архиепископ Ириней (Клементьевский)

Псалом 72

Пс.72:1. Оскудеша песни Давида, сына Иессeова. Псалом Асафа. Коль благ Бог Израилев правым сердцем.

Зде окончашася песни Давида, сына Иессеова. О сих словах различныя происходят между учеными толкования: последний ли сей псалом Давидом сочинен, или последний в книгу внесен при собрании псалмов, из коих следующие, уповательно, после найдены, и присоединены Иоасафом и другими. Сомнения однакож нет, чтоб некоторые и из следующих не были Давидом написаны.

НАДПИСАНИЕ И СОДЕРЖАНИЕ

О сем надписании сказано нечто во псалме 49 (Пс. 49:1). Настоящий псалом содержит увещание к немощным верным, дабы не соблажнялися, видя нечестивых в мире сем благоденствующих и процветающих. Сие увещание весьма полезно и нужно, наипаче когда праведные люди претерпевают гонение, а нечестивые приятным миром и спокойствием наслаждаются.

Сие отрывистое начало достойно замечания. Оно показывает, что Пророк, прежде нежели произнес сии слова, много боролся с противными мыслями, и как храбрый подвижник, часто выходил на сражение, донележе, по многотрудных и долговременных подвигах, одержал совершенную победу и доказал, что Бог к рабам Своим милостив и спасения их верный хранитель. Итак, в словах сих подразумевается скрытная противоположность между превратными воображениями, которыя влагал сатана в мысли его, и между сим свидетельством благочестия, которым здесь подкрепляет себя, как бы проклиная плотския чувства, вложившия ему сомнение о Божием промысле. Отсюду видим, коль сильно сие восклицание: коль благ Бог Израилев правым сердцем! Ибо Давид не с тем выходит на кафедру, чтоб состязаться по-философски или витийственным словом человеческие слухи услаждать, но так, как бы вышед из преисподних, благодарным сердцем исповедует, какую одержал победу. А дабы примером своим и других научить, чтоб не ослабевали в великом и важном подвиге сем, сего ради показывает, что хотя Бог, по-видимому, и небрежет о рабах Своих, однако всегда любит их, и промысл Свой наипаче распространяет на верных. Сия есть причина, чего ради Пророк нарицает Бога Богом Израилевым, и тотчас имя Его относит к людям, имущим правое сердце. Ибо, как многие надменно гордились именем Израиля, так как бы были они самые избранные члены церкви, а в самой вещи не что иное были, как Измаильтяне и Едомляне: сего ради Пророк, желая исключить сих извергов из числа благочестивых сынов Авраамлих, никого не признает истинным Израильтянином, кроме людей чистых и непорочных сердцем, или таких, которые чистым сердцем чтут Бога. Аки бы сказал: когда я проповедую, что Бог есть благ ко Израилю, то не такого Израильтянина разумею, который внешним токмо довольствуяся исповеданием Бога, носит ложное Израиля имя, но разумею духовных сынов Авраама, которые чистым сердцем прилеплены к Богу. Сим пророческим словам соотвествует и оное изречение Христово: се, воистинну Израильтянин, в немже льсти несть (Ин. 1:47).

Пс.72:2. Мои же вмале не подвижастеся нозе: вмале не пролияшася стопы моя:

Пс.72:3. яко возревновах на беззаконныя, мир грешников зря:

Сии слова тем примечательны, что искушения, о которых глаголет здесь Пророк, не простым токмо приключаются людям, ниже таким, которые мало в благочестии успели, но суть общия всем, даже и таким, которые в училище Божием паче других преуспели. Таким образом, себя самого в пример представляя, хощет, дабы мы, сколько возможно, в случае искушений были осторожны. Он сам, хотя не совершенно пал, однако чистосердечно признается, что весьма близок был к падению, и потому напоминает, что и всем предлежит падения опасность, ежели не поддержит нас крепкая Божия десница. За сим показывает и причину искушения, признаваясь, что он, судя о благополучии нечестивых по настоящему счастию их, был завистию уязвлен. Возревновах на беззаконныя, мир грешников зря. То есть, позавидовал беззаконным, когда увидел, что они наслаждаются благоденствием и миром, котораго они не заслуживали.

