Иван Михайлович Снегирев

Новодевичий монастырь в Москве

Содержание

I.Oбозрение его истории II. Здания монастыря и их достопамятности А. Ризница соборная Б. Усыпальницы  

 

I.Oбозрение его истории

Обитель эта, достопамятная в истории Москвы, занимает местность, замечательную по своему положению и значению. Через подмосковное широкое поле, или вернее, широкий дол у подошвы Воробьевых гор, на берегу Москвы-реки, прежде лежал тракт на Смоленскую дорогу; оно издревле слывет Девичьим, а по народному сказанию, Дедове или Деводе. Отдаленное предание относит такое название поля ко временам Монголо-Татарского владычества над Россией, когда будто «Москвичи приводили туда девиц в дань варварам, а при отдаче их, подносили на головах своих Монголо-татарским послам молоко и мед в серебряных вызолоченных чашах»1. Но Девичье поле, сколько нам известно, было не в одной Москве; оно упоминается летописями в XIV веке под Коломною на Оке, еще находится в Александровском уезде Херсонской губернии, в Куявах Блудковской парафии и в других местах. Это самое тождество названия поля в разных краях наводит тень сомнения на подлинность предания о постыдной дани Татарам, и скорее намекает на игрища народные, коих позорищем искони бывали поля. Между полей, по сказанию Преподобного Нестора, описавшего нам нравы и обычаи Радимичей, Вятичей и Севера, «сходились юноши и девицы на игрища, и там умыкаху жены себе»2. Местное же предание производит такое название от того, что исстари на это поле девицы гоняли коров.

В 1398 или 1399 году через Девичье поле возвращалась в Москву из Смоленска с детьми своими Великая Княгиня София Витовтовна, которая туда ездила для свидания с родителем своим Великим Князем Литовским. При расставании с нею, Витовт и мать ее благословили ее «иконами, обложенными златом и серебром, чудными зело.»3 Так говорят наши летописи Троицкая, Архивская и Никоновская; но позднейшие писатели утверждают, будто эта Великая Княгиня привезла из Смоленска чудотворную икону Одигитрии, т.е. путеводительницы4, которую древнее предание выдает за первонаписанную Св. Евангелистом Лукою; по преданию, она сопутствовала в Россию из Греции Царевне Анне, супруге Великого Князя Владимира I, а в Смоленск принесена 1077 года, Смоленским Князем Владимиром Мономахом5. По свидетельству же Русского временника и монастырских записок, эта святая икона взята от Смолян (некоторым пленом) паном Юргой, или Юркой Свилколдовичем6, который, перешедши от Литовского Великого Князя Свидригайла к Московскому, принес ее в дар последнему7. Подобно Юрге, и современные ему Новгородские воеводы, в 1398 году, полонили в Устюге Великом чудотворную икону Одигитрии8. Но, вероятнее, последний Смоленский Князь Юрий (Юрга) Святославич, изгнанный Витовтом и в 1404 г. искавший спасения и защиты у Московского Господаря, привез в Москву отечественную свою святыню9, которая поставлена была в церкви Благовещения Богородицы на Великокняжеском дворе, где пребывала до княжения Василия Темного. Тогда Смоленск, древнее достояние России, находился еще под державою Польского Короля Казимира V, который вступил с Московским Господарем в мирные сношения. Ненавидимый панами и шляхтою за приверженность свою к Литве и озабоченный участью приобретенных от России областей, Казимир отправил к Великому Князю Василию, в начале 1456 года, посольство, в коем участвовал и Смоленский Епископ Мисаил. Склонясь на убедительную просьбу этого Архипастыря, от имени всех Смолян, Василий Темный, желавший их привлечь к себе, решился, по совету с Митрополитом Ионою и боярами, возвратить им отечественную их святыню; на отпущение ее из столицы своей он устроил с Митрополитом и всем освященным собором празднество. После молебствия в церкви Благовещения на своем дворе, Великий Князь с крестным ходом проводил из Москвы Смоленскую св. икону, с коей снят был точный список. Священное это шествие следовало через Девичье поле, через которое тогда, как сказано, был выезд из Москвы на Смоленскую дорогу, до Митрополичьего Саввина монастыря, что ныне приходская церковь св. Саввы Освященного, а по сказанию Русского Временника, до церкви Благовещения на Дорогомилове. Остановясь близ того места, где ныне Новодевичий монастырь, духовенство отслужило молебен св. Путеводительнице, потом отпустило в Смоленск подлинный Ее образ, а список отнесло обратно в Благовещенский собор10. Такое событие почитают побуждением к основанию Новодевичьего монастыря и даже началом крестного хождения в него из кремлевских соборовъ и монастырей, Июля 28.

Великий Князь Василий Иоаннович, возвратив державе своей бывший во власти Литвы больше столетия Смоленск – это, как называл его Борис Годунов, ожерелье России – дал обет соорудить обитель в честь Одигитрии Смоленской Богоматери на месте встречи и проводов Смоленской святыни, гд, вероятно, по обычаю тех времен, поставлена была часовня, или обыденная церковь, а может статься, и монастырь. Благочестивый обет свой выразил Господарь Московский, присвоивший себе титул Царя, в духовной грамот своей 1523 года, перед походом своим на Казань. «Да коли «если с Божьею волею», завещает Великий Князь, «достал своей отчины города Смоленска и земли Смоленские», и яз тогды обещал поставити на Москве на посаде девич манастырь, а в нем храмы во имя Пречистые, да Происхождения честнаго Креста и иные храмы; а которые храмы в том манастыре поставити, и яз тому велел написати запись диаку своему Труфану Ильину своею рукою, да дати печатнику своему Ивану Третьякову. А дати есми обещал в тот манастырь из своих сел дворцовых село или два; а пашни в тех селех, в одном поле тысяча четвертей, а в дву полех по томуж, да на строение тому манастырю три тысячи рублев денег11, и ныне того манастыря строити не успел. И не что Божья воля надо мною «станется, а того манастыря при своем животе не успею сстроити; и яз приказал казначеем своим и приказным своим людем на том месте тот манастырь сстроити, и из сел из своих из дворцовых в тот манастырь велел есми дати село или два, в одном поле на тысячу четвертей, а в двух полех потомуж; а на строение тому манастырю наши казначеи выдадут три тысячи рублев денег»12.

После победы над Казанскими Татарами на Свияге, в 1524 году, Великий Князь приступил к исполнению своего благочестивого обета. По свидетельству Степенной книги, основав над Москвою рекой за посадом преименитую в общую т. е. общежительную обитель, он собрал туда множество инокинь девического чину; начальницею над ними поставил благоверную и благочинную инокиню Елену Девочкину, из Суздальского Покровского монастыря13, которая в старинных письменных Святцах причислена к Московским Святым. За алтарем соборной церкви надгробный камень указываете могилу этой Игуменьи Новодевичьего монастыря, погребенной вместе с преемницею своей, схимонахиней Домникией и послушницею Феофанией; а вставленная в алтарную стену, пред ее гробницею, каменная плита представляет нам следующее свидетельство о построении сей обители: «Лета 7032 (1524) года Великий Князь Василий Иванович всея России воздвиже сию пречистую обитель, в ней же храм Пречистыя Богородицы и ту собра инокинь девическаго чина множество, им же бысть начальница благоговейная и благочинная сия схимонахиня Елена Девочкина, в сей обители преставися»14.

В 1525 году, Июля 28, торжественно перенесен был с крестным ходом из Благовещенского собора в новосозданную обитель список с чудотворной иконы Смоленския Божия Матери и поставлен в сооруженном там храме Одигитрии.

Так основался этот монастырь – дом Пресвятой Богородицы. В грамоте Царя Иоанна Васильевича 1571 года он именуется Пречистыя Одигитрия новым девичьим, без сомнения, для отличия его от старого девичъего, каким мог быть прежний монастырь, если только он находился на месте встречи св. иконы, или каким действительно был на Москве Зачатейский, основанный Святителем Алексием в начале XIV века и под таким названием известный даже в начале XVIII столетия15; в грамоте первого Патриарха Иова, 1598 года, он наименован пречестною, великою обителью Пречистыя Богородицы Одигитрии новым девичьим монастырем16. От других женских монастырей в Москве он отличается еще тем, что название его Девичий нарицательное общее, а не собственное единичное, Девичъим же он, как обнаруживается, назван не от Девичъего поля; но от того, что все почти женские монастыри издревле слыли и даже теперь слывут Девичьими по девственной жизни принявших на себя обет целомудрия, особенно же Новодевичий потому, что, по свидетельству приведенной нами настенной надписи и Степенной книги, «собраны были инокини девическаго чина" в доме Пресвятыя Богородицы, которая есть стена дев17. Даже по сказанию Павла Алеппского18, бывшего в Москве, в половине XVII столетия, этот монастырь именовался Девичъим от того, что «в него поступали дочери самых знатных лиц в Государстве». Если б он заимствовал свое название от первой игуменьи Девочкиной, как производят другие: то был бы Девочкиным, а не Девичъим и отнюдь не новым; ибо в таком случае надобно бы было предполагать существование старого Девочкина монастыря. Такая то сбивчивость в объяснении слова девичий произошла от случайного сходства названий поля, монастыря и первой игуменьи.

Судьбы сего Государева Царева обетного монастыря столь замечательны во многих отношениях, что мы предпосылаем описаний его достопамятностей, обзор важнейших событий в течении трехсот тридцати лет его существования.

Для поддержания новой обители Великий Князь Василий и сын его Царь Иоанн дали ей тарханные и несудимые грамоты, несколько дворцовых сел и деревень, коих в последствии от Царских и боярских вкладов умножилось до 14480 душ крестьян. По случаю рождения Царевны Анны, в 1547г. Августа 10, Царь Иоанн Васильевич сам заложил в Новодевичьем монастыре обыденную деревянную церковь во имя Св. Богоотец Иоакима и Анны, которую на другой день и освятили; в ней он крестил и в ней, через три года, похоронил дочь свою. На месте этой церкви начали строить каменную; долго стоявши недостроенною, напоследок она обветшала и была разобрана. При Царе Феодоре Иоанновиче, кроме Игуменьи, управляла хозяйственными делами Келарь – старица Евдокия Мещерская, которой он пожаловал село Смоленское с деревнями в Верейском уезде. В приходной книге 1604г. исчислены окладные деньги с монастырских сел в уездах Дмитровском, Рузском, Клинском, Бежицком, Кашинском, Ростовском, Володимирском, Верейском, Звенигородском, Вяземском, Углицком, Московском, Волоцком, Оболенском. В монастыре тогда пребывало 122 старицы, в числе коих находилось 20 боярынь, на них отпускалось из дворца годовой милостыни 262 р. 2 алтына и 4 деньги. После кончины Царя Феодора I, Царица Ирина из царских палат переселилась в Новодевичий монастырь и приняла пострижение с именем Александры: там ей построена была келия с церковью; в этой келии наречен был на царство Борис Феодорович, который обогатил эту обитель своими вкладами; между прочим дал 1000 серебряных рублей. Он уставил в день наречения своего Февраля 22, праздновать Одигитрию Пресвятыя Богородицы19. Это празднество совершалось ежегодно до самого приходу Растриги, который в 1605 году, Октября 14, взял из монастырской казны 4000 рублей20.

В гибельное нашествие Поляко-Литовцев на Москву, мирные стены Новодевичьей обители, переходившие из рук в руки, служили станом и крепостью то для врагов, то для защитников отечества.

Москве угрожали изменники и крамольники Болотников, Пашков и Ляпунов, Царю Василию Шуйскому предстояла опасность: в это время пришедшие на помощь к Москвичам Смоляне стали в Новодевичьем монастыре, хотя в опустелом, но укрепленном оградою, валом и рвами21. При избрании Королевича Владислава на Московское царство, в записи 1610 года сказано: «чтобы Гетману Жолкевскому с Литовскими людьми в Москву не входить, а занимать ему Новодевичий монастырь»22. Тогда в нем стояли четыре роты из полков Гонсевского, Глуского, Грешнина, Ольшанского и Котовского23, рыцарские люди с воеводами Львом Плещеевым и Гаврилою Хрипуновым24. В эту же опустошенную обитель выбежали из Москвы в Апреле 1611 года Пан Александр Гасевский, многие Литовцы и с ними единомышленники их Михайло Салтыков и Федор Андронов25; там укрепились две Польские конные роты и 500 Немцев; инокинь вывели в таборы, монастырь весь разорили и выжгли. С занятием Белого города Русскими, Новодевичий монастырь отбит был у Поляков; но последние опять его заняли и оставались в нем до тех пор, пока дружины Пожарского, сопутствуемые чудотворным образом Казанской Богоматери, не выгнали из Москвы Польско-Литовских скопищ.

