Добро

***

Добро́ – 1) одно из имён Бога, ука­зы­ва­ю­щее на Него как на Все­бла­гого и как на Источ­ник вся­че­ских благ; 2) то, что соот­вет­ствует Божьему бла­го­во­ле­нию; 3) испол­не­ние чело­ве­ком Боже­ствен­ной воли, веду­щей его к духов­ному совер­шен­ству.

Добро есть акт сво­бод­ной чело­ве­че­ской воли, сле­ду­ю­щей за все­свя­той волей Бога. Бог обла­дает совер­шен­ной свя­то­стью, Он совер­шенно чист от вся­кого греха, непри­ча­стен ника­кому злу, любит одно только добро. Он, Источ­ник добра, Сам явля­ется наи­выс­шим Добром для Своих созда­ний, ибо желает видеть их подоб­ными Себе и вечно соеди­нен­ными с Собой. Он имеет благо Своей Сущ­но­стью и любое благо, какое только можно себе мыс­ленно пред­ста­вить, содер­жится в Нем. Он есть Добро по Самому Своему Суще­ству и, Сам будучи Добром, на все рас­про­стра­няет лучи Своей бла­го­сти.

Наука о добре и зле нахо­дится в Свя­щен­ном Писа­нии и тво­ре­ниях многих святых.

Раз­ли­че­ние слов «благо» и «добро» пред­став­ляет счаст­ли­вую осо­бен­ность рус­ского языка, – пред­по­сылку для отне­се­ния «блага» к высшей мета­фи­зи­че­ской реаль­но­сти – Богу, а «добра» к эти­че­ской харак­те­ри­стике.

Испол­не­ние все­бла­гой Боже­ствен­ной воли и есть посто­ян­ное воз­рас­та­ние чело­века в добре, веду­щее к вос­пи­та­нию чело­ве­че­ских доб­ро­де­те­лей.

***

Источ­ник добра

Авто­ном­ного от Бога добра не суще­ствует. Либо это бес­со­зна­тель­ное свой­ство образа Божьего (свойств души, даро­ван­ных Твор­цом Своему созда­нию при рож­де­нии, и направ­ля­е­мое данной Им сове­стью), либо это созна­тель­ное упо­доб­ле­ние Богу, дей­ствие Его бла­го­дати в хри­сти­а­нине.

Если чело­век, отри­ца­ю­щий Бога, помо­гает кому-то, то он оче­видно счи­тает источ­ни­ком добра себя (других вари­ан­тов нет). Это питает его гор­дость, даже, если он этого и не осо­знаёт.

Пре­по­доб­ный Сера­фим Саров­ский гово­рил: «Лишь только ради Христа дела­е­мое доброе дело при­но­сит нам плоды Свя­того Духа. Все же не ради Христа дела­е­мое, хотя и доброе, мзды в жизни буду­щего века нам не пред­став­ляет, да и в здеш­ней жизни бла­го­дати Божией тоже не дает. Вот почему Гос­подь Иисус Хри­стос сказал: Всяк, иже не соби­рает со Мною, тот рас­то­чает» (Мф.12:30Лк.11:23). 

Внут­рен­нее содер­жа­ние поступка

Истин­ное добро всегда имеет духов­ное содер­жа­ние, это не просто угод­ный дру­гому чело­веку посту­пок. Цен­ность поступка опре­де­ля­ется тем, с каким наме­ре­нием оно совер­ша­ется. Под видом добра может высту­пать и зло, напри­мер, тще­сла­вие, гор­дость, чело­ве­ко­уго­дие и даже среб­ро­лю­бие.  Чаще всего моти­вом явля­ется чув­ство удо­вле­тво­ре­ния своим поступ­ком.

Усло­вия истин­ного добра

Истин­ное добро свя­зано с испы­та­ни­ями и совер­ша­ется в тайне. Одно дело помочь нищему без ущерба для себя, а другое – если сам остро нуж­да­ешься; одно дело – сде­лать от избытка средств извест­ный всем добрый посту­пок, другое – пожерт­во­вать необ­хо­ди­мым в тайне.

