Библиотеке требуются волонтёры

Святитель Иоанн Златоуст

Книга Иова

Книга «Иова» называется так потому, что заключает в себе повествование о нем, как он страдал, искушаемый диаволом, как победил его, благочестиво перенесши нанесенные ему удары, и как получил обратно все вдвойне и сделался зна­менитее, чем был прежде. Он подвергся страданиям семи­десяти лет и прожил после несчастий сто семьдесят лет, так что всех лет жизни его было двести сорок. Иов жил прежде Моисея, потому что был пятым после Авраама потом­ком Исава. По случаю постигших его бедствий, пришли к нему друзья утешать его, но говорили ему речи столь оскорбительные и безжалостные, что это было вменено им в грех. Но Иов молился о них Богу, и они были прощены. Всех бесед Иова с друзьями восемь: с Елифазом три, с Софаром две и с Валдадом три; затем беседы с Елиусом, сыном Варахиила, Вузитянином. Наконец Господь является Иову в буре и облаке, а Иов отвечает Господу двумя речами. Этим и оканчивается книга.

Цель всей этой книги состоит в том, чтобы научить тер­пению тех, которые впадают в искушения, хотя их благоче­стие всем известно; чтобы они не соблазнялись, но восклицали: «Господь дал, Господь и взял; [как угодно было Господу, так и сделалось;] да будет имя Господне благословенно»; и еще: «наг я вышел из чрева матери моей, наг и возвращусь» (Иов.1:21); и, наконец, чтобы они научились, как велика польза терпения, за которое они могут получить награду подобно Иову. Кроме того здесь показывается, что Бог не есть виновник зла и не искушает никого, но все искушения постигают людей от злых духов по попущению Божию, к прославлению и усовершенство­ванию людей. Говорят, что эту книгу составил Соломон, если только она не есть произведение Моисея. Таково содержание этой книги, а порядок изложения следующий.

В начале говорится, что Иов жил в стране Авситидийской; потом Писание свиде­тельствует о благочестивой его жизни, говорит о том, что у него было семь сыновей и три дочери, и о числе стад его. Сыновья его, приходя друг к другу, устраивали пиршества каждый день с тремя сестрами своими; а Иов призывал их и очищал сыновей своих, принося о них жертву Богу. Пер­вое свидетельство Господа об Иове пред диаволом; первая клевета диавола на Иова пред Господом. Господь дает власть диаволу над всем, что было у Иова, кроме его самого. Прежде всего, диавол посылает Иову весть о взятии в плен коней и ослов его, и об избиении слуг. Второй вестник сказал Иову, что сожжены овцы его и пастухи их. Третий вестник донес Иову о пленении верблюдов и избиении слуг. Четвертый вестник приходит к нему и говорит, что обрушился дом и убиты все дети его. При всем этом, случившемся с Иовом, он не согрешил пред Господом. Второе свидетельство Господа пред диаволом в похвалу Иова, и вторая клевета диавола на Иова пред Господом. Господь предает ему Иова, с тем, чтобы оставалась неприкосновенною душа его. Диавол, вышедши, по­разил Иова от ног до головы. Иов, сидя на навозной куче, скоблил свой гной. Жена убеждает Иова сказать слово про­тив Господа и умереть; но он укоряет ее. Три друга Иова, Елифаз, царь Феманский, Валдад, властитель Савхейский, и Софар, царь Минейский, услышали о всем, случившемся с ним, и пришли к нему, каждый из страны своей, посмотреть на него, и, увидев его, разодрали каждый одежду свою при виде такого бедствия. При таком страдании Иов впервые отверз уста свои и проклял день и ночь, в которую родился. Он сказал: «раб свободен от господина своего» (Иов.3:19), так «дан страдальцу свет, и жизнь..., которые ждут смерти, и нет ее» (Иов.3:20–21). «Обрадовались бы до восторга, восхитились бы, что нашли гроб?» (Иов.3:22). В ответ на это Елифаз Феманский говорит Иову: «вспомни же, погибал ли кто невинный, и где праведные бывали искореняемы?» (Иов.4:7). «Рев льва и голос рыкающего умолкает, и зубы скимнов сокрушаются; могучий лев погибает без добычи, и дети львицы рассеиваются» (Иов.4:10–11). Нет ни одного смертного, который был бы «праведнее Бога? и муж чище Творца своего?» (Иов.4:17). Безумные, говорит, хотя бы и укоренялись, но «тотчас проклял дом его» (Иов.5:3), потому что «жатву его съест голодный и из-за терна возьмет ее, и жаждущие поглотят имущество его» (Иов.5:5). «Но человек, – продолжает он, – рождается на страдание, как искры, чтобы устремляться вверх» (Иов.5:7). Господь «уловляет мудрецов их же лукавством, и совет хитрых становится тщетным» (Иов.5:13); а невинного Господь избавляет от нужд «и в седьмой раз не коснется тебя зло» (Иов.5:19). «Вот, что мы дознали; так оно и есть: выслушай это и заметь для себя» (Иов.5:27).

