Любовь

***

Любо́вь

1) одно из имен Божьих, отра­жа­ю­щих одно из Его сущ­ност­ных свойств и ука­зы­ва­ю­щих на то, что, с одной сто­роны, Бог есть Сам в Себе все­со­вер­шен­ная Любовь и с другой сто­роны, Он изли­вает любовь на Свое тво­ре­ние;

2) осно­во­по­ла­га­ю­щая хри­сти­ан­ская доб­ро­де­тель, «сово­куп­ность совер­шен­ства» (Кол. 3:14);

3) глу­бо­кое сер­деч­ное стрем­ле­ние одного лица к дру­гому как к пред­ста­ви­телю про­ти­во­по­лож­ного пола; при­вя­зан­ность к кому-либо, чему-либо.

Хри­сти­ан­ская любовь (как доб­ро­де­тель) по про­ис­хож­де­нию есть дар Духа Свя­того, по своей сущ­но­сти – обо́жение чело­века, по форме – жерт­вен­ное слу­же­ние.

***

Любовь Боже­ствен­ная

Любовь – одно из самых глав­ных имен Божьих. В своем Первом собор­ном Посла­нии еван­ге­лист Иоанн Бого­слов дважды повто­ряет, что «Бог есть любовь». Имя Любовь отра­жает одно из самых глав­ных и суще­ствен­ных для чело­века свойств Бога. По слову св. Гри­го­рия Бого­слова,  если у хри­стиан кто-нибудь спро­сит, что они чествуют и чему покло­ня­ются, то их ответ будет готов: мы чтим Любовь.

Боже­ствен­ная любовь про­яв­ля­ется в тво­ре­нии мира. Бог не творит мир по необ­хо­ди­мо­сти, а творит его по Своей высо­чай­шей, сво­бод­ной и благой любви. По Своей любви Он дарует Своим разум­ным созда­ниям воз­мож­ность позна­ния Себя вплоть до соеди­не­ния с Собой,  обо́жения. Бог не остав­ляет Своей любо­вью чело­ве­че­ский род после гре­хо­па­де­ния пра­ро­ди­те­лей и рас­про­стра­не­ния греха по всей Земле, под­го­тав­ли­вая чело­ве­че­ство ко спа­се­нию. Нако­нец, Бог Сам воче­ло­ве­чи­ва­ется ради спа­се­ния людей, осво­бож­дает и иску­пает их от власти греха через Свои доб­ро­воль­ные крест­ные стра­да­ния, смерть и Вос­кре­се­ние: «Ибо так воз­лю­бил Бог мир, что отдал Сына Своего Еди­но­род­ного, дабы всякий веру­ю­щий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3:16).

Запо­ве­дью всех запо­ве­дей, учил Хри­стос, явля­ется любовь к Богу всем серд­цем, всей душой и всеми силами, и любовь к ближ­нему, име­ю­щая своим источ­ни­ком любовь к Богу. Учение Христа было путем к любви, Его жизнь – при­ме­ром любви, Его смерть – откро­ве­нием новой, жерт­вен­ной любви, Его Вос­кре­се­ние – зало­гом того, что любовь в хри­сти­ан­ской общине имеет источ­ник неис­ся­ка­ю­щий.

Боже­ствен­ная любовь нераз­рывно свя­зана с Боже­ствен­ной спра­вед­ли­во­стью (Прав­дой Божией), поскольку Бог свят и не при­ем­лет зла.

Любовь чело­ве­че­ская

Чело­век создан по образу Божьему и должен упо­доб­ляться свой­ствам своего Созда­теля. Именно поэтому чело­веку запо­ве­дана любовь к Богу и создан­ному по образу Божьему ближ­нему. Запо­веди любви названы Спа­си­те­лем наи­боль­шими запо­ве­дями: «воз­люби Гос­пода Бога твоего всем серд­цем твоим и всею душею твоею и всем разу­ме­нием твоим: сия есть первая и наи­боль­шая запо­ведь; вторая же подоб­ная ей: воз­люби ближ­него твоего, как самого себя» (Мф. 22:36–40). Любовь к Богу и ближ­нему в хри­сти­ан­стве дости­га­ется через соеди­не­ние с Богом. Она названа плодом дей­ствия Самого Бога в чело­веке: «Бог есть Любовь, и пре­бы­ва­ю­щий в любви пре­бы­вает в Боге, и Бог в нем» (1Ин. 4:16). Любовь – плод дей­ствия Свя­того Духа в чело­ве­че­ском сердце. Поскольку любовь пред­по­ла­гает живое соеди­не­ние чело­века и Бога, то она ведет к Бого­по­зна­нию и назы­ва­ется бого­слов­ской доб­ро­де­те­лью.