Добро и доб­ро­де­тель

Есть добро (добрый посту­пок), а есть доб­ро­де­тель (при­вычка к дела­нию добра). Цель хри­сти­ан­ской жизни – при­об­ре­те­ние доб­ро­де­те­лей.

Гре­хо­па­де­ние настолько повре­дило при­роду чело­века, что без Бога он в прин­ципе не может достичь чистоты. Бог – истин­ное добро, поэтому тот, кто не имеет с Ним обще­ния, не может стать добрым в совер­шен­стве.

Бог и добро

Бог – источ­ник добра. Невоз­можно совер­шен­ство­ваться в доб­ро­де­тели, имея иска­жён­ные пред­став­ле­ния о её Источ­нике, или считая лишь себя источ­ни­ком добра. Бог сфор­му­ли­ро­вал доб­ро­де­тели в Своих Запо­ве­дях.

***

апо­стол Иаков:
Кто разу­меет делать добро и не делает, тому грех (Иак. 4:17). Ср.  (Лк.12:47–48; Ин.15:22)

пре­по­доб­ные Вар­со­но­фий и Иоанн:
Если кто делает доброе не по цели Бого­уго­жде­ния, – это доброе ока­зы­ва­ется злым, по наме­ре­нию дела­ю­щего.

прп. Сера­фим Саров­ский:
Лишь только ради Христа дела­е­мое доброе дело при­но­сит нам плоды Свя­того Духа. Все же не ради Христа дела­е­мое, хотя и доброе, мзды в жизни буду­щего века нам не пред­став­ляет, да и в здеш­ней жизни бла­го­дати Божией тоже не дает.

архи­епи­скоп Иоанн (Шахов­ской):
Где же взять время на добро? Даже поду­мать о нем нет вре­мени. Всё запол­нено в жизни. Добро стоит, как стран­ник, кото­рому нет места ни в слу­жеб­ной ком­нате, ни на заводе, ни на улице, ни в доме чело­века, ни ‑тем менее – в местах раз­вле­че­ний его. Добру негде при­к­ло­нить голову. Как же торо­питься его делать, когда его нельзя даже на пять минут при­гла­сить к себе, – не только в ком­нату, но даже в мысль, в чув­ство, в жела­ние. Неко­гда! И, как добро этого не пони­мает и пыта­ется сту­чаться в совесть и немного мучить ее. Дела, дела, заботы, необ­хо­ди­мость, неот­лож­ность, созна­ние важ­но­сти всего этого совер­ша­е­мого… Бедный чело­век! А где же твое добро, где же твой лик? Где ты сам? Где ты пря­чешься за кру­тя­щи­мися коле­сами и вин­тами жизни? Всё же скажу тебе: торо­пись делать добро, пока ты живешь в теле. Ходи в свете, пока ты живешь в теле. «Ходи в свете, пока есть свет». Придет ночь, когда уже не смо­жешь делать добра, если бы и захо­тел.

свя­щен­ник Даниил Сысоев:
Добро, с точки зрения хри­сти­ан­ства, есть сле­до­ва­ние воле Бога, а зло есть нару­ше­ние воли Бога. Более того, с точки зрения хри­сти­ан­ства, добро есть опи­са­ние свойств Божьих, свойств сущ­но­сти Самого Бога. Мы прямо верим, что Бог цело­муд­рен, чист, кроток, смирен, Бог есть любовь. И поэтому чело­век, кото­рый делает добро, тем самым ста­но­вится похо­жим на Бога.

Н.О. Лос­ский:
К числу пер­вич­ных свойств рус­ского народа, вместе с рели­ги­оз­но­стью, иска­нием абсо­лют­ного добра и силой воли, при­над­ле­жит любовь к сво­боде и высшее выра­же­ние ее – сво­бода духа. Это свой­ство тесно свя­зано с иска­нием абсо­лют­ного добра. В самом деле, совер­шен­ное добро суще­ствует только в Цар­стве Божием, оно – сверх­зем­ное, сле­до­ва­тельно, в нашем цар­стве эго­и­сти­че­ских существ всегда осу­ществ­ля­ется только полу­добро, соче­та­ние поло­жи­тель­ных цен­но­стей с какими-либо несо­вер­шен­ствами, т. е. добро в соеди­не­нии с каким-либо аспек­том зла.

