Библиотеке требуются волонтёры

священномученик Иларион (Троицкий), архиепископ Верейский

Посещение академии патриархом Антиохийским

Тринадцатое мая – замечательный день в жизни академии: в этот день академию посетил и совершил в академическом храме богослужение Его Блаженство, Блаженнейший Григорий IV, патриарх Антиохийский1. В седьмом часу вечера Блаженнейший патриарх прибыл из Москвы и на вокзале железной дороги был встречен преосвященным ректором академии епископом Феодором, а в святых вратах лавры встречен был отцом наместником и высшим духовенством лавры. Иноки вышли навстречу патриарху с крестом и иконами. Целые толпы народа заняли все место от святых врат до Троицкого собора. Умилительное было зрелище, когда патриарх в предшествии икон и патриаршего креста, под оглушительный звон лаврских колоколов, среди двух стен народа проходил по устланной красным сукном дорожке от святых врат до собора. Вспоминалась древняя Русь, с великим одушевлением и любовью и нередко встречавшая вселенских патриархов, наместников апостольских...

После молебствия у раки преподобного Сергия и краткого отдыха уже в восьмом часу Блаженнейший патриарх пожаловал ко всенощному бдению в академическую церковь. Академическое духовенство во главе с преосвященным ректором вышло навстречу патриарху в академический сад. Лишь только Блаженнейший патриарх подъехал к академическому саду и вышел из кареты, на него была надета мантия, и преосвященный Феодор обратился к нему со словом приветствия.

Речь преосвященного ректора

Ваше Блаженство!

Вместе с прочими сынами Православной Русской Церкви и мы сердечно целуем Вашу святыню и посещение Ваше приемлем как милость Божию нашему духовному вертограду. Туда, на Восток, откуда Вы пожаловали в нашу страну, постоянно устремляются наши сердца, неизменно влечется наша душа, обращаются и телесные и духовные наши очи. Не потому только, что там восходит солнце, отгоняющее мрак ночи и веселящее светом своим всю тварь земную, потому, главным образом, что там воссияло Солнце правды – Христос Бог наш, разогнавший мглу греха и воссиявший нам светом вечной истины и жизни. Смотрите, туда, на Восток, неизменно [обращены] всегда Святая Святых наших храмов – алтари церковные, туда обращаются всегда и лица наши в молитве. В частности, наша Московская академия издавна имела и имеет теплое сердечное влечение своими глазами видеть святыни Востока и целовать места, освященные памятью великих священных событий. Мы свято храним память и о том, с какой любовью Ваше Блаженство принимали у себя паломников-студентов нашей академии во главе с ее бывшим здесь ректором преосвященным Арсением (ныне архиепископом Новгородским). Теперь мы счастливы принять Вас у себя и лично благодарить Вас за Ваше гостеприимство. Примите нас в любовь свою, благословите нас и помолитесь, чтоб духовный наш вертоград приносил всегда плоды, достойные великой и святой десницы Божией, которая его насадила.

Затем патриарх опять среди массы собравшегося народа, предшествуемый академическим хором, направился в академический храм, где был встречен иеромонахом со святым крестом. После обычной встречи патриарх взошел на амвон и обратился к собравшимся с речью. Патриарх говорил по-арабски, а на русский язык его речь переводил сопровождавший его архимандрит Игнатий, окончивший курс Московской академии.

Речь патриарха

Как елень жаждет на источники водныя (Пс. 41:2), так и моя душа стремилась в этот вертоград истинной науки и истинного благочестия. И неудивительно, если душа моя радовалась, когда я слушал речь ректора преосвященного епископа Феодора, начертавшего предо мною образ великого Учителя Иисуса Христа. Слова его были для меня медом и млеком – они были исполнены любви о Христе. Я радуюсь, как жнец, ибо от сего духовного вертограда я собирал и собираю плоды – письменным общением с бывшим ректором сей академии архиепископом Арсением, получаю плоды и от того человека, который переводит вам мои слова с чужого арабского языка на ваш родной русский. Я срывал сегодня плоды со слов преосвященного епископа Феодора, плод и та духовная радость, которую я вижу на лицах студентов по поводу моего приезда. Что касается преосвященного, то к нему приложимы слова: от избытка сердца глаголют уста (см.: Мф. 12:34). Глаголы преосвященного сладки; ибо они исходят от его благочестивого сердца. А потому какою похвалою я могу лучше украсить чело преосвященного, чем если уподоблю его ученикам Спасителя? Чем могу я похвалить питомцев сего заведения, как не указанием на радующую меня их любовь и благоговение к предстоятелю Святой Церкви? А если бы я пожелал предложить что-либо из своего красноречия в этом вертограде, то я уподобился бы тем людям, которые стали бы привозить пшеницу в Россию, столь богатую пшеницей. Принося свою благодарность, молю Вседержителя Бога о здравии преосвященного ректора, профессоров и студентов сего вертограда и прошу вас принять мои слова как лепту евангельской вдовицы. Да даст вам Господь силы и крепость в ваших трудах к приобретению богословских знаний и добрых христианских навыков, и да сопутствует благополучие во всех путях ваших, и в жизни вашей да будет счастье, и любовь между вами да будет так крепка, как крепка она была между мною и бывшим вашим ректором высокопреосвященным архиепископом Арсением. Благодать Господа нашего Иисуса Христа молитвами Покровительницы сего храма Божией Матери и преподобных Сергия и Никона да сопутствует вам в жизни!