Любовь – осно­ва­ние хри­сти­ан­ской жизни. Без нее хри­сти­ан­ский подвиг и все доб­ро­де­тели лиша­ются смысла: «Если имею дар про­ро­че­ства, и знаю все тайны, и имею всякое позна­ние и всю веру, так что могу и горы пере­став­лять, а не имею любви, – то я ничто.  И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожже­ние, а любви не имею, нет мне в том ника­кой пользы» (1Кор. 13:2–3).

Любовь, с точки зрения Спа­си­теля и его уче­ни­ков, состоит не в пере­жи­ва­ниях, а в соблю­де­нии запо­ве­дей. “Если любите Меня, соблю­дите Мои запо­веди” (Ин.14:15), — гово­рит Он сам, а Апо­стол Иоанн повто­ряет: “Кто гово­рит: “я познал Его”, но запо­ве­дей Его не соблю­дает, тот лжец, и нет в нем истины” (1Ин.2:4); “Ибо это есть любовь к Богу, чтобы мы соблю­дали запо­веди Его” (1Ин.5:3).

О том же гово­рит и Апо­стол Павел: “Ибо запо­веди: не пре­лю­бо­дей­ствуй, не убивай, не кради, не лже­сви­де­тель­ствуй, не поже­лай [чужого] и все другие заклю­ча­ются в сем слове: люби ближ­него твоего, как самого себя” (Рим.13:9).

Основ­ные при­знаки хри­сти­ан­ской любви опре­де­лены апо­сто­лом: «Любовь дол­го­тер­пит, мило­серд­ствует, любовь не зави­дует, любовь не пре­воз­но­сится, не гор­дится, не бес­чин­ствует, не ищет своего, не раз­дра­жа­ется, не мыслит зла, не раду­ется неправде, а сора­ду­ется истине; все покры­вает, всему верит, всего наде­ется, все пере­но­сит» (1Кор. 13:4–7).

Черты истин­ной любви

По своим глав­ным чертам хри­сти­ан­ская любовь жерт­вен­ная, дея­тель­ная и бес­ко­рыст­ная.

Четыре гла­гола суще­ствует в гре­че­ском языке для запе­чат­ле­ния в слове раз­лич­ных сторон чув­ства любви: Στοργη (сторги), έ̉ρος (эрос), φιλία (фили́я)αγάπη (агапи)

Филия (φιλία) — любовь дру­же­ская, эрос (ἔρως) — любовь-стрем­ле­ние (обычно пони­ма­е­мая лишь как чув­ствен­ная любовь); сторги (στοργή) —любовь в пре­де­лах семьи, рода, друзей, близ­ких; агапи (ἀγάπη) — любовь духов­ная, любовь-ува­же­ние, доброе отно­ше­ние (именно это слово было избрано Спа­си­те­лем, чтобы напол­нить его новым смыс­лом любви духов­ной).

С. Аве­рин­цев (из статьи «Любовь»):
«Раз­ра­бо­тан­ная тер­ми­но­ло­гия раз­лич­ных типов любви суще­ство­вала в древ­не­гре­че­ском языке. Эрос – это сти­хий­ная и страст­ная само­от­дача, вос­тор­жен­ная влюб­лен­ность, направ­лен­ная на плот­ское или духов­ное, но всегда смот­ря­щая на свой пред­мет «снизу вверх» и не остав­ля­ю­щая места для жало­сти или снис­хож­де­ния. Филиа – это любовь-дружба, любовь-при­язнь инди­вида к инди­виду, обу­слов­лен­ная соци­аль­ными свя­зями и личным выбо­ром. Сторгэ – это любовь-неж­ность, осо­бенно семей­ная. Агапэ – жерт­вен­ная и снис­хо­дя­щая любовь “к ближ­нему”».