бла­жен­ный Авгу­стин:
Где нет веры, там нет и доб­рого дела, потому что наме­ре­ние прежде всего делает дело добрым, а доброе наме­ре­ние про­ис­хо­дит от веры.

пре­по­доб­ный Ефрем Сирин:
Так всё делай и так обо всем думай, чтобы уго­дить Богу; а если нет у тебя этой мысли, то поте­ряет цену всякое твое дела­ние.

пре­по­доб­ный Симеон Новый Бого­слов:
Без веры никто не может делать истинно добрых дел и уго­дить Богу… (ср. Евр.11:6)

свя­ти­тель Тихон Задон­ский:
Многие делают добро, но не от веры, поэтому Богу уго­дить не могут… Многие уда­ля­ются от нечи­стоты, но ради стыда чело­ве­че­ского, а не от страха Божия, то есть не от веры, ибо такие тайно дер­зают на такое, о чем стыдно и гово­рить (Еф. 5, 12). Иные крот­кими и незло­би­выми кажутся, но ради мирной и спо­кой­ной жизни с людьми. Это есть муд­рость чело­ве­че­ская, и потому не от веры. Иные ближ­ним своим всякое добро делают, но ради того, чтобы ими любимы были, и это не от веры…

свт. Игна­тий (Брян­ча­ни­нов):
В обще­стве пад­шего чело­ве­че­ства неко­то­рые люди назы­ва­ются доб­рыми. Так назы­ва­ются они непра­вильно, отно­си­тельно. В этом обще­стве назы­ва­ется добрым тот чело­век, кото­рый делает наи­ме­нее зла.
Слепы те, кото­рые дают важную цену так назы­ва­е­мым ими добрым делам есте­ства пад­шего. Эти дела имеют свою похвалу, свою цену во вре­мени, между чело­ве­ками, но не пред Богом, пред Кото­рым все совра­ти­лись с пути, до одного негодны (Рим.3:12). Упо­ва­ю­щие на добрые дела есте­ства пад­шего не познали Христа, не поняли таин­ства искуп­ле­ния, увя­зают в сетях соб­ствен­ного лже­ум­ство­ва­ния, воз­дви­гая против своей полу­мерт­вой и колеб­лю­щейся веры неле­пое воз­ра­же­ние: Неужели Бог так непра­во­су­ден, что добрых дел, совер­ша­е­мых идо­ло­по­клон­ни­ками и ере­ти­ками, не воз­на­гра­дит вечным спа­се­нием? Непра­виль­ность и немощь своего суда эти судьи пере­но­сят на суд Божий.
Недо­ста­точно быть добрым по есте­ству: надо быть добрым по Еван­ге­лию. Есте­ствен­ное добро часто про­ти­во­ре­чит добру еван­гель­скому, потому что наше есте­ство нахо­дится не в пер­во­быт­ной чистоте, даро­ван­ной ему при созда­нии, но в состо­я­нии паде­ния, при кото­ром добро пере­ме­шано в нас со злом. И потому это добро, если не выпра­вится и не вычи­стится Еван­ге­лием, само по себе непо­требно и недо­стойно Бога!

свмч. Арсе­ний (Жада­нов­ский):
Кто знает, может быть, неве­ру­ю­щий, кото­рый на наш взгляд кажется добрым чело­ве­ком, имеет пробел в своей нрав­ствен­но­сти, неза­мет­ный для нас, а это уже и есть при­чина даль­ней­шего его убо­же­ства, в данном же случае неве­рия. А быть веру­ю­щим или, лучше, казаться тако­выми и в то же время быть людьми небез­упреч­ной нрав­ствен­но­сти, это обыч­ное явле­ние, ибо и бесы веруют и тре­пе­щут (Иак.2:19). Нам также известна фари­сей­ская пра­вед­ность показ­ная, лице­мер­ная. Вот что, однако, несо­мненно: без­уко­риз­ненно-нрав­ствен­ный чело­век не может быть неве­ру­ю­щим. Здесь нрав­ствен­ная жизнь ведет к вере, равно как и искрен­няя вера вос­пи­ты­вает добрую нрав­ствен­ность. Это уже несо­мнен­ная истина.