Первый ответ Иова Елифазу таков: «о, если бы верно взвешены были вопли мои, и вместе с ними положили на весы страдание мое! Оно верно перетянуло бы песок морей! Оттого слова мои неистовы» (Иов.6:2–3). Еще: «ревет ли дикий осел на траве? мычит ли бык у месива своего?» (Иов.6:5). «Твердость ли камней твердость моя? и медь ли плоть моя?» (Иов.6:12) Еще: «не определено ли человеку время на земле, и дни его не то же ли, что дни наемника?» (Иов.7:1) Еще: «если я согрешил, то что я сделаю Тебе, страж человеков! Зачем Ты поставил меня противником Себе, так что я стал самому себе в тягость?» (Иов.7:20).

После Елифаза вторым говорит Иову Валдад Савхейский: «долго ли ты будешь говорить так? – слова уст твоих бурный ветер! Неужели Бог извращает суд, и Вседержитель превращает правду?» (Иов. 8:2–3). И еще: «поднимается ли тростник без влаги? растет ли камыш без воды? Еще он в свежести своей и не срезан, а прежде всякой травы засыхает. Таковы пути всех забывающих Бога, и надежда лицемера погибнет» (Иов. 8:11–13).

Первый ответ Иова Валдаду таков: «правда! знаю, что так; но как оправдается человек пред Богом?» (Иов.9:2). Еще: «Он один распростирает небеса и ходит по высотам моря» (Иов.9:8). "Если действовать силою, то Он могуществен; если судом, кто сведет меня с Ним? Если я буду оправдываться, то мои же уста обвинят меня; если я невинен, то Он признает меня виновным» (Иов.9:19–20). И еще: «дни мои быстрее гонца, – бегут, не видят добра, несутся, как легкие ладьи, как орел стремится на добычу» (Иов.9:25–26). «Вспомни, что Ты, как глину, обделал меня, и в прах обращаешь меня? Не Ты ли вылил меня, как молоко, и, как творог, сгустил меня» (Иов. 10:9–10) и пр. «Пусть бы я, как небывший, из чрева перенесен был во гроб» (Иов. 10:19).

После Елифаза говорит Валдад, а после Валдада Софар Минейский, по очереди, так как каждый из них надеялся сказать Иову что-либо лучшее. «Разве на множество слов нельзя дать ответа, – говорит Софар, – и разве человек многоречивый прав?» (Иов.11:2). «То поднимешь незапятнанное лице твое и будешь тверд и не будешь бояться. Тогда забудешь горе: как о воде протекшей, будешь вспоминать о нем. И яснее полдня пойдет жизнь твоя; просветлеешь, как утро» (Иов.11:15–17).

