праведный Иоанн Кронштадтский (Сергиев)

Раздел 3

1 января 1876 г. Благодарю Господа милостиво на мольбы моего покаяния презревшего и многократно меня спасшего от теснот и скорбей греховных.

Во время ранней обедни в Думской церкви в конце лютое искушение из-за огорчения на дьячка, неправильно певшего задостойник О Тебе радуется. А мне не надо было смущаться и огорчаться: все мы человеки и склонны к ошибкам.

3 января. Вечер субботы. От всей души благодарю Господа за избавление меня от тесноты и скорби по молитве покаяния моего. Разгневался я на нищих и выдрал одного за волосы и зато был наказан от Бога.

Благодарю Господа за сладостные минуты покоя и духовного наслаждения во время всенощной воскресной: утешил меня Господь обильным миром, великим умилением и духовным созерцанием и духовною молитвою. Слава Господу!

Но я, слепец неблагодарный, почти утратил этот дар благодати чревоугодием и пресыщением, выпив два стакана молока вечером, отчего стало мне тяжело, стало сильно клонить ко сну, и я не мог дочитать правила! О, слепота! О, алчность! О, надеяние на пищу, а не на благодать!

4 января. Наука мне: с вечера молока с черным хлебом не есть на ночь – крайняя загрубелость сердца, сопровождаемая кознями вражиими, теснота, грубость голоса: беда, да и только. А какой благодати я сподобился вчера за всенощной, какого умиления, какой тишины, какого созерцания, какого света, какой близости ко Господу и Господа ко мне! Благодарю Ангела Хранителя моего, наставляющего меня, ходатайствующего о мне, умиляющего сердце мое, просвещающего меня! Благодарение Господу, приставившему мне, по благости неизглаголанной, такого светлого и благого наставника, нетленного, премудрого, бессмертного!

Согрешил пред Господом и домашними после обедни в воскресение, что рассердился на замеченную неисправность в моей молельне: на разлитое деревянное масло, – не стерпел, а надо было спокойно взглянуть на этот беспорядок, чтобы сохранить мир и порядок в душах и своей и домашних, надо было покрыть эту вину, этот проступок жены и детей... Когда я писал эти слова, моя жена с детьми пришла ко мне и велела детям просить у меня прощения и сама in lacrimis 133. Покорность эта меня утешила. Благодарю Господа, исполнившего молитву мою. Даждь нам, Господи, мир во всяком образе.

Святые Ангелы и прочие Небесные Силы исполнены цельной, святой жизни, несокрушаемого мира, нерушимой бодрости, вечного мужества и силы, неизреченной красоты, света, высокого ума, чистейшей к Богу и людям любви, взаимного дружества, озарения и просвещения. Таковы и наши святые Ангелы Хранители. Чудная природа ангельская! Но христиане, которые сподобятся достигнуть будущего века и воскресения из мертвых, равны будут Ангелам, по слову Самого Господа (Лк. 20, 35 – 36). Будем же усердно стремиться к тому не имеющему конца веку, непоколебимому, безмятежному.

Господи! Даждь мне иметь сердечную, нелицемерную любовь к настоятелю нашей церкви протоиерею Павлу и его семейству и мыслить об них всегда благо, а не зло. Даждь мне видеть его достоинства, его сан, его ум, его кротость, ласковость, благоуветливость, снисходительность, терпеливодушие. Силы не имам – даждь силу любить, Господи! Даждь не памятовать обид его. Даждь мне, Господи, зреть моя прегрешения, за которые я достоин всякого осуждения и наказания и никогда не высокомудрствовать о себе, но вести себя смиренно, ибо я исполнен беззакония и немощей.

5 января 1876 года. В воскресные дни ходить к арестантам для молитвословия, когда очередь в Думской церкви.

Согрешил я опять тяжко пред Богом и людьми, озлобив нищих и во гневе неправедном выдрав одного из них за волосы; оскорбил я соестественных мне и Самому Богу, Господу Иисусу Христу, Самого Христа оскорбил я в лице нищих, ибо они члены Его, братия Его, чада Его, рождие Его, овцы пажити Его, уды Его от плоти Его и от костей Его, обожение Его. Как я доселе не имею веры в слово Господа моего рекшего: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне, или: алкал Я, и вы дали Мне есть и прочее (Мф. 25:40, 34–35)? Тяжко, непрощено согрешил я пред Тобою, Господи, ибо согрешаю в том же без числа, после тьмократных Твоих обличений и наказаний, согрешаю в разуме, по самолюбию, корыстолюбию, сластолюбию, маловерию, небоголюбию, по пристрастию к тленным благам земли. Сам возжигаю себе геенский огнь. Так ли я люблю и чту Господа, ради меня обнищавшего и на землю сошедшего, чтобы возвести меня на небо, к бессмертной жизни, восьмый день обрезовавшегося ради меня, чрез тридесять лет крестившегося от Иоанна в Иродане для омовения моих скверн? Господи! Седьмдесят седмерицею крат оставляти повелевый падающим в грехи (Мф. 18, 22), остави мне и сей грех, да и еще прославлю щедроты Твоя и бесконечное милосердие Твое. Сам себя обвиняю, сам себя обличаю, не покрываю вины моей, злобы моей, суровства моего, жестокости моей, любостяжания моего, пристрастия моего к привременному, неблагодарения моего, невнимания моего. И свое ли я раздаю? Не чужое ли? Не Божие ли? Ибо что мы имеем своего, кроме грехов?

Дурные последствия от гнева: теснота, огнь палящий в душе и в теле, смятение, связание, срамота, порча, сильная порча крови! Гневливый сам себя наказывает, и жестоко наказывает. Надо жалеть его, а не раздражать, любить, а не ненавидеть его. С гневом подающий милостыню лишает милостыню надлежащей цены ее, может лишиться награды за нее. Да этого и домогается диавол, стараясь разрушить всё здание наших добродетелей. Блажени нищии духом, плачущии, кротции, алчущии и жаждущии правды, истинно милостивые, чистые сердцем, миротворцы (а я разрушаю мир и свой и других), изгнани правды ради (Мф. 5, 3 – 12)...

Как кротки и незлобивы нищие, просящие у меня милостыни, когда я браню их или даже толкаю и деру их за волосы и за нос! А я – как зверь лютый. От повторения гнева и ярости в нас иссякает любовь к Богу и ближнему, черствеет (грубеет) сердце и делается боязливым, удобновозмущаемым. Изгнать надо совсем гнев и злобу. Время перестать ocкoрблять Духа Божия.

Всегдашняя ошибка моя относительно нищих та, что я по привычке к ним и какому-то высокомерию не смотрю на них как на членов Христовых и как на Самого Христа, а смотрю как на преступников и врагов и считаю себя вправе оскорбляться, сердиться на них, бранить их, даже бить их. О, как я заблуждаюсь и грешу! Господи! Просвети мое сердце, очи, омраченные страстями, помилуй, настави на путь Твой и спаси меня. Аминь.

6 января 1876. Елицы во Христа крестистеся... (Гал. 3, 27). Облекся ли я во Христа?.. Все мы?!

Благодарю Господа, сподобившего меня величайшего дара Своего – служения литургии с утреней и причащения пречистых, пренебесных и животворящих Своих Таин, коими я опять ожил, обновился, освятился после мучительных козней диавола, во мне действовавших, после смерти духа.

Если вы хотите видеть во всем небесном свете образ православия нашей Церкви, прочитайте весь круг наших богослужебных книг, и вы увидите это чудное произведение, не человеческое, а Божественное! В каком сиянии, в каком величии, в какой Божественной красоте представляется тут благостный образ Христа, Его Пречистой Матери, святых Ангелов и всех святых, Божественные планы Божии о спасении людей, все бедствия, всё растление погибающего во грехах человечества, вся немощь и греховность наши, – а с другой стороны вся вера, упование, подвиги, любовь к Богу и ближнему всех святых, их совершенства, при помощи благодати Божий приобретенные ими, их спасение, их победа над миром и диаволом, их действенные молитвы за нас! О чудное, животворное, Божественное Православие! Я вижу светлый образ твой!

7-е. Благодарю Господа за совершение литургии. Сильная борьба и треволнение. К концу литургии, пред причащением, сторож подал воду для соединения холодную. Всесильная и премилостивая благодать победила всю злобу во мне диавола. Вечерню служил добре, непреткновенно.

8 января. Благодарю Господа за непреткновенное, с умилением, сладостию, миром и радостию служение утрени. Но после утрени крайне огорчил я Господа яростию на нищих, во множестве меня преследовавших и требовавших подаяния на одежду, на сапоги, на рубашку, на хлеб, на квартиру и проч. Одного ударил по лицу связкой рубашечки, обернутой в бумажку, ударил с гневом, хотя это было и не больно ему, другого выдрал за волосы. Согрешил ко Господу и пред людьми – Духа Святого, Духа благостыни, кротости и незлобия, Духа любви и воздыханий неизглаголанных огорчил; опечалил святого Ангела Хранителя моего, святых угодников Божиих, Христа Господа моего, Коего нищие суть члены. Каюсь, осуждаю, порицаю, обвиняю себя всем и милости у Господа прошу. Впредь да терплю их в кротости, с любовью и усердием да подаю милостыню.

Благодарю Господа, спасшего меня по молитве покаяния и умиления от великой скорби, тесноты, тления, огня и посрамления, постигших меня за мою дерзость и суровость к нищим. Благодарю, яко не до конца прогневался на меня Господь за то, что я доселе не соблюл слова Его о кротости, смирении, незлобии, терпении и долготерпении. Агнче Божий, вземляй грехи мира! Благодарю Тя, яко и еще взял еси грехи моя и недути мои приял еси и болезни понесл еси. Благодарю Тебя, исцелившего мою суровость и строптивость и смерть мою обратившего в жизнь, болезнь и смятение души во здравие и мир. О, как ужасно потрясается душа от гнева и ярости! Избави от ней, Боже, во веки всякого человека.

9 января. Опять я горьким опытом своим дознал, как вредно физически и психически есть на ночь мясо и вообще густую пищу душа слабеет, крайне слабеет в вере, уповании, любви; грубеет сердце, делается особенно нечисто, искушениями лукавого, разными помыслами лукавыми и скверными увлекается легко. Воздержание же производит противные следствия: душа в вере, уповании и любви укрепляется, сердце утончается и одуховляется и с тем вместе делается чище и тверже в добродетели; прилепляется к Богу любовию, грех ненавидит, стремится к добродетели, которую сердечно уважает.

Кто любит дичь (птицу), у того сердце и ум понесут дичь, как вот у меня сегодня после вчерашней дичи. Это верно. Господи, помилуй!

Горе нам от сластей: они крайне осквеняют сердце чрез самый напор и давление жизненных семян, увеличивающееся вследствие употребления сластей. Как ты будешь презирать блуд, когда ты не презираешь сладких яств и напитков или тучной мясной и рыбной пищи? От пищи и питья происходит весь блуд. Удручай плоть воздержанием, бдением, молитвой и трудами, и не будет стужать блуд.

Благодарю Господа за силы и утешения, дарованные мне в служении литургии. Но плоть и Велиар крайне возмогли во мне за невоздержание и лицеприятие мое. Так, красота невесты, которую я вчера венчал (9-го января) смутила меня, породив во мне зависть и пожелание, и я не мог выговорить жениху и невесте благословения церковного и окончательной молитвы с отпустом. Другую свадьбу в Думской церкви тоже недокончил, и также из-за осердчания на жениха и невесту за то, что запоздали приехать в церковь, а запоздание произошло от причин, не зависящих от них, как я узнал от матери невесты Евдокии Гаврил. В самом начале венчания я не мог сдержать себя и в сердцах сказал жениху и невесте: дайте ваши кольца, – так что самому неловко, очень неловко стало. Потом я раскаялся пред Богом. Плодом лицеприятия и увлечения красотою лица была та неправда с моей стороны, что, когда подошла ко мне старушка на исповедь, она показалась мне очень неприятною лицом, и я не любовно и не кротко обошелся с нею, а презрительно. О, как я согрешил! А старушка, может быть, душой красивее невесты, – во всяком случае из-за красоты лица не следует предпочитать человека и увлекаться ею и из-за не красоты уничижать его. Оттого-то я и наказываюсь своими же грехами: боюсь ближнего, большого общества при богослужении и Таинствах, при совершении литургии, брака, молебнов; меня пугает мундир с эполетами и орденами, светские блестящие костюмы, сановитые или ученые и богатые лица, красивые лица. Я отлично чувствую себя только при самых простых людях. А священник должен вести себя равно при всех, и при самом государе. Ибо свят, велик и нелицеприятен Господь Бог, Которому священник служит и Которого он есть орган и глас.

Отчего нравится театр? Оттого, что актеры и актрисы говорят на нем языком житейским, языком удобопонятным каждому, простым, языком наших страстей; оттого, что это живая речь и отголосок наших обыденных мыслей, привычек, сует, страстей, нами излюбленных, нам лестных или нас снедающих и пожирающих, – словом, это как бы житейская наша исповедь.

10 января. Суббота. Благодарю Господа, явившего мне великую помощь Свою в служении утрени, в добром, непреткновенном, дерзновенном служении и в служении литургии. Я выговорил весь царственный дом по именам. Заавмвонную молитву прочитал всю и отпуст сказал весь именно благодатию Христовых Таин. Славлю Господа. Причастился животворно. Во время причастного пения негодовал в душе на дьячка за то, что одно и то же поет Милосердия двери, а не разнообразит пения. Я убеждал себя тем, что это пение нужно, как Господи, помилуй.

Во время богослужения надо иметь любомудрствующий ум или разумение и изощренный сердечный слух, вообще подготовку к служению Богу. Иначе пользы или мало, или никакой не получишь от богослужения.

При служении молебна у Сизова смутно, не выговоривши многих слов, служил из-за присутствия (...) Сизова. О, немощь! О, нечистота сердца! А отчего? Из-за пирушки на свадьбе, из-за питья вина, еды скоромного (в пятницу) супа и прочих лакомств скоромных! Воздержание укрепляет – невоздержание расслабляет душу.

Душа наша от неразмышления о духовных предметах мало-помалу умирает для Бога и для этих предметов, глуха для них бывает. Что важнее, величественнее, животворнее, святее, Божественнее, трогательнее литургии? – но многие из христиан мертвы, глухи и для ней, стоят неохотно, безучастно, холодно, блуждая мыслями и взорами. Отчего? От недостатка веры в Таинство и особенно от недостатка размышления о его величии, святости, животворности и о его плодах – обновлении и вечной жизни. Многие глухи от привязанности сердца их к богатству временному, тленному, к наслаждениям житейским, к разным плотским похотям. Мы должны быть особенно внимательны к слышанному, чтобы не отпасть (Евр. 2, 1).

Что величественнее, трогательнее, животворнее на земле служения литургии? Тут изображается и совершается величественное таинство срастворения, смешения Бога с человеками, обожения человека, любви Божий к роду человеческому, соединения Бога с человеками чрез воплощение; богонаучение, чрез страдания, смерть, погребение и воскресение; таинство обновления и обожения человечества, таинство срастворения людей с Богом посредством вкушения Плоти и Крови Его. Это таинство своим величием поражает ум и невольно влечет к благоговению, благодарению, славословию Божию всякого смыслящего христианина. Дело Божие, совершаемое литургией, превосходит своим величием все дела Божии, совершенные в мире, и самое сотворение мира. Это истинно небесное служение Божие на земле, при котором быть разумно и достойно есть блаженство, мир и отрада для души. Она питает ум, веселит сердце, вызывает слезы умиления, благоговения, благодарности, поревает его к самоотверженным подвигам любви, милосердия и сострадания ко всем человекам, соединяет всех в один союз братства, совокупляет в один союз небо и землю, Ангелов и человеков, всех веселит надеждами воскресения и бессмертия. Отчего же люди так бывают холодны и к литургии? – От недостатка рассуждения, от маловерия и неверия и от житейских страстей. Отчего любят более театр, нежели церковь? Более разглагольствие и смехотворство актеров, чем богослужение? [...] В театре представляется обыденная, суетная, исполненная страстей, надежд, очарований и разочарований жизнь человеческая с ее горем и радостию, с ее бедностию, богатством и комфортом, с ее патриотизмом или изменничеством, с ее пороками и добродетелями, с ее плотскою, страстною любовию или ненавистию, – и вот человек, как в зеркале, любуется в театре, забавляется собою и часто своими собственными пороками, рукоплещет им, одобряет их и щедро награждает мастерское изображение их. А для литургии человек бывает в большинстве случаев недостоин, чтобы жить ее жизнию, чувствовать ее величие, спасительность, проникаться ею, одуховляться, обожаться: земной к земле и влечется. Но есть люди, для которых литургия есть всё на свете.

Благодарю Господа, даровавшего мне много раз нынешний день прощение грехов.

Священник – Ангел Господа Вседержителя. Его одежды во время богослужения изображают его как ангела, ибо фелонь изображает нетленное одеяние и крылья Ангела Божия: и действительно, священник должен быть как Ангел – воспарять выше земного, быть выше житейских пристрастий, непрестанно возвещать величие и славу Божию в Церкви Божией людям Его, возвещать волю Его, спасение Его, быть хранителем и провозвестником вечных заповедей Божиих, должен отличаться мужеством и неустрашимостию, быть выше всякого лицеприятия и неправды, должен уподобляться ангелам по своему постоянному воздержанию, чистоте, неусыпному бдению о вверенном ему от Господа залоге – о бессмертных душах человеческих; прекрасная мысль выражена в самом покрое фелони, именно та, что священник есть как бы Ангел Божий. Эта мысль взята из Апокалипсиса, где Сам Господь называет предстоятелей Церквей Ангелами (Откр. 1, 20).

Входя в церковь во время богослужения или не во время его, вы входите как бы в особенный какой-то мир, не похожий на видимый: вы видите святые иконы лиц, когда-то живших на земле и прославившихся дивною жизнию – святою, прозорливою, чудотворною, подвигами изумительной любви к Богу и людям, подвигами молитвы, воздержания, чистоты, терпения, милосердия; видите особенно выдающийся образ Богочеловека Иисуса Христа, Коего славою исполнены все концы земли, Христа – это чудо любви к погибающему во грехах роду человеческому; видите образ Пречистой Его Матери Девы – чудо чистоты, любви к людям, милосердия, кротости, смирения, терпения, преданности Богу, видите лики святых Ангелов, эти огненные небесные чины, блистающие небесной красотою, святостию, мужеством и непобедимою силою, кротостию, любовию; видите лики святых угодников Божиих – апостолов, пророков, святителей, мучеников, преподобных и всякого рода святых, всякого звания и состояния и обоего пола, изумивших мир и доселе удивляющих нас твердостию своей веры, подвигами бескорыстия, воздержания, чистоты, терпения, кротости и незлобия, неотпадающей и неоскудевающей, горячей любви к Богу и человечеству, умертвивших свои страсти, победивших самую природу и невидимых, вселютейших врагов рода человеческого, совершивших всякий вид добродетели и восприявших венцы победные, венцы вечной жизни от руки Подвигоположника, Господа Иисуса Христа. Ко всему этому вы видите в храме престол Божий, на нем книгу завета Божия – завета вечного, завещающего нам любовь взаимную, святыню и всякую добродетель; видите на престоле и за престолом орудие и знамение нашего спасения, равно как знамение безмерной любви Божией к миру, знамение воскресения и бессмертия – Крест Сына Божия, на котором Он совершил наше избавление от вечного гнева и наказания Божия, котоpoe неминуемо постигло бы нас без крестной Жертвы.

А стоя во время богослужения, вы что слышите чаще всего? Краткое, часто повторяющееся прославление безмерного человеколюбия Божия, Его благости, милосердия и щедрот, Его вечной державы, непреходящего неколебимого Царства, Его вечной силы и славы; часто слышите слово воскресения, бессмертной и вечной жизни человека; Слышите слово о вочеловечении и житии на земле вечного Сына Божия, Его беспредельной, отеческой любви к людям; слышите Его учение, Его жизнь, чудеса, заповеди, дарующие вечную жизнь и славу исполнителям их; вы видите в действиях и словах священнослужителей Его чудную, Божественную Вечерю, на которой установлено величайшее Таинство, спасительнейшее Таинство Причащения Пречистого Тела и Крови Его; как бы видите Его крестные страдания в священнике, воздевающем крестообразно руки, Его смерть, погребение, воскресение и вознесение на небо; вы слышите о чудных подвигах веры, упования и любви бесчисленного множества святых угодников Божиих, которые на себе самих показали всю спасительность веры во Христа, которая их изменила, очистила, укрепила в подвигах добродетелей, переродила, обновила, освятила, присвоила Богу и привела к вечной жизни. В мире вы видите и слышите всё земное, преходящее, хрупкое, тленное, грешное, не приносящее вам существенной, постоянной, вечной пользы, вечного наслаждения. В храме, напротив, вы видите и слышите небесное, непреходящее, вечное, святое; там слух ваш оглашается весьма часто словом о другом мире – вечном, о другом Царстве – Царстве вечной правды, любви, мира, Царстве вечной юности, красоты, блаженства в Боге и с Богом; в мире ничто не в состоянии утолить палящей, мучительной жажды ваших душ, ибо душа по природе, как и тело, стремится к сродной себе нетленной пище и питью: в Церкви утоляется всякая алчба и жажда душевная совершеннейшим образом, ибо в Церкви – источник спасения, там чистейшие источники спасительного слова Божия, утоляющего всякую жажду души, тут благодать Божия изобильно изливающаяся в души чрез Святые Таинства. В мире всё временное, проходящее как дым и пар; в Церкви – вечное, для которого и сотворен человек, в мире суета и грех – в Церкви истина и правда.

