединены с болезнью, Господь просветляет, проливая духовное утешение в сердце его, уверяя, что Он испытывает по любви и укрепляя в уповании; и б) дает понять, что милостивый не будет оставлен без помощи во время его болезни, напротив, многие из тех, которым он благодетельствовал, придут навестить его, послужат ему и будут за него молиться.

Пс.40:5 Аз рех: Господи, помилуй мя, исцели душу мою, яко согреших Ти.

Сознавая свои грехопадения и виновность пред Богом, пророк молит о помиловании. Исцели значит: «исправь», сделай целым то, что повреждено, испорченное восстанови в прежнем, первоначальном виде. Слово «помилуй» имеет в корне своем слово «мил», что значит: «близок», пользуется любовью и милостью у того, к кому близок, как и наоборот: кто удален, тот не мил, а находится под гневом. Значит, молящийся Господу Богу о помиловании желает и ищет милости у Бога. Здесь молится о помиловании и исцелении страждущий царепророк Давид, но он, находясь в болезни телесной, молится об исцелении души, вполне сознавая, что телесная болезнь последовала за недугами душевными, за грехами и что вслед за исцелением души от грехов должно последовать и исцеление болезни телесной, как и Сам Господь Иисус Христос, подавая больному расслабленному исцеление от болезни телесной, наперед преподал ему отпущение грехов (Мф.9:2,7), а в другой раз другому исцеленному Им чудесно от такой же болезни повелел не грешить, чтобы не случилось чего худшего (Ин.5:14). На этом основании и Святая Церковь от лица кающегося грешника словами псалмопевца молит Господа о помиловании и исцелении души его (в славословии великом на утрени).

Пс.40:6–7 Врази мои реша мне злая: когда умрет, и погибнет имя его? И вхождаше видети, всуе глаголаше сердце его: собра беззаконие себе, исхождаше вон и глаголаше вкупе.

Если понимать эти слова в буквальном смысле, то нужно сказать, что Давид говорит здесь о врагах-заговорщиках, которые решили не начинать открытого восстания против законного правительства, а выждать смерти царя, к которой его приближала, как им казалось, тяжкая болезнь его, – надеясь спокойно, без особых потрясений достигнуть своей цели со смертью больного царя. Враги мои говорят о мне злое: когда он умрет и погибнет имя его? Они с притворным участием навещали меня в болезни, но и здесь, если кто приходил видеть меня (вхождаше видети), говорил лживо, сердце его слагало в себе неправду (всуе глаголаше сердце его), а когда выходил он вон, то говорил ту же ложь вместе с другими, замышляя беззаконное (исхождаше вон и глаголаше вкупе). Но кроме этого прямого смысла, отцы и учители Церкви видят здесь пророческий смысл. По словам св. Афанасия, «с 6-го стиха псалма сего вводится лицо Самого Христа, пророчески живописующего, как поступили с Ним иудеи» [3, с. 143]. Вхождаше видети, всуе глаголаше сердце его и проч. – «это говорится об Иуде и имеет такой смысл: получив доступ ко Мне как включенный в число учеников, был он двуязычен и пронырлив; всуе глаголаше, т.е. не было в нем истины; сердце его собра беззаконие себе – решился предать Меня завистникам; исхождаше вон и глаголаше вкупе, уговариваясь с богоубийцами о цене предания так: что вы дадите мне, и я вам предам Его? (Мф.26:15) [3, с. 143]. «Иуда, входя и исходя, вместе с иудеями замышлял смерть Христа, – говорит блж. Феодорит [6, с. 191].

Пс.40:8–9 На мя шептаху вси врази мои, на мя помышляху злая мне. Слово законопреступное возложиша на мя: еда спяй не приложит воскреснути?