Сказав речь, Блаженнейший патриарх преподал общее благословение и через царские врата вошел в алтарь, где преосвященный ректор представил ему академическое духовенство. В это время храм наполнился множеством богомольцев. Здесь были все профессора и студенты академии, много воспитанников Вифанской духовной семинарии и до тысячи сторонних богомольцев. Храм был переполнен совершенно.

Немедленно инспектор академии архимандрит Анатолий и доцент академии иеродиакон Иларион начали совершение всенощного бдения. Ектении и возгласы служащие произносили на греческом языке. На полиелей вышли Блаженнейший патриарх Григорий, преосвященный епископ Феодор, ректор Вифанской духовной семинарии архимандрит Герман, инспектор академии архимандрит Анатолий, ректор Баламандской2 семинарии архимандрит Игнатий, настоятель Антиохийского в Москве подворья архимандрит Антоний, экзарх Ливана протоиерей Николай и целый сонм академического духовенства. Необычайная торжественность богослужения, присутствие Святейшего патриарха создали в храме благодатное настроение духовного восторга и умиления. Немало такому настроению способствовало благоговейное служение патриарха и благолепный, невольно вызывающий симпатию, вид Святейшего. С благоговением взирали молящиеся на предстоятеля далекой Антиохийской Церкви и утешались общим Православием.

Евангелие патриарх прочитал по-славянски, а потом помазал святым елеем профессоров и студентов.

Кончилась всенощная. Через царские врата снова вышел Блаженнейший патриарх на амвон. Служащий иеродиакон возгласил многолетие «Блаженнейшему господину Григорию, патриарху великого града Божия Антиохии, Сирии, Киликии, Аравии и всего Востока, пастырю пастырей и отцу отцов». При пении хором многолетия патриарх осенял крестом молящихся.

Блаженнейший выразил желание посмотреть академические помещения. В сопровождении преосвященного ректора он посетил студенческую столовую, где благословил трапезу, и побывал в некоторых студенческих помещениях, где ласково и любовно благословлял радостно встречавших его студентов, а по просьбе одного из студентов дал ему свой святительский автограф.

После того Блаженнейший патриарх проследовал в покои преосвященного ректора, где его поджидала корпорация профессоров и других служащих в академии лиц в полном составе. Преосвященный ректор обратился к патриарху со словом благодарности за посещение академии и за служение в академическом храме. «Мы весьма утешены, – говорил преосвященный, – тем, что имели радость не только видеть патриарха, но и молиться с ним в своем храме. Если выразить наше настроение, то можно сказать словами апостола на горе Преображения: Добро есть нам зде быти (Мф. 17:4). Ныне у нас такой праздник, будто Пасха, даже больше, потому что пасхальную радость мы переживаем каждый год, а патриарха академия имеет радость видеть впервые за все свое столетнее уже существование. Академия доживает свое первое столетие и, вступая во второе, просит благословения Вашего Блаженства на это второе столетие жизни и деятельности». Патриарх ответил, что он считает долгом своим молиться за процветание духовных православных школ.

Вслед за этим обменом речами Блаженнейшему патриарху и прочим гостям были предложены чай и фрукты. Совет академии здесь же избрал Блаженнейшего почетным членом академии, и преосвященный ректор от лица совета просил высокого гостя принять это почетное звание. В ответ на это патриарх говорил о том, что по условиям своей пастырской деятельности он стоит вдали от науки. Его пастырская деятельность направлена к охранению и защите паствы от иноверных.

При посредстве переводчика Блаженнейший патриарх беседовал некоторое время по разным вопросам с преосвященным ректором и с некоторыми из профессоров.

