митрополит Иерофей (Влахос)

Приложение

Вечеря Царства389

Да возрадуется всякий любящий Бога сему светлому празднику.

Да внидет верный слуга в радость господина.

Да поспешит носивший бремя поста за прибылью.

Пребывавший в трудах с первого часа пусть получит ныне справедливую плату.

Явившийся в третьем часу пусть празднует с благодарением сей праздник.

Явившийся лишь в шестом часу пусть приблизится без страха: ему не причинят вреда.

Промедливший до девятого часа пусть придет без колебаний.

И работавший с одиннадцатого часа пусть не стыдится: Господь щедр.

Он принимает последнего, как первого,

Он покоит работавшего с одиннадцатого часа так же, как и принявшегося за труды с рассвета.

Он милостив к последнему, щедр к первому.

Первого одаривает, последнему являет Свою благодать.

Он смотрит не только на дела, Он прозревает побуждения сердца.

Приобщитесь же все к радости Господа вашего, первые и последние, получите свою плату.

Подвижники и нерадивые, празднуйте сей день.

Постившиеся и не постившиеся, наслаждайтесь сегодня.

Стол накрыт, придите же, оставив сомнения.

Тучный телец подан, насыщайтесь все, присоединяйтесь к пиру веры, черпайте сокровища милосердия.

Пусть никто не оплакивает свои грехи: прощение восстало из гроба.

Пусть ни один человек не боится смерти: смерть Спасителя освободила нас.

Он сокрушил смерть, когда она держала Его в плену.

Он лишил силы ад, сойдя в преисподнюю.

Он разрушил его, поглотившего Его плоть.

Предсказано Исаией: ад содрогнулся при виде Его.

Содрогнулся, ибо был раздавлен; вкусил горечи, ибо вкушал сладость.

Поглотил тело и вдруг встретился с Богом.

Поглотил видимое и был сотрясен невидимым.

Смерть, где твое жало? Ад, где твоя победа?

Христос воскрес, и ты раздавлен.

Христос воскрес, и демоны сокрушены.

Христос воскрес, и ангелы ликуют.

Христос воскрес, и жизнь царствует.

Христос воскрес, и мертвые исторгнуты из гробов.

Ибо Христос, воскресший из мертвых, сделался начатком усопших.

Ему слава и держава во веки веков. Аминь.

О мытарствах

Есть некоторые люди, утверждающие, что признание существования мытарств и воздушных духов проникло в христианство из гностицизма и паганистических мифов, которые в то время были распространены повсеместно.

Не вызывает никакого сомнения, что подобные учения можно встретить во многих текстах гностического происхождения, в языческих тезисах, встречающихся среди египетских и халдейских мифов. Однако нужно подчеркнуть, что многие отцы заимствовали учение о мытарствах и, очистив его от языческих и гностических элементов, заключили его в церковные рамки. Святые отцы не боялись совершать такой творческий труд.

Несомненно, что во многих моментах своего учения святые отцы потрудились творчески и вполне эффективно, восприняв многие теории и воззрения языческого мира, но придав им церковное содержание. Известно, что учение о бессмертии души, об экстазе человека и бесстрастии души и тела, учение о трехчастности души и многое другое отцы переняли от древних философов и древних преданий. Но очевидно и то, что учениям этим они придали иную перспективу и наполнили их иным содержанием. Учение о бессмертии души мы не можем отвергать по той лишь причине, что о том же говорили и древние философы. Мы должны увидеть то содержание, которое вкладывали в него святые отцы.

Следовательно, то же самое произошло и с учением о мытарствах. Конечно, никто не оспаривает то, что древние предания и еретические учения говорили о «начальниках звездной сферы», о «вратах звездного пути» и «воздушных духах». Некоторые подобные фразы мы встречаем в Священном Писании и творениях святых отцов. Как мы уже упоминали, многие из отцов Церкви говорят о мытарствах, воздушных духах, что, однако, наполняют совершенно иным содержанием. Святоотеческое учение о мытарствах необходимо понимать, имея в виду четыре момента.

Первое. Для символического языка Священного Писания совершенно необходимо толкование. Останавливающийся лишь на используемых образах искажает евангельскую весть. Для примера: сказанное в Священном Писании об аде может быть неправильно понято, если мы не рассмотрим богословского значения этих слов Писания. То же самое и в отношении учения о мытарствах. Мы вовсе не должны представлять в своем уме образ современной таможни на границах государств, через которую должны пройти все люди. Символический образ призван дать нам представление о чем-либо, но образ этот необходимо истолковать по-православному.

Второе. Существуют демоны – ангелы тьмы, – которые суть личности и потому свободны. По попущению Божию и благодаря тому, что человек использует свою свободу во зло, они стяжали господство над ним. То есть после исхода души из тела демоны требуют ее в свою собственность, потому что из-за ее нераскаянности они получили над ней власть. В известной Христовой притче о безумном богаче есть такая фраза: Безумный! в сию ночь душу твою возьмут у тебя; кому же достанется то, что ты заготовил? (Лк. 12, 20). По святоотеческому толкованию, взявшие душу безумного богача после ее выхода из тела – это демоны.

Третье. Демоны не имеют никакой власти над людьми Божиими. Люди, соединенные с Богом, в душе и сердце которых нетварная энергия Божия, не могут быть во власти демонов. Обоженные, таким образом, не будут проходить через мытарства.

Четвертое. Согласно учению святых отцов, которое мы рассмотрели выше, демоны, которые суть духи, действуют посредством страстей. Страсти, не могущие получить удовлетворения по выходе души из тела, суть удушье для души.

Когда мытарства мы рассмотрим в таких богословских рамках, тогда использование этого учения вполне уместно. Но если мы разделяем иные воззрения, тогда, несомненно, находимся на неправильном пути.