В числе врагов Давида, кроме тех, которые открыто действовали против него, было еще больше таких, которые под видом дружбы враждовали против него скрытно, хитростью и тайным коварством замышляли устроить его погибель: таким злоумышленникам свойственно сообщать или распространять между другими свои злоумышления посредством шепота (на мя шептаху, помышляху злая мне). Выражения: слово законопреступное возложиша на мя, и проч. с еврейского переводятся так «слово велиала пришло на него, он слег, не встать ему более». А это «слово велиала» – некоторыми учеными чрез филологическое объяснение значения еврейских речений переводится так: «болезнь смертельная постигла его, – ему уже не встать от одра болезни». Так говорили враги Давида, злоумышлявшие против него и искавшие его погибели, хотя они и ошибались в своем ожидании. Так понимаются и толкуются изречения стихов 8 и 9 в буквальном смысле. Но они, конечно, изречены Давидом в пророческом смысле о лице Иисуса Христа, Который так говорит о врагах Своих: враги Мои, архиереи, книжники и старейшины народа еврейского, сговариваясь погубить Меня, тайно, на ухо говорили друг с другом (шептаху), имели совещание о предании Меня смерти (см. Мф.27:1), помышляху злая Мне. Он богохульствует и за то повинен смерти (Мф.26:65–66), – говорили они на суде своем. Это было слово законопреступное, потому что ложное. А когда римский правитель Иудеи Пилат всенародно говорил, что он никакой вины не находит во Христе, то иудеи кричали ему: «Да распят будет» (Мф.27:22–23). И это слово законопреступное, или противозаконное, потому что закон запрещает осуждать невинного. Еда спяй не приложит воскреснути (востати), – в славянской речи это выражение составляет как будто одно предложение, между тем как в переводе с еврейского, а также и греческого оно состоит из двух предложений: первое (греч.) – «разве не спит он?»; и потом другое – «не встать ему более» (пер. с евр. см. выше). А потому, говоря о врагах Своих, Христос вопрошает: «Неужели кто спит, тот не встанет более? Моя смерть подобна будет сну: как человек самовластно спит и потом встает, так и Я самовластно умру и так же самовластно воскресну».

Пс.40:10 Ибо человек мира моего, на негоже уповах, ядый хлебы моя, возвеличи на мя запинание.

Человеком мира у евреев называли самого близкого человека, друга. Есть с ним хлеб значило быть в тесной связи с ним и быть связанным взаимною благорасположенностью и благодарностью. Возвеличить запинание – значит то же, что у нас ныне называется подставить ногу, употребить такую хитрость, которой можно повредить другому в его добром начинании или совсем погубить его. Под человеком мира Давид мог разуметь или сына своего Авессалома, которого он любил и жалел, или Ахитофела, своего преданного царедворца и советника, к которому имел большое доверие (на негоже уповах) и который пред началом открытого восстания пристал к партии заговорщиков. Врагами моими, говорит псалмопевец, стали не только посторонние люди, к которым я не имел почти никакого отношения, но даже и самый близкий мой, человек мира моего, с которым я вместе ел хлеб мой и которому вполне доверялся, и тот возвеличи на мя запинание, т.е. решился действовать против меня. Этот Ахитофел своим коварным образом действий в отношении к Давиду послужил прообразом новозаветного Иуды-предателя. И Сам Господь Иисус Христос на тайной вечери, в присутствии всех учеников Своих, указывая им прикровенно на Своего предателя, привел это псаломское изречение как пророческое предсказание об Иуде, сказав: «Да сбудется писание, ядый со Мною хлеб воздвиже на Мя пяту свою» (Ин.13:18).

Пс.40:11 Ты же, Господи, помилуй мя и возстави мя, и воздам им.

