Иван Васильевич Баженов

Хула на Духа Святого

В Евангелии, читаемом на литургии (Мф. 12, 30–37) в субботу 8-й седмицы по Пятидесятнице, содержится обличительная речь Спасителя о грехах языка человеческого, из которых величайшим грехом представляется хула на Духа Святого. Ближайшим поводом к этой речи послужило превратное истолкование фарисеями чудес Спасителя. В одно из Своих путешествий по Галилее Иисус Христос совершил поразительное чудо, изгнанием беса возвративши зрение и язык одному несчастному. Чудо это произвело столь сильное впечатление на народ, что он, уже готовый усматривать в лице и действиях Иисуса Христа исполнение пророчества Исаии о временах Мессии (Ис. 35, 5–6), с удивлением говорил: «Не это ли Мессия, Сын Давидов?». Такое доброе настроение умов народа, эти благоприятные для Чудотворца речи не могли понравиться врагам Его – фарисеям и книжникам, бывшим свидетелями чудесного исцеления бесноватого. Для них, как и для всего народа, должно было быть очень ясно, что это исцеление есть дело Божественное, могло быть совершено только силой Божией, и однако же из одного только опасения потерять свое могучее влияние на народ они не желали признать чудотворную Божественную силу во Христе. Решившись во что бы то ни стало отвергнуть Иисуса Христа как Богопосланного Мессию, даже нарочито из Иерусалима прибывши следить за Ним и подавлять народное к Нему расположение, эти своекорыстные и лукавые (Мф. 3, 7; 12, 34) заправители народа, по великой своей злобе на Чудотворца желая уронить Его авторитет в общенародном мнении, пустили молву, что Иисус изгоняет бесов не иначе как силой веельзевула, князя бесовского (Мф. 12, 24). Нелепость этого объяснения чудес Христовых и невозможность исцеления бесноватых силой бесов Спаситель изобличает тем, что при таком странном суждении фарисеев следовало бы признать, что сатана сам старается разрушить свое собственное царство на земле, являясь врагом себе, а тогда не могло бы и существовать царство сатаны (Мф. 12, 25–26). С другой стороны, если исцеление Христом бесноватого они приписывают силе князя бесовского, то какой силой изгоняют бесов иудейские заклинатели, которым Господь в силу молитвенного обращения их к Нзему иногда посылал помощь в борьбе со злыми духами (ср. Деян. 19, 13)? Так как между веельзевулом и Иисусом Христом нет и не может быть ничего общего (Мф. 12, 28–30), то очевидно, что Иисус Христос совершает Свои чудеса Духом Божиим или «перстом Божиим» (Лк. 11, 20), и потому за свои неправые суждения о чудесах Спасителя, за свою дерзкую клевету на Него фарисеи и книжники подвергнутся тягчайшей ответственности. «Потому {a}, – говорит в заключение Господь, – глаголю вам: всяк грех и хула отпустится человеком; а яже на Духа хула не отпустится человеком; и иже аще речет слово на Сына Человеческаго, отпустится ему; а иже речет на Духа Святаго, не отпустится ему ни в сей век, ни в будущий» (Мф. 12, 31–32).

В этих словах Иисус Христос сначала дает утешительное обетование о том, что всякий грех, как бы велик и тяжел он ни был, и в частности хула как поругание священных предметов, найдет для себя прощение от Бога в силу благодати Божией и крестных заслуг Спасителя, конечно, под условием сердечного раскаяния согрешающего; а потом с особенной угрозой, усиливаемой чрез повторение, высказывает, что хула на Духа Святого есть грех тягчайший сравнительно с грехом даже против Сына Человеческого и влечет за собой полную безответность пред правосудием Божиим и совершенную непрощаемость. В чем же состоит этот грех против Святого Духа?

Вопрос этот представляет не теоретическую только важность, но и практическую; ибо хула на Духа Святого есть очевидно тот тягчайший смертный грех, о котором у святого апостола Иоанна мы встречаем довольно твердо выраженное запрещение молиться (1Ин. 5, 16). Не зная, таким образом, сущности этого греха, мы находимся в опасности быть явными нарушителями апостольского запрещения. В чем же, повторяем, заключается сущность этого греха? И почему он так важен, что остается без прощения?

Как видно из изречения Спасителя, хула на Духа Святого и на Сына Человеческого представляются между собой отличными по сопровождающей их большей и меньшей ответственности. Отсюда некоторые богословы склонны были полагать, что и самый грех против Духа Святого есть по своей сущности нечто совершенно отличное от греха против Иисуса Христа. Между тем несомненным должно быть признано, что грех против Духа Святого есть всегда и в то же время грех против Христа, потому что дело Духа Святого состоит ни в чем другом, как [в] прославлении Христа, и Он никогда не говорит от Себя Самого, но берет у Христа (Ин. 16, 14–15). Различие между этими грехами состоит в том, что грех против Сына Человеческого есть такая ненависть к Нему, вражда и отсюда возникающее издевательство или богохульство, которые имеют свое обнаружение более или менее без истинного знания о Христе, совершаются по некоторому неведению (Лк. 23, 34) или же недостаточному сознанию важности этого богохульства. Так, ожидавшие Мессию в виде славного политического деятеля иудеи, много соблазняясь происхождением Иисуса Христа (Ин. 1, 46; 7, 52 и др.), бедностью и вообще уничтоженным состоянием Его, естественно колебались признать в Нем своего Мессию и дерзали произносить хульные речи против Него. Их укоризненные разглашения, что Иисус – ядца и пийца {b}, друг мытарей и грешников (Мф. 11, 19), могли происходить от непонимания цели сближения Его с грешниками. Итак, эта хула иудеев на Сына Человеческого была грехом заблуждения, недоразумения или неведения, которые со временем еще могли рассеяться, и в них при содействии Духа Божия могла явиться истинная вера в Сына Божия, и тогда этот грех против Иисуса Христа, это проявление ненависти к Нему могли найти для себя снисхождение и прощение от Бога.

Но фарисеи и книжники намеренно обвиняли Святейшего Иисуса в союзе с диаволом (ср. под. Ин. 7, 20; 8, 48; 10, 20), несомненно вопреки собственному ясному сознанию и решительному свидетельству своей совести, вследствие лишь чрезмерной злобы на Спасителя, приписывали чудеса Его демонской силе и даже свое злобное настроение обнаруживали в намерении убить Его (Ин. 10, 31 и др.). Пусть другие чудеса Иисуса Христа казались бы неубедительными для них, но изгнание беса должно было со всей силой очевидности убедить врагов в Божественном достоинстве Его как такое чудо, которое было яснейшим непререкаемым доказательством присущей Сыну Человеческому силы Святого Духа. Отсюда становится легко объяснимым и эта готовность народа признать в Чудотворце ожидаемого Мессию, и то, почему враги Христовы, быв вынуждены теперь, вопреки своей наклонности отвергать чудеса Его, признать это чудо, старались лишь набросить неблаговидную мрачную тень на Чудотворца в видах застращивания простого народа. Они хорошо знали и в душе своей признавали в чудесах Спасителя проявление Святого Духа, и однако же Его, многообразно действовавшего в Иисусе Христе, называли нечистым духом (Мк. 3, 30). Такое заведомо лживое фарисейское обвинение Спасителя, происходя из диавольской злобы и будучи проявлением высочайшей степени вражды вообще против Бога, не только было отвержением и оскорблением Сына Человеческого, но особенно было дерзким и возмутительным порицанием уже Самого Святого Духа, Которым совершал Свои чудеса Спаситель. Это-то оскорбительное восстание, вражда на Духа Святого и есть хула или грех против Него, который таким образом является не более как дальнейшее до высшей степени развитие ненависти ко Христу. Свое имя и обнаружение хула на Святого Духа имеет там, где Дух Святый так проявился и прославил Сына Человеческого, что Его истина и праведность, равно Божественное достоинство Мессии становятся совершенно ясными для ума и сердца человека, между тем он, и слыша это раздающееся внутри его свидетельство, внутренно противится Ему, издевается над Ним и богохульствует. Следовательно, изречением Господа по случаю дерзкого презрения и хулы фарисеев предполагается, что они чрез действие Духа Святого уже получили некоторый отпечаток истины и святости во Христе, получили даже знание о Нем, но противились Ему из злобной преднамеренной вражды. Поэтому под грехом против Святого Духа должно разуметь грех таких людей, которые или вступили в общество Христово или быв достаточно пробуждены и озарены от Иисуса Христа, сознательно и упорно противятся действию Духа Божия, проявившегося в учении и особенно [в] чудесах Спасителя.