Во время Московской осады пребывала в Новодевичьем монастыре Царевна Ксения Борисовна с бывшею Ливонскою Королевою Мариею, в инокинях Марфою26.

Со вступлением на престол Михаила Феодоровича Романова, этот монастырь был очищен, восстановлен и укреплен; старицы его, выведенные во Владимирские монастыри, возвращены на прежнее свое место. Так как эта монастырская крепость стояла на пути набегов Ногайских, то ее в 1616 году охранял от них Иван Спешнев с сотнею стрельцов и с жилецкими людьми монастырских слобод27.

Цари Михаил, Алексей и Феодор, усердные к дому Пресвятой Богородицы Смоленской, содействовали его благосостоянию даровавшем ему несудимых грамот, обогатили его вотчинами и украсили вкладами. Накануне праздника Смоленской Богоматери, они останавливались перед монастырем шатрами, слушали в нем вечерню, всенощную и обедню, потом в своей вставке обедали с ближними боярами, а в самой обители угощали монашествующих обильным столом. Такое царское столованье дало повод к учреждению гулянья под Девичьим Июля 28, доныне продолжающаяся в праздник Одигитрия Смоленския Богородицы28. В этой обители пребывали три дочери Царя Алексия Михайловича, и первая супруга Петра Великого, которых гробницы увидим при обозрении собора. В книге Царского жалованья Московским церквам и монастырям с 1625 по 1677 год, значится: «В новой Девич монастырь (крестьянских 1437 дворов) Великого Государя жалованья, годовых и молебных и заздравные милостыни и по Великой Княгине Марфе Ивановне «и на просвиры и на дрова Игуменье, Наместнице по 4 рубли по 18 алтын по 4 деньги человеку, казначей, да соборным 12 старицам, да крылошанкам и рядовым 16 старицам 175 рублей, 28 алтын, им же всем на дрова 20 рублев; соборному попу 11 рублев 22 алтына 1 деньга, Попу 10 рублев, 19 алтын, 5 денег, попу 10 рублев, 20 алтын, 4 деньги, 3 дьяконам по 8 рублев по 31 алтыну человеку, монастырской просвирнице 3 рубли, 21 алтын, пол 6 денег. В предел 2 попом по 9 рублев по 18 алтын «по 5 денег человеку, дьякону 8 рублев, 31 алтын, дьячку 4 рубли, 10 денег; Покровскому попу, что на вратех, 9 рублев, 20 алтын.» В 1656 году посещал эту св. обитель и служил в ней Антиохийский Патриарх Макарий, которого Архидиакон Павел Алеппский так описывает ее29: «Во вторник пятой недели поста пригласили нашего владыку на отпевание одной княгини или знатной госпожи, жившей в монастыре вне города на расстоянии трех верст; здесь этот монастырь называют Девичъим, т. е. монастырем девиц. Он посвящен во имя Матери Бога в Троице и путеводительницы (of the mother of the Divinity in Trinity and true Direction). Мы отправились туда на санях, с Патриархом, в сопутствии старшего духовенства и монашества. Священники и Законы монастыря вышли к нам на встречу, с иконами, крестом и кадильницею, в сопровождении игуменьи и монахинь. Вошедши в церковь вслед за ними, мы поклонились находящейся в ней святыне. Монастырь этот довольно велик, обнесен стенами и имеет десять (12) башен. Его местоположение величественно; он расположен на холме, омываемом тут же рекою; вблизи же течет река Москва. Монастырь имеет двое больших ворот и лежит на западе от города. В нем две церкви: к главной ведет лестница со множеством ступеней. Эта церковь довольно обширна и высока, опирается на четырех столпах; она весьма походит на церковь, называемую Муссалабат, (?) с ее тремя дверьми. Иконостас ее сходен с соборным, о трех святилищах (?). Купол над алтарем возбуждает удивление; ибо он покрыт весь золотом, и своды, поддерживаемые ангелами, поднимаются один над другим. В нем находятся кресты и чаши, имеющие издали вид, как будто они сделаны из массивного золота. Образ же Пресвятой Девы, стоящий по правую сторону алтарных дверей, выше всякой цены; он весь покрыт золотом, алмазами, рубинами, гиацинтами, изумрудами и жемчугом. Весьма также богаты и богато украшены ризы других икон, находящихся в первом поясе иконостаса, рядом с алтарными дверями. Не менее богаты также серебреные подсвечники, расставленные по всей церкви кругом ея, даже до наружных дверей; вокруг столбов находится также небольшия иконы, покрытыя золотом и серебром, расставленныя рядами один над другим. Многия из них не имеют себе цены; на них ризы чистаго золота и множество драгоценных камней разных цветов. Даже над окнами с железными решетками, подставлены там одна над другой иконы, за недостатком места. Полагаю, что число всех икон, здесь находящихся, превышает 3000; так что наше удивление, при виде их огромного количества, не имело пределов; ибо самое малое из этих изображений стоит не менее пяти динариев. Эта церковь красотою и великолепием превосходит даже Царския. Патриарх сам сказал нашему Владыке: у нас нет иного монастыря, который бы мог сравниться с этим в богатстве; и это потому, что все монахини, живущия в этом монастыре и беспрестанно вновь поступающия, княгини, вдовы или дочери самых знатных лиц в государстве; поступая в монастырь, оне жертвуют туда все свое состояние, свои поместья, золотыя и серебряныя вещи, «брилианты; все это и остается в монастыре по этой причине он и называется монастырь девиц. Вокруг всей церкви находятся широкия галереи».

В тройственное Царствование Иоанна, Петра и

Софии, столь благоприятное изящным искусствам, особенно зодчеству и живописи, Новодевичий монастырь приведен в тот вид, в каком он доныне представляется: место его распространено, ветхая его ограда и бойницы починены. Двое главных ворот с тремя арками и двенадцать стрельниц по углам круглые, а по средине стен четвероугольные возведены из кирпичей, как свидетельствует современник этому событию, Карион Истомин: «Стены бо ограды монастырские плинфами суть взнесены и пурге, сиречь башни различне благокрасовито наздашася. Храмы же святые внутрь монастыря и на вратех около местного ограждения преудивительно лепотне водружены, и внутрь всяким реснотевным благообразием украшены30». Стиль стрельниц точно такой же, как и в ограде Донского монастыря, сооруженных в 1684 и 1697 годах. Одне из бойниц его безымянныя, а другия имеют особенныя названия, как на пр. на юговосточной стороне: Никольская, Иоасафовская, далее Швальная, Чеботарная и пр.

После заговора Шекловитого в 1689 году, заключена была в этой обители сестра-соперница Царя Петра I, Царевна и Соправительница София «за известныя подискательства.» Для прекращения всяких сношений с ее сообщниками и приверженцами, пред монастырем поставлен был крепкий караул из потешных солдат Преображенского полка, над которыми тогда командовал комнатный стольник Князь Федор Юрьевич Ромодановский31; но, находясь там под строгим надзором, София открывала случаи через тайных своих сообщников узнавать все, происходившее при Дворе, действовать на умы народа, особенно на Стрельцов, питать в них неудовольствие и даже ненависть к нововведениям державного брата своего, руководимая иностранцами. Невзирая на бдительность стражи, они, в 1693 году, успели подкопаться под монастырския стены для освобождения Царевны; но замысел был открыт и виновные наказаны. Через пять лет предприимчивая София из затвора своего сумела раздуть пламя мятежа в Стрельцах, которые, посягая на жизнь Царя Петра I, умышляли возвести на престол сестру его. Но это пламя, готовое обхватить всю столицу, было погашено мужеством юного Царя. Тогда повешены были пред окнами келий Царевны 230 крамольных стрельцов с челобитными в руках, коими они ее просили принять престол32. В стенах Новодевичьего монастыря производились допросы и обыски; на зубцах его висели трупы крамольников. Из него взятые к распросу в Преображенский приказ болярыни, старицы и девки были пытаны. Наконец по Царскому указу, он был отдан в ведомство Преображенского приказа33. С учреждением в 1724 году нового штата, в этом монастыре основано заведение для приема и содержания подкидышей и беспризорных детей женского пола, которых в 1725 году там находилось более 250 человек. Воспитываясь до совершенного возраста, они обучались прядению голландских ниток, шитью и плетению кружев; учительницами их были выписанные Петром I питомицы из Брабантских монастырей34.

По ведомости Капитана Баскакова, в 1727 году в этой св. обители ежегодных денежных доходов было 2485 рублей 101/2 копеек; в урожайный год, сверх семян, в полтретья приплоду хлеба 8709 четвертей и 2 четверика. Вотчины ее состояли в Московском, Володимирском, Верейском, Звенигородском, Дмитровском, Рузском, Ростовском, Новгородском, Оболенском, Бежецком, Кашинском, Углицком, Вяземском, Кромском, Керенском и Симбирском уездах.

Для волостного управления при монастыре35 была своя канцелярия, которая состояла в 1763 году из приказного Алексея Барнашева, из стряпчего Алексея Тарарыкина, канцеляриста Федора Збруева, двух канцеляристов, 4 копеистов и двух пищиков, которые получали от монастыря денежное и хлебное жалованье. Шестнадцать прикащиков попеременно посылались в вотчины без жалованья; сверх того, 14 указных прикащиков получали жалованья 108 р. и 87 четвертей хлеба. Сперва под ведомством Монастырского и Патриаршего Приказов, потом уже Камор-Конторы монастырем управляла Игуменья; хозяйственными его делами заведывала Старица-Келарь, а в последствии Наместница. Первая выбиралась не редко из Смольянок, на пр. в 4763 году Иннокентия Келпинская из Смоленского шляхетства, так же как и наместница Евгения Яценина. Кутеинского монастыря старицы учреждали в Новодевичьем порядок монашеского жития. Соборных монахинь тогда числилось 7, крилоских 22, гробовых 4, звонарниц 8, у варения кваса 1, житейская 1, погребная и чашница 1, столничных 4, трапезная 1, поваренных 6, хлебенных 8, хлебодарница 1, подкеларница 1, рухлядная 1, швачек, шьющих параманды на монахинь 2, воротных 4, приспешница 1, келейница у Игуменьи 1; для смотрения входу в церковь монахиня 1, больничных престарелых и больных 34, присланных из Консистории белиц 17. Для отправления Божественной службы находились при монастыре: Духовник иеромонах, Протопоп, четыре священника, 1 сверхштатный, 3 дьякона, 6 пономарей и псаломщиков. С тех пор, как Император Петр I указом своим повелел давать в монастырях приют и призреше старым, заслуженным воинам, при Новодевичьем монастырь жили даже в 1763 году три Майора, два Капитана, 4 Поручика. Им выдавалось от монастыря денежное жалованье. Сверх того, у житного двора была богадельня на 20 человек.

По штату в монастыре состояли: Игуменья, Наместница, Казначея, Духовник, Инквизитор, пять попов, три дьякона, четыре гробовых, два пономаря, четыре псаломщика, просвирница, 16 крылошанок, 8 звонарниц, в послужении монастырском 35 монахинь, 36 белиц, 9 приказных служителей, в послужении для обучения младенцев, под надзором Игуменьи и Священника, 84 монахини, увечных и больных и им служащих 78. На них определено было денег 1476 рублей, хлеба 1277 четвертей, на церковныя потребы 270 рублей. Сверх того, на зазорных детей, 252 младенца, от 7 лет, выдавались ежегодно на каждого деньгами 260 коп., на всех 684 рубли, а хлеба 483 четверти36. В последствии упразднено это заведение, предшествовавшее основанию Воспитательного Дома. С учреждением штатов Новодевичий монастырь в лествице степеней поставлен вторым в числе первоклассных; монашествующих в нем положено было семдесят. Но с того времени прекратилось в нем общежитие.

