Приглашаем Вас пройти Православный интернет-курс — проект дистанционного введения в веру и жизнь Церкви.

С.В. Шумило

Насельники «Черного Выра» и их отношения с прп. Паисием Величковским

Из архивных материалов следует, что в «Черном Выре» принимали не только казаков, но и монахов из Украины. Так, в октябре 1756 г. от самодурства игумена Черниговского Елецкого монастыря ночью сбежал иеродиакон Иоасаф (в миру Иван Юхимович Петренко, потомственный казак Киселевской сот-ни Черниговского полка). Из Чернигова он подался в Мошногорский монастырь Переяславской епархии на Правобережной Украине, а оттуда через месяц – на Афон, в скит Рождества Богородицы «Мавро-выр Русский» (т. е. «Черный Выр»), где прожил больше года90.

15 марта 1758 г. о. Иоасаф получил в скиту письменное удостоверение о том, что он «в Святой Горе Афонской в нашем скиту Рождества Пресвятыя Богородицы, монастыря Зографского, называемом Мавровыр Руском, чрез несколько времени постоянно жил, и з братиею, честно, трезвенно и доброобходительно находился». Документ подписан дикеем скита схимонахом Кириаком и скреплен оригинальной скитской печатью, на которой изображена сцена Рождества Богородицы и имеется надпись на славянском языке: «Сия печатъ скита Рускаго прозиваємаго Мавровира»91.

Отбыв в марте 1758 г. обратно в Украину, иеродиакон Иоасаф первым делом отправился (вероятно, по поручению скитского начальства) на Запорожскую Сечь, а затем – в Межигорский монастырь, считавшийся «духовным патроном» Войска Запорожского. И уже отсюда в ноябре 1758 г. возвратился в Чернигов, где был допрошен и принят обратно в Черниговский Елецкий монастырь92.

Этот случай также свидетельствует о тесной связи между «Черным Выром» и Запорожской Сечью, куда святогорцами был послан упомянутый монах.

Из дела иеродиакона Иоасафа (Петренко) мы узнаем одну очень важную деталь. Подвизаясь больше года в скиту «Черный Выр», на исповедь он ходил, как сказано в показаниях, к «духовнику Паисию» из обители св. Константина при Пантократорском монастыре. Упомянутый здесь Паисий – тот самый знаменитый прп. Паисий Величковский, который тоже начинал свой монашеский путь на Черниговщине, а затем ушел из Любечского монастыря на подконтрольную Речи Посполитой Правобережную Украину, а оттуда – в Молдавию и на Афон. К моменту посещения Иоасафом Паисия Величковского, последнему было всего 35 лет, однако слава о молодом подвижнике уже начинала распространяться среди русских и молдавских святогорцев, и с каждым годом число братии вокруг него стремительно росло. Как раз к концу 1757 г. его братство состояло из двенадцати человек (семи молдаван и пяти украинцев), в связи с чем прежняя небольшая келлия св. Константина больше не могла вместить всех желающих93. Поэтому прп. Паисий выкупил у греков келлию св. Илии и стал обустраивать в ней новую обитель, ставшую впоследствии известной под названием Свято-Ильинский скит.

Из показаний иеродиакона Иоасафа (Петренко) следует, что насельники «Черного Выра» уже тогда поддерживали тесные отношения с прп. Паисием Величковским и даже считали его «духовником»94. Таким образом, можно говорить о существовании некоего негласного духовного союза и взаимодействия обителей старцев Григория Голубенко и Паисия Величковского. Нет сомнений, что и сами они были близко знакомы. Это можно предположить и на основании писем прп. Паисия к кошевому атаману Войска Запорожского Петру Калнышевскому, в которых он благодарит атамана и запорожцев за «незабвенной памяти премногая благодеяния отъ васъ Милостевейшихъ благодетелей нашихъ, якоже прежде въ Святой Афонской Горе намъ сущимъ соделанная»95. Кроме того, из протокола допроса постриженника прп. Паисия, бывшего насельника Афонского Ильинского скита, а на тот момент уже драгомирнского монаха, Гавриила (Петки) от 17 февраля 1769 г. узнаем, что в 1764 г. он был послан старцем Паисием на Запорожскую Сечь для сбора пожертвований на Ильинский скит на Афоне, что он успешно и исполнил, передав старцу 400 рублей. Через два года прп. Паисием он вновь был послан на Сечь для сбора пожертвований иприобретения большого монастырского колокола96. Однако, как уже говорилось, тесные отношения с Запорожской Сечью и ее кошевым атаманом Петром Калнышевским поддерживал в этот же период и скитоначальник «Черного Выра» иеросхимонах Григорий (Голубенко). И если бы между Паисием и Григорием не было дружественных отношений, то вряд ли Кош Войска Запорожского в одинаковой мере одновременно проявлял бы свою щедрость и благорасположение сразу к обеим афонским обителям.

* * *

90

ГАЧО. Ф. 679. Оп. 1. Д. 762. Л. 1–9; Шумило С. В. Преподобный Паисий Величковский и Запорожская Сечь... С. 66–71.

91

ГАЧО. Ф. 679. Оп. 1. Д. 762. Л. 1–9.

92

Там же.

93

Tachiaos A.-E. The Revival of Byzantine Mysticism Among Slavs and Romanians in the XVIIIth Century. Texts Relating to the Life and Activity of Paisy Velichkovsky (1722–1794). Thessaloniki, 1986. P. LV+296; Преподобный Паисий Величковский. Житие и избранные творения. С. 217–219; Четвериков. С., прот. Указ.соч. 103–105; Феннел Н., Троицкий П., Талалай М. Ильинский скит на Афоне. М.: Индрик, 2011. С. 8, 15.

94

Шумило С. В. Преподобный Паисий Величковский и Запорожская Сечь... С. 66–71.

95

ЦГИАК Украины. Ф. 229. Оп.1. Д. 166. Л. 35. Издание писем прп. Паисия Величковского планируется в 2015 г. в книге Шумило С. В. «Прп. Паисий (Величковский) и Запорожская Сечь», издательство «Наследие Православного Востока».

96

К истории обителей Паисия Величковского // Киевская Старина. 1894. Т. XLV. С. 348–350.


Источник: Шумило С. В. «Духовное Запорожье» на Афоне. Малоизвестный казачий скит «Черный Выр» на Святой Горе. — К. : Издательский отдел УПЦ, 2015. — 116 с.

Комментарии для сайта Cackle