Входя в храм во время богослужения, вы прежде всего и чаще всего оглашаетесь словом вечности, и вы чувствуете, что вы из мира суетного, тленного, превратного, преходящего вошли в другой, новый, вечный мир. Это обстоятельство должно бы особенно возвышать наши души и отторгать их хоть на это время от временного и гиблющего, но привычка и невнимание или недостаток размышления о том, что возглашается и читается в храме, сделали то, что мысль о вечности как-то исчезает из мысли и из сердца или посещает душу очень бегло, мимоходом. А в этих-то возгласах, между прочим, заключается суть христианского богословия: вечность Триипостасного Бога и бессмертие души.

Театр делает забаву из суетной, грешной жизни человека, потешается тем, над чем следовало бы нередко плакать; он забавляется и тем, чем менее всего можно забавляться, – нравственностию человека, нравственными чувствами, попирает нередко стыдливость и целомудрие; театр неприметным образом испровергает начала христианской жизни – веру и упование будущей жизни, подвергает осмеянию христианские обычаи, вообще старается представить жизнь в смешном, карикатурном виде, вопреки трезвому, строгому взгляду Церкви на жизнь христианина, которая не есть игрушка, а подвиг, и подвиг великий, разумный, постоянный.

Впрочем, многие люди в своей жизни поступают так, что их поступки для позора и осмеяния стоило бы выставить напоказ всем, например, поступки людей, нетерпеливо раздражительных, из-за всего поднимающих ссору, объедал, пьяниц, скопидомов и сребролюбцев, тщеславных, честолюбивых, завистливых, гордых, человекоугодливых, лицеприятных, воров и прочих, – если бы можно было этим исправить людей. Но этот дым более способен есть глаза и возбуждать грешный смех, чем исправлять, – да это и не согласно с любовию к ближнему, которая учит не смеяться над недостатками ближнего, а молиться за него, исправлять его.

Вместо того чтобы оплакивать свои бесчисленные грехи – свои блуды, свое лукавство, свой гнев, злобу, зависть, гордость, самолюбие, нетерпение, бесовскую корысть, прелесть лицеприятия, леность, нерадение и прочие грехи, я забавляюсь наслаждением пищи и питья, оживляю непрестанно плоть, умерщвляющую мою бессмертную душу; оживляю плоть, которую надо умерщвлять постоянно воздержанием, бдением, трудами, молитвою, богомыслием, чтением слова Божия. О, безумие!

11-го января. Воскресение. Благодарю Господа за дар литургии и за причащение пречистых и животворящих Таин в мир, очищение, освящение и утверждение. На великом входе не мог по малодушию и ради стояния [...] сказать царской фамилии, о императрице не сказал – во Царствии Своем, наследника назвал, а наследницы и сына их не назвал. Но девица да будет всё равно что и Старуха.

Скоромная пища приятна и очень питательна, но груба и вонюча при пищеварении. Поэтому христианину, которого сердце должно быть храмом Божиим, должно удаляться чаще такой пищи, как способной привлекать к себе нечистых демонов и с ними всякие нечистые страсти. О, если бы мою пищу составляли хлеб да вода!

Благодарю Господа, Избавителя моего, избавившего меня вчера в квартире Сильвестрова от тесноты и скорби за уклонение от подачи милостыни нищему, за мною шедшему. Я возвел ко Господу сердечный взор в покаянии и молитве, как к единому Сущему и Вездесущему, всеблагому и благопослушливому, и получил спасение: теснота и скорбь прошли и явились мир, простор, свобода, веселие духа. Но я согрешил ко Господу пресыщением, евши более надлежащего ватрушки и черного хлеба с икрой красной, а дома еще курочки и молока. Благодарю Господа, избавившего меня после продолжительной борьбы, долгого самоукорения, покаяния и долгой мольбы от злобы на отца Александра, нового иерея сослуживца, за поздний будто бы приход его к утрени.

О, какой ужасный яд изблевал в мое сердце сатана, яд злобы, пренебрежения к брату, почтенному, как и я, саном священства, старшему меня летами, человеку кроткому и смиренному, незлобивому, доброму, гостеприимному! А легко одолел меня диавол именно из-за пресыщения моего накануне, из-за сластолюбия, самолюбия и своенравия и нетерпения моего, из-за блудного и нечистого сердца моего. О, как необходимо мне немедленное исправление всестороннее! Начать надо с пищи, с воздержания – невоздержание и сластолюбие виною всех бед.

Опять согрешил в суровости и строгости к двум нишим.

Милостыню надо подавать охотно, со смирением и усердием, как Самому Богу, ибо Сам Он приемлет в лице нищих, и когда удостоишься подать таким образом милостыню, благодари Господа также со смирением и благодарным сердцем, что Он удостоил тебя подать милостыню и от тебя принять ее, но никогда не возносись и не огорчайся на нищих, во многом числе и часто к тебе подходящих за получением милостыни, ибо тяжкая нужда влечет их к тебе, – и за многую милостыню множайшая будет тебе и награда от Господа. Разве вечная жизнь с ее неизреченными благами недостаточна вознаградить тебя за все твои милостыни? Разве не величайшая радость иметь должником своим Господа, от Которого мы получили жизнь и все блага и Который искупил нас от греха, проклятия и смерти? Разве вечно лицезреть Сладчайшего и Пресветлейшего Господа славы малая награда? Разве зреть вечно Триипостасное, Трисиятельное Божество не величайшая награда? А зреть Пресвятую, Пречистую, Преблагословенную, Преблагосердую Матерь Христа Бога нашего, сожительствовать с Aнгелами, патриархами, пророками, апостолами, иерархами, мучениками, преподобными и всеми святыми – не великая награда?

Слух сердца нужен при слушании слова Божия и Божественной службы, особенно Божественной литургии, и любомудрствующий ум.

Благодарю Господа, чудно исцелившего душу мою в гимназии в швейцарской комнате (шинельной) от тесноты и скорби, постигших меня из-за жестокосердия к нищему, шедшему за мною. – После скорби я ощутил радость, после тесноты – простор, после смятения – мир. В семь с половиной часов вечера опять чудно помиловал меня Господь за молитву веры, упования, покаяния и из мертвого сделал меня живым. О, как часто я умираю душой – грехами моими! И после всякого раза, когда я, согрешив, покаюсь, Он дарует мне воскресение от смерти и жизнь, обновляет благодатию, мир мне дарyет! О, бездна благости и долготерпения Божия!

Благодарю Господа за новое избавление от греховной тесноты. Иисусе Христе Боже! Слава имени Твоему святому! Слава Тебе, Агнче Божий, вземляй грехи мира и непрестанно вземляй грехи мои!

Господи! Благопоспеши нам в деле попечения о нищих Твоих! Буди!

Вчера вечером поел много огурцов и довольно мяса – оттого сегодня утром сердце сосет тяжело. Не надо есть вечером никогда. Царствие Божие удаляю от себя, а это огромная потеря – и из-за чего? Из-за тленных снедей.

Благодарю Господа, спасшего меня от пламени блудного в квартире Цеголева вечером 13 января, и за многократное спасение всюду.

Мяса не есть на ночь, да и вовсе: напоминаю еще себе.

Купить у Раковского чернил для школы. 12 января 1876 T.

14 января. Среда. Благодарю Господа, сподобившего меня совершить соборне литургию в церкви Владимирской Божией Матери и причаститься чудных пречистых и чистительных и всеосвящающих, животворящих Таин. С отцом диаконом Петром Ал. Сафроновым случился опять припадок: в судорогах лица, с криком и хрипением повалился он на пол и долго лежал; вынесли в предалтарие.

15-е. Благодарю Господа, даровавшего мне слово в гимназии в четвертом классе. Речь о первом члене Символа Веры. Для чего Господь создал Ангелов, сделавшихся злыми духами, когда предвидел, что они сделаются неблагодарными, гордыми и злыми и прельстят и увлекут вслед за собою многих людей в погибель?

Благодарю Господа за многократное, милостивое услышание молитвы моей и за спасение Его чудное, скорое. Много раз согрешил я – столько же покаялся и столько же раз получил милость. Славлю Отца и Сына и Святого Духа, Троицу Святую, милующую меня.

Христианин от духовного взаимообщения и взаимной любви оживает, нравственно крепчает, утешается, просвещается, утверждается, возрастает духовно. Поэтому надобно иметь общение друг с другом, беседуя взаимно о вере в Бога, о ее спасительных действиях на человека, о чаянии будущих благ, о взаимной любви, о ничтожестве земных благ и их мгновении и пр. Я был сегодня у одного весьма благочестивого офицера капитан-лейтенанта Павла Степановича Бурачка, и как у них был, так и от них вышел в отличном расположении духа.

Тяжко согрешил я сегодня опять вечером пред Богом и людьми, но за покаяние, глубокое, искреннее, продолжительное, сподобился величайшего спасения Божия, оставления тяжких согрешений, дарования глубокого мира. Благодарю благопослушливого Господа, вся назирающего, всякой твари, в том числе и мне, внемлющего благоснисходительно, милующего, очищающего, исцеляющего, помогающего, спасающего. Но вот и опять согрешил Господу, солгав нищему, что я не могу давать им всем на потребности денег, которые у меня, и отказав некоторым в потребном (в одежде и пище), – оттого уязвилась душа моя, виновная пред Господом. Да памятую я свое покаяние, что я говорил о себе Господу, в каких грехах исповедовался Ему единому, говоря, что я действительно таков, то есть самолюбив, горд, зол, суров, жестокосерд, сребролюбив, завистлив, блудлив, ленив, плотоугодив, малодушен, боязлив, лукав, лицеприятен, невоздержен, скуп, нетерпелив, мнителен, подозрителен. Но что я ощущаю? Вот и опять Господь примирился со мною, опять на земле мир и во мне, человеке, благоволение Божие. Слава долготерпению Твоему, Господи!

Если многие из христиан не любят Церкви и богослужения, то потому, что их души не готовы, не расположены к этой любви по причине житейских пристрастий, и потому, что не знают Церкви, ее смысла, ее духа, ее цели. – Ходите в церковь, слушайте со вниманием глубоким богослужение, песни, каноны, чтения, и вы привыкнете к церкви, полюбите ее, вы увидите, убедитесь, сколько в ней задатков жизни, мира, утешения, сколько в ней света, силы, святыни, правды.

Слухом услышите – и не уразумеете, и глазами смотреть будете – и не увидите (Мф. 13, 14). Нужны сердечные очи, сердечный слух к слушанию Писаний и богослужения.

При незанятии мною уроков в приготовительном классе и первом классе гимназии нет цельности в изучении учениками всего состава обучения по закону Божию (молитвы, ветхозаветной истории).

Священнику и диакону, тем паче конечно архиерею, поручено от Бога молиться за всех человеков, за царя и за всех, иже во власти суть (1Тим. 2, 1). Как велико их дело! Как достопочтенно должно быть звание этих лиц, уполномоченных Самим Богом умилостивлять Его о всём мире, о всех людях. Спаси, Боже, люди Твоя и благослови достояние Твое, посети мир Твой милостию и щедротами 134. О, я недостоин такого звания, такой широкой молитвы, обнимающей всех умом и сердцем, имея самолюбивое сердце, страстное к плоти и миру, холодное, малодушное, боязливое, склонное к злу, зависти, гордости, гневу, блуду, лености, нерадению, лукавству, лжи, двоедушию! Но исправи мя, Господи, благодатию Твоею и даждь мне благодать достойно молиться Тебе за всех человеков без развлечения и холодности, без страха и малодушия.

Вопрос о вере, о Церкви, о богослужении, о разумении его, о послушании – есть вопрос о жизни, очищении, освящении, спасении, исцелении душевном и телесном. (Особенно раскольникам эту мысль вложить.) А мы как посещаем, как относимся к всему этому?

Тебе увеличиваются щедроты Божии для большего осуждения твоего жестокосердия и скупости, корыстолюбия. Знай это и содрoгнись, но не веселись множеством богатства своего. Смотри: при твоих глазах сотни бедных, босых, нагих, голодных, без крова, а ты тешишь свою душу множеством богатства своего и бросаешь бедным не деньги, а взгляды презрительные! Трепещи, о кровопийца! Ты чрез свою скупость убиваешь этих несчастных.

При моем девственном образе жизни (хотя по телу) есть мясо вовсе я не должен. Это бремя и возбуждение похоти.

Вчера (суббота) из-за плотских мыслей во время совершения Таинства Крещения враг бесплотный останавливал меня при чтении ектении и Евангелия! О, злоба неусыпная! О, грех неусыпающий, неумирающий! О, плоть, пространно питаемая и утучняемая мясом, пирогами и винами, чаями! Доколе это? Доколе противление духу благодати, духу спасения? Не бесконечная ли сладость, красота, жизнь, богатство Господь Бог? Что же за сладость для души в земных, тленных сладостях, красотах, богатствах? Очи имеем, а не видим, уши – и не слышим. Грех стал во мне слишком упорен, как застаревший, толстый и ветвистый корень в земле: привычка усилила его.

Христианин! Ты совокупился с Ангелами, Архангелами и всеми Небесными Силами! Подражай Ангелам, презирай земное, возлюби небесное, вечное, духовное; удаляйся пристрастий житейских, не порабощайся чреву, демону сребролюбия, будь незлобив, кроток, тих, как Ангел, чист, как Ангел, прост, свят, как он.

19 января. Благодарю Господа, удостоившего меня прославить Его славное воскресение за всенощным бдением и ранней литургией; благодарю Господа за удостоение причащения животворящих Таин, ожививших и укрепивших душу мою. У Архипа Васильева я выпил две рюмки хересу вечером пред панихидой и свадьбой и этим крайне повредил себе, лишив себя благодати и помощи Божией в служении панихиды и особенно брака: херес был крепкий, и со мною сделалось опьянение, волнение, жар, смятение.

19 января. Благодарю Тя, Господи, яко мене, возопивша к Тебе в покаянии, помиловал и вместо огня греховного росу благодати даровал еси, вместо смятения мир, вместо тесноты – пространство, вместо рабства – свободу, вместо бессилия – силу, вместо тьмы – свет. Исповедую скорое благопослушество и силу Твою, Господи! Понедельник.

Благодарю Господа, избавляющего меня от всякой скорби по молитве моей. Слава Тебе, Всеблагий Господи, всесильне, благопослушливе, благоуветливе, благопременительне Господи! Благодарю Господа, ниспославшего мне силу с высоты святыя Своея к мирному, торжественному, непреткновенному совершению брака Иакова и Анны в пять с половиной часов вечера 19-го января. Где враг, хвалящийся непобедимостию своею?

Театр – это самая богопротивная суета, моль, тлящая души, искупленные Кровию Христовою; он прикрывается благовидным именем поучительного и нравоучительного: да, он научает отвергаться Церкви и Христа, он научает всякого рода страстям, он научает, как всякий возраст и пол могут удобнее растлевать нравственность, так что уже дети, любящие посещать театр, делаются молодыми львами, умеющими ловить добычу. Чему научает нас христианство? Бегать суеты мира и следовать заповедям Христовым. А театр чему? Идти в тлю, любить тлю, думать о тли, дышать тлею. И после этого он разрешается правительством в Великий пост.

Благодарю Господа, и еще приклонившегося на милость ко мне недостойному ради слезного покаяния моего. Я обидел сегодня нищего, в ярости выдрав его сильно за волосы за частое прошение милостыни и, как я думал, обманывание. Я терзал, как зверь, бедного сего – не зубами, а руками (за волосы). О, жестокость, свирепость, бесчеловечие! А бедные, как овечки, кротки и незлобивы, безгласны. Я оттрепал его, а он опять пришел ко мне как ничего не бывало. Помяни, Господи, кротость их, бедность и нужду их во Царствии Твоем и сотвори их наследниками Царствия Твоего. А меня, кающегося, помилуй, Господи, помилуй ради имени Твоего, и да не повторится более жестокость моя. Даруй мне сердце кроткое, незлобивое, терпеливое, мирное, здравое, любящее.

21-е. Благодарю Господа, помиловавшего меня еще и еще ради покаяния моего во время утрени, когда сердце мое подвиглось на неприязнь к настоятелю служившему.

Аще в чужем имении верни не бысте, ваше кто вам даст? (Лк. 16, 11 – 12). Я, окаянный, и в чужом имении, данном мне на раздачу бедным, неверен, не даю охотно и с усердием, а с принуждением, досадою и гневом и даже биением бедных (за волосы и за нос)! О, зверь! О, тиран! О, неистовый! Доколе буду прогневлять Господа, доколе не научусь у Него кротости и смирению, незлобию и терпению, нищете и бесстрастию? О деньги! Деньги! Как пристрастие к вам ожесточает сердце человека и делает его чуждым от Бога и ближних?

Для чего я сержусь на нищих и только себя уязвляю и Бога прогневляю неправедным своим гневом и смерти духовной подвергаю себя, внося в тело зародыши смерти? Безрассудно, нелепо. Благодарю Господа, паки приклонившегося ко мне на милость ради глубокого, слезного,

горького покаяния моего.

Входя в храм во время богослужения, вы входите как бы в иной мир, для вас как бы исчезает время и начинается вечность, вы весьма часто слышите хвалу вечному Существу – Богу, да и священник тайно в каждой молитве возносит хвалу Предвечному.

Воздремашася вся и спаху (Мф. 25, 5) – Синод, высшее духовенство и низшее, миряне, народ, военные, гражданские, ученые. Проповедь грозную!

Какая глубокая психология в наших богослужебных канонах на дни недели, на каждый день года, на праздники Господские и Богородичны, на дни святых!

22-е. Господи! Благодарение и хвалу Тебе воссылаю, яко даровал еси мне помощь на врагов невидимых во время совершения Таинства Крещения, – непреткновенно, со дерзновением даровал еси совершить сие Таинство в доме Шубиной.

Благодарение и хвалу Тебе воссылаю, яко избавил еси мя жала блудного по молитве покаяния моего в десять часов вечера дома.

24-е. Чудный, животворный камень для меня Господь Иисус Христос: притупится ли душа моя от грубости облежащей ее плоти или сластей житейских – Он поострит; впадет ли в тесноту и скорбь от врагов невидимых и от грехов, непрестанно стужающих ей, – распространит и утешит, когда я покаюсь искренно и воззову о помощи; осквернится ли помышлениями и движениями сердца нечистыми – очистит; омрачится ли – Он просветит, впадет ли в уныние – возвеселит, будет ли изнемогать – Он подкрепит; подвергнется ли смущению и боязни диавольской – умирит и ободрит, умрет ли – оживит; будет ли подавлена бременем скорбей, напастей, болезней – Он снимет бремя и возложит Свое иго благое и бремя легкое. Слава Его бодрости неусыпной, благости и милосердию! Впадет ли в бесчестие и срамоту от внутренних вольных и невольных помыслов греховных, лукавых, блудных, человеконенавистных – после внутреннего же покаяния Он развеет эти помыслы, сожжет огнем благодати Святого Духа и сообщит ей честь и благородство, наполнит ее помыслами чистыми, возвышенными, благородными, святыми.

Благодарю Господа, соделавшего во мне чудо спасения в квартире отца Василия Дмитриевича, зятя отца Василия Салтыкова, в доме Головарева 24 января в субботу вечером в девять часов, когда я пришел навестить больную. Завтра на панихиду в девять часов. Ответ на вопросы.

Взирай в человеке на божественное начало – душу, которая по образу и подобию Божию, и ради этого начала всегда уважай и люби человека от чистого сердца, нелицемерно.

25-е. Воскресение. Утреня и ранняя обедня. Благодарю Господа, сподобившего меня громогласно и торжественно прославить Его воскресение и предначать покаянные каноны (начало Триоди); благодарю Господа, сподобившего меня совершить Божественную литургию и миротворно и животворно причаститься Святых Его Таин.

26-е. Благодарю Господа, явившего ко мне величайшее милосердие и силу спасения в избавлении меня от последствий гнева на нищих, всюду мне стужающих просьбами, от скорби и тесноты и даровавшего мне благодать с чувством помолиться у именинницы Марьи Ивановны и Трофима Ивановича Мошаренковых. Благодарю Господа, окружающего меня радостями избавления.

Благодарю Господа, совершившего во мне чудо спасения Своего от скорби и тесноты, постигших меня за гнев, крик и оскорбление нищих, гнавшихся за мною до дома бывшего Горшкова, где живет квартальный Ходасевич. Это спасение совершилось верою в Господа Иисуса Христа при внутренней молитве покаяния в квартире Ходасевича в восемь часов вечера. После того я был совершенно мирен, свободен, дерзновенен.

Когда ты слышишь непрестанное прославление вечного Бога во храме, помяни, как ты ничтожен пред Ним, что ты однодневен, (вчерашен) сравнительно с Ним – и благоговей пред Творцом своим Сущим.

В Богоматери отобразилась вся доброта Небесного Жениха Ее и Сына Ее, вся святыня, красота, благость, кротость и смирение.

27 января. Благодарю Господа за удостоение меня служения литургии и причащения Божественных животворящих Таин. Борьба с противными силами страшная. Нападение их лютое, крайне насильственное. Только благодатию Господа я победил исконных невидимых врагов и совершил литургию непреткновенно.

Напрасно пил три раза кофе и ел мясо за обедом: тоска в сердце.

Ввиду крайней нечистоты сердца моего, надо с помощью Божиею принимать немедленно деятельные меры к очищению его именем Господа Иисуса Христа чтением слова Божия, молитвою непрестанною, составлением бесед о литургии и слов на места Писания.

28 января. Благодарю Господа, снова призвавшего меня к служению пренебесной, Божественной литургии и сподобившего непреткновенно совершить ее и причаститься неосужденно, миротворно Божественных Таин. (вторая обедня от отца Матфея по матери).

29-е. Благодарю Господа, паки призывающего к тому же.

Молоко употреблять, особенно на ночь, крайне вредно для целомудрия, ибо оно возбуждает страсть.

Сластолюбивая, плотская жизнь мало-помалу и страшно разрушает духовную, истинную жизнь человека, жизнь ума и сердца, жизнь по Боге, веру, упование, дерзновение, любовь, искреннее дружество, сострадание, милосердие, кротость, смирение, терпение, благодушие в скорбях, напастях, болезнях, целомудрие, страх Божий. Поэтому горе тому, кто любит много и лакомо есть-пить, изысканно одеваться, засматриваться на лица благообразные, как и на свое лицо, кто любит деньги и всюду стремится к корысти, кто гоняется за почестями и наградами, кто любит блестящую обстановку, – он отпадает от добродетели и от Бога, и враг бесплотный ругается над ним во время служения Богу такого человека, творя ему непрестанно пакости и запинания. Но блажен, кто презрел мир и всё, что в мире.

30 января. Благодарю Господа, избавившего меня от постыдного чувства в квартире директора Реального училища: когда я ощутил в себе страстное чувство, в покаянии воззрел на образ Господа и Владычицы. О, скверное мое сердце, душа оскверненная!

31-е. Благодарю Господа, благоутробно помиловавшего меня, когда я призывал в покаянии имя Его великое, святое, всеспасительное, даровавшего мне в смятении мир, в тесноте пространство. В Неделю блудного. Осудим блудную жизнь свою.

Не сердиться из-за потери или ломки, помарки вещей. Любовь и мир дороже всего, равно кротость, незлобие,терпение.

Опять сегодня я живо сознавал и чувствовал единство святых и всех верующих во Христа, сочленение, обожение, досточтимость каждого члена, особенно святых угодников; отверзение дверей царских означает невозбранный вход в Царство Небесное, открытое Христом Спасителем.

С 31-го января на 1 февраля. Крайне смутился и убоялся от лица вражия в начале всенощной, при чтении Евангелия и пред отпустом на всенощной и пред Христе, Свете истинный. Причина та, что лишился помощи Божией за чревоугодие, пресыщение мясом за обедом. О, да пощусь усердно, не едя по суткам! Ночью я чувствовал в боках желудка тесноту и занывание.

Отчего я конфужусь и смущаюсь, падаю духом при богослужениях, во время коих находятся богатые, знатные, ученые мира сего? У меня нет веры в себя самого – враг восхитил ее за мое раболепство пред ними. Я должен считать лицо священника выше всех, держать себя с верою и достоинством, подобающим служителю алтаря и освященному органу Церкви. Мудрость мира сего есть безумие пред Богом (1Кор. 3, 19), а мудрость Церкви, ее словеса есть истинная мудрость, вечная, не колеблемая, непреходящая. Я крайне сконфузился вчера на литургии на великом входе и на молебне в (артели) Попечительства при собрании публики. На всенощной, что на праздник Сретения, страшно пленен был диаволом в помыслах, помыслив об умножении хлебов Господом во дни земной жизни Его: я помыслил и о том, что Он и теперь чудно умножает нам хлебы, делая изобильною нашу кружку, но при этом я только мгновенно подумал о кружке отца протоиерея, значительно большей, чем у меня, и позавидовал ему на мгновение – но этого-то и хотел враг и, вшед в сердце чрез помысл, крайне смутил и уязвил меня надолго, надолго, так что я ничем не мог избавиться от него до самого конца службы. Ужасная война! Ужасные стрелы! Ужасная гибель души! Вот сколь гибельно прилепляться к земным благам и думать, даже думать об них в храме при богослужении (или в домах при Крещении и других Таинствах).

Ох мы, священнослужители, долженствующие быть Ангелами по любви к Богу и ближнему и по беспристрастию к земным благам, по единственному сокровищу нашего сердца – Богу! Мы вносим в сердце свое и в храм Божий чуждый огнь любви к миру, к его богатству, Славе, чести, к его Наслаждениям, и в нас живет Самолюбие, корыстолюбие, зависть, сластолюбие, славолюбие, тщеславие и суетность, лицеприятие, человекоугодие, человекобоязнь, ложный стыд и страх, малодушие – вместо непобедимой и неколебимой веры, упования на Бога вездесущего и всемогущего, вместо пламенной, ангельской любви к Богу, исключающей всякую земную, суетную, ложную, притворную любовь. О, как мы неблагодарны, пристрастны, несмысленны, наипаче я, окаянный. Исправи нас, Господи!

После обедни и оживотворения Святыми Тайнами за литургией, я служил бодро молебен у Левченко, секретаря полиции, потом закусил пирога и сыру, селедки – неблаговременно для меня; затем пошел на молебен торжественный в бараки, и там враг сразил меня за чревоугодие наипаче и за деньги. Дано у Левченко денег пять рублей.

Мы сердимся, гневаемся часто из-за грошовой вещи, ну хотя из-за рублевой, – да разве и она не тот же прах, не та же земля, ногами попираемая? Не дороже ли всего мир, любовь, благодать Божия?

Согрешил я пред Господом, презрев племянника моего за его уродство, убожество, неповоротливость. Но за это надо тем более жалеть. Я сам мог быть легко осмеян бывшим несчастным столкновением с запряженною лошадью. Только Господь по великому милосердию Своему помиловал меня и отвратил удар в глаз, вместо же глаза направил его в скулу. Убо вразумив, прости меня, Господи! Даруй мне соблюдать племянника моего как свой член, паче же и Твой член, любить его, наипаче еже в нем по образу Твоему. Ущедри его и настави его, Господи, жительствовать по заповедям Твоим и мене наипаче, доселе несмысленного, самолюбивого, лицеприятного, сластолюбивого, жестокосердого, сребролюбивого, ленивого, нерадивого, завистливого, презорливого, маловерного, боязливого, унылого, лукавого, злого, вероломного.

2 февраля. Славлю многомилостивого Господа, яко поможе мне совершити Божественную литургию и проглаголати хотя несколько имен царской фамилии на великом входе вопреки страху бесовскому, всегда наводимому на меня злыми демонами, но Синода и митрополита по наваждению бесовскому не выговорил, по какому-то охлаждению, нелюблению, пренебрежению невольному, всеянному от супостата. Заамвонную молитву выговорил твердо; отпуст не весь: не упомянул святых апостолов Андрея, Петра и Павла, святителя Иоанна Златоуста, святого Александра Невского, на благодарственном молебне слова Господни не выговорил; на благодарственной молитве не все окончательные слова благодарения выговорил; отпуста недокончил.

Благодарю Господа, явившего во мне чудо милосердия Своего в квартире Павла Ивановича Крюкова при служении всенощной и после нее, и наипаче по пути от него, когда я выбранил громко нищих и не подал им требуемой милостыни, а потом раскаялся и подал некоторым, шедшим за мною; милость Господня излилась в сердце мое тогда, когда я шел из фруктовой лавки Трофима Иванова и каялся усердно. Смятение, теснота и тоска прошли. Слава Тебе, всеблагому, благопослушливому, благоуветливому и благопременительному Богу нашему! Слава Тебе, долготерпеливому!

Крепись и мужайся, Иоанн! – вопиет тебе глас свыше, когда ты переносишь страшное разжжение огненное внутри, от духов злобы бывающее. Ибо это время подвига и борьбы, время искушения – да явится отделение зла от добра, да очистится, как золото в горниле, душа твоя, оскверненная житейскими страстями.

Окаянный! Я плюнул сегодня вечером в лицо нищему (и – о, ужас! в лицо Самому Господу, в лице нищего просившего у меня милостыни!) Всем сердцем обвиняю себя в жестокости, бесчеловечии, скупости, любостяжании, немилосердии, неверии, злобе, зависти.

3 февраля. Вечер. Одиннадцать часов. Благодарю Тебя, Господи, за дивное явление во мне правды Твоея и милости Твоея в час сей: взглянув на нецеломудренную картину, я по нечистоте сердечной ощутил в себе тление греховное, тесноту и скорбь. Но, воззвав к Богу в покаянии, я ощутил в себе опять жизнь, мир, свободу, нетление.

Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся (Гал. 3, 27), то есть в правду Его, в нетление Его, в святость, кротость и смирение, терпение и долготерпение, в воздержание, в любовь и милосердие Его.

Благодарю Господа, сподобившего совершить победоносно утреню при сильном нападении на меня врагов бесплотных, связывавших сердце и уста мои и наводивших на меня боязнь. Благодарю Господа за совершение мною литургии довольно мирное и за причащение животворное Пречистых Его Таин в мир и утешение мне грешному.

Вечерню служил в смущении по причине той, что, быв в Госпитальном флигеле, пил там вино и чай горячий. Это взволновало мою кровь при дальней прогулке. После вечерни – смятение в церкви из-за бесчестия одной девицы: сторож назвал ее стервою.

Каждое движение греховное сердца: неприязни, зависти, блуда, лукавства, лицеприятия, гордости, тщеславия – есть смерть души, горькая, как ад; только искренним самоосуждением, покаянием можно спастись от этой смерти, призыванием имени Иисуса Христа, ибо нет иного имени под небесами, которым бы можно было спастись нам (Деян. 4, 12). Слава Тебе, Богу Спасителю нашему! (Ныне я радуюсь о спасении Бога моего после покаяния моего в неприязни к племяннику.)

Очисти ны от всякия скверны. Параллель: Если будут грехи ваши, как багряное, – как снегубелю; если будут красны, как пурпур, – как волну убелю (Ис. 1, 18).

4 февраля. Искушения открывают во мне сильные страсти: злобы, зависти, блуда, своенравия, непокорности, нелюбви, самолюбия, жестокосердия, скупости, любостяжания и иных страстей, от коих даруй мне, Боже, избавиться вскоре.

Не оскорбляйся на согрешающих и обижающих, но кротостию и незлобием побеждай врагов своих или впадающих в проступки и погрешности. В злобе и раздражительности заключается совершенное бессилие к уничтожению зла в других, а, напротив, в кротости, незлобии и терпении заключается сила, могущая победить всякое зло. Оттого и говорит Писание Святое: побеждай благим злое (Рим. 12, 21). Мы поступаем крайне нелогично, нелепо, когда питаем в сердце зло на обижающих нас или на погрешающих: этим и себя без цели мучим, и других смущаем. Господь да поможет нам одолевать всякую злобу в себе и в других добром, благодатию. Господу да будет слава во веки.

Сегодня во время утрени диавол пустил в меня раскаленные стрелы свои со всею лютостию и постоянством из-за размолвки со сторожем и дьячком по причине обиды, нанесенной ими одной благородной девице. И она несколько виновата за свои улыбки в церкви, за свои движения вычурные. Господь да вразумит всех.

Благодарю Господа, чудное Свое избавление и спасение пославшему мне, когда я шел из дому своего в Попечительство: смятение преложил в мир, тесноту в пространство, печаль в радость, малодушие, стыд в дерзновение, виновность в оправдание. И всё сие туне – по единому милосердию.

Благодарю Господа, даровавшего добрых, разумных, благонамеренных, деятельных членов Попечительства, – радуюсь за них. Бог воистину производит в них и хотение и действие по Своему благоволению (Фил. 2, 13). Действуй, Господи Всеблаже, Всепромыслителю, Всехитрче! Помяни их, Господи, во Царствии Своем. Как они все прекрасны, умны, добры, словесны! Я пред ними ничто, немощь! Но сила Божия в немощи совершается. Слава о сем Господу! 4 февраля. Двенадцать часов ночи. Замечаю, что все люди лучше меня. Прекрасными дарованиями ума и сердца украшены. Слава Господу!

И ныне и присно и во веки веков. Потому после И ныне бывает хваление или молитва Божией Матери, что Воплощенным от Нее и чрез Нее мы получили вечную жизнь и ныне и присно и во веки веков.

5 февраля. Котлетки из курицы очень легки для желудка и отлично питательны. Запивка молоком (пол-чашечкой чайной) тоже очень хорошо. Яичный желток с хересом отлично успокаивает внутренность.

Конец литургии 4 февраля был с крайней агонией, равно и время после обедни было временем тесноты и агонии от крайней болезненности нервов и раздражительности. Из-за того, что отец диакон не отдал в свое время честь целования руки. Что за мелочь? А в ту же обедню раньше делал это. Болезненность нервическая происходила, мне думается, оттого, что сердился я, ел вечером перепрелый борщ (суп) и пил у Бурачка крепкий чай без булки, да и воздуху в его квартире надышался тяжелого, пыльного: это я еще вечером чувствовал. Избегать этого, иначе просто беда.

Всуе ли, без существенной пользы мы служим Господу? О, не буди нам и подумать об этом ни даже на мгновение: Господь непрестанно сподобляет нас великих, животворных даров благодати Своей. Служение Ему есть служение в высшей степени жизненное, премирное, сладостное, светоносное, чистительное, укрепительное.

5 февраля. Благодарю Господа, явившего мне дивную помощь Свою при служении утрени. Сердце было мертво, бессильно, враг владел им, но молитвами к Богу и Богоматери и к святой мученице Агафии сила его сломлена, и я с дерзновением говорил ектению великую, начиная с государя. Канон и ектении говорил твердо, торжественно, громко.

Литургию служил по милости Божией свободно, громко; Святейший Синод и митрополита помянул как должно; заамвонную молитву читал бодро, только в конце от насилия вражия не выговорил несколько слов. Благодарю Господа за умиление при употреблении Святых Даров. Благодарю Господа за многократное избавление в продолжение дня от душевных теснот.

5 февраля 1876 г. Благодарю Господа за избавление от блудного демона [...].

Благодарю многомилостивого Господа, паки и многожды спасшего меня от тесноты греховной по молитве покаяния моего. О, Твоею раною я непрестанно исцеляюсь, Господи Иисусе! Слава Тебе! Чудно имя Твое святое!

Благодарю Господа, даровавшего мне благодать и силу торжественно, непреткновенно совершить второй брак от начала и до конца его. Слава победе благодати Твоей, Господи! Я молил Тебя о сем, и получил. К Тебе единому взирал и на множество людей не обращал внимания. Должно презирать внешность как маловажную.

Я человек внешности, внешних форм, (...), отвращающий взор от красоты внутренней, которая нередко скрывается под видимым безобразием. Это тяжкий мой грех. По такому направлению сердца и обману зрения я часто впадаю в нелюбовь и презрение к человеку неблагообразному, презирая в нем то, что по образу и подобию Божию, из-за грубой, некрасивой, непривлекательной оболочки, или коры нарушаю весь закон Божий, состоящий в любви нелицемерной, бескорыстной, нелицеприятной; я оказываюсь низким сластолюбцем, который и в людях, себе подобных, ищет удовлетворения своим сластолюбивым стремлениям и наклонностям, как будто люди, созданные по образу и подобию Божию для вечного Царствия Божия, для соцарствия Христу Богу, сотворены для его сладострастия. Боже мой! Как далеко увлекают человека сласти и страсти его! Как ослепляют! Как обезображивают, извращают его, делая его хуже бессловесных животных! Как необходимо распинать свою плоть со страстьми и похотьми, смирять ее постом, бдением, молитвою, богомыслием!

Вижу дивную красоту Божию на всех делах Божиих, куда ни посмотрю: на небо, солнце, луну и звезды, на облака, плавающие по воздуху, на землю, на растения, камни драгоценные, на животных и особенно на людей, которые украшены всяким дарованием Божиим. Дивлюсь Господу во всех делах Его! Дивлюсь Господу и в себе, ибо я дивно устроен.

Постоянным характером христианина должны быть кротость, любовь, смирение, правда, терпение. Даруй, Господи, наипаче мне, священнику Твоему, добродетели сии! Буди! Сердце христианина, особенно иерея, должно быть пламенником святой любви и обнимать своею любовию всех людей, а не своих только присных или друзей, товарищей или красивых и благообразных. Плотская любовь, слепая, узкая, нелепая, нечистая, мертвая, разрушает в сердце любовь духовную, широкyю, чистую, животворную.

Мы до крайности привязаны ко всему плотскому, земному (плоти, лицезрению, почестям, богатству, многоразличным вещам, изящно сделанным из разных материалов, к животным и пр.), к удовольствиям стола, к одежде – а Господь заповедал нам всё земное презирать, даже и жизнь по телу. Вот как наши стремления, цели, намерения противоположны духу нашей веры. Вот ты заботишься о красоте лица – на что она, если душа нечиста, безобразна? На погибель тебе и другим нередко. О богатстве? На что оно, когда из-за него душа бедна, жалка, нища? Об отличияx? На что они, когда твоя душа превзошла всякую меру грехов и отмечена пред Богом бесчисленными грехами? – На большее осуждение тебе на Страшном Суде.

В акафисте Иисусу Сладчайшему на первых словах упоминается о благодеянии глухому и гугнивому в отверзении слуха и языка. И со мною Господь сотворил чудо отверзения слуха потерянного и язык дарует.

В сердце чревоугодника, сластолюбца, изысканно питающегося не может обитать благодать Божия, потому что он весь плоть, похотение, которое держит его в постоянном сродстве с диаволом, отцом и родителем похотений плотских, блудных, сластолюбивых, сребролюбивых, зависти, злобы, неприязни, вражды и пр. страстей и похотей; в то же время это похотение плотское (или плотяность) отчуждает его от Бога и благодати Его. В жизни внутренней должна быть строгая логика, без которой невозможно построение науки спасения деятельного. Так, нельзя побеждать страсти, не содержа поста или вообще не держа плоти своей на всегдашней узде, неутомляя ее трудом, бдением, молитвою, упражнением в добрых делах, в служении ближним милостынею или другим чем по возможности и требованию обстоятельств. Оттого я и не успеваю в деле нравственного совершенства, что во внутренней моей жизни нет логики: не изнуряя и не порабощая своего тела, а угождая ему во всём, я думаю победить свои страсти и достигнуть тихого пристанища бесстрастия и спасения.

Сегодня, 7 февраля, подвергся я крайней агонии от духов злобы по причине чувства неприязни к дьячку Зрелову, показавшемуся в начале службы каким-то свирепым, хотя он вовсе таков не был. При чтении канона эта адская злоба ворвалась в мое сердце и произвела во мне крайнее смущение, тесноту, огонь поядающий; во всё время канона и до конца утрении потом долго не мог я от ней избавиться: с такою наглостию и с таким насилием она вонзилась в меня, хотя я и отрицался от нее, не соизволял на нее; сугубой ектении не говорил от крайне тесноты и смущения; молитву Христе, Свете истинный говорил смутно, не выговорил слов: к деланию заповедей Твоих... О, как беречься надо злобы! Это диавол, и всё зло в людях, во мне и в других от насильника и тирана диавола, потому надо человека постороннего, но не себя, извинять и молиться за него, если он враждует на нас, да спасет его Господь от такого зла. Вот я на себе вижу, как трудно избавиться от чувства неприязни, когда оно закралось в душу и как клин засело во глубине ее. Только милосердие Божие может и избавить, уврачевать душу, зараженную ядом злобы, как и блуда и всякой другой страсти.

Сладкий чай, с вечера или днем в избытке употребленный, способствует крайнему нервическому раздражению и болезни, или страсти души, а так как диавол действует на душу чрез нервы, как чрез вожжи, то надо употреблять питье или пищу не раздражающие, а укрепляющие (холодную воду или портер в малом количестве, овощи, плоды в холодном виде (свежем)).

Сердце, как духовное чувствилище, как исход жизни, как приемник веры, надежды и любви к Богу, должно всемерно беречь от привязанности к чувственному, от плотских и душевных страстей; в нем, в нашем сердце, должен всегда гореть небесный огонь веры и любви к Богу и желание небесных, духовных, вечных сокровищ, сострадательная любовь к ближнему, как соестественному и сочлену нашему и Самого Иисуса Христа; в нем должны опочивать правда, святость, мир, любовь, кротость, милосердие, незлобие, терпение, упование, чаяние вечной жизни, благодатное утешение Духа Святого. Теперь, что же извращает сердце, сообщает ему грубость, мертвенность, тупость, окаменелость, слепоту, леность и нерадение, подвергает его всем страстям: самолюбию, зависти, гордости, надменности, тщеславию, зависти, неприязни, честолюбию земному? – Наиболее невоздержание в пище, любостяжание, вообще пристрастие к здешним, земным благам. Поэтому христианину необходим всегдашний пост и вменение денег в сор и помет. Отчего диавол сильно владеет нашими сердцами и опутывает их разными страстями? Отчего он их возмущает, уязвляет, поражает печалями, сомнениями, боязнию и страхом суетным? – От нашего невоздержания, от слабоверия, от пристрастий сердца к плотским предметам, к земным, тленным, суетным. Прилепись всем сердцем к Богу и во веки никого и ничего не убоишься. Господь просвещение мое и Спаситель мой, кого убоюся? Господь защититель живота моего, от кого устрашуся? (Пс. 26, 1). (Как Псалтирь отвечает на все нужды нашей души, утешает и помогает во всех немощах, скорбях, душевных и телесных недугах, как и во всех радостях и во всяком благополучии соутешается с нами, вместе с нами благодарит и славит Бога! Читай чаще Псалтирь, христианин!)

8 февраля. Благодарим Тя, Господи Иисусе Христе, Боже наш, яко открыл еси нам тайну Пребожественной Троицы и даровал еси нам благодать и милость, счастие и сладость именовать имя Отца и Сына и Святого Духа, сотворившего и соблюдающего всё, спасающего нас, непрестанно благодеющего нам; благодарим Тя, яко научил еси нас славити непрестанно Живоначальную Троицу сердцем и устами. Даруй, Господи, наипаче делами и всею жизнию славити Тя непрестанно Отче, Сыне и Душе Святый! Буди! Буди! Буди!

Акафист Спасителю – чудное произведение, дивно хорош он по содержанию и изложению; он весь истинно свет, жизнь, сладость, то есть самый акафист. В нем достойно изображено, что Господь Иисус Христос есть для нас всё: Творец, Жизнодавец, Бог, Промыслитель и Податель всех благи Спаситель и непрестанный Чудотворец.

Помните, братия, что в ряду творений Божиих вы занимаете завидное место, что вам даны величайшие преимущества в образе и подобии Божием, в предназначении вас к вечному блаженству. Воспользуйтесь со всем усердием этими преимуществами, не скройте талант в землю, подобно ленивому и беспечному рабу, упоминаемому в Евангелии (Мф. 25, 14 – 30).

8 февраля. Благодарю Господа, сподобившего меня совершить Божественную литургию в Думской церкви, сказать царскую фамилию, хотя не всю, но большую часть, на великом входе, прочесть всю заамвонную молитву и сказать слово о Страшном Суде митрополита Григория11. Отпуст на литургии скрал, на панихиде отпуст тоже по действию диавола. Это меня уязвило, смутило. Долго боролся и мучался. Чрез употребление Святых Даров совершенно исцелился и успокоился. Слава Господу! Благодарю Господа, многократно помиловавшего меня в день сей.

Богослужение литургии есть служение бесконечной любви Божией к людям, потому с духом чистой, пламенной любви надо приступать к совершению литургии, чистым сердцем, как к чистейшему Богу.

От чаю крепкого боль в пояснице ночью и невозможность спать (10 февраля). Отнюдь избегать крепкого чаю и вообще пить мало.

10-е. Благодарю Тя, Господи, яко Ты даровал мне благодать непостыдно явиться пред начальством моим по гимназии в классе с учениками моими, что Ты вложил в них ответы добрые и мне даровал слово благое, непостыдное. (Окружной инспектор посетил второй класс.)

Что ни служба, то заедает нас тление, к коему мы пристрастились, с коим свыклись, коим непрестанно живем и дышим, которое наносит нам непрестанно язвы душевные и которое мы, однако, любим; нас заедает алчность, сребролюбие, тщеславие, лицезрение, или страсть к пище и питью, к одеждам нарядным, к деньгам, к красивым лицам; во время богослужения эти пристрастия в мыслях и чувствах нас смущают, уязвляют, омрачают, умерщвляют, отчуждая от жизни Божией. Это виноваты, конечно, мы. Как избавиться от беды? Отречением от всего своего имения и от всякой любви к себе самому: надо возненавидеть и душу свою, любящую грех и земное тление, и возлюбить Господа – Первообраз души нашей и вечное нетление. О, как мы болим тлением! (Пристрастие к камилавке и просфире сегодня во время обедни заупокойной в Думе смутили меня, и я не мог выговорить имени митрополита и слов: ихже даруй Святым Твоим Церквам в мире, целых...)

О высоком служении священнослужителей, о их посланничестве от Бога, о их посредничестве между Богом и людьми, о продолжении ими дела Спасителя, о служении высшим духовным благам человечества, служении примирения, освящения, нетления и вечной жизни, очищения, освящения, усовершенствования, просвещения. Чудное, премирное, небесное на земле служение!

Благодарю Господа за бесценный дар литургии – этого пренебесного, всеспасительного, всеживотворного служения, и за причащение Божественных Таин, даровавших мне жизнь, силу, победу, очищение, освящение, обновление, дерзновение. (В Думской церкви заупокойная обедня по Евгении девице.)

Как мы всегда низки, земны, строптивы, недостойны бываем литургии, этой пренебесной, исполненной бесконечной любви Бога к людям службы Божией! Мы и к литургии приходим со своею рассеянностию, со своими страстями и мечтами земными, со своею нечистотою, своею суетностию, со своими (нарядами), в коих наша душа. Внимай душа христианина, что поется в начале литургии: Единородный Сыне и Слове Божий, бессмертен сый, изволивый воплотитися от Святыя Богородицы и Приснодевы Марии, непреложно вочеловечивыйся, распныйся же, Христе Боже, смертию смерть поправый... Слышишь: Бог для тебя воплотился, сделался человеком, чтобы ты стал богом, Ценишь ли, чувствуешь ли это? Возвышает ли тебя это? Отревает ли от земли? Смотри: как странно, дивно, ужасно приблизилось к нам Царствие Божие. Благословенно Царство Отца и Сына и Святого Духа. Чу! На земле – Царство Божие. О, радость, о, восторг! О, удивление! Какое это Царство? – Церковь Иисуса Христа.

Мы по природе свои Богу, как по образу и подобию Его; никого нет к нам ближе и роднее, как Господь Бог. Но грех отчуждает нас от Бога, охлаждает к Нему сердца наши, в коих должен гореть пламень чистой любви, полагает крепкое средостение между нами и Богом.

До Христа небо заключено было для всех людей, даже для праведников, – после страданий, смерти и воскресения Его оно отверсто для всех верующих и кающихся искренно. О, щедроты! О, милосердие! О, богатство благости! Эта милость Божия к падшему роду человеческому выражается во время богослужения отверстием царских врат, изображающих врата рая и Царства небесного.

12 февраля. Благодарю Господа, сподобившего меня совершить заупокойную литургию за родителей моих Илию, Власия, Феодору, Вассу, Марию, Дарию, протоиерея Константина, Анну и причаститься пречистых, Божественных, небесных, животворящих Таин. Милости прошу и прощения у Господа за поспешное с маловерием, робостию, болезнию, онемением во многих чтениях крещение у капитана первого ранга Пилкина. Не читал многих молитв и самого Евангелия, только дома дочитал. Из-за плата шелкового (и козней вражиих) я не мог говорить, по пристрастию к нему. Прочь пристрастие к земному в таком пренебесном Таинстве! Прости, Господи. Я был малодушен, маловерен, неверен, – куда я спешил? На обручение у [Козлянинова)? Но там я ждал два часа, доколе собрались те, кого поджидали.

13-е. Благодарю Господа, услышавшего меня скоро, когда я воззвал к нему в покаянии, избавившего меня от теснот греха гнева и даровавшего мне врачевство Свое духовное – благодать, мир, дерзновение, свободу.

Складываем персты при молитве во образ Троицы и двух естеств во Христе для того, чтобы мы имели всегда в памяти два главные спасительные догмата нашей веры, чтобы непрестанно имели в мыслях и в сердце имя Господне, нас освящающее, милующее, сохраняющее, защищающее от врагов видимых и невидимых.

14-e. Благодарю Господа Иисуса Христа, Творца и Спасителя моего, сотворившего силу спасения в сердце моем, когда я воззвал к Нему в покаянии всем сердцем моим (в доме Попечительства в восемь часов вечера в субботу), осуждая себя в неприязни своей к племяннику своему. Господи! Препобеди неприязнь сердца моего к купцам Филиппу Степанову и к некоторым другим, к преосвященному митрополиту Исидору и проч.

Только под условием образа Божия в человеке нужно и возможно было воплощение Сына Божия и всё домостроительство спасения Божия: Его страдания, смерть, погребение и воскресение; только под условием образа и подобия Божия в человеке нужна и возможна литургия. Это непрестанное воспоминание всего жития Его на земле, дела Его спасения, Его страданий, смерти, воскресения и вознесения. Какое величайшее преимущество в человеке образ и подобие Божие! (В литургии о образе и подобии Божием, о обновлении падшего человека, о гибельности греха.) Сколь страшная крамола грех и сколь ужасный, смертельный яд! Как он уязвили убил за наши грехи Сына Божия, принявшего на Себя нашу природу!

Присно заблуждаю сердцем (Пс. 94, 10): то неприязнию (к Филиппу Степанову, племяннику и пр.), то завистию, то блудом, то невоздержанием в пище и питье, то леностию, то любостяжанием. Не буду верить сердцу и следовать ему и плоти моей.

Не мстите за себя, возлюбленные, но дайте место гневу Божию (Рим. 12, 19). Знает Господь, что мы склонны мстить за себе постоянно неприязненными помышлениями, чувствами, словом и делом, по увлечению и страсти, значит, греховно, в угоду диаволу, – и вот Он чрез Апостола учит нас не мстить за себя, а предоставить это Господу всеправедному, премудрому и всемогущему, чтобы нам избавиться от худых последствий собственного неправедного мщения и чтобы всех любить, о всех (и о врагах) молиться, всем благотворить. (О Филиппе Степанове.)

15 февраля. Благодарю Господа за дар служения утрени и литургии в Думской Успенской церкви в воскресение; много было искушений от диавола, но благодать и сила животворящих Таин победила всё, и я вышел после литургии свободным и мирным.

Как ты с яростию нападаешь на нищих, настойчиво просящих у тебя милостыни в другой и третий и более раз, так Господь попускает диаволу с яростию нападать на тебя во время богослужения, да научит чрез это кротости, нестяжанию, терпению, смирению.

Часто слышим в церкви во время службы Слава Отцу и Сыну и Святому Духу и ныне и присно и во веки веков для того, чтобы мы помнили, что принадлежим к вечному Царству Христову, ему же не будет конца, и чтобы стремились непрестанно всеми силами к этому вечному Царству, чтобы не прилеплялись к земным, временным, суетным вещам и удовольствиям, чтобы непрестанно помнили свое призвание к нетленной вечной жизни чрез искупительные страдания, смерть и воскресение Иисуса Христа.

Я грешен – но кто из вас без греха, тот первый брось на меня камень [Ин. 8, 7]!

Мы из одной персти, и одна могила для нас с тобою, знатный, богатый, ученый; ты и я пред Богом одинаковы: у тебя чин – и у меня тоже, ты по образу – и я тоже, ты получил усыновление – и я тоже, ты сподобился обручения Духа – и я также, ты удостаиваешься причастия животворящего Тела и животворящей Крови Единородного Сына Божия – и я тоже, и гораздо чаще, хотя по грехам моим и недостойно. Итак, не обращаю я внимания на твою знатность, ученость, богатство и ни во что вменяю, да научишься не высокомудрствовать в храме и в обществе и дома, но да смиренным вёдешися.

История Церкви – громкая свидетельница истины Божией, всего Откровения. Это всемирный маяк, светящий всем, плавающим в пучине житейской (апостолы, пророки, мученики, святители, преподобные). В Церкви выразился дух любви Божией к людям в пастырстве, в отчестве и сыновстве: отцы духовные, чада духовные. Строго держаться надо этого духа пастырям и пасомым. Как бы не мы поем, а Сам Отец Небесный; мы должны помнить свое Отечество Небесное, о коем напоминает и к коему должно возводитъ церковное пастырство и отчество,

18 февраля. Благодарю Господа, скоро, скоро избавившего меня от тесноты греха, как только я возвел к Нему сердечные очи в покаянии и молитве. Это было вечером в столовой. Тут изображение Распятия.

19-е. В сонном видении сегодня злые духи под образом людей крайне нагло насмеялись надо мною, над моим чревоугодием и над литургией, которую будто я служил, и над святейшим Таинством, и над святым престолом (сдвинули с места), и над святым причащением, подходя все без разбора в алтаре, и готовившиеся и не готовившиеся; а в другом приделе будто отец Матфей одновременно другую литургию служил со множеством агнцев и частиц. Смеялись и над моей боязнию делать полные отпусты. Избави мя от лукавых духов, Боже, яко Человеколюбец.

20-е. Пятница первой недели Великого поста. Исповедовал от двух до десяти часов 155 человек. Колено с трудом двигалось; Велиар крепко запинал, насиловал. О, лицеприятие! И где же? В деле Божием, где Сам Бог невидимо стоит и Ангелы Его. И всё из-за пустых вещей. А какой грех потерять ради угождения человекам благоволение Божие и лишиться благодати Его!

21-е. Обедню в Думской церкви служил с большим трудом и противлением от диавола самым мучительным. Я был весь немощь, страдание, болезнь, срамота, бессилие, мертвое бессилие. После причастия дивно оживился, но и вскоре опять ужасные искушения; заамвонную молитву читал с трудом; отпуст скрал.

От Катерины взять деньги с рубля.

Если и суров был на меня владыка митрополит, то суров по моим грехам многим, особенно за мою суровость к нищим. И я нимало не должен злопамятствовать на него и иметь к нему неприязнь – напротив, сохранять к нему великое уважение и любовь, как к мудрому архипастырю и отцу, представляя пользу себе, могущую произойти от сурового и строптивого обращения, и множество грехов своих, за которые я достоин не только суровости, но и отвращения и отвержения. Кроме того, надобно представить его немощи старческие, множество занятий, огорчений по службе, склонность старческого возраста к суровости и ворчливости, общий характер его жизни: доброту и милосердие к падшим и бедным и снисходительность ко всем – и то, что чувство неприязни, ненависти от диавола. Сохраняй же к нему благоговение и любовь, как к милостивому и правдивому архипастырю, строгому, но и доброму, тебя возвысившему на степень протоиерея, хотя ты и недостоин. То же и о государе представляй, ибо и он добр, милостив, благороден духом, сострадателен, хотя, как человек, имеет слабости. Но вообрази, сколько на нем лежит обязанностей и нравственной ответственности, – и молись за него усердно.

22 февраля. Благодарю и славлю Господа за дивное спасение Его, явленное во мне сегодня утром после причащения Божественных Таин на ранней литургии после сильной агонии и борьбы со злейшими демонами, и вечером по молитве моей об избавлении меня от тесноты вражией, постигшей меня за умолчание, невыговаривание отпуста на молебне и обручении Абрахимова в доме Ивановой в Шкиперской улице. Получив мир от Господа, я пошел к Броуну и там с пользой духовной и удовольствием провел время, читая пророков.

25 февраля. Благодарю Господа, спасшего меня в гимназии от скверного движения сердца при встрече с одной женщиной, заведующей стиркой гимназического белья. Воззвал в покаянии от сердца и избавлен Господом от скверного яда. И в заседании Совета Попечительства Господь спас меня от крайнего угнетения супостата, тесноты, смерти. И много раз явил Господь милость Свою в сей день. Возведох очи мои в горы, отнюдуже приидет помощь моя (Пс. 120, 1). Без Бога всё на земле ничто – в Нем всякое добро. К Нему единому да стремлюсь, возненавидев плоть прелюбодейную и мир прелюбодейный.

26-е. Благодарю Господа, даровавшего мне день сей и встретившего меня еще милостию и щедротами. Прогулка по стенке 135. Встал в пять с половиной часов.

Что, говорят, за беда съесть запрещенное законом или заповедию, например, запрещенный плод в раю? Но посмотрите, к каким печальным последствиям привело это вкушение весь род человеческий? – К проклятию и смерти со всеми ее ужасами. Не отсюда ли развились все грехи и страсти, доныне терзающие и убивающие род человеческий? Что за беда, говорят, послужить чреву, поесть хорошо, полакомиться, попьянствовать? А в конце концов что от этого выходит? Любодеяние, прелюбодеяние, чрез ествественные грехи, сквернословие, драки, убийства. Что за беда, говорят, сберегать деньги, собирать их, увеличивать свой капитал? Но смотрите, к чему привела эта любовь к деньгам, эта страсть собирать деньги Иуду? К предательству Господа, к отчаянию и самоубийству. А разве таких примеров мало ныне? Ныне предают Господа в лице меньших братий Его, и предают многократно. Посмотрите на скупого, алчного к деньгам и жестокосердого богача: у него лежат десятки и сотни тысяч денег, и он каждый день проходит десятки бедных, просящих пищи, обуви, одеяния для прикрытия наготы без всякого участия, не остановится, не вникнет в их нужды; или возьмите ростовщика – богача, который дает в рост деньги бедняку, коему надо было бы просто подать в милостыню эти деньги? Что, это маловажно, не жестоко, лучше Иудина предательства Господа? Не лучше. Так и касательно одежды: вы покупаете богатые материи на ваше разнообразное одеяние и не замечаете, что чрез то лишаете бедных необходимой и простой одежды, а главное, прилепляясь сердечно к одежде, вы отторгаетесь от Господа, от любви к ближнему, ибо где сокровище ваше, там и сердце ваше (Мф. 6, 1). А из-за пристрастия к пище и питью, к деньгам, одеянию сколько бывает зависти к ближнему, недоброжелательства, сладострастия плотского, любодеяния, сколько разных искушений лукавого, сколько неверности к Богу! Без числа. Отсюда необходимость поста, обуздания похотей и страстей плотских. Отсюда же видна и необходимость первой заповеди в раю и необходимость послушания Богу со стороны человека в раю относительно неядения плодов с древа познания добра и зла. Отсюда прославление мучеников, апостолов, просияние преподобных, изнурявших плоть свою постом, – отсюда и распятие Господа на кресте и смерть Его за нас.

На молитве должна быть у каждого молящегося своя живая мысль, свое теплое чувство.

Прихожане наши – это истинно овцы по кротости, незлобию, простоте, истые дети. Да помянет их Господь Бог во Царствии Своем всегда, ныне и присно и во веки веков. Таковы или почти таковы и все православные христиане, истинные христиане, в духе Православия возросшие и воспитанные. Слава вере Твоей, Христе! Да не боюсь же их в храме во время службы, да обращаюсь к ним в простоте. Диавол пугает призраками. Вот и вчера при говорении литии над младенцем Кодина (у Бритнева) диавол смутил меня ядовитою жалостию своей новой рясы, как бы она от ладана не запачкалась. О, безумство! Но не любовию к младенцу уязвился я, не жалостию родителей, плакавших о нем! О, как священнику необходима любовь духовная, святая на каждом шагу. Горе священнику, поправшему любовь! Он игрушка диавола. Господи! Даруй мне беспристрастие ко всему, что в мире (к тройственной похоти), и любовь к Тебе и к человечеству, коего я член, да и Ты, о Неисчетная Благостыня, по вочеловечении также! Даждь мне искреннюю молитву о всех православных христианах и о всём мире.

28 февраля. Суббота второй недели поста. Ранняя. Беда мне была от вчерашнего питья вина у Федора Васильева и ядения грибного полупирога, точно все грехи его и жены его на мне отяготели! Так было мне тяжело! Болезнь и раздражение нервов страшная! Боязнь бесовская непомерная, точно я был величайший преступник.

На этой неделе был я на именинах у отца Порфирия и там, вопреки уставу святой Четыредесятницы, ел рыбное и пил более обыкновенного вино, много смеялся с инженерным подполковником Петровым после обеда. Согрешил в том пред Богом, Божиею Материю, пред святыми апостолами и пред святыми угодниками Божиими и пред людьми, живущими на земле. Чрез это несоблюдение поста душа моя умерла и сделалась игралищем бесов, мучилищем их. А вчера у (...) Федора Васильевича выпил три рюмки хересу и, как долго не ел, то значительно опьянел. Вынес от него какую-то боль в правой груди. За ранней обедней крайне тяжело было мне. Голос был крайне болезненный и слабый; внутри скрывавшаяся золотуха, точно змея, язвила меня совместно с весенним воздухом. Я был как на каленых угольях. И теперь чувствую внутри ядовитое щекотание в правом боку. Сегодня купил сливок лечиться.

Во вторую неделю Поста от исповедников семь рублей девяносто копеек.

Согрешил я, Господи мой, Господи, послав во гневе к черту созданного по образу и подобию Твоему и искупленного Кровию Твоею член Твой, сына Твоего по благодати крещения, бога по причастию Твоего Божественного естества. Каюсь пред лицем Твоим, Господи, и милости прошу у Тебя, Спасителя моего. Аминь.

За повечерием лишился дерзновения от одного лукавого, суетного взгляда на бархатные наконечники рукавов у подрясника: прятал их и спрятать не мог. Вот как ядоносно, мертвяще действует на душу всякое ничтожное земное пристрастие, всякая пустая вещь, как (утром) я смутился по окончании проскомидии, боясь, чтобы от кадила не замаралcя мой подризник, а вчера у Юдина пожалев своей рясы, чтобы кадильный дым ее не замарал; или как сегодня из-за одной дамы в черном пальто бархатном смутился было, но одолел смущение и сказал ектению краткую, сугубую; или за обедней во время причащения мирян уязвился было открытыми персями одной девицы, но молитвою победил искушение. О, какая бездна искушений! Избежит их тот, кто мертв для плоти и для мира.

Славлю милосердие и щедроты неизглаголанные Владыки и Бога моего, спасшего меня сегодня спасением дивным, великим во время всенощного бдения по молитве покаяния и умиления от смятения, тесноты и срамоты греховной: пред всенощной, входя в церковь, я рассердился крепко на пьяного нищего, стоявшего у дверей, и неоднократно за ворот выталкивал его за двери, а другого за волосы, – Господь приял мое покаяние и даровал мне мир и умиление. Но начало и конец я скрал на всенощной по боязни бесовской, и опять уязвился в сердце, и опять помолился с упованием, и опять получил мир. Слава Господу благопослушливому! Но иногда во время самое важное Господь оставляет и не спасает. Что это значит? 28 февраля.

29-е. Вы, ученые, обращаетесь в области ума, в области предметов преходящих, но есть более обширная, важная и существеннейшая область сердца и действования – по началам веры, упования и любви к Богу, а эта область у вас наибольшею частию бывает в пренебрежении. Таким образом, вы остаетесь только с преходящими образами, так сказать, с плевою зерна, а не с самим зерномистинной жизни, потому что в вас нет жизни по духу Евангелия, жизни внутренней, а жизнь внешняя, внешних чувств и впечатлений от предметов и явлений жизни внешних. Вы остаетесь ветхим человеком, а не новым.

Ложно то, будто ты не можешь говорить отпустов, – это наваждение злого демона, это его гордыня, уничижающая заслуги и ходатайство святых Божиих. Противься ему твердой верою.

В Церкви находится нетленная пища для наших душ – слово Божие, Таинства, богослужение, или чтения, песнопения, священные обряды, питающие ум и чувство; ходите сюда чаще и причащайтесь нетления умом, сердцем и устами. В мире вы питаетесь постоянно только тлением: ваше зрение, ваш слух, вкус, обоняние, осязание, разум, память, представление, воображение – все чувства питаются тлением. В церкви всё нетленно: красота нетленная, вечная, сладость нетленная, богатство нетленное, слава нетленная – мирская же, плотская красота, сладость, слава, богатство подвержены тлению, исчезновению, да они и обманчивы, прелестны, греховны. Помни христианин, что из-за вечной жизни борешься со грехом и диаволом, терпишь раны, язвы, переносишь скорби, тесноты, труды, убожество, творишь дела добродетели. Есть из-за чего потрудиться, потерпеть. Долготерпением все святые получили вечную жизнь. Имейте же, христиане, всегда эту цель в виду. Какую? – Вечную жизнь.

Иностранная публицистика жалуется на множество учебного материала и на обременение учащегося юношества в учебных заведениях. У нас то же. Не множество материала нужно, а основательность и твердость усвоения главных, так сказать, жил науки, или построений и законов речи того или другого языка без лишних подробностей, обременяющих память и мозги множеством материала, но не освежающих ума и души. Предметы по Закону Божию – душа всего учебного дела, но в ограниченной мере его трудно проходить воспитанникам как должно по причине множества уроков. Многие воспитанники считают главными предметами классические языки, не знаю почему, и потому стараются готовиться по ним с большим усердием, перенося таким образом свое преимущественное уважение на языческую литературу. Они, конечно, не знают изречения великого Апостола языков, что лучше пять слов разумных на родном языке, чем десятки тысяч слов на иностранном, но без разумной, определенной цели (1Кор. 14, 19), хотя нельзя отрицать пользы от классических языков. Но они вообще дают мало пищи здоровой, питательной, укрепляющей христианской душе. Только христианская наука дает истинное просвещение, здравую пищу, силу и крепость душе. [Обещано вам заранее) во имя Божие благополучие детей, благополучная жизнь, если во главе всех ваших занятий будет стоять вера, закон Божий, слово Божие. И мы видим прекрасно плоды такого настроения. В продолжение тринадцати лет многие выучились и вышли в свет счастливыми.

18 декабря. Согрешил пред Господом и пред людьми и пред святыми Ангелами и святыми человеками, что из-за разбитого женою стакана я произвел ссору жестокую с женою и свояченицею Анною К., которая стала защищать жену и укорять меня. Да не вменится нам сие по милости Твоей, Господи, ибо вот, я каюсь в соделанном грехе. Жена моя, подстрекаемая сестрою, (нашла) меня самым негодным человеком, забыв всё доброе; я действительно негоден и ни к чему не потребный раб Твой, Господи, но еще каюся и милости и благопременительности души моея прошу у Тебя, благого, щедрого, благопременительного и всемогущего Бога моего. Буди в день сей и в час сей Богом милости, щедрот и человеколюбия, и да не одолеет наша злоба Твоей неизглаголанной благости и милосердия молитвами и ходатайством Пресвятой и Преблагословенной Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии, святых славных и всехвальных и духоносных и всечудных апостолов Твоих, мучеников, иерархов, преподобных и всех святых, ихже всегда приводих Тебе о нас в молитву. Аминь. Соверши, Господи, чудо милосердия Твоего.

Сотворил пред Господом грех самолюбия, пристрастия глупейшего к земным вещам (стакану), гордости, нетерпения, немиролюбия, вражды и неприязни, зависти, алчности, подозрительности. Но во всём каюся и милости прошу у Господа и у ближних.

29 февраля. Во всех лицах и вещах созерцай всеблагость, щедроты, премудрость, красоту, сладость, величие, всемогущество, святыню Всехудожника Бога: в женщине и мужчине, во всех их членах, во всяком животном; во всех дарах природы и благодати, в небе, в светилах, в земле – во всём. Он есть Альфа и Омега, начало и конец всего (Откр. 1, 8). Аминь. А враг всё извращает, представляет в нечистом виде.

Глубоко жалей умирающих во грехах и только наружно, по нужде покаявшихся и причастившихся, не благоохотно, особенно же не покаявшихся и не приобщившихся животворящих Таин, и пламенно, слезно молись об них Богу, а не будь холодным, бесчувственным участником обряда панихиды и отпевания. И о живых согрешающих молись горячо, никого не презирай за грехи, а жалей и плачь об них. Сердце твое да будет пылающим жертвенником или кадилом.

Бывая по требам церковным в разных местах и видя разных людей, разных званий и состояний, с блестящею обстановкою временного жилища, или женщин простых или знатных, блистающих красотою лица и взора, – не прельщайся этим и не прилагай к тому сердца своего, памятуя, что ты служитель неописанно прекрасного Бога, пребывающего во веки, Который уделил красоты Своей всем созданиям, или излил ее на все создания; что ты служитель Того, Кто есть вечная сладость, вечное блаженство; что всяка слава человеча яко цвет травный: изсше трава, и цвет ея отпаде (Ис. 40, 6 – 7); что прельщаться красотою человеческою есть удел людей низких, земных, сластолюбивых, ты же горняя мудрствуй и всё земное, высоко ценимое людьми по пристрастию, считай за ничто. Горё имеем сердца! (О, какая война сегодня была во мне при крещении младенца Иоанна в Кронштадтской улице, в доме Ивановой, где восприемницей была прекрасная девица, добрая, ангельской красоты!) А в квартире Повалишина, давая молитву жене и младенцу офицера, я смутился и не мог выговаривать многих слов. В доме Карпова крестил у бедного мещанина непреткновенно, легко, ибо всё было просто и не было ничего соблазняющего. Прости, Владыко Господи, во всем, в чем я согрешил пред Тобою. За вечерней конфузился при произношении молитвы Господи и Владыко живота моего и отпуста не выговорил из-за боязни обращаться на запад.

Без молитв за нас Церкви небесной – святых угодников Божиих – наша грешная молитва ничто. При грехах, при мерзостях наших мы попустили еще быть самонадеянности и гордости! Да что же из этого выйдет?

Благодарю Господа, спасшего меня от тесноты греха в три часа утра, когда я, почувствовав ее, встал, притек к Богу с молитвою покаяния.

Прилепляйся сердцем и умом к бесконечной, первообразной, нетленной красоте – Богу, благоукрасившему все Свои творения и наипаче те, которые по образу и подобию Его; возлюби вместо тленной нетленную сладость, сообщившую такую дивную сладость плодам земным и нужному ради размножения одушевленных, но не для сладости излитию Семени.

Лесть богатства и... похоти входящыя подавляют слово, и без плода бывает (Мк.4, 19). Вот это я, окаянный, на себе испытываю постоянно. Например, приступаю совершать проскомидию, и объемлет нередко меня алчность к мягкой просфоре, а если она черства и мала – гнев на просфирню; или бывает подризника жаль (этого тлена), то рясы жаль, то смущаюся при виде хорошего крестильного платка, то при виде хорошего, красивого лица женского или мало ли чего! О, похоти плотские, суетные, нечистые, богопротивные, извращающие душу по образу и подобию Божию – нетленную и бессмертную невесту Христа Бога и Духа Святого, дщерь Отца Небесного! Не тлен ли желание твое, жизнь твоя, душа? Не Господь ли край всех желаний – мир твой, живот твой вечный, красота, слава, сладость твоя, свет твой, оправдание твое и избавление твое, врач твой и Спаситель твой?

1 марта. Понедельник. Благодарю Господа за оживотворение Божественной литургией Преждеосвященных Даров, за причащение Божественных Таин и за победу над злейшими невидимыми врагами; крепко бороли они меня, смущали, уязвляли, точно иглами кололи или углями горячими жгли.

Окаянный, я работаю плоти и думаю в то же время работать Богу, но как это невозможно, то плоть, конечно, всегда берет верх.

Благодарю Господа, спасшего меня вчера от блудного возмущения и огня чрез воззрение на открытую женскую грудь (в рубашке) и исцелившего меня от начинавшего разливаться блудного сладкого яда смертоносного. Утверди, Боже! Пост даруй мне: я не пощусь самочинно.

Господь для меня и для всякого человека есть всесовершенное благо, всё для меня и для всех, – что же я прилепляюсь сердцем к преходящим, пустым вещам и тленным видам? Господи! Претвори и обнови меня и, обновив, утверди меня. От льстивого избави мя.

На какую высоту святости и правды, обожения возведена природа святых угодников Божиих: Предтечи, апостолов, пророков, святителей, мучеников, преподобных, бессребреников и всех святых! Они как солнцы блистают на небе святынею и обожением, благоухают, как цветы райские. Плотские люди не понимают их высоты и достоинства и считают их обыкновенными людьми, не

заслуживающими поклонения и призывания на помощь. Вразуми всех, Господи!

3 марта. Благодарю Господа за дивную Его помощь мне во время утрени и литургии, за верх над борцом вселукавым, ибо без благодати невозможно разрушить ни малейших его козней; благодарю Господа за причащение Божественных Таин. Во время повечерия я подвергся страшному навету врага бесплотного из-за восчувствований до повечерия, в бытность мою дома [...] за что же? За кажущееся его (племянника) безобразие и (слепоту) кривоту и неразвитость. Кого я презрел и возненавидел туне? Созданного, как и я, по образу и подобию Божию, члена Христова честнӑго и Церкви Его, чадо Божие, храм одушевленный Духа Святого, наследника Царства Небесного. Из-за чего? Из-за неблагообразного лица и физического недостатка, за который надо более его жалеть и любить, – забыл, что все мы брение, что должно презирати плоть, преходит бо, а прилежать о души, вещи безсмертней 136. Что все мы земля и в землю отыдем, что всяка плоть сено и всяка слава человеча цвет травный: изше трава, и цвете я отпаде (Ис. 40, 6).

Ох! Я безумец лицеприятный! Из-за вещественной неблагообразной оболочки тела человека презрел и возненавидел душу, разумную, прекрасную невесту и дщерь «Божию. Закон Божий весь разорил чрез свою гордость, злобу, забыв свои бесчисленные беззакония и немощи, забыв братство, равночестие природы и даров благодати во всех нас, не пощадив и родство плоти и крови. Зато ужасная теснота и скорбь постигли меня во время повечерия, да еще и до повечерия. Каюсь от всей души пред Господом, что я тяжко в ведении согрешил, что я был рождением ехидновым, чадом диавола, по Писанию (Мф. 3, 7). Но да восстановит меня Господь в любви и да даст мне любить всегда всякого человека нелицеприятно.

Племянник мой как мученик должен быть вменяем мною за лишение глаза от оспы и за обезображение оспою лица его и за то, что, может быть, благообразно лицо души его, ибо в мире нравственных существ бывает часто наоборот: лицо и тело благообразно, а душа бывает безобразна; если тело безобразно, то душа благообразна; не из-за красивых ли лиц блуд разливается в мире?

4 марта. Горько было мне от противных сил сегодня во время утрени после вчерашнего еще повечерия и заседания в Совете Попечительства. Сотни змииных жал были вонзены в мое сердце, и я с крайним трудом говорил ектении; просительной ектении не мог говорить ради блазни, наведенной мне от лукавого за нечистоту моего сердца после чтения в каноне слов, обращенных к Божией Матери: како подаеши сосец манием Питающему вселенную всю? 137 Надо было восхититься от этих слов, умилиться, возблагоговеть, возблагодарить и прославить Господа, так умалившего Себя нас ради и так почтившего нас, а я смутился, соблазнился неблазненными, пречистыми сосцами, почувствовал утеснение и боязнь в сердце и оттого не мог говорить ектении и прославить сердцем и устами Пресвятую, Пречистую, Преблагословенную, Славную Владычицу нашу Богородицу и Приснодеву Марию со всеми святыми. Но благодарю Господа – канон читал внятно, Христе, Свете истинный тоже и отпуст сказал весь. Слава силе Твоей, Господи!

Прекрасно ничего не есть с вечера: спишь покойно, легко всю ночь, голос чистый, ясный, громкий (поутру на утрени). Вчера пил чай с клубничным вареньем у купчихи Марьи Алексеевны, ел яблоки крымские и апельсин.

Оцепеняет сердце мое, когда нужно молиться о императоре, императрице, наследнике, наследнице и чаде их, о митрополите и Синоде, поминать святых угодников Божиих... грех ради моих, ради маловерия, страха, блуда, чревоугодия.

Премного утешили меня своею искреннею, чистою любовию словесные овцы стада Христова – простые женщины своим усердием ко мне, своим усердным слушанием беседы моей, предложением услуг (платочек, бедным рубль, крендели), преклоняются в ноги, хотя я всегда отвергаю это строго, целуют руки, ноги, плечи мои. Боже мой! За что моему недостоинству такое уважение, такая любовь? Но нет, это не мне, а Тебе, Господи, – они во мне, священнике, видят Тебя, Первообразного и вечного Священника, Самого Себя давшего о нас на непорочное заколение. Ты и воздай им. А мне даруй так любить и их и всех людей, как они меня любят.

Во время обедни в конце, обратясь к народу, говорить отпуст: я не сказал его, а скрал многие слова, убоявшись – увы! глупость – Зеленой! Разве моя служба не Божия? Я не свой, а Божий, и не о себе должен думать во время службы, а о Боге и о людях.

4 марта. Благодарю Господа, услышавшего в скорби и нужде молитву рабы Своей Софии Васильевны с чадом о муже ее Сергее Петровиче. Да даст ему добрый ответ пред следователем. Благопослушлив и милостив ко всем Владыка живота нашего. Близ Господь... всем призывающым Его во истине (Пс. 144, 18).

Боюсь, окаянный, людей образованных, важных, богатых или изысканно одетых, в храме стоящих, а не Бога великого, всесвятого, праведного, всеведущего, всемогущего, Судию всех человеков. Не богатые ли, образованные так называемые и знатные презирают нас и веру самую? Их-то всего менее надо бояться, им-то высказывать наиболее правду, в их-то уши особенно греметь надо молитвою покаяния, благодарения и славословия – дело совершенно праведное, и никто за это из людей взыскать с нас не может, а Бог прославит за это, по верному Его слову: прославляющыя Мя прославлю, и уничижаяй же Мя безчестен будет (1Цар. 2, 30); святые Ангелы и святые угодники будут сорадоваться и рукоплескать нам за это. Буди сие, Господи! Грехов наших не помяни, Господи!

Какой чести сподобил Бог человека, вселившись в него и ходя в нем и с ним, – словом, сделав его храмом Своим одушевленным, как и Господь сказал: к нему (творящему заповеди Его) приидема и обитель у него сотворима (Ин. 14, 23). А между тем люди, христианское имя носящие, большею частию не чувствуют этого безмерного благодеяния Божия, бесчествуя храм Божий – тело свое и душу свою всякими грехами, всякими страстями и похотями. О, бесчувствие, безумие и окаянство наше! Вселенная, столь величественная и прекрасная, не вмещает Творца и Господа своего и недостойна вместить Его как вещественная, а человеческая душа вмещает Его, делается членом Его, невестою Его!

К нетленной жизни нас призвал Господь Своим вочеловечением, а мы прилепляемся к тлению, работаем различным плотским страстям: чревоугодию, сребролюбию, любостяжанию, блуду, роскоши и пр. О, окаянство наше! Мы поставили жизни свои вверх дном, навыворот, наизнанку, а оттого злые демоны владеют нами, смеются над нами и сами мы сильно страдаем.

Тобою, Господи, постоянно спасаюсь, избавляюсь от лютых демонов, очищаюсь, освящаюсь, обновляюсь, получаю мир, пространство, крепость и силу души и тела. Благодарю Тебя, Господи, за животворящие Твои Тайны, ибо чрез них происходит мне от Тебя вечная благодать.

По исповеди видно, какие овцы кроткие, немощные все православные христиане, какими грехами и сколь многими обременены их души, в каких сетях держит всех их бесплотный враг и нет свободного от его сетей; тем менее нет никакого повода бояться кого-либо из людей, какого бы звания, состояния, пола или возраста они ни были; все помыслы, смущающие меня или нас относительно других людей, суть дело диавола, непрестанно в нас орудующего и пакости деющего.

По исповеди благонамеренных людей видно, как необходима исповедь пред подобным себе человеком, ибо грех есть истый обидчик и разбойник, притом льстивый, коварный, мерзкий, который и оскверняет, и убивает. Против такого хитрого, сильного, непримиримого врага нужны соединенные силы и, главное, благодатные силы.

6-го марта. Суббота Третьей недели Великого поста. Благодарю Господа, сподобившего меня совершить Божественную литургию, причаститься Святых Таин и причастить человек двадцать причастников. На великом входе враг расслабил сердце, смутил, омрачил, утеснил, и я не мог говорить по малодушию имен царской фамилии. Заамвонную молитву не кончил; отпуст скрал; возглас В первых помяни, Господи... не договорил по той же причине. Что за пакость вражия? Отчего справиться не могу? Из-за чревоугодия, пресыщения, тесноты в боках и в сердце. Враг пакостит за соблюдение целомудрия, хотя наружного более, чем внутреннего.