Императрицы Елисавета и Екатерина II, подобно своим предшественникам, любили и жаловали этот царский монастырь. В последний год державства сей Государыни, 14 Мая, постигло новое бедствие сию св. обитель. Во время крестного хода вокруг стен монастырских, выкинуло из трубы в кельях Генерал-Майорши Ляпуновой, пристроенных к церкви Сошествия Св. Духа. От сего занялись деревянные кровли на кельях, потом на трапезе, длиною 28 сажен, а на церкви под железною кровлей стропилы; оттуда перекинуло на корпус и близ него на каменную конюшню; но во внутренность трапезы и церкви не проник огонь, только в последней от жару почернел алтарный иконостас. Императрица повелела «освидетельствовать все, что в монастыре погорело, сочинить архитекторам верныя сметы и донести, сколько на исправление всего того потребно будет денег, чтобы починки монастыря в то же еще лето учинены быть могли.» По смете требовалось на это 27013 рублей, 25 копеек. Московский Главнокомандующий Измайлов, представляя Государыне такую смету, составленную архитектором Козаковым, между прочим, ходатайствовал о покрытии для безопасности, железом уцелевшего от пожара деревянного корпуса, где имела пребывание Царевна София. Императрица повелела, Июля 19, отпустить по смете такую сумму из остаточного Казначейства37. В том же году Ее повеление было исполнено, и монастырь приведен в лучший вид.

Подобно как в 1612 г., так и в 1812 году, Новодевичий монастырь был позорищем ужасов войны и вместе свидетелем чудесных событий. Опять он увидел Смоленскую святыню, которая сопутствовала Русскому воинству до Москвы. Перед вступлением неприятеля в Москву, игуменья Новодевиченская Мефодия с лучшею церковною ризницей отправилась в Вологду.

Сентября 4, в праздник иконы Неопалимой Купины, неприятели в числе 2000, поставив караулы у ворот монастыря, вступили в него; их Генерал, заняв игуменьины кельи, не только не допускал грабить и делать насилие, но даже позволил остававшемуся в монастыре Протоиерею Алексею Ивановичу Гречищеву отправлять Богослужение, для коего доставлял вино и муку. Сентября 23, Наполеон прибыл в монастырь и осмотрев его, велел заколотить задние ворота наглухо, завалить их землею и поставить на них пушку; для входа оставить боковые ворота на северо-восточной стороне, и против них построить батарею. По его приказанию, подбиты были стены церкви Св. Иоанна Предтечи близ восточной ограды монастырской и потом взорваны. Наконец под соборной и трапезною церквами, равно и под другими монастырскими зданиями поставлены были ящики и бочонки с порохом, к коим проведены канавки со скоропалительными фитилями. Перед выходом своим, неприятели зажгли сии фитили и множество свеч в кельях, где кидали и огонь на солому, между тем давая знать остававшимся в монастыре, чтобы они скорее бежали из него. Все, по видимому, грозило совершенным разрушением древней обители и неминуемою гибелью медлившим удалиться монахиням; оставалось несколько секунд, фитили уже догорали и огонь быстро приближался к пороху; но мужественная из монахинь, казначея Сарра, одушевленная упованием на Бога, поспешила с некоторыми из сестер гасить водою фитили, а потом деревянный пол, загоравшийся в келиях. Так 9 Октября чудесно спасен от истребления этот монастырь, в коем почти ничего не было ни расхищено, ни разграблено врагами, нещадившими в Москве ни святыни, ни древности. По благословению Преосвященного Августина, этот достопамятный для неопалимой обители день, предшествовавший дню выхода из Москвы неприятелей и взрыву зданий Кремлевских, ознаменован был устроением в трапезе Успенской церкви придела в честь Св. Иакова Алфеева, празднуемая 9 Октября, вместе с иконою Одигитрии Божия Матери, и учреждением благодарственного крестного хода, который доныне ежегодно там отправляется в этот день чудесная спасения святой обители.

II. Здания монастыря и их достопамятности

Подобно другим каменным монастырям, Новодевичий, с своими зубчатыми стенами, стрельницами и воротами, представляет крепость, имеющую фигуру трапеции; в стенах ее сделаны пушечные, мушкетные и подошвенные бои, прицелы и осадные стоки, построенные согласно с крепостною обороной в России до XVIII века эта священная твердыня служила оплотом близ дороги, протоптанной Ногайцами и Литовце-Поляками. В ней заключаются памятники церковной, гражданской и военной архитектуры, принадлежащее разным векам и запечатленные разными стилями и воспоминаниями.

Между сими памятниками главное место занимает собор, стилем своим сходный с Московскими Успенским и Архангельским соборами.

Строителем сего огромного в XVI веке здания, предание почитает Фрязина Алевиза, который, в начале ХVI столетия, построил на Москве многие каменные церкви, исчисленныя в Софйском временнике; но ни история, ни летопись монастырская, ни предания не удостоверяют нас, сохранился ли в целости этот памятник Алевизова зодчества. История показывает нам, что он существовал в 1598 году; потому что 20 Февраля того же года, в этом храме совершено было благодарственное молебствие, когда Царица Александра, сестра Годунова, Патриарх Иов с освященным собором, бояре, дворяне и гости убедили Бориса принять скипетр Московского царства38; там он и наречен был Государем Царем и Великим Князем всея России. Спустя 73 года после сооружения, этот храм легко мог обветшать и требовать возобновления. Посему Годунова на церковное строение пожаловала в монастырь, при игуменье Домникии Близнецовой, большую милостыню – тысячу рублей серебряных39. В самом храме представляются нам достоверные свидетельства, что его храмоздателем, или возобновителем был Царь Борис; между прочим следующая настенная узловатая надпись, в некоторых местах полуистертая: «Лета 7106 (1598), по великой вере и по сердечному желанию и по душевному усердию Великие Государыни, Царицы и Великие Княгини иноки Александры всея Руси и брата ее благоверного и великого Государя и Великого Князя Бориса Феодоровича всея Руси Самодержца и многих Государств Государя и обладателя и его благоверные Царицы и великие Княгини Марии и его Царских чад благоверного Царевича Феодора и великие Царевны Ксении... шися (совершися?) бы сия... (церковь?)... на похвалу чюдному и чюдотворному образу... оленския (Смоленския)... в а лето Государства его, при Святейшем Иеве Птр... » Самыя иконы в алтарном иконостасе относятся ко времени Годунова: в числе местных находим образ тезоименитого ему Благоверного Князя, Страстотерпца Бориса с сомучеником его, братом Св. Глебом; в Апостольском поясе, как увидим далее, лики трех Святителей Московских, в честь которых, 1596 года, установлено Иовом Патриархом ежегодное празднование 5 Октября; наконец и самый храмовый образ, на коем золотые дробницы изображают лики Святых, тезоименитых Борису Годунову и членам его семейства. Если, по-видимому, противоречат времени сооружения собора Годуновым надгробия 1537, 1546, 1555 и 1570 годов, в склепах под собором: то разве над ними не могло быть возведено позднейшее здание в конце XVI столетия? И так этот обетный храм, от времени обветшавши, мог быть совершен, т. е. или вновь построен, или возобновлен в течение шестилетнего царствования Бориса, с 1598 по 1604 год.

С того времени до половины XVIII века, внешность и внутренность здания этого неоднократно возобновлялись: по изгнании Поляков из Москвы, где они оставили глубокие следы разрушения и искажения памятников церковного и гражданского зодчества, в тройственное царствование Иоанна, Петра и Софии, особенно в царствование Елисаветы Петровны. По осмотру известного в то время Архитектора Ивана Мичурина, в 1759 году, найдены в ограде монастыря ветхости, иконное и стенное письмо в соборе и церквах потускнелым и местами повредившимся. По смете, на починку каменного и деревянного строения и на возобновление иконописи и стенописи требовалось 24,326 р. 93 к. Указом Св. Синода повелено было употребить на первый раз из остаточных сумм 5883 р. 93 ¼ к., сверх того, 23 р. за проданную ветхую жесть40. При этой починке, вероятно, кровля на соборе переделана, окна пробиты шире и перемычки их сделаны прямыми, так что первые представляя прямоугольные отверстия, похожие на окна обыкновенного дома, не соответствуют стилю храма. Подобное искажение зданий нередко допускалось под предлогом увеличения в них освещения. Между тем, как древние зодчие делали в церквах окна под самыми пятами сводов, следственно над головами предстоящих; от этого освещение, входившее сверху во внутренность, разобщало зрение их с предметами вне святилища, которое внизу и в средине освещалось лампадами, паникадилами и свечами. Такой таинственный полусвет в древних храмах способствовал сосредоточивать внимание к молитве. Очевидно, что новый архитектор, при возобновлении этого собора, не понимал различия храмового зодчества от гражданского41 и не знал соответствия частей целому в древних памятниках первого.

Этот собор, складенный из крупного тяжеловесного кирпича с частыми связями из железа, составляет прямоугольник длиною 12, а шириною 9 сажен. На толстых его стенах с северной и южной стороны широкие лопатки с раскреповкою, образуют по четыре арки, а на восточной и западной по три арки в виде нишей. В междуэтажии, на месте образа, идет пояс из валиков и платиков. Над тремя только арками возведены пять глав, из коих средняя величиною своей превышает остальные четыре; она обита вызолоченною жестью, а прочия четыре железом, окрашенным в голубую краску и увенчаны четвероконечными крестами с полумесяцами, при подножии. Прежде главы сии, как показывает старинный чертеж монастыря, были все вызолочены. Четвертая арка, не увенчанная главою, нарушает симметрию здания и от того он кажется однобоким. К восточной его части примыкают три полукружия для главного алтаря и два для двух придельных, соединенных с ходового крытою папертью вокруг собора. Над расширенными пятью окнами в полукружиях остались еще сандрики прежних, состоящее из легких арочек, соединенных одна с другою. В цоколе пять пролетов с деревянными затворами ведут в усыпальницу под алтарями; через них то, в 1812 году, проведены были неприятелями мины для взорвания собора.

Входные северные и западные двери с такими же тройными наличниками и архивольтами, как и в Московском Успенском соборе. Над первыми написано масляными красками коронование Божией Матери с предстоящими Ей в молении Св. Апостолом Петром и Великомученицею Екатериной. В этом изображении обнаруживается дух Петра I, короновавшего Екатерину I на царство, за год перед своей кончиной. Над западными дверями собора извне написан на архивольте Деисус и слова: «Дом Мой дом молитвы» и следующее молитвенное воззвание: «Владычица, приими молитву раб Твоих и избави нас от всякия нужды и печали. Ты еси, Богородице, оружие наше и стена, Ты еси заступнице к Тебе прибегающим, Тя и ныне на молитву призываем; а изнутри изображен Еммануил Благое молчание между многоочитым Херувимом и шестикрылатым Серафимом, в виде отрока, который не проречет, ни возопиет, ниже услышит кто на распутиях гласа его42".

Подобно как в Московском Успенском соборе второй достройки, при Митрополите Филиппе 1, в северной стене собора Новодевичей обители ведет на верх ея каменная ступенчатая лестница.

Внутренность собора состоит только из двух частей: алтаря и храма. Своды последнего опираются на четыре четырехгранные столпа без капителей и базисов. Чугунный пол, вместо дубового, сделан в 1833 году. Внутренние стены, своды, трибуны и столпы расписаны альфреско, по сырой извести; на первых изображены события из Ветхого и Нового Заветов, Акафист Богородице и чудеса от иконы Смоленския Божия Матери; на последних Св. Благоверные Великие и Удельные Князья Русские, как сыны и поборники Православной нашей Церкви. Заметно поновление этой стенописи в XVIII столетии, кроме фресков, изображающих на правом столпе Иисуса Христа в летах отрочества, возлежащаго на одре; Ему предстоят Божия Матерь и два Ангела, из которых один держит пред Ним крест, а другой – копье и трость с губою; над ними написано красными буквами «Спас недремлющее око, судия живых и мертвых»; 2) на левом столпе: «Не рыдай мене Мати», с подписью: «Снятие со креста Господа нашего Иисуса Христа.» Стенопись эта произведена в 1666 году, по указу Царя Алексия Михайловича, посланными Иоля 29, из Оружейной Палаты с приставом церковными росписниками: Ярославцами Ивашкою Елизаровым и Федькою Карповым, Костромичами Маркою Назарьевым и Фролкою Леонтьевым, Великоустюжцами Ивашкою Гальцовым и Ивашкою Соколовым43. Вокруг столпов, равно на южной и северной стенах, над гробницами Царскими размещены в иконостасах св. образа разной величины; они отличаются древностью и особенностью письма, богатством и затейливостью украшений, состоящих в гривнах или цатах, дробницах, серьгах и ряснах с жемчугами и драгоценными каменьями; иконы сии, по большей части, были у Цариц и Царевен походные, келейные или комнатные и выносные. Между ими на южной стене особенно замечателены: 1. древний пятилистовой, в золотом окладе, образ Святителя Николая поясной, с низменною митрой на голове, писанный крупными чертами, с костоватостию на высоких местах и 2. семи пядей, точный список с Иверския Богоматери, произведенный, как видно из Греческой надписи на полях О. Ямвлихием: в 1648 году. Сия св. икона принесена была в Москву из Царьграда от Парфения Патриарха Цареградскаго и в 1654 году, Мая 15, сопутствовала Царю Алексею Михайловичу в Вязьму, когда он шел войною против Польского Короля. До того святыня сия стояла в Успенском соборе, а по возвращении ее из похода, поставлена в дом Одигитрии Пресвятой Богородицы Смоленской44.

