Т.Н. Джаксон, И.Г. Коновалова, А.В. Подосинова

Часть II. Рунические надписи. (Е.А. Мельникова)

В IX в. в Скандинавских странах (в первую очередь в Швеции) распространяется традиция воздвигать каменные стелы с мемориальными надписями в память об умерших членах семьи. Памятники не были связаны с захоронениями и устанавливались в наиболее людных, часто посещаемых местах: у дорог и мостов, на местах тингов (собраний жителей определенного округа), наконец, просто в полях на видном издали месте. Надписи выполнялись особым алфавитом, возникшим у германцев еще в I в. н. э. и использовавшимся скандинавами вплоть до XV в., а в отдаленных областях Швеции (Даларна) и до XIX в. В IX-XI вв. рунический алфавит состоял из 16 знаков, которыми обозначалось более 30 звуков (см. подробнее: Мельникова 2001. С. 7–29).

Тексты на рунических камнях конца Х-ХІ в. были стереотипны и состояли из ряда формул. Абсолютно обязательным элементом было наименование заказчиков памятника и обозначение их отношения к умершему: «N (и N) установил (велел установить) этот камень (памятник) по X., своему сыну (отцу, брату)». Как правило, заказчиками являлись ближайшие родственники покойного: отцы и матери, сыновья, жены. Однако, иногда камни воздвигались дружинниками погибшего или его «сотоварищами» (félagi) – компаньонами по походу или – чаще – торговой поездке. Во многих случаях этим надпись и ограничивалась. Не менее часто текст продолжался сообщением об обстоятельствах смерти родича («он пал в битве», «он умер на востоке» и т. п.) и его характеристикой («он был добрым воином»). Наконец, поскольку в XI в. большинство шведов было христианами, многие надписи завершались обращением к Богу и Богоматери с просьбой позаботиться о душе умершего.

Целью установки памятников было сохранить память об умершем члене рода и, по возможности, прославить его имя. Но, вместе с тем, как предполагается, памятники должны были подтвердить права родственников умершего на наследование его имущества и статуса, поскольку установку такой стелы могли позволить себе лишь представители знати, крупные бонды, богатые купцы.

Историческую информацию несут все части надписи (так, указания на родственные отношения дают возможность говорить о возрастном и семейном составе участников походов викингов; инвокации позволяют судить о распространении христианства и т. д.), но основную массу сведений содержат характеристики умершего. Именно из этих разделов мы узнаем о целях походов и их географическом распространении, об их характере, а, иногда, и о каких-то важных событиях внутрискандинавской или зарубежной (по отношению к Скандинавии) истории.

Вместе с тем, поскольку наиболее информативные разделы не формульны и нередко версифицированы, то их чтение сопряжено со значительными трудностями. Главная из них заключается в том, что из-за фонетической многозначности каждой руны и нередких ошибок рунографов чтение неклишированных частей надписей нередко остается гипотетичным, особенно, если они содержат малоупотребительные (или не встречающиеся в других текстах) слова, такие как топонимы и личные имена.

Тем не менее, рунические надписи являются ценнейшим историческим источником, в том числе и по истории русско-скандинавских отношений XI в. Во-первых, они современны упоминаемым в них событиям. Во-вторых, в мемориальных надписях было невозможно сознательное искажение фактов: неверное изложение событий могло оскорбить дух умершего и навлечь его гнев на живых.

О связях Руси и Скандинавии свидетельствуют две группы надписей. Первая насчитывает 120 памятников из Швеции (из около 3000), Норвегии (2 из около 600) и Дании (5 из около 620), в которых упоминаются поездки норманнов в Восточную Европу: в Восточную и Северо-Восточную Прибалтику, на Русь, в Византию. Вторая состоит из надписей на различных предметах, обнаруженных на Руси – по преимуществу, во время археологических раскопок древнерусских поселений, – и в Византии. Эти предметы были привезены из Скандинавии или выполнены на месте скандинавскими викингами. Ниже публикуются только надписи из Скандинавских стран.

Количество текстов с упоминаниями Восточной Европы и Византии в несколько раз превосходит число надписей, содержащих указания на походы скандинавов в Западную и Южную Европу. Так, Англия и «Западный путь» (Vestrvegr) в той или иной форме упоминаются всего около 30 раз. Вероятно, это объясняется тем, что в Дании и Норвегии, откуда по преимуществу совершались плавания на Запад, практика воздвижения мемориальных камней была не так широко распространена, как в Швеции, поддерживавшей более тесные контакты с Восточной Европой.

Неравномерно распределение памятников с упоминанием Восточной Европы и в Швеции: подавляющее их большинство происходит из центральношведских областей Сёдерманланда и Уппланда, а также примыкающих к ним с севера Гестрикланда и с запада Вестманланда.

Основная масса памятников, содержащих сведения о Восточной Европе и Византии, относится к XI в., лишь 5 можно датировать X в., 3 – рубежом Х-ХІ вв. и 4 – XII в.

Рунические надписи содержат обширный топонимический материал (наименования земель и государств Восточной Европы, городов, рек и других объектов), причем, характер топонимов, их структура и их концентрация указывают на степень знакомства скандинавов с тем или иным регионом Восточной Европы и, тем самым, на характер их деятельности «на востоке». Многие надписи содержат сведения о целях пребывания скандинавов на Руси и в Византии: по преимуществу – это наемничество и торговля. Об этом свидетельствует как содержание текстов, так и – косвенным образом – лексика (например, употребление глагола falla «пасть [в битве]» говорит о военных занятиях человека, в честь которого воздвигнут данный памятник).

Скандинавские рунические надписи изучаются более трех столетий, и в XX в. были изданы корпусы текстов, происходящих из каждой из Скандинавских стран, а для Швеции, где количество памятников доходит до 3 000, – по историческим областям. Как источник по истории Восточной Европы, рунические надписи мало использовались до 70-х годов прошлого века, когда их полный корпус был издан впервые. Полное комментированное издание скандинавских рунических надписей, содержащих сведения о Восточной Европе, вместе с их переводом см.: Мельникова 2001.

Издание

датских рунических надписей:

Danmarks runeindskrifter / L. Jacobsen, E. Moltke. København, 1941– 1942. В. 1–2 (далее – DR).

норвежских рунических надписей:

Norges innskrifter med de yngre runer / Oslo, 1941–1960. В. 1–5 / M. Olsen med hjelp i forarbeider av S. Bugge; Oslo, 1995. B. 6 / J. Knirk, I. Sandnes (далее – NIyR).

шведских рунических надписей:

Sveriges runinskrifter, utgivna av Kung. Vitterhets Historie och Antikvitets Akademien. Stockholm, 1900 ff. В. I ff. (далее – SR).

Öl. – SR. В. I. Ölands runinskrifter / S. Söderberg, E. Brate. Stockholm, 1900–1906. H. 1–2.

Ög. – SR. В. II. Östergötlands runinskrifter / E. Brate. Stockholm, 1911– 1918. H. 1–3.

Söd. – SR. В. III. Södermanlands runinskrifter / E. Brate, E. Wessén. Stockholm, 1924–1936. H. 1^1.

Sm. – SR. В. ГV. Smålands runinskrifter / R. Kinander. Stockholm, 1935– 1961. H. 1–2.

Vg. – SR. В. V. Västergötlands runinskrifter / E. Svärdström, H. Junger. Stockholm, 1940–1958. H. 1 – 4.

Up. – SR. B. VI-IX. Upplands runinskrifter / E. Wessén, S. B. F. Jansson. Stockholm, 1940–1943. В. VI. Del 1. H. 1–2; Stockholm, 1943–1946. В. VII. Del 2. H. 1–3; Stockholm, 1949–1951. B. VIII. Del 3. H. 1–3; Stockholm, 1953–1958. В. IX. Del 4. H. 1–3.

Gotl. – В. XI. Gotlands runinskrifter. Stockholm, 1962. H. I / E. Wessén, S. B. F. Jansson. Stockholm, 1978. H. II / E. Svärdström.

Gs. – В. XV. Gästriklands runinskrifter. Stockholm, 1981. Del 1 / S. B. F. Jansson.

Перевод: Мельникова E. А. Скандинавские рунические надписи. Новые находки и интерпретации. М., 2001 (Древнейшие источники по истории Восточной Европы).

Литература: Обзор исторической информации о Восточной Европе в рунических надписях см.: Древняя Русь 1999. С. 414–418; Мельникова 2001. С. 41–79.