Хула на Святого Духа считается тяжким непростительным грехом, поскольку такой богохульник попирает и крайне уничтожает ценнейшее и высочайшее откровение благодати Божией, считая дело Духа Божия делом сатаны. Вопреки всем очевидным действиям и свидетельствам Духа Святого и собственному убеждению возмущаясь против света и познания истины, он отрицает глубочайшую и святейшую истину собственного сознания и, говоря себе и другим ложь, что Евангелие Христово есть ложное Евангелие, что чудеса Его – действие силы бесовской, сам предается вере своей лжи. Отсюда он изрекает несомненно весьма худые и богохульные слова не по неведению или легкомыслию, не по слабости, подобно апостолу Петру, отрекается от своего Господа или от признанной святой истины, но вследствие внутреннего извращения нормального отношения сердца к Богу и истине, по внутреннему упорству и ожесточению, по сознательному такому всецелому самопреданию духу лжи, что оно – как проявление величайшей злобы – необходимо влечет за собой постоянную вражду против Бога. Такому именно греху и повинны были современные Иисусу Христу иудеи, особенно фарисеи и книжники, которые в противодействии делу Духа Святого зашли так далеко, ожесточились настолько, что сделались неспособными видеть добро, истину, слышать Его голос. Страшная злоба на Спасителя, зависть к упехам Его учения сделали их яростными врагами действовавшего в Нем Духа Божия за то, что Он содействием Своим поддерживал ненавистного им Учителя истины к подрыву их влияния на народ. Явное противление истине, обнаружившее в умах врагов Христовых совершенное извращение законов суждения, в сердце – окаменение чувства, их ничем не победимое упорство против действий Духа Божия само собой исключали всякую возможность раскаяния и исправления, которыми обусловливалась бы прощаемость их грехов. Находящиеся в таком враждебном настроении к Духу благодати сами удаляют ее от себя и являются вместе недостойными спасительных ее действий на их души. Вне же благодати они постепенно могут настолько ожесточиться в хуле на Духа Святого и закоснеть во зле, что их нравственное состояние, состояние упорного неверия и нераскаянности, ничем не будет отлично от состояния диавольского – это состояние уже бесповоротное, безнадежное в отношении раскаяния и сопровождающего его прощения от Бога. Потому и Спаситель предостерегает врагов Своих строгой угрозой, что хула на Святаго Духа как тяжкий неисправимый грех не отпустится ни в сей век, ни в будущий, то есть что на таком хулителе и в нынешней жизни тяготеет осуждение, и в будущий век оно перейдет с ним; такой подлежит вечному наказанию (ср. Мк. 3, 29).

