Лев Александрович Тихомиров

Вероисповедный состав России

Параграф 1 2 3 4 5 6

 

§ I.

Центральный Статистический Комитет опубликовал одну из важнейших частей переписи 1897 года: Распределение населения Империи по главным исповеданиям. Этот выпуск дополняется другим Распределение старообрядцев и сектантов по толкам и сектам.

Нельзя не поблагодарить Комитет за эти важные труды, дающие нам, наконец, возможность судить о вероисповедном составе России не по устарелым данным и не по догадкам, а по точному подсчету цифр, собранных при условиях, наиболее обеспечивающих их точность. Изо всех общих признаков, по которым можно судить о психологии народов, религия всегда была и остается главнейшим. Ни племенной состав страны, ни языки населения, ни даже его распределение между политическими партиями, не могут лучше обрисовать психологию народа и показать элементы его сплоченности и разъединенности.

Эту-то картину вероисповедного состава Империи дает нам теперь Статистический Комитет, и притом на основании данных, собранных при наилучших условиях для обеспечения их точности. Как увидим, и он не без пробелов, но, во всяком случае, это лучшее что мы имеем, последнее слово нашей статистики.

Перепись была, как известно, произведена по всей Империи, за исключением Финляндии, и зарегистрировала 125.668.190 душ населения. Оно распадается на следующие вероисповедные разряды:


  Число. %
1)   Православные (с единоверцами). 87.382.000 69,5%
2)  Раскольники и сектанты 1 2.173.700 1.7 1,72%
3)   Римско-католики… 11.420.000 9,09%
4)   Протестанты (без Финляндии)… Протестанты с присоединением 2,5 мил. Финляндцев… 3.744.000 6.244.000 2,93%   5%
5)   Остальные христиане 2 1.220.000 0,97%
6)   Иудеи… 5.220.000 4,13%
7)   Магометане… 13.889.000 11,05%
8)   Остальные нехристиане 3 745.000 0,3%

Если принять во внимание население Финляндии (около 2,5 миллионов), то % всех исповеданий нужно уменьшить на 0,2%. исключая протестантов, число которых увеличится на 2%. Эту последнюю поправку я и ввел в табличку.

Как бы то ни было, перепись 1897 года показывает нам Империю в её обычном, знакомом нам состоянии. Она включает представителей почти всех вероисповеданий земного шара, но над всеми ими безусловно господствует огромная масса православных, составляющих более 2/3 населения Империи. Остальная часть населения разбита главным образом на несколько очень твердых религиозных группы римский католицизм, армяно-грегорианство, протестантство, иудейство, магометанство, внутренно сплоченных и занимающих по преимуществу окраины.

§ II.

Нам должно, однако, определить заметно ли какое-нибудь эволюционное движение в этой общей картине. Для сравнения вероисповеднаго состава Империи наилучший материал дают подсчеты Военно-Статистического Сборника, относящиеся к 1867 году, то есть за 30 лет до переписи 1897 года. Но перепись не касалась Финляндии, а в Военно- Статистическом Сборнике – весьма слабы цифры относящаяся к Средней Азии. Поэтому, для того чтобы сравнивать возможно более точные данные, я исключаю из счета обе эти окраины – одну чисто-протестантскую, другую чисто-магометанскую. Тогда мы получим для 1867 года население 74,5 миллиона, а для 1897 года 118 миллионов.4 В данных 1867 года должно еще исправить цифру расколо-сектантства. Тогда она определялась исключительно по духовным отчетам, причем отличались „записные» раскольники и „склонные к расколу». Эти две рубрики, очевидно, должны быть соединены в одну.5

Процентное распределение вероисповеданий получится тогда следующее (сотые доли %, для краткости, отбрасываю):

% к населению


1.    Православные… 1867 г. 1897 г.
2.    Раскольники и сектанты… 73,8 73,9
3.    Римско-католики... 2% 1,9%
4.    Протестанты… 3,2 3,1
5–6.    Армяне-грегориане и Униаты 1,3 %
5.    Прочие христиане…   1,3%
6.    Евреи… 3,1 4,1
7.    Магометане 5,3 5,7
10. Прочие нехристиане. 0,8 0,5

В общем характере – вероисповедная картина России остается, таким образом, совершенно та же. В частностях же есть изменения, весьма заслуживающая внимания.

Так, приходится заключить, что % раскольников и сектантов скорее уменьшается, нежели увеличивается. Процента православных, напротив,– скорее возрастает. В других исповеданиях довольно неожиданно уменьшаете % протестантизма.