В заголовке к каждой надписи указывается местонахождение памятника, в редчайших случаях, когда надпись выполнена не на каменной стеле, – предмет, на который она нанесена, его номер по корпусным изданиям рунических памятников и номер по изданию: Мельникова 2001.

II.1. Надписи о походах на восток

Для обозначения восточной стороны света, а также направления движения «на восток» и местоположения «на востоке», в рунических надписях использовалось слово austr (35 раз) и, реже, austarla «на востоке» (8 раз) (об обозначении austr и производных от него см.: Джаксон 2001а). Эти понятия охватывали территорию от Восточной и Северо-Восточной Прибалтики (см. раздел II.2) до Византии. Наряду с ними, присутствует также топоним Austrvegr «Восточный путь» (встречается 5 раз), который служил обозначением не только, собственно, пути на восток, но и земель, лежавших вдоль него (см.: Джаксон 2001а). Как правило, в сагах, Восточный путь завершался в Византии, однако, автор надписи II.1.5 продлил его вплоть до Северной Италии, которая обычно относится к южной части мира (см. подробнее: Мельникова 2001. С. 64–66; Джаксон 2001а. С. 39–48). Многие жители Швеции участвовали не только в «восточных» походах, но ходили и в Англию, и другие «западные» страны.

II.1.1. Kälvesten

(Ög. 8, Мельникова 2001. № Б-ІІІ.9.4). IX в.29

Стигг сделал этот памятник по Эйвинду, своему сыну. Он пал30 на востоке (austr) с Эйвислом31. Викинг (Vikingr)32 вырезал и Гримульв.

II.1.2. Ubby

(Up. 504, Мельникова 2001. № Б-ІІІ.7.26). Первая четверть XI в. Кетильфаст установил этот камень по Асгауту, своему отцу. Он был на западе (vestr) и востоке (austr). Бог да поможет его душе.

ІІ.1.3. Högby

(Ög. 81, Мельникова 2001. № Б-ІІІ.9.3). Первая половина XI в.33

А: Торгейр установил этот камень по Ассуру, брату своей матери, который умер на востоке в Греции (austr i GrikkJum).

В: Добрый бонд Гулли имел пять сыновей. Пал у Фюри (а Fyri)34 Асмунд, бесстрашный воин (frœkn drengr)35. Умер Ассур на востоке в Греции (austr i Grikkjum)36. Был на Хольме (à Нòlті) Хальвдан убит37. Кари был у Дунди (? а Dundi)38, и умер Буи. Торкель высек руны.

II.1.4. Dalums kyrka

(Vg. 197, Мельникова 2001. № Б-ІІІ.1.1). Первая половина XI в.

Токи и [его] братья установили этот камень по своим братьям. Один умер на западе (vestr), другой на востоке (austr).

II.1.5. Fagerlöt

(Söd. 126, Мельникова 2001. № Б-ІІІ.5.25). Первая половина – середина XI в.

Хольмфрид, Хединфрид (?), они велели высечь камень по Аскелю, своему отцу39. Он участвовал в битве (i orrostu)40 на восточном пути (i Austrvegi), прежде чем должен был пасть вождь (folks Grimr)41.

II.1.6. Tjunstigen

(Söd. 34, Мельникова 2001. № Б-ІІІ.5.30). Середина XI в.42

Стюрлауг и Хольм камни воздвигли по своим братьям у самой дороги. Они умерли на восточном пути (i Austrvegi), Торкель и Стюрбьёрн, добрые воины (þegnar göðir)43.

II.1.7. Norby

(Up. 898, Мельникова 2001. № Б-ІІІ.7.13). 1080-е – 1100-е гг.

Али и Иовурфаст велели сделать [этот] памятник по Ярлу44, своему отцу, и по Гислу, и по Ингимунду. Он был убит на востоке, сын Ярла. Эпир высек [руны]45.

II.1.8. Jädra

(Vт., Мельникова 2001. № Б-ІІІ.2.2). XI в.

... велел установить этот камень по Гримунду. Он уехал, сын Видфаста, на восток (austarla). Ульв и Вибьёрн... Кетиль (?) сделал мост46...

II.1.9. Skåäng

(Söd. 33, Мельникова 2001. № Б-IIІ.5.17). XI в.

Гнупа велел установить этот камень по Гудлейву, своему брату. Он умер на востоке (austr) в дружине (atþikum)47.

ІІ.1.10. Gådersta

(Up. 366, Мельникова 2001. № Б-III.7.8). XI в.

... умер на Восточном пути (i austrvegi)...

II.2. Надписи, упоминающие восточную и Северо-восточную Прибалтику

Восточная и Северо-Восточная Прибалтика – это регион, наиболее хорошо известный и наиболее подробно отраженный в рунических надписях. Южно-балтийские реалии, также прекрасно знакомые скандинавам, упомянуты только один раз: жена датского конунга называет себя дочерью ободритского короля Мистивоя (DR. 55, Мельникова 2001. № Б-І.І.З). Восточная и Северо-Восточная Прибалтика – от Самланда (Земгалии) до Финланда (Финляндии) – напротив, упоминаются многократно. Более того, только для этой территории в рунических надписях представлено большое разнообразие наименований: земель (образованы от этнонимов), народов, рек, островов (транслитерированы местные названия). Некоторые прибалтийские этнонимы превратились в личные имена: finnr – Finnr, tafeistr – Tafeistr, eistr – Eistr, Eistulfr и др. (см. подробнее: Мельникова 2001. С. 67–70).

Упоминаемые в надписях топонимы, концентрируются в тех областях Восточной Прибалтики, откуда открывался путь вглубь Восточной Европы: в Рижском заливе и устье Западной Двины, на западном побережье Эстонии и в Финском заливе.

II.2.1. SIGTUNA

круглая медная коробка для весов (Мельникова 2001. № Б-ІІІ.7.18). Первая половина XI в.

На крышке: Дьярв получил48 от земгальца (af sœmskum manni) эти весы в... -ланде. А Вермунд сделал эти руны.

Ha коробке: Птица разорвала бледного грабителя. Я видел, как поднималась кукушка трупов49.

II.2.2. MERVALLA

(Söd. 198, Мельникова 2001. № Б-ІІІ.5.13). Первая половина – середина XI в50.

Сигрид велела установить этот камень по Свейну, своему супругу. Он часто плавал в Земгалию (til Sœmgala) на корабле с дорогими товарами51 вокруг Домеснеса (ит Domesnœs)52.

II.2.3. SJONHEMS KYRKA

(Gotl. 135, Мельникова 2001. № Б-III.4.6). Середина или вторая половина XI в53.

...этот по [Ликнату. Он] умер в Виндэй (а Vindœy)54. [Две] сестры пережили (?) трех братьев: Хродвальда и Хродгаута, Хродара и Торстейна, они были братьями их отца.

II.2.4. BÖNESTAD

(Söd. 121, Мельникова 2001. № Б-ІІІ.5.3). XI в.

...[по] sumuR высек камень. sumiR умер на востоке в устье Дуны (i Dunå ösu)55.

II.2.5. ÅDA

(Söd. 39, Мельникова 2001. № Б-ІІІ.5.15). XI в.

Хермод велел высечь по Бергвиду, своему брату. Он утонул в Ливланде (а Liflandi)56.

II.2.6. FRUGÅRDEN

(Vg. 181, Мельникова 2001. № Б-ІІІ.1.3). XI в.

Гуви установил этот камень по Олаву, своему сыну, очень отважному воину (drengr harða goðan)57. Он был убит в Эстландах (i Eystlandum)58... высек камень.

II.2.7. GUDINGS

фрагмент мемориального камня или саркофага

(Gotl., Мельникова 2001. № Б.III. 4.2). XI в.

... все сюслы59...

II.2.8. SLÄBRO

(Söd. 45, Мельникова 2001. Б-ІІІ.5.18). Первая половина XI в.

Гейрфаст, Эстфари (Estfari60) установили этот камень по Фрейстейну, своему отцу, и по Вагну, своему брату. Братья сделали руны.

II.2.9. SÖDERBY

ныне в г. Gävle (Gs. 13, Мельникова 2001. Б-ІІІ.3.2). Середина XI в.

