профессор Александр Павлович Лопухин

Аллилуиа

Аллилуиа, церковная песнь. – Издревле это песнопение употреблялось в христианском богослужении, но только в одной русской церкви оно сделалось предметом пререканий. Русские старообрядцы препираются из-за слова „аллилуиа“ вот уже третье столетие. Дело в том, что тогда как в православной церкви употребляется, так называемая, трегубая аллилуиа, т.-е. слово „аллилуиа“ произносится трижды, – старообрядцы признают трегубую аллилуию ересию и требуют вместо нее аллилуию сугубую, т.-е. чтобы слово „аллилуиа“ повторялось только дважды Разность касается собственно тех случаев употребления песнопения „аллилуиа», когда за этим словом следует славословие или возглашение: „слава Тебе, Боже“.

Слово „аллилуиа“ – еврейское. В нашем православном богослужении встречаются слова греческие, напр., литургия, евхаристия, символ; это потому, что русские приняли богослужение от греков. Встречаются также еврейские слова, напр., Саваоф, осанна, аминь; это потому, что христианское богослужение имеет связь с ветхозаветным, как его завершение. Чтобы слова эти были понятны, они требуют перевода на русский язык. Пример перевода на понятный язык некоторых слов дали нам свв. евангелисты. Так св. Матф. дает объяснение евр. слова Емамануил (1,23); он же (27,33), св. Марк (15, 22) и Иоанн (19,17) объясняют евр. сл. Голгофа. Известны объяснения, сделанные евангелистами на целые выражения (Мр. 15,34). Если бы свв. евангелисты не оставили для нас объяснений указанных слов, то, быть может, нашлись бы люди, которые стали бы препираться, напр., из-за слова Голгофа так же, как теперь препираются старообрядцы из-за слова „аллилуиа“. Старообрядцы не знают точного значения этого слова.

В старых наших славянских книгах слово „аллилуиа» писалось различно: „аллилуиа, аллилугиа, аллелуиа, аллугиа, аллея“. Чтение аллилуиа есть греческая форма ἀλληλούια. Еврейское – галлелуия́г. Оно состоит из двух слов: из глагола галлелгу и имени Божия-Ия. „Галлелу́“, от глагола „галал“, есть, по грамматике, 2-е лице множественного числа повелительного наклонения, и означает: хвалите, прославляйте, славословьте. Слово Ия есть сокращенное имя Божие; полное имя Божие по-еврейски Иегова, что значит Господь; сокращенное Ия́гь, в русском языке слышится как Ия. Отсюда: галлелуияг – аллилуиа. Таким образом, слово „аллилуиа“ точно и буквально значит: хвалите Бога, или славьте Господа. У евреев оно служило знаком для певцов, когда им нужно было начинать славословие, поэтому оно и находится в начале и в конце некоторых, так называемых, „хвалитных“ или „хвалебных“ псалмов. Теперь легко понять, как иногда неверно понимали значение слова „аллилуиа“. В Макарьевских Четьи-Минеях сказано, что „аллилуиа“ значит: „пойте Богу“, это объяснение не совсем точно, – „пойте Богу“ по-еврейски „заммеру́ элогим«. В книге „Стоглав“ сказано, что „аллилуиа“ значит: „Слава Тебе, Боже“; но и этот перевод также не совсем точен: в слове „аллилуиа“ нет слова Тебе – еврейски лека́ или лак, нет и слова слава, а есть славьте, или хвалите. В книге „Деяний“ Московского собора 1667 г. говорится, что „сию ангельскую песнь аллилуиа“ следует произносить трижды – так: „аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа, слава Тебе, Боже“ – потому что, глаголюще сице, являем и исповедуем, яко в Троице и в единице Бог, сиречь трижды аллилуиа ради триипостасия, а еже приречем слава Тебе, Боже: являем и исповедуем, яко Троица един Бог есть, а не три Бози“. Очевидно, здесь речь идет не о правильном значении самого слова „аллилуиа“, а об отношении этой песни к лицам Св. Троицы. Здесь справедливо говорится, что произнесением трижды „аллилуиа“ с прибавлением слов: „слава Тебе, Боже“, выражается слава Св. Троице в единице гораздо полнее, чем двукратным произношением того же слова с тем же прибавлением. Но так как и с двукратным произношением слова „аллилуиа“ можно соединять православное учение о Св. Троице, то одинаково допустимо и пение „аллилуиа“ по дважды. Нагляднее всего в этом можно убедиться из истории употребления песнопения „аллилуиа» в древнехристианской церкви.

