Н. Зверева

Августейшие сестры милосердия

Содержание

Предисловие

1914 год 1915 год 1916 год 1917 год  

 

Предлагаемое вниманию читателя издание является уникальным сборником архивных документов и воспоминаний, практически неизвестных читателю. А между тем они затрагивают один из самых драматичных периодов истории России XX века. Светлый христианский образ Царицы Александры Федоровны и Ее Дочерей с наибольшей силой явил себя не только в их мученической кончине, но и в подвиге деятельной самоотверженной любви, которому они себя посвятили в годы войны. Вместе со своими Дочерьми Царица в течение трех лет служила в лазаретах как простая сестра милосердия. Уникальный случай в истории. На такой самоотверженный подвиг могло решиться только сердце, исполненное христианской любви. Для раненых она была не Государыня Императрица, а Царица-Матушка, Мать Милосердия, утешающая их с не меньшей любовью, чем родная мать, а Ее Дочери были для них родными сестрами, сестрами милосердия. Книга адресована широкому кругу читателей.

 

 
Предисловие

Царице-Сестре

Господнею волей, войны небывалой

Над Русью великой волна разлилась,

И Русь воедино – и старый, и малый –

Под Стягом Царя своего собралась.

С молитвой поднялась Россия святая,

Не медля, на бранный направилась путь,

Лихому врагу под удар подставляя

Широкую, мощную русскую грудь.

И в это великое, страшное время

Царица – России Любимая Мать –

Сестры милосердной изволила бремя

На плечи Свои, не колеблясь, принять.

Тяжелый тот крест на Себя возлагая,

Его возложила на двух Дочерей,

Любви неземной дать примеры желая

Их юной и чистой душе поскорей.

Как Мать-Государыня, сердцем болеешь

За всех сыновей Твоих – русских солдат –

И их, как Царица-Сестра, Ты лелеешь,

И раненый каждый уже Тебе брат.

И в миг Твоего с Дочерьми посещенья

Тот, искра в ком жизни трепещет чуть-чуть, –

Вдруг чует томительных мук облегченье,

И дышит страдальца бестрепетно грудь.

Душа загорается подвига жаждой, В очах умиленья зажглася слеза,

И счастье великое в сердце, и каждый

С мольбой устремляет на Небо глаза: О, Бог Вседержитель!

Владыко Первейший Молитву усердную нашу прими:

Дай горя не ведать Сестре Августейшей

Дай, Боже, Ей счастья с Ея Дочерьми,

Дай, Боже, Ей силы в тяжелой године,

Удачею Мужа-Царя успокой,

Пошли Ей утеху в Наследнике-Сыне,

Пошли только радость Ей, мир и покой!

Голощанов П.А.

Царское Село. 1914 г.

19 июля 1914 года1 Германия объявила войну России. Начиналась война, которую вскоре назовут «Великой войной», а в России ее еще будут называть «Второй Отечественной». В огне этой страшной битвы исчезнут четыре великих Империи. Закончится целая историческая эпоха, начало которой уходит в глубь европейской истории.

Тогда, в 1914 году, этого никто не знал. Начало войны было встречено с воодушевлением. Однако далеко не у всех хватило терпения, мужества и самопожертвования, чтобы выполнить свой долг до конца, сохранить верность Царю и Родине до победы.

С первых дней объявления войны многие представители рода Романовых и других аристократических семейств принялись за организацию лазаретов, санитарных поездов, складов белья и медикаментов. Первой среди них была Государыня Императрица Александра Федоровна.

Светлый христианский образ Царицы Александры Федоровны с наибольшей силой явил себя не только в ее мученической кончине, но и в подвиге деятельной самоотверженной любви, которому она себя посвятила в годы войны. Все свои заботы, мысли, труды Александра Федоровна направила на оказание помощи раненым. Вместе со своими старшими дочерьми она в течение трех лет послужила им и как простая сестра милосердия. Уникальный случай в истории. На такой самоотверженный подвиг могло решиться только сердце, исполненное христианской любви. Кто как Государыня любил русский народ, так искренно сострадал всем скорбящим, так горячо молился Господу о спасении России. Поэтому для раненых она была не Государыня Императрица, а Царица-Матушка, Мать Милосердия, утешающая их с не меньшей любовью, чем родная мать, и служащая им как родная сестра, сестра милосердия.

***

В самом начале войны Царская Семья посетила Москву, чтобы у древних святынь Москвы помолиться о даровании победы. После этого Царская Семья поселяется в Александровском дворце Царского Села. Там они проведут годы своей земной жизни до отъезда в ссылку. По своей застройке Царское Село, расположенное в 22 верстах от Санкт-Петербурга, было типичным городом для своего времени. На центральной площади возвышался огромный собор Св. Екатерины с пятью золочеными главами, рядом гостиный двор с каменными торговыми рядами, городская управа, здание полиции. Прямые улицы, где небольшие частные дома чередовались с благотворительными и учебными заведениями. Детские приюты, богадельни для всех слоев населения, местное отделение Красного Креста, Мариинская женская гимназия, церковно-приходская школа, Реальное училище, Дворцовый лазарет, Школа нянь, частная гимназия, Военный госпиталь, Дом призрения для увечных воинов, женское духовное училище – вот далеко не полный перечень учреждений, заполнявших город. Изредка попадаются богатые Великокняжеские или купеческие особняки.

Вторая часть города, возникшая по произволению Императрицы Екатерины II под названием «София», в основном была заселена военными. Здесь располагались казармы Лейб-гвардии полков, собор Св. Софии и церковь Кирасирского полка во имя святого Иулиана Тарсийского. В 1784 году в этой части города, по желанию Императрицы Екатерины II, будет устроено кладбище, названное по построенному в 1796 году храму во имя Казанской Божией Матери Казанским. Позднее, при Императрице Александре Федоровне, рядом будет устроено Братское кладбище для воинов Первой мировой войны и освящена церковь «Утоли моя печали».

Два Императорских дворца – Екатерининский и Александровский – с прилегающими к ним парками входят в основную часть города. Из Александровского парка дорога вела на так называемую «Собственную ветку». Построена ветка и павильон в 1895 – 1909 годах. Отсюда соединительные пути шли ко всем линиям железных дорог, сходящимся в Санкт-Петербурге. Именно сюда с начала войны будут привозить раненых в санитарных поездах, а затем на автомобилях или подводах будут развозить по госпиталям.

Приехав в Царское Село, Императрица сразу же принимается за работу. В первую очередь – это оборудование лазаретов для раненых. Патриотический подъем, охвативший Россию в начале Первой мировой войны, нашел отклик и среди жителей уездного городка «Царское Село». Руководству местного отделения Красного Креста под Ее Августейшим покровительством, совместно с благотворительной помощью всех жителей города, удается уже к 10 августа оборудовать два лазарета, а в дальнейшем их число будет увеличено до 70. Одновременно устраиваются санитарные поезда для перевозки раненых с мест военных действий. В Екатерининском большом дворце открывается склад Ее Императорского Величества, снабжавший армию бельем и перевязочными средствами. Для помощи мирному населению, пострадавшему от войны, Государем Императором учреждается Верховный совет под председательством Императрицы Александры Федоровны, где объединяются правительственная и общественная деятельность. Государыня создает комитеты для помощи беженцам и семьям, чьи кормильцы призваны на войну. Ответственность за работу в них она возлагает на старших дочерей. Комитеты имели отделения во многих городах России и пользовались большой популярностью. В народе их называли «Татьянинский» и «Ольгинский». Особенно успешно с их участием проходил сбор пожертвований. Великие княжны не любили уезжать в Петроград на официальные заседания с чиновниками, но, понимая необходимость помощи страдающим, делали это регулярно.

Основной формой служения своему Отечеству и народу Императрицы и ее старших дочерей стала ежедневная работа сестрами милосердия в лазарете. Для того чтобы помощь раненым, исходящая от их рук, была более плодотворной, Императрица Александра Федоровна вместе со старшими дочерьми решила получить медицинское образование. Учителем была выбрана талантливый хирург Дворцового лазарета Вера Игнатьевна Гедройц (в Царской Семье ее называли «княжна»). Последовательница известного хирурга Пирогова Н.И., который учил, что «не операции, спешно произведенные, а правильный организованный уход за ранеными и сберегательное (консервативное лечение) в самом широком размере, должны быть главною целью хирургической и административной деятельности на театре войны». Вероятно Августейшим сестрам милосердия были созвучны и понятны эти слова. Для чтения лекций Вера Игнатьевна ежедневно приезжала в Александровский дворец. Практические занятия проходили в Дворцовом лазарете, где Гедройц исполняла обязанности главного врача. Помимо медицинского персонала в госпитале проходило практику большое количество слушательниц курсов сестер милосердия военного времени, которые после окончания курсов безвозмездно работали в качестве сестер. В эту группу и вошли Августейшие сестры милосердия. Княжна требовала от учащихся воспитания хирургической чистоты, для нее было важно, «чтобы весь персонал мог присутствовать при операциях, приучался, как вести себя у хирургического стола и возле больного, заражался бы, так сказать, духом операционной, жил бы их радостями, печалился общими хирургическими печалями, создавая одну хирургическую семью, связанную общими переживаниями». Императрица и Великие княжны оказались способными ученицами. В.И. Гедройц запишет в своем дневнике: «Мне часто приходилось ездить вместе и при всех осмотрах отмечать серьезное, вдумчивое отношение всех Трех к делу милосердия. Оно было именно глубокое, они не играли в сестер, как это мне приходилось потом неоднократно видеть у многих светских дам, а именно были ими в лучшем значении этого слова».

6 ноября 1914 года в здании Общины Красного Креста на Леонтьевской улице мператрица Александра Феодоровна с Великими княжнами Ольгой и Татьяной вместе с 42-мя сестрами 1-го выпуска военного времени Красного Креста, успешно выдержав экзамен, получили Свидетельство на звание Сестры Милосердия. После чего они продолжили работать в Дворцовом лазарете. Находился он на Госпитальной улице, где на месте богадельни времен Екатерины II был построен в 1854 году каменный трехэтажный госпиталь, который являлся обычной городской больницей, хотя и назывался «Дворцовый лазарет». Перед самой войной во дворе был построен небольшой павильон, куда предполагали помещать инфекционных больных. Именно здесь и будет оборудован госпиталь для раненых офицеров, который Августейшие Сестры Милосердия будут посещать ежедневно. Между собой они называли его: «наш» «маленький дом», «отдельный барак» или просто «барак». В части основного здания будет располагаться операционная и палаты для нижних чинов. В своих записях они называют его «Большой дом». В большей части госпиталя будет по-прежнему находиться больница. (В наше время здесь располагается больница им. Семашко.)

Свой лазарет Августейшие Сестры Милосердия очень любили и посещали его ежедневно. Они также дружили с персоналом и ранеными офицерами. С 10 августа 1916 года из-за путаницы названия с лазаретом Большого дворца он станет называться «Собственный Ее Величества лазарет N 3».

Императрица не только личным трудом участвует в организации лазарета, но и жертвует средства на создание рентгеновского кабинета и способствует устроению в подвале основного здания церкви во имя Константина и Елены. В основном здании больницы была церковь во имя иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радость». Новая пещерная церковь, устроенная в древнем византийском стиле, предназначалась для раненых воинов и постоянного поминовения погибших, имена которых были увековечены на стенах храма. (Сейчас на месте этой уникальной церкви находится склад больницы.)

Для раненых воинов, которые не могли передвигаться, Государыня Императрица, понимая своим чутким сердцем, как важно для них помолиться в привычной с детства церковной обстановке, на свои средства сооружает походную церковь, которую перевозят по госпиталям.

30 октября 1914 года будет оборудован и освящен лазарет в Большом Екатерининском дворце. Сюда тоже приходили Августейшие Сестры Милосердия и ухаживали за ранеными. Но из-за высокопарного отношения к ним старшей сестры Любушкиной, княжны, любившие простое и искреннее отношение, предпочитали Свой лазарет.

Помимо почти ежедневной перевязки раненых в Своем госпитале Государыня с дочерьми постоянно посещала многочисленные лазареты Царского Села, Петербурга и окрестностей, где милостиво обходила раненых, благословляла их иконками, осматривала операционные, беседовала с устроителями и медицинским персоналом. Во время поездок по России Государыня также посещала лазареты, проявляла внимание ко всем раненым.

Всегда уповающая на помощь Божию, в трудное военное время Царская Семья особенно часто посещает богослужения. Молебны на благое дело, панихиды по погибшим и крестные ходы для дарования победы становятся почти повседневными. Перед началом каждого рабочего дня Августейшие Сестры Милосердия заходили в церковь Знамения, для благословения у древней святыни Царского Села иконы Божией Матери «Знамение», по преданию привезенной Царем Алексеем Михайловичем с Востока. (Ныне эта икона хранится в храме Духовной Академии в Петербурге.) По воскресным дням Они молились в недавно построенном для Сводного полка Федоровском соборе, где для Императрицы была специально отгорожена молельня. Александра Федоровна особенно любила нижний храм собора во имя св. Серафима Саровского. По праздникам Царская Семья иногда посещала городской Екатерининский собор. Из-за слабого здоровья Государыни иногда совершались богослужения в домовой церкви Александровского дворца. В дни особого поминовения любимого Царской Семьей святого Серафима Саровского они выезжали на основанное в 1904 году по Высочайшему произволению в Старом Петергофе подворье Дивеевского монастыря. Александра Федоровна для возложения цветов на могилу умерших близких Ей раненых воинов часто посещала устроенное Ею Братское кладбище. На свои средства она обустраивает здесь деревянную церковь. Храм будет построен за два месяца и 4 октября 1915 года освящен во имя иконы Божией Матери «Утоли моя печали» в присутствии Их Величеств.

С начала Первой мировой войны Царская семья не выезжает на отдых в Крым, как во все предыдущие годы. Несмотря на болезни детей и самой Императрицы, служение своему народу считалось важнее личного здоровья. Лишь в мае 1916 года Царская Семья на несколько дней выедет из Ставки, расположенной в Могилеве по маршруту Киев – Винница – Одесса – Севастополь «для подъема морального духа армии и тыла», как будет написано в официальной хронике.

Поездки Императрицы с детьми в Ставку были нечастыми, хотя для них всех увидеть Отца было большой радостью. Перед отъездом Княжны обязательно ходили к раненым попрощаться, а по возвращении в тот же день спешили в госпиталь.

Младшие Великие княжны Мария и Анастасия, хотя и не работали в госпитале постоянно, по-своему приносили большую пользу выздоравливающим раненым. Рядом с Федоровским собором был построен в стиле древнерусских посадов Федоровский городок, обнесенный кремлевской стеной со сторожевыми башнями и бойницами, каменными с богатой резьбой воротами. В городке было пять домов. В двух из них размещался госпиталь для офицеров и нижних чинов имени Великих княжон Марии и Анастасии. Сюда приходили княжны почти каждый день, о чем пишет Анастасия Отцу: «Вчера мы как и каждый вечер поехали в лазарет...»2. Обладая удивительно жизнерадостным и веселым характером, княжны играли с выздоравливающими воинами в разные игры или просто беседовали.

***

Основным источником для данной книги послужили дневниковые записи и письма Дочерей Императора Николая II Великих княжон Ольги, Татьяны, Марии и Анастасии. Разделив со своими Венценосными родителями тернистый путь в ссылку, Царевны увозят с собой дорогие для них вещи, в том числе свои личные записи и переписку. В Тобольске, при учащении обысков и враждебных проявлений охраны, княжны уничтожают большую часть своего архива. 9 апреля 1918 года Государь запишет в своем дневнике: «Узнали о приезде чрезвычайного уполномоченного Яковлева из Москвы; Он поселился в Корниловском доме. Дети вообразили, что он сегодня придет делать обыск и сожгли все письма, а Мария и Анастасия даже свои дневники». (Дневники Императора Николая II, М., 1991.) После мученической кончины Царской Семьи их личные бумаги перевозят из Екатеринбурга в Московский Кремль, где в одном из зданий создается Спецархив. Затем сюда стали поступать документы из Императорских и Великокняжеских дворцов. Спецархив получил название «Новоромановского». Его фонды будут выделены во 2-е отд. Государственного архива РСФСР в секцию А (политическую). Многие годы о фондах Семьи Романовых будет известно только редким специалистам. Пройдя многочисленные архивные реорганизации и перемещения, в 1962 году он вместе с другими документами по Истории Российской империи перейдет в Государственный архив Октябрьской Революции (ЦГАОР), который с 1991 года сменит название на ГАРФ. В архиве сформирован 51 фонд Императорской фамилии. От Императоров Александра I до Николая II, включая Императриц, Великих князей и княгинь. Среди них небольшие личные фонды Великих княжон:

Ольга Николаевна Романова – ф. 673, оп. 1271 ед. хранения.

Документы датируются 1895 – 1917 годами. Фонд включает: детские письма к родителям, ученические тетради и сочинения, записные и памятные книжки, в которые записывались любимые стихи, выписки текстов из духовных книг (в основном из Патериков), молитвы, рассказы Григория Распутина, перечень прочитанных книг, русские народные песни. Особенно ценна сохранность ее дневников, которые Княжна вела с 9-летнего возраста на русском языке. Первая запись сделана 1 января 1905 («Я была в церкви с Папа и Мама»), последняя 15 марта 1917 года, далее листы дневника вырваны. Краткие записи о событиях дня, занятиях и встречах велись ежедневно в течение года. Лишь в ранние годы встречаются пропуски. С годами дневниковые записи велись аккуратней. Записи раскрывают душевный мир русской девушки. В годы войны события, происходившие в лазарете, где Ольга Николаевна работала медицинской сестрой, заполняют всю ее жизнь, что находит отражение в ее записях. Сострадание к раненым воинам, геройски сражавшимся за свое Отечество, преданность и любовь к родителям, упование на милость Божию, постоянно читаются в ее кратких записях. Сохранилось 12 записных книжек с дневниковыми записями Великой княжны. С 1905 по 1912 год – это выполненные на заказ памятные книжки (9х13), на каждый год разного цвета, в шелковых переплетах с муаровой подкладкой, золотыми обрезом и датой на обложке. С 1913 по 1916 год – в больших тетрадях с темными кожаными переплетами, в которых умещались записи за год и несколько месяцев следующего. Дневник за 1910 год отсутствует. После марта 1917 года сохранились записи только духовного содержания. В записной книжке на титульном листе надпись: «Ольга Романова от Мамы – 21 марта 1917 года Царское Село». Записи начинаются завещанием святого Серафима Саровского, которого Царская Семья особо чтила: «Надобно всегда терпеть, и все чтобы ни случилось, Бога ради с благодарностью... ». Находятся в фонде и документы, отражающие ее общественную деятельность, связанную с работой в лазарете и попечительством Комитетов Ее имени, военные рапорты полков, шефом которых она являлась. Семейные фотографии и альбомы. Переписка с родственниками и друзьями.

Татьяна Николаевна Романова. Ф. 651, оп. 1325 ед. хранения.

Личные документы Великой княжны, отражающие ее внутренний мир и ее деятельность, во многом схожи со старшей сестрой, но имеют свою индивидуальность. Ее своеобразный почерк с одинаково заостренными буквами, аккуратные записи говорят о внутренней собранности и целенаправленности. Татьяна Николаевна более двух военных лет почти без перерыва проработала хирургической сестрой в госпитале. В записных книжках с текстом духовного содержания много того, что есть в записях Матери Императрицы. На титульных листах дарственные надписи «от Мамы». Вместе Они трудились сестрами милосердия, постоянно посещали богослужения, проводили вечера за чтением. Ее дневниковые записи сохранились с 1907 по 1916 год. Кроме дневника за 1911 год. Последняя запись сделана 24 октября 1916 года. Вероятно, следующая тетрадь, в которую входили записи конца 1916 года и записи 1917 года, была ею уничтожена. В указанном в описи архива дневнике за 1917 год на титульном листе надпись: «Татьяна, Тобольск, 1917 г. » На страницах записи из духовного наследия Св. Отцов Церкви. Заполнены 70 авторских страниц. Последняя запись: «Скорбь Ваша неописуема. Скорбь спасителя в Гефсиманском саду за грехи мира – безмерная, присоедините вашу скорбь к Его скорби и в ней найдете утешение. Пр. Иоанн Кронштадтский».

Интересна записная книжка с автографами раненых офицеров, которые находились на излечении в Дворцовом лазарете, позднее переименованном в Собственный Ее Императорского Величества Александры Федоровны. В фонде находится большая ее переписка, в том числе письма от Отца и Матери. Документы, связанные с работой комитетов Ее Имени, рапорты от командиров полков о ходе военных действий и многочисленные отчеты и донесения на Ее имя от благотворительных организаций, в которых принимала участие Великая княжна. Фотографии и фотоальбомы.

Мария Николаевна, фонд 685, оп. 1278 ед. хр.

В фонде довольно много документов, связанных с деятельностью лазаретов и санитарных поездов Ее имени. Телеграммы, рапорты и письма от командиров полков и офицеров. Большая переписка. Из личных бумаг сохранилось только три дневника княжны за 1912, 1913, 1916 годы. Это нарядные записные книжки в шелковых переплетах, украшенных золотыми монограммой, датами, виньетками. Страницы переложены засушенными цветами. Лаконичные записи, лишенные эмоциональной окраски, писались ежедневно. В данном издании приводятся выборочные дни из дневника за 1916 год. Живой и общительный характер Великой княжны сокрыт в этих записях, но раскрывает ее организованность и умение кратко изложить главное. Неслучайно в тяжелые годы гонений Родители именно Ее выберут для сопровождения при переезде из Тобольска. Строгая записная книжка, как у старших сестер, в синем кожаном переплете с золотой монограммой Марии Николаевны осталась незаполненной. Княжна только начала переписывать в нее любимое стихотворение – «Казачью колыбельную» Лермонтова «Спи, младенец мой прекрасный, баюшки баю...».

Анастасия Николаевна, фонд 683, оп. 1129 ед. хранения.

Записных книжек и дневниковых записей Великой княжны не сохранилось. Несколько ученических тетрадей, сочинения, детские рисунки, письма от Родителей, сестер, Царевича Алексея, от друзей и знакомых. Документы, связанные с лазаретами Федоровского городка и Большого Дворца: подробная история болезни раненого стрелка, сведения о движении больных и раненых нижних чинов, рапорты старших врачей санитарных поездов со списками раненых, рапорты от командира полка о ходе военных действий. Семейные альбомы с фотографиями.

Письма Великих княжон к Отцу Императору Николаю Александровичу находятся в Его личном фонде 601, оп. 1, ед. хранения: 1317, 1318, 1359, 1291, 1155. При каждом отъезде Государя на фронт Дочери писали ему ежедневно по очереди. В данном издании письма приводятся выборочно.

Выдержки из писем Государыни Императрицы Александры Федоровны Мужу, которая также писала их ежедневно при расставании, перепечатываются по изданию «Переписка Николая и Александры Романовых, тома III, IV, V. Центрархив. М., 1927 г.». Подлинные письма Государя Императора Николая Александровича и Императрицы Александры Федоровны, со времени их помолвки до мученической кончины, хранятся в ГАРФ в Их личных фондах.

Письма Великой княгини Ольги Александровны Великим княжнам Ольге, Татьяне, Марии и Анастасии хранятся в Государственном архиве РФ в личных фондах княжон.

* * *

1

Все даты в данном издании даны по старому стилю

2

Здесь и далее в публикуемых фрагментах писем и документов сохранена пунктуация и орфография оригинала. – Примеч. ред.

Комментарии для сайта Cackle