Бруси велел установить [этот] камень по Эгилю, своему брату. А он умер в Тавастланде (а Tafeistalandi)61, когда Бруси вел ледунг (lands leiðangr?)62 после своего брата63. Он ездил с Фрейгейром64. Бог и Божья Матерь да помогут его душе. Свейн и Асмунд, они высекли знаки.

II.2.10. VESTRA LEDINGE

(Up. 518, Мельникова 2001. Б-ІІІ.7.7). XI в.

Торгерд и Свейн, они велели установить камень по Орму и Ормульву, и Фрейгейру. Он умер isilu на севере (norr)65, а они умерли в греках (ut i Grikjum)66. Бог да поможет [их] духу и душе.

II.2.11. LÖTS KYRKA

(Up. 722, Мельникова 2001. Б-III. 7.9). Середина XI в.

Таваст67 велел установить камень по... своему брату. Бог да поможет его душе.

II.2.12. ROSLAGS-BRO KYRKA

(Up. 533, Мельникова 2001. № Б-ІІІ.7.15). Первая половина XI в68.

Сиград велела установить камень по Энунду, своему сыну. Он был убит в Вирланде (а Virlandi)69.

II.2.13. FRÖSUNDA KYRKA

(Up. 346, Мельникова 2001. № Б-Ш.7.27) и

ÄNGEBY

(Up. 356, Мельникова 2001. № Б-III.7.31). Середина XI в70.

Рагнфрид велела установить этот камень по Бьёрну, сыну своему и Кетильмунда71. Он пал в Вирланде (a Virlandi)72. Бог и Божья матерь да помогут его душе. Асмунд вырезал правильные руны.

II.2.14. VALLENTUNA KYRKA

(Up. 214, Мельникова 2001. № Б-ІІІ.7.3). Середина – вторая половина XI в.

... и Ингибьёрг по своему супругу73. Он утонул в Хольмском море (а holms hafi)74. Его корабль (knörr)75 пошел ко дну. Только трое спаслись.

II.3. Надписи, упоминающие Древнюю Русь

Топонимы, относящиеся к Древней Руси, названы в 18 рунических надписях. Наряду с общим обозначением Древнерусского государства (в 11 надписях), в 8 упоминаются и другие объекты, по преимуществу, города.

Рунические надписи – древнейшие тексты, где встречается специальное обозначение Руси, которое характерно также и для скальдической поэзии, и ранних (до ХПІ в.) саг, – Garðar, множественное число от garðr «огороженный хутор, двор». Этот топоним присутствует в 11 надписях. Нередко его сопровождает уточняющее наречие austr – «на востоке в Гардах».

Хотя Русь называется в рунических текстах несравненно чаще, чем любая из восточно-прибалтийских земель, локализуемое во внутренней части Восточной Европы количество топонимов очень невелико, а обозначаемые ими объекты – либо страна в целом (Гарды), либо города, лежащие вдоль пути «из варяг в греки», в первую очередь – Новгород (Hölmgarðr). Остальные немногие топонимы случайны и встречаются однократно (что обусловливает сомнения в их интерпретации) (см. подробнее Джексон 2001а, Мельникова 2001. С. 70–74).

II.3.1. LÅDDERSTA

(Up. 636, Мельникова 2001. № Б-ІІІ.7.12).Первая половина – середина XI в.

Альви велела установить этот камень по Арнфасту, своему сыну. Он ездил76 на восток в Гарды (austr i Garða).

II.3.2. TÜRINGE KYRKA

(Söd. 338, Мельникова 2001. № Б-ІІІ.5.23). Первая половина XI в.77

Кетиль и Бьёрн, они установили этот камень по Торстейну, своему отцу, [и] Энунд по своему брату, а дружинники по Явни, [и] Кетилей по своему супругу. Братья были там из лучших людей (bœstra manna) в стране и в воинском походе, держали своих дружинников (huskarlar) хорошо78. Он79 пал в битве (fial i orrostu)80 на востоке в Гардах (austr i Görðum), вождь войска (liðs foringi)81, лучший из соотечественников (landmanna bœstr).

II.3.3. HAGSTUGAN

(Söd. 130, Мельникова 2001. № Б-ІІІ.5.26). Середина XI в.82

fiuriR сделал [памятник] по отцу, доброму, знаменитому почестями, по Домару, милостивому на слова и щедрому на пищу83, так что [в его честь] они камни воздвигли. Он пал в Гардах (i Görðum).

II.3.4. GÅRDBY

(Öl. 28, Мельникова 2001. № Б-ІІІ.8.1). Первая половина XI в.

Хертруд воздвигла этот камень по своему сыну Смиду, доброму воину (dreng goðan)84. Его брат Халльфинд, он живет (sitr) в Гардах (i Görðum)85. Бранд написал, чтобы можно [было] понять.

II.3.5. VEDA

(Up. 209, Мельникова 2001. № Б-ІІІ.7.5). XI в.

Торстейн сделал [памятник] по Эринмунду, своему сыну, и приобрел этот хутор (bй) и нажил [богатство] на востоке в Гардах (austr і Görðum)86.

II.3.6. ESTA

(Söd. 171, Мельникова 2001. № Б-ІІІ.5.32). Первая половина XI в.

Ингифаст велел высечь камень по Сигвиду, своему отцу. Он пал в Хольмгарде (i Hölmgarði 87)88, кормчий боевого корабля (skeiðar visi)89 со [своими] корабельщиками (með skipara)90.

II.3.7. SJUSTA

(Up. 687, Мельникова 2001. № Б-ІІІ.7.29). 1080-е – 1100-е гг.

Руна велела сделать [этот] памятник по Спьяльбуду и по Свейну, и по Андветту, и по Рагнару, сыновьям своим и Хельги91; и Сигрид по Спьяльбуду, своему супругу92. Он умер в Хольмгарде (i Hölmgarði) в церкви [святого] Олава (i Ölåfs kirkju)93. Эпир вырезал руны94.

II.3.8. ALSTAD

(NIyR 62, Мельникова 2001. № Б-ІІ.1). Вторая половина XI в.95

Эгиль (?) установил этот камень по Торальду, своему сыну. Он умер96 в Витахольме (i Vitahölmi)97 между Устахольмом (miðli Ustahölms)98 и Гардами (Garda)99.

II.3.9. PILGÅRD

(Мельникова 2001. № Б-ІІІ.4.3). Вторая половина X в.

Ярко окрашенные установлены эти камни100: Хегбьярн и его брат Хродвисл. Эйстейн и Эймунд вместе установили эти камни по Хравну101 к югу от Ровстейна (Röfsteinn)102. Они добрались вплоть до Айфора (Æiforr)103. Вифиль дал приказание.

II.4. Надписи, упоминающие Византию

В память о людях, погибших или ездивших в Византию, в Швеции воздвигнуто 27 стел (памятников аналогичного содержания в Дании и Норвегии нет). Основным наименованием Византии в надписях, равно как и в сагах, и скальдической поэзии, является этноним grik(k)ir. Название страны – Grik(k)land – встречается, по преимуществу, в ученой и переводной литературе. Обозначение страны (государства) этнонимом нетипично для скандинавской топономастики: более обычна модель этноним + термин land (позднее, rікі). Возможно, что обозначение Византии этнонимом было заимствовано скандинавами во время их пребывания на Руси и в Византии, вместе с русскими дружинниками еще в ІХ-Х вв. и принесено на Север.

Упоминания Византии часты, но во всех случаях называется только сама страна – никаких других византийских топонимов (кроме названия «греческая гавань» – см. ІІ.4.5) рунические надписи не знают, что, видимо, указывает на еще не сформировавшийся в Скандинавии фонд сведений о Византии. Действительно, большой приток скандинавов в Константинополь начался лишь в самом конце X в. и достиг пика в середине XI в.

Судя, как по руническим надписям, так и по сагам, пребывание в Византии было чрезвычайно прибыльным. Если среди «русских» надписей лишь в одной упоминается о нажитом в «Гардах» богатстве (II.3.5), то среди византийских – три говорят о добытом золоте и приобретении богатств (II.4.1, II.4.2).

II.4.1. ULUNDA

(Up. 792, Мельникова 2001. № Б-Приложение 1.15). Первая половина XI в.

Кар велел установить этот камень по mursa, своему отцу, и kabi по своему супругу. Он смело уехал, приобрел далеко в греках (úti Grikkjum) себе наследство (aflaði arfa sinum)104.

II.4.2. GRINDA

(Söd. 165, Мельникова 2001. № Б-Приложение 1.6). Первая половина XI в.

Гудрун установила камень по Хедину, племяннику Свейна. Он был в греках (i Grikkjum) [и] дробил золото (gulli skifti)105. Христос да поможет душам христиан.

II.4.3. ÅSHUSBY

(Up. 431, Мельникова 2001. № Б-Приложение 1.10). Вторая четверть XI в.

Това и hominkr велели установить этот камень по Гуннару, своему сыну. А он умер далеко среди греков (með Grikkjum). Бог и Божья Матерь да помогут его душе.

II.4.4. VEDYXA

(Up. 956, Мельникова 2001. № Б-Приложение 1.4). Вторая четверть XI в.

Стейнхильд велела установить этот камень по Видбьёрну, ездившему в Грецию (Grikfari)106, своему мужу. Бог и Божья матерь да помогут его душе. Асмунд Карасон107 сделал.

II.4.5. FJUCKBY

(Up. 1016, Мельникова 2001. № Б-ІІІ.7.28). Середина – вторая половина XI в.

Льот, кормчий (styrimaðr)108, воздвиг этот камень по своим сыновьям. Звали Аки того, который погиб вдали [от дома]. Вел корабль // приплыл // он в греческую // гавань (Grikhöfn)109. Умер дома //... //... высек руны (?).

II.4.6. ED

(Up. 112, Мельникова 2001. № Б-Приложение 1.22). Вторая половина – конец XI в.

А: Рёгнвальд110 велел высечь руны по Фастви, своей матери, дочери onems. Она умерла в Эде. Бог да поможет ее душе.

В: Руны велел высечь Рёгнвальд. Он был в Грикланде (a Grikklandi) вождем дружины (liðs foringi)111.

II.4.7. EDS KYRKA

(Up. 104, Мельникова 2001. № Б-Приложение 1.21). 1080-е – 1100-е гг.

Торстейн велел сделать [этот] памятник по Свейну, своему отцу, и Ториру, своему брату, – они были у греков (til Grikkjar) – и по Ингиторе, своей матери. Эпир высек [руны]112.

II.4.8. UPPSALA

(Up. 922, Мельникова 2001. № Б-Приложение 1.16). 1080-е – 1100-е гг.

Ингимунд и Торд, Ярл113 и Видбьёрн (?) велели установить камень по Ингифасту, своему отцу, кормчему (stýrimaðr)114, который ездил далеко к грекам (til Grikkjar), сыну Ионы115, и по Ингульбьярну. А Эпир высек116.

II.4.9. ANGARN

(Up. 201, Мельникова 2001. № Б-Приложение 1.1). Конец XI в.

þiagn117 и Гаутдьярв (?), и Суннват (?), и Торольв, они велели установить этот камень по Токи, своему отцу. Он погиб в греках (i Grikkjum). Бог да поможет его духу и душе.

II.5. Надписи, упоминающие Переднюю Азию и Южную Европу

Упоминания Передней Азии и Южной Европы в рунических надписях связаны с двумя возникшими в XI в. новыми стимулами путешествий. Во-первых, это паломничества в Рим и Иерусалим, один из путей куда вел через Константинополь, т. е. по Восточному пути. Мы узнаем о них как из рунических надписей, так и из сообщений саг. Во-вторых, это служба в дворцовой гвардии византийского императора и в регулярном византийском войске, которое вело боевые действия и в Малой Азии, и на Сицилии, и в Северной Италии. В его составе скандинавы попадали в отдаленные части Средиземноморья, вплоть до Северной Африки.

II.5.1. STÄKET

(Up. 605, Мельникова 2001. № Б-ІІІ.7.20). Третья четверть XI в.

Ингирунн, дочь Хёрда118, велела высечь руны по себе самой119. Она собирается ехать на восток (austr) и далее в Иерусалим (út til Jòrsala). Фот120 высек руны.

II.5.2. BROBY

(Up. 136, Мельникова 2001. № Б-Приложение 1.2). Первая половина – середина XI в.

Астрид велела установить эти камни по Эйстейну, своему супругу. Он направлялся в Иерусалим (Jòrsalir) и умер далеко в греках (úti Grikkjum)121.

II.5.3. LAGNÖ

(Söi, Мельникова 2001. № Б-ІІІ.5.10). Первая половина XI в122.

... установил [...] своему. Он умер на восточном пути (i Austrvegi) далеко в Ла[нгбардаланде]123.

II.5.4. DJULEFORS

(Söd. 65, Мельникова 2001. № Б-ІІІ.5.33). Первая половина – середина XI в.

Инга установила этот камень по Олаву, своему наследнику (?). Он на востоке (austarla)124 бороздил штевнем [волны]125 и умер в земле лангобардов (à Langbarða landi)126.

II.6. Надписи, посвященные походу в Восточную Европу шведского хёвдинга Ингвара

23 (может быть, 25) мемориальных стел в Средней Швеции установлено в память об участниках шведского похода в Восточную Европу, предпринятого в конце 1030-х – начале 1040-х годов под руководством хёвдинга по имени Ингвар. Кроме надписей, об этом событии рассказывает значительно более поздняя исландская «Сага об Ингваре», в которой, однако, события похода, хронология и взаимоотношения действующих лиц переосмыслены и существенно искажены (см.: Глазырина 2002, а также Часть X). Вероятно, поход Ингвара представлял собой ледунг – военное предприятие, организованное по инициативе шведского конунга. Судя по топографии стел, центром, где рекрутировались участники похода, было южное побережье оз. Меларен (Сёдерманланд) между городами Мариефред и Стрэнгнес. Предполагается, что отряд был собран для оказания помощи Ярославу Мудрому, женатому на сестре тогдашнего конунга Швеции Анунда Якоба. Находясь на службе у Ярослава, отряд Ингвара совершил поход на юг, который завершился гибелью большинства викингов, включая и самого Ингвара, в результате какой-то эпидемии (дизентерии?). Лишь немногие вернулись обратно в Скандинавию. Возможно, что позднее, отряд Ингвара участвовал в неудачном походе русских под руководством князя Владимира Ярославича на Византию в 1043 г. (Мельникова 2001. С. 47–62). Местом гибели отряда Ингвара рунические надписи (но не сага) называют Серкланд (Serkland) – области, завоеванные мусульманами (serkir), т.е. обширное пространство от Закавказья до Северной Африки. Все памятники датируются серединой XI в.

II.6.1. TYSTBERGA

(Söd. 173, Мельникова 2001. № Б-ІІІ.5.24).

mus • kia и Манни велели установить этот памятник по своему брату Хродгейру и своему отцу Хольмстейну. Он долго находился на западе (vestarla), умерли на востоке (austarla) с Ингваром (теð Yngvari)127.

II.6.2. ARLANDA

(Up., Мельникова 2001. № Б-ІІІ.7.2).

Гуннар, и Бьёрн, и Торгрим воздвигли этот камень по Торстейну, своему брату. Он умер на востоке с Ингваром (теð Yngvari). И сделали этот мост.

II.6.3. TIERP

(Up. 1143, Мельникова 2001. № Б-ІІІ.7.25).

klintr и Блейк установили этот камень по Гуннвиду, своему отцу. Он ездил с Ингваром (теð Yngvari). Господь Бог да поможет душам всех христиан. Торир128 высек [руны].

II.6.4. VANSTA

(Söd. 254, Мельникова 2001. № Б-ІІІ.5.4).

Свейн и Стейн установили камень по Тости, своему отцу. Он умер в войске Ингвара (i liði Yngvars). И по Торстейну, и по Эйстейну, сыну Альвхильды.

II.6.5. GRIPSHOLM

(Söd. 179, Мельникова 2001. № Б-ІІІ.5.8).

Тола велела установить этот камень по своему сыну Харальду, брату Ингвара129. Они отважно уехали далеко за золотом (fòru drœngila fiarri at gulli)130 и на востоке (austarla) кормили орлов. Умерли на юге (sunnarla) в Серкланде (à Sœrklandi)131.

II.6.5. ÄRJA

(Söd. 335, Мельникова 2001. № Б-ІІІ.5.31).

Ульв (?) установил этот камень по своему брату usnikin. Он погиб на востоке (austr) с Ингваром (með Yngvarі), корабельщик (skipari) Хольмстейна132.

II.6.6. VARPSUND

(Up. 654, Мельникова 2001. № Б-ІІІ.7.4).

