протоиерей Иоанн Яхонтов

Слово при поминовении Ф.М. Достоевского

«Яко умирающе, – и се живи есмы.» (2Кор. 6:9).

В мире духовном, в царстве благодати, явления совершаются не по законам мира видимого, вещественного. В последнем, – мире вещественном, отживший организм увядает и разрушается, умер – и нет его. А в мире нравственном, в области духа – не так. Верующий человек, избранник Божий, иногда едва жив, едва переводит дыхание, каждый день подвержен опасности умереть, – а жив; наконец, он умер для видимого мира, а тут только и начинается для него настоящая жизнь. И наоборот, иногда человек, в цвете возраста и сил, живет как будто полною жизнию, а он уже мертв душою, он умер раньше смерти тела. Сей брат твой мертв бе, говорит отец блудного сына (Лк. 15:32). Оставите мертвых погребши своя мертвецы (Мат. 8:22), сказал Господь одному ученику Своему о людях, живущих в мире и только для мира.

Кто же те люди, которые как будто умирают, а живы? Это, братия, рабы Господни, проповедники истины, отдавшие душу и тело свое на служение обществу, на дело вразумления и спасения человечества. Таков был св. Апостол Павел.

Кто не знает этого великого подвижника и учителя вселенной? Кто не слыхал о его святости, о его безмерных заслугах для Церкви Христовой? Кто не изумлялся пред силою его характера, величием духа, громадностию трудов и подвигов в Европе и Азии? И однако же, посмотрите: как он проводил земную жизнь. Вот что он говорит о самом себе и подобных ему, служителях Господа: «Мы стараемся никому не подать соблазна, повода к осуждению, чтобы служение наше было незазорно, но во всем являем себя слугами Божиими», – как, при каких обстоятельствах, в какой обстановке? В терпении мнозе, в скорбех, бедах, в теснотах, в ранах, в темницах, в нестроениих, в трудех, в бдениих, в пощениих, во очищении, в разуме, в долготерпении, в благости, в Дусе Святе, в любви нелицемерне… в славе и бесчестии, среди порицаний и похвал; яко лестцы и истинни (то есть, нас считают льстецами, обманщиками, а мы искренно говорим правду), яко не знаеми и познаваеми (мы не знатны, а нас знают ); яко умирающе, – и се живи есмы; яко наказуеми, а не умерщвляеми; яко скорбяще, присноже радующеся; яко нищи, а многих богатяще; яко ничтоже имуще, а вся содержаще (2Кор. 6:4–10).

Вот, братия, как живут на земле, как много терпят в мире верные рабы Господни, провозвестники спасения, светильники истины! Они в скорбях, бедах, ранах, темницах, а всегда полны радости, незнакомой счастливцам мира; нищи они, а многих обогащают; ничего не имея, они, верою во Христа и силою Христовою, все держат в своей власти, все повинуется им; они постоянно умирают, а живы!

Как и когда умирают? Каждый день умирают (1Кор. 15:31), каждый день на краю гроба: от чрезмерных трудов, огорчений, забот, гонений, в ранах и темницах, в болезнях и лишениях. Так св. Апостол Павел терпел беды на суше, в реках и море, терпел гонения и раны от иудеев и язычников, ненависть, унижения и узы от врагов и от лжебратии.

Но пока не пришел час, Господь хранил его жизнь, укреплял силы душевные и телесные… Восемнадцать веков прошло, как св. Павел отошел ко Господу. Но умер ли он? Нет, он жив своим бессмертным духом; он жив в своих посланиях; он живет между нами в своих молитвах о нас. Во время земной жизни своей он учил сотни, тысячи народа; а теперь учит миллионы. А что сказать о блаженстве, которым он наслаждается в обителях Отца небесного, и которое он предвкусил еще на земле в таинственном видении, благодатном восхищении духа? Что сказать о той славе, в которой он явится, вместе с Господом, когда придет Он для суда над грешным миром?..

Молю вас, пишет св. Апостол Коринфянам, подобни мне бывайте, яко аз Христу (1Кор. 4:16). Уподобиться св. Павлу, сравняться с ним, конечно, невозможно для нас, грешных. Но подражать ему, стремиться достигнуть хоть в чем-нибудь некоторого сходства с ним, – к этому мы все призваны, даже обязаны…

Девятый день, как скончался Феодор Михайлович Достоевский, пятый день идет, как совершилось его погребение… Но разве это была смерть? Разве это было погребение? Нет, это было чудное проявление какой-то особенной жизни, – это было шествие триумфатора, властителя дум и сердец наших. Да, если бы Феодор Михайлович явился теперь между нами, то мог бы отчасти сказать о себе словами св. Апостола: яко умирающе, – и се живи есмы. Он умирал уже много лет, можно сказать, – всю жизнь. С юных дней он носил в себе тяжкий недуг, от которого многие умирают и редкие выздоравливают. Он умирал, когда разразилось над ним страшное несчастие, когда рушились для него все надежды, все стремления и опоры жизни, когда смерть показалась бы ему благодеянием. Там, вдали от родины, в узах, темницах, лишениях, безмерных скорбях и терпении мнозе, он умирал ежедневно, но не умер. Наказуя наказа мя Господь, смерти же не предаде мя, мог сказать он с св. Давидом.