Приятно было видеть среди академической семьи предстоятеля Православной Антиохийской Церкви. Так живо чувствовалась связь общей веры, единство Христовой Церкви, рассеянной по миру. Но пребывание патриарха наводило и на некоторые грустные размышления. Кому приходилось говорить через переводчика, тот знает, как слабо в таких случаях чувствуется общение друг с другом беседующих. Ничто так не делает людей близкими друг к другу, как общий язык. Через него совершается обмен мнений, взглядов, идей. Если глаза зеркало души, то язык – дверь, через которую одна душа входит в другую. Вот эта-то дверь и была закрыта для нас. Исторические обстоятельства создали такое положение вещей, что для представителей науки ближе и понятнее западные еретики, чем восточные братья по вере и Церкви. Приехал бы француз или немец – мы могли бы его понимать, не был бы нужен переводчик. С греком же нам уж нельзя понимать друг друга. А араб для нас немой. Идейное общение у нас теснее с Западом, чем с Востоком, тогда как Восток составляет Церковь, а Запад отпал от нее.

Уже в исходе одиннадцатого часа Блаженнейший патриарх оставил академию. Из покоев преосвященного ректора он зашел в актовый зал, убранный зеленью. Там его встретили студенты. Преподав им благословение и еще раз поблагодарив всех за радушную встречу, он направился в царские покои лавры.

В книге для почетных посетителей патриарх на арабском языке написал следующее:

«Прекрасные живописные места своею красотою облегчают людям, ищущим знания, трудности дела изучения. Цари науколюбивые возвышают честь своих подданных. Императорская Московская духовная академия пользуется вниманием Его Императорского Величества Государя Императора и имеет красивое местоположение (= естественные красивые виды) и потому облегчает своим питомцам трудности образования. Да сохранит Господь Его Императорское Величество Государя Императора, его счастливую семью, опору наукам и тому, кто ими занимается, и да сохранит сию академию, источник научения, добродетелей и нравственности. И да поможет Господь преосвященному ректору и профессорам академии в исполнении своих обязанностей, а студентам да поможет быть покорными, заботящимися о своем образовании и приобретении знания. Вот что я написал академии во время ее посещения. И уже прошло сто лет с ее основания, и не посетил ее ни один патриарх. Вот на первом листе этой книги да сохраняется память первого посещения патриархом Антиохийским этой академии, находящейся в монастыре Святой Троицы близ Москвы под покровительством великих преподобных святых отцов Сергия и Никона».

Григорий (Хаддад), патриарх Антиохийский.

В понедельник 13 мая 1913 года.

На другой день Блаженнейший патриарх в сослужении преосвященного ректора совершил литургию в Троицком соборе лавры, посетил скиты, Вифанскую духовную семинарию и в пятом часу дня провожаемый на вокзале академическими и лаврскими властями отбыл в Москву.

За все время пребывания патриарха в академии и лавре нельзя было не видеть, как сильно действует на религиозное чувство та полнота церковной красоты, которую на Востоке воплощает патриарх. Не напрасны все эти восторги, с которыми встречали скромного по внешнему положению, но великого по церковному значению Антиохийского патриарха во всех концах России, не в Москве только златоглавой исконно русской, но и в чиновном холодном Петербурге. Приходил в восторг не один народ, всегда умиляющийся при виде святителей, но чувствовал подъем и охладевший к Церкви интеллигент. После всего виденного и перечувствованного еще нетерпеливей стала надежда на то, что возвращено будет Российской Церкви у нее отнятое сокровище, увенчана она будет Святейшим Всероссийским патриархом.

Печатается по изданию: Из академической жизни. Посещение академии патриархом Антиохийским. – Богословский вестник. 1913. Май. Подписано: иеродиакон Иларион.

* * *

1

Григорий IV (в миру Игнатий Хаддад) – Блаженнейший и Святейший патриарх великого града Божия Антиохии, Сирии, Аравии, Киликии, Иверии, Месопотамии и всего Востока в 1906–1928 гг. В 1913 г. специально прибыл в Россию на торжества, посвященные 300-летию царствования дома Романовых и на прославление святителя Ермогена, патриарха Московского и всея Руси. Во время этой поездки, 28 апреля, в Софийском соборе Новгородского кремля Григорий IV возглавил архиерейскую хиротонию Алексия (Симанского), будущего патриарха Московского и всея Руси (1944–1970). – Прим. ред.

2

Баламандская семинария была основана в 1832 г. архимандритом Афанасием (Касиром) в окрестностях древнего Баламандского монастыря как первая школа для священнослужителей. В настоящее время здесь расположены Богословский институт святого Иоанна Дамаскина и Православный университет, при котором действует богословский факультет. – Прим.ред.


Источник: Творения : в 3 т. / Священномученик Иларион (Троицкий). - М. : Изд-во Сретенского монастыря, 2004. / Том 3. 600 с. / Посещение академии патриархом Антиохийским. 268-273 с. ISBN 5-7533-0329-3

Комментарии для сайта Cackle