Азбука веры Православная библиотека преподобный Макарий Алтайский Письмо к свт. Филарету митр. Московскому, от 23 дня марта 1834 года. О потребности для Российской Церкви преложения всей Библии с оригинальных языков на современный русский язык


преподобный Макарий Алтайский

Письмо к свт. Филарету митр. Московскому, от 23 дня марта 1834 года. О потребности для Российской Церкви преложения всей Библии с оригинальных языков на современный русский язык

Высокопреосвященнейший Владыко! Милостивый архипастырь и отец!

Святительское благословение, которым вы напутствовали меня при отъезде моем в Тобольск, и которое сопутствует мне на поприще нынешней службы моей при здешней церковной миссии, да будет со мною в час сей, когда хочу предать разсуждению вашему некоторыя мысли, находящияся в сродстве с моею службою.

Божественное Провидение предуготовило путь христианству в мир весь преложением священных книг ветхого завета с еврейского языка на еллинский, который был тогда всеобщим языком в образованном мире; потому сейже язык Духу Святому было благоугодно освятить так же словом благодати новозаветной, дабы орган сего спасительного слова был, сколько можно, слышнее и вразумительнее во всем мире. Но впоследствии, когда Господь открыл средоточия света Своего в различных народах, частныя церкви, по внушению Духа Святаго, представляли, во время свое, для слова Божия свои особенные органы, дабы и в каждом народе слово Божие, сколько можно, было слышнее и для всех вразумительнее. Так и славянские народы, просвещенные святым крещением получили славянскую Библию, не только книги нового завета, но и все ветхозаветныя: ибо пастыри славянских церквей видели неразрывную связь единства и целости между новым заветом и ветхим; и таже мысль Божественного домостроительства, которая произвела, как полный плод любви Божией к человекам, Библию на еллинском языке, явила и славянским народам Божие благоволение дарованием целой Библии на славянском языке. Известно же, что нынешний русский народ от прочих славянских народов отличен наречием, и Церковь Христова в нашем отечестве не славянскою, а российскою называется. Потому россияне, как уже получили особое ими и лице в царствии Божием, по законам онаго, долженствовали получить и Библию на российском наречии. В самом деле настало время, когда желания благочестивых душ совокупились в соизволении правителей Церкви, увенчались Монаршею волею, вознеслись, как молитвенный вопль российского народа, к премудрости Божией; и – слава Богу! вечная память и благодарность Государю Александру 1-му! российская Церковь имеет Новый Завет и книгу Хвалений на российском язык. Между тем благодать за благодатию, казалось, готова была изливаться на Россию; как слышно, Пятокнижие Моисеево уже предано было тиснению; уже готов был и сей светильник возсиять в Божией скинии... Где же ныне сей дар Божий? без сомнения, вопрошают многие, для которых слово Божие вожделеннее сребра и злата. Ужели поток благословений Божиих, открывшийся для России, сокрылся в землю, и не явится паки? И когда для сего великого благодеяния Божия снова откроется удобный путь, дабы оно достигло целости и полноты своей?

Милостивейший архипастырь! Ваше слово, напечатанное в последней книжке Христианского Чтения на прошедший год1, принесло и моей бедной душе приятнейшее утешение. Воистину состав законов, есть новый, высокого достоинства, камень в царском венце Помазанника Божия; но, без сомнения, не я один и желаю и надеюсь, что наш новый, священнейший и благотворнейший подвиг возвысит великолепие и славу царствования свыше толикими благословениями ущедряемаго, когда российская Церковь получит полную Библию на том языке, которым россияне мыслят, говорят, пишут и добро творят. Даже гадаю, сие блого уже не зреет ли в Царственной воле: ибо и Царь и народ веруют и исповедуют, что Иисус есть Христос, истинный Бог наш и Царь царей, что Библия есть священный состав законов благодатного царствия Божия на земле, и что на сих законах утверждается здание всего устава державы, в которой Церковь Христова, и которая в Церкви Христовой. А что воистину Иисус есть Христос, истинный Бог наш и Царь царей, сие святыми Апостолами Его проповедано и проповедуется всему миру в Божественных книгах новозаветных; сии же книги ссылаются на предсказания святых Божиих человеков, которые, будучи движимы Духом Святым, в разныя времена ветхого завета предуказали высочайшия качества, составляющия царственное право Иисуса Христа, как Спасителя всех человеков, и единственного Царя и Судии царей. Посему сам Спаситель, предъявляя в Себе оные характеры, повелевает испытывать Писания ветхозаветныя, утверждая, что оныя свидетельствуют о Нем, что Моисей писал о Нем (Иоан. 5, 39. 46) и что все обетования, прещения, образы, повеления и наставления Божии, составляющия ветхий завет, ведут к Нему единому, исполнившись и исполняясь в Нем. Итак если основания нового завета заключаются в ветхом; то полная Библия, будучи единым, разнообразным свидетельством о Иисусе, как о Христе и Царе царей, есть основание и крепость государственных законов православной России; и когда открылась благопотребность полного изображения сих законов на чистом российском наречии, тогда может ли от внимания Царственного утаиться, сколь благоприлично сделать открытым и доступным для всех сынов России чтение полной Библии на вразумительном для всех языке, и в преложении с того священнаго, которым Бог с человеками говорил чрез избранных рабов Своих?

Когда пастырям российской Церкви откроется воля Благочестивейшого Монарха на совершение сего прекрасного подвига; тогда они, без всякого сомнения, восприимут благотворный труд с деятельнейшею ревностию. Ибо уверены, что полная Библия на российском языке, в самом верном, по возможности, преложении с оригиналов, была бы истинною православного исповедания нашего славою в царствии Божием, что хотя книги Нового Завета с еллинскаго, а из книг ветхого завета Псалмы, переведенные на российский язык, действительнейшим образом поспешествуют славянской Библии разливать в нашей Церкви животворный свет истинного боговедения; но в полноту священного Писания, могущего умудрять всякого рода людей во спасение верою во Христа Иисуса, по праву Божественному, входят и все книги ветхозаветныя; что святый Павел, без сомнения, имел сии книги в мысли своей, когда писал таким образом к Тимофею: все Писание священное богодухновенно и полезно есть ко учению, ко обличению, ко исправлению, к наказанию еже в правде; да совершен будет Божий человек, на всякое дело благое уготован (2Тим. 3, 16–17); и что когда торжественно исповедали потребность священных книг Нового Завета и книги Хвалений на российском наречии; тогда сия же потребность наипаче сделалась ощутительною, как в отношении ко всем прочим книгам ветхозаветным, так в особенности к книгам, называемым святописаниями, еще непереведенным, и к пророческим. А сколь чувство такой потребности достойно всякого внимания и приятия, о сем можно судить даже по одному свидетельству святого Петра Апостола о пророчествах ветхозаветных. Ибо сказав, что он и другие Апостолы возвещали человекам силу и пришествие Господа Иисуса Христа, быв самовидцами Его величия, во время Его преображения на святой горе он прибавляет: притом мы имеем верное пророческое слово; и вы хорошо делаете, что обращаетесь к нему, как к светильнику, сияющему в темном месте, пока не начнет разсветать день, и не взойдет утренняя звезда в сердцах ваших (2Петр. 1, 16–19). Таким образом новый завет и ветхий простирают один другому руку, и слово апостольское со словом пророческим, как соответственныя орудия мусикийския, любят соглашаться и составлять единую божественную гармонию, пленяющую умы в послушание веры. Святый Апостол называет пророческое слово светильником, освещающим темное место естественного разума человеческаго. Последуя сему свидетельству, не погрешит, кто скажет, что сколько священных книг в Библии нового завета и ветхаго, столько светильников Божиих, просвещающих Церковь Христову, и что, как верующие хорошо делают, когда, внимая слову Христову в новом завете, преклоняют разумное ухо свое к слову сей же Премудрости Божией в ветхом, и возрастают в познании Господа нашего Иисуса Христа; так и пастыри Церкви хорошо исполняют дело божественного служения, когда всякими образами стараются обращать и привлекать внимание и усердие верующих к пророческому слову ветхозаветной Библии, и всякия затруднения, которыя немощных отвращают от сего слова, заменяют благоприятною удобностию, со всяким тщанием и усердием отеческой во Христе Иисусе любви, снисходительности и попечения о чадах Божиих, искупленных честною кровию пречистого и непорочного Агнца, Христа. Итак, когда святые сосуды светильниковь ветхозаветной скинии, Богом поставленных в новозаветной Церкви российской, по-времени, представляются не в довольном соотношении с органом общого зрения; тогда избранные рабы в дому Господнем, чтоб уравнить и угладить для верных путь к просвещению свыше, или для самого света оного уготовить стези удобопроходнейшия, не приступят ли благообразно к произведению новых сосудов прозрачнейших, но с теми же светильниками, которые для того и сияют вовне светом, происходящим от Отца светов, чтобы наши разумныя очи сердечныя просвещались, и внешния свидетельства о Христе Иисусе слагались во внутреннем, о котором св. Иоанн говорит сими словами: верующий в Сына Божия, имеет свидетельство в себе самом (1Иоан. 5, 10)? Здесь ничего не представляется, кроме славы имени Иисусова, сияющей чудесами содетельной и вседержительной силы и премудрости Божией. Ибо в начале Бог произвел святую Библию ветхого завета на еврейском языке; и украсивший небо звездами, украсил Моисееву скинию разнообразными светильниками спасительного просвещения; но они, по прозрению Божию, явились не в довольном соотношении с образом общого зрения, когда Господу было благоугодно распространить благословение Авраамово от Евреев на все народы, и чистые лучи небесной истины разлить во все концы вселенной от сионского светохранилища. Тогда избранные мужи с благочестным усердием приложили слово еллинское к еврейскнм сосудам светильников Божиих; и таким образом, то-есть, непостижимым и удивительным делом Премудрости Божией в образовании языков, явил новый сосуд Божия слова, вообразившийся в еллинском, и в нем светильник сияющий, тот же светильник, который прежде сиял в одном храме иерусалимском, а теперь возсиял по всей земле в сосуде слова еллинскаго, и пребыл целым и невредимым в первоначальном еврейском. Но избранные мужи, трудившиеся в преложении еврейской Библии на язык еллинский, и потом с еллинского на славянский, не могли не привнести, во славу Божию, и немощи собственной, и немощи языка, и немощи времени: отсюда произошло, что еллинская Библия, по духу своему во Христе Иисусе, всесовершенное одно с еврейскою, имеет в письмени и отличительныя черты, принадлежащия ей. Так и славянская Библия, произшедшая от еллинской, по духу своему во Христе Иисусе всесовершенное одно е еврейскою и еллинскою, имеет в письмени особенныя черты, которыми отличается от еврейской более, нежели от еллинской. Впрочем и личныя немощи прелагавших, и немощи языков, и немощи времен воздают токмо славу Творцу священной Библии, Богу, и первозданному органу Божия слова. Ибо все сии отступления не преступили правила веры; все сии разные гласы не внесли разногласия в учение; Библия в продолжение толиких веков не утратила чистоты своей; и слово истины Божией, которое столь многие люди и общества содержали и содержат в неправде различной важности, не заразилась никаким ядом высокомерного разума и порочного сердца. Из сего открывается, что она Богом сотворена, и Богом сохраняется в человечееком роде. Ибо если кто, не желая безумствовать, верует бытию Божию; то должен веровать и бытию откровения Божия в человеческом роде. Всемилосердому Благодетелю и Отцу человеков, снабдившему безсловесных скотов и последняго, во прахе пресмыкающагося, червя столь счастливым и верным инстинктом, возможно ли было наказуемых и милуемых и для блаженной вечности воспитываемых, многогрешных, и при всем том еще дражайших чад Своих вверить руководству одного разума, очевидно поврежденнаго, который, по пословице «сколько голов, столько умов», противоречит сам себе? Но из всех преданий, существующих в человеческом роде, самый разум, по остаткам здравых начал, в одной Библии усматривает со всех сторон достовернейшия знамения божественного происхождения: ибо как содержание и учение одной Библии паче всяких иных учений достойно величества, правосудия, благости, силы, святости и премудрости Божией; так и единственнная древность и увековеченная целость и неизменность ея есть печать вечности Присносущаго. Но коль скоро сие открылось разумению нашему; в тоже мгновение мы присягнули на искреннюю и вечную верность и послушание Библии, как слову Божию.

Подобныя соображения да воспользуют тех, которые говорят: «довольно того, что новый завет и псалмы перевели на российский язык. И когда наконец исполнится сие множество разных переводов одной еврейской Библии? Английские и немецкие богословы теряются в разнообразных толкахь; а наши православные предки в простоте сердца держались славянской Библии, и спасались. Чтоже с тобою будет, высокий язык славянский? И не сомнительно ли достоинство самого золота в руках сынов Израилевых, столь искусно обрезывающих червонцы»? – Иные, таким образом мыслящие, суть люди благочестивые, искренно ревнующие по благочестию, и верные сыны отечества, и любители слова славянского преусердные. На случай, когда и мне пришлось бы наедине с единым из таковых разглагольствовать о Библии, приготовлюсь таким образом отвечать собеседнику.

«Послушайте. Что Библия в ветхом завете, под покровом Всевышняго, сохранилась неповрежденною, в том уверяемся во-первых свидетельством Иисуса Христа и Апостолов: ибо ни сам Господь, ни святые ученики Его не обличают неверности Иудеев в хранении чистоты откровения Божия; но и учители христианской Церкви, которые были знакомы с языком и Библиею евреев не порицали ея, а пользовались и пользовали ею всю Церковь. Во-вторых, еслибы евреи действительно успели потом исказить Библию, по ненависти к христианам; то исказили бы пророчества о Мессии: но сии пророчества пребыли целыми. Итак будьте спокойны: если Иисус Христос и в еврейской и в еллинской Библии един и тойже; то российская Библия даже в переводе с известного ныне еврейского подлинника не сделает никакого смущения православному исповеданию российской Церкви; а только поможет нам с исполненным назидания разумением читать, например, книгу Иова. Согласитесь, что мы мало понимаем ее; другие, и того еще менее; а весьма многие и совсем не касались ея, как слишком темной. О, когда бы они узнали, какая глубина богатства премудрости и разума Божия в сей книге Иова! Позвольте мне в малом вид представить вам состав и образ сего величественного здания. Место происшествия есть Аравия. К страдальцу Иову приходят други утешить его; но вместо того еще более растравляют сердечныя раны его, близоруким и скудным в любви суждением человеческим, изыскивая в жизни его оснований столь печального переворота в судьбе его. Страдалец признается, что путь, которым праведный Бог ведет его, столько непостижим, что сам он не видит ничего в оном мрак. Но три друга, каждый своим, тонкого отличия, образом, под прикрытием смирения мнимаго, стараются оправдать пути Божии, доказывая, что счастие и несчастие всегда бывает следствием и плодом добродетели или порока. Елиус же восходит выше сего жестокого приложения общаго, впрочем неложнаго, правила, учением о благотворной, очистительной силе страданий, приготовляющих душу к примирению с Богом, и обличает горькое сетование Иова представлением недостаточности оправдания пред Богом делами, изображением величия Божия. Истины, им предложенныя, защищают его от гнева Божия, который открывается против прочих друзей. Но юное воображение Елиуса не могло уврачевать болезненной души праведника, которого страдания не могли быть судимы по началам обыкновенным. Итак сам Бог наконец является решить сию прю, и таинствами природы поражает и низлагает всякия помышления, дерзающия судить о судьбах Его в управлении миром и в водительстве человека. Между тем книга Иова отличается в особенности указанием на одну тайну духовного мира, в которой сокрывалась пружина, действовавшая в приключениях Иова. Сатана потерял свое княжество своеволием и гордостию. Теперь Господь дает ему почувствовать, что не какое-нибудь своевольное право сильного низвергло его, но его собственное возмущение против всевысочайшого Блага, которое, по святости существа Своего, не может не побеждать и не владычествовать во веки, и Которому всякая тварь, дабы пребыть в блаженстве, долженствует повиноваться. Сатана хочет увлечь занявшого место его человека в возмущение против Создателя; и, чего не может произвести чувственными удовольствиями, до того добивается наконец мучительными мерами. Бог попускает ему, и вводит Своих возлюбленных в состояние оставления, когда вопль оный: «почто»? (как и Господь возопил на кресте) поставляет их на высшей степени испытания. Но любовь Божия обдержит их; любовь к сему высочайшему Благу, единожды навсегда познанному, не дает им оставить Бога; хотя и кажется им, что Бог оставил их, но они только с крепчайшим усилием стремятся к обретению Его, и чрез сие борение и терпение, по которому, и в самом пререкании, любовь их к Богу пребывает покорною и преданною воле Всевышняго, пожинают неожиданную награду постоянства и верности; ибо в то время суд их достигает той почти зрелости, где сатана теряет иск свой. В сие мгновение пропадает в них весь остаток своеволия и пререкания; и они, соединившись своею волею с волею высочайшого Блага, являются достойными и способными к царствию, которого сатана хотел лишить их. Но и сила, для сей борьбы потребная, и сие благополучное окончание оной, все от Того и в Том, Который исполнил совершенное послушание, и за сие получил всякую власть на небеси и на земли. Ибо кто с Ним страдаег, тот Им же и побеждает. – И вот что открыто нам в книге Иова! Теперь, еслибы вы могли поверить сказанное чтением всей оной книги; то яснее увидели бы, и живее возчувствовали бы, что в ней содержится ключ к одной из величайших таин человечества, что благость Отца небесного даровала страждущим человекам сию книгу в утешение, укрепление и руководство, и уготовила в ней врачевство сильное и верное для исцеления самых глубоких язв души печальной. И можно ли не пожелать после сего, чтобы книга Иова, быв переведена с еврейского языка на российский, соделалась удобнейшею к разумению, учебною, ручною, любимою книгою всех скорбящих, озлобленных, милости и помощи Божией требующих»?

«Вас безпокоят явления Библии на разных языках, и притом разные на один языке переводы сей книги книг. Послушайте. Сии столь различные переводы единой Библии, если совершаются благонамеренно и с благоговением, суть испытания Писания, по заповеди Иисуса Христа, усилия и стремления слова человеческого к подражанию и соответствованию слову Божию, усилия и стремления, на которыя слово человеческое словом Божиим образуется, возращается, укрепляется и вызывается, усилия и стремления, в которых слово человеческое испытывает немощь свою, и слова Божия непостижимый разум и силу; однако получает благословение. Будем радоваться тому, то и российское слово освятилось словом Божиим в Новом Завете и в книге Хвалений, и что дело сие не прекратилось, но, хотя не столь поспешно, как в-начале, однако с настоятельным самопонуждением продолжается, и, как должно надеяться, будет продолжаться. Будем радоваться, что российское слово созрело и возмужало для выражения слова Божия. Будем желать, чтобы вновь воспрянула первая ревность усердия и любви, и, при Божием благословении, ознаменовалась произречением полной Библии на российском языке».