Андветт и Кар, и kiti, и Блэси, и Дьярв воздвигли этот камень по Гуннлейву, своему отцу133. Он был убит134 на востоке (austr) с Ингваром (með Yngvari). Бог да поможет их душам. Я, Альрик (Аскель?), высек руны. Он мог хорошо вести корабль (stýra)135.

II.6.7. SVINNEGARN

(Up. 778, Мельникова 2001. № Б-ІІІ.7.16).

Тьяльви и Хольмлауг велели установить все эти камни по baka, своему сыну. Он один владел кораблем (àtti einn sér skip) и вел [его] (styrði)136 на востоке (austr) в войске Ингвара (i Yngvars lіðі). Бог да поможет душе baka. Аскель высек.

* * *

29

Это древнейший памятник, установленный в память об участниках походов на восток.

30

Использование традиционной формулы: «пал/погиб/убит [в войске N]», вероятно, говорит о смерти Эйвинда в битве.

31

Имя предводителя отряда – Эйвисл (Æivisl), встречается в рунических текстах еще только один раз – в надписи на богато орнаментированном камне из Sparlösa (Vg. 119), также датируемом IX в. Текст на этом памятнике сохранился с большими утратами. Однако, начальная фраза «Эйвисл дал...» и многообразие сюжетных изображений, в том числе военного корабля с загнутыми носом и кормой, прямоугольным парусом и двумя птицами над ним, указывают на высокое положение Эйвисла, вероятно, военного (племенного?) вождя. Хотя прямых доказательств того, что Эйвисл памятника из Sparlösa и Эйвисл, предводитель похода, в котором погиб Эйвинд, являются одним и тем же лицом, нет, такое предположение выглядит вполне вероятным, и в силу близости местонахождения и времени создания памятников, и в силу редкости имени человека, который и в том, и в другом случае был военным вождем.

32

В этой надписи впервые упоминается слово «викинг» vikingr, причем, в виде личного имени или, что вероятно, прозвища. Позднее, в XI в., оно будет встречаться неоднократно и как имя (19 случаев), и как термин – «викинг, участник морского военного похода».

33

Предполагается, что на памятнике в разное время и разными лицами высечены две надписи: первая, и более ранняя – на стороне А, вторая – несколько позже, на стороне В, причем, второй текст версифицирован, что объясняет необычность синтаксиса фраз. Надпись на стороне А посвящена некоему Ассуру, погибшему в Византии, надпись на стороне Б – ему и его четырем братьям, места смерти которых очерчивают широкий территориальный размах викингских походов и активное участие в них скандинавской молодежи. Трое из пяти сыновей зажиточного («доброго») крестьянина Гулли были убиты или умерли во время походов в разные страны Европы: в Шотландию, на Русь, в Византию.

34

Асмунд погиб, вероятно, в одной из многочисленных битв на р. Фюри (Fyrir, Fyrisån, Fyriselv) в Средней Швеции (к северу от местонахождения данного памятника), в долине которой находился главный центр шведского язычества Уппсала.

35

Термин drengr обозначал молодых воинов. Как писал Снорри Стурлусон, «drengar зовутся лишенные надела юноши, добывающие себе богатство или славу» (МЭ. С. 94). Определение gòðr drengr – наиболее частая характеристика погибших, которая позволяет говорить о социальном составе викингских отрядов. Молодые юноши составляли основную непривилегированную массу воинов, еще только набиравшихся опыта в походах (подробнее см.: Мельникова 2001. С. 18).

36

Ассур плавал в Византию. Наречие austr указывает на то, что он плыл туда Восточным путем.

37

Хальвдан погиб в месте, названном Хольм, Hölmr (дословно «остров»). Этот топоним может пониматься как сокращенное название, либо острова Борнхольм (в такой же форме оно встречается в «Ölåfsdråpa» и у Адама Бременского: in Hulmo insula), либо Новгорода (от др.-сканд. Hölmgarðr). Аналогичное сокращение встречается в надписи II.2.12, где названо «Хольмское море».

38

Не встречающийся в других надписях топоним atuti, обычно, читается, как а Dundee – у городка Дунди в Шотландии.

39

Аскель, отец, по меньшей мере, двух взрослых сыновей, был человеком зрелых лет и опытным воином.

40

Аскель – один из двух человек, о которых говорится, что они участвовали в сражениях на востоке (см. надпись П.3.1). Значительно чаще смерть на востоке определялась нейтральным глаголом «умирать» (deyja, andask). Как и на памятнике П.3.1, речь здесь, видимо, идет об ожесточенном или масштабном сражении, поскольку в нем погибает предводитель отряда. Можно предположить, что Аскель был одним из наемников-варягов в скандинавском отряде, служившем какому-то русскому князю.

41

Возможно, что последнее предложение версифицировано, отчего в надписи использовано характерное для поэтического языка метафорическое выражение (кеннинг) folks Grimr, дословно «Грим (одно из имен бога Одина) войска», т. е. «вождь, хёвдинг».

42

В память Торкеля и Стюрбьёрна было установлено две стелы рядом друг с другом. Первая – их братьями, вторая (Söd. 35) – отцом: «Велел Ингигейр установить второй камень по своим сыновьям. Бог да поможет их душам. Торир высек». Текст публикуемой надписи версифицирован, что объясняет необычный синтаксис фразы.

43

Словом «тегн» (þegn) обозначался человек, ведущий собственное хозяйство и владеющий наделом земли; воин, занимающий положение старшего дружинника в войске (см.: Мельникова 2001. С. 19). Определение þegnar gööir, с одной стороны, указывает на опытность братьев, а с другой – отмечает их социальный статус и положение в войске.

44

Слово jarl является социальным термином и обозначает в XI в. лиц высокого социального ранга, второго по значению после конунга (изначально, «ярл» – племенной вождь). Однако, судя по именослову рунических надписей, оно употреблялось и как личное имя (ср. также II.4.8), односоставное, как в данной надписи, или, как первая часть двусоставных имен, например, Jarlabanki. Надо отметить, что во всех случаях носители этих имен занимали высокое положение в обществе. Так, Ярлабанки был, видимо, главой значительного округа и в память членов своего рода установил 15 памятников – 16-й воздвигнут в честь него самого.

45

Памятник подписан мастером Эпиром – рунографом, которому принадлежит более 40 подписанных стел (еще столько же принадлежат ему предположительно), и который работал в последние десятилетия XI в. и, возможно, в начале XII в.

46

В надписи упоминается одно из наиболее распространенных богоугодных дел – строительство моста.

47

Чтение atþikum допускает разные интерпретации. Наиболее вероятно его чтение как синонима þingaliđ(= þingmanпаliđ) «войско, дружина». В этом случае можно предполагать, что Гудлейв был наемником в варяжском корпусе в Византии или в дружине одного из русских князей.

48

Текст на крышке является памятной надписью, сообщающей об обстоятельствах получения весов владельцем коробки: Дьярв мог купить их, получить в качестве подарка или в обмен на что-либо (глагол имеет широкое значение «получать, доставать»). Прилагательное sœmskr «земгальский» в выражении af sœmskum manni (дословно «от земгальского человека») может обозначать как земгала, так и скандинава, бывавшего в Земгалии (ср. также надпись II.2.2 о купце, который «часто ездил в Земгалию»). Наиболее вероятным представляется, что Дьярв был купцом, который плавал в Земгалию, где и получил или купил весы, на коробке которых заказал надпись, вырезанную неким Вермундом.

49

Надпись на коробке рассматривается как магическая формула-заклинание или фрагмент поэтического текста. Судя по повторению руны f в начале трех слов (аллитерация) и употреблению кеннингов («кукушка трупов» = ворон), она верифицирована.

50

Памятник воздвигнут в честь купца, поддерживавшего, как следует из текста, регулярные контакты с юго-восточной Прибалтикой. О торговом характере поездок Свейна свидетельствует также название корабля, на котором он плавал в Земгалию: корабли типа «кнар» (knörr) были предназначены для перевозки грузов. Они были шире и обладали большей грузоподъемностью, нежели военные корабли.

51

Выражение sigla dyrum knari, дословно «плавал с дорогими кораблями», является метафорическим, что позволяет предполагать, что вторая часть надписи версифицирована.

52

Мыс Домеснес – крайняя западная точка южного побережья Рижского залива, совр. мыс Колкасрагс. Плавание вокруг него может свидетельствовать о том, что маршрут плавания Свейна шел мимо острова Готланд.