Первый ответ Иова Софару таков: "подлинно, только вы люди, и с вами умрет мудрость! И у меня есть сердце, как у вас» (Иов.12:2–3). Еще: «кто во всем этом не узнает, что рука Господа сотворила сие? В Его руке душа всего живущего и дух всякой человеческой плоти» (Иов.12:9–10). «Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю» (Иов.12:15). Еще: «кто родится чистым от нечистого? Ни один. Если дни ему определены, и число месяцев его у Тебя, если Ты положил ему предел, которого он не перейдет» (Иов.14:4–5). И еще: «для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут» (Иов.14:7). «А человек умирает и распадается; отошел, и где он?» (Иов.14:10).

Второй ряд бесед начинается так. Елифаз говорит Иову: «станет ли мудрый отвечать знанием пустым и наполнять чрево свое ветром палящим» (Иов.15:2)? «Тебя обвиняют уста твои, а не я» (Иов.15:6). И еще: «что такое человек, чтоб быть ему чистым, и чтобы рожденному женщиною быть праведным?» (Иов.15:14).

Второй ответ Иова Елифазу таков: «слышал я много такого; жалкие утешители все вы!» (Иов.16:2). «И ныне вот на небесах Свидетель мой, и Заступник мой в вышних!» (Иов.16:19). «О, если бы человек мог иметь состязание с Богом, как сын человеческий с ближним своим!» (Иов.16:21). И еще: «а они ночь хотят превратить в день, свет приблизить к лицу тьмы. Если бы я и ожидать стал, то преисподняя – дом мой; во тьме постелю я постель мою; гробу скажу: ты отец мой, червю: ты мать моя и сестра моя» (Иов.17:12–14).

После него опять Валдад говорит Иову: «когда же положите вы конец таким речам? обдумайте, и потом будем говорить. Зачем считаться нам за животных и быть униженными в собственных глазах ваших? О ты, раздирающий душу твою в гневе твоем! Неужели для тебя опустеть земле, и скале сдвинуться с места своего?» (Иов.18:2–4). Иов во второй раз отвечает Валдаду: «доколе будете мучить душу мою и терзать меня речами? Вот, уже раз десять вы срамили меня и не стыдитесь теснить меня» (Иов.19:2–3). Еще: «совлек с меня славу мою и снял венец с головы моей. Кругом разорил меня, и я отхожу; и, как дерево, Он исторг надежду мою» (Иов.19:9–10). И еще: «братьев моих Он удалил от меня, и знающие меня чуждаются меня» (Иов.19:13). «Зову слугу моего, и он не откликается; устами моими я должен умолять его. Дыхание мое опротивело жене моей, и я должен умолять ее ради детей чрева моего. Даже малые дети презирают меня: поднимаюсь, и они издеваются надо мною» (Иов.19:16–18). «Помилуйте меня, помилуйте меня вы, друзья мои, ибо рука Божия коснулась меня. Зачем и вы преследуете меня, как Бог, и плотью моею не можете насытиться? О, если бы записаны были слова мои!» (Иов.19:21–23). «Я во плоти моей узрю Бога. Я узрю Его сам; мои глаза, не глаза другого, увидят Его. Истаевает сердце мое в груди моей! Вам надлежало бы сказать: зачем мы преследуем его? Как будто корень зла найден во мне. Убойтесь меча, ибо меч есть отмститель неправды, и знайте, что есть суд» (Иов.19:26–29).

Затем во второй раз Софар говорит Иову: «размышления мои побуждают меня отвечать, и я поспешаю выразить их» (Иов.20:2). Еще: «веселье беззаконных кратковременно, и радость лицемера мгновенна» (Иов.20:5). «Как помет его, на веки пропадает он» (Иов.20:7). И еще: «кости его наполнены грехами юности его, и с ним лягут они в прах. Если сладко во рту его зло, и он таит его под языком своим» (Иов.20:11–12). «Эта пища его в утробе его превратится в желчь аспидов внутри его. Имение, которое он глотал, изблюет: Бог исторгнет его из чрева его» (Иов.20:14–15). «Нажитое трудом возвратит, не проглотит; по мере имения его будет и расплата его, а он не порадуется. Ибо он угнетал, отсылал бедных; захватывал домы, которых не строил» (Иов.20:18–19). «Пронзит его лук медный; станет вынимать стрелу, – и она выйдет из тела, выйдет, сверкая сквозь желчь его; ужасы смерти найдут на него!» (Иов.20:24–25). «Вот удел человеку беззаконному от Бога и наследие, определенное ему Вседержителем!» (Иов.20:29).