Четыре столпа обставлены древними образами, разной величины и разных школ, по большей части, в серебряных и даже золотых окладах. Укажем на некоторые из них, показавшиеся достойными замечания: на правом столпе образе семи пядей, тезоименитого Царям Иоанну Васильевичу и Иоанну Алексеевичу Предтечи Господня Иоанна, во весь рост, писанного в греческом пошибе, XVII века; на левом столпе, также семи пядей старинная икона Чудотворца Николая поясного, благословляющего рукою именословного сложения. Рисунком образ этот отличается от других, писанных в России: лицо у него продолговатое, обратное, очертанием и выражением сходное с подлинником, находящимся в Барграде и по сему он слывет Римским. Над ним в иконостасе замечательны искусством письма и богатством украшений три царские иконы Божией Матери Смоленской и Владимирской, четырех пядей, и Воспитание, восмилистовая. Между семилистовыми в иконостасе на втором столпе с левой стороны заслуживает внимание древняя, византийского пошиба икона Св. Равноапостольных Царей Константина и Елены, писанная на алебастренном левкасе яркими и нужными красками в тонкую плавку, отчетливо в лицевом, а в доличном без коловатости, т.е. без крупных переломов в гвентах одежды, которая сходна с изображенною на византийских монетах и медалях. Оба лица поддерживают пред собою семиконечный крест, сканной работы; оклад на образе басменный, венцы с коронами сканные серебряные вызолоченные или, может быть, золотые. На серебряных накладках наведены чернью имена: «Царь Константин и Царица Елена», а на крашенинной подклейке читаем следующую надпись уставом: «7068 (1560) года месяца Генваря 29 день обложен образ благоверный Царь Констатин и мать его Елена, Семена Афанасьева сына.»

При игуменье Домникии Близнецовой и келаре старице Венедикте Кайсаровой, по указу Царя Бориса Феодоровича, дано вкладом, на поминовение сестры его Царицы Александры, в дом Пресвятыя Богородицы, в Новодевич монастырь образов на золоте 99, а на красках 22; все они начислены в записной монастырской книге 1604 г, Октября 31; оклады на них и венцы были серебряные, сканные с финифтью, басменные, разные с позолотою и чернью. По такому изобилию образов в Новодевичьем монастыре, можно храмы его назвать сокровищницею древней и старой иконописи разных школ, пошибов и мастеров.

Подобно Вознесенскому монастырю, и Новодевичий был Царскою усыпальницей; в самом храме погребены: Царица Евдокия Феодоровна у второго столпа с правой стороны, и Царевны София, Евдокия II45 и Екатерина, дочери Царя Алексия Михайловича у южной стороны; а в подцерковье под главным алтарем: Царевна Анна, дочь Царя Иоанна IV. Прочтем надгробные надписи, свидетельствующие о времени их рождения и кончины:

1) «Лета 7239, а от Рождества Христова 1731 году преставися Августа 27 раба Божия, благоверная Государыня Царица и Великая Княжна Евдокия Феодоровна, урожденная Лопухина, супруга Императора Петра Великого, от коего родились Царевичи Алексей и Александр Петровичи. В «иноческий образ пострижена она в Покровском девичьем монастыре, что в Суздале, 1695 года, а в 1727, по указу внука своего Императора Петра II, переведена в сей монастырь, где и погребена в 60 лето от рождения, а тезоименитство ея 4 Августа.»

2) «Лето 1704 году Июля в 3 день преставися «раба Божия, Государя Царя Алексия Михайловича и Государыни Царицы Марии Ильиничны дщерь их Царевна София Алексеевна от рождения ея «было 46 лет, 9 месяцев и 16 дней, во иноцех была 5 лет 8 месяцев, 12 дней, во иноцех имя наречено было Сусанна, а в схимонахинях преименовано имя ей прежнее София.» Кроме этой позднейшей надписи на дощечке, следующая высечена на камне, вставленном в западную стену у подножия гробницы: «Лета от сотворения мира 7212, а от Рождества Христова 1704 году, иулия в 3 день, в понедельник на первом часу дни, на память святого мученика Иакинфа и в принесения мощей иже во святых отца нашего Филиппа Митрополита Киевского и всея Росии чюдотворца, в той день преставися раба Божья, блаженныя памяти благовернаго и благочестиваго Великого Государя, Царя и Великаго Князя Алексия Михайловича всея великия и малыя и белыя России Самодержца и блаженныя памяти благоверные и благочестивые великие Государыни, Царицы и Великие Княгини Марии Ильиничны дщерь их «Великая Государыня, благородная Царевна, и Великая Княжна София Алексеевна, а тезоименитство ее было Сентября в 17 числе, а от рождения ея было четыредесять пять лет и девять месяцев и шестнадесять дней, во иноцех была пять лет и восмь месяцев и дванадесять дней, а имя ей наречено Сусанна, а в схимонахинях преименовано имя ей прежнее София, а погребена в церкви «Пресвятыя Богородицы, нарицаемыя Смоленская, на сем месте, Июля в 4 день.»

3) «Лета от сотворения мира 7220, а от Рождества Христова 1712, Мая в 10 день, в субботу, в 8 часу дни в третьей четверти, на память Св. Апостола Симона Зилота, преставися раба Божия, блаженныя памяти благовернаго и благочестиваго Государя Царя и Великаго Князя Алексея Михайловича, всея великия и малыя и белыя Росии Самодержца и блаженныя памяти благоверныя и благочестивыя Великия Государыни, Царицы и Великия Княгини Марии Ильиничны дщерь их великая Государыня, благородная Царевна и Великая Княжна Евдокия Алексеевна, а тезоименитство ея было Марта в 1 числе, а от рождения ея было 62 лета и 2 месяца и 9 дней; а погребена в церкви Пресвятыя Богородицы, нарицаемыя Смоленская, на сем месте того ж Мая в 15 (11) день.»

4) «Лето 7226, а от Рождества Христова 1718 году, Мая в 1 день преставися раба Божия, Государя Царя и Великаго Князя Алексия Михаиловича и Государыни Царицы и Великия Княгини Марии Ильиничны дщерь, благородная Царевна и Великая Княжна Екатерина Алексеевна в 60 лето от рождения ея, кое было 26 Ноября, 1658 году, а тезоименитство ея 24 Ноября.»

Каменные их гробы стоят на помосте храма; над ними устроены из кирпича надгробницы, покрытия суконными и бархатными покровами с нашитыми на них крестами. В древней Вивлиофике, ч. XIX, 1791 года, показано, что тело Царевны Евдокии погребено под Софиевскою церковью, откуда оно в последствии перенесено в собор, подобно гробнице Царевны Екатерины.

На трехступенной солее утверждается пятипоясный иконостас, украшенный искусною резьбой во вкусе рококо и вызолоченный червонным золотом; он занимает всю преграду алтаря и простирается до самых сводов. В басменном серебряном окладе образа древнее самого иконостаса, который, по видимому, относится к XVIII веку; образчик же древнего представляется в киоте с семью образами на северной стене у алтаря; киота эта с подзором покрыта раскрашенною слюдой, на коей наложены медные травы и цветы. На средине этого подобия торжествующей Небесной Церкви возвышаются над царскими вратами три образа: Господь Саваоф с Предвечным Младенцем «на лоне сый, и иже бе и грядыйАпокал. 1. 29. Воплощение и Господь в Силах, над которыми поставлено Распятие, современное самому иконостасу и в клеймах изображения Страстей Господних, писанныя в Фряжском пошибе. По обе их стороны в поясах Господские праздники, Апостолы, Пророки и Праотцы. Праздников 16 икон, в числе коих, кроме дванадесятых, находятся: Лазарево воскресение, Распятие и Положение во гроб Спасителя, Фомино уверение и Сошествие Святого Духа. В Апостольском поясе помещены представители других чинов и преемники Апостольского служения: вселенские Святители Григорий Богослов и Иоанн Златоуст, Святитель Николай и три Московских: Петр, Алексей и Иона.

По правую сторону от царских дверей разновременные местные иконы, по большей части, в греческом пошибе, Московского письма: 1)Спаситель на престоле с припадшими к стопам его Предтечею Иоанном и Апостолом Петром, тезоименитыми Царям Иоанну V и Петру I; на разгнутом Евангелии у Спасителя начертаны слова: «Тако возлюби Бог мир, яко и Сына Своего Единороднаго дал есть и пр. Перстосложение правой руки именословное; письмо Царских иконописцев: рисунок строгий, раскраска или колорит темный, санкир с бликами на высоких местах; 2) Благовещение Божия Матери, есть старинный список с Устюжского образа в Московском Успенском соборе. Предвечный Младенец изображен на персях Богоматери, стоящим на катрашке одежды, который служит ему подножием; одна рука Ея прижата к груди, в другой у Ней веретено. Пред Нею благовестник благословляет Приснодеву именословным сложением, а другою держит жезл с крестом на верхнем конце. Над Нею Господь Саваоф, из уст Своих посылающей на Нее тройственный луч Св. Духа. 3) Предста Царица, рисунок греческий, но лицевое пестреющее яркими красками; не соответствует доличному, икона подновленная и, по-видимому, принадлежащая к так называемым столетникам, 4) образ избранных Святых, соименных семейству Царя Алексия Михайловича, представляет осененных ликом Знамения Божия Матери в облаках: Св. Алексия Митрополита, Алексия человека Божия, Симеона Персидского, Феодора Стратилата, Св. Праведныя Анны, Св. Марии Египетской, Евдокии, Марфы, Софии, Татианы. Письмо царских иконописцев, замечательное правильностью и красивостью рисунка, нежностию раскраски и вообще тщательностию отделки или отборки и в лицевом и доличном. 5) Знамение Божией Матери, осеняющей лики Святых тезоименитых детям Царя Алексея Михайловича и 6) Владимирская Божия Матерь с двунадесятыми праздниками, искуснаго письма. По левую сторону на поклоне храмовый образ Смоленския Богоматери, списанный с подлинника в ХV столетии; лик Ея окружен изображением двунадесятых праздников на золотых плащах. Риза на нем золотая с чернью, венец с городками, убрус из крупнаго жемчуга с драгоценными каменьями. Наведенные чернью на золотых дробницах Святые, тезоименитые семейству Годунова: Борис и Глеб, Феодор Стратилат, Феодор Анкирский, Ирина, Мария и Ксения доказывают, что такое украшение на храмовую икону устроено Годуновым. Рядом с нею символический образ Неопалимыя купины, Московскаго письма, в Греческом пошибе, конца XVII столетия, отличающися от икон подобнаго содержания тем, что у Богоматери, соединяющей небо с землею, на лоне изображение града Царя великаго; одною рукой Владычица мира, ограждение Царей и град Царя Небеснаго, держит Предвечнаго Младенца, а другою – погрудное изображение Царя в венце и лествицу: потом Св. Иоанн Предтеча, несущий в руках чашу с Предвечным Младенцем, далее благоверные Князья Борис и Глеб, писанные на золоте в конце XVI столетия, наконец образ Владимирския Божия Матери. Пред алтарным иконостасом на налоях лежатъ 1) комнатные Царевнины св. иконы, между коими особенно замечательны искуством и древностью письма: семилистовая, Владимирския Божия Матери в золотом сканном окладе с финифтью, жемчугом и драгоценными камнями; шестилистовая Св. Предтечи Иоанна и пр. и 2)Пятнадцать серебряных ковчегов и четырнадцать крестов с частями мощей, между коими: рука св. Мученицы Федосии, соименной Царевне Феодосии Алексеевне и ковчег с частицами мощей Св. Иоанна Златоустаго, Филиппа Митрополита, св. Феодора Трона, Евфимия великаго и Преподобнаго Сергия; на обратной стороне сего ковчега вырезано: «1700 года месяца Октоврия в 8 день построен сий ковчег в дом Пресвятыя Богородицы в Новодевичий в похвалу и честь единому в Троице славимому Богу тщанием неложным обещанием инокини Царевны Сусанны (Софии) Алексеевны. Весу 1 ф. 3 зол.; возобновлен сей ковчег тщанием в бытность Настоятельницы Игуменьи Палладии Дуровой, в 1781 году, месяца Декабря 1 дня».

Пред местными иконами стоят серебряные подсвечники и висят такие же лампады. На чаше подсвечника пред храмовою иконой вырезана следующая надпись вязью: «Лето 7203 (1695) году Февраля в 9 день Великая Государыня благоверная Царевна и Великая Княжна София Алексеевна дала в поминовение блаженныя памяти отца своего Великаго Государя, Царя и Великаго Князя Алексия Михайловича всея великия и малыя и белыя России Самодержца, да по благоверной Государыне Царевне и Великой Княжне Марии Ильиничне построила сию лампаду Пречистыя Богородицы Одигитрия чюдотворныя иконы Смоленския в Новодевичь монастырь, в соборную церковь; а великия лампада двенадцать фунтовъ». Из надпи сей на девяти серебряных лампадах видно, что оне устроены 1685 году, повелением Великих Государей Царей Иоанна и Петра Алексеевичей и сестры их Великия Государыни Царевны Софии.

В алтаре северное и южное предалтария отделены от престола стенами с двойными пролетами а в них тайниками, где через маленькое окошечко, теперь закладенное, Царевны слушали божественную литургию. Средина его с востока освещается тремя окнами с прямыми перемычками; свод его полусферический, на коем написан Покров Божией Матери. Горнее место украшено плащаницею, которая шириною 4 аршина, вышиною 2 ар. 11 вершков; она шита по красному штофу шелками, бумагой, серебром и золотом, как видно из узловатой надписи по краям ея, 7096 года, при Царе Феодоре Иоанновиче и при Царице Ирине Феодоровне, при игуменье Стефаниде.

Престол каменный, покрыт серебряной чеканною одеждой, устроенною, как значится в надписи на ней, Алексеем, Праскевиею, Елисаветою и Афанасием Ахлебаевыми. Над престолом пятиярусная, осмигранная, столярной работы с резьбою деревянная сень, увенчанная главою с крестом и утвержденная на четырех столпах. Этот шатер обставлен резными Херувимами, кубками и кружками, он раскрыт красками, позолочен и посеребрен. Кругом по Фризу идет следующая надпись вязью: «Лета 7161 (1653) Генваря в 25 день, при державе благовернаго и Христолюбиваго Государя Царя и Великаго Князя Алексия Михайловича всея Руси Самодержца, в осмое лето державы царства его, и при его благоверной Царице, Великой Княгине Марии Ильиничне, и при благоверной Царевне Ирине Михаиловне, и при благоверной Царевне и Великой Княжне Анне Михайловне, и при благоверной Царевне Татиане Михайловне, при благоверной Царевне и Великой Княжне Евдокее Алексеевне, при благоверной Царевне Марфе Алексеевне, поставил сию сень над престолом Христа Бога нашего в дом Пречистыя Богородицы честнаго ея Одигитрия в монастыре Девиче Князь Иван Алексеевич Воротынский по матери своей Княжне Марфе Ивановне и по своих родителях в вечной поминок. А мастер зделал Кирилла Кондратьев.» К подволоке сени прикреплен на золотой цепочке серебряный голубь для хранения в нем св. даров46. Около горнего места и над его сопрестолиями южная и северная стены обставлены образами разной величины, шести, семи и осьми листов, пяти и семи пядей, принадлежащие разным векам и школам иконописи, греческого и фряжского письма, также столетники; между сими иконами находятся разные явления Божией Матери, из коих заметим две весьма редко встречающаяся, особенного вида: на левой стороне 1) Замойскинския Богоматери 12 ½ вышиною и 9 ½ вер. шириною; поля в серебряном басменном окладе, венцы сканные с финифтью. На Богоматери исподний головный покров белый, приличный девству, верхний санкировый; Младенец держит обеими руками белый убрус, и 2) Голубицкой Богоматери с Младенцем, у которого на руке голубь – символ Святого Духа, обещанного послать ученикам: «Дух истины, иже от Отца исходить.» Еванг. Иоанна, XV, 26.

При этой соборной церкви находятся три придела: один на паперти во имя Св. Апостолов и Диаконов Прохора и Никанора, другой в южном предалтарии в память чуда Архангела Михаила; на той же стороне, за соборною стеною, придел в честь Св. Мученицы Софии и трех ея дщерей Веры, Надежды и Любве. Все три придела относятся к концу XVII, или началу XVIII века, т. е. ко времени пребывания в монастыре Царевен. Алтарные иконостасы в них трехпоясные; образа Фряжскаго письма.

А. Ризница соборная

В трапезе Софийской церкви помещается ризница, богатая драгоценными и старинными утварями, кои, по большей части, вклады Царские; многие из них обозначены надписями.

Из напрестольных крестов два, более достопримечательны по ценности своей и по знаменитости вкладчиков. 1) Золотой, с частицами св. мощей, украшенный алмазами и бурмицким жемчугом, со следующею надписью: «При державе Великаго Государя и Великаго Князя Феодора Алексеевича, всея великая и малыя и белыя России самодержца и при братьях ево Государских, при Великом Государе Царевиче и Великом Князе Иоанне Алексеевиче и при Великом Князе Петре Алексеевиче, состроен сий крест повелением сестры их Государыни, Царевны и Великия Княжны Евдокии Алексеевны, по отце их Государеве, блаженныя памяти по Великом Государе Царе и Великом Князе Алексее Михаиловиче всея великия и малыя и белыя России самодержце в Новодевич монастырь, в лето 7185 (1677), Декабря в 20 день».

2) Серебряный вызолоченный, с частицами св. мощей, украшенный мелкими яхонтами. На рукояти его вырезано: «Се животворящий крест состроен тщанием благородный Государыни Царевны и Великия Княжны монахини, Сусанны Алексеевны и благородныя Государыни Царевны и Великия Княжны Феодосии Алексеевны, во обитель Пречистыя Богородицы Новодевич монастырь, при Игумении Памфилии со иже во Христе сестрами, от воплощения сына Божия Иисуса Христа лета 1703 года, Июля в 1 день».

Напрестольных Евангелий печатных XVII столетия в золотых и серебряных окладах, по описи 1763 года, было 19. Драгоценнейшее из них в десть с верхнею доскою из чистого золота и черневыми наугольниками и середником. На этом окладе четыре крупных изумруда, четыре яхонта и четыре винисы, сверх того, по местам, алмазы и бурмицкий жемчуг. К тексту приложены прекрасным миниатюры Евангелистов и их символов. По краям оклада вырезана следующая надпись: «Лета 7188 (1680) Октябрем в 1 день, при державе благочестивейшего Великаго Государя, Царя и Великого Князя Феодора Алексеевича всея великия и малыя и белыя России Самодержца, тетка ево Государева, великая Государыня Царевна и Великая Княгиня Татиана Михайловна построила сие святое Евангелие Пресвятыя Богородицы в Новодевич монастырь, по своих царских сродниках в вечное поминовение».

В описи 1763 года показано 16 золотых и серебреных сосудов служебных. На поддоне потира из чистого золота, украшенного изумрудами и яхонтами, читаем: «в Лето 1701 году Сентября 13, при державе благочестивого Государя Царя и Великого Князя Петра Алексеевича всея России Самодержца, тщанием благородныя Государыни, Царевны и Великия Княжны Феодосии Алексеевны построен сей потир в обитель Пресвятыя Богородицы в Новодевич монастырь из монастырского золота, а в нем весу 5 фунтов и 8 золотников, в дискосе весу 3 фунта и 68 золотников».

Из кадил показались нам замечательными два серебряных: одно, как видно из надписи, устроено 1709 года в Новодевичий монастырь духовником его Иеромонахом Иннокентием, другое на поминовение Игумении Феодосьи и Домны (Домникии) Близнецовых, о которых упомянуто в 1604 году.

В числ утварей находятся: 1) Два серебряных сосудца с надписью по краям: «благослови, Владыко, вино и воду.» В Требнике Петра Могилы, они называются кукумами, или виноводными, в кои вливается соединение вина с водою для священнодействия, и 2) Царская кутейница, в виде серебряной чашки с крышкою, увенчанная двуглавым орлом. Она ставилась на блюде с коливом или кутиею на Царския гробницы, когда пели панихиду по усопших Царицах, Царевнах и их родителях. Не лишним считаем здесь заметить о важности символического значения самого колива, обыкновенно состоящего из пшеницы и меда; оно по гречески называется парастас, т. е. предстательство, ходатайство, которое поставляется, вместо самого усопшего, в его воспоминание. Пшеница знаменует тело умершего, которое восстанет от гроба во второе пришествие Христово, подобно как посеянная в землю пшеница умирает и потом прозябением восстает и плод приносит47. «Медовная же сладость знаменует» по объяснению Петра Могилы, «яко души Святых ныне не точию сами отчасти «наслаждаются божественныя сладости, но по воcкресении, и телесы божественнаго веселая сладости совершенно насладятся». От кутии и южное предалтарие в Стоглаве именуется кутейником48. На серебряной кружке читаем надпись: «лет 7201 Июля в день ея кружка дана в девич монастырь на гробе к панафиде боярина и дворецкого оружейничего Богдана Матвеевича Хитрова жены его, боярыни Марьи Ивановны».

Почти все сии драгоценные вклады Царей, Цариц, Царевен и бояр были жертвами их благоговения и любви к памяти своих родителей, которых они усердно и неопустительно поминали, кроме третин, девятин, полусорочин и сорочин по кончине, во дни их тезоименитства и преставления, в родительские субботы; посему и в надписях на утварях означено: «в вечное поминовение родителей своих.» Внимая словам Св. Иоанна Златоуста, они поминали усопших молитвами и прошениями, милостынями и приношениями49."

Между жалованными от Государей облачениями есть аксамитные и бархатные ризы, пелены и покровы, низанные жемчугом. Черные ж оплечья Фелоней и стихарей доказывают, что они заупокойные.

По описи 1763 г. воздухов парчевых, бархатных, объяринных, атласных, штофных, камчатных, барбейраковых, тафтяных, гризетовых, в том числе низаных жемчугом и украшенных драгоценными каменьями, шитых золотом 49, одежд на престол и жертвенник 17, риз священнических 433, стихарей 84.

Кроме утварей церковных, в ризнице находится несколько Царской хоромной посуды: стопы, чарки, ковши, блюда и тарелки, из коих приведем здесь только отмеченные надписями:

4) Серебряная с чернью стопа, с двуглавым орлом на крышке. В трех клеймах вырезана следующая надпись: «Зделана сия стопа повелением великия Государыни, благоверные Царевны и Великие Княжны Софии Алексеевны всея великия и малыя и белыя России Самодержицы, к ней великой Государыне в хоромы, лета 7195 (1687) году.»

2) Чашка серебряная с чернью, на верху крышки двуглавый орел, украшенный изумрудами; вокруг ея надпись: «Повелением великие Государыни, благочестивой Царевны и Великие Княжны Софии Алексеевны зделана сия чаша к ней великой Государыни в хоромы, лета 7195 (1687), месеца Сентября 6.»

3) Серебряный ковш с двуглавым орлом на дне и на ручке. Вокруг него по краям и в клеймах вырезаны следующие слова: «Пожалован сим ковшем города Орла таможеннаго кабацкаго бурмистра Ивана Михайлова сына Ощепкова за ево радеше, что он будучи в сим году, прибрал дум (?). Божиею милостию Великий Государь Царь и Великий Князь Петр Алексеевич всея великия и малыя и белыя России Самодержец». Прежде в Новодевичьем монастыре была значительная библиотека, состоявшая по большей части из рукописей и книг, жалованных Царевнами и внесенных старицами Кутеинскаго монастыря, как показывают подписи на некоторых, в 1812 г. много из них утрачено.

Б. Усыпальницы

Еще другие вещи в ризнице заслуживают внимание по своей ценности, древности и значению но чтобы не выступить из пределов, положенных описанию монастыря, обратимся к усыпальнице в подцерковье, или в склепах под нижними сводами собора, где погребены многие знатные и знаменитые особы из Царского, Княжеских и боярских родов. Склепы разделены тремя арками; входы в них с востока и запада. Над могилами поставлены каменные надгробницы и надгробные камни с надписями, а некоторые без надписей. Тщетно мы там искали могилы блаженного Иакова, на гробницу которого, под церковью, Царь Михаил Феодорович в 1624 году прислал покров из черного аглинского сукна50. Укажем на некоторые, более известные гробницы.