Троение и двоение „аллилуиа“ – оба способа возглашения этой песни греческого происхождения и оба древние. Древнейшие известные доселе свидетельства об этом, относящиеся к концу V в. – половине IX века, говорят о троении. Сюда относятся свидетельства Андрея, архиепископа кесарийского, жившего в конце V – начале VI века, в 56 главе его Толкования на Апокалипсис, посвященной начальным шести стихам 19-й главы последнего, – и Феофана Начертанного, жившего в первой половине IX века, в стихирах его службы Георгию Победоносцу. – Может быть, только неизвестны свидетельства об употреблении в тот же период времени „сугубой аллилуий», но во всяком случае, начиная с первой половины XI века, мы имеем ряд свидетельств о том, что у грекор вместе с троением песни „аллилуиа» употреблялось и двоение. Первое свидетельство такого рода иаходим в Студийском Уставе, редактированном Константинопольским патриархом Алексием (1025 – 43) и перенесенном в Россию стараниями преп. Феодосия Печерского. За патриархом Алексием следует Никон Черногорец, живший во второй половине того же XI века, у которого находим наставление вместе троить и двоит „аллилуиа», в первом слове его Тактикона – по Почаевскому изданию 1795 г., лл. 2–3. Из последующих свидетельств мы видим, что двоение „аллилуиа» было преобладающим обычаем на Афоне, а троение в других местах Греции. По крайней мере, Следованная Псалтирь митр. Киприана дает только усугубление, а он был из монахов Афона. Между тем, ыптр. Фотий – грек, родом из Пелопонеса, в ответной грамоте во Псков 1419 года дал наставление троить „аллилуиа“. Киприан умер в 1406 г., а Фотий в 1431 г. В том же XV веке сугубую аллилуию находим у греческого литургиста Симеона Солунского († 1429 г.), в его сочинении: „О Божественной молитве“. Впрочем, у Симеона Солунского только в одном этом месте прямо говорится, сколько раз произносить „аллилуиа“. От XVI века мы имеем памятники, в которых на ряду с троением стоит и двоение „аллилуиа“: так, в греческом Часослове XVI в., хранящемся в Синодальной Московской библиотеке под 300, вывезенном Арсением Суха- новым с востока, пять раз „аллилуиа“ читаем так: ἀλληλούια, ἀλληλούια δόξα σοι ό Θεὸς, и один раз так: ἀλληλούια, ἀλληλούια, ἀλληλούια δόξα σοι ό Θεὸς.

Таким образом история песни „аллилуиа“ в церкви восточной показывает, что троение „аллилуиа“ не только не еретического происхождения, по и не новшество, требование же раскольников одной сугубой „аллилуии“ есть, действительно, новшество.

На Руси спор о том, как петь аллилуиа, по дважды или по трижды, возник в первой четверти XV века. Ареною, где велась борьба, была псковская область. Обращаясь с различными недоуменными вопросами к митр. Фотию, псковичи спрашивали его и о том, как петь „аллилуиа“? Хотя в ответной грамоте (1419 г.) Фотий высказался в пользу трегубой аллилуии, но ответ успокоил общество лишь на время. Прошло лет 30-ть и снова был поднят тот-же вопрос. Сведения об этом заключаются в житии преп. Евфросина и в особой по этому делу переписке. Евфросин, тогда юный инок Елеазарова монастыря, особенно много „сетовал безмерною печалию пред Богом о пресвятые аллилуиа“. Многих он спрашивал о „великой той вещи“, но никто не мог протолковать ему „тайну божественной аллилуиа». Тогда Евфросин отправился в Царьград. Он посетил Софийский собор, беседовал с патр. Иосифом; в соборе Евфросин слышал сугубую аллилуию, от Иосифа получил наставление в том же смысле. Поэтому, по возвращении, Евфросин в своем монастыре стал петь аллилуиа по дважды. Против него восстал некий распоп Иов, живший в Пскове. Не медля написал он на Евфросина обвинительную „епистолию“. К Евфросину явились особые посланные и стали обвинять его в том, что он усугублением аллилуиа „колеблет церкви Божии, мутит благодатный закон, умаляет славу Христа». Хотя обличавшие Евфросина были „непреоборимые витии“, но убедить им его не удалось. Он обозвал посланных „свински мудрствующими», писание Иова „телячием вещанием“, а самого Иова „столпом мотыльным“. Скоро Евфросин прислал в псковские соборы послание об „аллилуиа“ с порицанием на Иова. Ответив Евфросину посланием, Иов стал вооружать псковичей против Евфросина, – и всех вооружил. Инока стали называть еретиком; проходя мимо монастыря, псковичи перестали креститься на монастырский храм. В крайней горести Евфросин обратился к архиепископу Новгородскому Евфимию, прося его „утишит мятеж“. Но владыка не рассудил при междоусобной. Тогда псковичи сами написали указ, чтобы троить аллилуиа, ибо кто двоит, тот разлучает св. Духа от Отца и Сына. Евфросину оставалось обратиться с молитвою к Богу, в которой одной и находил он для себя утешение до самой своей кончины. В 1481 г. Евфросин отошел в вечные обители; но смерть Евфросина не затворила уста Иову; и он, подобно Евфросину, так и умер в убеждении, что противник его не по уставу прославлял величие Божие. Вопрос продолжал волновать общество и после смерти главных виновников спора. В конце XV века один защитник сугубой аллилуии написал житие пр. Евфросина, в котором кроме рассказа о споре Евфросина с псковичами, поместил известие о бывшем будто бы ему видении Пресвятой Богородицы, повелевшей сугубить аллилуиа.