О внетелесных опытах

В Америке в последнее время много обсуждались не только так называемые посмертные опыты, но и взгляды отца Серафима (Роуза), а особенно Лазаря (Пухало), архиепископа Украинской Автономной Церкви390. Это большая тема, подробно разобрать которую здесь невозможно, потому что найти в ней множество богословских и духовных ошибок не представляет труда.

Прежде всего нужно заметить, что архиепископ Лазарь в своей книге неоднократно повторяет, что так называемые внетелесные опыты всегда являются демоническими состояниями. Иногда они – естественное следствие «включения» телесных процессов после коматозного состояния, или галлюцинации. Но в большинстве случаев, как он утверждает, они являются плодом демонического воздействия.

В целом его богословские тезисы ориентированы правильно. Можно выделить три главных богословских довода.

Первое. Духовный опыт, опыт Царства Божия нельзя искать вне человеческого тела, потому что тело человека – это храм Пресвятого Духа. Говорящий о внетелесных опытах не знает учения святых отцов Церкви и находится под влиянием латинской схоластики и греческой античной философии.

Второе. Эти опыты никогда не могут быть подлинно «внетелесными», но суть результат либо демонических галлюцинаций, фантазий и обманов, либо лекарственных галлюцинаций, либо психических расстройств. Кто домогается выхода души из тела, тот в реальности обращает свою фантазию и свои чувства к миру демонов, которые приносят свои собственные «откровения». То есть такой опыт является демоническим.

Третье. Опыт отцов Церкви – это умный опыт, происходящий в глубинах их бытия, там, где находится Царство Божие.

Имея в виду эти богословские тезисы, он утверждает, что люди, говорящие о внетелесном опыте, связаны с языческими мистериями, индуизмом и шаманизмом, разделяют дуализм учения Оригена или даже манихейство.

Невозможно отрицать такую общую постановку вопроса и те богословские доводы, которые приводит автор. Но мне кажется, что нельзя быть столь категоричными и любой опыт соотносить с аналогичным внехристианским опытом, не рассмотрев его прежде с христианской точки зрения. Можно сделать несколько наиболее характерных замечаний.

Когда на Западе говорят о внетелесном опыте, то связывают его с так называемым посмертным опытом, то есть с теми случаями, когда люди умирали или думали, что они умерли, но потом вновь возвращались к жизни. То есть здесь нет никаких попыток вывести ум из тела.

Затем: отрывки из творений святителя Григория Паламы и Песни Песней, которые использует архиепикоп Лазарь, говорят не о так называемых внетелесных опытах, связанных со смертью, а о состоянии исступления в православном понимании и значении. Это совершенно иное. Цитата из Песни Песней: я сплю , а сердце мое бодрствует (Песн. 5,2) относится к состоянию молитвы. Также и цитата из святителя Григория Паламы, согласно которой выведение ума из тела есть «изобретение демонов и предмет обучения эллинов», относится к экстазу древних греков, который был демоническим состоянием. Варлаам учил, что при молитве ум должен выходить из тела, потому что тело – это зло. Святитель Григорий Палама говорил, что это демоническое учение, потому что ум должен вернуться в сердце и оттуда – к Богу. Согласно святителю Григорию Паламе, исступление – это не удаление ума от тела, а удаление ума от плотского образа мыслей. Ум – это энергия души, око души, а не сама душа, как то переводит архиепископ Лазарь.

Также я замечал, что отец Серафим (Роуз) несколько раз подчеркивает различие между духовным опытом и опытом демоническим, присутствующим в других религиях. В нескольких местах он делает критические замечания. Он говорит, что некоторые люди рассматривают эти феномены через призму оккультизма или спиритизма, другие – через призму протестантизма, который считает, что душа после смерти находится в бессознательном состоянии, третьи – через призму догматического атеизма, отрицающего жизнь души после смерти, четвертые – через призму «православного» консерватизма, считающего, что Православие не имеет какого-то определенного мнения о том, в чем состоит будущая жизнь. Отец Серафим делает следующий вывод: не стоит ждать от книги профессора Моуди чего-то грандиозного, а надо бы рассматривать ее с точки зрения православного предания.

Бывают, конечно, различные случаи, описанные у святых отцов, когда люди по воле Божией умирали, но затем возвращались к жизни. В Ветхом и Новом Завете при упоминании о воскресении мертвых мы не встречаем описания того, что они чувствовали тогда. Но в некоторых аскетических произведениях встречаются небольшие рассказы о посмертном опыте. Об этом не нужно забывать.

Я, конечно, не могу утверждать, что все взгляды отца Серафима православны. Я не хочу становиться его апологетом или утверждать, что богословские взгляды архиепископа Лазаря верны, но я должен подчеркнуть, что необходима осторожность. Большинство из так называемых посмертных опытов являются либо демоническими, либо естественными, возникающими под воздействием лекарств, либо галлюцинациями. Но есть и истинные опыты, пусть их и немного, которые доказывают, что жизнь после смерти существует. Святоотеческое учение состоит в том, что мы ничего не должны отрицать и ничего не должны принимать, если не пропустим этого через мысль достигших обожения святых отцов, мысль, просвещенную Богом и получившую от Него дар рассуждения.

* * *

389

Слово святителя Иоанна Златоуста на Святую Пасху.

390

Archbishop Lazar Pnhalö The soul, the body and death, Synaxis Press, Canada.


Источник: Жизнь после смерти / Иерофей (Влахос), митрополит Навпакта и святого Власия ; пер. иерея Василия Петрова. - Изд. 4-е. - Москва : ДАРЪ, 2013. - 320 с. ISBN 9-785-485-00430-9

Комментарии для сайта Cackle