иеромонах Мефодий (Зинковский)

Попечение о сиротах Царственного Дома Романовых

Очевидна зависимость будущего страны и наций, ее населяющих, от настоящего морального состояния общества. Своего рода «лакмусовой бумажкой», наглядно отражающей нравственно-духовное состояние общества, можно назвать отношение различных слоев общества к детям-сиротам.

Вопреки ставшей модной в ΧΧ в. критике монархической формы правления, мы предлагаем рассмотреть, как обстояло в России дело с попечением об обездоленных детях, детях-сиротах, детях из малоимущих семей, незаконнорожденных младенцах в эпоху царствования династии Романовых.

Забота царственного дома Романовых об обездоленных детях имела христианские корни и ставила задачу не только чисто практическую – решение вопроса бездомности, преступности и гибели среди сирот, обеспечения страны потребными кадрами, но, исходя из бесценности каждой человеческой личности, одновременно ставила задачу воспитания лучших человеческих качеств у обездоленных детей, усовершенствования их физических и умственных способностей, развития в них христианских добродетелей и формирования полноценных личностей.

Начало истории призрения детства царским домом Романовых связывают с Указом 1682 г. царя Федора Алексеевича об устройстве за казенный счет церковно-государственных благотворительных заведений для нищих и сирот. В Указе содержалось распоряжение царя о строительстве в Москве богаделен, рассчитанных на тысячи человек. Первые приюты для детей-сирот и детей нищих, калек, престарелых и преступников царь строил на собственные средства, но и всех граждан призывал жертвовать на общеполезное дело. В зависимости от проявляемых способностей, детей обучали математике, «инженерной науке», архитектуре, живописи, геометрии, артиллерии, шелковому, суконному, золотому и серебряному, часовому, токарному, костяному, кузнечному, оружейному делу. В отношении сирот и незаконнорожденных действовали и ранее существовавшие законы: сиротам чинов, находившихся на государевой службе, выделялось материальное содержание, а также имелась статья (из Уложения 1649 г.), грозившая смертной казнью за убийство внебрачных детей. Таких младенцев называли – «блудо-рожденные», и в отношении них существовали положения о выплатах женщине-матери денег отцом незаконнорожденного ребенка и о наказании родителей за его появление на свет.

Преобразования Петра I затронули все стороны общественной жизни, в том числе и попечение о сиротах. Вероятно, что замыслы о реформировании этой области возникли у царя еще во время Великого посольства 1697–1698 гг. в европейские страны. Петр I занялся решением проблемы внебрачных детей с учетом западного опыта: в Европе первые приюты открыло духовенство. В 1706 г. новгородский митрополит Иов открыл в Успенском Колмовом монастыре специальное заведение для призрения незаконнорожденных1. Петр I предписал губернским властям создать, по примеру Иова, госпитали для «зазорных» младенцев: «чтобы зазорных младенцев в непристойные места не отметывали, но приносили бы к вышеозначенным госпиталям и клали тайно в окно чрез какое закрытие, дабы приносимых лиц не было видно»2. Такой способ подкидывания детей, при котором женщина-мать оставалась неизвестной, практиковался и в Европе. Содержались госпитали частично за счет городских доходов, а также за счет пожертвований частных лиц и Церкви. В 1724 г. вышло распоряжение царя о направлении призревавшихся незаконнорожденных детей в ученики к ремесленникам. Но западная форма призрения младенцев с трудом приживалась на российской почве, так как для её эффективной деятельности необходимы были внимание и жесткий контроль со стороны властей. После создания Синода император стал напрямую привлекать Церковь к призрению детей-сирот и незаконнорожденных младенцев: Указом 1724 г. при монастырях создавались детские приюты и школы. В Москве выбор императора остановился на Новодевичьем монастыре, где был основан приют, а также – на Андреевском монастыре, где была открыта школа для мальчиков.

Системный подход к благотворительности и принципы, на основании которых впоследствии развивались благотворительные учреждения призрения под покровительством дома Романовых, были заложены Екатериной II. 1 сентября 1763 г. императрицей был издан манифест о постройке в Москве воспитательного дома. Идеей было создание не просто воспитательного дома, в котором детей бы кормили и давали ночлег, а учреждения, способного дать им также образование и трудовые навыки. В 1775 г. указом Екатерины II в провинции начинают создаваться приказы общественного призрения под руководством губернаторов и с участием в управлении зажиточных горожан. Приказы были обязаны следить за функционированием народных школ, больниц, богаделен, сиротских домов.