прот. Арка­дий Шатов:
У неко­то­рых неве­ру­ю­щих людей есть прин­цип, кото­рый они счи­тают более высо­ким, чем все рели­ги­оз­ные прин­ципы. Это прин­цип бес­ко­ры­стия. Вы помо­га­ете дру­гому, потому что видите в этом чело­веке Христа и счи­та­ете, что Бог вам за это воз­даст, гово­рят они, а нам не нужно воз­да­я­ния, мы ПРОСТО делаем добро.
Хочу ска­зать со всей ответ­ствен­но­стью: я не знаю людей, кото­рые дей­стви­тельно жили бы этим прин­ци­пом. Я знаю людей, кото­рые обма­ны­вают себя им. Прин­цип абсо­лют­ной любви суще­ствует в хри­сти­ан­стве на высо­тах чело­ве­че­ского духа. Напри­мер, апо­стол Павел гово­рит: Я желал бы быть отлу­чен­ным от Христа ради моих срод­ни­ков по плоти. То есть он готов идти в ад, если срод­ни­кам по плоти это послу­жит ко спа­се­нию. Но люди, не зна­ю­щие Бога, кото­рые про­воз­гла­шают этот прин­цип, сами очень далеки от него. В дей­стви­тель­но­сти их дея­тель­ность чаще всего имеет личный мотив, и этот мотив гор­дость: Мне НИЧЕГО не надо, я сам буду для всех всем, всем буду слу­жить, всё буду делать. У хри­сти­а­нина же бес­ко­рыст­ная любовь соче­та­ется с созна­нием своей немощ­но­сти, гре­хов­но­сти, недо­стой­но­сти.
У цер­ков­ных людей более серьез­ное отно­ше­ние к своему делу: они знают, что за каждое дело будут нести ответ на суде Божием.

свт. Лука (Войно-Ясе­нец­кий):
Вы дума­ете: что будет с доб­рыми людьми, кото­рые зла не делают, даже много добра творят, но Бога не испо­ве­дуют?
Войдут ли они в Цар­ство Небес­ное? Спо­до­бятся ли жизни вечной? О нет, о нет! Это не я говорю, но Сам Хри­стос.
Недо­ста­точно одних добрых дел, надо еще всем серд­цем веро­вать в Гос­пода Иисуса Христа и послав­шего Его Бога Отца, надо омыть свою гре­хов­ную скверну в купели кре­ще­ния, нужно при­ча­щаться Тела и Крови Хри­сто­вых.
Не я говорю, а Сам Хри­стос гово­рил апо­сто­лам Своим пред воз­не­се­нием Своим на небо: Идите по всему миру и про­по­ве­дуйте Еван­ге­лие всей твари. Кто будет веро­вать и кре­ститься, спасен будет; а кто не будет веро­вать, осуж­ден будет (Мк.16:15–16).
Тем, кто веры не имеет, кто не кре­стился, не при­об­щался Тела и Крови Хри­сто­вых, нет доступа в этот град новый Иеру­са­лим, нет жизни вечной, как нет ее и для иудеев, и для мусуль­ман, хоть и много среди них есть людей добрых и весьма достой­ных.
Тогда где же будет им место? На это отве­чает Хри­стос, ска­зав­ший: В доме Отца Моего оби­те­лей много.
Какова же будет участь их? Не знаем, но так как Гос­подь сказал оби­те­лей много, думаем, что и для них най­дется какая-нибудь скром­ная оби­тель в доме Отца Небес­ного. Они не насле­дуют в полной мере Цар­ства Божия, но и не будут мучиться. Они будут в каком-то про­ме­жу­точ­ном состо­я­нии. Какое это состо­я­ние, мы, конечно, не знаем.

***

См. БЛАГО, ЗЛО, НРАВ­СТВЕН­НОЕ БОГО­СЛО­ВИЕ, ЛЮБОВЬ, ДОБ­РО­ДЕ­ТЕЛЬ, ДОБ­РО­ТО­ЛЮ­БИЕ.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки