cвятитель Иннокентий, архиепископ Херсонский и Таврический

Часть 1, Глава 10Часть 1, Глава 12

I. Слова при посещении паств

Слово при прощании с паствой Вологодской, сказанное в Вологодском зимнем соборе 1 февраля 1842 г.

Ныне – день предпразднества Сретения Господня; а для меня – день прощания с тобою, возлюбленная паства Вологодская! О, если бы и мне, подобно Симеону, можно было сказать при сем: «Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему с миром; яко видесте очи мои спасение Твое!» (Лк. 2:29–30). По крайней мере, и я отхожу отселе не по воле своей, а по глаголу Твоему, Господи, изреченному устами Помазанника Твоего. По крайней мере, среди краткого служения моего здесь я не желал видеть и над собою, и над всей паствой Вологодской ничего более, кроме спасения Твоего. Твоей вседержавной воле угодно, чтобы я шел возвещать сие спасение в страну другую; с благоговением приемлю исходящую от Лица Твоего новую судьбу мою! Покой или труд, радость или скорбь сретят меня на новом месте служения, – я равно приму их, ибо они от руки Твоей. Ты не подашь вместо хлеба камней тем, которые "чают" к Тебе, «Тебе единому!»

Не дивно, братие, если жезл служения пастырского так часто обращается в жезл страннический. Кому же, как не пастырям Церкви приличнее показывать самым внешним образом жизни своей, что мы все не имеем «зде пребывающаго града, но грядущаго взыскуем» (Евр. 13:14)? Единого надобно желать и просить у Господа, чтобы наше странствование было подобно странствованию древних святых пастырей и учителей Церкви, которые, откуда ни отходили, всюду оставляли мир и благодать; куда ни являлись, всюду приносили радость и благословение.

Един вечный и неизменный Архиерей, "прошедый" не землю токмо, но "и небеса", – Господь наш Иисус Христос; к Нему обращайте постоянно взоры и сердца ваши; ибо Он един «вчера и днесь Тойже, и во веки» (Евр. 13:8). А мы все, кто бы ни были, есмы токмо временные приставники и соработники в великом дому Его, который есть Церковь: один посеял, другой полил, третий оградил посеянное, а возрастить – дело Его, Его Единого!

Если что может и должно служить к утешению нашему при разлуке, то это весть, что к вам грядет пастырь, какого только могли желать и вы и я, – пастырь, бывший для меня некогда наставником в науках, и которого доселе желал бы иметь наставником в жизни духовной, который от лица целой Церкви Российской присутствовал при восстании, можно сказать, из гроба целой Церкви Новогреческой, который сам потом, в качестве сопастыря, предстоял уже трем великим Церквам отечественным. Такой пастырь может ли не продолжить, если что было у нас действительно доброго? Не усовершить, если что требует усовершения? Не начать и не сделать всего, что окажется нужным для блага паствы Вологодской?

Предав, таким образом, судьбу свою снова в волю Всеблагого и Всемогущего, будучи спокоен духом и за судьбу твою, Богом хранимая паства, я с миром оставлю ему жезл пастыреначальства, освященный преподобной десницей толиких святителей Божиих и освятивший мои слабые руки.

Простите, святые угодники Вологодские, простите и благословите на путь дальний, продолжайте обитать духом во храме, посвященном вашему имени; но не оставляйте одушевлять молитвами и слабого создателя его! Прости, Ангел Церкви Вологодской, и вознеси в последний раз последнее здешнее моление наше о благе страны сей, прости и покрой твоею любовью и молитвами недостатки служения нашего! Простите, пастыри Церкви, и продолжайте являть ту ревность к делу Божию, то забвение для сего всех выгод земной жизни, которым вы утешали нас! Простите, живые и мертвые, – живые, которых нам должно было наставлять, мертвые, к которым мы сами ходили учиться!

Что сказать в последний раз тебе, возлюбленная паства Вологодская, первая паства моя, – «Рувим, первенец мой» (Быт. 49:3), начало и духовных трудов, и духовного веселия моего в служении пастырском? Чего пожелать вам, братие, расставаясь с вами навсегда? Скажу то же и пожелаю того же и в последний раз, чего желал при первом свидании: благодать Господа нашего Иисуса Христа, и любы Бога и Отца и Причастие Духа Святаго да будет со всеми вами! Да будет всегда и везде! Да почиют сия благодать и сей мир на вас и чадах ваших, да вселятся в домы и сердца ваши, да утвердят вас во всем благом и праведном, да сретят вас в тот последний час, когда ничего не будет нужно вам, кроме благодати и милости Божией! И сия благодать и мир не обыдут и не оставят вас, если только вы, занимаясь каждый делами звания своего, не будете забывать единого на потребу; если, располагая жизнь и поступки свои не по духу века, а по заповедям Евангелия, будете со смирением и верою пользоваться теми средствами ко спасению, которые в таком обилии предлагает всем и каждому Святая Церковь. Если, наконец, среди самых слабостей, и вольных и невольных грехопадений, не будете предаваться ни бесчувствию душевному, ни отчаянию и ожесточению, омывая пятна совести слезами покаяния.

О, братие, не забывайте Бога и вечности, не забывайте души и совести, не забывайте смерти и Суда Страшного, не забывайте покаяния и любви христианской! Все видимое, славное, прелестное минет, обратится в прах, исчезнет навсегда, а душа и совесть останутся, – итак, не забывайте их! Се мое последнее желание, мой последний совет и завет вам! Для меня не будет большего утешения и радости духовной, как слышать, что вы ходите в любви и истине, что среди вас живет дух смирения, взаимного уважения и милосердия христианского, что домы и семейства ваши украшаются чистотой нравов и скромностью. О сем молил я Господа здесь, о сем же буду молить и везде.

Подобной памяти, то есть молитв о мне, прошу и у вас. Когда будете собираться паки в сем храме на молитву, то вспомните, что у этого престола предстоял человек, который, несмотря на недостоинство свое, укрепляясь верой, с дерзновением воздевал о вас руки к небу; и воспомянув об этом, излейте молитву, да Господь благопоспешит и путь, и новое служение мое. Отныне един союз между нами – союз веры, любви и молитвы! Да не разрывается он никогда! Да дарует Господь сретиться нам некогда и там, где все пастыри и все пасомые составят единое стадо, под единым вечным Пастыреначальником, где, свидевшись, уже никогда не разлучаются. Аминь.

Комментарии для сайта Cackle