После Екатерины II ведущая роль в деле организации благотворительных учреждений перешла к супруге императора Павла I, Марии Федоровне. Являясь первым министром благотворительности (будем надеяться, что и современная Россия придет к пониманию необходимости подобного министерства), её первейшей заботой стали сироты. Сама будучи матерью девятерых детей, Мария Федоровна все силы отдавала организации работы с детьми, прекрасно понимая ее важность. Ведомство императрицы, образованное в 1796 году, включало целую систему сиротских учреждений: Московский и Санкт-Петербургский Воспитательные дома (они ежегодно принимали более 20 тыс. незаконнорожденных), различные детские приюты, Александрийский сиротский дом, женские школы Патриотического общества, женские институты, коммерческие училища, Гатчинский сиротский институт и др.3 Мария Федоровна активно занималась решением вопроса о получении сиротами опыта семейной жизни и трудового воспитания. Для этой цели императрица способствовала и финансировала передачу детей сирот на поруки крестьянам доброго поведения с осуществлением последующего инспекторского надзора за процессом воспитания детей в приемных семьях.

Число детей, воспитываемых в сиротских домах обеих столиц, было ограничено пятьюстами в каждом, причем предполагалось, что оставаться в них будут «лишь совершенно слабые дети, требовавшие непрестанного ухода. Более крепких младенцев, во избежание перенаселения домов, предписывалось «отдавать в казенные государевы деревни благонадежным и доброго поведения крестьянам с целью – приучить питомцев к правилам сельского домоводства». Мальчики должны были воспитываться до 18, девочки – до 15 лет»4. Юноши по достижении ими 18 лет зачислялись в разряд казенных крестьян, получали участок земли и инвентарь. А девушек, как правило, старались по достижении зрелости выдавать замуж. Это был фактически первый масштабный опыт патронатного воспитания в России.

Общаясь с крестьянками, воспитывающими малышей, Мария Федоровна просила их любить и беречь «деток ее», как она называла малюток. Тем крестьянкам, которые отличались заботливостью о детях, императрица раздавала денежные награды и подарки. Также уделяла она серьезное внимание открытию специальных педагогических классов и школ при воспитательных домах и заботилась о выпускниках сиротских учреждений. Например, она купила 23 тысячи десятин земли в Саратовской губернии, приказала построить пять деревень по сто дворов и поселила там пятьсот семейств из взрослых воспитанников дома. На средства императрицы был открыт в Гатчине под Санкт-Петербургом сельский воспитательный дом на 600 детей обоего пола, впоследствии преобразованный в Гатчинский институт для мальчиков.

«Для объединения действий приютов и всех детских, юношеских благотворительных учреждений… были созданы Опекунские Советы. Члены этих Советов привлекались к заведованию отдельными учреждениями. Были введены Почетные Опекуны, избиравшиеся из лиц знатного дворянства»5. Императрица Мария Федоровна лично руководила подведомственными ей учреждениями, составляла учебно-воспитательные программы, занималась правовыми, административно-хозяйственными, финансовыми и кадровыми вопросами, связанными с этими учреждениями. Она вникала во все детали жизни своих учреждений: прием на работу и увольнение учителей, поставку продовольствия и так далее. Все общества, опекаемые и призреваемые Марией Федоровной, после ее смерти были названы «Мариинскими», а в 1854 г. были преобразованы в Ведомство Учреждений Императрицы Марии. На 1884 г. общая сумма ее пожертвований составила 1 241 478 руб. серебром и еще 515 389 руб. ассигнациями.

При императоре Александре I традиции попечения о сиротах предыдущих монархов продолжились при активном участии его супруги императрицы Елизаветы Алексеевны. В 1802 г. были созданы 2 общества – Императорское Человеколюбивое и Женское Патриотическое. После объединения комитетов Человеколюбивым обществом был создан ряд отделений, в том числе и специальное отделение для призрения малолетних бедных, которым был открыт Дом воспитания бедных детей. Большая часть заведений по призрению Императорского Человеколюбивого общества была занята воспитанием и обучением мальчиков-сирот, но уже в 1817 г. «был сделан первый шаг к организации заведения для призрения бедных девочек… Для воспитания и обучения… воспитанницы в возрасте от 6 до 9 лет поручались надзору женщин из беднейшего сословия. Члены общества тщательно отбирали этих женщин и выплачивали им пансион на содержание девочек. В этих школах-приютах девочкам давался минимальный объем знаний и практических навыков, которые могли бы пригодиться им в дальнейшей жизни»6. В отличие от Императорского человеколюбивого общества, целью Женского патриотического общества было оказание особого внимания попечению о девочках и оказание посильной помощи пострадавшим от войны 1812 г. (позже – от всех войн), и в первую очередь – вдовам и сиротам. Первое учебное заведение под названием «Училище женских сирот, потерявших отцов своих» (для дочерей штаб- и обер-офицеров) было открыто обществом уже в 1813 г. и переименовано затем в Патриотический институт.

«Много внимания Женское патриотическое общество уделяло воспитанию девочек из беднейших городских слоев. Для этой цели в 1817 г. были учреждены патриотические школы. В них обучались либо круглые сироты, либо девочки из совсем бедных семейств. Они не только получали образование, но и пользовались многими удобствами, которых были лишены в домашних условиях»7. Пожертвования супруги Александра I Елизаветы Алексеевны (1779–1826) по исчислению на 1884 г. составили 1 510 597 руб. ассигнациями. От самого Александра I, начиная с 1816 г. и до конца его правления, Человеколюбивое общество всего получило пожертвований на сумму 1 327 950 руб.

Императором Николаем I было образовано Четвертое отделение Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, в состав которого входили подразделения «по части воспитательных домов и подведомственных опекунским советам учреждений». Также им были учреждены различные женские сиротские институты и Строгановское сиротское отделение великой княгини Александры Николаевны. Это была учительская семинария для девочек, которая готовила для частных домов нянь, горничных, кустарных дел мастериц и домоправительниц.

27 декабря 1839 г. было издано Положение о приютах, в котором, в частности, говорилось, что «дитя, поступающее в приют должно найти в нем… нежную заботливость, обыкновенную во всяком, пусть даже и бедном, но хорошем семействе. Эта заботливость должна простираться не только на образование, но и на все, относящееся для его здоровья, пищи, занятий, движения, на все те предметы, которые может угадывать сердце попечительной матери»8.

В пореформенной России эпохи Александра II призрение сирот осуществлялось не только Ведомством Учреждений Императрицы Марии, но и Ведомством земских приютов, одной из задач которого было привлечение общественного внимания к проблеме сиротства. В период развития земств с 1861 по 1891 гг. число сиротских и воспитательных домов в губерниях выросло в два раза: к 1892 г. у Ведомства было 138 приютов, а в 1908 – 437. В те же годы активно развивалась различные благотворительные формы заботы о сиротах, их осуществляли различные общества: Дамское попечительское общество, Попечительство о народной трезвости, Общество попечения об испорченных детях и т. д. В этот период широкое распространение получили городские и сельские ясли-приюты, приюты для детей арестантов. Ведомство земских детских приютов выпускало методическую литературу, где описывалась методика устройства детских яслей, приютов, профессиональных классов и школ, организация приютов на селе. Детей, оставшихся без попечения родителей, отдавали на воспитание в семьи, как и при Марии Федоровне. Иногда односельчанами нанималась изба и «мать-хозяйка», куда продукты, одежда и прочие надобности доставлялись ими по очереди. Система детского призрения совершенствовалась: приюты имели уже другое устройство – со своими больницами, приемными покоями. Император Александр II внес весомые пожертвования в Ведомство детских приютов: 70 000 руб. для создания пенсионной кассы, в Ведомство Императрицы Марии 1 000 000 руб. в память скончавшейся супруги, в Императорское человеколюбивое общество – 2 756 466 руб.

Огромный вклад в развитие благотворительности нашей страны внесла императрица Мария Федоровна, супруга Александра III. «Мария Федоровна начала свою деятельность на ниве благотворительности сразу по приезде в Россию в 1866 г. и в начале осуществляла ее вместе со своей свекровью, императрицей Марией Александровною, возглавлявшей Ведомство учреждений Императрицы Марии. Встав во главе Ведомства Императрицы Марии, Мария Федоровна, прежде всего, обратила особое внимание на проблему беспризорных детей и детей-сирот. (По данным Комиссии сенатора К. К. Грота, в 1894 г. только в 34 земских губерниях в оказании помощи нуждались 390 тыс. детей в заведениях и 420 тыс. детей в семьях). Помощь детям стала приоритетным направлением Ведомства и развивалась в двух направлениях – призрение младенцев в Воспитательных домах и призрение детей в возрасте от 2 до 18 лет в детских приютах»9. К концу 1880-х гг. в Ведомстве Императрицы Марии было только 129 детских приютов по всей России, а к 1 января 1901 г. общее число всех принадлежащих ведомству детских приютов составило 428, из которых только в Москве и Петербурге было 219. Приюты создавались в каждом губернском и во многих уездных городах, для чего благотворителями передавались дома, капиталы, земельные участки.