Под­ра­зу­ме­вает ли Боже­ствен­ная любовь все­про­ще­ние?

Как Бес­пре­дель­ный, Бог обла­дает пол­но­той без­гра­нич­ных совер­шенств (см. подроб­нее: Что такое Боже­ствен­ная бес­пре­дель­ность и каковы её основ­ные черты?). В этом смысле Он име­ну­ется Все­со­вер­шен­ным. Любовь есть одно из при­над­ле­жа­щих Ему совер­шенств, одно из Боже­ствен­ных свойств (1Ин.4:8).

Без­гра­нич­ная любовь Божия изли­ва­ется на всё Его тво­ре­ние, в том числе на людей. Как в отно­ше­нии мира, так и в отно­ше­нии чело­века это свой­ство про­яв­ля­ется в нис­по­сла­нии благ, обна­ру­жи­ва­ясь во всех делах Его Про­мысла. Особым обра­зом Боже­ствен­ная любовь про­яви­лась в деле Спа­се­ния чело­века (Ин.3:16).

Все­про­ще­ние Божие, выра­жа­е­мое в отно­ше­нии людей, соот­вет­ствует Его замыслу о Спа­се­нии. Можно ска­зать, все­про­ще­ние есть одна из сторон про­яв­ле­ния Боже­ствен­ной бла­го­сти и любви.

К сожа­ле­нию, как в преж­ние, так и в нынеш­ние вре­мена вокруг идеи о Боже­ствен­ном все­про­ще­нии фор­ми­ро­ва­лись и ложные мнения, суть кото­рых, говоря кратко, сво­дится к сле­ду­ю­щему: поскольку Бог Благ, Чело­ве­ко­лю­бив, Мило­сер­ден, постольку Он непре­менно изба­вит всех веру­ю­щих (и даже всех вообще людей) от вечных адовых мук, вне зави­си­мо­сти от того, как они про­во­дят свою земную жизнь.

Неко­то­рые мыс­ли­тели пола­гали, что избав­ле­ние греш­ни­ков от вечных муче­ний про­изой­дёт после их очи­ще­ния дей­ствием геенн­ского огня, а неко­то­рые отри­цали даже и это, утвер­ждая, что Бог просто возь­мёт и про­стит всех людей, дарует всем вечное сча­стье и вечный бла­жен­ный покой.

Такая пози­ция осно­вана на непра­вильно пони­ма­нии смысла Боже­ствен­ного все­про­ще­ния. Все­про­ще­ние Божье сопря­жено с высшей пре­муд­ро­стью (если бы оно сво­ди­лось к без­услов­ному осво­бож­де­нию всех людей от ответ­ствен­но­сти за грехи, это было бы сродни попу­сти­тель­ству).

По любви к чело­веку и по самой Своей доб­роте Бог, конечно же, всем желает добра. Для того Он и создал Свою Цер­ковь, наде­лив её осо­быми бла­го­дат­ными сред­ствами, чтобы люди могли вос­хо­дить в Цар­ство Божие.

Однако, чтобы жить в Цар­стве Небес­ном, чело­век должен быть к этому внут­ренне готов. Готов­ность же под­ра­зу­ме­вает не что иное как особое состо­я­ние духа, жела­ние жить в любви с Богом и ближ­ними, неже­ла­ние жить во грехе.

Если же какой-либо греш­ник не хочет осво­бож­даться от грехов, стра­стей и поро­ков, не стре­мится жить пра­вед­ной жизнью, не слу­шает Бога, враж­дует против ближ­них, то что ему делать в Цар­стве святых? Ведь жизнь в этом Цар­стве под­ра­зу­ме­вает совер­шенно обрат­ное.

По мысли святых отцов Церкви, на Страш­ном суде греш­ники, сгорая от угры­зе­ний сове­сти, срама и стыда, сами будут стре­миться укрыться от Боже­ствен­ного света, от сия­ю­щих бла­го­да­тью ликов святых (см. подроб­нее: Спа­сутся ли все?).