Благодарю Господа, даровавшего мне прощение греха размолвки с женою и исцеление раны сердца моего после искренней, с верою и упованием молитвы моей ко Господу. А размолвка произошла из-за маленькой чайной сребропозлащенной ложечки, отосланной мною в деревню к сестре; на место этой ложечки я купил жене другую, лучше. Та, посланная мною, принадлежала будто бы сестре Анне Константиновне. Она, моя жена, укорила меня, что балую деревенского дьячка и мою сестру, а сама и видеть не хочет, что она крайне избаловала и сестру свою Анну и детей ее. Видит Бог и рассудит. Господи! Напомяни им все щедроты Твои, чрез меня, недостойного, излиянные во всяком изобилии толикое число лет Твоим всеблагим Промыслом, и возбуди в них благодарение к Тебе, всещедрому Благодетелю.

После всенощной на воскресение. Благодарю Господа, оживившего меня, умерщвленного моими прегрешениями; оживотворение совершилось во время шестопсалмия, когда я вышел читать пред царские врата утренние молитвы; тут дал мне Господь свет умный и сердечное умиление, мир, сладость и сердечное пространство. А до этого времени я был холоден, смятен, утеснен, несвободен. Слава Господу! Отпусты опять скрал по причине боязни бесовской. В Евангелии не выговорил слов: не у бо ведяху Писания, яко подобает Ему из мертвых воскреснути (Ин. 20, 9).

Верую и уповаю, яко молитва не посрамит.

Двенадцать часов ночи. Ходя по двору на свежем воздухе и читая молитвы ко причащению, я по окончании их со слезами молился Господу, да запретит претящему нам градоначальнику и полицмейстеру делать сбор на нужды Попечительства приходского и да дарует Сам Он, преблагий, прещедрый и всемогущий и всебогатый, вещественные средства к поддержанию учреждения, во имя Его созданного.

Гобзующие в век 138 градоначальник, полицмейстер, протоиереи наши удержаша богатство, ничего почти не уделяют бедным и запрещают нам собирать на Попечительство приходское, имеющее столько нужд; они чужими средствами материальными готовы делать добро, и то для виду только. Призри на них, Господи, да не разорят дела Твоего, во славу имени Твоего предпринятого. Пред Тобою, Господи, дела наши. Пошли нам щедроты Твои; вот, Господи, у нас много нужд и много долгу – всё исправи Ты, богатый всеми дарами.

Гордость диавольская претит мне выговаривать за службою Божией имена высоких властей, светской и духовной, имя Господне и Владычицы со святыми апостолами, иерархами, мучениками, преподобными и всеми святыми. Отвергают, сказано, начальства и злословят высокие власти (Иуд. 1, 8). o

Встать для сбора с кружкой Попечительства. Исполнено.

7 марта. Благодарю Господа, примирившего мне жену мою и меня ей: она стала опять, Божиею благодатию, ласкова, нежна, предупредительна. Вот плод молитвы! Никогда молитва не пропадает даром.

Благодарю Господа, совершившего со мною внутренне чудо помилования, умиротворения, исцеления в доме Третьяковой, пред молебном у земляка Николая, служащего в конторе у Мейнарда; разлились у меня неприязнь в душе к полицмейстеру Головачеву за его действия против Попечительства, смущала, мучила она меня, резала, жгла. Я осудил себя в грубости против него при встрече с ним, его оправдал, внутренно примирился, и Господь исцелил душу мою тотчас. Никогда не должно ни на кого и ни за что сердиться. Это сердчание, злоба – диавольское дело. Терпи, молись и за врагов желанным сердцем, искренно, жалей об них как о братьях заблуждающих. Господи! Что Ты сотворил в тот час и ныне с полицмейстером? Что будет нам?.. Оскудение ли? Нет... Ты щедр. Писал в четыре часа вечера пред самой вечерней.

Еще прославляю милосердие и благопослушливость Владыки, спасшего меня после крестин у купца Куликова, когда я, преклонив пред Господом колена, помолился о избавлении меня от скорби, постигшей за прельщение сердца платком крестильным и замешательство и смущение при чтении молитв. Как я, окаянный и слепой, волею не вижу помимо красоты и блеска вещей – их праха и тлена, их исчезновения и не считаю их за то, что они есть в действительности? Как не ценю паче всего, выше всего разумной, свободной и бессмертной по образу Божию души человеческой, не взирая на лица: царская ли то душа или других царственных, высочайших лиц, душа ли вельможи или другого знатного, начальственного лица или какого ученого, или богатого или бедного, сановитого лица или простолюдина, мужчины или женщины, взрослого или юного человека, отрока или младенца? Как это я доселе прельщаюсь, заблуждаю сердцем, хожу как бы ощупью, хотя я человек ученый и знающий? Как это я непрестанно прогневляю Господа? За прелестью гоняюсь я, и вот прелесть преследует меня всюду, борет, мучит, морочит меня; гоняюсь я за прелестью лиц человеческих, за прелестью одежд, материй, за прелестью корысти, пищи и питья – вот эта прелесть и мучит меня или, лучше, прелестник мой, научающий меня всякой гибельной прелести, отвращающего очи мои от истины, от Бога, от души, от добродетели, от вечности. Как я доселе не пренебрегаю пищи и одежды, денег, отличий? Как не взираю к нетленному, небесному, вечному? Как не люблю Господа всем сердцем и не творю во всём волю Его, как не люблю доселе утробою Христовою всех христиан, наипаче своих духовных чад, и не молюсь за них всегда искренно, пламенно, желанно, охотно, твердо? – Самолюбие и плотоугодие заедает, уничтожает любовь к Богу и ближнему.

Как высока, величественна литургия, как возвышенны, пламенны, небесны ее молитвы и как низок, землян, грешен, нечист, окаянен я, совершающий литургию! То же и о Крещении и Миропомазании сказать надлежит. Как велики были святые апостолы, иерархи, мученики, преподобные, презревшие всё земное, отвращающее от Бога и от любви ближнего и предавшие души свои ради Господа! Пред ними я – брение путей нечистое, разносимое ветром (Пс. 1, 4).

Как мы, прилепляясь к видимому, тленному и преходящему, не хотим заметить потери величайших благ духовных – простоты, прямоты, правоты, мира, свободы и радости душевной, не заменимых никогда, во веки веков никакими земными благами? Или мы замечаем, ибо нельзя же не заметить потери самой чувствительной, дорогой, существенной, – но прелесть земных благ превозмогает нас, а исконный враг и насильник наш диавол влечет нас и нехотящих в свой плен, опутывая нас по рукам и ногам.

Горе нам от непросвещенных очей сердца; если видим кого некрасивого, или безобразного, или убогого – одноглазого, или горбатого, или хромого, или изрытого по лицу оспою, то презираем и отвращаемся его внутренно; видим ли красивого человека, особенно женщину, прельщаемся красотою; сильных же и богатых и ученых боимся, раболепствуем им волей-неволей; видим ли красивую одежду – пленяемся, или приятные и дорогие яства и напитки – прельщаемся; богатым завидуем. О, заблуждений многое множество! О, прельщений тьма тьмящая! А что мне и много ли мне нужно? Кроме Бога, а с Ним необходимой пищи, одежды, жилища, мне ничего не нужно. Дайте мне Бога: в Нем всё, всякое благо мое. Что ми есть на небеси? и от Teбe чтo Bocxoтex нa земли? Изчезе сердце мое и плоть моя, Боже сердца моего, и часть моя, Боже, во век (Пс. 72, 25 – 26).

8 марта. Понедельник. В ужасную беду впал я сегодня во время утрени: из-за вчерашнего чревоугодия, пресыщения (пирог ел вечером на ночь и в третий раз пил чай) враг обвился около моей души, излиял в нее ужасный яд свой, смутил, уязвил, навел страх и робость, не дал говорить ектений и возгласов. Я был в беде, горе, отчаянии со всех сторон. Господь и призываемый оставил меня ради тяжких грехов моих и ради неисправления окаянного моего жития, ибо я столько раз попирал Божественные и животворящие и страшные Тайны Его своим невоздержанием и неразумием, а это ужасный грех, равный распинанию Сына Божия. Да, из-за вчерашней прелести у Куликова (платка шелкового), последствия коей было бывшее смущение и немота при произнесении молитв (враг укрепился на меня): я обессилел душевно и дал над собою взять власть врагам невидимым. У Федора Васильева ел яблоки, орехи, пил вино виноградное – и это причина вражия торжества. После ядения и пития у них мне всегда тяжело, искусительно.

9 марта. Вчера положил Господь начало избавления моего от долгой, горькой вражией неволи – крадения у меня врагом слов служебных во время служения моего Господу, и положил сие начало при крайне горьких искушениях вражеских, пригорьких слезах моих по причине ужасной туги, скорби и боязни сердца; враг покрыл меня страхом своим и бедою своею, так что некуда было бежать. Я обратился в плаче и слезах к милосердию Божию (тут стоял (Б...) с женою и детьми, мальчиком и девочками из его школы), – и вот в беде последней Господь явил крепкую мышцу Свою: я сказал ектению просительную на часах всю, хотя враг, считая себя непобедимым, торжествовал надо мною, внушая, что и он здесь опять победит меня, – и потом сказал все молитвы и отпуст, победив мечтательный страх диавола. Благодарю и славлю Господа, Возбранного Воеводу моего. Пять часов утра.

Отче наш, Иже еси на небесеx, да святитcя имя Твое, то есть даруй жить свято; да приидет Царствие Твое – даруй царствовать постоянно над страстями душетленными и над коварствами демонскими; да будет воля Твоя – даруй величайшее и сладчайшее благо – исполнять волю Твою и презирать свою грешную, гибельную волю; хлеб наш насущный даждь нам днесь – даруй нам необходимые для жизни, а не для роскоши и пресыщения, не для скопов и хранения дома или в процентных учреждениях средства вещественные, а особенно хлеб, подкрепляющий сердце человека, и еще в особенности истинный Хлеб, сходящий с небеси и дающий жизнь миру (Ин. 6, 33) – Пречистое Тело и Кровь Сына Твоего Единородного, нетленную пищу слова Твоего и молитву непрестанную, питающую, укрепляющую и утучняющую благодатию душу человека; хлеб наш даруй не мне и не для меня только, но и для братии моей – бедных, с коими я хочу всегда делиться Твоими дарами.

Когда враг бесплотный, виновник всякого беззакония, вливает в меня яд греха чрез разные воображаемые виды, тогда Ты, Господи, даруй мне немедленно воззрети к Тебе сердечными очами, к Твоей неизреченной красоте, нетленной, вечной, к Твоей сладости нетленной, к Твоей святыне и правде – и презреть суетные, тленные виды, прельщающие мою грешную душу своими тленными красотами, сладостями, удаляющие от Тебя и умерщвляющие ее. Плоть моя истинно есть идол, которому я раболепно служу, окаянный, исполняя ее похоти греховные; этот идол ежедневно требует себе бесчисленных жертв греховного свойства: чревоугодия, блуда, гнева, зависти, самолюбия, гордости, тщеславия, нерадения о спасении, лености, суетности (то есть всяких пустяков), болтовни (празднословия), смехотворства (особенно театрального, газетного и журнального и всяких книжонок), лицезрения, сребролюбия, скупости и жестокосердия, самоугодия в высшей степени, своенравия или самодуpства, суровости, строптивости, нетерпения, человекоугодия или подобострастия и человекобоязни (вместо страха Твоего).

9-го марта. После утрени. Благодарю Бога, Помощника моего, сподобившего совершить утреню радостным и торжественным духом, – только малую сугубую ектению пред шестопсалмием от смущения не мог выговорить, да еще Христе, Свете истинный от почувствованного угару и от движения неприязни к сторожу, виновнику угара, – значит, от щадения своей грешной плоти, которую жалеть не стоит как блудную; и отпуст скрал от того же смущения. Согрешил ко Господу и пред людьми. Был после утрени у Климентия Петровича в доме Никифоровой, против Думы. Он, думаю, Христа ради юродивый или похож на юродивого; весьма многое говорит очень здраво, метко, даже прозорливо. Я, говорил он, знаю не только живых, но и тех, кои умерли. Жалуется крайне на множество распутства в городе и на множество разукрашенных блудниц, намекнул на мои преткновения во время службы, на выдавленных в молодости ершей (знающий да разумей). Надо к нему поближе присмотреться, что в нем кроется. Жалуется на всеобщую распущенность (мнимую свободу). Не любит, чтоб принуждали его к молитве, не крестится. Ропщет на Господа, что (кошель) тяжелый дал ему нести. Об отце Павле говорит, что сердит. Не намучишься – не научишься, говорил он. Это ко мне, да и к себе он относил это изречение.

Под конец повечерия сегодня я смутился и скомкал прощение и окончательную ектению – отчего? Оттого, что не истинно, не искренно, не смиренно, не свято, любовно говорил слова прощения и слова ектении, не с искреннею любовию к тем, за кого Церковь установила молиться: за императора, супругу, наследника и супруги и сына их, за Святейший Синод и прочих лиц. Ах! Сердце мое должно быть носителем духа Христова, любви Его, сочувствия, соболезнования, кротости, простоты, терпения. После комкания прощения и ектении я долго чувствовал в себе смятение, огнь, тесноту, срамоту. Но когда возопиял к щедрому Богу, тогда был услышан и помилован, успокоился, распространился в сердце, получил дерзновение. Благодарю Господа! Даруй мне, Господи, всегда являть смирение мытарево пред всеми и испрашивать искренно прощение у всех как братии и сестр и чад. Этим сокрушается сила и насилие вражии над нами.

Благодарю Господа за непреткновенное служение мною Преждеосвященной обедни и за причащение всечудных, животворящих Таин Пречистого Тела и Крови Господа. Заамвонную молитву прочитал медленно, всю до конца. Отпуст произнес весь, только не упомянул святого благоверного князя Александра Невского и преподобного Иосифа Песнописца.

Вот предо мною висит поруганеный Сын Божий, за меня умученный, убитый, и я таю в себе эту ехидну грехов, [не разрываю (...) окончательно связи)? Публично, мужественно разорви связь с ним.

Россияне! Вы объявили Богу своему войну своими пороками? Театры, клубы, питейные дома терпимости и пр., спиритисты? – Вам Бог объявит войну тяжкую.

10 марта. Среда крестопоклонной недели. Благодарю Господа, сподобившего победоносно совершить утреню и литургию Преждеосвященных Даров и причаститься неосужденно Божественных Таин. Согрешил тяжко пред Богом – пресытился рыбным столом и нищих изобидел, за волосы выдрал в ярости великой, с ругательствами и укоризнами, да еще и пинками. Таковы ли плоды поста? Ярость была именно следствием пресыщения. Каюсь Господу и милости прошу. О рука, подъемлющая часто Агнца Божия Святейшего, кротчайшего, долготерпеливейшего! На биение ли ты простираешься ближних и членов Христовых? О уста, славословящие Господа! На укоризны ли и ругательства изливаетесь?!

Бессловесным страстям работая, и на самом деле нередко бессловесен будешь, когда и хотел бы говорить, и, побеждая страсти, будешь всегда словесен, как Иоанн Лествичник говорит (им): молчи и онемей, – и оне замолчат и онемеют 139.

К благодати Божией относи всё благое, всю любовь ближних к тебе, а о грехах своих плачь, об обидах твоих ближним.

(...) Анны Константиновны слишком вычурны: отворяют двери в кухне – воду или дрова носят, в столовую отворять двери нельзя: дети простудятся; с улицы пришел – подходить к ним нельзя; у детей засорился желудок – их пичкают еще более всем чем попало. Доколе же это? Господи! Вразуми их Сам – они моих слов не принимают.

12-е. Вчера был я у Бурачка, беседовал, пил вино и чай, ел плоды, и это питье вина сказалось мне сегодня за утреней дурно: сердце от нарушения поста оказалось малодушным, боязливым, и я усумнился выговаривать ектении и только концы каждого прошения возглашал. На часах, благодаря слезам покаяния, я укрепился духом и говорил тропари часов и молитву Господи и Владыко живота моего твердо, хотя и подкапывал сильно враг сердце. Всю обедню совершил, благодаря слезам покаяния, непреткновенно. Славлю Господа!

Долготерпеливе и многомилостиве Господи! Во смирении и сокрушении сердца исповедую Тебе грех мой, что я вчера на нищих в ярости кричал и одного из них ударил по боку правою рукою моею, которою благословляю вместо ообразныя Тела и Крови Твоея! Согрешил пред Тобою тяжко, но буди и еще мне Ходатаем всесильным ко Отцу Твоему, да ради Тебя и Тобою, Агнче Божий, вземляй грехи мира, простит мне и сие согрешение и да неосужденно дарует совершати и всегда всякую службу Твою в дерзновении и наипаче Божественную литургию. Аминь.

Человеку христианину так много, бесконечно много благ духовных дано от Бога, что он по справедливости осуждается на вечное мучение, если по приятии разума истины остается бесчувственным к дарам Божиим и попирает их, работая своим страстям, делая всякий грех нераскаянно. Ужаснитесь, грешники нераскаянные! Но и я да трепещу, как впадающий ведением и неведением в бесчисленные грехи.

Господи! Страха бесовского избави мя, умерщвляющего душу мою и благодати Твоея лишающего! Это ложный страх, мечтательный, не попускающий мне избавиться от грехов моих.

13-е. Паки и паки милость и суд Твой воспою Тебе, Господи (Пс. 100, 1), ибо и сегодня Ты многократно помиловал и помог мне, когда в скорби великой при наветованиях 140 врагов невидимых, крайне возмутительных и несносных, воззвал к Тебе в слезах покаяния о помощи и избавлении. Так, на полунощнице я сказал твердо отпуст и испросил обычное прощение у стоящих в церкви; произнес всю ектению полунощницы и произнес на утрени всю великую ектению. При заупокойных ектениях я был по немощи духа возмущен и не выговорил спокойно и твердо молений. Канон читал сам громко; ектении просительную и сугубую просил сказать диакона, который, спасибо ему, тотчас согласился помочь мне. Христе, Свете истинный и отпуст произнес сполна, невзирая на сатанинское смущение и страх. Пред литургией, исповедуя одну девушку, на мгновение возымел блудное движение и во плоти и в сердце, но потом в слезной молитве испросил у Господа прощение и мир; благодарю благопослушливого Владыку и милостивого.

За обедней смущался сильно от поспешности дьячка в чтении и пении, несмотря на замечания не торопиться (на утрени те же замечания, смущение, которое прошло милостию Господа и Богоматери). На великом входе сказал всё, что надо было сказать: В первых помяни, Господи Святейший Синод и господина нашего... сказал всё, слава Богу, и сказал с чувством, помянув великого Архиерея, прошедшего небеса, Господа Иисуса Христа (Евр. 4, 14). Заамвонную молитву прочитал всю: за всё это благодарю Господа; предварительные пред причастием Святых Таин молитвы Верую, Господи и пр. прочитал с чувством всё. Отпуста не сказал всего, имея нечто на дьячка за его Поспешность в чтении и пении. Причастившись, я почувствовал животворный огнь в устах и во утробе; потребив Святые Дары, чувствовал себя блаженным. Блаженство это скоро было утратил, крикнув с негодованием в коридоре церковном на нищих, приступавших ко мне вопреки моему желанию. Крепко молился и каялся Господу по дороге в таможню. Смущение и теснота прошли, и опять многомилостивый Господь даровал превожделенный мир. Вообще говоря, от тьмoчисленных смертей духовных спасал и спасает меня Господь. Славлю Его, благодарю, превозношу, – но зачем же доселе еще я прогневляю столь любящего, столь милостивого Господа? О Господи! Даруй мне совершенно премениться во благое. Я наичаще грешу невоздержанием, несоблюдением поста, самолюбием, раздражительностию, скупостию, жестокосердием, нелюбием, то есть недостатком любви, не снисходительностию, своенравием и непокорностию (вот, Господи, Ты льна курящегося не угашаешь доселе (Мф. 12, 20) по неизглаголанному милосердию Твоему!), тщеславием, внутренним любостяжанием, сластолюбием, лицезрением, любостяжанием.

Когда я сидел сегодня в Совете Попечительства о бедных в собрании членов, тогда Господь посетил меня благостию Своею в тесноте моей и избавил меня от теснот по молитве моей (внутренней, в сидячем положении) и мир сладкий даровал мне. Слава за сие Господу.

Чтобы сильно и действенно исповедовать других, надобно самому искуситься в борьбе с грехами и жить во всякой добродетели, имея чувство, обученное долгим рассуждением в отношении добра же и зла.

14 марта. Воскресение. Благодарю Господа, многократно посетившего меня нынешний день избавлением Своим чудным от греховной смерти, и прежде всего во время утрени, когда я в смущении и тесноте заметил отцу диакону Полетаеву и дьячку моему Зрелову о пьянстве в прошедшую ночь; во-вторых, во время обедни, в начале и пред Евангелием (особенно дивное по великому избавлению посещение Божие), и наконец после великого входа, на котором меня смутила мысль, что я огорчил дьячка (с отцом диаконом я помирился раньше), – и я не мог говорить имен царской фамилии. Заамвонную прочитал всю, и отпуст весь. Это тоже милость Божия. О бесплотные враги, ищущие поглотить меня, сколь вы неусыпны и злы! А всё из-за моего чревоугодия и лакомства!

