профессор Александр Павлович Лопухин

Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Том I

Апостольские правила

Апостольские правила (Κανόνες τῶν ἀγίων Ἀποστόλων, Canones Apostolorum). Под таким названием известен сборник, в котором без особой системы изложены 85 кратких правил или канонов, частию повелительного, а частию запретительного характера, причем только некоторые из них относятся к мирянам, большинство же имеют в виду клир церковный. Апост-ми они называются потому, что содержание их составляет приложение к практике начал апостольского предания, на котором они зиждутся, как на своем основании. Содержание отдельных правил указывает на разновременность их происхождения. Так, один из них, древнейшие, могут быть отнесены ко временам самих апостолов, так как находятся почти в буквальном соответствии с Евангелием, Посланиями и Деяниями св. апостол.; другие могут быть отнесены ко временам мужей апостольских, так как касаются отношений и явлений, отмеченных Климентом римским, Игнатием Богоносцем, Поликарпом смирнским и др. В общем же, по мнению беспристрастных исследователей, все правила этого сборника относятся ко времени до никейского собора. Но, относясь к разным временам, правила относятся и к разным по происхождению, местам. Так, прав. 7-е – о праздновании пасхи – выражает предание западной и именно римской церкви, только впоследствии принятое и восточною церковию; прав. 37-е – о ежегодных соборах – заимствовано из практики церкви восточной и в частности сирийской, так как в нем сохранено сирское название месяца октября (иперверетэй); прав. 46-е – о перекрещивании фретиков – указывает на практику африканской и в частности карфагенской церкви; прав. 70-е, 71-е и др., запрещающие сообщение с иудеями и подражание им, могут происходить из Палестины, где для христиан случаи такого общения были всего возможнее; прав. 51-е, 53-е и 64-е, осуждающие гнушение браком и мясною пищею, а также прав. о скопчестве, по всей вероятности, александрийского и, отчасти, сирийского происхождения, ибо направляются против гностиков: енкратитов, маркионитов, монтанистов, и касаются того крайнего направления, которое выразилось в самооскоплении Оригена. По происхождению своему правила эти могли быть или высказываемы выдающимися представителями отдельных церквей, каковы были Поликарп, Папий, Егезипп, Ириней и Климент александрийский, или же явиться в виде правил и мнений, высказанных отцами некоторых из тех многочисленных соборов, которые собирались во 2 и 3 веках. Последнее мнение высказано и защищается учеными орлеанским епископом Альбиспинеем и с особою силою Беверегием. По составу своему сборник является соединившим в себе, по всей вероятности, два другие сборника, из которых в одном было 50, а в другом 35 правил. Доказательство этого видят в том, что живший в конце V и начале VІ ст. монах Дионисий Малый, при переводе, для Стефана, епископа солонского, а затем для папы Гормизды правил, св. апост. на латинский язык пользовался сборником их всего из 50 прав., тогда как в руках составителя «номоканона из 60 титулов» и у Иоанна Схоластика были экземпляры, содержащие все 85 пр. И следует заметить, что даже в изданиях, представляющих собрание всех 85 правил, правило 50-е имеет особое заключение. Кроме того, есть предположение, что вместе с интерполяцией апост. постановл., ей подверглись и некоторые правила апост-ие, следы чего видят в правилах: 26, 50, 82 и 85. Что касается редактора, собравшего правила апост-ие в один сборник, то определить с точностию лицо его до ныне не удалось, хотя Беверегий, руководясь замечанием Номоканона I. Схоластика о том, что «святые ученики и апостолы Господа через Климента издали 85 правил», высказал предположение, что этим редактором мог быть Климент александрийский. Но, как указано выше, многие из правил сборника относятся ко временам значительно более поздним, чем время Климента александ. Существование самого текста апост. прав. ранее других писанных церк. правил и, несомненно, до никейского собора, доказывается тем, что как никейский, так и другие последующие соборы в издании своих правил руководствовались именно этим текстом, причем даже и каждой неопределенной ссылке собора на «древнее правило», «древнее постановление», «церк. пост.», «апостольское предание» непременно, как