Опре­де­ле­ние без­за­кон­ни­ков на вечное пре­бы­ва­ние в аду не будет внешне (юри­ди­че­ски) нало­жен­ным нака­за­нием, но будет пол­но­стью соот­вет­ство­вать их внут­рен­нему нрав­ствен­ному состо­я­нию и настрою.

В этом также про­явятся Божьи бла­гость, любовь, мило­сер­дие. Как это ни пока­жется стран­ным, но по сооб­ра­же­нию отцов, хотя в аду нерас­ка­ян­ным греш­ни­кам при­дётся стра­дать, ока­жись они не в аду, а в Раю, их стра­да­ния были бы куда более мучи­тель­ными.

***

Еван­ге­лие по Матфею (Мт.5:43–48):

43 Вы слы­шали, что ска­зано: люби ближ­него твоего и нена­видь врага твоего.
44 А Я говорю вам: любите врагов ваших, бла­го­слов­ляйте про­кли­на­ю­щих вас, бла­го­тво­рите нена­ви­дя­щим вас и моли­тесь за оби­жа­ю­щих вас и гоня­щих вас,
45 да будете сынами Отца вашего Небес­ного, ибо Он пове­ле­вает солнцу Своему вос­хо­дить над злыми и доб­рыми и посы­лает дождь на пра­вед­ных и непра­вед­ных.
46 Ибо если вы будете любить любя­щих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари?
47 И если вы при­вет­ству­ете только бра­тьев ваших, что осо­бен­ного дела­ете? Не так же ли посту­пают и языч­ники?
48 Итак будьте совер­шенны, как совер­шен Отец ваш Небес­ный.

* * *

про­то­и­е­рей Вален­тин Свен­циц­кий:
Любовь – это цель. Борьба со стра­стями – это путь. Молитва – это дви­жу­щая сила.

про­то­и­е­рей Максим Козлов:
Под­лин­ная любовь — это есть жела­ние род­ному близ­кому един­ствен­ному чело­веку веч­ного спа­се­ния; жела­ние такое, что оно пре­вос­хо­дит и побеж­дает все, что ради него можно забыть обо всем и пре­тер­петь все осталь­ное, в том числе и от этого чело­века.

пре­по­доб­ный авва Доро­фей:
…не требуй любви от ближ­него, ибо тре­бу­ю­щий (её) сму­ща­ется, если её не встре­тит; но лучше ты сам покажи любовь к ближ­нему, и успо­ко­ишься, и таким обра­зом при­ве­дёшь и ближ­него к любви.

пре­по­доб­ный Амвро­сий Оптин­ский:
Если ты нахо­дишь, что в тебе нет любви, а жела­ешь иметь ее, то делай дела любви, хотя сна­чала без любви. Гос­подь увидит твое жела­ние и ста­ра­ние и вложит в сердце твое любовь.

иеро­мо­нах Мака­рий (Маркиш):
Любовь – это внут­рен­ний прин­цип хри­сти­ан­ской жизни, неот­де­ли­мый от неё самой. В ана­ло­гии со стро­и­тель­ством здания любовь сле­до­вало бы упо­до­бить кир­пи­чам или цементу.

про­то­и­е­рей Димит­рий Смир­нов:
Если мы не научимся любить, то все наше хри­сти­ан­ство мнимое и дутое, это есть само­об­ман и глу­пость, такое же иудей­ство. Я, гово­рит, в храм хожу. И буд­дист ходит в храм. Я, гово­рит, молюсь. Но и мусуль­ма­нин молится. Я мило­стыню подаю. Но и бап­тист подает. Я веж­ли­вый. Ну и японцы веж­ли­вые, языч­ники, и еще повеж­ли­вее в тысячу раз. У них это вообще в абсо­лют воз­ве­дено. Так в чем твое хри­сти­ан­ство? Покажи. Хри­сти­ан­ство только в одном, чего нет нигде: истин­ное хри­сти­ан­ство заклю­ча­ется в любви.
Нигде такой запо­веди нет, потому что люди всегда вос­при­ни­мают любовь как некое чув­ство. А как можно запо­ве­дать чув­ство? Оно либо есть, либо нет. Сего­дня проснулся с одним чув­ством, завтра – с другим. И как можно себя заста­вить любить? Никак нельзя, это задача совер­шенно невы­пол­ни­мая. А Хри­стос гово­рит: «Сие запо­ве­даю вам» – Он дал нам такую запо­ведь. И Он дал нам этот путь: «Как хотите, чтобы с вами посту­пали люди, так посту­пайте и вы с ними». Если все время это золо­тое пра­вило при­ме­нять в жизни, мы посте­пенно поймем, что же, соб­ственно, от нас тре­бу­ется и в словах, и в мыслях, и в чув­ствах. А все, что в нас сопро­тив­ля­ется этому, надо отме­тать, как это ни трудно. Труд­ность состоит в том, что грех стал нашим суще­ством. Он стал свой­стве­нен нам, стал нашей второй нату­рой. Поэтому все в нас сопро­тив­ля­ется бла­го­дати Божией. Но все равно надо нам ста­раться не дья­вола слу­шаться, а Бога. Конечно, очень трудно под дей­ствием одной только веры все свое есте­ство пере­ме­нить на новое. Если бы не Гос­подь, это было бы вообще невоз­можно. Но Он пришел на землю, осно­вал Цер­ковь, кото­рая питает нас своими таин­ствами – от них мы полу­чаем силу Божию, и с помо­щью силы Божией это все совер­шить можно.

В.Н. Лос­ский:
Любовь Бога к чело­веку так велика, что она не может при­нуж­дать, ибо нет любви без ува­же­ния… Таков Боже­ствен­ный Про­мысл, и клас­си­че­ский образ педа­гога пока­жется весьма слабым каж­дому, кто почув­ство­вал в Боге про­ся­щего пода­я­ния любви нищего, жду­щего у дверей души и нико­гда не дер­за­ю­щего их взло­мать.

пре­по­доб­ный Иустин (Попо­вич):
Любовь не есть свой­ство Боже­ства, любовь есть сущ­ность Боже­ства, и чело­век, сотво­рён­ный по образу Божию, должен иметь своей сущ­но­стью любовь. Иначе это недо­че­ло­век, полу­че­ло­век.

пре­по­доб­ный Максим Испо­вед­ник (Доб­ро­то­лю­бие):
Чело­веки похвально или предо­су­ди­тельно любят друг друга по сле­ду­ю­щим пяти при­чи­нам: или для Бога, – как доб­ро­де­тель­ный любит всех, а доб­ро­де­тель­ного любит даже и недоб­ро­де­тель­ный; или по есте­ству, – как роди­тели любят детей, и на оборот; или по тще­сла­вию, – как хва­ли­мый хва­ля­щего; или из коры­сти, как бога­того за получки; или по сла­сто­лю­бию, – как рабо­та­ю­ший чреву, и тому, что под чревом, устро­я­ю­щего пиры. Первая из сих похвальна, вторая обо­юдна, прочие страстны.

схи­ар­хи­манд­рит Эми­лиан (Вафи­дис):
Я не должен ожи­дать от ближ­него любви. Един­ствен­ное, что я могу сде­лать, — это поло­жить за него свою голову, чтобы пока­зать ему свою любовь. Всякое с моей сто­роны тре­бо­ва­ние любви — грех перед Богом, при­знак нездо­ро­вого состо­я­ния души. Если я требую любви, мое буду­щее сомни­тельно и непрочно. Только стра­да­ю­щий, несчаст­ный, име­ю­щий душев­ную рану чело­век тре­бует себе любви. Чело­век духовно зрелый нико­гда не доби­ва­ется любви от дру­гого. Кто чув­ствует нужду в том, чтобы его любили, тот не может ни любить других, ни при­не­сти что-либо Богу, пусть даже самое малое. Он неспо­со­бен слу­жить Богу и даже может стать опас­ным для Церкви. Горе такому чело­веку, если он займет ответ­ствен­ный цер­ков­ный пост, будет назна­чен про­по­вед­ни­ком или духов­ни­ком, полу­чит адми­ни­стра­тив­ную власть, станет епи­ско­пом. Тогда жизнь тысяч людей он пре­вра­тит в кошмар, пока­ле­чит мно­же­ство душ. Его жизнь постро­ена на непра­виль­ных нача­лах, поэтому он не может жить истин­ной духов­ной жизнью, не может иметь пра­виль­ных отно­ше­ний с людьми. С ближ­ними его свя­зы­вает не искрен­няя любовь, но некое жалкое подо­бие любви, вымыш­лен­ное, наиг­ран­ное чув­ство, и потому такая связь при­но­сит только вред его душе.