Благодарю Господа, совершившего чудо избавления моего от смятения, скорби и тесноты в квартире одного отставного чиновника за городом (до крестин у матроса шестого экипажа), когда я помолился Господу на коленах о избавлении. Скоро Господь услышал и спас, и я торжествующим духом, непреткновенно совершил крестины. Слава Господу!

В исправлении братии моей я был сам неисправен, в духе сделал выговор – не в духе кротости, смирения и незлобия, а в смущении и запальчивости, неприязни к согрешившим, хотя и сам часто согрешаю. Любовь долготерпит, милосердствует, не завидует, не превозносится, не гордится, не раздражается, вся покрывает, вся терпит, николиже отпадает (1Кор. 13, 4 – 8). Этих условий я не сохранил – значит, сам не имею любви, окаянный. –

Знаменуя себя крестным знамением, помышляй, что ты искуплен Господом чрез крест от греха, проклятия за грех и от вечной погибели для святости, благословения Божия, вечной жизни, да распнешь свою плоть со страстями и похотями; не подпадай же добровольно снова страшному Божию проклятию и вечной погибели чрез свои страсти и нераскаянное житие, но всеми силами ума и сердца и воли стремись к святой жизни, словом, к совершенству: нестремление к совершенству для христианина есть грех. Если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное (Мф. 5, 20).

Я часто погрешаю в том, что мои собственные, нередко ложные воззрения, болезненные чувства, призраки, мечты воображения, злую мнительность считаю за соответствующие действительности и чрез то смущаюсь, теряю любовь к ближнему, раздражаюсь, впадаю в боязнь. Уврачуй душу мою, Господи!

Враг бесплотный во всем насилует человека, наводя на него леность, сон, гордость, самолюбие, злобу, зависть, чревоугодие, пьянство, уныние, нетерпение и пр. (в церковь лень вставать, лень идти, лень стоять, лень читать, слушать слово Божие, говорить о Боге и о душе).

Согрешил я пред Богом, пред собою и пред людьми, презирая и ненавидя племянника своего Ивана Фиделина – не за какие-либо дурные качества душевные, хотя и тогда не следовало бы ненавидеть, а за неблагообразное лицо, изрытое оспою, что не от него зависит, и за кривоту одного глаза, что также не по его вине было. Научился я, окаянный, лицезрению и лицеприятию и всякой неправде чувств плотских: сластолюбию, благовониям, мягкоосязаниям, красновидению и приятным звукам. За неблагообразную плоть, или лицо, презрел я благообразную душу, которая по образу и подобию Божию, искупленную Кровию Сына Божия, уневещенную Христу, отрожденную водою и Духом Святым, получившую залог Духа Святого, напоенную Кровию Спасителя, – красоту нетленную, которая может быть и при неблагообразном лице. Кто исцелит меня от этой болезни души, от этого сумасшествия добровольного? Он, племянник мой, может быть мне другом, братом, каков и есть. Господи! Даждь мне и домашним моим иметь к нему искреннее расположение душевное и ни мыслию, ни чувством, ни взглядом, ни словом, ни действием не обижать и не огорчать его. А его соделай благочестивым, богобоязненным, трудолюбивым, предупредительно-услужливым, добрым, да стяжет тем любовь мою и домашних моих. Имейте веру в Иисуса Христа нашего Господа славы, невзирая на лица (Иак. 2, 1). Лицо преходит и тлеет, как и всякая одежда, всякая вещь, а образ души – вечен и равен сам себе, как образ Божий.

16 марта. Вторник. Согрешил я вчера чревоугодием и невоздержанием, пять раз евши в день, хотя и понемногу: утром с чаем, потом в госпитале пред чаем у духовной дочери Анны Герас., затем дома, потом у отца иерея Василия Дмитриевича в доме Головарева (сардинка с черным хлебом) и наконец дома жареную рыбку и уху с ершами. Оттого ночью случилось блудное видение и осквернение. Всякого осуждения и всякого наказания я достоин, неисправленное имея житие и сердце и прогневляя непрестанно Господа моего. И еще долготерпит мне Господь. Окаянный я человек: каюсь пред Богом, получаю милость и прощение и опять делаю те же грехи, в коих только что покаялся.

Замечательное спасение явил мне сегодня Господь вечером, когда я шел в шесть с половиной часов вечера на молебен к жене официанта Степаниде Аввакумовне: я шел в огорчении на учителя гимназии Удальцова за его ни с того ни с сего пренебрежение мною в учительской гимназической комнате, что со всеми здоровается, а со мною нет. Мне стало больно, тяжело, тесно; я порывался высказать ему его невежество при первой встрече в моих горьких выражениях. Но тут я, теснимый и мучимый неприязнию к нему, вспомнил слово святого Максимa Исповедника о любви, что кто гневается на брата из-за какого-либо оскорбления, то еще не научилcя любви 141. И вот я покаялся от души, что разорил закон Господень, от любви отпал чрез самолюбие; призвал Господа, и Он помиловал меня, окаянного. Господь вселился в мое сердце и исполнил меня миром, – слава Господу!

Когда горит дом у какого-либо человека, тогда неуместно и безрассудно гневаться на того человека, презирать, ненавидеть его, а надо жалеть его, помогать ему чем можем с охотою, с любовию. Так надо поступать и с человеком злым, раздражительным: его душа воспалена злобою, этим адским, ужасным огнем, его раздражать не надо, а должно жалеть, как сгорающего адским пламенем злобы, за зло платить любовию, кротостию, ласкою, услугою, молитвою сердечною, как бы за себя самого, когда сам бываешь в какой-либо страсти и, уязвляясь от ней, молишься всем сердцем Господу о избавлении от ней. Мы все жалкие орудия всепагубных страстей.

Если приписывают тебе ложно злые намерения, желания, помышления, то, не говоря много и не оскорбляясь на это, предоставь делам твоим доказать противное тому.

17 марта. Благодарю Господа, двукратно меня спасшего в Совете Попечительства по поводу покаянной молитвы моей вследствие злобы на меня Анны Константиновны Цветковой, крайне пренебрегавшей мною, а потом и дома или, лучше, по выходе на двор, когда я ушел от злобы и ссоры жены и сестры Анны. О, змииным образом подстрекает она жену мою, вооружает против меня, обобрать меня хочет. (Справка где-то, можно ли половину доходов у меня взять на жену.)

Попечительство.

От Ивана Петровича Рудакова (в доме Шубиной) в год шесть рублей.

Получил 22 января 1875 года три рубля.

От Андрея Павловича Чепышникова в год десять рублей – получено на первый случай шестьдесят копеек; от портного Прокофьева сорок копеек.

От Феофила Малиновского, содержателя чертежной, три рубля. От Семена Тарасовича Берсенева, письмоводителя пятого флотского экипажа, один рубль получил. От поручика Павла Александровича Малиновского получил три рубля.

17 марта. Благодарю Господа, умиротворившего меня чрез молитву покаяния, внутренно читаемую от души на улице. Жена моя, по наваждению или наветам Анны, ее сестры, считает меня во всём виноватым против себя (жены моей), а себя против меня ни в чем. Но я Господу предоставляю судить меня, не людям; человеческому предстательству, Владычице, не ввери мя 142. Грех юности моея и неведения моего не помяни: по милости Твоей помяни мя Ты, ради благости Твоея, Господи... Аще беззакония назриши... кто постоит? (Пс. 24, 7, 129, З). Помяни им грехи их, Господи, зело клевещущих на меня, особенно сестры Анны.

Напишу всем своякам о поступке моей свояченицы со мною и с племянником, о том, как подстрекает младшая моя свояченица жену мою разводиться со мною.

18 марта. Великая ссора из-за племянника, коего письмо похитила Анна Константиновна и жена моя Елисавета, ссора из-за того, что я послал в Верколу второму, старшему племяннику Александру, крестнику, одежду на тридцать восемь рублей. Об этом они прочитали в письме племянника Ивана, живущего у меня. Сильно набросились на меня жена и Анна Константиновна, и ругательств было немало с их стороны; племянника называли рожей безобразной, мужиком, пьяницей, и мне досталось слов ругательных. Вдоволь горячился и я и напоминал ясно о моих благодеяниях им, паче же Божиих, а не моих... Горько мне было, смутился я, бросил их и пошел на свежий воздух гулять да молиться – легче гораздо стало. Весь вечер и всю ночь дулись на меня. Я помолился и спал преспокойно, благодаря благодать Божию. Днем встреча опять горькая: Анна Константиновна дулась зло, натравляла на нас детей малюток: они с нею крайне портятся характером. До часу все дулись на меня, жена и Анна Константиновна. Уехала не простившись, я ушел не раскланявшись и не простившись, видя ее задорность, гордыню, злость. В гимназии я был очень покоен. Но в исходе из гимназии сердце ныло. Дома тоже: жена сердилась, негодовала за племянника, ругала его. Всё денег мало ей – дай ей вперед на пятьдесят лет или немного меньше. Я говорю: помрешь раньше. Обедал с племянником. После обеда (туга) на сердце. Я молил Господа: Господи! нет злобы во всём мире, которой не могла бы победить Твоя благость, – победи убо, Господи, злобу во мне, в жене моей и в свояченице моей Анне. Несколько раз сказал это и – o! Дивное чудо! – Злоба побеждена, сердце исцелено, умиротворено, расширено! Значит, то же и в жене моей, и в Анне К. Слава Господу за Его милосердие, за Его державу всемогущую.

Когда свояченица Анна К. рассердится, разозлится, она непрестанно язвит, делает подлости, пакости, наветы, малюток детей своих учит пакостить, прислугу Анну, столь же злую, как она, жену мою... Поэтому не должно щадить ее, но запрещением запретить ей и в дом мой не показываться, чтобы не привела всех в смятение, в расстройство. Господь помощник мой.

На кого воззрю, токмо на кроткаго и молчаливаго и трепещущаго словес Моих (Ис. 66, 2). Любезен Богу тот человек, который, подобно Господу Иисусу Христу, кроток и молчалив пред людьми злобными, завистливыми, гордыми, неправедными, восстающими против Него, кои ругают, поносят Его, причиняют Ему различные неправды. Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю, говорит Господь (Мф. 5, 5). Кроткие молятся и за врагов своих, как Господь за Своих врагов и как архидиакон Стефан за своих. Кроткий своею кротостию нередко в самом начале и в самом корне уничтожает гнев и злобу людей, ибо кротость сильна обезоружить и злого человека, или по крайней мере в последствии времени кротость превращает и злых в кротких агнцев. Сколько бы прекратилось ссор в самом начале, если бы одна сторона переносила всегда с кротостию и в молчании обиды и нападки другой стороны! Сколько было бы целых людей, не сокрушенных гневом, досадой, злобой! Какой был бы мир в семействах, товариществах, в обществах! Тогда было бы Царство Божие на земле. И не оттого ли бывают ссоры, раздоры семейные и общественные, что тогда как одни нападают и смущают, другие не хотят помолчать вовремя, стерпеть, перенести обиду, а горячатся, сердятся и говорят обидные слова? Оттого происходит иногда ужасная и продолжительная злоба. Бывает, впрочем, и то, что и кроткого, но неприятного человека съесть хотят злые люди и никакая кротость не может спасти его от них, но, кажется, чем кротче он, тем более хотят съесть его. Тут остается только терпеть и молиться за врагов.

9 марта. Благодарю Господа, многократно спасшего меня от скорби, тоски и тесноты, возникавших во мне по поводу воспоминания о свояченице Анне, злобующей на меня и грозящей мне и жене моей, увлеченной сестрою своею против меня. Лишь воззрю на Господа с молитвою упования, как тотчас милость мира получу, свободу, пространство и дерзновение. Угрозы злых рассыпи, Господи, и в ничто обрати, да не посмеются слуге Твоему, работающему Тебе.

Благодарю Тебя, Господи, яко услышал еси малую, краткую, но искреннюю молитву покаяния моего, Господи, когда я, пришедши домой после исповеди и видя дома беспорядки, вознегодовал на жену мою и в горьких, укоризненных, уподобительных (соляной столп) выражениях укорил жену мою, не хотевшую быть покорною и кроткою и только укорявшую меня неправедно, будто я лишал ее многого, обобрал ее, посылавши родственникам моим деньги на нужды, и особенно пославши одежду племяннику Александру без ее ведома. Много неправедных укоризн она делала и делает мне, и всё, думаю, чрез сестру Анну К.: она научает и подстрекает, делая всякие смущения в доме. Посему молю Господа, да удалит Он ее навсегда из дому нашего, да не будет как лукавый в доме, да будет мир в доме.

Господи Человеколюбче! Сам я, почивающий на законе и ведущий хотения Твоя, столько раз в один день поступаю противно велениям Твоим, увлекаюсь страстями моими, то коль ми паче, Господи, домашние мои, не ведущие закона Твоего, не обучающие себя ко благочестию и в суете житейской всегда обращающиеся! Прости убо, Господи, им грехи и беззакония их, все обиды и устремления их против меня и племянника моего и всех кровных наших, наказав прежде отчасти за неправды их, да вразумятся впредь не смущать нас; умягчи и просвети сердца их, посети их благостию Твоею и не до конца прогневайся на них. Се, ныне ощущая в сердце моем излитие мира Твоего животворного, благодарю Тя за дар сей небесный, его же туне приях от Тебя, Господи, по милости Твоей и щедротам Твоим. Утверди сие дарование во мне, Господи, и во всех домашних моих, да в мире и тишине и взаимной любви поживем пред Тобою. Аминь. 19 марта. Пятница.

20 марта. Те похвалы Божией Матери, которые в акафисте Ей, Пренепорочной, восписуются33, далеко не соответствуют еще Ее превысоким достоинствам, коими Она обладает по благодати Божией, ибо недоумеет всяк язык благохвалити по достоянию, изумевает же ум и премирный пети Тя, Богородице 143. Церковь по силе своей, по благодати, данной от Бога, восхваляет Ее песнями богодухновенными, тоже весьма возвышенными и чудными.

Господи! Наступают великие дни страданий Твоих: даждь мне встретить и проводить их богоугодно; избави мя, Отче, от озлобления бесов и лукавых человеков, особенно свояченицы моей Анны. Хощу, Господи, мира и любви, но не хочу вражды и распри. Возбуждающих ее или накажи и вразуми, или запрети им, или потреби их, да, вознесшеся вельми, не ниспровергнут всякий чин времен священных, да не изведут мира Твоего из жилища моего и от душ наших. Ей, аминь! Господи! Защити вола Твоего, слугу Твоего, и от меня самого, от ветхого моего человека, еще живущего во мне, и от людей брани и вражды. Буди!

Защищаясь против злобы домашних и других людей, да не впаду я, Господи, сам в злобу не исцельную, да держусь кротости, незлобия, любви, да побеждаю благим злое помощию благодати Твоей, да не взираю на людей с подозрением, с боязнию, злобою, негодованием, с унынием, что от диавола есть, но да взираю на них с доверием, любовию, кротостию, благодушием, снисхождением, терпением, мужеством, откровенностию, но и с осторожностию, без излишнего доверия, иногда очень вредного.

Одиннадцать часов ночи. Благодарю Господа, утешившего меня скорым услышанием и избавлением от ядовитости и тесноты греха чрез минутное призывание Его святого имени. Я сказал Господу: Ты не требуешь многих слов, довольно одного призвания святого имени Твоего, чтобы получить спасение. И тотчас пришло спасение, я чудно оживотворился, по всем членам пошла жизнь Божия, и смерть исчезла. Слава Богу, Спасителю нашему!

20-е. Суббота. Да, в сладком чае и особенно в рыбе – блуд, прелюбодейство... Тотчас за нарушение поста следует блуд. Боже! Очисти мя грешного и помилуй мя.

Благодарю Господа, совершившего чудо примирения мне жены моей и прежде – меня ей, по молитве моей. Славлю благодать, милость, щедроты, силу, державу, царство Отца и Сына и Святого Духа. Да будет то же, Господи, и с моею сестрою по жене Анною К. ...

Благодать Божия – моя сила, слава, сладость, украшение, свет, жизнь, здравие. Слава Господу о сем.

21-е. Воскресение. Благодарю Тебя, Господи, за чудеса спасений Твоих во время утрени и особенно ранней обедни: видел, Господи, видел я шествие Твое во мне, как смерть духовная, вторгавшаяся чрез грех в сердце мое, убегала от меня чрез посещение Твое, и я получал вместо смятения мир, вместо скорби – радость, вместо тесноты – пространство, вместо мертвой холодности – животворящие слезы умиления. При произнесении слов В первых помяни, Господи я от чувства неприязни диавольской к преосвященному митрополиту Исидору не мог выговорить слов этого возгласа и потом сильно смутился, впал в тесноту, бессилие, горшую неприязнь к нему, хотя и сильно тому противился. Заамвонную молитву и отпуст произнес вполне. Слава Богу! Я познал, что невыговаривание от охлаждения и расслабления сердца – диавольское дело!

Благодарю Господа за дело примирения мне свояченицы моей Анны К. – это есть чудо моей молитвы, чудо Божией силы и благости, ибо злоба была ожесточенная, ссора сильная, вызванная ненавистию к племяннику моему жены моей и Анны Константиновны; был виноват и я тем, что не стерпел этой неприязни.

23 марта. Вторник. Позвали меня сегодня утром в восемь с половиной часов соборовать Василия Дмитриевича Никитина и молебен служить. Я пил сладкий чай с кренделями, три стакана выпил с избытком; когда я пил второй стакан, тогда пришли за мною; я послал к дьячку и сказал: чрез четверть часа приду, и стал допивать второй стакан; потом налил третий и выпил, и стал собираться. Вместо того чтобы оставить второй стакан и идти к больному, я, окаянный, стал услаждать плоть свою и расслаблять и губить душу свою, доколе не насытился вполне плотию. Когда я соборовал, я чувствовал себя мертвым, бессильным, робким, боязливым, унылым, не могущим говорить от боязни молитв. О, мертвец я духовный! В чем я упражняюсь? В сластолюбии ли и чревоугодии? А душа жалким образом умирает, вся она в беде, в ранах, в плену у врагов невидимых. Вот в этих бедственных для людей случаях, в их болезнях, скорбях, бедах, теснотах, я оказываюсь недостаточным к сочувствию, состраданию, утешению – одним словом, к христианской горячей, нелицемерной любви; лицеприятное, самолюбивое, алчное до земных благ, неблагожелательное к душам, злое, завистливое, малодушное, нетерпеливое, изнеженное сердце мое сказывается, каково оно, – и горе мне от неисправления моего. Что сотворит мне Господь, когда придет на Суд и найдет меня таким неготовым, неисправленным? О, как я пленен особенно лицеприятием! Вот племянника своего родного за неблагообразие лица и за кривоту, за неуклюжесть, нерасторопность не люблю, презираю, отвращаюсь, как отчего-то гнусного, отвратительного, хотя он кроток, смирен, незлобив, послушлив, трудолюбив, разумен и смышлен. Но даруй, Господи, любить и уважать в нем еже по образу Твоему, презирать, считать маловажною плоть, лицо его, которое земля и тлен, как и у самых благообразных людей, и будет равно пищею червей, прилежати же о души, вещи бессмертней, ее уважать, любить, воспитывать, ей воздавать должную честь как богообразной, прекрасной, нетленной.

Чувствую, что враг бесплотный, ненавистник рода человеческого, усиливающийся повсюду в сердцах людских насадить нелюбовь, вражду, неприязнь, ссору, ненависть, посмевается надо мною, как некогда посмевался и мучил меня, когда у меня была мать, Феодора Власьевна. Но да отрекуся навсегда сатаны и всех дел его, и всех аггел его, и всего служения его, и всея гордыни его, да ставлю ни во что плоть, какова бы она ни была – благообразная или неблагообразная, да отброшу блуд свой и лицеприятие свое. А для избежания сего да престану пить по утрам сладкий чай и есть что-либо, да пью только один стакан без накладки в стакан, ибо большая связь между сластолюбием плоти и лицеприятием: сластопитающаяся плоть ищет и в лицах, в лицезрении людей плотского услаждения, что крайне нелепо и дерзко.