Второй ответ Иова Софару таков: «выслушайте внимательно речь мою, и это будет мне утешением от вас» (Иов.21:2). «Разве к человеку речь моя? как же мне и не малодушествовать?» (Иов.21:4). «Почему беззаконные живут, достигают старости, да и силами крепки?» (Иов.21:7). «Вол их оплодотворяет и не извергает, корова их зачинает и не выкидывает» (Иов.21:10). «А между тем они говорят Богу: отойди от нас, не хотим мы знать путей Твоих! Что Вседержитель, чтобы нам служить Ему? и что пользы прибегать к Нему?» (Иов.21:14–15). «Но Бога ли учить мудрости, когда Он судит и горних?» (Иов.21:22). «Знаю я ваши мысли и ухищрения, какие вы против меня сплетаете» (Иов.21:27). И еще: «вы скажете: где дом князя» (Иов.21:28)? «В день погибели пощажен бывает злодей» (Иов.21:30), «и за ним идет толпа людей» (Иов.21:33).

После того в третий раз Елифаз говорит: «разве может человек доставлять пользу Богу? Разумный доставляет пользу себе самому. Что за удовольствие Вседержителю, что ты праведен? И будет ли Ему выгода от того, что ты содержишь пути твои в непорочности?» (Иов.22:2–3). "Вдов ты, – продол­жает говорить Елифаз Иову, – отсылал ни с чем и сирот оставлял с пустыми руками» (Иов.22:9). «И ты говоришь: что знает Бог? может ли Он судить сквозь мрак?» (Иов.22:13). «Они говорили Богу: отойди от нас! и что сделает им Вседержитель?» (Иов.22:17). И еще: «и будет Вседержитель твоим золотом и блестящим серебром у тебя» (Иов.22:25). «Ибо тогда будешь радоваться о Вседержителе и поднимешь к Богу лице твое. Помолишься Ему, и Он услышит тебя, и ты исполнишь обеты твои» (Иов.22:26–27), и «избавит и небезвинного, и он спасется чистотою рук твоих» (Иов.22:30). Третий ответ Иова Елифазу таков: «еще и ныне горька речь моя: страдания мои тяжелее стонов моих» (Иов.23:2). «Пусть Он только обратил бы внимание на меня» (Иов.23:6). «Межи передвигают, угоняют стада и пасут у себя" (Иов.24:2) «нагие ночуют без покрова и без одеяния на стуже» (Иов.24:7). «Легок такой на поверхности воды, проклята часть его на земле, и не смотрит он на дорогу садов виноградных. Засуха и жара поглощают снежную воду: так преисподняя – грешников» (Иов.24:18–19).

Затем в третий раз Валдад говорит: «держава и страх у Него; Он творит мир на высотах Своих! Есть ли счет воинствам Его? и над кем не восходит свет Его? И как человеку быть правым пред Богом, и как быть чистым рожденному женщиною?» (Иов.25:2–4). «Тем менее человек, который есть червь, и сын человеческий, который есть моль" (Иов.25:6).

Третий ответ Иова Валдаду таков: «как ты помог бессильному, поддержал мышцу немощного» (Иов.26:2)? «Преисподняя обнажена пред Ним» (Иов.26:6). «Он распростер север над пустотою, повесил землю ни на чем. Он заключает воды в облаках Своих, и облако не расседается под ними» (Иов.26:7–8). «Рука Его образовала быстрого скорпиона» (Иов.26:13).