прот. Джеймс Берн­стайн:
Осно­во­по­ла­га­ю­щим для хри­сти­ан­ства явля­ется посту­лат о том, что «Бог есть любовь» (1Ин.4:8,16). После­до­ва­тели моно­те­и­сти­че­ских рели­гии, иуда­изма и ислама, также верят, что Бог любит. Иудеи на вопрос, кого или что Он любит, отве­чают — Свое тво­ре­ние. Однако Пра­во­слав­ная Цер­ковь под­чер­ки­вает именно то, что Бог есть любовь. То есть любовь при­от­кры­вает нам тайну самой сущ­но­сти Бога и рас­ска­зы­вает, каким Он был до появ­ле­ния все­лен­ной и вре­мени. Он любил и до того, как творил. Так что любовь — не выра­же­ние Его воли, направ­лен­ное на тво­ре­ние. Это неотъ­ем­ле­мая часть Его есте­ства.

мит­ро­по­лит Сурож­ский Анто­ний:
Только когда любовь настолько глу­бока, огненна, светла, полна такой радо­сти и про­стора, что может вклю­чить и нена­ви­дя­щих нас – активно, дея­тельно, зло нас нена­ви­дя­щих, – тогда наша любовь ста­но­вится Хри­сто­вой. Хри­стос пришел в мир греш­ных спасти, т.е. именно тех, кто если не словом, то жизнью отвер­нулся от Бога и воз­не­на­ви­дел Его. И Он про­дол­жал любить их, когда на про­по­ведь Его они отве­тили насмеш­кой и злобой. Он про­дол­жал их любить в саду Геф­си­ман­ском, в эту страш­ную ночь искуп­ле­ния, когда Он стоял перед смер­тью Своей, кото­рую при­ни­мал именно ради этих нена­ви­дя­щих Его людей. И Он не поко­ле­бался в любви, когда, умирая на кресте, окру­жен­ный злобой и насмеш­ками, остав­лен­ный, молился Отцу: «Прости им, они не знают, что творят!» Это не только любовь Хри­стова, Его соб­ствен­ная любовь; это любовь, кото­рую Он нам запо­ве­дал, иначе ска­зать, по наслед­ству оста­вил: уме­реть ради того, чтобы другие пове­рили и в эту любовь, и в ее непо­бе­ди­мую силу.

* * *

  1. СПРА­ВЕД­ЛИ­ВОСТЬ без Любви делает чело­века ЖЕСТО­КИМ.
  2. ПРАВДА без Любви делает чело­века КРИ­ТИ­КА­НОМ.
  3. ВОС­ПИ­ТА­НИЕ без Любви делает чело­века ДВУ­ЛИ­КИМ.
  4. УМ без Любви делает чело­века ХИТРЫМ.
  5. ПРИ­ВЕТ­ЛИ­ВОСТЬ без Любви делает чело­века ЛИЦЕ­МЕР­НЫМ.
  6. КОМ­ПЕ­ТЕНТ­НОСТЬ без Любви делает чело­века НЕУСТУП­ЧИ­ВЫМ.
  7. ВЛАСТЬ без Любви делает чело­века НАСИЛЬ­НИ­КОМ.
  8. ЧЕСТЬ без Любви делает чело­века ВЫСО­КО­МЕР­НЫМ.
  9. БОГАТ­СТВО без Любви делает чело­века ЖАДНЫМ.
  10. ВЕРА без Любви делает чело­века ФАНА­ТИ­КОМ.
  11. ОБЯ­ЗАН­НОСТЬ без Любви делает чело­века РАЗ­ДРА­ЖИ­ТЕЛЬ­НЫМ
  12. ОТВЕТ­СТВЕН­НОСТЬ без Любви делает чело­века БЕС­ЦЕ­РЕ­МОН­НЫМ
Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки