праведный Иоанн Кронштадтский (Сергиев)

Август

21 августа 1866.

Как было бы мне хорошо, если бы с вечера я не закусывал, не ужинал и не ел черного хлеба с белым! Но поел довольно, а поутру спина болит.

Дьявол парализует наши стремления к небесному пристрастием к земным вещам да гордостью и злобою, тоже больше из-за земных вещей.

Пристрастие к земным сластям и вещам и прочие страсти есть жало дьявола. Презреть земное (все из одной земли и все в землю, и самые тела наши) как ничтожное, грубое, временное, преходящее и возлюбить всем сердцем духовное, небесное как вечное, существенное, важное и необходимое; глубоко уважать во всяком человеке образ Божий, долготерпеть, снисходить, прощать, милосердствовать, молиться о врагах. О неисправных, о немощных.

Отыми от сердца своего всякую любовь земную – любовь к сластям, одеждам, вещам прекрасным и драгоценным, к деньгам, к жилищу временному, да возлюбиши Господа всем сердцем твоим безраздельно, не лестно, горячо, твердо, постоянно.

О немощные и худые стихии, доколе сердце мое на вас будет надеяться, доколе вы будете запинать дух мой в его стремлении к горнему, к Богу, к вечности? О немощные стихии – сласти, деньги, одежды, в какую немощь вы повергаете сердце мое! А конец ваш какой? Тление, гнилость, разрушение, обращение в прах.

Если у тебя образованный ум, да необразованное сердце, то есть гордое, злое, презорливое, завистливое, сластолюбивое, любострастное, любостяжательное, сребролюбивое, скупое, непокорное, своенравное и пр., то ты стоишь бесконечно ниже всякого необразованного простолюдина, который при необразованном внешним образом уме имеет доброе, простое, кроткое и смиренное сердце, доброжелательное, уважительное, покорное, чистое, нелюбостяжательное и довольное малым.

Ты образован, просвещен – будь же светом, сущим во тьме, будь же образцом кротости, смирения, незлобия, любви, терпения, послушания, слова. Ибо тебе не столько для тебя, сколько для других дан свет разума. Не презирать, не озлобляться надо на необразованных, темных и простых, а уважать их, как простых и неиспорченных, и жалеть их, как находящихся в темнице невежества, и тем больше, чем они необразованнее.

Гордого начальника чтить не хотим, да и очень смиренного тоже: первого за то, что горд, последнего за то, что очень прост и смирен. Вот как лукав наш ветхий человек, как зол, горд, упрям, своенравен! За удовольствие надо считать ежедневно отвергаться себя!

Прелесть пищи-питья, одежды, денег, жилища, вещей, прелесть лиц тонких или грубых, красивых и безобразных, образования и невежества, краснословия и бессловесия – везде прелесть! И надо бороться и побеждать эту прелесть в себе и ходить во истине Божией, ничем не прельщаясь и ценя паче всего внутреннего человека независимо от его образования или необразованности, ибо все равно, и образованные, и необразованные, находятся в слепоте и рабстве страстей, и образованные больше, чем необразованные, и образование есть более внешний лоск (лоск слова, манер (приемов) обращения), чем образование и исправление сердца. Мы, образованные, далеко еще не достигли своего образования, еще мы, смело скажем, грубые дикари. Потому что дикости страстей не оставили, глупости, безумия их. Вот образование: просвещенна очеса сердца [Еф. 1, 18]. А у кого их нет, тот просвещенный невежда.

Гордость в домашнем быту обнаруживается в непослушании домашним по просьбам их справедливым и удобноисполняемым, в высокомерном тоне, с которым говорим, в гордом желании от них похвал и надутости за нехваление и пр., а смирение, напротив, обнаруживается в послушании, готовности к услугам, ласковом тоне, равнодушии к похвале и порицанию, в незлобии при встрече неприятностей, оскорблений, несправедливости.

Всякий грех от духа злобы, как ты сам на себе испытываешь, и находящийся во грехе есть невольник греха, терзаемый грехом, потому не слишком строго и без злобы обращайся с согрешающим, ведая общую немощь. Жалей о согрешающем как о больном, или как заблудшем, во тьме ходящем, или как о связанном путами железными, или как умоповрежденном, ибо все эти атрибуты можно приписать согрешающему или находящемуся под действием страсти. Надо всемерно беречь человека, чтобы его не опалил огонь греха, не омрачил его, не связал его, в болезнь не поверг его.

Другого обижать – себя больше того обижать: стрелы, в ближнего пускаемые, вонзаются в наше сердце.