Римско-католики, иудеи и магометане, наоборот, чрезвычайно сильно растут в числе.

§ III.

Для более точного уяснения себе движения населения различных исповеданий, мы можем еще сравнить количество последователей каждого из них в 1807 году и в 1897 году, и определить, насколько каждое из них выросло за 30 лет.6 Получаем следующее:


1867г. 1897 г. Прирост в %:
Евреи 2,3 млн. 5.1 млн. 121%
Магометане 4,1 6,9 70
Католики 6,9 11,4 68
Православные 54 87 61
Протестанты 2,3 3,7 57
Раскольники и сектанты 1,5 2,1 41

Евреи, таким образом, оказываются на первом месте по приросту. Но это зависит, вероятно, от неверности исчисления их в 1867 году.

Вообще для проверки и дополнения приведенной таблицы необходимо еще взглянуть на естественное движение населения каждого исповедания. Для этого приходится уже ограничиться только 50 губерниями Европейской России, о которых имеются сведения7:


На 1.000 человек Родилось Умерло Прирост.
1) Православные 52 35 17
2) Магометане 44 27 17
3) Римеко-католики 38 22 16
4) Евреи 32 16 16
5) Протестанты 31 20 11
6) Раскольники и сектанты 29 20 9

Таким образом, если эти цифры 50 губерний Европейской России верны и в отношении всей Империи, то православное население имеет огромный естественный прирост, а по плодовитости стоить на первом месте. Его размножение подрывается лишь необычайною смертностью, но даже и при этом стоить выше всех, наравне с магометанами.

На втором месте идут магометане, Затем идут католики и Евреи. Протестанты же размножаются медленнее.

Всех, кроме расколо-сектантов которые дорожают ничтожным приростом, зависящим от крайне слабой рождаемости.

Статистические данные не дозволяют разграничить рождаемость и смертность раскольников и сектантов: они показаны в одной графе. Но известно, что среди старо- обрядцев-поповцев общественный быть отличается, большею частию, строгою нравственностью, так что в этой части раскола рождаемость должно предполагать не ниже православной, а смертность, вероятно, и ниже.

Поэтому трудно предположить у них слабый прирост. Но если так, то у остальной половины раскола, то есть у части безпоповства и в сектантстве ничтожность рождаемости должна быть поразительною, и естественный прирост беспримерно низок. Должно, поэтому, предполагать, что эти секты удерживаются на своем нынешнем численном уровне в значительной части путем прозелитизма, то есть совращения из Православия и старообрядческого раскола.

Нельзя не предположить также некоторого прозелитизма у римско-католиков, которые естественным путем увеличиваются гораздо слабее православных, а Фактически выросли на 68%, тогда как православные всего на 61%. То же самое должно полагать и о магометанства, которое выросло гораздо сильнее, чем это объяснимо его, хотя и могучим, естественным ростом.

Впрочем, нельзя также не ввести в объяснение этого явления еще иммиграцию в пределы коренной России и Сибири магометан из Средней Азии.

Что касается поразительного роста еврейского исповедания, то он никак не объясним действием естественная роста, не представляющего ничего особенного и уступающего православным, магометанам и римско-католикам. Прозелитизма у Евреев, как известно, почти нет. Некоторая же часть их, напротив, постоянно переходить в христианство. Поэтому должно полагать, что цифра Евреев за 1867 год была крайне уменьшена, как это всегда и предполагалось, в виду уклонены множества Евреев того времени от регистрации. Быть может, впрочем, есть у нас и некоторый прилив Евреев из-за границы.

В общем итоге, движение исповеданий показывает, что численное преобладание Православия в Империи сохраняется очень прочно. При всем прозелитизме сектантском, инославном и нехристианском, при всем переменчивом движении некоторых частей населения из одной веры в другую, очевидно, что внутренние бытовые условия православного мира, а равно миссионерская деятельность Церкви – во всяком случай проявляют и большую устойчивость и активную силу.

§ IV.

Нам должно теперь взглянуть на территориальное распределение вероисповеданий по Империи.

По историческому сложению её, православные издавна занимают всю толщу коренной России, перекинувшись по Сибири до Великого Океана. Христиане инославные сосредоточены на западной окраине – в Финляндии, Балтийском крае, Польше, на южном Кавказе. Магометане занимают сплошь среднюю Азию, проникая по Приуралью до Казани. А на юг – по Кавказу и Крыму. Язычники разного рода вкраплены от Урала до Амура и Камчатки.