Под алтарем соборной церкви другая могила одиннадцатимесячной дочери Царя Иоанна IV; над нею читается следующая надпись, на каменной доске: «Лета 7058 (1550), Июля в 20 день преставися Царевна и Великая Княжна Анна Иоанновна, дщерь благовернаго Царя и Великаго Князя Иоанна Васильевича всея Poccии Самодержца, а погребена была в сем монастыре в древянной церкви Богоотец Иоакима и Анны, на коем месте построена была церковь каменная, а стояла не освящена многие годы, и та церковь для ветхости разобрана, и в лето 7193 (1685) Мая в 25 день, при державе благородных Великих Государей и Великих Князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича, всея великая и малыя и белыя «России Самодержцев, изволением сестры их Государевы, Великия Государыни, благородныя Царевны и Великия Княжны Софии Алексеевны тоя благородныя Царевны и Великия Княжны Анны Иоанновны тело в прежней каменной гробнице и с надписанною прежнею дскою пренесено и поставлено на сем месте соборныя церкви под олтарем, а тезоименитство ея Сентября в 9 день, а на пренесении была Великая Государыня благородная Царевна и Великая Княжна София Алексеевна.»

Там же погребены 1684 года Сентября 2, дочь боярина Феодора Ивановича Шереметева, девица Анна Феодоровна, во инокинях схимница Александра; 1671 года Сентября 21, жена боярина Князя Аникиты Ивановича Одоевского, Княгиня Евдокия Феодоровна, во инокинях схимница Евфросиния; 1687 г. Августа 3, жена боярина и дворецкого Князя Василия Федоровича Одоевского, вдова Княгиня Акулина Федоровна. Тут же две неизвестные гробницы без надписи.

Из значительных особ под сводами соборной церкви погребены: 1674 г. Мая 1, Княгиня Наталия Федоровна, жена Князя Ивана Алексеевича Воротынского, дочь боярина Князя Федора Семеновича Воротынского; 1679 г. Мая 2, дочь его Княжна Прасковья Ивановна; 1537 г. Сентября 17, дочь Князя Ивана Михайловича Воротынского, Княжна Екатерина; 1570 г. Января 25 дочь Князя Александра Ивановича Воротынского, в иноцех Анастасия; Княжня инока Александра Князя Владимира Ивановича Воротынского, 1588 г. Декабря 25. 1628 г. Мая 3, супруга Князя Ивана Михайловича Воротынского Княгиня Мария; 1517 г. дочь Князя Михаила Ивановича Воротынскаго Княгиня Аграфена; 1570 г. Сентября 6, Князя Михаила Воротынского супруга Стефанида; 1661 г. Ноября 18, дочь Князя Ивана Алексеевича Воротынского, младенец Княжна Стефанида.

Из рода Салтыковых здесь же погребены 1704 года жена ближнего стольника Ивана Степановича Салтыкова вдова Марья Ивановна, дочь боярина Князя Ивана Григорьевича Куракина 64 лет и 9 месяцевъ; 1748 г. Июля 1, девица Наталья Ивановна Салтыкова на 49 году и 11 месяцев от рождения; 1762 г. Апреля 1, девица Евдокия Ивановна Салтыкова на 65 году от рождения. Из Князей Кубенских, 1546 г. Июля 21, Князь Иван Иванович Кубенский, 1537 г. Мая 15, Княжь Иванова Семеновича Кубенскаго Княгиня Ульяна, инока Евпраксия; из Сицких, 1555 г. Января 6, Княгиня Марья Княжна Юрьева Федоровича Сицкого; из Пронских и Турунтаевых 1570 года Октября 20, Княжна Ивана Ивановича Пронского Княгиня Марья, а во иноцех Княгиня Марья Турунтаева. Из Шереметевых 1583 г. Марта 1, Домна Иванова, жена Васильевича Шереметева, во иноцех Евникея; 1654 г. Сентября 1, дочь боярина Феодора Ивановича Шереметева, девица Анна Феодоровна, во инокинях схимница Александра. Там же погребен 1680 г. любимец Царя Алексия Михайловича, славный и сильный в свое время боярин, дворецкий и оружейничий Богдан, зовомый Иов Матвеевич Хитров и с ним вместе 1693 г. жена его вдова Марья Ивановна и дочь младенец Ирина. Еще в 1791 году, в этом склепе находилось двадцать восемь гробниц без надписей51.

Вокруг собора и Успенской церкви много надгробных памятников, из коих одни отличаются простотою, другие изяществом и богатством. Описание их отклонило бы нас от плана нашего, но заметим только две скромныü надгробницы двух достопамятных стариц: 1) Казначеи и спасительницы сего монастыря Сарры Николаевны, скончавшейся 1840 г. Марта 18, на 75 году от рождения и 2) матери знаменитого Митрополита Платона, на которую указывает каменная таблица в стене Софийского придела со следующею надписью: «Против сей надписи под зеленым камнем погребено тело усопшей рабы Божией Татианы Левшиной, которая родилась 1704 года Января в 12 день, а преселилась из временной жизни 67 лет, 6 месяцев, 12 дней... 1771 года Августа 12 дня.» Над могилою счастливой матери повторим следующий отзыв почтительного сына ее, великого иерарха Московского, отца отцев52: «Мать Татиана, была благоразумна и рассудительна, была горяча к детям и о добром их воспитании и опрятном содержании весьма пеклася; наипаче была сама набожна и благочестива, и детей приобучать Богомолию и страху Божию первым долгом почитала; была домостроительная хозяйка и щадила малое дома содержание, чтобы ничего не издержать излишнего; нравов была благородных, не любила низкости, службы Божией почти никогда не оставляла, нищих всегда по возможности наделяла; была трудолюбива и воздержна, а тем и здравие и жизнь сохранила до 70 лет и более продолжала бы дни свои, если б свирепствовавшая 1771 года в Москве чума не пресекла ея жизни.»

Кроме описанного нами собора, в монастыре находятся следующие церкви, различные между собой по стилю зодчества.

1) Трапезная теплая, сходная своим стилем с подобными ей, современными в Московском Богоявлeнском монастыре и в Троицко-Сергиевой Лавре. Над квадратом трапезы осмигранный шатер увенчан трибуном с позолоченною главой. На углах квадрата по четыре полуколонки; окна с разрывчатыми сандриками. Восточная часть храма, по принятому обычаю, завершена тремя полукружиями, в среди коих вставлены полуколонки. Длинный прямоугольник трапезы примыкает к западной части квадрата церкви, увенчанной одною главой; в нижнем ярусе прежде были пять погребов под сводами и пивоварня. От севера ведет в храм широкий каменный вход на 17 ступеней; до начала XIX столетия от больничных келий были в церковь каменные переходы. По роскоши своих архитектурных орнаментов, церковь эта составляет совершенную противоположность с собором, который построен, как говаривали в старину, гладкимъ дтлом.

Главный престол в честь Успения Божией Матери, освящен в 7195 (1687) году, Патриархом Иоакимом с Преосвященными Крутитским, Суздальским и Тамбовским. Здесь еще сохранился красивый старинный иконостас, с резьбою и позолотой по местам, состоящим собственно из двух ярусов. Св. иконы в нем писал и самый иконостас строил золотописец Карп Иванов 1686 года. В первом поясе шесть местных образов, греческого пошиба; над ним во втором поясе, кроме св. икон, четыре ряда клейм, между гладкими приставными колонками поддерживают разрывчатый карниз. По сторонам образа Пресвятой Богородицы, возвышающегося над сплошными Царскими дверьми, утверждены два крыла в виде ветвей53. На зимнее время в алтарном иконостасе помещается чудотворный образ Смоленской Божией Матери. Своды церкви стрельчатые; окна с полудуговыми перемычками. К западной стене пристроены деревянные хоры для монашествующих.

В обширной трапезе, под коробовым сводом, два придела; один в честь Св. Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова, а другой во имя Св. Апостола Иакова Алфеева; образа писаны в Итальянском стиле. Первый придел переставлен сюда из среднего этажа колокольни, где находился до 1812 года; второй, как сказано, устроен в 1813 году.

Из трапезы в южной стене ведет узкая и высокая лестница в церковь Сошествия Св. Духа; к этой церкви пристроена деревянная трапеза. Алтарный ее иконостас, по видимому, не старше XVIII столетия; в нем на образе Тольской Божией Матери начертана следующая надпись: «Сей образ тщанием и трудолюбием сея обители иерей Симеон, по своему обещанию, вручил святей церкви для поминовения своих родителей, в лето Бога Слова 1731, Октября 10 дня.» В алтаре же на стене замечателен древний образ Корсунской Богородицы, вырезанный из камня рельефом.

К достопримечательным утварям в монастыре можно отнести и стоящую здесь в притворе трапезы огромную водосвятную чашу из меди, в виде купели. Она имеет в диаметре около двух аршин, вставляется в сосуд, формою и стилем своим похож на купель, находящуюся у Князя М. А. Оболенского; сия последняя помещена в 3-й тетради «Памятников древнего художества в России».

2) Больничная, низменная церковь во имя Св. Амвросия Медиоланского, по свидетельству старожилов, сооружена Московским Архиепископом Амвросием Зертис-Каменским, в честь тезоименитого ему Святого. Прежде, как полагают, она посвящена была Св. Предтечи Иоанну. В ней замечательно древнее, вырезанное из дерева, изображение Св. Параскевы Пятницы, вышиною три четверти; она одета в парчевое платье и увенчана короною; на персях у нее ожерелье, на ногах башмаки, шитые золотом. К западной части храма примыкает старинное каменное здание се крутою двускатною крышею; тут трапеза, больница и кельи.

3) Над передними воротами монастыря, как бы на горе Фавор, возвышается квадратная, трехъярусная, красивая церковь во имя Боголепного Преображения, освященная Патриархом Иоакимом 1688 года, Августа 5. Она о пяти вызолоченных главах на длинных шеях; верхи ее осенены шестиконечными крестами, между тем как на прочих церквах в монастыре старинные кресты четверочастные с полумесяцем при подножии. На углах ее квадрата по четыре приставные полуколонии с капителями и базисами из белого камня. Под пятами сводов на каждой стороне по две мешени в виде раковин; над окнами разрывные сандрики, у входных дверей чешуйчатые столбики с кудрявыми капителями. На восточной и западной сторонах низменные пристройки, одна для алтаря, другая для трапезы, из коей ведет дверь в двухэтажные келии; другая дверь с юга. Свод внутри церкви стрельчатый; окна в три света на северной и южной сторонах. Как в своде, так и в стенах сделаны голосники, или слухи.

Алтарь возвышен над помостом храма на три ступени. Поле из дубовых лещадей. Великолепный многосложный иконостас, на ножках, в пять поясов, украшенный резьбою и позолотой, занимает всю преграду алтаря от солеи до свода; в нем Царские двери сплошные, с шестью клеймами и с полукруглою висячею сению, а около нее Ангелы с рипидами. На правой стороне от этих дверей местные иконы: 1) Преображения Господня, 2) Иисус Христос на облаках, благословляющий стоящих долу Св. Иоанна Предтечу, Св. Петра Апостола, тезоименитых Царям Иоанну V и Петру I, Св. Царя Константина и Великого Князя Владимира; на левой образа: 1) Богоматери Всем Скорбящим радости и 2)осеняющей покровом своим Святых, теизоменитых Царскому семейству: Св. Царицу Елену, благоверную Княгиню Ольгу, Св. мученицу Софию и Св. Параскевию. Все сии образа Фряжского пошиба и, как видно, произведение кисти разных мастеров. Над ними в поясах алтарного иконостаса размещены по порядку двунадесятые Праздники, XII Апостолов и XVI Пророков, далее Страсти Христовы, увенчанные Распятием с предстоящими. На стенах храма расставлены св. иконы, в их числе древний, шитый шелками и золотом образ Одигитрии Смоленской Божией Матери, и писанные на холсте символические изображения из области христианского учения. Пред алтарным иконостасом висит медное пятиярусное паникадило старинной иностранной работы.

В алтаре троечастное его разделение, принятое церковным зодчеством, обозначено тремя нишами в восточной стене, где проделаны окна для освещения святилища. Между образами там расставленными достойно замечания современное Царю Алексию Михайловичу изображение Креста Господня с предстоящими: Равноапостольными Царями Константином и Еленою, Русским Царем Алексием с Царицею Мариею Ильиничной и Патриархом Никоном. Картина эта, пережившая без поновления два века, писана в иконном стиле, на подклеенном холсте; вышиною она 6 ½, шириною 4 ½ четверти. Сходная с нею и, по видимому, список, находится в теремной Ряспятской церкви. См. Древности Российс. Государства, т. I.

При обзоре этой церкви обращают наше внимание остатки прежнего обихода Царевен в ее трапезе: старинная муравленая печь, так называемая Шведка, не доходящая до сводов, и подле нее в западной стене волоковое окно со шкафом, через которое стоявшие извне могли слушать чтение и пение в церкви. Западные створчатые двери из дубового дерева, раскрашены в старинном вкусе; ими входили Царевны в церковь из летних покоев своих. Из окон ее в северной стене, представляется глазам златоглавый Кремль.

Смежное с Преображенскою церковью, каменное двухэтажное здание, переделанное в частях, сохранило однако ж свой прежний характер более в своей наружности, чем во внутренности; часть ограды, примыкающая к этому зданию, введена была в состав его до 1812 года, амбразуры ее обращены в окна, выходящие на поле; крыльце, бывшее прежде по средине, теперь сделано сбоку. Хотя местное предание и присвояет сии келии Царевне Софии; но другое вероятнее утверждает, что здесь жила Царица Евдокия Феодоровна, начиная с царствования внука своего Петра II до царствования Анны Иоанновны. В этих покоях уцелели только 1)вид Новодевичьего монастыря, писанный в конце XVIII столетии, на холсте, длиною 6 1/2, а шириною 5 четвертей, с надписью: «изображение построенному в Московском Новодевичьем монастыре каменному и деревянному зданию», и 2)портрет, или как называют его, знамя Царевны Софии Алексеевны, писанное на холсте.

Над главами орла такие же три короны из двух дуг, образующих крест, как и на самой Царевне, облеченной в Царский сан. В шести клеймах на крылах двуглавого орла и в одном клейме между его главами оставлены полые места для гербов. Вместо скипетра и державы, кои держит в руках своих сама Царевна, у орла в когтях меч и пальмовая ветвь.

В северо-восточной башне, как и видно на вышеупомянутом изображении монастыря, была еще церковь в честь Святителя Николая, давно упраздненная; местный ее образ находится теперь в соборе монастырском.

4) Над задними воротами церковь о трех верхах в честь Покрова Божией Матери. Она уже существовала между 1625 и 1677 годами, как выше показывает книга Царского жалованья Московским церквам, стр. 145: «Покровский поп, что на вратех». В церкви свод стрельчатый, равно как и в трапезе, отделенной от храма каменною стеной с дверью и двумя окнообразными пролетами. Замечательно, что в трапезу ведут двое дверей, одни с запада, другие боковые с севера. Назначение последних могло быть двоякое: для выхода Настоятеля в притвор на утрени Светлого Воскресения54, и для удобнейшего перехода Царевнам из каменных палат, примыкающих к восточной части храма. По преданию, в этих палатах жила Царевна София Алексеевна. Пол в церкви дощатый, престольное место или солея возвышается на две ступени. Алтарь отделен от храма каменною стеной, с арками, к коей приставлен четырехпоясной иконостас во вкусе рококо. С правой стороны от Царских врат иконы: Богоявление Господне, Покров Божией Матери, окруженной Архангелами Михаилом, Гавриилом, Салафаилом, Варахаилом и Егудилом. На второй из них изображена следующая надпись: «писал сий образ иконописец Василей Иванов сын, рекло Пахомов.» На левой стороне образа: Рождество Христово и Введение во храм Божией Матери; на полях последнего читаем: «198 (1690) лета писал сий образ Кирил Уланов.» Вероятно, и другие св. иконы в алтарном иконостасе писаны в Фряжском пошибе, сими Царскими зографами, или их товарищами. На царских вратах изображены Благовещение Богородицы и четыре Евангелиста; над ними в клейме Св. Троица, а по сторонам, во втором поясе шесть господских праздников. В третьем поясе Господь в Силах с предстоящими Ему Богоматерью и Предтечею, Архангелами Михаилом и Гавриилом; по обеим сторонам их Апостолы. В последнем поясе, увенчанном Распятием Иисуса Христа, Знамение Божией Матери, или Воплощение с предстоящими Ей Пророками. На южных дверях алтаря написан Св. Архидиакон Филипп, а на северных Св. Архидиакон Стефан. В самом алтаре нет ничего особенно замечательного для археолога.

Но здесь не сохранились обетные церкви Великого Князя Василия III, в память Происхождения Честнаго Креста, и Царя Иоанна IV – во имя Св. Богоотец Иоакима и Анны.

Ко всем, означенным нами, церквам принадлежит пятиярусная колокольня, коей отдавал должную справедливость знаменитый в свое время зодчий Бажанов. В точности неизвестно, когда она начата строением, по видимому, не старее XVIII столетия; но возобновлена при Игуменье Палладии Дуровой, умершей в 1795 году. В нижнем ярусе колокольни находится придел во имя Преподобных Варлаама и Иоасафа Царевича Индийских. Алтарный иконостас здесь трехпоясный, украшен образами фряжского стиля: четыре местные иконы писаны на золоте; царские врата сплошные цырованные, с шестью клеймами, в коих на жестяных дощечках изображено Благовещение Богородицы и четыре Евангелиста; над ними начертано: се агнец Божий. Во втором ярусе представляются глазам молящихся главные господские праздники, а в третьем Дванадесятъ Апостолов, предстоящие Спасителю, Богоматери и Предтечи с двумя Архангелами. Cии священные изображения увенчаны Распятием Иисуса Христа с предстоящими. В алтаре жертвенник и кладезь помещаются в одной нише, разделяемые окошечком с решеткою, куда извне могли подавать поминанья на проскомидии. Из старинных священных утварей этой церкви серебряный вызолоченный потир теперь хранится в Никольской церкви села Милинова Судогодского уезда; на его поддоне вырезана следующая надпись: «1707 года, Маия в 27 день, делан сей сосуд повелением благородныя Государыни Царевны Великия Княжны Евдокеи Алексеевны в Новодевичий монастырь, в церковь Царя Иоасафа55». Во втором этаже колокольни до 1812 года помещалась церковь в честь Св. Иоанна Богослова; престол ее перенесен в трапезный храм после 1812 года, когда один из неприятелей втащил туда лошадь, там издохшую. Между колоколами на ней замечательны своим историческим значением и литейными мастерами XVII столетия, равно и самими вкладчиками, с такими надписями:

1) «Лета 7059 (1551) при Царе Великом Князе Иване Васильевиче всея Руси и пресвященном Архиепископе Макарие, Митрополите всея Руси.» Колокол малый зазвонный.

2) «Лета 7136 (1628) году Маия в 3 день дал сий колокол в дом Пречистой Богородицы Смоленской в Новодевич монастырь Князь Алексей Иванович Воротынской по кнегине Марие Князя Ивана Михаиловича Воротынскаго, по Княгине Mapиe Петровне, по своeй матери и по своих родителех.»

3) «Лета 7138 (1630) Апреля в 13 день при Великом Государе Царе и великом Князе Михаиле Федоровиче всея Руси самодержце в его государские державы в 17 лето и при благоверном Царевиче и великом Князе Алексее Михайловиче всея Руси и при Великом Господине Святейшем Пaтpиapхe Филарете Никитиче Московском и всея Руси, поставила сей колокол мати Государя Царя и Великаго Князя Михаила Федоровича всея Русии инока Великая Государыня старица Марфа Ивановна, в дом Пречистые Богородицы, Новодевич монастырь по своей душе; игуменье с сестрами, которые в том монастыре будут за тот наш вклад душу мою в сенадики написати, по вся дни поминати.» На колоколе изображено Распятие Иисуса Христа с предстоящими; под ним в клейме Агнец с сиянием около головы и с хоругвию на плече.

4) «Me fecit, Daventriae. a. 1673. Henryck. «Thor. Horst Amor vincit omnia т. e. Меня сделал (слил) в Девентере, 1673 года, Генрих «Тор Горст. Любовь все побеждает.» На поверхности этого колокола двуглавый орел, на груди которого изображен в клейме конь без всадника, похожий на единорога, доселе нам невстречавшийся в Российском гербе.

5) «Божием изволением сии колокол поставили стрельцы Темирева приказу Засецкаго 500 человек Великому Чюдотворцу Николе, что на горках, за Москвою рекою.»

6) «Слит сей колокол на Москве в дом Пречистые Богородице Одигитрие, чюдотворные иконы Смоленския, Божиею милостью повелением благовернаго Государя Царя и Великаго Князя Алексея Михайловича в Новодевич монастырь, что за Посадом, лета 7159 (1651) году Сентября в 1 день, а деньги здавали вкладчики по обещанию. Мастер Микифор Баранов. Весу в сем колоколе 200 пуд».

7) «Лета 7192 (1684) месяца Августа 3 дня сей колокол вылит в похвалу и славу и честь Богу в Троице славимому, и Пресвятей Богородицы и всем Святым в дом Ея Пресвятыя Богородицы явления иконы Смоленския Одигитрия, нарицаемый Новодевичей монастырь, повелением благочестивейших, великих Государей наших Царей и Великих Князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича всея великия и малыя и белыя Росии Самодержцев, общими же с ними великими Государи изволением и согласием сестры их Государския великия Государыни, благоверныя Царевны и великия Княжны Софии Алексеевны всея великия и малыя и белыя России, понеже она Государыня, того святого дому из давных лет строительница, а ныне наипаче имеет прилежное попечение къ устроению, как от всех видимо. Весу в нем 540 пуд. Лил сей колокол мастер Федор Моторин».

8) «Лето 7196 (1688) Декабря 1 дня сий колокол вылит в похвалу и славу и честь Богу в Троице славимому и Пресвятей Богородицы и всем Святым в дом Ея Пресвятыя Богородицы явления иконы Смоленския Одигитрия нарицаемый Новодевичий монастырь повелением благочестивейших великих Государей и Царей и Великих Князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича всея великия и малыя и белыя Росии Самодержцев, общими же с ними великими Государи изволением и согласием сестры их Государския Великия Государыни, благоверныя Царевны и великия Княжны Софии Алексеевны всея великия и малыя и белыя Росии; понеже она Государыня того святаго дому из давных лет строительница, а ныне наипаче имеет прилежное попечение о устроении, как от всех видимо. Лил сей колокол мастер Михайло Лодыгин». Близ колокольни некогда стояли келии Царицы Ирины, в иночестве Александры, сестры Царя Бориса Годунова.

Деревянных хором Царевны Софии, существовавших в 1795 году, теперь уже не находится в монастыре; но еще уцелели здесь каменные одноэтажные келии конца XVII и начала XVIII столетия; многие из каменных и деревянных строений, стоявшие еще в 1763 году, сломаны. В этом же году существовали в монастыре сады и огороды: 1) при входе, налево от передних ворот, игуменьинский сад на 35 саженях в одном конце и на 22 в другом, 2) за трапезою к ограде плодовитый сад длиною 15 саж. 1 арш., и шириною 13 сажен 2 аршина. 3) За больничными кельями монашеский яблонный сад, длиною 10, шириною 9 сажен. 4) У Житнаго двора плодовый сад для монахинь, где росли яблони, груши, вишни, сливы, смородина, крыжовник и другие овощи; 5) За монастырем бывший сад, именуемый Вавилоном, с прудом и колодезем, над коим построена часовня, на 12 десятинах и 88 квадратных саженях; 6) дворъ с огородом и прудом на пять десятинах, 1397 кв. саж., в Хамовниках, на Чудовке; 7) в селе Воробьеве подле Заразов сад на двух десятинах с четвертью. Сверх того, для продовольствия монахинь в самом монастыре и вне его были огороды овощные. Низменное каменное здание в северо-западной части стены, известное под названием Архива, без сомнения, хранило в себе акты, касавшиеся до вотчин монастырских и до управления ими.

Приказ монастыря с сеньми и караульною, длиною на 12, шириною на 4 саженях, деревянный стоял за монастырем по левую сторону передних ворот, а по правую сторону задних воротъ, – двор духовника с каменными кельями, с деревянным строением и с плодовитым садом. Пищики и другие служители монастырские, как то: оконнишники, воротные сторожи, плотники, кузнецы, конюхи, портные, хлебники, повари, приказные, сторожи, садовники, шорники, бочары, колесники, швалы, чеботари, печники, коровники, огородники жили в подмонастырских слободах Саввинской, Царицыной, Большой, Новоселебной и Загородной. По указу Царей Иоанна и Петра Алексеевичей, в 1690 году, пожаловано Новодевичьему монастырю подворье на берегу Москвы реки против Андреевского монастыря, с землею по описи из Разъезжего Приказа, 5 десятин и 1397 квадратных сажен.

По ведомости 1763 года, под монастырскими дворами, огородами, дворами монастырских слуг и огородами 33 десятины, 2121 квадр. сажень; луговой и сенокосной земли близ монастыря 46 десятин, 339 квадр. саж., всего же в даче близ него земли 231 десятина, 1520 квадр. сажен.

Кажется, достаточно и беглого обзора истории и достопамятностей дома Пречистой Богородицы Смоленской, чтобы удостовериться, сколь он достоин иметь полное и отчетливое описание. Вмещая в себе столько драгоценных и редких произведений иконописи, чеканного и литейного искусств, он хранит столько знаменитых могил, столько воспоминаний и преданий о чудесных и важных событиях в отечественной истории. Здесь приняли иноческий образ порфироносной вдовы: несчастная Княгиня

Иулиания Дмитровна, невестка Царя Иоанна IV56, Царицы Ирина Феодоровна, супруга Царя Феодора Иоанновича и Елена дочь Князя Петра Ивановича Буйносова-Ростовского, супруга Царя Василия Шуйского, наконец порфирородные девы Царевны Анна, София, Екатерина и Евдокия. Сия иноческая обитель видела в стенах своих Поляков, Литовцев, Наполеоновской дружины и чудесное спасение свое в 1812 г. Как обетное приношение Божией Матери Великого Князя Московского за возвращение Московской державе древней отчины Смоленска, это священное новоселье Одигитрии, по справедливости может назваться Царским монастырем, потому что не только основатель, но и строители его были Царь Борис Годунов и Царевна София. Эта предприимчивая соперница великого своего брата, как мы заметили выше, и здесь в заточении своем именовала себя Самодержицей. Обитель сию любили и жаловали почти все Русские Цари и Царицы, начиная от основателя ее Василия III; чему служат блистательным доказательством их вклады, жалованные грамоты и богомоленные посещения для поминовения здесь лежащих родичей своих и для поклонения святыням дома Пресвятой Богородицы. Издревле в этой обители славилось вышивание шелком и золотом; чему служит свидетелем драгоценный его памятник –плащаница, принадлежавшая Виленскому Базилианскому монастырю и шитая в Московском Новодевичьем монастыре, в 1545 и 46 годах. Она теперь хранится в Пулавах Князя А.А. Чарторыжского; на ней изображены след. надписи: «Лета 7053, при державе благовернаго Великаго Князя Ивана Васильевича всеа Руси и при священнем Макарьи Митрополите всеа Руси замышлен быст ст вздух мсца Декабря 26 д. повелением Господина священноепископа... Пречистые его матери и великих чюдотворец, верою же и подвигом и молитвами Господина Епископа Гурия совершися великое сие Божие дело лет 7054 м. П. 29. А делан в пречестней обители Пречистые Богородицы Одигитрия в новом монастыре на Москве смиренными инокинями в честь и славу Пресвятой Богородицы57». В описи ризницы Крутицкого Архиерейского дома 1763 г. упоминается рукомойное полотенце Новодевиченское, употреблявшееся при Архиерейском служении. Искусство вышивания и доныне процветает в Новодевичьем монастыре; им занимается 80 летняя монахиня Елисавета Васильевна.

Со вступлением Игумении Паисии Нудольской, в управление сим знаменитым монастырем, началось обновление обветшавших зданий; уже починены стены, ворота и башни, поправлена и окрашена Покровская церковь, а собор снаружи в арках расписан. – Без сомнения, забота о возобновлении дома Пресвятой Богородицы не останется без радушного участия и содействия любителей благолепия церковного, коими издревле славится богоспасаемая Москва.

* * *

1

Слово о причинах казней по делам криминальным профессора Десницкого, произн. В Москов. Универ. 1770г. в 4.

2

Летопись Несторова по Лавр. Списку, М. 1824, стр. 8.

3

Никоновская летопись. IV, стр. 278.

4

В Вестнике Европы 1822 г. № 16. Историческая справка В. Камнесвятова. Полный Месяцеслов всех празднуемых православною Восточною Церковью Святых, изд. 16. С.-Пб. 1848. стр. 255.

5

Чтение в И.О. Истории и Древн. Российск. 1846г. № 1.

6

Русск. Временник, II. стр. 27 и 28.

7

Истор. и топограф. описание городов Москов. Губернии. М.1787, в 8.

8

Карамз. II. Г. Р. V. пр. 171.

9

Выходы Государей Царей и пр. М. 1844 г. в указателе стр. 87.

10

В следов. Псалт. означен год принесения Смоленской

иконы 7012 (1304) г.

11

Что составляет около 800 фун. серебра

12

Собрание Государст. Грамот I, 150 и 416.

13

Степенная книга, изд. Г.Ф. Миллером. Ч. II, M, 1775, 203.

14

В Древн. Росс. Вивлиофик, изд. 2. т. XIX, стр. 494, помещена сия надпись с некоторыми маловажными отменами; в монастыре она заменила, в начале текущего столетия прежнюю, обветшавшую от времени.

15

Цветущее состояние Всеросс. Государства, соч. И. Кириллова в 1727 году. М. 1831, стр. 99.

16

Историч. Акты, I, № 188.

17

См. Акафист Божией Матери.

18

The travels of Macarios etc. v. II. London. 1856, in 4.

19

Новый летописец по списку Кн. Оболенского, М. 1853, стр. 47.

20

Приходнорасходная книга Новодевичьего монастыря 1604 и 5 года, полууст. Рукоп. На бумаге, конца XVI стол. В 4.

21

Карамз. И. Г. Р. XII. пр. 86.

22

там же пр. 595.

23

Записки Москвича в Сказаниях соврем. О. Димитрие Самозванце, ч. V.

24

Истор. Акты, II, №№ 332 и 326

25

Карамз. И. Г. P. XII, 241, 299, 328.

26

Московского стола книги, № 1079.

27

Истор. Акты, IV, № 166.

28

Выходны книги Государей Царей Михаила, Алексия и Феодора.

29

The travels of Macarios, Patriarch of Antioch, v. II, London, 1836, in 4.

30

Кариона Истомина поучения и письма, рукоп. Сророп. На бумаге, конца XVII века, в 4.

31

Записки Матвеева в зaпиcкax Русских людей. С.-Пб. стр. 57.

32

Деяния Петра Великого, т. XII, изд. 2, стр. 407.

33

Дела Госуд. Архива, 1739 г. № 66.

34

Деяния Петра Великого, т. XII, изд. 2, стр. 407 и 408.

35

В образце хозяйственного управления приведем ведомость деревни, или подмосковного села Тропарева: «село Тропарево с деревнями, в них последней в 1744 году ревизии крестьянских 225 душ, к тому селу и деревням по писцовым дачам земли паханой и лесом поросло 590 четвертей, 7 четвериков в поле, а в двух по тому же; и сколько в оном селе и деревнях тягол или осмаков и по скольку в каждом тягле, или осмаке душ считается, или иное какое расположение имеется, о том в монастыре неизвестно.» Сбор со всей вотчины был следующий: «Для исправления при оном монастыре деревянных ветхостей плотникам 56 коп. 2/4; 1) окладного хлеба: 7 четвериков 1/4, овса 7 четвериков 1/4, 2) столовых запасов масла коровьего 1 пуд. 31 фунт с четью, хмелю 1 пуд, 31 ф. с четью, яиц 1425, орехов 3 четверти, пол 5 четверика. 3) Конюшенных припасов: веников 425, гнезд, сенных покосов 405 копен, лесу непашенного 15 десятин, заповедных 3 рощи осиновых на 40 десятинах, дубовой рощи на 10 десятинах. Земли на монастырь находилось 28 десятин в поле, а в двух по томуж. В монастырь высылалось в Феврале 12 человек колоть лед на Москве реке и 6 подвод с 6 человеками возит лед в монастырь на одну неделю; в Июне 5 человека с лошадьми на два дни для привозки в монастырь песку с поля, в Сентябре 2 человека с лошадьми на 4 дни для возки капусты с огородов и 10 баб на две недели для рубки капусты и для чищения свеклы. Работники были на своем пропитании.» При Тропареве находились кельи для приезда властей монастырских, также сад и при нем садовник, скотный двор, на коем было монастырского скота: коров 4, подтелков 2, бык 1, телят 6, овец 7.

36

Цветущее состояние Всеросс. Государства

37

Дело в Губернском Архиве за № 1342, о бывшем во Новодевичьем монастыре пожаре и о исправлении причиненных повреждений 14 Мая 1796 года.

38

Собрание Государ. Грамот. I, № 70.

39

Записная монастырская книга 1604 г. на тряпич. Бумаге в 4, начала XVII века.

40

Опись Московского Новодедичьего монастыря, учиненная в 1763 году, Июня 29, Гвардии Семеновского полка Прапорщиком Федором Павловым, № 1624.

41

Principes d’Archéologie pratique appliqués à 1’entretien, la décoration et l'ameublement artistique des églises par M. K. Bordeaux. Caën, 1852, in 8,

42

Евангел. Матфея XLVI, 19.

43

Временник П. М. Общества Истории и Древн. Рос. кн. 7, М. 1850 г. стр. 66.

44

Повседневных дворцовых записок. 11, 219.

45

Одна изъ двух Евдокий, дочерей Царя Алексия Михайловича; первая родилась 1620 г. Февраля 18, а скончалась 1669 г. Февраля 28 и погребена в Вознесенском девичьем монастыре.

46

См. Памятники древнего художества в России, тетр. 2.

47

Коринф. Посл. XV, 37

48

Еухологион, албо молитвослов, или требник. Киев 1661, в л.

49

Письмо VIII к Фаустину.

50

Дела придворного Архива 7152 года. В книге (рукоп.), содержащей в себе Собрание всех Русских Святых и Чудотворцев упомянут блаженный Иаков, в Новодевичьем монастыре погребенный под церковью 6050 (?) г.

51

Древняя Росс. Бивлиофика, ч. XIX- 301–304.

52

В Записках о жизни своей М.Платона, см. Начертание жития М.Митрополита Платона, ч. I. стр. 4. Соч. И.Снегирева. М. 1836, в 8.

53

52 Указ Великих Государей Царей Иоанна Алексиевича и Петра Алексиевича 7194 г. Апреля в 28 день. В делах главного Архива Моск. Мин. Ин. дел.

См. Описание Саввинской церкви в Древ. Росс. Гос. т. I.

54

Последование на день Св. Пасхи. М. 1843. в 8.

55

Владим. Губ. Ведомости 1855 г. № 5.

56

Карамз. И. Г. IX, 49. Иулиания, принявшая ангельский образ с именем Александры, как полагают, погребена в Новодевичьем монастыре. См. Полное собрание историч. сведений о всех бывших в древности и ныне существующих монастырях и примечательных церквах в России, составл. А. Ратшиным. М. 1852 в 8.

57

Надпись сия сообщена описателю Князем М.А. Оболенским, доставившим и другия ему сведения касательно сего монастыря.


Источник: Новодевичий монастырь в Москве / Соч. И.М. Снегирева. - Москва : тип. Вед. Моск. гор. полиции, 1857. - [2], 78 с.

Вам может быть интересно:

1. Новоспасский монастырь: с видами сего монастыря в царствование Петра I и в настоящем его положении Иван Михайлович Снегирев

2. Описание Иоанно-Предтечева псковскаго монастыря митрополит Евгений (Болховитинов)

3. Описание Красногорского Богородицкого мужского общежительного монастыря Архангельской губ., Пинежского уезда архиепископ Макарий (Миролюбов)

4. Историческое описание Никитского женского общежительного монастыря архимандрит Геронтий (Кургановский)

5. Историческое описание Троицко-Варницкого заштатного мужского монастыря близ Ростова-Великого, Ярославской губернии Андрей Александрович Титов

6. Историческое описание Костромского Ипатского монастыря протоиерей Михаил Диев

7. Исторический очерк Николаевского Угрешского общежительного мужского монастыря архимандрит Пимен (Благово́)

8. Краткое сказание о Климецком монастыре архиепископ Игнатий (Семенов)

9. Рассказ о святогорских монастырях архимандрита Феофана (Сербина) архимандрит Леонид (Кавелин)

10. Наши монастыри: к вопросу о секуляризации монастырских земель Сергей Петрович Мельгунов

Комментарии для сайта Cackle