Господь не пощадил Себя Самого нашего ради спасения, но уничижил Себя и умер за нас на кресте, источив кровь Свою; мученики ради Господа и ради ближних не щадили ни имущества, ни жизни своей и с радостью жертвовали ими, предаваясь гонителям; преподобные мужи и жены распинали и умерщвляли плоть свою, терпя ради Господа всевозможные лишения и труды. А мы что делаем ради Господа, положившего за нас душу Свою и купившего нам кровью Своею жизнь вечную? Мы как бы намеренно прилепляемся к земным благам и удовольствиям, которые надо попирать, презирать, ибо мы граждане небесные на земле и земля не отечество, а место странствования и изгнания; мы как бы назло не исполняем заповеди нашего Спасителя о взаимной любви: да любим друг друга, да носим тяготы друг друга, да нищих помним и прочие [Ин. 13, 34; Гал. 6, 2; 2, 10]. О, сколько неблагодарности пред Спасителем, сколько злонравия, сколько нехотения понимать свои обязанности христианские!

Не засматривайся на себя: Денница засмотрелся на себя – и страшно пал. Рассматривай грехи свои и смиряйся, и кайся, и плачь об них.

После падения человек стал богат гордостью, злобою, завистью, сребролюбием, скупостью, сластолюбием, нечистотою, невоздержанием и беден всякою добродетелью. Господи! Измени внутреннее мое – сердце мое – ко благу.

Вся история Ветхозаветная и Новозаветная в нас самих, на нас оправдывается и подтверждается: и блаженное состояние, и падение, и все следующие падения, и искупление, и воскресение мертвых, и суд, и геенна.

Нищие назойливостию своею вымогают у тебя щедрость. Будь же щедр к ним, поколику73 Господь к тебе безмерно щедр, питая тебя Плотию и Кровию Своею с любовию и великим желанием. Желанием возжелех сию пасху ясти с вами, прежде даже не прииму мук [Лк. 22, 15].

Да не имеет в тебе дьявол места – не жалей ничего для нищих. Господь найдет средство ущедрить тебя.

Всё, что из земли, – прах земной: и тела, и злато, и сребро, и платья, и одежды и пр.

Господи! Помилуй рабов твоих протоиерея Константина и мать мою Феодору! Помилуй раба Твоего новгородца Иоанна Васильевича Аввакумова, купца.

Нищих и потому надо жалеть, что они должны каждый день заботиться о снискании насущного хлеба и даже одежды и жилища, между тем как ты ежедневно обеспечен всем этим от Господа.

В смирении и незлобии сердца надо особенно ходить посреде дому, жилища нашего, посреде домашних наших. О, враг не дремлет! Грех не дремлет, воюет против нас непрестанно! Каждую минуту люби ближнего, как себя, и ни за что не мсти ему, не озлобляйся на него, будь как агнец кроток.

Дьявол грехом грех погоняет, грехом грех раздувает: сластолюбием блудную нечистоту, злобу, гордость, презорство, нетерпение, раздражительность, любостяжание, зависть и пр. Связь имеют грехи тесную: надо всякого греха бояться, пост любить, воздержание, бегать пресыщения – сытый презорлив, не душелюбец, а сластолюбец и деньголюбец.

Жадность, гордость и злоба действуют во мне весьма сильно. Бороться надо непрестанно.

В Боге я никогда ничем не оскудею, ибо Он Промыслитель мой, Питатель мой, Пастырь мой.

Разве деньги тебя кормят, поят, одевают, всё потребное дают, а не Я, подающий всё обильно? Разве люди виновники твоего благополучия, а не Я, располагающий их сердца к тебе?

Причащаясь столь часто Божественных Тайн, ты должен быть совершенно небесен, духовен, должен оставить земные и житейские пристрастия и быть весь в Боге и должен совершенно возненавидеть гордость, злобу, раздражительность – эти порождения дьявола, столь нелепые, пагубные, разрушительные.

Благодарю Тебя, Господи Боже мой, яко молитву мою услышал еси, и козни вражии ни во что же обратил еси во время литургии, и царственные лица при соборном служении спокойно и непреткновенно изглаголати даровал еси, и причаститися неосужденно, и слово на день тезоименитства царского, составленное мною с помощью благодати Твоей, изречь со дерзновением, в спокойствии духа и с силою даровал еси.

Тебе, Владычице Богородице, благодарю, яко мене, преклонившего пред Тобою колена и просившего смиренно помощи и заступления Твоего, быстро услышала еси и мир и святыню даровала еси душе моей.