Человек! Разве для услаждения твоего Господь создал подобного тебе человека, как плод съедомый. Он создан для Бога, для славы Божией, как и ты, для споспешествования благу ближних и для своего довольства и благополучия; у него, как и у тебя, есть своя высокая нравственная цель – единение с Богом, с Церковью земною и небесною и блаженство вечной жизни, в которой всё будет ново, прекрасно, светло, нетленно и всё неблагообразное и безобразное, греховное и нечистое исчезнет. Благодарю Тя, Господи, вразумившего мя. Смотри, как враг посмевается над нами, то прельщая постоянно благообразными и красивыми лицами, то неблагообразными, – одними привлекая к лицеприятию и мерзкому сластолюбию, к плотской, греховной любви, а другими отвращая от любви, привлекая к презрению, ненависти, вражде и как теми, так и другими отвращая от истинной жизни по духу Христову, любви чистой, святой, вечной. О, гордыня! О, нелепое плотское мудрование плоти! О, гордыня! О, мерзость! О, противление Богу! О, суетность! Из-за оболочки ли плоти презираем душу, которая по образу и подобию Божию? Или из-за оболочки ли плоти (благообразной) опять оставляем благообразную душу, нетленную, разумную и бессмертную, и всё внимание, всё сердце, всю привязанность свою стремимся сосредоточивать на плоти, тленной пище червей? О, неразумие! Итак, бросить сласти душетленные! О, как они горьки для души! Как расслабляют души! Как от любви Божией отвращают, умерщвляют, посрамляют душу, унижают ее! О, даруй мне, Господи, иметь всё тщание о душах, а не о телах и благах телесных! Аминь. О, навык греховный! О, пагубное мудрование плотское! Умертви его, Господи!

Чудовище я, не человек: пред высшими, богатыми, знатными подобострастен, раболепен, льстив, боязлив, малодушен, пред низшими – яр, гневлив, презорлив, укорлив; красивыми прельщаюсь, безобразных отвращаюсь; богатых опасаюсь, низших гнушаюсь, хоть не всегда, но иногда; пред высшими, знатными, учеными – ни слова, пред низшими и нищими бездну испускаю слова. А священник должен быть со всеми ровен, важен, степенен, спокоен.

24-е. Скоромная пища располагает к лени и бездействию, ко сну, особенно вечером, но не к молитве, размышлению, покаянию, чтению; она же располагает к блуду и жестокосердию, к скупости и сребролюбию. Блажен, кто постится разумно и пост сопровождает делами добрыми, особенно молитвою и милостынею. (Вчера выпил стакан молока с вечера, а ночью в сновидении нечистый дух явился в виде благообразной распутной девицы и вел меня в дом разврата; сласть увлекала меня, и я сдавался на слова прелестницы, окаянный! Боже, помилуй и очисти мя, – хорошо, что вовремя проснулся.)

Я едва сам кривым не сделался уродом, когда лошадь наехала на меня в 1865 году. Да поминаю милость Божию, сохранившую меня, и да жалею и люблю всех убогих, лишенных каких-либо членов от болезни или от несчастных случаев. Да сострадаю, как сочлен, бедствиям человеческой природы, а не презираю ее из-за бедствий и несчастных случаев или болезней, как учит диавол. Боже, помилуй мя! Господи! Благодарю Тебя за соблюдение меня от кривоты, слепоты, глухоты, хромоты.

Благодарю Господа, приявшего вчера мое покаяние в жестоких, гневных, поносительных Словах на нищего, вновь прибывшего из Питера из-за просроченного билета. И где же я на него выражал свой гнев? Пред самою церковью. О, жестокосердие! О, забвение! О, слепота! О, сребролюбие! О, сластолюбие! И это в Великий пост! Немилостиво осуждаю себя.

Смотри тщательно за течением своих мыслей, помыслов, чувств, движений плоти и духа. Враг не дремлет, ища поглотить нас. Но и не дремлет и не спит и Страж Израиля.

Вы грешны – спасайтесь милосердием и милостынею. Я проповедую о милостыне, приглашаю и побуждаю к ней вас, мои добрые прихожане, и всех вас, жители Кронштадта.

Царство Небесное силою берется, и усильные искатели восхищают его (Мф. 11, 12). На всяком шагу, слове, деле, помышлении и чувстве мне приходится убеждаться в этом самым делом, видет истину непреложную означенных слов.

25 марта. За утреней я сначала смутился оттого, что отец протоиерей не дал мне церковных риз, а назначил мои собственные ризы, мною сделанные для треб; в покаянии о сем получил от Господа прощение. Вообще чувствовал себя под крайним давлением лукавого: пел стихиры на литии и на стиховне; слов: Милостив бо и человеколюбец Бог еси... не мог выговорить; молитву Владыко Многомилостивe... в конце не выговорил от смущения. Молитву на освящение хлебов тоже не договорил в словах: Ты еси благословляяй... в Евангелии слов: яко сотвори Мне величие Сильный (Лк. 1, 49)... тоже не выговорил. На литургии Господь явил мне богатую Свою милость, оживив меня, мертвого прегрешеными... причастился животворно. Поучение сказал. Девять рублей собрал на Попечительство. В двенадцать часов два раза Господь спас меня, оживотворил меня, умерщвленного грехом мордобития пьяного нищего и ругательства дьячка Зрелова за нерасторопность и медлительность в исполнении поручения. Я покаялся Господу, прося милости, и получил, и ожил.

Пришедши к утрене в Благовещение, я чувствовал себя крайне неготовым к сердечному, духовному празднованию этого великого праздника; сердце мое было плотяно, грубо, немощно, подвержено всяческим искушениям со стороны лукавого. И это от непощения, от небогомыслия, от нечтения слова Божия. Беден я окаянный, нищ, слеп и наг.

Как ты смеешь судить чуждему рабу, разумею покойника, умершему после великих согрешений, но покаявшемуся? Говори же милость Божию всецело и не кради слов Божиих. Сердце мое болит тлением и отвращается нетления.

Земная красота преходящая, преходящие образы, – есть вечная, непреходящая Красота, дающая от Себя всякую красоту тварям. К Ней стремись, человек!

Прииде Сын Человеческий взыскати и спасти погибшаго (Мф. 18, 11). Господи! Взыщи и сего погибшего Василия Дмитриевича Никитина. Взыщи и спаси его, да и меня с ним. И всех подобных нам грешников. Множество беззаконий наших да не одолеет бездны милости Твоея. Господи! Да не возрадуется о нас враг.

Когда читаешь молитву Отче наш, то имей, во-первых, глубокое, ясное и отчетливое знание всего ее содержания, призываний, прошений и славословий; во-вторых, пламенную любовь к Отцу Небесному, так как ты чадо Его по благодати возрождения, и пламенное желание избегать всякого греха и жить свято, всецело 144, постоянно, неизменно повиноваться Ему (дa приидет Царствие Твое) и никаким образом, никаким грехом, никакою страстию, похотию не работать диаволу, в-третьих, пламенное, твердое желание отсечь всецело свою плотскую, греховную, погибельную волю и возлюбить всем сердцем совершенную и спасительную волю Божию, которая есть освящение наше и жизнь вечная; в-четвертых, наблюдай всегдашнее воздержание во всех Желаниях, помышлениях, в Словах, в пище, одежде, во всех потребностях телесных, избегая всякой неуместной роскоши (хлеб наш насущный даждь нам днесь), пламенно желай нетленной пищи слова Божия и Святых Таин Пречистого Тела и Крови Христовой – сего источника жизни и бессмертия; в-пятых, стяжи всегдашнее покаяние сердечное, глубокое, всегдашнее самоосуждение и самоукорение и отринь совершенно от сердца всякую злобу и всякое злопамятство, от души прощая всем согрешения против тебя других; в-шестых, бегай искушений, случаев ко греху или мужественно переноси их, когда они належат тебе, и в-седьмых, ежедневно отрицайся сатаны и всех дел его, и всех аггел его, и всего служения его, и всея гордыни его (избави нас от лукаваго). Сие даруй, Господи, всем нам. Яко Твое есть Царство (мы истинно рабы Господа – Он Царь наш вечный), и сила (Он всё может в нас совершить), и слава (Он Бог славы и всех и всё создал для славы великого имени Своего, а мы хулим делами своими имя Его) Отца и Сына и Святаго Духа ныне и присно и во веки веков. Аминь. Истинно. Нелицемерно.

От повторения и продолжения наших грехов они получают силу непреодолимой привычки; сердце, заматоревшее в повторении их, делается каменным, не способным воспринимать животворную благодать Божию. В этом состоянии находятся весьма многие из христиан и я, грешный. Ибо невозможно – однажды просвещенных, и вкусивших дара небесного, и соделавшихся причастниками Духа Святаго, и вкусивших благого глагола Божия и сил будущего века, и отпадших, опять обновлять покаянием, когда они снова распинают в себе Сына Божия и ругаются Ему (Евр. 6, 4 – 6). Вот я, окаянный, таков. Но и еще не отчаяваюсь в своем спасении.

(2 ноября 1874 г. Суббота. Поел сегодня мяса, и возобновился кашель, и сердечный блуд тоже. Не надо есть мяса, ни даже рыбы.)

26-е. Благодарю Господа, двукратно спасшего меня во время утрени по великой милости Своей: раз от блудных помыслов, другой от неприязни к сослужителю отцу Матфею и от скорбей и теснот греховных. Благодарю за дарованный мир. Но что было со мною во время обедни! Какая скорбь и теснота от неприязни сердечной к отцу протоиерею Павлу Васильевичу Трачевскому за его необщительность, холодность, за отвращение от бедных, за противодействие Попечительству о бедных! Я, правда, сам необщителен, но, думаю, из-за него, ибо примера не вижу. Я помолился за него от всей души, и стало легче. Всю обедню я был в страшной бомбардировке (блокаде) от невидимых врагов: хоть плачь – до того было тяжко. Обедня была по покойнике Василии Дмитриевиче Никитине в Соборе. Причастие меня оживило.

Недостатком чего я страдаю? Недостатком любви христианской, и в особенности любви к врагам, действительным или мнимым. Вчера во время Преждеосвященной литургии страшною неприязнею к отцу протоиерею возгорелось сердце мое, против моей воли и моего желания, хотя прежде и страдал этим, и только чрез глубокое раскаяние благодать Божия избавила меня от этой адской вражды, даровав мне любовь к отцу протоиерею, как за утреней к отцу Матфею, и я успокоился и избавился от насилия бесовского. О Божественная любовь нелицемерная, неотчуждающая, живи, живи в моем сердце непрестанно! Злоба есть ужасное наказание для себя самой или для того человека, в коем она гнездится, – его надо жалеть, жалеть горячо и молиться за него Богу от всего сердца, как и за себя; если она есть во мне, да изженет ее Господь из сердца. А предлогов-то сколько ко вражде самолюбивое сердце представляет! Он, говорит оно про брата, необщителен, жестокосерд, крайне сребролюбив, горд, презорлив или несправедлив, отзывается обо мне дурно в обществе, или скуп, скpяга и пр., то есть причиною ненависти всё представляет грехи, как будто сами мы безгрешны и неповинны пред тем братом, который действительно или мнимо нас ненавидит, или как будто и он не может ошибаться касательно нас и подвизаться на гнев против нас и сделать нам неправду по навету врага бесплотного; как будто он должен нам во всем угождать, а мы ему нет или как будто он Ангел, а не человек и не должен, непременно не должен быть как мы – расчетлив или сребролюбив, скуп, а должен нас к себе сзывать в гости, угощать и снискивать наше расположение и благоволение. Итак, конец тот, что, зная общую нашу немощь, грех, общие наши страсти, недуги душевные и телесные, надо быть снисходительным друг к другу, молиться друг за друга, якода исцелеем (Иак. 5, 16),а не презирать друг друга, не враждовать друг против друга. Бог всё может сделать: и сердца смягчить, и привлечь их к любви, и вражду разрушить, и спасти всех. В том-то и беда и горе наше, что мы любовь свою оставили, любовь к Богу, по образу Коего мы сотворены, Коим отрождены, запечатлены Духом Святым, Кровию Коего напоены, – и любовь к ближнему, который есть образ Божий, храм Святого Духа, член Христов, сонаследник Христу и наш; в том беда и горе, что мы, оставив (любовь), не видя ничего доброго в брате, видим лукавство только, одно худое и ненавидим его. Так враг омрачает нас злобою!

Паспорт невесты 22 апреля отдал ли дьячку? От ядения рыбы и питья вина в пост и в другое время происходят великие искушения и подаются поводы ко грехам блудным. Наешься рыбы и напейся вина или покушай много сладкого, и во сне будут тебе сниться кушанья и стаканы вина и разные сладострастные виды.

От ядения рыбы происходит совершенно другой воздух в теле и другой дух: в душе зловоние, дух блуда, ярости; сердце грубеет, земленеет, каменеет, делается чуждым истинной любви.

От неядения рыбы и от ядения только растительной пищи совсем опять другой воздух в теле и дух в душе: воздух легкий и дух спокойный – дух целомудрия, кротости, смирения, терпения, богомыслия, любви к Богу и ближнему.

27-е. Сегодня исповедовался у меня простой народ: сравнительно с здешними городскими обывателями, это ангелы – не люди, это почти святые: простота, кротость, целомудрие, искреннее сознание своих грехов. Не напрасно Господь избрал двенадцать апостолов из простых рыбарей. Это была природа целая, здравая, чуждая лукавства. Вот подлинно Израильтянин, в котором нет лукавства (Ин. 1, 47).

Что пред ними офицеры, ученые наши преподаватели, наши новомодные купцы и купчихи, жены офицеров, преподавателей, чиновников? Эти последние – вольнодумцы, неверы, невежды горькие, злоумные, лукавые, высокомерные, говорящие свысока о Боге и Церкви и ее установлениях, относятся с высокомерной критикой к тому, что не подлежит критике их разума, отвергают весьма, весьма многое из практики церковной: общественную молитву, поклоны, исповедь грехов, даже Причащение и другие Таинства. Они отвергают монашество, которое есть житие ангельское на земле, называют монахов тунеядцами.

Один молодой крестьянин сознался на исповеди в том, что он отравил жену свою мышьяком в пироге и что неделю она болела и умерла. А это злое дело произошло от ссоры домашних, матери жениной и самой жены. Я лишил его причащения Святых Таин и велел ему молиться и каяться домашним образом целый год, проливая слезы о своем злодеянии и моля Господа о оставлении согрешений жены своей и упокоении ее в месте света, покоя и прохлады.

Аз есмь дверь: Мною аще кто внидет, спасется (внидет верою и покаянием в Царство Его), и внидет и изыдет (то есть из тела, из жизни сей, из Церкви земной), и пажить обрящет (Ин. 10, 9), то есть для души своей по смерти тела, в жизни загробной.

Удивительно и ужасно, в какую немощь поверг меня чрез сласти диавол в продолжение нескольких дней, когда не было у меня службы литургии: связал, спутал, сковал было меня, говорить не давал молитв и возгласов. Славословие в субботу развязало сердце и язык. Слава Богу! (Робость и страх овладевали мною, узы внутренние.)

В мире – служение плоти, греху и диаволу, в Церкви – служение духу, святыне, Богу. Если не работаем Богу, то работаем страстям: одно из двух. Лучше уж работать Богу.

Ектении, молитвы и литии церковные – идеал, образец совершенства христианского, до которого мы должна достигать всю жизнь.

Господь хощет проникнуть нас совершенно в причащении Святых Таин Своих.

В образе Твоем, в членах Твоих я оскорбляю Тебя, Господи!

От Куликова заказ картонок Попечительству.

От Семена – плетение.

1 марта. От членов Куликова – 12 рублей. Иван Денисович Захаров обещал 5 рублей в год.

От Архипа Ильина – 10 рублей.

От Федора Васильева – 5 рублей. В Медв. улице лавочник 3 рубля обещал.

От Ефрема Орешина – 5 рублей.

От Ивана Серебренникова – 2 рубля. За Рудаковым остается 3 рубля.

От Анны Васильевны Касаткиной – 12 рублей.

От Елены Петровны Калмыковой – 8 рублей.

От Александры Николаевны Шубиной – 18 рублей.

От Федора Николаев. – 15 за три месяца.

От Ефрема Степановича – 15 рублей.

От Екатерины Яковлевны Никитиной – 25 рублей.

От Петра Степановича – 3 рубля.

От Ивана Васильевича Яковлева – 10 рублей за два месяца.

Манный молочный суп очень полезен – варить чаще. Телячье жаркое тоже – голос чистый дает.

13 марта 1876 г. Полиглотов, Зрелов, Никитин и Адриан пьянствовали до двенадцати часов ночи у Полетаева. Надо доложить протоиерею, чтобы унял бесчинников, пред службою на воскресенье (каптующих). Все с папиросами запаленными выбежали на улицу.

От Дмитриевой 5 рублей на Попечительство.

От Аркадия Ивановича Шляпникова – 5 рублей.

От Коновалова Григория Ивановича – 3 рубля. 6 апреля 1876 г.

В Попечительство от Калинина 3 рубля.

Ивану Ивановичу Добрынину 22 апреля.

13 NoNo «Домашней Беседы».

10. No No «Церковного Вестника».

19 NoNo «Церковного общественного вестника».

19 NoNo «Сын Отчества».

Предложить вопросы распорядительному Совету Попечительства: а) что делать с бедными вдовами солдатками, при коих есть маленькие дети, коим решительно некуда деваться? Или тем женщинам с малолетними детьми, у коих мужья помешались в уме?

Что делать с нашими молодыми мещанами, в большом числе присланными из Петербурга в Кронштадт и остающимися без дела? Что делать с ними Попечительству, когда их не берут на работы, ибо известно, что они отправляются ежедневно большими партиями искать работ и им отказывают, потому что войско отбивает у них эти работы?

Список членов Попечительства непременно надо составить, чтобы знать, какими силами мы владеем и чем можем мы располагать ежегодно.

Список всех бедных, коим необходимо пособие.

В бараки Евангелие и книги духовного содержания дать. 24 января 1876 г.

К Марье Ивановне, жене Трофима Ивановича, молебен 26 января в девять часов утра.

6 февраля 1876 г. Записаны ли в кружку деньги от майора Петрова?

Водку пить и мясо есть не надо – отягощают.

Купить марсалу у Прушевского. 1875 года. Июня 1 дня.

A parte in monte 145 [...] 1875 г.

Нищие, мужчина и женщина, в бане дрались. Рассказ моих домашних.

Подавать ли им милостыню, то есть вообще нищим?

В третию неделю 1876 г. исповедников восемьдесят семь человек.

* * *

133

В слезах (лат.).

134

Из молитвенных прошений на литии.

135

То есть по одной из гранитных набережных Кронштадта.

136

Тропарь преподобным общий.

137

Тропарь 8-й песни Благодарного канона Пресвятой Богородице.

138

Гобзующий (церк.-слав.) – живущий в довольстве и изобилии, избыточествующий богатством.

139

Великий угодник Божий преподобный Иоанн жил в VП веке, родом сириец, по своему сочинению названный Лествичником или автором «Лествицы», а по месту благочестивых подвигов – Синаит. На семнадцатом году жизни Иоанн принес себя в жертву Богу: тело вознес на Синайскую гору, а душу на гору небесную. Пребыв на Синайской горе в подвигах уединения до сорокалетнего своего возраста, преподобный удалился потом в Синайскую пустыню Фола, отстоящую на пять стадий от Синайской церкви, и здесь в великих подвигах строгого поста и непрестанной молитвы подвизался сорок лет. В продолжение сей необыкновенной Четыредесятницы пост его был столь же необыкновенен, как и самое продолжение времени его пощения. Хотя преподобный неуклонялся от пищи, разрешенной уставом во время поста, чтобы сокрушить, как он сам говорил, рог гордыни, но принимал ее столь мало, что казался более отведывающим, нежели вкушающим; зато от всякой страсти воздерживался он решительно, повелительно говоря к ней: молчи, онемей! Покаяние его было соединено с глубоким сокрушением сердца и слезами. Долго и после его блаженной кончины показывали под горою весьма тесную пещеру – это сокровенное место подвигов покаяния, которое называют слезоточным и которое настолько отстояло от общежития, сколько нужно было, чтобрыдания Иоанна не слышали другие.

140

Наветования (церк.-слав.) – покушения, козни.

141

«Любовь к Богу и истинная любовь к ближним неотделимы и требуют друг друга. И кто имеет ненависть в сердце к ближнему, тот чужд любви к Богу» (см. преп. Максима Исповедника. О любви. 1-я сотница, 88 15, 28, 33, 55).

142

Стихира по 6-й песни канона молебного ко Пресвятой Богородице.

143

Рус.: Никакой язык (человеческий) не в силах восхвалить Тебя по достоинству, и даже горний (ангельский) ум недоумевает, как воспеть Тебя, Богородице... Ирмос 9-й песни канона на утрени праздника Богоявления.

144

Целый (церк.-слав.) – простой, чистый, непорочный.

145

От рождения к смерти... (лат.).


Источник: Дневник / cв. праведный Иоанн Кронштадтский. - Москва : Булат, 2005-. - (Духовное наследие Русской православной церкви). Т. 19: 1874-1876 / [игум. Дамаскин (Орловский), протоиер. Максим Максимов, Геворкян Кристина Вартановна]. - 2012. - 433 с. ISBN 978-5-902112-85-3

Комментарии для сайта Cackle