Пс.72:4. яко несть восклонения в смерти их и утверждения в ране их:

Пс.72:5. в трудех человеческих не суть, и с человеки не приимут ран.

Пророк описывает здесь временное благоденствие людей нечестивых, на которое взирая, благочестивые колеблются в вере. И во-первых, начинает слово от телесных благ, показывая, что они, будучи крепки и сильны телом, не чувствуют болезней, а ежели когда и случится болезнь, то скоро проходит. Несть восклонения в смерти их, и утверждения в ране их. Слово: восклонения, по переводу 70 толковников, положено здесь вместо уклонения, понеже нечестивые не уклоняются от смерти, ибо не помышляют о ней, надеяся на крепкое сложение тела; а когда и умирают, то не колеблются мыслями, но равнодушно снисходят во гроб, как сказано у Иова (Иов. 21:13): скончаша во благих житие свое, в покои же адове успоша. Иероним место сие, с Еврейскаго текста, переводит так: яко несть оков по смерти их, но в целости крепость их, и толкует, что нечестивые не восхищаются на смерть так, как случается с пленниками, содержащимися в оковах, но умирают в целости и крепости сил. Во втором месте глаголет, что нечестивые приятным наслаждаются покоем, и как бы по некоему исключительному праву живут свободны от печалей и бедствий, которым подвержен весь человеческий род. Бог с намерением поставляет некоторых таковых на позорище мира сего для испытания нашей веры, и как бы нарочно изъемлет их от бедствий, описываемых здесь. Поистине тяжко сие искушение – видеть презрителей Бога спокойно наслаждающихся своими утехами и живущих так, как бы были они преселены на небо.

Пс.72:6. Сего ради удержа я гордыня их до конца: одеяшася неправдою и нечестием своим.

Пророк показывает здесь, какой плод производит благополучие в людях нечестивых, а именно, гордость и приумножение беззаконий. Ибо довольство временных вещей употребляют на удовольствие похотей своих и на утеснение немощнейших. Здесь заметить должно оныя слова: удержа я гордыня их. Ибо гордые люди не удерживают гордости, но сами удерживаются гордостию, аки узами некиими: всяк бо творяй грех, раб есть греха (Ин. 8:34). Да и Еврейский текст то же самое гласит: объя их гордыня аки гривна златая: одеяшася аки украшением граблением своим. Сие означает, что нечестивые, будучи в благополучии, не внутрь токмо сердца скрывают грех, как часто делают бедные и убогие люди, но явно беззаконничают, понеже не токмо мыслию и желанием, но и очами, и руками, и ногами, и языком, и словом, и делом грешат.

Пс.72:7. Изыдет яко из тука неправда их: преидоша в любовь сердца.

Здесь показывает, что начало неправды раждается в нечестивых по причине злоупотребления вещей временных. Ибо как не расточают богатств своих на нищих, якоже бы делать надлежало, но вся благая удерживают при себе, то, утучневши от сего, аки юнцы или необузданные кони, притесняют бедных. Изрядно замечает Августин, что в убогих людях неправда исходит от недостатка, а в богатых от тука. Ибо бедные, будучи вопрошены, чего ради крадут и похищают, ответствуют, что сие творят по недостатку вещей нужных: а богатых если спросить, чего ради чужое поместье отъемлют, ответствуют – ежели только ответствовать удостоят, – что другия поместья в соседстве имеют, к которым и сие присовокупить кстати. Таким образом Ахаав царь отнял вертоград у Навуфея не потому, что имел нужду в нем, но что вертоград был близок к дому его (3Цар. 21). А что довольство бывает причиною неправд, тому научает пророк Иезекииль, глаголя: сие бяше беззаконие Содомы (Иез. 16:49), то есть, сие было случаем или причиною тяжчайшаго онаго беззакония, за которое небесным огнем град оный истреблен: гордость в сытости хлеба, и в изобилии вина, и проч. Следующия слова: преидоша в любовь сердца – можно разуметь так, что нечестивые богачи от многаго изобилия вещей как бы пременяют свою природу и делаются людьми совершенно плотяными и душевными, угождая единственно любезным страстям своим. Сие инде выражено другими словами так: предаде я Бог в похотех сердец их в нечистоту (Рим. 1:24). И ниже: предаде их Бог в страсти безчестия (Рим. 1:26). В Еврейском тексте место сие читается так: изыде от тука око их: преидоша помышления сердца. Здесь не о телесном безобразии глаголет Давид, но преносными словами изображает гордость, каковою надмеваются нечестивые по причине чрезмернаго пресыщения. Следующия слова: преидоша помышления сердца некоторые относят к высокомерию нечестивых, которые, не довольствуяся пребывать внутрь общих пределов умеренности, мыслями своими парят за облака и часто мечтают, как бы овладеть всем светом, или еще соорудить новые миры: и как они ничем довольны не бывают, то необузданным желанием своим летают на земле и по небу. Другие толкуют так, что благополучие нечестивых часто превосходит и самое желание их. В самом деле, мы видим некоторых, по истории, получивших больше, нежели сколько они желали, так как бы счастие, спящим им, распростирало для удовольствия их златыя мрежи, – как живо изобразили некоторые Димитрия царя Полиорцета, одного из преемников Александра, который толико завоевал градов, что и во сне представить не мог, хотя впрочем был государь слабый и невеликаго ума. Тако Бог иногда, сверх желаний и помышлений человеческих, обременяет и недостойных людей изобилием всех благ.