53

В честь членов этой семьи в Шёнхеме воздвигнуто два памятника (Мельникова 2001. Б-ІІІ.4.5 и 4.6).

54

Топоним Vindœy интерпретируется как Виндава (совр. г. Вентспилс или р. Вента). Можно полагать, что готландец Ликнат ездил на северное побережье Земгалии, возможно, в качестве купца, поскольку здесь находились готландские поселения Гробиня и Апуоле.

55

Из-за сильного повреждения камня чтение надписи неясно. Не вызывает сомнений только то, что памятник установлен в честь человека, погибшего на востоке. Необычность порядка слов объясняется тем, что второе предложение версифицировано. Это единственная надпись, в которой упоминается название Западной Двины – Dynå, известное по сагам и географическим трактатам.

56

Памятник установлен в честь человека, который утонул у побережья Ливланда – земли ливов. Расположенная в глубине Рижского залива территория ливов, часто посещалась скандинавами. Она служила и основной целью скандинавских торговцев – здесь, на берегу Западной Двины, располагался крупный торговый центр на месте современного городища Даугмале, – и транзитной зоной, через которую скандинавы попадали вглубь Восточной Европы. Судя по кладам восточного серебра, западнодвинский путь начал функционировать в начале X в.

57

Погибший назван в тексте «очень отважным воином», что обозначает как личные достоинства Олава – очевидно, что он прославился как храбрый воин, – так и его социальный статус и положение в войске или викингском отряде.

58

Топоним «Эстланд» (Eystland, Eistland) в сагах и географических трактатах охватывает территорию, примерно соответствующую современной Эстонии. Об интенсивности связей Средней Швеции с эстами говорят археологические материалы и многочисленные сведения саг. Однако, в рунических надписях этот топоним встречается только один раз, в данном тексте. Впрочем, о близком знакомстве шведов с этой восточно-балтийской областью свидетельствуют другие надписи, содержащие топонимы, означающие отдельные регионы Эстланда (см. II.2.12, ІІ.2.1З).

Особый интерес представляет то, что в надписи использована форма множественного числа – «в Эстландах», хотя этот топоним в сагах, скальдической поэзии, географических сочинениях всегда употребляется в единственном числе. Очевидно, что заказчик надписи мыслил Эстланд не как единое целое, а как совокупность нескольких областей, заселенных эстами. Это представление перекликается с делением западной части Эстланда на два округа (sysla – «административный округ», позднее «лен, пожалованный королем или епископом»; в обоих значениях этот термин особенно широко применялся в Дании, где округа-сюслы были основной административно-территориальной единицей): Aðalsysla («Главная сюсла» – область Ляэнемаа на западном побережье Эстонии напротив о. Сааремаа) и Eysysla (досл. «островная сюсла» – о. Сааремаа, ср. ниже надпись II.2.10) (см. подробнее: Мельникова 2001. С. 68–69). Возможно, что в надписи II.2.7 именно они определены как «все сюслы» (alla syslur).

59

Сохранившаяся серия рун alasuslu соответствует собирательному наименованию alla syslur «все сюслы». Именно такое наименование части Эстланда встречается в поэме «Bandadråpa» исландского скальда Эйольва Дадаскальда, написанной ок. 1010 г.

60

Вторая основа имени (прозвища) заказчика -fari (от глагола fara «ездить») широко употреблялась для обозначения людей, совершавших заморские поездки. Первая основа представляла собой название цели поездки (нередко обозначавшейся этнонимом). Таким образом, Эстфари (Estfari), производное от этнонима Eistr «эст» имеет значение «ездивший в Эстланд». Cp.: Englandsfari «ездивший в Англию», Romfari «ездивший в Рим», Grikkfari «ездивший к грекам», т. е. в Византию и др.

61

Тавастланд – область в восточной Финляндии, населенная финнами-тавастами.

62

Поскольку Финляндия представляла большой интерес для Шведского государства как объект колонизации, предполагается, что словосочетание lank lans следует читать как lands leiðangr, т. е. «ледунг ланда» (термин leiðangr означает и поход, предпринимаемый по инициативе конунга, и ополчение области или земли, войско, составленное из людей, проживающих в одном «корабельном округе», поставляющем для королевской службы один корабль). Из этого чтения следует, что Эгиль, погибший в Тавастланде, был предводителем ледунга, отряда от своего «корабельного округа», входившего в войско Фрейгейра (см. примеч. 64). Поэтому считается, что экспедиция Фрейгейра – не частное предприятие, как обычные викингские походы. Она была организована по указанию шведского конунга для решения каких-то политических задач в Финляндии.

63

Бруси после смерти брата возглавил часть войска, вероятно, набранную в округе Евле.

64

Имя Фрейгейр мало распространено, поэтому предполагается, что Фрейгейр данной и следующей надписей, а также лица, носящие то же имя и упомянутые на еще трех стелах (Мельникова 2001. Б-І.5, Б-ІІІ.7.6, Б-ІІІ.7.22), – один и тот же человек (см.: Мельникова 2001. С. 46–48, а также примеч. 62).

65

В предыдущей надписи, целью похода назван Тавастланд. Согласно данной надписи, Фрейгейр умер на севере (nur от norðr) в месте, названном isilu. Топоним, обычно, сопоставляется с названием острова Сааремаа в исландских сагах – Eysysla. Дополнительным подтверждением этой интерпретации являются соображения аллитерации, поскольку второе предложение версифицировано. Вместе с тем, нельзя полностью отвергнуть и другие возможные истолкования топонима.

66

О походах в Византию см. раздел II.4.

67

Личное имя Таваст (возможно, прозвище) образовано от этнонима tafeistr, которым обозначались жители восточных областей Финланда.

68

Это один из двух памятников, установленных Сиград: другой посвяшен памяти ее мужа Кара (Up. 532).

69

Энунд участвовал в военном походе или в торговой поездке, вероятно, на Русь, поскольку был убит в северо-восточной части Эстланда, расположенной на южном берегу Финского залива – в Вирланде (от эст. Virumaa). Эта область была особенно важна при плаваниях скандинавов в Северную Русь через Неву и Ладожское озеро, поскольку здесь имелись места для временных стоянок и, возможно, велась торговля с местным населением. Однако, стоянки здесь, видимо, были небезопасны, поскольку в обеих надписях, где упоминается эта область (см. также II.2.13), она называется местом насильственной смерти людей, в честь которых воздвигнуты памятники: Энунд «был убит», а Бьёрн «пал» в Вирланде.

70

Рагнфрид заказала два одинаковых памятника мастеру Асмунду и установила их в двух разных местах.

71

Очевидно, ко времени смерти Бьёрна, его отец, Кетильмунд, уже умер, и Рагнфрид сама заказала памятники, хотя в тексте и упомянула мужа.

72

См. примеч. 69.

73

Из сохранившейся части текста явствует, что памятник воздвигнут вдовой и другими родственниками погибшего.

74

Место, где погиб муж Ингибьёрг, названо «Хольмским морем». Этот топоним не встречается ни в других рунических надписях, ни в сагах, поэтому его интерпретация предположительна. Наиболее вероятно, что под топонимом *Holmr здесь понимается Новгород (Hölmgarðr). Аналогичный топоним встречается в надписи из Хёгбю (см. II.1.3), где он также интерпретируется, как сокращение от Hölmgarðr. Тогда все сочетание надо переводить «Новгородское море», т. е. Финский залив, как ближайший к Новгороду участок моря, регулярно посещавшийся скандинавами в XI в.

75

О торговом характере поездки говорит использование термина «кнар» (см. примеч. 50). Судя по выражению «его корабль», погибший был владельцем корабля и (или) его кормчим. Можно предположить, что человек, в память о котором установлен камень, был состоятелен, поскольку корабли часто принадлежали нескольким лицам.

76

Из описания поездки Арнфаста неясно, погиб он на Руси или дома. Использование формы имперфекта «ездил» (för) наиболее оправданно, если Арнфаст, побывав на Руси (возможно, неоднократно), умер дома, и Альви, говоря о его поездке на Русь, хотела отметить наиболее значительное и достойное памяти событие в его жизни. Однако, нельзя исключить, что временная форма употреблена неточно.

77

Несмотря на то, что надпись сохранилась хорошо и читается без особых затруднений, толкование ее вызывает определенные сложности. Наиболее достоверной представляется интерпретация, в соответствии с которой памятник воздвигнут в честь двух братьев, Торстейна и Явни, их родственниками – сыновьями Торстейна, братом Энундом и вдовой Явни, и дружинниками.

78

Оба брата, очевидно, были хёвдингами, имевшими дружины. Противопоставление «в стране» – «в воинском походе» предполагает два рода занятий: мирное земледельческое у себя на родине landi) и военное вдали от дома (uti). Вероятно, они принимали деятельное участие в викингских походах со своей постоянной дружиной, чем и объясняется то, что дружинники вместе с родственниками заказывают памятник.

79

Возглавлял дружину и «пал в битве», вероятно, Явни, т. к. именно в его честь дружинники заказали камень. Кроме того, после фразы о его смерти следует приложение «вождь войска», из которого очевидно, что, по крайней мере, в походе, упомянутом в надписи, Явни был предводителем.

80

Гибель Явни в битве заставляет предполагать, что он вместе с Торстейном и со своей дружиной находился на службе у одного из русских князей, – в первой половине XI в. самостоятельная деятельность викингов на Руси уже была практически невозможна.

81

Это определение применялось к командиру отдельного отряда викингов (ср. надпись II.4.6).

82

Текст написан аллитерационным стихом, что объясняет его необычный синтаксис, употребление метафор и других поэтизмов.

83

Домар был, по-видимому, хёвдингом, как можно заключить из определений «знаменитый почестями», «щедрый на пищу». Эти определения, как правило, относились к людям знатным, предводителям викингов и конунгам.

84

Хотя стела заказана Хертруд в память о ее сыне Смиде, которого она называет «добрым воином» (см. примеч. 7), никаких дополнительных сведений о нем не сообщается. Возможно, он был воином в дружине какого-либо конунга и погиб во время викингского похода, но никакими подвигами еще не успел прославиться.

85

Хертруд более подробно говорит о брате Смида, Халльфинде (?), который, вероятно, был лучше известен в округе, нежели Смид (аналогичным образом, например, в надписи из Грипсхольма (II.6.5) погибший прославляется вместе с его братом, знаменитым хёвдингом Ингваром: см. раздел II.6). Халльфинд, очевидно, известен тем, что жил на Руси (дословно «сидит в Гардах»). И значение глагола, и его форма (имперфект) предполагают длительность действия: что бы ни привело Халльфинда на русскую землю, ясно, что поездка не была кратковременной, не был это и грабительский набег. Очевидно, Халльфинд стал одним из варягов на службе русского князя (киевского или иного) и осел в Восточной Европе.

86

По построению фразы трудно сказать, кто приобрел хутор и нажил богатство на Руси, Торстейн или Эринмунд, но? вероятнее, что субъектом всех трех действий является Торстейн. Возможно, погибший не совершил ничего, достойного прославления. Но в любом случае, отец счел необходимым подробнее рассказать о себе самом: он побывал на Руси, нажил там, видимо, немало добра и на деньги, привезенные из Руси, приобрел хутор.

87

Hölmgarðr – традиционное для древнескандинавской литературы обозначение Новгорода (ср.: II.3.7, а также производные от него в надписях II.1.3, II.2.14).

88

Сигвид был кормчим корабля и, возможно, его владельцем, а также вождем дружины, составлявшей экипаж корабля. Он должен был занимать важное место в обществе, будучи богатым и, судя по тексту, наделенным властью человеком. На собственном, вероятно, корабле он отправился в Новгород, чтобы наняться на службу русскому (новгородскому?) князю. Об этом говорит и его гибель вместе с дружинниками, и выбор глагола falla «пасть (в бою)», для обозначения его смерти и, наконец, тип корабля, на котором он совершил плавание – skeið, один из видов боевых кораблей.

89

Слово visi «вождь» употребляется только в поэтическом языке, что дает основание предполагать, что эта фраза версифицирована.

90

Слово skipari «корабельщик», возможно, выбрано здесь для соблюдения аллитерации.

91

Памятник установлен Руной по ее четырем сыновьям. Очевидно, их отец, Хельги, умер ранее, т. к. Руна сама заказала памятник. Возможно, она вышла замуж вторично и имела сыновей также во втором браке, отчего и потребовалось уточнить, что Спьяльбуд, Свейн, Андветт и Рагнар были сыновьями Хельги.

92

Вместе с Руной заказчиком памятника является Сигрид, жена старшего сына Руны Спьяльбуда.

93

Существование в Новгороде церкви св. Олава засвидетельствовано договорами Новгорода с ганзейскими городами XIII в. Она принадлежала Готскому двору – торговому подворью готландских (а также других скандинавских) купцов. Она же, вероятно, упоминается под названием Варяжской божницы в Новгородской первой летописи в связи с пожарами (подробнее см.: Мельникова 1996; Мельникова 2001. С. 338–339). Данная надпись дает наиболее раннюю дату существования этой церкви.

94

См. примеч. 17.

95

На памятнике сделаны две разновременные надписи. Первая посвящена, видимо, родственникам Эгиля, вторая – его сыну. Текст первой Альстадской надписи и место, откуда был привезен камень, указывают на тесные контакты семьи с Рингерики. Эта область была родиной многих норвежцев, близко связанных с Древней Русью в XI в. Достаточно назвать норвежского конунга Харальда Сурового Правителя, служившего на Руси и в Византии и позднее женившегося на дочери Ярослава Мудрого. Поэтому гибель Торальда может быть связана с одним из известных нам по сагам походов норвежцев в Восточную Европу.

96

Ни один из названных в надписи топонимов, кроме Garðar, не встречается в древнескандинавской письменности, и потому их определение предположительно, тем более, что топоним «Гарды», в принципе, может обозначать не Русь, а какое-то поселение или хутор в любом месте. Тем не менее, исследователям не удалось найти три достаточно близких места, с которыми можно было бы отождествить эти топонимы, кроме Среднего Поднепровья.

97

Предполагается, что первый из топонимов, *Vitahölmr, является наименованием крепости Витичев, находившейся к югу от Киева и упомянутой уже в середине X в. Константином Багрянородным в его сочинении «Об управлении империей» (гл. 9) как место сбора кораблей росов, направляющихся в Константинополь. Поскольку Витичев находился на возвышении (в летописи он позднее называется «Витичевский холм»), то топоним мог быть дополнен скандинавским географическим термином hölmr «островок, окруженный водой пригорок или возвышенность».

98

Второй топоним интерпретируется как *Ustahölmr и отождествляется с наименованием городка Устье, находившегося на несколько километров ниже Витичева по Днепру, в устье р. Трубеж. Как и Витичев, Устье было важным порубежным пунктом на границе Руси со степью.

99

Расположение Витичева соответствует определению, данному в надписи: «между Устахольмом (Устьем) и Гардами». Под Гардами в данном случае можно понимать, как Русь вообще, если автор надписи или его информатор воспринимал Витичев и Устье, как пункты, лежащие уже за южными пределами Руси, или как сокращенное название Киева (Kœnugarðr исландских саг). Если эта интерпретация топонимов верна, то нельзя не отметить близкое знакомство Эгиля (или его информатора) с топографией Южной Руси, которая известна скандинавам эпохи викингов значительно меньше, чем Северная Русь. Для такого точного определения места гибели Торальда, Эгиль (или его информатор) должен был сам находиться на Руси вместе с ним.

100

Предполагается, что памятник из Пильгорда – один из двух (или более?) камней, воздвигнутых в честь Хравна. Вторым мог быть, как это распространено в Швеции, камень без текста – bautasteinn. Не исключено, что один из камней мог быть воздвигнут в месте гибели Хравна (ср. единственный рунический камень, найденный на территории Восточной Европы – на о. Березань в устье Днепра – и установленный «товарищем» («компаньоном» – félagi) умершего).

101

Заказчики памятника, по всей вероятности, не являются родственниками Хравна, так как на это нет указаний в тексте. Скорее, они были его товарищами (félagi), вместе с которыми он совершал плавание под предводительством Вифиля.

102

Топоним Röfsteinn или Ròfsteinn не известен по другим источникам, поэтому его интерпретация гипотетична. Судя по контексту надписи, это может быть название какого-либо уступа одного из Днепровских порогов, вероятнее всего Неясытецкого, поскольку именно он назван далее в этой же надписи (см. примеч. 104). Поэтому, его идентифицируют с первым из уступов Неясытецкого порога, который назывался Рваный камень, что точно соответствует значению топонима Röfsteinn, производному от глагола rjufa «рвать, ломать» и steinn «камень».

103

aifur, возможно, имеет параллель в надписи из Упланда (Мельникова 2001. № Б-ІІІ.28). Он сопоставляется со скандинавским («росским») названием четвертого порога на Днепре – Άειφόρ – в сочинении «Об управлении империей» Константина Багрянородного (середина X в.), который приводит и славянское название порога – Неясыть (Константин Багрянородный 1989. С. 46–49, 319–321, 323–324). Это название, вероятно, происходит от др.-швед. ifor[r] «всегда стремительный». Надпись увековечивала память о человеке, погибшем во время преодоления Днепровских порогов, об опасности плавания через которые подробно писал Константин Багрянородный.

104

Т. е. богатство (видимо, деньги, золото), которое он смог оставить в наследство сыну и вдове.

105

Выражение gulli skifa (дословно «делить, дробить золото») является поэтической метафорой и употребляется в стихотворных текстах. Хедин, в честь которого воздвигнут памятник, приобрел золото, возможно, в качестве платы за службу в варяжском корпусе (аналогичное выражение употреблено в надписи: Мельникова 2001. № Б-Приложение 1.11).

106

Grikfari, т. е. «ездивший в Грецию». Образованные подобным способом прозвища (cp.: Römfari, Englandsfari) обычно давались людям, совершившим одну или несколько поездок в соответствующую страну. Ср. надпись II.2.8.

107

Асмунд Карасон – один из известнейших рунографов, работавших в Упланде ок. 1025–1050-х гг., создатель так наз. «среднешведского стиля» в орнаментике рунических камней. Оставил 22 подписанные стелы, еще около 50 камней предположительно атрибутируются ему.

108

Styrimaðr – кормчий, часто, также, владелец корабля, которым, равно как и командой, он управлял во время плавания.

109

Обозначение места, куда приплыл Аки (или его братья), Grikhöfn (< Grikklands höfri) «греческая гавань», отождествлению не поддается. Возможно, это Пирей, афинская гавань, где бывали скандинавы и где они оставили свои надписи на скульптуре льва (см.: Мельникова 2001. № A-Приложение 3). Столь же возможно, что это не конкретный топоним, а естественное наименование конечного пункта плавания – некой гавани в Византии.

110

Рёгнвальд был, по-видимому, крупным хёвдингом, что следует уже из самого его имени, распространенного в среде высшей знати.

111

Рёгнвальд, очевидно, служил в варяжском корпусе, где занимал высокое положение командующего корпусом или одним из отрядов вэрингов, входивших в состав полевой армии. О термине liðs foringi см. примеч. 81.

112

См. примеч. 45.

113

См. примеч. 44.

114

Ингифаст назван stýrimaðr – кормчим, что свидетельствует о его богатстве и высоком социальном положении. См. примеч. 108.

115

Имя Jòn (< Iohann) – христианское. На протяжении XI в. христианские имена еще крайне редко давались детям, даже священнослужители (в том числе епископы в Исландии) носили традиционные языческие имена.

116

См. примеч. 45.

117

Слово соответствует термину þegn (см. примеч. 43). Других случаев, когда бы оно употреблялось в качестве личного имени, неизвестно. Возможно, здесь оно выступает в качестве прозвища.

118

Вероятно, Ингирунн была незамужней, т. к. в тексте указан ее отец, а не муж.

119

Памятник заказан Ингирунн при ее жизни и в память о ней самой в связи с тем, что она отправлялась в Иерусалим, очевидно, с целью посещения Святой Земли. Это не единственный памятник в Швеции, воздвигнутый человеком при жизни в память о себе самом, однако, их число очень невелико.

120

Фот – рунограф, работавший, по преимуществу, в Упланде ок. 1060–1075 гг. и оставивший 9 подписанных камней. Предполагается, что ему принадлежит еще около 60 камней.

121

Памятник установлен в честь человека, который, очевидно, собирался совершить (или совершил) паломничество в Святую Землю и умер в пути, находясь в Византии. Остановка в Византии была обязательна, каким бы путем ни плыл Эйстейн: восточным (через Древнерусское государство) или западным (вокруг Европы) и вне зависимости от того, плыл ли он в Палестину или возвращался оттуда.

122

Сохранились лишь небольшие фрагменты надписи.

123

Конъектура издателя памятника Langbarðalandi «Лангбардаланде» (в самом тексте сохранились лишь первые две руны lа) вполне вероятна: в этом месте должно находиться какое-либо географическое название. Топоним «Лангбардаланд», обозначение Северной Италии (совр. Ломбардия), встречается в рунических надписях еще раз (см. II.5.4). Других же топонимов, начинающихся на la- и расположенных на Восточном пути, в рунических надписях нет. Однако, обычно в древнескандинавской картине ойкумены – Лангбардаланд относился к южной части мира.

124

Олав умер во время плавания в Южную Европу. Путь Олава в Северную Италию (Langbarðaland) лежал по Восточному пути. Этим объясняется употребление в надписи слова austarla «на востоке».

125

Выражение erja barði «бороздить штевнем [волны]» является метафорическим выражением, означающим «плыть на корабле» и свойственным поэтическому языку.

126

См. примеч. 124.

127

Очевидно, Хольмстейн был профессиональным воином и участвовал в викингских походах на запад (возможно, в войске Кнута Великого в Англии) и на восток.

128

Рунограф Торир малоизвестен.

129

Памятник установлен в честь брата Ингвара (хёвдинга, руководившего походом) Харальда (по «Саге об Ингваре Путешественнике» – см. Х.1 – Ингвар не имеет братьев или сестер).

130

Употребление поэтической лексики, в том числе кеннингов (fara at gulli «ездить за золотом» = участвовать в викингском походе; gefa erni «кормить орлов» = убивать многочисленных врагов, трупы которых послужат пищей орлам), связано со стихотворным характером текста.

131

Данная надпись единственная, где о маршруте Ингвара говорится более подробно: здесь называется основное место пребывания отряда – «на востоке» – и род его занятий – военная деятельность («кормили орлов»), а также место окончания путешествия, которое не только называется, как в ряде других надписей, Серкландом (см.: Мельникова 2001. № Б-ІІІ.7.19, Б-ІІІ.7.23), но и определяется его местоположение – «на юге», т. е. в южной части ойкумены. Соотношение топографических указаний свидетельствует, что поход Ингвара состоял, по крайней мере, из двух этапов: восточного и южного. Подробнее о топониме «Серкланд» см. в разделе XII «Географические сочинения».

132

Из этой надписи мы узнаем еще об одном корабле в составе флотилии Ингвара (cp.: II.6.7, II.6.8).

133

Семья Гуннлейва принадлежала к хёвдингам или крупным бондам, поскольку в честь членов этой же семьи установлен, по меньшей мере, еще один памятник, а Гуннлейв, как вытекает из данной надписи, владел кораблем.

134

Гуннлейв – один из трех человек, о которых сказано, что он был убит во время похода Ингвара (cp.: II.6.6 и Мельникова 2001. № Б-ІІІ.7.30). Все остальные участники похода, памятники в честь которых сохранились, «умерли», что, вероятно, отражает реальный исход экспедиции – смерть большинства воинов от болезни.

135

Возможно, последняя фраза является более поздней припиской, которая содержит ценное указание на еще один корабль, участвовавший в походе (ср.: II.6.6, ІІ.6.8).

136

Тьяльви, очевидно, принадлежал к весьма состоятельной семье крупных бондов или хёвдингов. Его сын был владельцем корабля, причем, единоличным, что предполагает значительное богатство. Он имел, очевидно, немалый боевой опыт, поскольку принял участие в войске Ингвара в качестве одного из руководителей этого предприятия – «вел корабль».


Источник: Древняя Русь в свете зарубежных источников: Хрестоматия / Под ред. Т.Н. Джаксон, И.Г. Коноваловой и А.В. Подосинова. Том V: Древнескандинавские источники. Сост. частей VI, IX, X - Г. В. Глазырина; частей III, IV, V, VII, VIII, XI - Т. Н. Джаксон; частей I, II, XII - Е. А. Мельникова. — М: Русский Фонд Содействия Образованию и Науке, 2009. — 384 с. ISBN 978-5-91244-005-2

Комментарии для сайта Cackle