Так как Софар не стал говорить в третий раз, и пер­вые двое замолчали, не имея больше слов на устах, потому что Иов доказал свою праведность, то Иов вторично начинает говорить о том, а они молча слушают, с пользою для себя. «Жив Господь, – говорит он, – лишивший меня суда, и Вседержитель, огорчивший душу мою, что, доколе еще дыхание мое во мне и дух Божий в ноздрях моих, не скажут уста мои неправды, и язык мой не произнесет лжи!» (Иов.27:2–4). «Возвещу вам, что в руке Божией» (Иов.27:11). «Вот, все вы и сами видели; и для чего вы столько пустословите? Вот доля человеку беззаконному от Бога, и наследие, какое получают от Вседержителя притеснители» (Иов.27:12–13): «если умножаются сыновья его, то под меч; и потомки его не насытятся хлебом» (Иов.27:14), «и вдовы их не будут плакать. Если он наберет кучи серебра» (Иов.27:15–16), «так! у серебра есть источная жила, и у золота место, где его плавят. Железо получается из земли; из камня выплавляется медь» (Иов.28:1–2). «И все драгоценное видит глаз его» (Иов.28:10). «Но где премудрость обретается?» (Иов.28:12). «Бездна говорит: не во мне она; и море говорит: не у меня» (Иов.28:14). «А о кораллах и жемчуге и упоминать нечего, и приобретение премудрости выше рубинов. Не равняется с нею топаз Ефиопский; чистым золотом не оценивается она» (Иов.28:18–19). «Бог знает путь ее, и Он ведает место ее. Ибо Он прозирает до концов земли и видит под всем небом. Когда Он ветру полагал вес и располагал воду по мере» (Иов.28:23–25). «И сказал человеку: вот, страх Господень есть истинная премудрость, и удаление от зла – разум» (Иов.28:28). Так как все трое молчали, то Иов опять начал гово­рить: «о, если бы я был, как в прежние месяцы, как в те дни, когда Бог хранил меня, когда светильник Его светил над головою моею, и я при свете Его ходил среди тьмы» (Иов.29:2–3), «когда я выходил к воротам города и на площади ставил седалище свое» (Иов.29:7). «Я спасал страдальца вопиющего и сироту беспомощного» (Иов.29:12). «Благословение погибавшего приходило на меня, и сердцу вдовы доставлял я радость» (Иов.29:13). «Я был глазами слепому и ногами хромому; отцом был я для нищих и тяжбу, которой я не знал, разбирал внимательно» (Иов.29:15–16). «Сокрушал я беззаконному челюсти и из зубов его исторгал похищенное» (Иов.29:17). «После слов моих уже не рассуждали; речь моя капала на них» (Иов.29:22). «Я назначал пути им и сидел во главе и жил как царь в кругу воинов, как утешитель плачущих» (Иов.29:25). «Люди отверженные, люди без имени, отребье земли! Их-то сделался я ныне песнью и пищею разговора их» (Иов.30:8–9), «они гнушаются мною, удаляются от меня и не удерживаются плевать пред лицем моим» (Иов.30:10). «Он бросил меня в грязь, и я стал, как прах и пепел» (Иов.30:19), «Ты сделался жестоким ко мне, крепкою рукою враждуешь против меня» (Иов.30:21). «Я стал братом шакалам и другом страусам» (Иов.30:29). «Если сердце мое прельщалось женщиною и я строил ковы у дверей моего ближнего» (Иов.31:9), «пусть моя жена мелет на другого» (Иов.31:10). «Потому что это – преступление, это – беззаконие, подлежащее суду» (Иов.31:11). «Если я видел кого погибавшим без одежды и бедного без покрова» (Иов.31:19), «не благословляли ли меня чресла его, и не был ли он согрет шерстью овец моих» (Иов.31:20), «то пусть плечо мое отпадет от спины, и рука моя пусть отломится от локтя» (Иов.31:22). «Радовался ли я погибели врага моего и торжествовал ли, когда несчастье постигало его? Не позволял я устам моим грешить проклятием души его» (Иов.31:29–30). «Объявил бы ему число шагов моих, сблизился бы с ним, как с князем. Если вопияла на меня земля моя и жаловались на меня борозды ее» (Иов.31:37–38), «вместо пшеницы вырастает волчец и вместо ячменя куколь» (Иов.31:40).

Далее говорится об Елиусе сыне Варахиила, Вузитянине, который разгневался на Иова за то, что он назвал себя пра­ведным пред Господом. «И отвечал Елиуй, сын Варахиилов, Вузитянин, и сказал: я молод летами, а вы – старцы; поэтому я робел и боялся объявлять вам мое мнение» (Иов.32:6). Когда трое молчали, Елиус, встав, с бесстыдством говорит против Иова: «ибо я полон речами, и дух во мне теснит меня» (Иов.32:18); и затем продол­жает: «Дух Божий создал меня, и дыхание Вседержителя дало мне жизнь. Если можешь, отвечай мне и стань передо мною» (Иов.33:4–5). «Чтобы отвести человека от какого-либо предприятия и удалить от него гордость» (Иов.33:17), «чтобы отвести душу его от пропасти и жизнь его от поражения мечом. Или он вразумляется болезнью на ложе своем и жестокою болью во всех костях своих» (Иов.33:18–19). «Плоть на нем пропадает, так что ее не видно, и показываются кости его, которых не было видно» (Иов.33:21). «Он будет смотреть на людей и говорить: грешил я и превращал правду, и не воздано мне» (Иов.33:27). Еще сказал Елиус Иову: «внимай, Иов, слушай меня, молчи, и я буду говорить. Если имеешь, что сказать, отвечай; говори, потому что я желал бы твоего оправдания» (Иов.33:31–32). Еще в третий раз Елиус говорит: «выслушайте, мудрые, речь мою, и приклоните ко мне ухо, рассудительные! Ибо ухо разбирает слова, как гортань различает вкус в пище» (Иов.34:2–3); и продолжает: «есть ли такой человек, как Иов, который пьет глумление, как воду, вступает в сообщество с делающими беззаконие и ходит с людьми нечестивыми?» (Иов.34:7–8). «Не может быть у Бога неправда или у Вседержителя неправосудие, ибо Он по делам человека поступает с ним и по путям мужа воздает ему» (Иов.34:10–11). «Можно ли сказать царю: ты – нечестивец, и князьям: вы – беззаконники? Но Он не смотрит и на лица князей и не предпочитает богатого бедному, потому что все они дело рук Его» (Иов.34:18–19). «Он сокрушает сильных без исследования и поставляет других на их места» (Иов.34:24). «Люди разумные скажут мне, и муж мудрый, слушающий меня: Иов не умно говорит, и слова его не со смыслом» (Иов.34:34–35). Еще в четвертый раз Елиус го­ворит Иову: «считаешь ли ты справедливым, что сказал: я правее Бога?» (Иов.35:2) И еще в пятый раз Елиус начинает говорить, и ни Иов, ни трое друзей его не слушают его, как безбожника, – из чего открывается, что эти трое образумились. Он говорит Иову: «подожди меня немного, и я покажу тебе, что я имею еще что сказать за Бога» (Иов.36:2); и продол­жает: «внимай сему, Иов; стой и разумевай чудные дела Божии» (Иов.37:14). «Будет ли возвещено Ему, что я говорю? Сказал ли кто, что сказанное доносится Ему?» (Иов.37:20). Или «светлая погода приходит от севера» (Иов.37:22)?

Явившийся затем Господь оправдывает Иова, и, научая тайне Христовой, говорит к Иову: «кто сей, омрачающий Провидение словами без смысла?» (Иов.38:2). Речь Господа такова: «затворил море воротами» (Иов.38:8), «и сказал: доселе дойдешь и не перейдешь, и здесь предел надменным волнам твоим?» (Иов.38:11). Или "чтобы земля изменилась, как глина под печатью, – спрашивает Господь, – и стала, как разноцветная одежда» (Иов.38:14)? «Отворялись ли для тебя врата смерти, и видел ли ты врата тени смертной?» (Иов.38:17). «Входил ли ты в хранилища снега и видел ли сокровищницы града» (Иов.38:22)? «По какому пути разливается свет и разносится восточный ветер по земле?» (Иов.38:24) «Кто проводит протоки для излияния воды» (Иов.38:25)? И еще: «есть ли у дождя отец?» (Иов.38:28) «Из чьего чрева выходит лед, и иней небесный, – кто рождает его?» (Иов.38:29). «Можешь ли возвысить голос твой к облакам, чтобы вода в обилии покрыла тебя? Можешь ли посылать молнии, и пойдут ли они и скажут ли тебе: вот мы?» (Иов.38:34–35). «Кто вложил мудрость в сердце, или кто дал смысл разуму?» (Иов.38:36). «Кто приготовляет ворону корм его, когда птенцы его кричат к Богу, бродя без пищи?» (Иов.38:41). «Ты ли дал красивые крылья павлину и перья и пух страусу? Он оставляет яйца свои на земле, и на песке согревает их» (Иов.39:13–14): «потому что Бог не дал ему мудрости и не уделил ему смысла» (Иов.39:17); «посмевается коню» (Иов.39:18). «Твоею ли мудростью летает ястреб» (Иов.39:26); «по твоему ли слову возносится орел и устрояет на высоте гнездо свое?» (Иов.39:27).

И еще сказал Господь Иову: «будет ли состязающийся со Вседержителем еще учить? Обличающий Бога пусть отвечает Ему» (Иов.39:32). Иов отвечал Господу: «вот, я ничтожен; что буду я отвечать Тебе? Руку мою полагаю на уста мои» (Иов.39:34). Господь, явившись во второй раз Иову, сказал ему из облака: «препояшь, как муж, чресла твои: Я буду спрашивать тебя, а ты объясняй Мне» (Иов.40:2). «Тогда и Я признаю, – говорит Господь, – что десница твоя может спасать тебя. Вот бегемот, которого Я создал, как и тебя; он ест траву, как вол» (Иов.40:9–10). «Вот, его сила в чреслах его и крепость его в мускулах чрева его; поворачивает хвостом своим, как кедром; жилы же на бедрах его переплетены» (Иов.40:11–12); «ноги у него, как медные трубы; кости у него, как железные прутья» (Иов.40:13); «он ложится под тенистыми деревьями» (Иов.40:16). «Можешь ли ты удою вытащить левиафана и веревкою схватить за язык его?» (Иов.40:20). «Можешь ли пронзить кожу его копьем и голову его рыбачьею острогою?» (Иов.40:26). «Меч, коснувшийся его, не устоит, ни копье, ни дротик, ни латы. Железо он считает за солому, медь – за гнилое дерево» (Иов.41:18–19).

Так говорил Господь, а Иов заключил речь следую­щими словами: «знаю, что Ты все можешь, и что намерение Твое не может быть остановлено. Кто сей, омрачающий Провидение, ничего не разумея? – Так, я говорил о том, чего не разумел, о делах чудных для меня, которых я не знал» (Иов.42:2–3). «Поэтому я отрекаюсь и раскаиваюсь в прахе и пепле» (Иов.42:6). Господь укоряет Елифаза Феман­ского, «сказал Господь Елифазу Феманитянину: горит гнев Мой на тебя и на двух друзей твоих за то, что вы говорили о Мне не так верно, как раб Мой Иов» (Иов.42:7). За­тем была принесена жертва за трех друзей Иовом, священ­ником Божиим. Далее говорится, как Господь обогатил Иова, и как, по молитве его за друзей своих, Господь про­стил им грех. Когда все родственники Иова услышали об этом, то пришли к нему, ели и пили у него, удивлялись ему и дали ему каждый по одной агнице и по четыре золотых драхмы. Об нем написано, что он воскреснет с теми, ко­торых воскресит Господь. В этом и заключается все содер­жание книги Иова.

* * *

*

Абзацы в тексте расставлены нами – Редакция «Азбуки Веры»


Источник: Творения святого отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольского, в русском переводе. Издание СПб. Духовной Академии, 1900. Том 6, Книга 2, Обозрение книг Ветхого Завета, с. 608-691.

Комментарии для сайта Cackle