«Вы говорите: довольно и того, что Новый Завет и Псалмы переведены на российский язык. Но – послушайте. Мы ли создали Церковь? Мы ли создали самих себя? Но мы не можем и о себе сказать по-утру, что для нас в-вечеру будет потребно: откуда же получили такую меру, которою определяем потребности соборной Церкви? Человек восходит от возраста в возраст; и новыя нужды открываются для него на высших ступенях жизни: так и вся Церковь. Какое разнообразие назначений, устроений, и состояний, и возрастов составляет сию разноцветную, но нешвенную ризу божественного Иосифа! Какия многоразличныя лица живуть в сем великом семействе Божием! Рабы, наемники, други, сыны и дщери, супруги, дети и юноши, отцы и матери, и в их нравах и качествах, в их силах и немощах, в их отношениях и приключениях, в их входах и исходах, какое многоразличие! Кто же может умом объять всю сию огромную сумму, слагаемую из единиц, между которыми каждая есть целый мир? Ктоже может умом объять весь счет многообразных потребностей, составляемый толикими изменениями и нуждами каждой души, сотворенной по образу и подобию Божию и для Господа драгоценной? Как в царстве вещественного творения, так и в царстве благодати Господь не скуп, как мы, потому что не беден, как мы. Он создал Церковь Свою; и украсил Свой царский чертог великолепием славы Своей, преизящными светильниками слова пророческого и апостольскаго; и наполнил Свой отеческий дом богатством благости и милосердого попечения о всех домочадцах и каждом. Здесь неистощимые запасы разного хлеба и всяких других снедей, с изобилием вина и елея; здесь спасительная врачебница с разнообразными врачевствами и орудиями обоюдоострыми, проходящими до разделения души и духа, членов и мозгов (Евр. 4, 12); здесь оружейная палата, различные мечи, брони, шлемы, щиты, стрелы хранящая на случай брани; здесь галлерея образцовых произведений живописи божественной, представляющих чадам Божиим, для них всегда драгоценными, всегда любезными и благотворными быть долженствующия, священныя изображения предков их, изображения добродетели в различных видах пленительной красоты, – изображения и пороков в разных чертах безобразия: и здесь же полная библиотека премудрости Божией, содержащая записки семейства Божия, жизнь и дела, уставы и заветы Отца семейства, памятники и летописи, которыя объемлют все времена, и прошедшее, и настоящее, и будущее, и которыя так переплетены, что составляют одно неразрывное целое, называемое Библиею, единое и вместе многообразное, полное единой многоразличной и вся исполняющей Премудрости Божией произведение. Теперь, если было потребно для христианской Церкви в России иметь Новый Завет и Псалмы на российском языке: то не стыдно ли нам помышлять и говорить, что Церковь может и обойдтись без прочих книг ветхозаветных на российском языке? Может быть, по состоянию вашей души, для вас потребно сегодня читать книгу Деяний апостольских; а для другого – книгу Екклесиаста. Но, может быть, завтра и в вас произойдет изменение, так что вы пожелаете читать книгу Премудрости. Для детей нужно млеко учения; а для мужей крепкая пища. Одни проходят начала словес Христовых, а другие ведутся на совершение (Евр. 6, 1) Для одних Моисеев закон служит пестуном, руководствующим ко Христу; а другие во Христе Иисусе. Одни под страхом; а другие во свободе любви. Одни в трудах и подвигах более внешних, другие – более внутренних. Одни только еще вступили в путь; другие достигли преполовения; а иные окончивают течение. Подумайте же о толиких душах, еще влачащихся по распутиям греха, но любовию небесного Пастыря и Посетителя душ (1Петр. 2, 25.) – уже взыскуемых, и, без их ведома, уже ведомых на покаяние и спасение. Кто может знать, какия места в пространстве Библии предназначены той и другой для сретения с Премудростию Божиею? Словом, ни вы, ни я, и никто из человеков, даже ни один Ангел не может знать всех нужд и потребностей Церкви, – а Господь един, ея Глава; Он все объемлет Своею вездесущею и всеведущею любовию, и дает всякой плоти пищу в полноте Библии, мерою, числом и весом, определяемыми Его премудростию. Когдаже Господь даровал нашей Церкви полную Библию; а ныне желания многих сынов и дщерей ея благословил Новым Заветом, Псалмами, книгою Бытия на российском языке; то хотя мы с вами и отклоняли бы от себя всещедрую десницу Его, Церковь с благодарностию расширяет уста желания Ему благоугоднаго, да наполнит оныя полнотою Своего благодатного слова и на российском языке. Ибо и вы, и я, хотя, по милости Божией, в Церкви, – однако не составляем Церкви».

«Вы говорите: предки наши держались в простоте сердца славянской Библии, и спасались. – А когда мы будем держаться в простоте сердца и славянской Библии, и российской, и еллинской, и еврейской: тогда разве не возможем спасаться? Скажу более: Мария Египетская совсем никогда в жизни мирской и не читывала и не внимала Библии; а в удалении и от людей и от книг, самим собезначальным Отцу и Духу Словом Божиим, от Которого произошла и Библия, будучи научаема, знала и разумела Псалмы Давидовы. Но отсюда не то оказывается, будто ни еллинская, ни еврейская Библия не была благопотребна для Церкви, а только то, что преподобная была ведена чрезвычайным путем, который не может быть общим для всех спасаемых; и еще то, что не должно останавливаться всем вниманием на одной букве Библии, а искать самого слова Божия, жизни и света, путем сей буквы, еврейская ли она, еллинская ли, или российская. Так и святые между предками нашими были сим животворным светом слова Божия, посредством славянского письмени, просвещаемы и умудряемы во спасение: но отсюда не то видно, будто российская Библия не нужна для российской Церкви, – а то, что святые между предками нашими так же пользовались языком славянским, как ныне российским многие миллионы потомков их. Что же осталось пастырям нынешней Церкви российской делать, когда Россияне нашего времени отвыкли употреблять славянский язык в разговорах, в сочинениях, в помышлениях; когда немногие без затруднений многих, и весьма многие мало понимают его в священной Библии, и в сем множестве обретаются даже многие клирики; когда живущие среди нас христиане иных исповеданий, читая на своих живых языках Библию, исправно переведенную с еврейского и греческаго, изъясняют раздражительное для народной ревности сожаление, что российская Церковь не имеет российской Библии; когда столь многие в благородном сословии, не получивши в детстве способности и охоты читать и разуметь церковныя книги на славянском языке, с сим недостатком на всю жизнь остаются, и если обретают в сердце своем желание питаться словом Божиим, то ищут пособия в иностранных языках, и видя, что тоже слово Божие, которое для них казалось столь темным в славянской Библии, в английской или немецкой светло и просветительно, в утешениях признательности так далеко уходят за черту благоразумия, что хладеют в любви к российской Церкви, и были примеры, что таковые являлись в открытом союзе с иною церковию, не столь чистою в исповедании, как российская? Что осталось нашим пастырям, пекущимся о душах человеческих и слово о них воздати имущим (Евр. 13, 17), что им осталось делать, когда многие и принимаются за славянскую Библию, но без привычки к труду в испытании не токмо Писания, но и письмени, поспешают переменить столь скучное для них занятие на чтение хитросплетенных басней, прельщающих красотами живого отечественного слова? Преследовать их, гнаться за ними, уловлять их тем же путем, которым они от слова Божия удаляются, то-есть, дать им всю Библию на чистом российском наречии, да не взыщет сих душ от руки малых пастырей великий Архиерей, но и оне да услышат глас вопиющей Премудрости Божией, и да спасутся; а погибели упорно ищущие да будут безответны пред судищем Христовым. Ибо если Премудрость Божия и восходит на высоты, то при дорогах, дабы все проходящие путем и видеть и слышать ее могли; впрочем она любит еще стоять на перекрестках и у врат града, и когда вопиет ко всем входящим: к вам, о человеки, взываю, к вам вопию, сыны человеческие; блажен человек, который слушается меня, а согрешающий против Меня, вредит душе своей; и ненавидящие Меня, любят смерть (Прит. 8, 2. 3. 4. 34. 36.): то, без сомнения, употребляет общее всем, и вразумительное для всех, наречие. Побоимся же согрешать против Премудрости Божией; и не будем страшиться, идеже несть, и не бе страх. Новоустроенный сосуд российского слова приложат к первообразному еврейскому, и благодатию Божиею возсияет и в нашем российском кандиле тот же светильник слова Божия, который сиял в иерусалимском храме, и российская Библия приведет весь христианский мир в радостное удивление верным подобием из уст Божиих изшедшого глагола. Между тем и светильник славянской Библии не угаснет и не затмится; напротив российская Библия будет самым легчайшим, самым благонадежнейшим и безопаснейшим пособием к чтению славянской Библии с разумением; и таким образом Библия у нас, сама себя толкуя и объясняя, тем безпрепятственнее будет являть силу живого слова Божия в духе читающих и внимающих. Доброе злато российского слова, руками мудрых пастырей Церкви принесется в дар повитому пеленами еврейского слова предвечному Слову Божию, с фимиамом молитвы за Царя и народ, и с смирною добре сокрушенного сердца; Господь же наш Иисус Христос положит на главу российского слова священный, приличный языку христианского народа, венец свидений Своих; и российский язык, соделавшись органом полного откровения Божия, обратит множество грешников от ложного пути их, спасет многия души от смерти, и покроет множество грехов народных. Но тогда и славянский язык, по всей вероятности, явится для нынешняго времени в благоприятнейшем виде достойно почитаемой древности и как орган слова Божия, неоскверняемый тем во зло употреблением, которому столь часто подвергается живой язык, и как священный памятник и предание наших святых отцев и праотцев, и соделается предметом усернейшого внимания и испытания, когда перестанет служить преградою, отлучающею столь многия души от разумения пророчеств Божиих в ветхом завете. Ибо и в символе веры православный народ наш исповедует веру в Святого Духа, глаголавшого Пророки; но мало читая и еще менее разумея истинныя пророчества ветхозаветной Библии нередко обращается к человеческим предсказаниям и гаданиям о грядущем. Например, мой добрый старец и сотрудник Петр, несколько раз уже, ссылаясь на Даниила Пророка, а книги его не раскрывая, повторял мне предсказание о князе Михаиле, который возстанет будто-бы от Северския страны, и будет в Иерусалиме царствовать в последния времена, и все еще, кажется, не совсем простился с сею мечтою, хотя я и объяснял, что сей князь Михаил есть Михаил Архангел, что сей Архангел есть Ангел-хранитель народа еврейскаго, что он, во время свое, познавая, из откровения таин Божиих в иерархии ангельской свыше, приближение времени прийдти с Сиона Избавителю и отвратить нечестие от Иакова, и снять с Иудеев грехи и клятву, по сану Ангела-хранителя, будучи возбужден и движим Духом Святым, станет с торжественным дерзновением в ходатайстве и молитве пред Богом о народе своем, о сем народе таинственном, который он сохраняет и до конца сохранит, как малую горсть семян, разсыпанных по лицу земли; и что тогда-то исполнится оная тайна, которую св. Апостол Павел христианам из язычников открывает, к смирению их, говоря: и тако весь Исраиль спасется (Рим. 11, 26), что и Пророку Даниилу небесный тайноводитель его сообщил, говоря: и в то время спасутся людие твои вси, обретшиися вписани в книзе (Дан. 12, 1). О, коликих преславных чудес будет исполнено сие время! Тогда светильник еврейской Библии, ныне вместе с народом неимеющий храма и пришельствующий, родных своих не покидающий, печальным крепом раввинских толкований лживых повитый, тусклое и унылое мерцание разливающий в синагогах, украсится как невеста в день брака, и среди иных от него порожденных светильников возсияет в Церкви Господа нашего Иисуса Христа. Достойно также примечания, что Архангел Гавриил далее говорит Даниилу: ты же Данииле загради словеса и запечатай книги до времени скончания, дóндеже научатся мнози, и умножится ведение (Дан. 12, 4). Сие ведение умножилось во-первых с распространением в мире Библии в еллинском переводе, и христианства вместе с новозаветными книгами откровения Божия, а потом с возбуждением в христианских церквах чувства потребности испытывать Писания посредством преложения Библии вновь с еврейского языка на живые новейшие. Ибо по мере того, как умножается и утончается и разливается в мире ведение суеты и зла, Господу благоугодно умножать в Церкви Своей ведение истины и блага. Посему иная мера ведения уделена была временам происхождения и постепенного исполнения еврейской Библии; иная мера – временам просвещаемым наипаче Библиею еллинскою; иная мера – нашему времени, просвещаемому нами еврейскою Библиею ветхого завета и еллинскою новаго».

«Если вы скажете: еще не время; российский народ не созрел; то мы скажем: когда язык созрел, то и народ созрел. Вы говорите подобно человеку, слишком долго заспавшемуся, который умоляет возбуждающих, чтобы дали ему поспать еще немного. Но св. Павел вопиет неумолкно: востани спяй,и осветит тя Христос (Ефес. 5, 14). А св. Иоанн Богослов: Дети мои! тма проходит, и свет истинный уже светит. Дети! последнее время. И как вы слышали, что придет антихрист; а ныне уже много антихристов: то мы и примечаем из того, что последнее время (1Иоан. 2, 8. 18). Если тогда уже было последнее время; то как теперь не последнее? Впрочем и все последование веков новозаветных есть последнее время; потому Господь и говорит: се гряду скоро (Апок. 22, 12). Помяните же притчу Иисуса Христа о пяти девах мудрых, о пяти неразумных, о внезапном пришествии жениха на брак, о святильниках угасающих, о светильниках приготовляемых и украшаемых; и скажите, ужели российский народ не созрел для брака с Премудростию Божиею, а созрел для беззаконного союза с ея соперницею, женою чуждою, и лукавою, которая прельщает его многою беседою, и тенетами устен привлекает его (Прит. 7, 5. 21)? Теперь позвольте сказать вам: наши святые предки не могли ни видеть, ни слышать, ни читать на живом языке своем ничего тому подобнаго, что потомки их в наше время и видят, и слышат, и читают на российском языке; потому легче было для них под руководством славянской Библии спасаться, нежели для тех потомков их, которые держась, по видимому, славянской Библии, не читают ея, не любят ея, и живут по духу мира, а не по Библии. Но еще одно слово, и кончу: если российский язык, в прелестных произведениях мирской словесности, служащей орудием греха и неправды, заражает все тело общественное, и воспаляет круг жизни (Иак. 3, 6) народной; то позвольте Христовой Церкви уготовить и преподать народу противоядие – полную Библию на российском языке, дабы он обратился в орудие правды, и сам освятившись молитвою и словом Божиим, служил бы к освящению и истинному просвещению народа словом Божиим и молитвою».

Милостивейший Архипастырь! Представляю вашему высокопреосвященству, незабвенному наставнику моему, сии мысли, как ученический опыт. Чтобы открыть в начале скромную стезю вожделенному делу, правители воинствующей Церкви не могут ли употребить следующую меру: при С.-Петербургской духовной академии можно издавать особый журнал под названием: «опыты в переводе с еврейского и греческаго», и в сем журнале, который, без всяких предварительных объявлений, был бы разсылаем не по церквам, а по всем лицам учащим в академиях и семинариях, еслибы, например, в четыре месяца выходила книга такой меры, как весь новый завет на российском наречии, то можно было бы в продолжение двух лет поместить весь ветхий завет, начиная с пророческих книг, продолжая агиографами и апокрифами, и заключив сие издание книгами каноническими исторического содержаиия. Сия мера еще спокойнейшим путем вела бы к цели, если бы к тексту были прилагаемы избранныя параллели, и самыя краткия примечания, между прочим, в изъяснение пророчеств. Тогда мы стали бы спокойно ожидать времени, каковое правители Церкви получили бы для разсмотрения, исправления, усовершения, одобрения и усвоения Церкви российской сего приготовительного труда. Ныне же благословите, милостивейший Архипастырь, воззреть на сей предмет с той стороны, которою он обращен к делу службы моей.

Российской державе Бог даровал столь многие народы, во тме и сени смертней седящие, без сомнения, для того, чтобы россияне, некогда сами подобно им находившиеся в удалении от пути истинного богопознания и спасения, помогли сим племенам, которыя Имеющий державу смерти содержит в мучительном рабстве, войдти в свободу чад Божиих познанием истинного Отца и Спасителя всех человеков во Христе Иисусе Господе нашем. Не могу ничего сказать вопреки тем, которые скажут, что многия из сих племен, еще младенческия, в малом кругу своих нужд и понятий, и в бедном образовании своих языков требуют сокращенного слова о спасении Иисусом Христом. Но якуты и камчадалы, остяки и самоеды, киргизы и здешние татары, камской или шаманской, по жрецам и наставникам, веры, совсем не то, что наши крымские, казанские, астраханские и даже прочие в Сибири живущие татары-магометане, по знакомству сих с российским наречием, по сношениям и связям их с россиянами, по степени образованности в жизни общественной, по языку имеющему словарь и грамматику, по составу лукавнующей церкви их, и по самому Алкорану. Ужели подумаем, что их муллы, ахуны, муфтии совсем не знают, что делается и что не делается в российской Церкви? Без сомнения, они чувствовали существование и действование библейского общества; и хотя вписывали и свои имена в число содействовавших успехам Библии приношениями; но в тайне сердца негодовали, и горевали. Они чувствовали также существование и действование того сословия, которое, потрудившись в преложении книг новозаветных приступило к преложению книг ветхого завета на российский язык, весьма многим в их пастве известный столькоже, как и татарский; и хотя принимали от гражданских чиновников книги священной Библии на российском языке, с изъявлением покорнейшей благодарности; но в тайне сердца горевали, страшились. Некоторые, как вероятно, даже читали сии свидетельства истины, и невольно чувствовали поразительную убедительность оных; но между тем увлекались и предразсудками укоренившимися с детства, и находившими подкрепление, в разных желаниях и опасениях пристрастного сердца, и таким образом колебались между новым царским путем истины, который начали примечать, и стезею обольщения, на которую были поставлены воспитанием. – Что скажут сии люди, услышав о недавних событиях? Не помыслят ли они в сердце своем: «видно, христиане сами не уверены в правоте начинаний своих. Если Моисеевы книги на российском языке были уже в печати; и потом их нет: то, видно, открылись какия нибудь важныя сомнения, по которым ветхозаветныя книги хотят оставить на языке славянском, которого простой народ не понимает». – Так, может быть, иной магометанин, который, читая Новый Завет в русском переводе, начинал познавать достоинство христианства, и сомневаться в достоинстве Корана, при остановлении русского перевода Библии, обратит на нее свое сомнение, и перестанет опасаться за свой Коран.

Другой народ, особенного внимания российской Церкви требующий, суть евреи. Когда приидет время великого обращения сих евреев к Богу-Спасителю, которое будет столь же великим чудодействием благодати, как и чудо воскресения мертвых; когда спадет Моисеево покрывало с умственных очей Израильтян, и они узрят славу истинного Мессии своего во Иисусе; тогда полная российская Библия в исправном переводе с еврейского и греческого послужит серпом Божиим в оной благословенной жатве. Но и ныне, когда мы в обращении немногих по временам евреев еще не видим ничего столь торжественнаго, что соответствовало бы торжественности Божественных провещаний о повсюдном и всеобщем откровении и движении новой жизни в этом народе, и ныне полная российская Библия и в служителях Церкви и во всяком всякого сословия муже человеколюбивых желаний может возжигать искры того священного пламени, которым была объята великая душа св. Павла, когда он писал к римской церкви: Братия, желание моего сердца и молитва к Богу о Израильтянах есть о спасении их (Рим. 10, 1–2). Истину говорю пред Христом, не лгу пред Духом Святым (в чем свидетель мне совесть моя), что великая для меня печаль и непрестанное мучение сердцу моему. Ибо я желал бы сам отлучен быть от Христа за братьев моих, родственников моих по плоти, которые суть Израильтяне, коим принадлежат и усыновление, и слава, и заветы, и законоположение, и богослужение, и обетования; коих и отцы, и от коих Христос по плоти, Бог над всем благословенный во веки, аминь (Рим. 9, 1–5). Таковыя св. Павла желания, таковыя молитвы, – столь глубокая и искренняя печаль и туга сердечная, столь чистая и божественная любовь и готовность на жесточайшее самопожертвование, без сомнения, не были безплодны и на земле в его подвигах и страданиях апостольского служения, и в небесах, приемлющих благовонныя курения сего духовного фимиама, и посылающих земли благословения, дождь ранний и поздний, и сообщающих ей плодородие. Но, сколько кто может вместить, столько и да вмещает; и когда многия чада церковныя, хотя по немногу, восприемлют участие в сем духовном труде св. Павла; тогда и сии частицы малыя, соединяясь в сердце небесного Отца, составляют вкупе великое блого человечества и богатство Христовой Церкви. Но как Апостол Павел возбуждал и питал в себе оный огнь пророческим ветхозаветным словом, которому внимая и сам получал явление пророческого духа на пользу Церкви: то великая польза для христиан российских от полной Библии на живом отечественном языке и с сей стороны очевидна. Ибо когда пророческое и апостольское слово будет в живом наречии, и, так сказать, в устах народа; тогда будет ближе и к сердцу верующих; а чем более будет сердец, усвояющих мысли и чувствования Пророков и Апостолов; тем желание просвещения как слепотствующим магометанам и евреям, так и прочим народам, России преданным, в нашей Церкви будет сильнее, искреннее, и в тоже время как для Россиян, освящением духа народнаго, так и для всех нехристианских народов, заключающихся в гражданском составе державы, благотворнее. Посему пастыри Церкви, по заповеди Спасителя: жатва многа, делателей же мало: молитеся убо Господину жатве, да изведет делатели на жатву свою (Лук. 10, 2), пекущиеся о спасении сих народов, без сомнения, веруют, что слово Самого Господа есть действительнейшее средство к произведению добрых делателей, – и что все средства и пособия подобает употребить к обогащению Церкви полною священною Библиею в той мере ясности, в какой она Богом дарована и даруется человечеству в еврейском и еллинском письмени. Какая изобильная польза произойдет от сего для воспитательных заведений церковных! И в академиях и семинариях наших, в продолжении каждого периода учебнаго, наставники получат удобность проходить с воспитанниками полную Библию, с краткими, по местам, замечаниями. Какое для служителей Церкви пособие к назиданию и себя самих – разумением, и верующих – изъяснением Библии: ибо весьма немногие между ними имеют досуг, способность, возможность прибегать к средствам нарядной учености. Какое утешение для какого нибудь миссионера, может быть, любознательностию значительно раздраженною искушаемаго, от просвещенных отцев и братий своих и от всякой библиотеки удаленного в странствиях: ибо он мог бы везде иметь с собою богатейшее книгохранилище, и мог бы легко и безпечально обойтись без немецких или латинских тяжеловесных толковников, если бы имел полную Библию на российском языке, в переводе с еврейского и греческаго. Какое и для всей Церкви российской благополучие, украшение и сокровище! Тогда не только клирики, но и всякого сословия боголюбцы с дерзновением уверенности отчетливой, будут указывать евреям на пророчества, объясняющия нынешнее состояние их без отечества, без храма, без жертв, без священников, обличающия неверие их и услаждающия скорбь и печаль их непреложными обетованиями о близком спасении. Еврей откроет еврейскую Библию, русский российскую: и начнут разбирать писания, аще суть сия тако (Деян. 17, 11); и на одном первом слове не разошедшись в разумении, они сойдутся и согласятся в радостном соутешении общею и единою Библиею. «Боже Авраама, Исаака, Иакова»! – скажет еврей, – «чем объяснить сие распространение святых Писаний Твоих между языками, если не Твоею отеческою любовию к ним? Мы согрешили пред Тобою, и соделались недостойными благоволения Твоего; чем обратили сии язычники, чем привлекли, привязали к себе любовь Твою? Ибо святое слово Твое есть драгоценнейший дар Твоей благости и премудрости которым некогда один избранный народ, один Израиль хвалился; а теперь вот и земледелец русский читает и разумеет Библию, как и раввины» – «О вы, евреи, евреи»! – скажет и собеседник его, – «доколе будете, имея очи, не видеть, имея уши, не слышать? Ветви святого корени! Вы отломились от древа жизни, и отпали неверием; но Бог силен опять привить вас. Ибо если мы отсечены от дикой по природе маслины, и не по природе привились к доброй маслине: кольми паче вы природные привьетесь к своей маслине. И если падение ваше богатство миру, и недостаток ваш богатство язычникам; кольми паче полнота ваша? Если отвержение ваше есть примирение мира: то что будет принятие ваше, как не оживление из мертвых» (Рим. 11, 20. 23. 24. 12. 15)? – Потом наш земледелец прочитает на российском языке и даст еврею прочитать на еврейском сообразныя сему новозаветному пророчеству предсказания ветхозаветных пророков и скажет: «не видишь ли, что Мессия, и ваш и наш Господь, и Ангел завета, долженствовал прийдти, когда еще вторый храм существовал в Иерусалиме? Где же теперь сей храм? И где вы? Поверь же, честный еврей, что Мессия пришел; но вы не приняли, не узнали столь долго ожидаемаго, вожделенного Гостя; а нам Бог даровал принять Его, и мы, уверовавши в Него, соделались чадами Божиими во Христе Иисусе, и духовным потомством Авраама по духу веры. Но дары и призывание Божие не преложны, сказано в новом нашем завете. И как мы некогда были непослушны Богу, а ныне, по непослушанию вашему помилованы: так и вы теперь не послушны, дабы, по причине помилования нас, и сами вы были помилованы» (Рим. 11, 29–31). – Кто же скажет, что разуметь пророчества и на российском языке могут одни ученые, когда сами пророки происходили частию из простого народа? Кто подумает, что проповедывать Иисуса Христа могут одни ученые, когда Господь бедных рыбарей поставил в мире Апостолами? При сем случае мне представляется особенная мысль. – Можно издать Библию на российском языке по крайней мере в пользу миссий, учреждаемых для обращения нехристиан к истинной вере и Церкви, и также в помощь священникам и прочим служителям Церкви, незнающим языка еврейскаго, при увещании иудеев неверующих и наставлении оглашаемых.

Милостивейший Архипастырь! Вашему высокопреосвященству известно, что славянский язык для меня непротивен, и я, как прежде думал, так и ныне тех мыслей, что в пользу и утешение некоторых детей церковных, любящих читать духовныя книги на славянском языке, было бы по временам благопотребно издавать писания некоторых святых отцев на славянском языке в давних, чрезвычайно точных и верных, переводах, которые надлежало бы только с осторожностию уяснять по местам. Ибо служители нового завета и в сем отношении суть служители не буквы, а духа; и во всех вещах односторонность достойна того, чтобы мы опасались ея. Но когда для всех разнообразных потребностей мы еще не собрались с силами; то, усматривая важнейшую нужду, все силы должны устремить для удовлетворения ея, ожидая благовремения и на прочее. Если же долго будем страшиться препятствий и затруднений; то не дождутся ли того времени, когда английское миссионерское и библейское общество между народами, не имеющими полной Библии на своем живом языке, а имеющими язык достойный и способный к тому, чтобы вместить полноту сего Божия дара, приметит наконец и российский, и поспешит прислать пастырям российской Церкви в безмездный дар полную ветхого завета Библию на российском языке, в исправном переводе канонических книг с еврейскаго, апокрифических с греческаго, и одной из оных с латинскаго? Нужно ли, чтобы английская церковь предвосхитила честь труда, российской принадлежащаго, и дала православной России российскую Библию?

Милостивейший Архипастырь! Читая слово, говоренное вами 12 октября 1830 года в Москве, я гадал о тех чувствованиях, с каковыми внимал вам великий град, бывший в то время под крестом губительной болезни, особенно когда вы напомянули о Езекии, и извлекли из Писания, как из струн небесной арфы, сии жалобные звуки: яко ластовица, тако возопию, и яко голубь, тако поучуся: изчезосте бо очи мои, еже взирати на высоту небесную ко Господу (Ис. 38, 14). Но горе одно прошло, вот настало другое горе; и, как видно из ведомостей, неурожай посетил некоторыя области российского царства. Не дерзаю судить о путях Провидения, но невольно помышляю, что как явление народу благоволения и милости Божией, так и откровение суда Божия над народом, бывает, поколику то и другое привлекает на себя народ. Есть в суде любовь и милость, есть и в щедротах благости суд Его. На кого же? Кто в дарованиях любви Божией не познает сей любви, и не радуется вкупе с чадами Божиими о щедротах Отца небеснаго. – Боже милостив буди мне грешному! Научи познавать дар Твоей милости и любви в слове Твоем, и радоваться с радующимися о явлении святого слова Твоего в немощном слове наших устен, и просить исполнения дарования: ибо имущему дар, благодарящему в простоте радости детской, пользующемуся и утешающемуся даром, и умножения, иснолнения дара взыскующему, дано будет, и преизбудет; от неимущого же таким образом дарований Божиих, и еже мнится имея, взято будет (Матф. 25, 29). Дух Святый, снисшедший на святых учеников и Апостолов Господа нашего, и даровавший им разными живыми языками проповедывать великия дела Божии, да внушит Благочестивейшему Государю нашему благую и крепкую мысль и ревностное желание создать, освященными руками пастырей российской Церкви, из чистейших веществ российского слова, полный, по чертежу небесного Архитектона, дом премудрости Божией и кивот слова Божия, и за сие великое благодеяние для всей Церкви Христовой, да напишется имя Его на небесах.

Милостивейший Архипастырь! простите меня: грех вплетается в мысли, слова и дела мои, кажущияся иногда правильными. Но я решился, не смотря на то, представить вашему высокопреосвященству сии мысли, давно зачавшияся в душе моей. Ибо ослабеваю, и, пока еще не смерклось совсем, поспешаю поделать что нибудь: ибо ем хлеб церковный. Мысленно повергаясь к стопам вашим, предаю себя ходатайству ваших молитв у Бога, и святительского благословения испрашиваю

Вашего Высокопреосвященства Милостивого Архипастыря и отца преданнейший послушник Архимандрит Макарий.

23 Марта 1834. Маймá.

* * *

1

Слово на день венчания на царство Государя Императора Николая Павловича, говоренное 22 августа 1833 г.


Источник: Письмо покойного миссионера архимандрита Макария, бывшего начальником Алтайской Духовной Миссии к Синодальному члену, высокопреосвященнейшему Филарету митрополиту Московскому, от 23 дня марта 1834 года, о потребности для Российской Церкви преложения всей Библии с оригинальных языков на современный русский язык. / Журнал «Прибавленiя к изданию творений Святых Отцев, в русском переводе». — М.: Типографiя В. Готье, 1861. — Часть XX. — С. 292-326.

Вам может быть интересно:

1. Письма преподобный Макарий Алтайский

2. Письма с Востока к Преосвященному Иннокентию, архиепископу Херсонскому профессор Николай Иванович Барсов

3. Письмо преосвященного Леонида к князю В. А. Долгорукому о митрополите Филарете (Дроздове) архиепископ Леонид (Краснопевков)

4. Письмо к императору Андронику Палеологу старшему святейший Григорий II Кипрский, патриарх Константинопольский

5. Письма к монашествующим. Отделение 2. Письма к монахиням. [Часть 2] преподобный Макарий Оптинский (Иванов)

6. Письмо к инокине о значении пострига в иноческое звание и о некоторых обязанностях, более или менее условливаемых оным епископ Герасим (Добросердов)

7. Письмо преосвященного Григория к Филарету, митрополиту Московскому, о чтении Священного Писания митрополит Григорий (Постников)

8. Открытое письмо по вопросу об англиканской иерархии епископ Иоанн (Митропольский)

9. Письмо прот. Александра Васильевича Горского от 7 марта 1867 года к Митрополиту Московскому протоиерей Александр Горский

10. По письмам протоиерея Понтия Рупышева профессор Константин Ефимович Скурат

Комментарии для сайта Cackle