Пс.72:8. Помыслиша и глаголаша в лукавстве, неправду в высоту глаголаша:

Пс.72:9. положиша на небеси уста своя, и язык их прейде по земли.

Стих сей в Еврейском тексте читается так: помышляют и глаголют во злобе о угнетении иных: от высоты сердца своего глаголют. То есть: нечестивые люди, забыв себя самих и весь стыд ногами поправ, злодейства своего не скрывают, но явно хвалятся грабежами и хищением. Сие прилично разбойникам, но и те от страха законов укрываются. Сии же исполины, или паче гиганты и циклопы, о которых говорит Пророк, не токмо презирают законы, но и забыв собственную немощь, неистово устремляются на ближних, так как бы не знали различия между добром и злом. Следующия слова: от высоты сердца своего глаголют – означают то же, что языком своим изблевывают хулы на всех. И как гордые люди всех презирают, то и худо отзываются о всех. Сего ради Давид представляет их с высоты глаголющими: понеже с низкими людьми никакого сообщества иметь не хотят. В следующем стихе: положиша на небеси уста своя, и язык их прейде по земли, – показывают, что нечестивые не токмо на людей, но и на Самого Бога хулы свои изблевывают; ибо для них нет ничего священнаго, но и небо и землю власти своей покоряют. Ежели бы кто противоположил им всемогущество Бога, то и оному смело противостоять готовы, а с стороны людей никакого затруднения быть не чают. Таким образом, злоречивый язык никаким препонам не уступает, но свободно преходя всю землю, касается небес. А хотя изречение сие, по-видимому, есть иперболическое, однако ежели разсудим, коль необузданно высокомерие нечестивых, то признаемся, что Пророк глаголет правду, на опыте основанную.

Пс.72:10. Сего ради обратятся людие мои семо, и дние исполнени обрящутся в них.

Сей стих зависит от предыдущаго, и содержит смысл такой, что многие из числа Божия народа, будучи увлечены искушением, претерпели бедственное кораблекрушение, то есть, погибли в волнах неверия. Ибо, как кажется, не о избранных глаголет здесь, но токмо замечает притворных Израильтян, которые одним токмо именем занимали место в церкви. Сих нарицает погибшими, яко таких, которые, прельстясь наружным блеском нечестивых, отпали от Бога и от благочестия. Но можно слова сии отнести и к самым избранным, из коих многих так сильно колеблет искушение сие, что они обращаются семо и овамо, не потому однако, аки бы предавалися грехам или нечестию, но потому, что яко человеки подвержены немощам. Следующия за сим слова: аки чаша, исполненная воды, пролиется им – означают, что верные сетуют и печалятся, когда не видят никакого от благочестия плода. Ибо чаша, исполненная воды и проливаемая, положена здесь в преносном смысле, вместо чрезмерной печали. Последуя переводу 70 толковников, некоторые место сие толкуют так, что людие Божии, то есть, люди верные и боящиеся Бога, обращая внимание на нечестивых, находят, что они подлинно благополучны; понеже при всех грехах своих весьма долго живут и, будучи исполнены дней, достигают глубокой старости.