«В середине 1880-х гг. под непосредственным покровительством членов императорской фамилии состояло около 350 благотворительных заведений, включая такие, как Общество Красного Креста или Ведомство детских приютов»10. Наибольший вклад в попечение о детстве на рубеже XIX–XX вв. вносили по-прежнему Ведомство Учреждений Императрицы Марии и Императорское человеколюбивое общество: в пятистах заведениях под покровительством первого находилось свыше 27 000 детей, второму принадлежали 70 учреждений, в которых воспитывалось пять с половиной тысяч детей. С 1882 г. работало Общество попечения о бесприютных детях О. М. Михельсон, Общество попечения о бедных и больных детях «Синий крест», многочисленные учебно-воспитательные заведения религиозного характера. Существенно сократилась младенческая смертность, которая на протяжении XVIII–XIX вв. была чрезвычайно высока в воспитательных домах и детских приютах.

Много нового в дело попечения о сиротах внесли император Николай II и его супруга Александра Федоровна. «Под покровительством семьи обустраивались по всей России приюты, школы, Дома Трудолюбия, ремесленные и художественные мастерские, больницы. Особое сочувствие императрица выражала детям и горестям матерей. В 1913 г. Указом Николая II было учреждено Всероссийское общество по охране материнства и младенчества, вверенное под руководство императрицы»11. В Таганроге, Севастополе и Новом Петергофе были созданы «приюты-корабли» (идея была заимствована в Италии), в которых содержали мальчиков-сирот, подготавливая для службы матросами на кораблях. Такая форма вошла в другие отрасли и хозяйства, для подготовки мастеров, одновременно спасая детей от голода и смерти. В 1896 г. был открыт Ольгинский детский приют трудолюбия (основанный в честь рождения княжны Ольги Николаевны) недалеко от Павловска. По желанию Николая II приют должен был стать образцовым. Детей туда принимали с 9 лет, содержали скромно, но обеспечивая всем необходимым для жизни, развития, творчества, труда. Императорское Женское Патриотическое Общество по покровительством царицы Александры, продолжая традиции своих предшественниц, призревало бедных детей с 5 лет.

В Петербурге под непосредственным покровительством Николая II и царицы Александровны находилось Общество попечения о бедных и больных детях «Синий крест», которое занималось защитой детей от жестокого обращения. Община имела солидные средства, содержала 29 учреждений. К 1914 г. уровень попечения о детях-сиротах в России вполне соответствовал европейскому. По-прежнему очень серьезной в России начала XX в. была проблема детской смертности (умирало ежегодно около 270 детей из 1000 в возрасте до года). В 1904 г. были созданы «Союз для борьбы с детской смертностью в России» и общество «Капля молока» (помогало путем раздачи молока детям). Императорское Человеколюбивое общество оказывало безвозмездную помощь при рождении детей, призревало детей в грудном возрасте, воспитывало и обучало детей в собственных заведениях, пристраивало подопечных в частные ремесленные мастерские, оплачивало обучение детей и выплачивало стипендию.

Охват деятельности детских приютов постепенно расширялся. «Со временем они взяли на себя функции также начального общего и профессионального образования… В приютах стали возникать мастерские, рукодельные отделения, кулинарные школы и даже самостоятельные ремесленные училища»12.

В целом можно утверждать, что в царствование императора Николая II наблюдался «расцвет благотворительности во всех её формах и видах: государственной, церковно-общественной, частной, направленной на искоренение нищенства и улучшения благосостояния обездоленной части населения»13. Самым крупным благотворительным ведомством, находящимся в Москве, было «Елисаветинское благотворительное общество», которым руководила великая княгиня Елизавета Федоровна Романова. В него входили (кроме прочего) как детские приюты, так и ясли (временные и постоянные), бедным матерям оказывалась материальная помощь»14. Содержались в Елизаветинском обществе дети, начиная с грудного возраста и заканчивая школьным. После трагической смерти супруга, великого князя Сергея Александровича, Елизавета Федоровна распродала свое имущество, коллекцию произведений искусств передала в музеи, а на полученные средства построила в Замоскворечье Марфо-Мариинскую обитель милосердия и создала Общину сестер милосердия.