Такою Россия осталась и за последние 30 лет, однако, по всем частям её замечается некоторое перемешивание населения.

Так процент православных в – коренной России понизился с 84 до 81,8, но возрос по окраинам: в Балтийских губерниях с 9% до 10%, в Привислине с 0,2% до 7%. в Средней Азии с 5% до 8,3%.

Католики уменьшились в Привислине с 77% до 74,3%, но увеличились во множестве отдельныхъ русских губерний.

Протестанты в Эстляндии с 95% уменьшились до 89%, в Лифляндии с 80% до 79%, в Курляндии с 82% до 76%.

Несколько уменьшился их процент и в других местностях прежнего их скопления: в С.-Петербургской губернии он уменьшился с 13,78% до 12,59%, в Саратовской с 5,75% до 5,63%, в Таврической с 7,68% до 4,81%.

В Привислине процент протестантов тоже понизился с 4,75 до 4,46. Но в ряде других местностей процент протестантов сильно возрос, вследствие очевидного движения с запада:


Псковская губ. с 0,34% до 2,23%
Ковенская „ 3,14 4,47 %
Волынская „ 0,38 5,80%
Черниговск. „ 0,15 2,50%
Екатериносл „ 1,86 3,02%.
Самарская „ 5,08 6,24%
Херсонская „ 2,46 2,50.

Очень усиливается процент их на Кавказе: в Терской Обл. с ничего до 1,01%, в Черноморской губ. с ничего до 2,65%. В Сибири процент их повысился незначительно.

В общей сложности, увеличение числа протестантов доходит до тревожной быстроты и силы только в наших южных губерниях, особенно потому, что выражает не простое расселение наших же Немцев, (что конечно, даже желательно и полезно), но новый прилив их из-за границы.

Из остальных исповеданий – процент Евреев увеличился решительно по всем губерниям, как в черте оседлости, так и вне её, до отдаленнейших пределов Империи. В Московской губернии он отмечен возросшими с 0,05% до 0,36%, то – есть в 7 раз.

Огромный рост магометанского исповедания уже был отмечен выше. Он производит еще более грозное впечатление, когда рассматриваешь его по областям. Главным образом магометане в Европейской России облегают её восток, юго-восток и юг. На всем этом пространства только в немногих губерниях процент магометан несколько уменьшился:


Нижегородская губ. с 2,97% до 2,62%..
Пензенская 4,21% 3,98%.
Самарская 10,42 10,37%
Таврическая 15,92 13,14%.

На Кавказе процент магометан также уменьшился с 46% до 34%.

В остальных губерниях он повсюду возрос:


Вятская губ. с 3,84 до 4,27%
Пермская 4,05 4,96%.
Казанская 27,25 28,75%.
Симбирская 7,80 8,36.
Саратовская 3,20 3.92
Астраханск. 7,74 30,60%

В Уфимской и Оренбургской губерниях трудно определить движете магометан, но число их громадно. В Оренбургской губ. 22,00% населения, в Уфимской 50,03%. Далее же начинаются бесконечные пространства Киргизских степей и Средней Азии, где, в общей сложности, 90.29% магометан.

Если мы возьмем Волжско-Уральскую полосу, где сплошное Православие Средней России уже несколько столетий сталкивается со сплошным магометанством Средней Азии, то на пространстве Пермской, Казанской, Вятской. Нижегородской, Пензенской, Симбирской, Самарской, Саратовской, Уфимской, Оренбургской и Астраханской губерний найдем:


1867 г. 1897 г.
Православные 12.209.000 17.922.009
Магометане 1.960.000 3.269.000

Это значит, что за 30 лет число магометан увеличилось на 67%, а православных только на 47%. В отдельных случаях соотношение сил представляет еще более разительным. В Казанской губернии, одном из центров русской культуры, процент православных к целому населению понизился с 71% до 69%, а в Астраханской с 69% дошел до 52%. Процент же магометан в Астраханской губернии повысился с 7% до 30%!

Такова сила у нас Ислама, который в 1867 году считал своих последователей у нас 5,5 миллионов, а к 1897 году, через размножение, прозелитизм и отчасти присоединение к нам новых магометанских областей насчитывает 13,5 миллионов.

§ V.

Нам остается рассмотреть расколо-сектанство, каким оно является по переписи 1897 года.

Если другие рубрики вероисповеданий рисуют по преимуществу между-племенные отношения Империи, то расколо-сектантство есть уже внутренний вопрос самого Русского племени, так что имеет, в сущности, наиболее значения.