Таким образом, в отношении осуждения хула на Сына Человеческого, хотя бы и оскорбительная, является меньшим грехом, чем хула на Духа Святого, состоящая в дерзком отрицании той несомненной истины, что чудеса Христовы совершаются силой Святого Духа. Почему меньшей ответственности подлежат хулители Сына Человеческого в сравнении с хулителями Духа? «Потому, – отвечает святой Златоуст, – что Христа еще не знали, кто Он был, но о Духе уже получили достаточное познание, ибо что ни говорили пророки, говорили по внушению Духа, и в Ветхом Завете все имели о Духе очень ясное понятие. Пусть вы соблазняетесь Мною по плоти, в которую Я облекся, – как бы сказал Христос, – но можете ли вы сказать и о Духе, что Его не знаете? Дух Святый вам известен, а вы не стыдитесь отвергать очевидную истину. Ибо если уже вы говорите, что Меня не знаете, то верно знаете, что изгонять бесов и совершать исцеления есть дело Духа Святого. Итак, не Меня только поносите, но Духа Святого» (толкование на Евангелие от Матфея). Поэтому, когда грешники упорно идут против Божественной истины, против самых очевидных ее доказательств, когда отвергают святую веру, чудеса в противность всем основаниям, по одному ожесточению лукавого сердца, то они не получат прощения – не по неимению средств ко спасению, не потому, будто бы грех против Духа Святого превышает Божие милосердие, ибо «несть грех побеждающ человеколюбие Божие» (из молитвы ко причащению), или будто бы являются недостаточными беспредельно великие заслуги Искупителя, Кровь Которого очищает нас от всякого греха (1Ин. 1, 7). Хула на Святого Духа есть непростительный грех не со стороны Бога и Его благодати, а в зависимости от самого состояния грешника, поскольку он по своей ожесточенной враждебной настроенности против Бога вообще сам не способен к покаянию, следовательно, не способен принять прощение и воспользоваться дарованными средствами спасения. Такие люди погибают сами от себя, потому что, по слову апостола, любве истины не прияша, во еже спастися им (2Фес. 2, 10) {с}. Если бы и в этой ужаснейшей вине эти грешники могли искренно раскаяться, то, конечно, получили бы прощение от Бога. Святой Афанасий пишет: «Христос не сказал: не отпустится хулившему и раскаявшемуся, но хулящему, то есть упорно пребывающему в хулении; ибо у Бога нет греха непростительного для тех, которые свято и достойно каются Ему». И святой Златоуст о хуле на Святого Духа говорит: «И сия вина была отпущена раскаявшимся. Многие из тех, которые изрыгали хулы на Святого Духа, впоследствии уверовали, и все им было отпущено». Таким образом, исключение в отношении прощаемости хулы на Духа Божия нужно допустить разве в случае всесильного по особенным целям воздействия благодати Божией (ср. Мк. 10, 24–27) в отношении таких хулителей, которые не сделались совершенно недоступными для приемлемости ее и оказываются еще сколько-нибудь способными к раскаянию; почти исключительный пример такого целительного воздействия благодати Божией представляется в лице бывшего яростного гонителя христианства и хулителя Савла, который чудесно перерожден был в великого апостола (1Тим. 1, 13). Посему выражение Спасителя: «Хула на Духа не простится ни в этот, ни в будущий век» может быть отчасти принимаемо в смысле условном: «Почти никогда или даже и совершенно никогда». Здесь грех против Духа Святого видимо выделяется из так называемых грехов простительных, которые, не быв прощены в сем веке, могут снискать себе Божие прощение в будущем веке вследствие молитвенных ходатайств святой Церкви о тех верующих, которые перешли в загробную жизнь в вере с начатками раскаяния, но не успели принести совершенного покаяния. Не таков грех против Духа Святого: он, очевидно, есть тот грех, о котором апостол Иоанн не советует и молиться (1Ин. 5, 16). И если за всякое слово праздное воздадут люди ответ в день Страшного Суда (Мф. 12, 36), то хулители Духа Божия подлежат безусловно вечному осуждению, наследуют горькую участь вечной смерти.

В новозаветном Священном Писании наилучший пример греха против Духа Святого представляет предательство Иуды Искариота. Преданный ученик Господа, имевший все добрые начала сделаться истинным апостолом, возлюбил однако же больше тьму, чем свет, и наполнял свое воображение более и более идеалом земного Мессии. Вначале глубоко сознававший святость Учителя своего, как то подтвердил и в позднем своем раскаянии (Мф. 27, 4), не могший по особенной близости к Иисусу Христу не признавать за Ним дара Божественного всеведения, Иуда со времени развившейся в нем при содействии диавола (Ин. 6, 70–71; 13, 2, 27) преступной страсти корыстолюбия читал в Нем всегдашний укор своему тайному преступлению. Несмотря на предостережения и наставления Учителя, несчастный постепенно проникся такой ненавистью к Нему, что не задумался совершить гнуснейшее дело. Это сознательное преднамеренное отступничество христопродавца, отнюдь не могущее быть обезвиняемо {d} какими-либо недоразумениями или будто бы недостаточным озарением от Духа Божия – ибо хотя Он тогда еще не был излит на апостолов (Ин. 7, 39), но подготовительное озарение (ср. Мф. 10, 1, Лк. 9, 1) несомненно предшествовало совершенному излиянию Духа Святого, – и есть по всей справедливости тот тяжкий (ср. Мф. 26, 24) грех против Святого Духа, для которого не может быть прощения на суде Божием1 {e}.