Там он укрепился для новой жизни, – жизни духа; там он приобрел огромные запасы для будущей деятельности.

Там он вполне воспринял умом и почувствовал сердцем всю высоту, святость и необходимость христианского учения, сладость надежды и молитвы.

Там укрепилась любовь его к «бедным людям», там он научился любить и уважать человека в самом жалком, падшем и угнетенном до последней крайности человеке, научился ценить русского человека, – кто бы он ни был; там понял задачу жизни и научился прощать обидящим и видеть благо в самой бездне зла, если оно допускается от Господа… Он умирал и потом, когда кончилось его изгнание, от различных лишений, непосильного труда, умственного напряжения, зависти и брани соперников, от изнурительных недугов.

К тому, что все вы знаете, я присоединю и свое наблюдение. В последнее время я нередко видел Феодора Михайловича в совете Славянского благотворительного общества, я всматривался в лицо этого знаменитого писателя, прислушивался к тяжелому дыханию его, – и видел, что дни его сочтены, что не жилец он на этом свете. И что же? Где нужно было помочь ближнему, когда знакомые просили его содействия доброму делу, – Феодор Михайлович являлся охотно и голос его звенел в обширной зале, пред многочисленными слушателями.

Но это уже были последние победы крепкого духа над ослабевшим телом, последние вспышки угасающих сил.

И Достоевского не стало! Еще одним прекрасным человеком стало меньше на земле. Еще одна звезда из плеяды знаменитых писателей России закатилась!.. Но все же он не умер и не умрет. Он не может умереть, как существо бессмертное, созданное по образу и подобию Божию, как христианин, как причастник Тела и Крови Христовой. Ядый Мою плоть и пияй Мою кровь имать живот вечный и Аз воскрешу его в последний день (Ин. 6:54), вещает сам Господь наш Иисус Христос. Он не умрет в памяти родных ему людей, в сердцах друзей, читателей и почитателей его таланта. Он будет жить среди русского народа в своих творениях, в созданных им образах и типах, в прекрасных стремлениях, идеях и началах, проходящих золотою нитью во всех его сочинениях. В чем состоят эти идеи и начала? В том, что для человека и для целого народа основанием жизни должно быть христианство, что без христианства и жить нельзя существу разумно-нравственному, что христианство воплотилось в Православии, что Православие сроднилось, срослось с русским народом и что великая будущность предстоит русскому Государству, русской Церкви, русскому народу, – деятельность просветительная и примирительная.

Итак возблагодарим, братия, Господа Бога за то, что возрастил и сохранил в земле нашей такого великого художника-мыслителя, сбережем и преумножим оставленное им сокровище высоких мыслей и стремлений. Помолимся Господу о новопреставленном рабе Божием Феодоре, да простит ему всякое согрешение умом, словом и делом, да упокоит дух его «в месте светле, в месте покойне, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная». Аминь.

5 февраля 1881 г.


Источник: Яхонтов И.К. Слово при поминовении Ф.М. Достоевского. СПб.: Губ. тип., 1881. – 8 с.

Вам может быть интересно:

1. Новые труды в области Палестиноведения профессор Иван Николаевич Корсунский

2. Нужен ли для России идолопоклонник Бандидо-Хамба? Евстафий Николаевич Воронец

3. Отзыв о книге свящ. Н. Шпачинского: «Киевский митрополит Арсений Могилянский и состояние Киевской митрополии в его правление (1757–1770 гг.)» профессор Стефан Тимофеевич Голубев

4. Слово пред отпеванием профессора богословии Василия Николаевича Карпова протопресвитер Иоанн Янышев

5. Отзыв об удостоенном Макарьевской премии сочинении "Христианская Нубия" профессор Иван Егорович Троицкий

6. Рецензии на работы архим. Феодора (А. М. Бухарева) протоиерей Александр Иванцов-Платонов

7. Несколько слов о честности и воровстве протоиерей Иоанн Бухарев

8. Слово в неделю Крестопоклонную и пред началом выборов в дворянство С-Петербургской губернии епископ Иоанн (Соколов)

9. Руководство к изучению словесности и к практическому упражнению в сочинениях протоиерей Михаил Архангельский

10. Митрополит Филарет как администратор и судия в своей епархии профессор Николай Александрович Заозерский

Комментарии для сайта Cackle