Дальнейшая история состоит в следующем. В 1551 году Стоглавый собор узаконил двоение аллилуиа; а затем, когда в Москве было введено книгопечатание, двоение было подкреплено и авторитетом печатных книг; устав 1610 года – первая московской печати книга, в которой в первый раз встречается сугубая аллилуия. Но это не значит, что с 1551 года у нас уже не употреблялось троение аллилуиа. Напротив, оно встречается не только в рукописных богослужебных книгах, конца XVI века, но и в некоторых печатных Что же касается вопроса о самом значении определения Стоглавого собора, то это определение основано на „житии“ пр. Евфросина, и имеет в виду, с одной стороны, авторитет преподобного, как защитника сугубой аллилуиа, а с другой повеление Богородицы, будто бы данное писателю „жития“. Но, во-первых, что такое представляет собою это „житие“? Ученые полагают, что оно есть подделка, в которой на Евфросина перенесены данные из истории некоего монаха Афанасия, т. е. что преп. Евфросин совсем не вел никаких споров об аллилуиа. Дело в том, что сохранилось „послание“ XV века некоего защитника трегубой аллилуии к защитнику сугубой Афанасию „великой лавры св. Николы ктитору». А с другой стороны известно, что действительно в XV веке был некий монах Афа- насий, долго живший на Афоне. Так как Афанасий, как долго живший на Афоне, мог быть защитником двоения аллилуиа, то думают, что спор об аллилуиа у псковичей был с этим именно Афанасием и что факты из жизни этого последнего, как лица всеми забытого, перенесены на Евфросина, как лицо авторитетное и всеми уважаемое. И во-вторых, хотя по житию, списателю последнего являлась сама Богородица и запретила троить аллилуиа, но не требуется и доказывать, что Стоглавый собор мог верить этой ссылке только но своей „простоте“, как выразился об этом собор 1667 года.

После этого легко судить, как неосновательно поступают старообрядцы, когда в защиту двоения аллилуиа ссылаются не только на авторитет пр. Евфросина и Стоглавого собора, но и на мнимое повеление Богородицы.

Важнейшие пособия: проф. В. Ключевского „Псковские споры“ (Прав. Обозр. 1872, т. 2); проф. И. Нильского „К истории споров об аллилуиа“ (Хр. Вт. 1884, № 5 – 6); проф. Е. Малова „Об аллилуиа“ (Нр. Соб. 1891, № 4); проф. Е. Голубинского „О песни аллилуиа“ (Бог. Вест. 1892, № 5); А. Озерского „Выписки из старопис. и старопеч. книг», ч. 2: здесь приведены свидетельства XV – XVI вв. о троении аллилуиа.

П. Смирнов.


Источник: Православная богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. : под ред. проф. А. П. Лопухина : В 12 томах. - Петроград : Т-во А. П. Лопухина, 1900-1911. / Т. 1: А - Архелая. - 1900. - X, [2] с., 1128 стб., 7 л. карт.

Комментарии для сайта Cackle