В 1910 г. состоялся съезд Всероссийского Союза учреждений, деятелей и обществ по частному и общественному призрению детей. Этот и последующие съезды принимали решения по обязательной деятельности, направленной на спасение детей от ужаса нищеты и беспризорства, нравственного растления и падения, на помощь юношеству становиться самостоятельными и могущими себя обеспечивать. Комитетом выпускался журнал «Детская помощь», который освещал вопросы, связанные с призрением сирот.

В заключение мы можем отметить, что расцвет благотворительности и попечения о сиротах в России пришелся на вторую половину XIX – начало XX вв., период правления Николая I, Александра II, Александра III и Николая II, что сочеталось с экономическим подъемом страны. Благотворительность за свой счет, личное участие и пристальное внимание к делу воспитания обездоленных детей, покровительство частной благотворительности со стороны членов Императорской Фамилии непрерывно расширялись в течение всех 300 лет царствования Династии Романовых. Это поистине делает честь царскому Дому в целом и отдельным его выдающимся представителям в частности, причем не только в глазах современного человечества, но и, мы уверены, в глазах Самого Христа Бога, сказавшего: «Так, как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне» (Мф 25. 40).

Литература

Власов П. В. Благотворительность и милосердие в России. М.: Центрополиграф, 2001.

Занозина В. Н., Адаменко Е. А. Благотворительность и милосердие в Санкт-Петербурге. Рубеж XIX–XX вв. СПб.: Лики России, 2000.

Иванова Н. П. История благотворительности в России: вторая половина XIX – начало XX в. СПб., 2000.

Рогушина Л. Г. Попечение о девочках-сиротах в царствование Александра I // История Петербурга. СПб.: Нестор, 2009. №3 (49). С. 47–51.

Соколов А. Р. Благотворительность в России с древнейших времён до начала XX в. СПб.: Лики России, 2011.

Ульянова Г. Н. Благотворительность в Российской Империи. XIX – начало XX вв. М.: Наука, 2005.

Ульянова Г. Н. Императрица Мария Федоровна в российской благотворительности: материнское попечение о страждущих // Императрица Мария Федоровна. Жизнь и судьба [Каталог выставки]. СПб., 2006.

Хитров А. А. Дом Романовых и российская благотворительность. Вторая половина XIX – начало XX вв. (По материалам Санкт-Петербурга Петрограда и Петербургской Петроградской губернии). Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук. СПб., 2009.

* * *

1

Ульянова Г. Н. Благотворительность в Российской Империи. XIX – начало XX вв. М.: Наука, 2005. С. 37.

2

Занозина В. Н., Адаменко Е. А. Благотворительность и милосердие в Санкт-Петербурге. Рубеж XIX–XX вв. СПб.: Лики России, 2000. С. 10.

3

Хитров А. А. Дом Романовых и российская благотворительность. Вторая половина XIX – начало XX вв. (По материалам Санкт-Петербурга Петрограда и Петербургской – Петроградской губернии). Автореферат диссертации… доктора исторических наук. СПб., 2009. С. 30.

4

Занозина В. Н., Адаменко Е. А. Благотворительность и милосердие в Санкт-Петербурге. С. 10.

5

Иванова Н. П. История благотворительности в России: вторая половина XIX – начало XX в. СПб., 2000. С. 52.

6

Рогушина Л. Г. Попечение о девочках-сиротах в царствование Александра I // История Петербурга. СПб.: Нестор, 2009. № 3 (49). С. 47–51, здесь: с. 47–48.

7

Рогушина Л. Г. Попечение о девочках-сиротах в царствование Александра I С. 50.

8

Власов П. В. Благотворительность и милосердие в России. М.: Центрополиграф, 2001. С. 330.

9

Ульянова Г. Н. Императрица Мария Федоровна в российской благотворительности: материнское попечение о страждущих // Императрица Мария Федоровна. Жизнь и судьба [Каталог выставки]. СПб., 2006. С. 103–119.

10

Соколов А. Р. Благотворительность в России с древнейших времён до начала XX века. СПб.: Лики России, 2011. С. 59.

11

Иванова Н. П. История благотворительности в России. С. 57

12

Власов П. В. Благотворительность и милосердие в России. С. 331.

13

Иванова Н. П. История благотворительности в России. С. 34.

14

Там же. С. 90.

Комментарии для сайта Cackle