Пс.72:11. И реша: како уведе Бог? и аще есть разум в вышнем?

Некоторые толковники слова сии относят к нечестивым, и к их хульным глаголам, коими они поощряют себя ко грехам, но сие не основательно. Ибо Давид изъясняет здесь то же, что в предыдущем стихе сказал, то есть, что и самые верные смущаются мыслями, когда тленное людей нечестивых счастие поражает их очи: понеже состязуются, есть ли в Боге разум или сведение? Не потому однакож, аки бы в самом деле питали в себе таковыя хульныя мысли, как сказали мы выше, но что не могут вдруг себя преодолеть, видя Бога как бы небрегущаго о должности Своей. Известна оная жалоба Иеремии глаголющаго: праведен еси Господи! обаче возглаголют Тебе: что яко путь нечестивых спеется? угобзишася вси творящии беззакония (Иер. 12:1). Отсюду явствует, что и самых благочестивых людей умы колеблются недоумением о промысле, однакоже не совсем падают. Ибо Иеремия наперед глаголет: праведен еси Господи! узду сим образом себе налагая. Итак, разум места сего есть тот, что не одни токмо нечестивые люди, видя в мире различные превраты, дают место слепому счастию, но и самые верные так колеблются, что недоумевают о промысле Бога: но сильною десницею Его удерживаются, дабы в бездне сей не совсем погрязли.

Пс.72:12. Се, сии грешницы и гобзующии в век удержаша богатство.

Пс.72:13. И рех: еда {убо} всуе оправдих сердце мое и умых в неповинных руце мои,

Пс.72:14. и бых язвен весь день, и обличение мое на утрених?

Пророк живо изображает здесь, какова была та ревность, которая дух его толико поколебала, и потому как бы перстом указывая, глаголет: се сии нечестивые люди, хотя суть грешницы, однако спокойно живут, блаженствуя на земле, и притом не на краткое время, но чрез все течение своея жизни. Но сие праведно ли пред Богом, чтоб Он толико милостив и щедр был к людям, коих нечестие и беззаконная жизнь известна всем? – Таким образом Давид, взирая на нечестивых и видя, что Бог толико благоволит о них, входит в себя самого, испытывает свою совесть и, находя оную незазорну, разсуждает сам с собою: есть ли какая польза от благочестия, за которое он только бедственно страдает? Убо, глаголет, не всуе ли оправдих сердце мое, и умых в неповинных руце мои? Зане биен бываю весь день, и терплю наказание на всяко утро. То есть: не тщетно ли старался я иметь правое сердце и чистые руки, между тем как изнуряют меня всегдашния скорби, и как бы на страже стоят, чтоб мучить меня от утра до вечера? Сие условие показывает, что нет у Бога никакой за невинность награды, понеже с верными Своими не так милостиво поступает, как с неверными. А как истинная невинность состоит из двух частей, то есть, из чистоты сердца и из внешней правоты дел, то Давид обе части себе присвояет. Почему и мы, примеру его последуя, должны соединять сии две части, и первее начинать от чистоты сердца, а потом от правоты дел, первую свидетельствуя пред Богом, а вторую пред людьми.

Пс.72:15. Аще глаголах, повем тако: се, роду сынов твоих, емуже обещахся [се, роду сынов твоих преступих]:

Понеже Давид усмотрел, что те помышления, коими он искушаем был, зело суть превратны, сего ради узду себе налагает и, сожалея о легкомыслии своем, глаголет: аще глаголах, повем тако: се роду сынов Твоих преступих. Аки бы сказал: Господи, прости мне, ежели я так мыслил и глаголал, как мыслят и глаголют нечестивые, не признающие промысла Твоего. Я признаюсь, что преступил пред Тобою и пред родом сынов Твоих, каковы были Авраам, Исаак, Иаков, Моисей и премногие другие, которые все веровали и исповедывали, что Ты имеешь промысл о делах человеческих и по праведным судьбам Твоим как грешников милуешь, так и праведных наказываешь. Употребляя указательную частицу – се, противополагает оную вышереченным словам: се, сии грешницы.

Пс.72:16. и непщевахъ разумети: сие труд есть предо мною,

Пс.72:17. дондеже вниду во святило Божие и разумею в последняя их.

Хотя Давид в предыдущем стихе и осудил себя за преступление пред Богом и пред сынами Его, однако здесь чистосердечно признается, что не совершенно вышел из тех затруднений, которыя дух его развлекали, донележе вшел во святилище Божие. Ибо слова его показывают, что хотя он мысль свою обращал повсюду, однако разсудком своим не мог дойти до того, каким образом Бог между толикими замешательствами управляет миром. А говоря так сам о себе, дает знать, далеко ли доходят люди, когда следуют руководству собственных своих чувств. Они ослабевают от труда и ничего известнаго и твердаго не обретают. Ибо нет сомнения, что Давид, упоминая о святилище Божием, противополагает оное мудрованию плоти. Отсюду следует, что как бы люди ни мудрствовали, все однако тщетно, суетно; одно токмо учение, почерпаемое из Божия слова, служит им вместо всякия мудрости. Почему и Пророк, коль ни смиренномудро и коль ни тщательно входил в благочестивое изследование судеб Божиих, однако принужден был признаться, что он всуе трудился: помыслих, глаголет, уразумети, но се труд пред очима моима. Итак, ежели кто естественным умствованием проникать в судьбы Божии восхощет, тот без всякаго успеха труд употребит. Здесь потребен высочайший познания степень, потребен ум, возносящийся превыше земли. Следовательно, под именем святилища Божия само по себе разумеется здесь вышенебесное учение Божие. Ибо как закон, из котораго надлежало почерпать истинное просвещение, положен был во святилище: сего ради Пророк благоразумно употребил оныя слова: дондеже вниду во святило Божие, вместо сих: дондеже вниду во училище Божие. Аки бы сказал: донележе Бог не будет мне Учителем, и донележе я из слова Его не научуся тому, чего мысль моя не понимает в разсуждении правления мира, – дотоле в недоумении пребуду. Отсюду видим, что люди дотоле не будут способны к разсматриванию порядка промысла Божия, доколе с покорностию не приимут того, чему Бог как словом Своим, так и Духом научает. Ибо хотя Пророк слово: святилища – приспособляет к тому внешнему образу учения, по которому Израильский народ наставляем был, однако и таинственное Духа Святаго просвещение купно с словом Его разумеет здесь. Под именем последних не кончину жизни разумеет, которая всем известна (ибо какая была нужда входить для сего во святилище Божие?), но конец, относящийся к Божиим судьбам, проявляемым в разсуждении людей нечестивых, как увидим из следующих:

Пс.72:18. Обаче за льщения их положил еси им злая, низложил еси я, внегда разгордешася.

Давид, преодолев вышереченное искушение, становится как бы новым человеком, и уже спокойно глаголет, – как бы стоя на высокой стражнице, якоже и Пророк Аввакум в подобных обстоятельствах такое же употребляет средство, научая нас примером своим и глаголя: на стражи моей стану, и взыду на камени (Авв. 2:1). Тако и Давид показывает, коль полезно человеку приближаться к Богу. Вижу, глаголет, Господи, что Ты творишь; пусть нечестивые возвышаются, но они стоят на скользком пути, и скоро упадают, – они для того только и возвышаются, чтоб претерпеть тяжчайшее падение. Сие обстоятельство хотя общее есть всем, как благим, так и злым (понеже весь мир во зле лежит), но как верные зависят от Бога и основаны на Нем яко на камени, то нельзя сказать, чтоб они стояли на скользком пути. А хотя иногда и колеблются и даже падают, но Господь, подлагая руку Свою, колеблющихся подкрепляет, а падающих возставляет. Что касается до нечестивых, то они сперва претерпевают поползновение, а потом и совершенное падение; поползновение их бывает оттого, что они на силе своей, аки на льду утверждают ноги, а безумным превозношением располагают себя к совершенному падению. Здесь не должно мечтать нам о превратности непостояннаго счастия, которое, безразсудно коловращаяся, смешивает все, но проникать в Божие намерение, о котором упомянул Пророк и которое всем благочестивым во святилище Божием открывается, что нечестивые сокровенным Божиим промыслом низлагаются.

Пс.72:19. Како Быша в запустение? внезапу изчезоша, погибоша за беззаконие свое.

Сей вопрос, соединенный с удивлением, много способствует к подтверждению предыдущаго изречения. Якоже бо благополучие нечестивых часто приводит людей в недоумение, а иногда и во изумление, тако внезапная погибель их возбуждает нас от усыпления и заставляет удивляться чудным судьбам Божиим. Сего ради Пророк аки о вещи невероятной вопрошает, глаголя: како Быша в запустение? Аки бы сказал: каким образом статься могло, что те, которыя казались горами неприступными, вдруг сделались на подобие града опустошеннаго, где кроме развалин ничего не видно? како внезапу исчезли те, которые казались вечно имеющими жить на земле? Предложив такой вопрос, Пророк припоминает, что Бог ежедневно такия чудеса производит, дабы имели мы справедливую причину удивляться им, ежели очей веры не имеем. Но ежели бы верою издалече провидели судьбы Его, то ничего не было бы для нас новаго, невероятнаго и удивительнаго, ибо удивление от незнания раждается. Следующия слова: погибоша от страха – такой имеют разум, что Бог поражает нечестивых не обыкновенными способами, но такими, которые новостию своею страх наводят: или, ежели рукою не убивает, то единым дуновением врагов своих умерщвляя, в ничто обращает, между тем, как они все опасности надменно презирают, так как бы были изъяты от поражения стрел, и как бы завет утвердили с смертию, как и в псалме 11 видели мы их надменно глаголющих: кто нам Господь есть?

Пс.72:20. Яко соние востающаго, Господи, во граде твоем образ их уничижиши.

Пророк употребляет здесь прекрасное подобие, сравнивая благополучие нечестивых с сновидением. Известно, что сновидение не есть вещь истинная, но мечтательная. Кто во сне видит себя богатым, тот пробудившись усматривает, что он прельщен пустым привидением. Тако нечестивые, изобилующие богатством в веке сем, хотя мнятся быть благополучны, но когда прейдет нощь века сего, тогда познают, что они поистинне были неблагополучны. И тогда‐то образ их, то есть мечтательное их благополучие, в ничто обратится. Ибо во граде Божием, где пребывает истинное и вечное блаженство, и не будет иметь места сие мнимое и мгновенное благополучие, которое состоит в злате, в сребре, в рабах, в конях, в домах, в садах, в честях, в достоинствах, в пирах и роскошах; вся сия тогда погибнут, и стяжателей своих несчастливейшими соделают. Сего ради весьма прилично увещавает апостол Павел, глаголя: да имущии благая мира сего будут яко неимущии, и плачущиеся яко не плачущии, и радующиися яко не радующеся, и купующии яко не содержаще (1Кор. 7:29–30). Прилично и блаженный Августин говорит, что Бог во граде Своем небесном уничижит образ людей нечестивых: чего ради? Понеже и они во граде своем земном образ Божий уничижили.

Пс.72:21. Яко разжжеся сердце мое, и утробы моя изменишася:

Пс.72:22. и аз уничижен, и не разумех, скотен бых у тебе.