Как сказано выше, перепись показала неожиданно малое число раскольников и сектантов. По этому поводу г. А. М. 3. в Свете (№319) выражает сомнете в точности этих цифр переписи, причем указывает, что в 1889 году Военно-Статистический Сборник насчитывал раскольников и сектантов до 8 миллионов.

Но г. А. М. 3. должен бы посмотреть, как высчитана эта произвольная цифра. Военно – Статистический Сборник вообще издание выдающееся, умное и основательное. Но г. де- Ливрон, офицер Генерального Штаба, составлявшей данный отдел, вовсе не специалист по расколо-сектантству, и его авторитетность не идет дальше точности цифр, никак не распространяясь на его предположения. Цифры раскольников и сектантов он имел по отчетам Духовного ведомства, в которых показано за 1859 год:

1) Исповедывавшихся и приобщавшихся ...... 35 милл.

2) Исповед. но не приобщавш.. 2.190.000

3) Не исповед. по малолетству. 9 милл.

4) Не испов. по уважит. причин. 819.000

5) Не исповед. по нерадению 3.417.000

6) Не испов. по наклонности к расколу 726.000

Записных раскольников тогда было около 800.000. Составитель отдела предположил совершенно произвольно. будто не только шестая категория принадлежать к расколу, но также „почти вся» вторая (не приобщавш. после исповеди) и пятая (нерадение). Да к этому он присоединил уже безо всяких оснований еще часть других категорий. Очевидно, однако, что не исповедующихся по нерадению – между православными масса. Поэтому к расколу должны были быть несомненно причислены только:


1) Записные 806.000
2) Наклонные к расколу 726.000
1.532.000

Присоединяя к этому даже всю вторую категорию8, получим всего 3,5 миллиона, и далее этой цифры Военно-Статистический Сборник, оставаясь в пределах фактов, не имел права идти. В дальнейших произвольных прибавках, – его составители уже не могут быть выставляемы, как нечто авторитетное.

В Новом Времени (№9.269) г. Ф. М. («О количестве старообрядцев в России») выражает сомнения в точности данных переписи относительно раскола и сектантства (называемых им „старообрядчеством»). Эта статья еще гораздо слабее. Она основана на отдельно выхваченных данных и особенно на гаданиях покойного Юзова, который в своих стремлениях преувеличить число наших раскольников переходил все пределы сколько-нибудь дозволительной тенденциозности. Отношение самого г. Ф. М. к точности цифровых данных достаточно характеризуется заключительными его строками:

Если основываться на, сведениях, добытых переписью, то придется прийти к заключению, что у нас в России почти не существует старообрядцев Белокриницкой иерархии, против которых собственно (?) и создано у нас миссионерство. Миссионеры в годовых отчетах указывают, что ежегодно обращается из раскола 50 тысяч. Откуда же гг. (?) миссионеры набирают старообрядцев для обращения в Православие, если так ничтожно их количество по данным переписи? Очевидно, что надежды, возлагавшиеся на всеобщую перепись, не оправдались. Вместо того чтобы раскрыть действительное число старообрядцев, она только их прикрыла. Не вернее ли будет считать количество старообрядцев по-старому, более 15 миллионов? Эта цифра будет ближе к истине (!?), чем цифры переписи.

Г. Ф. М., видно, очень недолюбливает „гг. миссионеров», но все-же должен бы заглянуть в отчеты, прежде чем публично говорить о них.

В отчетах обер-прокурора Святейшего Синода нет 50.000, ежегодно обращаемых из раскола. Их число по отчетам колеблется всего только между шестью и десятью тысячами. Конечно, если так обращаться с цифрами, как обращался Юзов, или как теперь г. Ф.М., то можно насчитать на 100 миллионов жителей хоть и целый миллиард раскольников.

В действительности, все сколько-нибудь точные данные заставляют признать, что число раскольников у нас далеко не особенно значительно. Принимая наиболее широко цифры Военно-Статистического Сборника. 30 лет назад у нас было от 1.532.000 до 3,5 миллионов раскольников и сектантов. Теперь перепись показала число их в 2.157.000.

Отвергать эту цифру только потому, что она меньше прежней, или осталась без возрастания – очень странно. Почему же в России раскольники и сектанты непременно должны численно умножаться? Мы знаем, что не мало раскольников и сектантов ежегодно присоединяется к Православию. Мы видим, что естественный прирост этого слоя феноменально ничтожен. Не было бы ничего удивительного, если-бы при этих условиях число расколо-сектантов не возросло или уменьшилось. Несомненно, что и при переписи 1897 года было не мало лиц, скрывших свою принадлежность к расколу и сектантству. Но нет оснований преувеличивать их число. Мы видишь, что перепись пользовалась достаточным доверием, чтобы о себе дали открытый показания более 115.000 человек разных „нетовцев» и „бегунов» и более 5.000 хлыстов и скопцов. Между тем, все опасающееся объявить свою принадлежность ко вредной секте, могли легко записаться просто раскольниками, без обозначения толка и секты, как это и сделала почти миллионная масса.