Находясь в тяжкой болезни, Давид узнает о злых намерениях и целях заговорщиков, но не теряя надежды, что Господь возставит его от одра болезни и даст ему возможность отмстить врагам своим, он выражает эту надежду в молитве своей к Богу и говорит: Ты же, Господи, помилуй меня и восставь меня, и я воздам им. Впрочем, последнее выражение: воздам им – не нужно понимать в смысле личного мщения, т.е. будто Давид, дыша чувством отмщения врагам своим за причиненное ему зло, взывал о том в молитве к Богу. Как пророк Божий, он, конечно, понимал, что личное мщение запрещено Законом (Лев.19:18; Притч.24:29), а потому оно противно Богу, а следовательно он и не мог молиться о предоставлении ему возможности отмщения. Но как царь, которому дана власть не только судить и подвергать наказанию виновных, но который обязан казнить врагов государственной власти, Давид мог выражать угрозу казнью, заслуженною злодеями, и в молитве к Богу. Притом же Давиду, водившемуся всегда духом кротости и смирения, и не свойственно было чувство личного мщения, тем более при таких обстоятельствах, когда он лежал на одре болезни и глубоко проникнут был чувством покаяния и сердечного сокрушения о грехах. А потому, читая это место псалма, никто не должен усматривать здесь молитвенного воззвания об отмщении за зло, причиненное врагами. И Господь Иисус Христос, Которого прообразовал собою пророк Давид, претерпевал безвинно оскорбления от злобных врагов Своих, хотя мог молиться о воздаянии и отмщении, но Он молился Отцу Небесному не об отмщении, а о прощении врагам (Лк.23:34).

Пс.40:12 В сем познах, яко восхотел мя еси, яко не возрадуется враг мой о мне.

Молитва Давида (ст. 11) была услышана, и вопреки злорадным ожиданиям врагов, он восстал от болезненного одра, но он не выполнил своей угрозы о воздаянии врагам своим. С одной стороны – родительская любовь его к Авессалому, а с другой, и главным образом, сознание своей виновности пред Богом и заслуженности Его гнева и праведного наказания, которое, по предсказанию пророка Нафана, должно было придти к нему из его собственного дома, отнимали у него решимость энергично действовать против мятежников и побуждали его предоставить суд и наказание их Божественному правосудию. И после того как правосудие Божие действительно жестоко покарало врагов Давида и лишило их возможности восторжествовать над ним, он с сердечным удовольствием и глубокою благодарностью мог воспеть эти слова: по тому узнал я, что Ты, Господи, благоволишь ко мне, что не возрадуется, не потешится враг мой надо мною. И врагам Христовым, распявшим Господа славы, не дано было восторжествовать по случаю смерти Его: они не возрадовались, когда узнали, что Он воскрес из мертвых.

Пс.40:13–14 Мене же за незлобие приял, и утвердил мя еси пред Тобою в век. Благословен Господь Бог Израилев от века и до века: Буди, буди.

Изречения этих стихов имеют тесную связь с изречениями предыдущих стихов и по буквально-историческому смыслу, и по пророческому. Хоть я и угрожал, говорит Давид, врагам моим отмщением, хотя и были у меня намерения воздать им за все их злодеяния в отношении ко мне, но я не выполнил этих угроз. Ты, Господи, Сам праведным судом Своим наказал их, я же отнесся незлобиво к ним, не сделал им никакого зла ни прежде их восстания на меня, ни после того, и Ты, Господи, видя мое незлобие, приял меня под Свою защиту и утвердил царское престолонаследие в потомстве моем во век (см. 2Цар.7:13, 16). В отношении к Мессии-Христу, Сыну Божию, слова сего стиха выражают ту мысль, что Христос, гонимый и оскорбляемый врагами Своими, никому из них не только никакого зла не сделал, «ни единаго же зла сотвори» (Лк.23:41), но даже и молился за них Отцу Своему и вообще не сотворил Он никакого греха (Ис.53:9), и за такое незлобие Отец Небесный не только принял Его (в человеческом естестве) в Свое благоволение (Мф.3:17), но и утвердил Его, т.е. посадил Его одесную Себя, или, как в другом псалме говорит Давид: «Сказал Господь Господу Моему: седи одесную Мене, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих» (Пс.109:1). Словами последнего (14-го) стиха псалмопевец выражает благодарность Богу за избавление от врагов и за все Его милости, причем, называя Его Богом Израилевым, свидетельствует, что он твердо помнит тот завет, который заключил Господь с праотцами его (Быт.17 и проч.; Быт.26:4, 28:14 и проч.), и что избавление это, равно как и все милости Господни к нему, происходят из того завета, как бы из источника. Заключительные слова: буди, буди – служат как бы подтверждением всего вышесказанного и означают то же, что – аминь.



Источник:

Православный Свято-Тихоновский Богословский институт 2002. – 992 с. 1SBN 5.7429.0120-8

Комментарии для сайта Cackle