Пророк паки повторяет здесь признание свое, которое видели мы выше, показывая, что он, чувствуя в сердце своем подстрекание ревности, безразсудно состязался с Богом. Рвение ревности своея сравнивает с огнем, который разжигал его сердце, и аки острым жалом уязвлял утробу. Откуду в Давиде возродилось сие толь острое рвение против нечестивых, о том сказали мы выше. Люди нечестивые, отвергающие Божий промысл, не много заботятся о том, Богом ли управляется мир, или слепым случаем; они только смеются игре фортуны: но верные, чем больше удостоверены в том, что Бог есть Правитель и Судия мира, тем сильнее воспламеняются, когда Он не соответствует желаниям их. Давид, строго за сие наказывая себя, как и надлежало, во-первых, нарицает себя безумным; потом обвиняет свое невежество; наконец, говорит, что он скоту подобен. Таким образом вкратце показывает, что ревность оная, о которой здесь упоминает, произошла от заблуждения; а причина заблуждения в нем самом находится, понеже, не внимая гласу разума, сделался несмыслен даже до скотскаго неразумия. Ибо как люди никогда не могут совершенно проникнуть в Божии дела, поелику в разсматривании их изнемогает всякое понятие, то Давид не стыдится признавать немощи своея, исповедуя, что он, в сравнении с Богом, не что иное есть, как скот. Итак слово: у Тебе – берется здесь в сравнительном смысле, аки бы сказал: Господи, хотя и мнился я иметь некоторое преимущество пред безсловесными животными по разуму, но в разсуждении Тебя и премудрости Твоея я не что иное есмь, как скот.

Пс.72:23. И аз выну с тобою: удержал еси руку десную мою,

Пс.72:24. и советом твоим наставил мя еси, и со славою приял мя еси.

Давид благодарит здесь Бога, что Он всесильною Своею рукою удержал его от падения. Ибо чрез удержание десницы означает, что он не сам собою, но чудною Божиею силою извлечен был из глубокой оной бездны, в которую низвергаются люди отверженные. Отсюду видим, коль драгоценно Богу спасение наше, когда так прилежно смотрит за нами, что и к удаляющимся от Него простирает руку, дабы извлечь из погибели. Должно заметить сии преносныя слова: удержал еси руку десную мою, когда нет и самаго малейшаго искушения, которое бы не сильно было низложить нас, ежели бы не были мы подкрепляемы десницею Бога. Оныя слова: аз выну с Тобою – двояким образом разуметь можно. Люди бывают с Богом или чувственно, или мысленно: чувственно, когда удаляющихся нас от Него и повсюду скитающихся, уздою востягивает и по стремнинам бегать не попускает; мысленно, когда удостоверены бываем, что Бог смотрит за нами и рукою Своею управляет, а силою поддерживает. Следующими словами, и советом Твоим наставил мя еси, и великость милости Божией показывает, и благодарность свою купно изъявляет, аки бы сказал: благодарю Тя, Господи, что Ты спасительный совет вложил в мысли мои, которым предохранил меня от вышереченнаго искушения, и яко милосердый Отец заблуждшаго сына на правый путь наставил, да пребываю в Твоем послушании. К совету присовокупляет славу, которая здесь не к вечной жизни относится, но означает течение благополучия нашего от начала до конца, котораго ожидаем на небеси, чего и нам и себе желает царствующий Пророк: однако не исключает и временных благ, которыми рабов Своих благословляет Бог на земле, дабы еще здесь предвкусили некоторую часть онаго блаженства.

Пс.72:25. Что бо ми есть на небеси? и от Тебе что восхотех на земли?

Здесь яснее показывает Пророк, колико успел он, будучи во святилище Божием. Довольствуяся единым Богом, отвергает все сущее на земле, кроме Его. Аки бы сказал: есть ли что толь прекрасное, и толь драгоценное, чего бы мог я пожелать на небеси кроме Тебя? И паки, есть ли какая вещь толь прекрасная и толь драгоценная, которыя бы пожелал я на земле кроме Тебя? Нет, я ничего такого не обретаю ни на земле, ни на небеси, что бы могло удовольствовать меня, и совершенно успокоить сердце мое, кроме Тебя единаго. Ежели Ты токмо милостив ко мне, то я презираю все прочия твари, сущия на небеси и на земли. Твое милосердие и Твоя благость составляют все мое богатство, вся благая, и все роды удовольствий. Впрочем когда говорит Пророк, что он ничего не ищет на небеси и на земли, кроме единаго Бога, тем самым отвергает не токмо всех ложных богов, коими в его времена наполнена была земля и небо, по общему заблуждению мира, но и все ложныя мечты, коими весь почти мир себя ослепляет. Ибо хотя в нынешния времена не уловляются люди прежнею оною сатанинскою прелестию, и не делают себе ложных богов, но или гордостию надмеваются, когда надеяся на свои силы и мнимую мудрость, присвояют себе то, что свойственно единому Богу; или питаяся ложными надеждами, уповают на благоприятство людей, или на свое богатство, и на другия пособия мира. Итак сей есть единственный способ к снисканию Бога, когда мы не скитаемся по разным косвенным путям; но оставя нечестие и гордость, сих мерзких кумиров, к единому Богу прямо прибегаем.

Пс.72:26. Изчезе сердце мое и плоть моя, Боже сердца моего, и часть моя, Боже, во век.

Некоторые первую часть стиха толкуют так, что Давид от сильной любви к Богу изнемог сердцем и плотию, таким образом заключают, колико прилеплен был он к Богу, но следующия во второй части слова: Бог крепость сердца моего – требуют инаго разума. Здесь подразумевается противоположение между немощию, которую ощущал в себе Давид, и между крепостию, которая дана была ему свыше, аки бы сказал: когда разлучен бываю от Бога, тогда ничего не могу, и вся моя сила в ничто обращается, но приходя к Нему, паки обретаю в себе полную крепость. Сие весьма нужно заметить и помыслить, что мы ничего не можем сделать без Бога, и что никто не может совершенно возложиться на Него, разве тот, кто чувствуя немощь свою, не надеется на свои силы. Таким образом прилично присовокупляет Пророк: часть моя, Боже, во век. Сим подобием взятым из Священнаго Писания, такую часть означает, которою всяк бывает доволен. Оно относится к Богу: следовательно, мы должны знать, что Он един для нас довлеет, и что в Нем едином состоит совершенное наше блаженство. Откуду заключить следует, коль мы неблагодарны и несчастны, когда и духом и телом удаляемся от Бога.

Пс.72:27. Яко се, удаляющии себе от Тебе погибнут: потребил еси всякаго любодеющаго от Тебе.

Пророк от противных обстоятельств доказывает, что нет ничего лучше, как прилепляться к Богу, и в Нем едином спокойно опочивать. Ибо как скоро кто удалится от Него, тот вечно погибнет. Удаляются же от Бога все те, которые сердце свое разделяют с другими. Сие означает глагол прелюбодеяния: ибо разделять сердце с другими, и не утверждаться в едином Боге, есть самый гнуснейший род прелюбодейства. Для избежания сего потребна чистота мысли, которая состоит в вере, в призывании Бога, в непорочности сердца, и в покорении Божиему слову. Кто сих добродетелей не имеет, и кто всем сердцем и всею душею не прилепляется к Богу, тот подобен жене прелюбодейке, которая, оставя своего мужа, творит грех с чужими. Таким образом Давид всех богоотступников нарицает прелюбодеями. Они погибают не токмо потому, что лишаются чрез сие Божией благодати, которая дает жизнь душе, но и потому, что Бог есть ревнитель, и души наши Себе уневестил: а потому наказывает вечною смертию всех тех, кои прелюбодействуют от толь благаго и купно сильнаго жениха.

Пс.72:28. Мне же прилеплятися Богови благо есть, полагати на Господа упование мое, возвестити ми вся хвалы твоя, во вратех дщере Сиони.

Сими словами заключает псалом, как бы так говоря: пусть иные разсуждают, что для них добро и полезно, но для меня нет лучше, полезнее и приятнее, как прилепляться к Богу. А понеже чувственным объятием прилепиться к Нему в жизни сей не можно, то я, по крайней мере, почитаю за благо полагать на Господа упование мое, и притом упражняться в хвалении и прославлении имени Его; во вратех дщере Сиони, то есть, во множестве верных, дабы научить их, коль вредно и безполезно прилепляться к временным благам, и напротив, коль благо прилепляться к Богу, и полагать во Господе упование наше.


Источник: Толкование на Псалтирь, по тексту еврейскому и греческому, истолкованное тщанием и трудами святейшаго правительствующаго Синода члена, покойнаго архиепископа Псковскаго, Лифляндскаго и Курляндскаго и кавалера, Иринея [Текст]. - Изд. 7-е. - Москва : в Синодальной тип., 1882. - 25 см.

Комментарии для сайта Cackle