Весь закон в одном слове заключается: люби ближнего твоего, как самого себя [Гал. 5, 14]; любовь есть исполнение закона [Рим. 13, 10]. Итак, не тяготись милостынею, трудами, заботами, беспокойствами в пользу ближних: ты исполняешь закон Божий чрез это. Эта мысль да утешает и подкрепляет тебя.

Озлобленный человек – больной человек: его надо пожалеть, обласкать, подарить.

Касательно брата Константина и сестры Анны – прелесть ветхая: я сам первый виновен против них, возгордился пред ними, презираю их – за что? За дары Божии, общие мне с ними, за дары, которые суть сор и которые для человека сотворены, которые не мои.

Грубый, неласковый, угрюмый человек – больной человек: его надо лечить ласкою, обязательною любовью. В этом смысле Господь сказал: если любите любящих вас, какая вам за то благодарность? ибо и грешники любящих их любят [Лк. 6, 32]; и если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете? [Мф. 5, 47] – ибо и грешники то же делают... Но вам, слушающим, говорю: любите врагов ваших, благотворите ненавидящим вас [Лк. 6: 33, 27]. Воздаяния от Господа, а не от людей ожидай.

Помнить, что грубость нрава часто зависит от характера и от известных обстоятельств, в которые был поставлен человек. А что укрепится обстоятельствами, временем и навыком, то трудно, с трудом препобедишь.

Себя, себя непрестанно осуждать искренно за свои грехи, а не других – к другим снисходить по любви христианской; свои грехи рассматривать и исправляться от них, а не чужие. Каждый понесет свое бремя [Гал. 6, 5]. Любить усердно друг друга.

Свят, Свят, Свят. Эти слова означают удивление Ангелов величием, чистотою, святостью существа Божия и то, что Он крайне отвращается греха, ненавидит грех, и то, что Ангелы непрестанно как бы пьют святость Божия существа и оттого более и более укрепляются сами в святости и в ненависти ко греху. Нравоучение: и мы должны всем сердцем любить святость и ненавидеть всей душою грех.

Пристрастие к сластям земным, к пище и питью, к красивой одежде, к блеску и изяществу земному, к деньгам, к красивым лицам или отвращение от лиц грубых, простых, дух холодности и ненависти к ближним из-за сластей и вообще – от дьявола. Христианин всё это должен презирать и считать по справедливости за прах и ближнему ничего не жалеть, ибо: 1) избытки даются нам от Бога для служения ближним, 2) для человека – все блага земные и 3) человек бесконечно дороже всей земли со всеми ее сокровищами как образ Божий, как обладатель и царь земли, и его надо всегда сильно уважать, как бы он короток с нами ни был, с радостью принимать его, как Самого Господа, и угождать ему, как Господу.

Ни к чему, что на земле, пристрастия не иметь, ибо всё – прах, всё временно и скоропреходяще.

Любовь к небесным благам – от Господа, к ним и надо всем сердцем прилепляться, о них помышлять, их всемерно домогаться: Царствие Небесное силою берется [Мф. 11, 12].

Христиане, как Христовы ученики и дети, небесные и неземные, и должны горняя мудрствовать, а не земная, где Христос одесную Бога сидит [Кол. 3, 1], ни к чему не должны на земле прилепляться. В противном случае они не христиане, а язычники: потому что всего этого ищут язычники, то есть сластей, богатства, одежд и пр. [Мф. 6, 32].

Бог подает тебе туне, как непотребному74, великие дары Своей благости, духовные и вещественные: ты должен быть Ему благодарен, – но Сам Он не принимает угождения от рук человеческих, а изволит принимать в лице бедных наших, которые, как и мы, по образу Его, и вот кого Он посылает к нам принять Себе от нас жертву нашу, тому и должны мы с радостью дать, хотя бы этот человек был, по нашему соображению, и недостоин, например часто вхож был к нам и имел бы сам хорошее содержание (ибо и сами мы недостойны и ежедневно даром у Господа хлеб ядим и всё, что наше, Божие). Итак, из полученного от Бога туне да приносим Ему ежедневно жертву благодарения, и сам не будь жаден к земным благам, ибо для тебя приготовлены блага небесные, – к ним имей святую жадность, особенно к Божественному брашну – Телу и Крови Христовой. Постись: пост необходим для укрощения страстей.

Дьявол скрывает от нас будущие блага, нам уготованные, и то, что Господь есть для нас величайшее благо (а Господь – любовь), и привязывает наши сердца к благам земным, и чрез эту привязанность производит часто ненависть к ближнему, пользующемуся нашим вещественным добром. Каково лукавство! Каково срастворение врага с человеком! Поэтому всякого греха надо бояться, как самого беса.

Как пристрастие к земным благам усыпляет дух и его небесные стремления!

Хочешь быть общником нетленных и вечных благ, уготованных Богом любящим Его, имей здесь общение в тленных благах, делись ими с ближними, да смотри на них как на Божии, как бы на тело Христово, никогда не оскудевающее. Если не оскудеет в нас любовь, то не оскудеют к нам и дары Божии.

Ближний наш есть член того Божественного тела Христова, которое царствует во славе на небесах и восседит одесную Бога Отца.

Господи! Даждь мне памятовать непрестанно мое высокое благородство и то, что я питомец Твой, питаемый словом Твоим и животворящими Тайнами Твоими – Плотию и Кровию Твоею. Господи! Даждь мне благодать быть кротким, смиренным, незлобивым, щедрым, нелюбостяжательным, доброжелательным.

Мать моя – цельный сосуд, а я разбитый, дырявый.

Какое усердие оказывают другие к тебе, угощая тебя, такое старайся оказывать ты приходящим к тебе: уважай всякого человека, так как желаешь, чтоб тебе угождали.

Как сильно противник искусил меня сегодня во сне сценою с протоиереем пред служением литургии! Был царский день, собрались в собор служить соборне литургию. Протоиерей, кажется, совершал проскомидию, я облачался; ризы назначены были плохие – те, в коих я молебны служу; не понравилось – и возмутился я духом и сильно огорчился на протоиерея и сказал ему: если других риз не дадите, я не стану служить, и как он не дал, то я снял ризы и с огорчением вышел из церкви. После и желал воротиться для служения соборного, да нельзя было. Вот как одеждою искушает нас враг и наветник! Или сластями, или одеждою, или деньгами, или гордостью обыкновенно он нас искушает ежедневно! Берегитесь, сыны Адама ветхого! Не гонитесь за сластями, не жалейте сластей другому, хотя бы кто и неумеренно их употреблял, и не желайте сластей, как можно умереннее их употребляйте, не гонитесь за нарядною одеждою, а довольствуйтесь простою, – вообще, думайте о себе скромно, не высоко, не блестите внешностью на счет внутреннего, тогда как внутреннее и мрачно, и дико, и безобразно, и пусто, – украшайте внутреннего человека кротостью, смиренномудрием, воздержанием, целомудрием и прочими добродетелями христианскими. Гони прочь от себя возмущение духа, это возмущение страстей, которое от дьявола, и сохраняй дух покойный: в мире место Божие, и нет Бога там, где возмущение страстей. Поревнуй немедленно о воздержании. Не раздражайся, когда берут твое, будь как овца пред стригущим: тебя как бы стригут, твое берут, а ты молчи и будь покоен. Бог воздаст, и опять шерсть нарастет, а если бы и не наросла, то не беда, можно и без нее обойтись, была бы душа да тело, а главное душа сохранна. Да помни: ты сам любишь лакомиться на счет других и таешь от удовольствия, когда с тобою почтительно и с любовью обходятся и сам равно в ласках разливаешься, – не дивись же, что и на твой счет любят лакомиться другие, что им приятно есть-пить у тебя, – обходись же и сам со всяким человеком почтительно, любовно, назидательно, ни во что ставя все лакомства, деньги и пр., что дано ему, ибо всё это покорено Богом под ноги его и всё это есть принадлежность человечества, а не в отдельности какого- либо человека. Познавай в себе козни вражии и презирай их, не следуй им.

Мы пристрастны к своей воле, к своим желаниям, прихотям, чтоб было по-нашему, как хотим, тогда как воля наша греховная, – надо, напротив, познавать и ревностно настоять на исполнении воли Божией, благой и совершенной.

Одни бы мы вселились на земли, одни бы всем пользовались, а других всех долой – вот к чему стремится наш ветхий человек и в нем дьявол. Надо иметь общительность, любить людей, делиться с ними всем.

В тебе есть безумие – это грех, не давай ему воли; в тебе гнездится ложь, мечта вражия – это грех, не давай ему воли. В тебе гнездится гордость, злоба, зависть, любостяжание, а не богостяжание, сластолюбие, лакомство, противление и непослушание – всё это грех, не давай ему воли над собою. В тебе гнездится страсть к внешнему украшению помимо внутреннего – это грех, не давай ему воли над собою, но и не будь небрежен касательно наружности: она вывеска внутреннего; пусть на тебе и около тебя всё будет чисто, в порядке, изящно, в простоте.