Но хула на Духа Святого не есть только, так сказать, личный грех в отношении Его, и этим грехом грешит не тот только, кто словами порицает Его. Как речи или хула, проистекая из сердца, открываются в жизни и делах человека, так грех против Святого Духа может проявляться по отношению к самому служению и деятельности Его, когда самыми поступками упорно противодействуют Ему. Из апостольского периода пример такого противления представляют члены синедриона (Деян. 4, 5–21). По случаю чудесного исцеления хромого апостолом Петром (Деян. 3, 1–11) поставленные в затруднительное положение объяснением чудотворца (Деян. 4, 7–12) и вследствие присутствия самого исцеленного не могли {f} отвергать самого факта, они наедине в адском озлоблении совещались между собой о различных мероприятиях против Петра и Иоанна, в которых не могли не признать продолжателей ненавистного им дела Распятого, и в заключение совещаний пока постановили под страшной угрозой запретить апостолам частно и публично учить о имени Иисуса, чтобы это дело Божественное, так сказать, замерло само собой. И это противление было грехом против Духа Святого, так как дело апостолов было делом Духа Божия, как и выразил эту истину апостол Петр в словах: и мы есмы Того свидетелие – истинности сказанного о Воскресшем – и Дух Святый (Деян. 5, 32), Который о том же свидетельствовал бесчисленными действиями в облагодатствованном духе не только самих апостолов, но и всех верующих, по вере приемлющих дары Его. Если же свидетельство апостолов и свидетельство Святого Духа по содержанию своему совершенно одно и одинаково, то и ненависть членов синедриона против апостолов была выражением ненависти и грехом против Духа Святого. Эту страшную ненависть, свое богопротивление (Деян. 5, 39) члены синедриона не замедлили в отношении апостолов выразить насилиями (Деян. 5, 17–18) и даже убийствами, начиная с апостола Стефана. Первомученик открыто обвинял иудеев в этом же тяжком грехе против Духа Божия, говоря в обличительной своей речи: «Жестоковыйные! люди с необрезанным сердцем и ушами! вы всегда противитесь Духу Святому, как отцы ваши, так и вы» (Деян. 7, 51). И действительно, отцы современных первомученику иудеев, будучи неоднократно непокорны носителям Божия Духа – Моисею и пророкам, чрез то были непокорны Самому этому Духу и стали повинны пред Богом за противление свое, выразившееся в гонении и особенно убийствах многих пророков, одинаково и современники Стефана – за недавнее богоубийство. Также из апостольского периода не можем не упомянуть здесь о грехе против Духа Святого, обнаружившемся в печальном поступке Анании и Сапфиры (Деян. 5, 1–11). В противоположность Варнаве (Деян. 4, 36–37) они только некоторую часть цены, вырученной от продажи своего поля, принесли в общую кассу к апостолам и, представляя как бы всю сумму в пользу неимущих братий, надеялись мнимым самоотвержением обмануть первохристианское общество во главе с апостолами. Так в этом их поступке выразилась намеренная, сознательная ложь, явно обнаружилось фарисейское лицемерие вместе с иудиным сребролюбием, положившие было темное пятно на светлый нравственный образ святого общества. Теперь, если Петр и прочие апостолы были по преимуществу органами Святого Духа, дарами Которого в известной мере, конечно, обладали и Анания и Сапфира, то и ложь последних пред ними как дело сатаны, отца лжи (Ин. 8, 44), исконного врага дела Мессии и Духа Святого (Деян. 5, 3, ср. Ин. 12, 6), было ложью пред Самим Духом. Следовательно, преступление Анании и Сапфиры было страшным грехом против Духа Божия и потому, в виду опасности повторения подобных тяжких преступлений в христианском обществе, потребовало примерной кары со стороны апостолов (Деян. 5, 5–10).