Итак, цифрам переписи нет никаких оснований не доверять, и уж во всяком случае нельзя прикидывать к ним сколько-нибудь большего процента.

Любопытною взаимною проверкой переписи и духовных отчетов могут служить отчеты Синодальнаго обер-прокурора за 1895 год. Там перечислены расколо-сектанты 27 епархий, наиболее обильных расколом (всего у нас 59 епархий). В них насчитано 1.300.000 человек. Перепись в тех же 27 епархиях, то есть в 33 губерниях, дает 1.500,000 человек. Совпадение очень близкое9.

§ VI.

Вообще цифру переписи расколо-сектантов должно признать весьма близкою к истине, и на основании этого нельзя не думать, что расколо-сектантство у нас меньше значительно, нежели доселе предполагалось произвольно, на глазомер, по шуму, производимому этим слоем. Нельзя также сомневаться, что Православие более обращает раскольников и сектантов, нежели теряет от их пропаганды. Никакого другого вывода статистика не даёт права сделать.

К сожалению, перепись 1897 года не дала возможности классификации 2.137.000 раскольников и сектантов, ибо из них почти половина (969.000) не показали, к какому толку или секте они принадлежать. Перепись только доказала, что дробление сектантства идет все дальше, ибо, кроме прежних, она открыла еще новые секты (Мытинскую, Старо-Калистратовскую, Кармацкую, Верховскую, Лурицкую) доселе неизвестные специалистам.

Несомненно, однако, что наибольшая часть 900.000, уклонившихся от подробных указаний, должна принадлежать к разным крайним и вредным сектам. Наоборот, мы можем с вероятностью предположить, что раскол старообрядства, священство приемлющего, не имел оснований скрываться, а даже скорее наоборот. При постоянных стараниях Белокриницкаго раскола расширить свои права, – ему выгодно было показать себя возможно более многочисленным.

Поэтому переписная цифра Белокриницкой или Австрийской общины – 268.000 чел. обоего пола, несомненно, очень близка к истине. Но тогда нельзя не признать, что эта община, при всем своем богатстве и благоустройстве, – неожиданно незначительна по числу. Даже беглопоповцы (180.000) мало ей уступают, а безпоповцы значительно превосходят (571.000). Между тем 268.000 членов Австрийской общины, развившей целую иерархию, и гордой своею внутреннею дисциплиной, при всей своей малочисленности, все-таки распадаются на целые четыре толка.

Если-бы числовая группировка расколо-сектантскаго слоя была сколько-нибудь возможна по данным переписи, то не безынтересно было бы проследить и его территориальное распределение. Но при такой массе укрывающихся от точных показаний, анализ территориальнаго распределения теряет свое значение. Можно лишь отметить, что в Московской губернии значится 97.000 раскольников, из коих 35.000 не указали толка и секты. В С.-Петербургской губернии, из 19.000, не указали толка и секты целые 12.000.

Из этого можно косвенно получить подтверждение, что столицы служат центрами не для одних раскольников-старообрядцев, но также и для крайних и вредных сект.

* * *

1

Комитет называет их «старообрядцы» и «уклоняющиеся». Это название неудачное, ибо «старообрядцы» – не суть раскольники, как и раскольники не всегда «старообрядцы».

2

Чрезмерная общность этой графы вызывает сожаление. Вероятно, она почти целиком относится к армяно-григорианам.

3

Вероятно, буддисты и шаманисты, которых числа порознь также следовало бы опубликовать.

4

Полные числа для 1867 г. – 78 миллионов, а для 1897 г. – 128 миллионов

5

Мы здесь сравниваем численность расколо-сектанства несомненного, не вдаваясь в гадания о числе укрывающихся.

6

В пределах Империи, кроме Финляндии и Средней Азии.

7

Статистика Российской Империи. Т. XLVII. Спб. 1899 г.

8

Хотя многие не приобщались, в старину, по не достоинству, а очень многие приобщаются в чужих церквах

9

Хотя по отдельным епархиям замечается иногда большая разница.

Открыта запись на православный интернет-курс