Какие бывают иногда соблазнительные сны, в какие грехи падаем во сне и по пробуждении, приводя их себе на память; сознаем, что при подобных обстоятельствах, какие были во сне, мы сделали бы грех и наяву, и радуемся, что грех случился во сне, а не наяву. Знаем и то, что семена этого греха или этих грехов, которые мы учинили во сне, гнездятся в нашем сердце, например страсть к нарядам, грубость, непослушание, дерзость, и потому нам надо исторгать тщательно самые семена грехов, например гордость, тщеславие, сластолюбие, корыстолюбие.

Дух любви земной, дух ложный, мечтательный, вражий, одолел нас: мы земное любим, на земное надеемся, к земному склонили все силы, всё рвение свое, а Бога и будущую жизнь, вечноблаженную, неложно Им обещанную, презрели, забыли, ни во что поставили. Посмотрите на все стремления, на все дела человеческие, на их книги, на занятия их – и вы убедитесь.

Я на своего дьячка изъявлял неудовольствие в храме, что он в нечистом, протухшем белье ходит в церковь, а между тем у него квартира очень тесная, и в нее легко скопляется нечистый воздух. Неправ я.

Церковь представляет небо земное: тут престол Царя славы, тут Архангелы, Ангелы, святые небожители. Замечательно расположение святых икон во храме.

Театр – всё земное, от дьявола.

Господи! За помощь Твою чудную, благостную, скорую в храме и в школе благодарю усердно, а от недугов душевных, молю Тебя, – освободи меня, исцели меня и, прежде даже до конца не погибну, спаси мя.

Благодарю Тебя, Господи, яко молитву мою услышал еси и беса холодности и расслабления, во мне гнездившегося, прогнал еси державою Твоею. Благодарю Тебя, яко чрез изгнание его исцелил мя еси, умиротворил, облегчил, усладил мя еси, яко лице мое просветил еси светом благодати Твоей. О, как много может молитва к Богу!

Что за охота тебе наливаться водою чайною? Довольно двух стаканов.

Кормление голубей: охотно кормим голубей – отчего же людей неохотно? А сколько человек лучше голубя?

Множество ящичков и множество запахов по различию содержащихся в них вещей: одна вещь имеет такой, другая другой запах, иная легкий, другая – тяжелый. Так и человеческие души имеют различную воню́75: одни такую, другие другую, и один человек в разное время имеет разную воню, смотря по тому, кто в нем, в его сердце, Бог или дьявол, добродетель или грех, воздержание или пресыщение, та или другая пища.

Господи! Благодарю Тя, яко по молитве моей толикую76 бурю страстей от души моей отъял еси и миром оградил еси мя. Славлю Твою силу, Твою благость, Твое благопослушество и скоропослушество.

Господи! Благодарю Тебя, яко поставил еси меня в такие, а не другие семейные обстоятельства, ибо я в противном случае был бы хуже.

Господи! Благодарю Тебя, яко сподобил еси мя при крайнем моем недостоинстве благодатию Твоею достойне совершити Божественную литургию и причаститися со дерзновением Божественных Твоих Тайн и молебствие совершить непреткновенно. Сентября 11 дня 1866 года.

Доселе враг обольщал меня и из-за вещества – денег, сластей, одежд, возбуждал во мне злобу на ближних, особенно на нищих, своих и приходящих гостей. Отселе да буду я разумен и ни на йоту да не слушаюсь его, скверного и омерзенного, чуждого духа, да памятую я, что человек – образ Божий и член Христов, и да ласкаю я человека, как желаю видеть к себе ласковыми других.

* * *

73

Поколику (церк.-слав.) – поскольку (коликий – сколький, коль многий).

74

Непотребный (церк.-слав.) – в значении недостойный, бесполезный, негодный.

75

Воня (церк.-слав.) – запах, аромат; благовоние.

76

Толикий (церк.-слав.) – столь многий, столь великий.


Источник: Дневник / cв. праведный Иоанн Кронштадтский. - Москва : Булат, 2005-. - (Духовное наследие Русской православной церкви). Т. 10 : 1866-1867 / [ игум. Дамаскин (Орловский), протоиер. Максим Максимов, Геворкян Кристина Вартановна]. - 2012. - 373 с. ISBN 978-5-902112-84-6

Комментарии для сайта Cackle