Грех против Духа Святого может часто и теперь повторяться даже в том виде, в каком он был у фарисеев. Все иудеи и ныне находятся в этом грехе с тем только различием, что эти последние не были свидетелями чудес Христовых, как первые. Несмотря ни на страшное возмездие Божие евреям за откровение {g} Мессии в виде гибели их отечества и повсюдном рассеянии, ни на точное исполнение ветхозаветных пророчеств на Иисусе Христе, ни на многочисленные знамения явного промышления Божия о презираемой ими Христовой Церкви, ожесточившиеся во вражде своей против христианства современные евреи закрыли глаза свои, чтобы не видеть свидетельств Божественности Христовой веры, и доныне всевозможными мерами препятствуют ее распространению между единоверцами. Такое продолжающееся противление евреев Духу Божию не найдет для них прощения пред правосудием Божиим, так как страшное ожесточение их злой воли и нераскаянного сердца сами собой исключают всякое воздействие и приемлемость ими благодати Божией.

В христианском обществе грех против Духа Святого проявляется в различных видах. Прежде всего он обнаруживается в дерзком отвержении веры Христовой, в упорном противлении очевидной, доказанной истине Божией («Православное исповедание» {h}, часть III, вопрос 18), также сколько в недоверии к чудесам, в обилии совершаемым силой Духа Божия и от честных мощей угодников, столько же и еще более в открытом порицании этих чудес по одному предубеждению, вопреки свидетельствам здравого разума. Из раскольников тяжкому греху против Духа Святого ныне могут быть причастны особенно те, которые в тупом озлоблении против Православной Церкви, не внимая никаким доказательствам чистоты ее исповедания, нагло отвергают присутствие в ней благодати Божией и не признавая, вопреки обетованию Спасителя, вечности священства, изрыгают хулы на святые таинства. Повинны в грехе2 против Духа Святого также те, которые, по слову апостола (Евр. 6, 4–6), быв однажды просвещены, вкусили дара небесного, соделались причастниками Святого Духа и вкусили глагола Божия и сил будущего века, и однако же отпали; невозможно, продолжает апостол, таких обновлять покаянием, когда они снова распинают в себе Сына Божия, ругаются Ему. В длинном ряду таких сознательных отступников от веры Христовой и Церкви печальный современный пример ожесточенной вражды против Духа Божия представляет именитый в нашей литературе проповедник известного тлетворного учения {i}.

{Примечания редактора – в тексте выделены фигурными скобками:}

а. В церковнославянском тексте Евангелия: сего ради.

b. В русском тексте Евангелия: ест и пьет (Мф. 11, 19).

с. Скорректировано по церковнославянскому тексту.

d. Так в тексте статьи.

e. Сноска сделана по смыслу, в печатном тексте статьи примечание имеется, но знак сноски отсутствует. Мартенсен Ганс Лассен (1808–1883) – датский теолог, профессор Копенгагенского университета, церковный оратор, епископ Зеландский.

f. Корректно было бы: не могущие.

g. Возможно, должно быть: отвержение.

h. Имеется в виду «Православное исповедание кафолической и апостольской Церкви Восточной» митрополита Петра (Могилы).

i. Видимо, подразумевается Л.Н. Толстой

* * *

1

Этот пример указывает и епископ Мартенсен. См. «Христианское учение о нравственности» в переводе Лопухина, т. 2, стр. 133–134.

2

По «Православному исповеданию» совершают грех против Духа Святого как те, которые словами и действиями выражают дерзкое упование на благодать Божию, в полной беспечности о спасении говоря: «Если угодно Богу, спасусь, если же не угодно, погибну» (вопрос 39), так и те, которые доходят до совершенного отрицания благодетельного промысла Божия в людях и по «оскорбительному для милосердия и благости Божией отчаянию кончают свою жизнь самоубийством» (вопрос 40).


Источник: Костромские епархиальные ведомости, 1890, № 14; отдел II, часть неофициальная; с. 350—361

Комментарии для сайта Cackle