показали исследования Беверегия и других, соответствует какое-либо из правил св. апостолов. Кроме того, во многих правилах соборов замечается лишь несколько измененный текст прав. апост., как например, во 2-м прав. никейского соб., во множестве прав. антиохийского и в некоторых лаодикийского собора. При этом нельзя признавать (как Дрей), что ссылки соборов относятся лишь к практике древней церкви. Напр., ссылки на правила, предписывающие до трех раз призывать епископа в суд, прямо имеют в виду 74-е прав. св. апост., так как никакая другая практика древней церкви по этому вопросу неизвестна. Самое раннее указание на существование писанного текста апост. правил относится к началу IV в., а именно – оно сделано в послании египетских епископов Гезихия, Пахомия, Феодора и Филея к Мелетию фиваидскому, сохранившемся в переводе с греческого на латинский (памятник открыт в 1738 г. Маффеем). Затем предположение о раннем существовании писанного текста правил апост. основывают на том, что отцы соборов константинопольского (394 г.), а равно 2-го и 3-го вселенских ставили апост. правила наряду с правилами никейскими, которые были уже несомненно писанными (Гефеле). Что касается внешней судьбы рассматриваемого памятника, то следует заметить, что на востоке и западе она была не одинакова. На востоке они были, по-видимому, весьма распространены, на что указывает существование переводов сирских, арабских, эфиопских, армянских и друг. В половине VI в. сначала составитель «номоканона в 60 титулов», а потом патр. антиохийский Иоанн Схоластик внесли их, в числе 85, в свои сборники под именем Апостольских, изданных чрез Климента. Затем их поместил в своем сборнике и автор «номоканона в 14 титулов», хотя и с замечанием, что «так называемые (οἱ λεγόμεοι) апост. прав. некоторые по некоторым причинам считают сомнительными». Но уже трулльский собор считает их «преданными (παραδοθέντας) именем св. и славных апостол» и вносит их во вселенский канон в числе 85, а VІІ-й всел. собор, подтверждая это постановление трулльского собора, называет их «изложенными (ἐκτεθέντας) от всехвальных апостол, святых труд Духа». Св. Иоанн Дамаскин причисляет их даже к каноническим книгам Св. Писания. Вообще на востоке во всех церквах правила апост. стоят всегда во главе действующего кодекса церковных правил в числе 85-ти и пользуются непререкаемым уважением (в Кормче-й, в Книге Правил, в Пидалионе и Афинской Синтагме и лишь в Румынских Правилах правтл этих всего 83). В частности, что касается церкви Русской, то следует заметить, что авторитет 85 правил апост. здесь никогда не подвергался ни малейшему сомнению со стороны цевковной власти и всегда стоял очень высоко. Доказательством этого служит не только неизмененное присутствие этих правил в канонических сборниках русской церкви всегда на первом месте, но и торжественное обещание блюсти эти правила, даваемое каждым, избираемым в епископа, при его рукоположении: «к сему моему святые веры исповеданию обещаюся блюсти каноны святых Апостол и седми вселенских собор » и проч. Относительно применения правил в русской церкви Свят. Синодом сделано лишь одно ограничительное постановление, а именно: в примеч. к 85 пр. в «Книге Правил» сказано: «относительно постановлений апостольских, написанных Климентом, время и провидение Божие открыли нужду в новом правиле, которое есть 2-е VІ-го вселенского собора». На западе прав. апост. были известны также довольно рано. По крайней мере, уже в половине V-го ст. некоторые римские епископы заимствовали из них свои постановления и вообще можно думать, что правила эти были признаваемы там, насколько «они не противоречили папским декреталиям и добрым римским нравам». Но признавались они по переводу Дионисия Малого, который, как уже указано выше, пользовался списком из 50 правил; в этом же количестве они приняты и в Декрете Грациана.

Перевод этих правил (в числе 85) на русский язык сделан в 1876 г. моск. общ. любит. духовн. просв. при содействии покойного проф. моск. дух. акад. А. Ф. Лаврова, после Алексия архиепископа литовского. Довольно сложная история правил, а равно и их большая иностранная и русская литература с подробностию указаны в капитал. труде проф. Харьков. универс. М. А. Остроумова, Введ. в православ. цер. право. Т. I. Харьков, 1893 г. стр. 170 – 181.

Н. Марков.